Бюллетень судебной практики по гражданским делам icon

Бюллетень судебной практики по гражданским делам


Смотрите также:
Определение Судебной коллегии по гражданским делам...
Бюллетень судебной практики по гражданским делам...
Доклад к квартальной коллегии...
Обзор судебной практики по гражданским делам за первый квартал 2011 года...
Доклад итоги работы судебной коллегии по гражданским...
Обобщение судебной практики по гражданским делам по вопросам применения таможенного...
Кассационное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики...
Обзор судебной практики по вопросам социально- трудовых правоотношений...
Определение ск по гражданским делам Верховного Суда РФ от 10 апреля 2007 г. N 11-В07-12...
Верховный Суд Российской Федерации судебная коллегия по гражданским делам определение от 28 мая...
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе...
Верховный Суд Российской Федерации судебная коллегия по гражданским делам определение от 23 июля...



Загрузка...
страницы: 1   2   3
вернуться в начало
скачать

 

Таким образом, указанным решением орган местного самоуправления в пределах своей компетенции установил дифференцированные ставки налога на недвижимое имущество физических лиц, расположенное на территории г. Екатеринбурга, при этом ставки налога дифференцированы в зависимости от двух критериев: от типа использования объекта недвижимого имущества и от инвентаризационной стоимости недвижимого имущества, что не противоречит закону.

Выводы суда, согласившегося с мнением налогового органа, основаны на неправильном толковании данного нормативно-правового акта.

В своем Решении от 27 декабря 2001 года № ГКПИ01-1816 «Об оставлении без удовлетворения жалобы о признании недействительными абзацев 2 и 3 пункта 13 Инструкции МНС РФ от 02 ноября 1999 года № 54 "По применению Закона Российской Федерации "О налогах на имущество физических лиц" Верховный Суд Российской Федерации, приводя примеры расчета налога на имущество физических лиц, указал на дифференциацию ставки налога в зависимости от стоимости каждого из объектов.

С учетом изложенного, судебная коллегия нашла заслуживающим внимания довод кассационной жалобы истца о незаконности действий ответчика по исчислению налога на имущество методом сложения инвентаризационных стоимостей всех объектов с применением налоговой ставки в размере 0,25% к каждому из объектов недвижимости в отдельности.

При таких обстоятельствах решение суда первой инстанции признано незаконным и необоснованным и отменено в обжалуемой части, поскольку судом неправильно истолкован закон.

 Поскольку обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены на основании имеющихся доказательств, судебная коллегия постановила по делу новое решение в этой части - об удовлетворении требований А.

Требование Инспекции Федеральной налоговой службы России по Верх-Исетскому району г. Екатеринбурга об уплате А. налога на имущество физических лиц за 2008 год в размере 802 рублей 33 копеек признано незаконным, данное решение является основанием для расчета налога на имущество А. за 2008 год по ставке 0,1% от стоимости имущества.

 

(Определение судебной коллегии по гражданским делам от 28 июля 2009 года, дело № 33-7550/2009)

 

Президиум областного суда, отменив решение мирового судьи и апелляционное определение, вынес по делу новое решение, которым в удовлетворении иска Инспекции Федеральной налоговой службы России по г. Алапаевск о взыскании недоимки по уплате земельного налога, пеней отказал.

 

Инспекция Федеральной налоговой службы России по г. Алапаевску Свердловской области обратилась в суд с иском о взыскании с З. недоимки по уплате земельного налога за 2007 год, пеней. В обоснование заявленных требований указано, что за ответчиком зарегистрирован земельный участок, требование об уплате налога З. не исполнила.

Ответчик З. иск не признала. Указала, что владела земельным участком, на котором расположен жилой дом № 4, с 19 апреля 2000 года как собственник 1/2 доли в праве собственности на жилой дом в порядке наследования. Регистрацию права пользования на земельный участок не производила. По договору обмена от 03 июня 2000 года, прошедшему государственную регистрацию 03 июля 2000 года, право собственности на указанное домовладение перешло к З.Я., И.П., Д.Г., К.Г., соответственно в силу закона с 03 июля 2000 года право пользования земельным участком и обязанность уплаты земельного налога перешли к новым собственникам домовладения.

Решением мирового судьи судебного участка № 7 Октябрьского района г. Екатеринбурга от 15 апреля 2009 года, оставленным без изменения апелляционным определением Октябрьского районного суда г. Екатеринбурга от 15 апреля 2009 года, иск налогового органа удовлетворен.

В надзорной жалобе З. просила решение суда первой инстанции и апелляционное определение отменить. Указывала на существенные нарушения норм Гражданского кодекса Российской Федерации, предусматривающих обязательность государственной регистрации прав на недвижимое имущество, общего правила перехода прав на земельный участок вместе с правом на расположенные на земельном участке здания, сооружения, незаконность применения ст. 20 Земельного кодекса Российской Федерации к правоотношениям, возникшим 03 июля 2000 года, неправомерность выводов суда апелляционной инстанции о сохранении за ответчиком права пользования частью земельного участка для целей ведения личного подсобного хозяйства.

Президиум Свердловского областного суда отменил решение суда первой инстанции и апелляционное определение по следующим основаниям.

В обоснование принятого решения суд первой инстанции указал, что согласно постановлению главы МО «город Алапаевск» от 15 мая 2000 года З. предоставлено право бессрочного пользования земельным участком в г. Алапаевске для эксплуатации жилого дома и ведения личного подсобного хозяйства; согласно ст. 20 Земельного кодекса Российской Федерации в постоянное бессрочное пользование земельные участки предоставляются юридическим лицам государственной и муниципальной форм собственности, но не гражданам, граждане и юридические лица, обладающие правом бессрочного пользования земельными участками, не вправе ими распоряжаться; согласно договору обмена жилыми помещениями от 03 июня 2000 года, заключенному между З. и К. с одной стороны и З.Я., И.П., Д.Г., К.Г. с другой стороны, К. и З. передали в собственность З.Я., И.П., Д.Г., К.Г. жилой дом, предметом договора обмена земельный участок не являлся; прекращение права З. на земельный участок не зарегистрировано.

Соглашаясь с таким решением, суд апелляционной инстанции дополнительно ссылался на то, что названный земельный участок был предоставлен для эксплуатации жилого дома и ведения личного подсобного хозяйства, в силу закона в результате обмена к З.Я., И.П., Д.Г., К.Г. перешло право пользования лишь частью земельного участка, на которой расположен жилой дом.

Выводы судов первой и апелляционной инстанций являются ошибочными, существенно противоречат нормам материального права.

В соответствии с п. 1 ст. 388 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщиками земельного налога признаются организации и физические лица, обладающие земельными участками на праве собственности, праве постоянного (бессрочного) пользования или праве пожизненного наследуемого владения.

Согласно п. 1 ст. 25 Земельного кодекса Российской Федерации права на земельные участки возникают по основаниям, установленным гражданским законодательством, федеральными законами, и подлежат государственной регистрации в соответствии с Федеральным законом "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним".

В силу п. 2 ст. 271, применимого к договорам мены п. 1 ст. 552 Гражданского кодекса Российской Федерации при переходе права собственности на здание, сооружение или другую недвижимость к другому лицу оно приобретает право пользования соответствующим земельным участком на тех же условиях и в том же объеме, что и прежний собственник недвижимости.

Аналогичные нормы содержит и п. 1 ст. 35 Земельного кодекса Российской Федерации, введенного в действие с 30 октября 2001 года.

Установлено, что З. на основании свидетельства о праве на наследство от 29 марта 2000 года приобрела право собственности на 1/2 долю в праве собственности на домовладение № 4 в г. Алапаевске, расположенное на земельном участке под кадастровым номером 66-32-01-07-011-004, площадью 600 кв. м с даты государственной регистрации указанного права в государственном реестре прав на недвижимое имущество (19 апреля 2000 года). Согласно договору обмена жилыми помещениями между З.Я., Д.Г., И.П., действующей за себя и свою несовершеннолетнюю дочь К.Г., с одной стороны и К. и З. с другой стороны к З.Я., И.П., Д.Г., К.Г. в равных долях перешло право собственности на жилой бревенчатый дом № 4, находящийся в г. Алапаевске, с тремя навесами, тремя сараями, воротами, погребной ямой, забором и баней, расположенный на земельном участке, принадлежащем на праве постоянного бессрочного пользования К., З., площадью 600 кв. м в границах прилагаемого плана, кадастровый номер 66-32-01-07-011-004. 07 июля 2000 года произведена государственная регистрация права собственности З.Я., И.П., Д.Г., К.Г. на указанное домовладение в равных долях.

Таким образом, в силу положений п. 2 ст. 271, п. 1 ст. 552 Гражданского кодекса Российской Федерации одновременно с переходом права собственности на домовладение № 4 по к новым собственникам перешло и право пользования земельным участком площадью 600 кв. м на тех же условиях и в том же объеме, что имелись у прежних собственников недвижимости.

Ссылки судов на необходимость регистрации прекращения права З. на земельный участок несостоятельны. Поскольку регистрация права пользования земельным участком за З. не производилась, регистрировать прекращение этого права также не требуется, более того, после 03 июля 2000 года такая регистрация невозможна.

Статья 20 Земельного кодекса Российской Федерации, препятствующая, по мнению судов двух инстанций, переходу права бессрочного пользования к новым собственникам недвижимости, заведомо не могла быть применена к спорным правоотношениям, так как указанная норма введена в действие после регистрации права собственности З.Я., И.П., Д.Г., К.Г. – лишь с 30 октября 2001 года – и обратной силы не имеет.

Кроме того, эта норма не исключает применение к таким правоотношениям ст. 35 Земельного кодекса Российской Федерации, ст. ст. 271, 552 Гражданского кодекса Российской Федерации, в силу которых право на земельный участок следует судьбе права на здания, строения, расположенные на этом земельном участке.

Выводы суда апелляционной инстанции о том, что в результате обмена прежние собственники жилого дома распорядились лишь той частью земельного участка, на которой расположен жилой дом (с воротами, забором, тремя сараями, навесами, баней, погребной ямой), но сохраняют право пользования оставшейся в промежутках между строениями частью земельного участка для ведения личного подсобного хозяйства, также очевидно несостоятельны. Земельный участок, находившийся в бессрочном пользовании З. и К., сформирован как единый объект, его раздел на самостоятельные земельные участки не производился.

Учитывая, что З. с 03 июля 2000 года утратила право пользования земельным участком в результате сделки мены жилого дома, оснований для удовлетворения исковых требований налогового органа о взыскании с З. земельного налога и пеней не имелось, президиум Свердловского областного суда счел необходимым отменить решение суда первой инстанции, апелляционное определение как существенно нарушающие нормы материального права, права заявителя надзорной жалобы и вынести по делу новое решение об отказе в иске.

 

(Постановление президиума Свердловского областного суда от 09 декабря 2009 года, дело № 44-Г-64/2009)

 

Споры, вытекающие из кредитных правоотношений

 

На имущество супруга-должника может быть обращено взыскание по требованию кредитора независимо от содержания брачного договора, по условиям которого изменилось материальное положение должника.

 

Б. обратился в суд с иском к Ж.А. и Ж.В. о выделе доли Ж.А. в общем имуществе и обращении взыскания на долю Ж.А. в праве общей собственности путем продажи этой доли с публичных торгов.

В обоснование своих требований истец указал, что 22 июля 2005 года на основании решения Артинского районного суда от 15 июня 2005 года о взыскании с Ж.А. в пользу Б. суммы долга по договору займа в размере 1 522 767 рублей было возбуждено исполнительное производство № 4579/5/05, которое окончено после частичного исполнения в сумме 100 000 рублей, затем вновь возбуждено. Должником Ж.А. не уплачена часть долга в размере 1 422 767 рублей. Имущество, приобретенное ответчиком в период брака с Ж.В., было передано последней по заключенному между ними брачному договору от 18 октября 2007 года. В связи с чем истец полагал, что доля должника Ж.А. в совместной собственности должна быть выделена и на нее должно быть обращено взыскание путем продажи с публичных торгов. Просил выделить доли Ж.А. в объекте незавершенного строительства в размере 66 502 рублей 50 копеек, в автомобиле «АУДИ А6 Авант» - 278 373 рубля 75 копеек, в автомобиле «КИА-Маджентис» - 147 676 рублей 25 копеек с обращением взыскания на указанные доли путем продажи данного имущества с публичных торгов, взыскать с Ж.А. расходы на оплату услуг представителя - 20 000 рублей.

Представитель ответчика Ж.А. – Дильмиева Т.С – иск не признала, пояснила, что имущество в виде объекта незавершенного строительства и двух автомобилей согласно заключенному брачному договору, которым законный режим собственности супругов Ж-ых был изменен в 2007 году, более не принадлежит Ж.А. Требования о признании недействительным указанного брачного договора и его расторжении истцом не заявлялись. Вместе с тем автомобиль «АУДИ А6 Авант» Ж.В. был продан третьему лицу, что сделало невозможным обращение на него взыскания путем продажи с публичных торгов.

Представитель ответчика Ж.В. – Семенов В.В. – иск не признал, пояснил, что истцом не соблюдены требования ст. 255 Гражданского кодекса Российской Федерации, устанавливающей приоритет приобретения доли должника другими участниками общей собственности. Относительно автомобилей пояснил, что Ж.В. как собственник распорядилась автомобилем «АУДИ А6 Авант», продав его в декабре 2008 года третьему лицу, ввиду чего на данный автомобиль взыскание обращено быть не может. Автомобиль «КИА-Маджентис» принадлежит ей согласно брачному договору от 18 октября 2007 года. Данный договор действует, поскольку требования о его расторжении, признании его недействительным истцом не предъявлялись.

Судебный пристав-исполнитель пояснил, что 22 августа 2008 года было повторно возбуждено исполнительное производство в отношении Ж.А. о взыскании суммы долга в размере 1 422 767 рублей. Указанная сумма Ж.А. не уплачена. В ходе исполнительного производства было установлено наличие в собственности у Ж.В. объекта незавершенного строительства и двух автомобилей, которые принадлежат ей на основании брачного договора. В конце декабря 2008 года автомобиль «АУДИ А6 Авант» был продан третьему лицу.

Суд отказал в удовлетворении заявленных требований, с чем не согласился истец Б. и подал кассационную жалобу, в которой указал, что у Ж.А. отсутствует другое имущество, на которое возможно обратить взыскание.

Истец не просил о продаже должником своей доли остальным участникам общей собственности, в связи с чем ссылка суда на то, что истец вправе предъявить требование о выделе доли должника в общем имуществе при недостаточности средств у последнего для обращения на него взыскания, является несостоятельной и противоречит действующему законодательству. Указал, что в п. 1 ст. 46 Семейного кодекса Российской Федерации установлены гарантии кредиторов при заключении брачного договора, призванные защитить и не допустить злоупотреблений со стороны супруга-контрагента, что не было принято во внимание судом при постановлении решения по делу.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия отменила решение по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 255 Гражданского кодекса Российской Федерации кредитор участника долевой или совместной собственности при недостаточности у собственника другого имущества вправе предъявить требование о выделе доли должника в общем имуществе для обращения на нее взыскания.

Согласно п. 1 ст. 46 Семейного кодекса Российской Федерации супруг обязан уведомлять своего кредитора (кредиторов) о заключении, изменении или расторжении брачного договора. При невыполнении этой обязанности супруг отвечает по своим обязательствам независимо от содержания брачного договора.

Судом установлено, что Б. и Ж.А. заключили договор займа, обязательства по которому ответчиком не исполнены. Заочным решением Артинского районного суда от 15 июня 2005 года удовлетворен иск Б., в его пользу взыскано с Ж.А. 1 522 767 рублей. Решение вступило в законную силу 26 июня 2005 года.

19 июня 2005 года на основании указанного решения был выписан исполнительный лист, а 22 июля 2005 года возбуждено исполнительное производство, по которому с должника Ж.А. в пользу взыскателя Б. подлежало взысканию 1 522 767 рублей.

19 июня 2006 года судебным приставом-исполнителем Артинского отдела Управления Федеральной службы судебных приставов по Свердловской области было вынесено постановление об окончании исполнительного производства и возвращении исполнительного документа взыскателю Б. в связи с отсутствием у должника имущества, на которое может быть обращено взыскание.

28 августа 2008 года повторно возбуждено исполнительное производство, согласно которому с Ж.А. в пользу Б. подлежало взысканию с учетом частичного погашения должником требований исполнительного документа 1 422 767 рублей.

Судом установлено, что ответчик Ж.А. состоит в браке с Ж.В., что подтверждается справкой отдела ЗАГС Артинского района Свердловской области о наличии актовой записи о регистрации брака.

18 октября 2007 года между супругами Ж.А. и Ж.В. заключен брачный договор, в силу которого установлен режим раздельной собственности на все имущество супругов, в том числе на долги.

Отказывая в удовлетворении иска о выделе доли супруга-должника, суд сослался на то, что правовой режим общего имущества супругов был изменен брачным договором от 18 октября 2007 года, согласно которому имущество супругов из общей совместной собственности перешло в собственность супруги Ж.В., а требования о признании указанного брачного договора недействительным заявлены не были, в связи с чем суд был не вправе применить такие последствия.

Статья 46 Семейного кодекса Российской Федерации устанавливает дополнительно к уже предусмотренным гражданским законодательством положениям (гл. 22 Гражданского кодекса Российской Федерации) специальные гарантии прав кредиторов супругов. Они заключаются в обязанности супругов уведомлять своих кредиторов о заключении, изменении или расторжении брачного договора. Ее невыполнение лишает возможности супруга-должника в последующем (например, в случае имущественного спора с кредитором) ссылаться на положения брачного договора как на обстоятельства, препятствующие выполнению им своих обязательств. Поэтому на имущество супруга-должника может быть обращено взыскание по требованию кредитора независимо от содержания брачного договора, по условиям которого изменилось материальное положение должника.

При этом названные положения закона не предусматривают возможность расторжения брачного договора или признания его недействительным по требованию кредитора, которого супруг-должник не уведомил о заключении брачного договора.

Поскольку при рассмотрении спора суд не принял во внимание данные положения закона, неправильно определил юридически значимые обстоятельства, имеющие значение для настоящего гражданского дела, решение отменено с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

(Определение судебной коллегии по гражданским делам от 22 декабря 2009 года, дело № 33-13368/2009)

 

 

^ ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

 

Принцип непрерывности судебного разбирательства

 

Несоблюдение судом принципа непрерывности судебного разбирательства и правила о тайне совещания судей при принятии решения является безусловным основанием для отмены решения.

 

 

ЗАО «Банк» обратилось в суд с иском к К., С. о взыскании задолженности в размере 3 857 229 рублей 09 копеек, расходов на уплату государственной пошлины - 20 000 рублей, обращении взыскания на заложенное имущество.

В обоснование иска указано, что 30 мая 2008 года между ЗАО «Банк» и индивидуальным предпринимателем Г. было заключено кредитное соглашение о предоставлении кредита в размере 5 000 000 рублей на пополнение оборотных средств под 15,5% годовых на срок 18 месяцев. В обеспечение исполнения обязательств по кредитному соглашению были заключены договоры поручительства от 30 мая 2008 года с С., от 29 января 2009 года с К. и договор залога от 30 мая 2008 года. Последний платеж был произведен 20 января 2009 года на сумму 7 723 рубля 47 копеек. 21 января 2009 года Г. обратилась с заявлением о предоставлении ей отсрочки платежа по основному долгу. 23 января 2009 года между сторонами заключено соглашение, по условиям которого был изменен график погашения задолженности по кредиту в размере 3 707 103 рублей 93 копеек. Однако свои обязательства заемщик не исполнила, в связи с чем 08 апреля 2008 года банком в адрес заемщика был направлен акт сверки задолженности с предложением представить мотивированное возражение относительно суммы задолженности. Возражений со стороны ответчика не поступало, обязательства не исполнялись. Банк просил взыскать солидарно с ответчиков задолженность по кредитному договору в размере 4 140 824 рублей 01 копейки, судебные расходы - 444 рублей 30 копеек, расходы по уплате государственной пошлины - 20 000 рублей.

Ответчик К. исковые требования не признала, обратилась в суд со встречным иском к ЗАО «Банк» о расторжении договора поручительства в связи с существенно изменившимися обстоятельствами, указав, что в настоящее время в отношении индивидуального предпринимателя Г. введена процедура банкротства, однако на момент заключения договора поручительства стороны исходили из того, что такого изменения обстоятельств не произойдет. Кроме того, в результате исполнения ею обязательств заемщика она будет лишена возможности получить выплаченную банку денежную сумму с заемщика, поскольку тот является не платежеспособным. Правильность расчета, представленного банком, не подтвердила.

Ответчик С. исковые требования не признал, указав, что договор поручительства был заключен под влиянием заблуждения и обмана, в результате принуждения со стороны Г. Кроме того, в производстве Верхнепышминского городского суда имеется дело по иску С. к ЗАО «Банк» о признании договора поручительства недействительным, в связи с чем до рассмотрения указанного дела производство по данному делу подлежало приостановлению.

Судом постановлено решение, которым исковые требования ЗАО «Банк» удовлетворены. С К., С. в пользу ЗАО «Банк» взысканы солидарно задолженность в размере 4 140 824 рублей 01 копейки, судебные издержки - 444 рубля 30 копеек, расходы по уплате государственной пошлины - 20 000 рублей. В удовлетворении встречного иска К. к ЗАО «Банк» о расторжении договора поручительства отказано.

Проверив материалы дела, судебная коллегия находит решение подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 189 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации после исследования всех доказательств председательствующий предоставляет слово для заключения по делу прокурору, представителю государственного органа или представителю органа местного самоуправления, участвующим в процессе в соответствии с ч. 3 ст. 45 и со ст. 47 настоящего Кодекса, выясняет у других лиц, участвующих в деле, их представителей, не желают ли они выступить с дополнительными объяснениями. При отсутствии таких заявлений председательствующий объявляет рассмотрение дела по существу законченным и суд переходит к судебным прениям.

Согласно ст. 190 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судебные прения состоят из речей лиц, участвующих в деле, их представителей.

В соответствии со ст. 192 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации после судебных прений суд удаляется в совещательную комнату для принятия решения, о чем председательствующий объявляет присутствующим в зале судебного заседания.

Согласно ч. 3 ст. 157 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судебное заседание по каждому делу происходит непрерывно, за исключением времени, назначенного для отдыха.

В силу ст. 194 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при вынесении решения должна соблюдаться тайна совещательной комнаты.

В ст. 199 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации указывается, что решение выносится немедленно после разбирательства дела.

Согласно положениям, изложенным в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 июня 2008 года № 13 «О применении норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении и разрешении дел в суде первой инстанции», протокол судебного заседания должен быть изложен полно, четко с точки зрения его прочтения, в той последовательности, в которой проводится судебное разбирательство, поскольку он является одним из основных процессуальных документов.

Разрешая спор по существу, суд первой инстанции грубо нарушил указанные нормы процессуального права.

Как следует из протокола судебного заседания от 11 ноября 2009 года, суд завершил стадию исследования доказательств по делу и перешел к судебным прениям. Между тем, в протоколе судебного заседания отсутствует указание на выступление сторон в прениях. Из данного протокола следует, что суд, не заслушивая стороны, объявил перерыв на стадии судебных прений непосредственно перед удалением в совещательную комнату, что законом не предусмотрено. 12 ноября 2009 года суд в стадии судебных прений перешел к рассмотрению ходатайства ответчика С. о приостановлении производства по делу, в то время как возможность разрешения такого ходатайства на данной стадии положениями процессуального законодательства не предусмотрена. Удалившись в совещательную комнату 12 ноября 2009 года, суд разрешил указанное ходатайство, отказав в его удовлетворении, при этом в нарушение требований ч. 2 ст. 191 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не вынес определения о возобновлении рассмотрения дела по существу и спор по существу не разрешил. Несоблюдение судом принципа непрерывности судебного разбирательства и правила о тайне совещания судей при принятии решения в силу ст. 364 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации является безусловным основанием для отмены обжалуемого решения.

Кроме того, при новом рассмотрении дела суду необходимо учесть следующее: обязанность доказать заключение кредитного договора, договора поручительства и договора залога, размер задолженности, предъявленной к взысканию, исходя из общего правила распределения обязанностей по доказыванию, возлагается на истца.

В соответствии со ст. 367 Гражданского кодекса Российской Федерации обстоятельствами, с которыми закон связывает прекращение договора поручительства, в частности являются прекращение основного обязательства, изменение кредитного договора, повлекшее увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для поручителя, без согласия последнего, истечение срока поручительства, на который оно дано, а если такой срок договором поручительства не установлен, то истечение года со дня наступления срока исполнения обеспеченного поручительством обязательства или соответствующей части обязательства.

Основания прекращения поручительства, предусмотренные ст. 367 Гражданского кодекса Российской Федерации, должны быть проверены судом, даже если не поступили соответствующие возражения ответчиков.

При рассмотрении иска только к поручителям суд должен был выяснить, заявлены ли в другом суде требования о взыскании задолженности с заемщика, и результаты рассмотрения дела, возбуждено ли исполнительное производство, обращено ли взыскание на имущество.

Указанные обстоятельства судом не устанавливались и должной оценки в решении суда не получили.

Решение суда отменено, дело направлено на новое рассмотрение.

 

(Определение судебной коллегии по гражданским делам от 14 января 2010 года, дело № 33-289/2010)

 

Отказ в принятии заявления

 

Заблуждение заявителя относительно действительного наличия у него субъективного материального права не является основанием для отказа в принятии заявления о восстановлении нарушенных прав, так как нарушает право на судебную защиту.

 

Решением жилищной комиссии Администрации Слободо-Туринского сельского поселения от 08 сентября 2009 года Т. принята на учет в качестве нуждающейся в жилом помещении по договору социального найма, предоставляемом из муниципального жилищного фонда на территории Слободо-Туринского сельского поселения.

Не согласившись с таким решением, ГОУ ВПО «УралГАХА» обратилось в суд с заявлением о его оспаривании, ссылаясь на то, что принятым органом местного самоуправления решением затрагиваются права учреждения, поскольку Т. и ее сын А. фактически проживают в студенческом общежитии в г. Екатеринбурге, находящемся в ведении учреждения, и, по мнению заявителя, не могут считаться нуждающимися в жилье. В связи с чем ГОУ ВПО «УралГАХА» в заявлении ставится вопрос о признании указанного решения жилищной комиссии органа местного самоуправления незаконным и подлежащим отмене.

Определением судьи отказано в принятии заявления в связи с тем, что оспариваемое решение жилищной комиссии Администрации сельского поселения не затрагивает права и законные интересы заявителя.     

В частной жалобе ГОУ ВПО «УралГАХА» просит отменить определение судьи, указывая на неправильное применение норм процессуального права.

Изучив представленные материалы, обсудив доводы, изложенные в частной жалобе, судебная коллегия отменила определение судьи по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 46 Конституции Российской Федерации и гл. 25 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации граждане и организации вправе обратиться в суд за защитой своих прав и свобод с заявлением об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных или муниципальных служащих, в результате которых, по мнению указанных лиц, были нарушены их права и свободы или созданы препятствия к осуществлению ими прав и свобод либо на них незаконно возложена какая-либо обязанность или они незаконно привлечены к ответственности.

Отказывая в принятии заявления, судья руководствовался положениями п. 1 ч. 1 ст. 134 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, устанавливающего, что судья отказывает в принятии искового заявления в случае, если заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку заявление рассматривается и разрешается в ином судебном порядке.

При этом судья исходил из отсутствия права у заявителя на обжалование решения жилищной комиссии, поскольку, по мнению судьи, подачей указанного заявления «преследуется цель изменения решения Кировского районного суда г. Екатеринбурга, которым отказано заявителю в выселении Т. и ее сына А. из жилого помещения, находящегося в студенческом общежитии».

Между тем судья не учел, что в силу действующего гражданского процессуального законодательства право на судебную защиту имеет процессуальный и материально-правовой аспекты.

Обращаясь в суд с заявлением и ссылаясь на нарушение своих прав, заявитель реализует процессуальное право на судебную защиту, предполагающее рассмотрение и разрешение заявленного спора в установленной законом процедуре.

Заблуждение заявителя относительно действительного наличия у него субъективного материального права не является основанием для отказа в принятии заявления о восстановлении нарушенных прав, так как нарушает право на судебную защиту.

Наличие права на судебную защиту в материально-правовом смысле суд может определить только после соблюдения всей установленной законом процедуры рассмотрения и разрешения дела по существу.

При таких обстоятельствах определение судьи отменено, а дело направлено в тот же суд для решения вопроса о принятии заявления.

 

(Определение судебной коллегии по гражданским делам от 10 декабря 2009 года, дело № 33-12852/2009)

 

Уплата госпошлины

 

При подаче кассационной жалобы на дополнительное решение суда государственная пошлина не уплачивается при условии, что кассационная жалоба на решение суда уже подана и оплачена государственной пошлиной в соответствующем размере.

 

Решением Орджоникидзевского районного суда г. Екатеринбурга от 09 октября 2009 года заявление Р. об обжаловании бездействия Администрации г. Екатеринбурга по оформлению и передаче земельного участка удовлетворено.

20 октября 2009 года Орджоникидзевским районным судом г. Екатеринбурга по делу постановлено дополнительное решение, которым разрешен вопрос о судебных расходах.

Представителем Администрации г. Екатеринбурга на решение суда от 09 октября 2009 года подана кассационная жалоба, а 02 ноября 2009 года подана кассационная жалоба на дополнительное решение суда от 20 октября 2009 года, которая определением от 03 ноября 2009 года оставлена без движения в связи с неуплатой госпошлины.

В частной жалобе представитель заинтересованного лица Администрации г. Екатеринбурга оспаривает указанное определение суда.

Проверив материалы дела, судебная коллегия отменила определение суда по следующим основаниям.

В соответствии с положениями ст. 201 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд, принявший решение, до вступления этого решения в законную силу по своей инициативе или по заявлению лица, участвующего в деле, вправе принять дополнительное решение в случае, если: по какому-либо требованию, в отношении которого лица, участвующие в деле, представили доказательства, судом не было принято решение; суд, разрешив вопрос о праве, не указал в решении размер присужденной денежной суммы, подлежащее передаче имущество или не указал действия, которые обязан совершить ответчик; судом не разрешен вопрос о судебных расходах.

Статья 333.16 Налогового кодекса Российской Федерации определяет государственную пошлину как сбор, взимаемый с организаций и физических лиц при их обращении в государственные органы, органы местного самоуправления, иные органы и (или) к должностным лицам, которые уполномочены в соответствии с законодательными актами Российской Федерации, законодательными актами субъектов Российской Федерации и нормативными правовыми актами органов местного самоуправления, за совершением в отношении этих лиц юридически значимых действий, за исключением действий, совершаемых консульскими учреждениями Российской Федерации. Государственной пошлиной оплачиваются заявления лиц, инициирующие возникновение судебного дела (исковое заявление, встречный иск, заявления и жалобы по делам особого производства и делам, возникающим из публичных правоотношений), вступление в уже идущий процесс (заявление третьего лица, предъявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора), а также переход дела в другую судебную инстанцию (апелляционная, кассационная жалобы). Пошлиной облагается также выдача дополнительных (повторных) копий судебных решений, определений и приказов.

Из анализа указанных правовых норм следует, что при подаче кассационной жалобы на дополнительное решение суда государственная пошлина не уплачивается, если кассационная жалоба на решение суда уже подана и оплачена государственной пошлиной в соответствующем размере.

Судом указанные обстоятельства во внимание приняты не были.

Из материалов дела следует, что 29 октября 2009 года Администрацией г. Екатеринбурга уплачена государственная пошлина в размере 1 000 рублей.

Таким образом, вывод суда об оставлении кассационной жалобы без движения в связи с неуплатой государственной пошлины не основан на законе.

Определение отменено, а дело направлено в суд для решения вопроса о принятии кассационной жалобы на дополнительное решение суда.

 

(Определение судебной коллегии по гражданским делам от 12 января 2010 года, дело № 33-57/2010).

Пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам

 

Отказывая в удовлетворении заявления о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам, суд неверно определил существенные для дела обстоятельства, которые не были и не могли быть известны заявителю.

 

ЗАО «ГУТА-Страхование» обратилось в суд с заявлением о пересмотре решения по гражданскому делу по иску А. к ЗАО «ГУТА-Страхование» по вновь открывшимся обстоятельствам.

В обоснование заявления указано, что установлено отсутствие страхового события - угона застрахованного автомобиля, что является основанием для отказа в выплате страхового возмещения.

Представитель истца и третьего лица возражал против удовлетворения заявления.

Представитель ответчика ЗАО «ГУТА-Страхование» поддержал заявление и пояснил, что основаниями для пересмотра решения являются существенные для дела обстоятельства, которые не были и не могли быть известны заявителю, и отмена постановления государственного органа, послужившего основанием для принятия решения, определения суда.

Истец А. и третье лицо Б. в суд не явились, надлежаще извещены, причины неявки неизвестны.

Суд отказал в удовлетворении заявления ЗАО «ГУТА-Страхование».

ЗАО «ГУТА-Страхование» обратилось с частной жалобой об отмене определения, считая его необоснованным.

Проверив материалы дела, судебная коллегия сочла решение суда подлежащим отмене.

Отказывая в удовлетворении заявления о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам, суд исходил из того, что возбуждение уголовного дела в отношении А. по факту мошенничества и прекращение уголовного дела по факту хищения застрахованного автомобиля не могут быть признаны существенными для дела обстоятельствами, которые не были и не могли быть известны заявителю.

Кроме того, суд указал в определении, что свидетельством наступления страхового случая по договору страхования, заключенному между истцом и ответчиком, является факт возбуждения уголовного дела, подтвержденный соответствующим постановлением. Результаты расследования уголовного дела по факту хищения застрахованного автомобиля по смыслу закона и договора страхования не имеют правового значения. Последующее прекращение уголовного дела является самостоятельным процессуальным решением, оформляет результаты расследования и не связано с законностью и обоснованностью решения о возбуждении уголовного дела.

Такой вывод кассационная инстанция признала неверным.

В соответствии со ст. 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам решения, определения суда, постановления президиума суда надзорной инстанции, вступивших в законную силу, являются:

1) существенные для дела обстоятельства, которые не были и не могли быть известны заявителю;

2) заведомо ложные показания свидетеля, заведомо ложное заключение эксперта, заведомо неправильный перевод, фальсификация доказательств, повлекшие за собой принятие незаконного или необоснованного решения, определения суда, постановления президиума суда надзорной инстанции и установленные вступившим в законную силу приговором суда;

3) преступления сторон, других лиц, участвующих в деле, их представителей, преступления судей, совершенные при рассмотрении и разрешении данного дела и установленные вступившим в законную силу приговором суда;

4) отмена решения, приговора, определения суда или постановления президиума суда надзорной инстанции либо постановления государственного органа или органа местного самоуправления, послуживших основанием для принятия решения, определения суда или постановления президиума суда надзорной инстанции;

5) признание Конституционным Судом Российской Федерации не соответствующим Конституции Российской Федерации закона, примененного в конкретном деле, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в Конституционный Суд Российской Федерации.

Из материалов дела следует, что иск А. к ЗАО «ГУТА-Страхование» о возмещении вреда и взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами частично удовлетворен решением Кировского районного суда г. Екатеринбурга от 20 марта 2009 года, которое определением судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 12 мая 2009 года оставлено без изменения.

16 июля 2009 года следователем СУ при УВД по Октябрьскому району г. Екатеринбурга возбуждено уголовное дело по ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 Уголовного кодекса Российской Федерации в отношении А.

23 июня 2009 года прекращено производство по уголовному делу по п. «б» ч. 4 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации по факту хищения застрахованного автомобиля А.

Постановляя определение, суд не учел, что в соответствии со статьей 925 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору имущественного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить другой стороне (страхователю) или иному лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя (выплатить страховое возмещение) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).

В соответствии с п. 3.1 действующих в ЗАО «ГУТА-Страхование» Правил страхования (далее - Правила страхования) страховым случаем является свершившееся событие, предусмотренное договором страхования (страховой риск), с наступлением которого возникает обязанность страховщика возместить страхователю (выгодоприобретателю) причиненные вследствие этого события убытки (произвести выплату страхового возмещения, обеспечения) в пределах определенной в договоре страховой суммы.

Таким образом, из вышеприведенных положений законодательства и Правил следует, что обязанность страховщика по выплате страхового возмещения возникает только в том случае, когда произошел страховой случай, в данном случае (одно из условий договора) - хищение автомашины.

Действительно, согласно пп. 11.3, 11.3.1 Правил копия постановления о возбуждении уголовного дела является необходимым документом для подтверждения факта наступления события, имеющего признаки страхового случая.

Однако судом первой инстанции не учтено то, что само по себе постановление следственных органов о возбуждении уголовного дела еще не свидетельствует о безусловности факта хищения автомашины, а является одним из доказательств, подтверждающих страховой случай, а также документом, который необходимо представить страховщику для решения вопроса о выплате страхового возмещения. Установление же следственными органами обстоятельств, свидетельствующих об отсутствии события преступления (факта хищения автомашины), то есть отсутствии страхового случая, наравне с другими обстоятельствами и при доказанности остальных условий, указанных в ст. 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, может являться основанием для пересмотра решения суда по вновь открывшимся обстоятельствам.

Об этом указано и в определении судебной коллегии по гражданским делам, которым отменено предыдущее определение суда первой инстанции.

На основании вышеизложенного определение суда признано необоснованным и отменено.

 

(Определение судебной коллегии по гражданским делам от 15 декабря 2009 года, дело № 33-13125/2009)

 

 

Из судебной практики Верховного Суда Российской Федерации.

 

Выводы суда о необходимости исчисления годового вознаграждения в соответствии с правилами, установленными для исчисления средней заработной платы, являются неправильными и противоречат действующему законодательству.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Горохова Б.А., судей Корчашкиной Т.Е., Колычевой Г.А. рассмотрела в судебном заседании 21 января 2010 года надзорную жалобу открытого акционерного общества «Уральский завод резиновых технических изделий» на решение Чкаловского районного суда г. Екатеринбурга от 25 февраля 2009 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 23 апреля 2009 года по делу по иску К. к открытому акционерному обществу «Уральский завод резиновых технических изделий» о признании незаконным пункта 3.1 Положения о порядке и условиях выплаты годового вознаграждения при уходе работника в очередной отпуск.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горохова Б.А., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

К. обратился в суд с иском к ОАО «Уральский завод резиновых технических изделий» о признании незаконным пункта 3.1 Положения о порядке и условиях выплаты годового вознаграждения при уходе работника в очередной отпуск, являющегося приложением к коллективному договору на 2008 - 2009 годы, указав в обоснование заявленных требований, что данным пунктом предусмотрено начисление годового вознаграждения исходя из среднего дневного заработка работника, умноженного на коэффициент эффективности работы за расчетный период и на количество дней основного отпуска. Суммы годового вознаграждения и доплат по дополнительным соглашениям к трудовым договорам не включаются в средний дневной заработок для расчета годового вознаграждения.

Между тем согласно Постановлению Правительства Российской Федерации от 24 декабря 2007 года № 922 «Об особенностях порядка исчисления средней заработной платы» в расчет начислений для определения среднего дневного заработка и среднего месячного заработка включаются суммы годового вознаграждения и доплаты.

Истец считал, что исключение сумм годового вознаграждения и доплат из состава начислений для расчета среднего дневного заработка и среднего месячного заработка является незаконным.

Решением Чкаловского районного суда г. Екатеринбурга от 25 февраля 2009 года исковые требования удовлетворены: суд признал пункт 3.1 Положения о порядка и условиях выплаты годового вознаграждения при уходе работника в очередной отпуск в части, предоставляющей возможность не включать в расчёт среднего дневного заработка для расчёта годового вознаграждения суммы годового вознаграждения, противоречащим федеральному законодательству и недействующим со дня издания.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 23 апреля 2009 года решение суда оставлено без изменения.

В надзорной жалобе ОАО «Уральский завод резиновых технических изделий» ставится вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений как вынесенных с нарушением норм материального права.

По запросу судьи Верховного Суда Российской Федерации от 07 октября 2009 года дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации для проверки в порядке надзора, и определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 10 декабря 2009 года надзорная жалоба с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Стороны, надлежащим образом извещенные о времени и месте рассмотрения дела в порядке надзора, в судебное заседание не явились, в связи с чем на основании ст. 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит возможным рассмотрение дела в их отсутствие.

Проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит ее подлежащей удовлетворению, а состоявшиеся по делу судебные постановления - подлежащими отмене по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

При рассмотрении настоящего дела судами были допущены существенные нарушения норм материального права, выразившиеся в следующем.

Как усматривается из материалов дела, истец работал в должности помощника директора ОАО «Уральский завод резиновых технических изделий» с июля 2006 года по 19 мая 2008 года.

Пунктом 3.1 Положения о порядке и условиях выплаты годового вознаграждения при уходе работника в очередной отпуск, являющегося приложением № 14 к коллективному договору ОАО «Уральский завод резиновых технических изделий» на 2008 - 2009 годы, предусмотрено, что годовое вознаграждение начисляется исходя из среднего дневного заработка работника, умноженного на коэффициент эффективности работы за расчетный период и на количество дней основного отпуска. Суммы годового вознаграждения и доплат по дополнительным соглашениям к трудовым договорам, начисляемых по 101 виду оплат, не включаются в расчет среднего дневного заработка для расчета годового вознаграждения.

Удовлетворяя исковые требования истца в части признания противоречащим федеральному законодательству пункта 3.1 Положения о порядке и условиях выплаты годового вознаграждения при уходе работника в очередной отпуск в части невключения в расчет среднего дневного заработка для расчета годового вознаграждения суммы годового вознаграждения, суд сослался на п. 15 Положения об особенностях порядка исчисления средней заработной платы, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 24 декабря 2007 года № 922.

Однако при рассмотрении дела суд применил к спорным правоотношениям закон, не подлежащий применению.

Так, п. 15 Положения об особенностях порядка исчисления средней заработной платы, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 24 декабря 2007 года № 922, установлено, что при определении среднего заработка учитываются: вознаграждение по итогам работы за год, единовременное вознаграждение за выслугу лет (стаж работы), иные вознаграждения по итогам работы за год, начисленные за предшествующий событию календарный год, - независимо от времени их начисления.

Между тем указанный пункт Положения не регулирует вопросы по расчету годового вознаграждения, а устанавливает порядок учета премий и вознаграждений при определении средней заработной платы. Порядок расчета годового вознаграждения не равнозначен порядку расчета средней заработной платы.

Кроме того, действующим законодательством порядок расчета годового вознаграждения не определен, в связи с чем стороны трудовых отношений вправе осуществить по этому вопросу собственное правовое регулирование, что и сделано в данном случае путем принятия локального нормативного правового акта.

Годовое вознаграждение является дополнительным видом поощрения, стимулирующей выплатой. Работодатель вправе установить механизм расчета годового вознаграждения, выполнив предварительно условия согласования локального нормативного правового акта с представителями работников.

Порядок расчета указанного вознаграждения и был определен приложением к коллективному договору ОАО «Уральский завод резиновых технических изделий» (п. 3.1 Положения о порядке и условиях выплаты годового вознаграждения при уходе работника в очередной отпуск).

Кроме того, суд кассационной инстанции пришел к выводу о противоречии оспариваемого локального акта положениям ст. 139 Трудового кодекса Российской Федерации.

Однако данная норма Закона устанавливает порядок исчисления средней заработной платы, а не годового вознаграждения. Понятие «средняя заработная плата» не тождественно понятию «годовое вознаграждение», в связи с чем установленный в ст. 139 Трудового кодекса Российской Федерации порядок расчета среднего заработка не является обязательным для расчета годового вознаграждения.

Таким образом, выводы суда о необходимости исчисления годового вознаграждения в соответствии с правилами, установленными для исчисления средней заработной платы, являются неправильными и противоречат действующему законодательству.

При таких обстоятельствах состоявшиеся судебные постановления нельзя признать законными.

В целях исправления судебной ошибки, допущенной при рассмотрении дела судами первой и кассационной инстанций в применении норм материального права, которая повлекла вынесение неправосудного решения, Судебная коллегия признает решение Чкаловского районного суда г. Екатеринбурга от 25 февраля 2009 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 23 апреля 2009 года подлежащими отмене.

Поскольку обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения и разрешения дела, судом первой инстанции установлены, Судебная коллегия находит возможным, отменяя судебные постановления , не передавая дело на новое рассмотрение, принять новое решение об отказе К. в удовлетворении заявленных исковых требований.

Руководствуясь ст. ст. 387, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

решение Чкаловского районного суда г. Екатеринбурга от 25 февраля 2009 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 23 апреля 2009 года отменить.

Принять по делу новое решение, которым в удовлетворении иска К. к открытому акционерному обществу «Уральский завод резиновых технических изделий» о признании незаконным пункта 3.1 Положения о порядке и условиях выплаты годового вознаграждения при уходе работника в очередной отпуск отказать.

 

(Определение Верховного Суда Российской Федерации от 21 января 2010 года № 45-В09-13)

 

ИНФОРМАЦИЯ

 

О разграничении подведомственности гражданских дел между судами общей юрисдикции и арбитражными судами.

 

В соответствии с Федеральным законом от 19 июля 2009 г. № 205 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» отдельной главой Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации выделены корпоративные споры.

Согласно ст. 33, ч. 1 ст. 225.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражные суды рассматривают дела по спорам, связанным с созданием юридического лица, управлением им или участием в юридическом лице, являющемся коммерческой организацией, а также в некоммерческом партнерстве, ассоциации (союзе) коммерческих организаций, иной коммерческой организации, объединяющей коммерческие организации и (или) индивидуальных предпринимателей, некоммерческой организации, имеющей статус саморегулируемой организации в соответствии с федеральным законом. В том числе к корпоративным спорам законодатель отнес споры об обжаловании решений органов управления юридического лица.

Исходя из буквального толкования ч. 1 ст. 225.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд рассматривает корпоративные споры только с участием некоммерческих организаций, объединяющих коммерческие организации и (или) индивидуальных предпринимателей.

С учетом положений ч. 1 ст. 27 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, предмета и оснований заявленных требований по делам об обжаловании решений общих собраний потребительских кооперативов, а также субъектного состава сторон, где истцы – граждане - члены кооперативов, а ответчики – потребительские кооперативы, данные дела неподведомственны арбитражному суду и подлежат рассмотрению судами общей юрисдикции.

 

^ Информация о назначении и проведении судебных экспертиз

 

1. В связи с обращением руководителя Свердловского областного бюро судебно-медицинской экспертизы о возникающих у Бюро проблемах в части оплаты экспертизы предлагаем принять к сведению и к исполнению следующее предложение.

Согласно Федеральному закону от 28 июня 2009 года № 124-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» судебно-экспертные учреждения не вправе отказывать в проведении экспертизы в случае отказа сторон от предварительной оплаты экспертизы. В этом случае в соответствии с ч. 2 ст. 85 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации государственное судебно-экспертное учреждение обязано провести назначенную судом экспертизу и вместе с заявлением о возмещении понесенных расходов направить заключение эксперта в суд. Последний в свою очередь должен решить вопрос о возмещении этих расходов. И тогда расходы по оплате экспертизы будут взыскиваться в порядке исполнительного производства. Указанный способ оплаты экспертизы носит длительный и затратный характер, поскольку на указанные средства экспертными учреждениями приобретаются реагенты, кроме того, из них формируется фонд оплаты труда экспертов.

На основании изложенного Свердловское областное бюро судебно-медицинской экспертизы просит в определениях о назначении экспертизы по гражданским делам указывать порядок оплаты экспертизы в соответствии с ч. 1 ст. 96 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и обязывать стороны предварительно вносить на счет, открытый в порядке, установленном бюджетным законодательством, соответственно Свердловскому областному суду, Управлению Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации в Свердловской области, Департаменту по обеспечению деятельности мировых судей Свердловской области денежные суммы, подлежащие уплате за экспертизу.

 

2. Негосударственное экспертное учреждение Автономная некоммерческая организация «Центр Судебных Экспертиз» информирует о том, что в г. Екатеринбурге открыто его региональное обособленное подразделение, в котором сформирован полный набор экспертов большинства экспертных специальностей, используется уникальное оборудование, гарантируются высокое качество и короткие сроки исполнения экспертиз.

Адрес обособленного подразделения АНО «Центр Судебных Экспертиз»: г. Екатеринбург, ул. Антона Валека, д. 19, оф. 1.

Руководитель А.В. Пантелеев

Тел.: (902) 278-0000, (343) 207-2000; факс: (343) 371-98-19

Официальный сайт: www.sud-expertiza.ru; e-mail: zakon96@yandex.ru .


Материалы с официального сайта Свердловского областного суда




оставить комментарий
страница3/3
Дата28.11.2011
Размер0,74 Mb.
ТипБюллетень, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх