Н. Н. Лебедева этнопедагогические условия формирования экологического сознания у детей старшего дошкольного возраста icon

Н. Н. Лебедева этнопедагогические условия формирования экологического сознания у детей старшего дошкольного возраста


1 чел. помогло.
Смотрите также:
Консультация для педагогов Выразительность речи детей старшего дошкольного возраста...
Статья посвящена одной из актуальных проблем нашего времени педагогическим условиям формирования...
Реализация программы по социализации детей старшего дошкольного возраста результаты работы по...
Особенности использования интегрированных занятий в развитии изобразительного творчества детей...
Методические рекомендации по образованию детей старшего дошкольного возраста...
Теоретические аспекты концепции экологического образования дошкольников...
Программа развития и духовно-нравственного воспитания детей раннего и дошкольного возраста...
Примерная общеобразовательная программа воспитания...
Игра как средство формирования экологических представлений у детей дошкольного возраста с. 24...
Книга знакомит читателей с теоретическими основами и важнейшими практическими аспектами...
Педагогические условия формирования отношения к миру природы детей дошкольного возраста в...
Программа воспитания и обучения детей старшего дошкольного возраста  ...



Загрузка...
скачать
Надежда Лебедева




Лебедева Надежда Николаевна - кандидат педагогических наук, доцент кафедры дошкольного и начального образования Якутского ИПКР. Окончила аспирантуру Института дошкольного образования и семейного воспитания РАО (научный руководитель - В.Т.Кудрявцев). Автор региональной программы экологического воспитания дошкольников "Северное сияние" и методических материалов к ней. Первая из дошкольных работников, кто удостоился почетного Знака "Методист Республики Саха (Якутии)".

e-mail: lebednad@mail.ru

Н.Н.Лебедева

^ ЭТНОПЕДАГОГИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ ФОРМИРОВАНИЯ ЭКОЛОГИЧЕСКОГО СОЗНАНИЯ У ДЕТЕЙ СТАРШЕГО ДОШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА

(на примере народов, проживающих в арктической зоне Якутии)

Фундаментальный тезис В.И.Вернадского о взаимопроникновении природного и культурного, естественного и искусственного на уровне глобальных систем, начиная с конца первой трети XX столетия, находит свой резонанс в экологии и глобалистике, культурологи, истории и социологии (А.Тойнби, Й.Хейзинга, А.Швейцер, О.Шпенглер, Э.Пестель, Я.Тинберген, А.Печчеи, Л.Н.Гумилев, Н.Н.Моисеев, Г.Ропполь и др.). Это создает контекст для возникновения подидисциплинарных областей научного знания – социальной экологии (Дж.Маркович), космической антропоэкологии (В.П.Казначеев), географии поведения (Дж.Голд), этнофункциональной психологии (А.В.Сухарев) и др. В педагогике эта тенденция проявляется в развитии культурологического подхода к экологическому воспитанию и образованию (В.И.Ашиков, С.Г.Ашикова, Т.И.Попова, Е.В.Рылеева, Е.Ф.Купецкова, Н.Г.Иванова и др.). Этот подход в значительной степени ориентирован на традиции народной культуры с ее приоритетным «мотивом» взаимоотношений человека и природы (Н.Н.Вересов, Т.В.Шпотова, В.И.Ашиков, С.Г. Ашикова, Е.С.Дмитриева, А.В.Нестеренко и др.).

Во многом разделяя его установки, в своем исследовании мы поставили перед собой задачу выяснить, возможно ли формирование основ экологического сознания у детей дошкольного возраста путем обращения к традиционным формам этнокультуры народов Арктики, и каким путем это осуществимо в условиях педагогического эксперимента. Существенные предпосылки для ее решения представлены педагогическими работами, раскрывающими различные грани приобщения растущей личности к культуре своего народа в педагогической науке, разные аспекты опыта традиционного народного воспитания (Г.Н.Волков, В.Х. Арутюнян, Ш.А.Мирзоев, К.Д. Уткин, А.А.Григорьева, О.Д.Мукаева, Я.И.Ханбиков, Е.Н.Кергилова и др.), в том числе - якутского (Г.Н. Волков, В.Ф. Афанасьев, Н.Д. Неустроев, А.А. Григорьева, Д.А. Данилов, И.С.Портнягин, У.А.Винокурова, А.П.Оконешникова, И.И.Готовцев и др.).

Арктический север Республики Саха (Якутии) – это территория проживания народов саха, эвенов, эвенков, юкагиров, долган и чукчей. В суровых климатических условиях проживания, каждый народ создал свой неповторимый уклад жизни, язык, самобытную культуру и пронес через века. Этот уникальный коллективный опыт на протяжении многих веков был накоплен и сформирован в естественной природной среде обитания народов и передавался из поколения в поколение.

Общеизвестно, что на протяжении советского и постсоветского периода истории России традиционные уклады жизни народов Севера и Сибири, в том числе – якутов подверглись разрушению (утраты культуры, языка, традиций и т.д.). Конечно, сопутствующая этому социально-экономическая и культурная модернизация имела и свои позитивные следствия (развитие производства и его инфраструктуры, повышение образовательного уровня, расширение возможностей для освоения достижений индустриальной цивилизации и т.д.). Однако при этом были деформированы исконные, несущие конструкции этнокультурной системы, включая архетипы этнического сознания. Например, интенсивная эксплуатация природных недр (добыча нефти, газа), тем более, если она принимает форму хищнического истребления, ведет не просто к обострению экологической ситуации (не говоря уже о том, что северные регионы уже по естественным причинам представляют собой для людей зону «экстремальной экологии»). Скважины и трубы в северных недрах, нефтяные озера в тундре (нефть, потерянная при форсированном и не эффективном способе добычи) и т.д. для представителя традиционной культуры – охотника, рыбака, оленевода является посягательством на его собственную священную плоть, которая согласно мифологическому миропониманию, является продолжением телесного и духовного мира человека. Поэтому природно-экологический кризис северных территорий с неизбежностью оборачивается культурно-антропологическим кризисом северных народов.

Проблема сохранения северных культур давно вышла за рамки риторических утверждений. Для их представителей обращение к своим историческим традициям становится гарантом выживания в современном мире, что предполагает определение своего места в нем. «Самосознание» своей природы как источника не только физических, но и духовных сил, личностного роста способствуют нахождению ими своего исторически неповторимого вектора в общем процессе преемственно-поступательного развития культур в начале третьего тысячелетия.

Идеалом существования северного человека традиционно считалась жизнь в согласии с природой и обществом. Состояние хрупкости природы всегда воспринималось и осознавалось народами Севера как предмет особой заботы. Они стремились сохранить этот баланс устойчивости самоограничением в охоте, рыбалке, во всех видах их присваивающей экономики. Считалось недопустимым ранить землю. Человек имел право пользоваться ее дарами, но не больше, чем ему нужно. Главный принцип: «не навреди природе и пусть после тебя все останется как было, ничего в ней не меняй и не перестраивай» - оставался экологическим императивом циркумполярной цивилизации. Человек чувствовал себя органичной частью природы, и в то же время природа воспринималась как живое существо, подобное ему. Вследствие этого установились отношения партнерства, уважения, соблюдение принципа разумной достаточности во всем. Обо всем этом свидетельствуют сохранившиеся по сей день многие охотничьи законы и обычаи. Они регулировали не только взаимоотношения людей с природой, но и распространялись на их социальную жизнь.

Единство «экологического» и «этического» было всегда присуще культуре северных народов, всячески акцентирующей «кровную родственность» человека и природы. Примечательно, что это характеризует и те северные (сибирские) народы, которые проживают за пределами Арктики и Якутии. Так, в традиционной этике хантов были заложены своеобразные «природоохранные функции». Например, одним социальных группам запрещалось убивать гагару, а другим - употреблять в пищу щуку, что стихийно оберегало от исчезновения разные виды животных. Священные места у хантов напоминали современные заказники. Для таких мест провозглашалась «неприкосновенность» земли, воды, рыбы и т.д. Даже дрова для разведения священного костра приносились с собой (М.А.Лапина).

Человек с детства понимал, что любой ущерб природе с его стороны немедленно вызовет ответную реакцию, чреватую негативными последствиями для него и его близких. Находящаяся в хрупком равновесии природа Севера действительно чутко реагирует на любые попытки подорвать его. Аналогичным образом и северная цивилизация развивалась благодаря ее устойчивости к природным факторам.

Эти установки были восприняты и народной педагогикой. В ее основе – идея «образования ума и сердца», что особенно ярко проявлялось у народов, живущих в экстремальных климатических условиях. Суровые природные условия выработали у народов отличительные черты национального характера, среди которых на первом месте стоит взаимопомощь, крайне необходимая всякому, живущему в условиях тайги, тундры, где расстояния между селениями подчас измеряются сотнями километров.

Становление личности ребенка осуществляется на основе исторически сложившихся принципов самовоспитания в соответствии с естественными условиями Арктики.

Народная педагогика - своего рода общественное самосознание народа, рефлексия этнокультуры. Она возникла и развивалась на основе размышления, осмысления и обобщения поступков отдельных людей, осведомленности об эффектах реализации тех или иных моделей социальной деятельности и социального поведения в целом и, главное, - способов введения растущего человека в человеческую общность. При этом взрослые люди входят в контакт с детьми чаще всего не потому, что всегда непременно исполняют роль старших и сознательно преследуют педагогическую цель, а выражают тем самым свое бескорыстное отношение к миру детства, свое стремление к общению с ним и приобщению к нему.

Традиционная педагогика якутов имеет специфические инварианты - условия, содержание, формы и методы воспитания. Они получают обоснование в таких приоритетных идеях воспитания, как идеи игры, труда, общения, сочетания слова и дела, взаимосвязиь физического и духовного роста, примера-идеала, «воспитания всем миром». Помимо традиционного искусства и быта, народное воспитание якутов черпает свой материал из эпоса олонхо, опыта школа «Кут-сюр», оккультной практики - шаманизма, учения «Айыы».

Якутская народная традиция воспитания передает нормы, составляющие ценностную основу жизни людей в их отношениях друг к другу и к родной природе, которая рассматривается человеком как особая персонификация себе подобного. Это обнаруживается в: стремлении прививать молодежи такие нравственные качества, как чувство глубокого уважения к людям, особенно к родителям и старшим, бескорыстное гостеприимство; проявлении взрослыми безграничной любви и уважения к личности ребенка и, как правило, отсутствии жесткости в методах; широком использовании возможностей трудового воспитания как способа передачи детям не только производственных навыков родителей, но и развития в них общечеловеческих деловых, интеллектуальных и нравственно-эмоциональных качеств; привитие с младенчества любви, привязанности к родным местам и на этой основе - бережного, мудрого отношение к животному и растительному миру, людям.

Воспитательные цели достигались не только в играх и упражнениях, где дети воспроизводили действия охотников, рыболовов, что было необходимо для выживания в природно-климатических условиях Севера и, в целом, характерно для традиционных культур. Сказания, предания, загадки также были неотъемлемой частью воспитательного процесса. Так, загадки не выступали не только одним из видов развлечения или даже передачи народной мудрости, но и имели сакральное значение и магический смысл. Сравнивая загадки народов Севера о природе, можно найти много общего. В древности у многих из этих народов, загадка являлась составной частью трудного задания в целях испытания (инициации) героя. Народам Севера вообще была свойственна вера в «магию слова». Например, долганы во время охоты на диких оленей отгоняли от себя мысль, что они будут убивать оленей, так как по их представлениям, мысль могла выйти из головы и предупредить об опасности. Поэтому, сакрализируя слово, в частности - смысл загадок, некоторые народы придерживались обычая во время сборов на охоту коллективно загадывать и отгадывать загадки, что, по их мнению, положительно влияло на результаты промысла. Это же относится и к народным приметам, которые к тому же иногда сбываются (вспомним русскую поговорку: «что в народе, то и в погоде»), что упрочивает веру в них.

Особо следует отметить почитание родных мест, привязанность к родным просторам у народов Севера. Народ Саха прививал детям любовь к родному краю, учил, что нельзя ломать деревья, кричать в лесу. Якуты преклонялись перед огнем, в каждом предмете и объекте своего окружения они видели живую душу. Многие традиции народов Севера имеют глубокий философско-педагогический смысл и по сей день сохраняют свое значение в плане приобщения детей к традиционному мировоззрению этноса.

Экологическая культура народов Арктики, зафиксированная в мифологии, народном искусстве, промыслах и педагогике в своих этноспецифических формах воспроизводит общечеловеческую аксиологию отношений в системе «природа – общества». Именно близость этих форм к природе позволяет приблизить детей к постижению гармонии природного целого.

Из этого мы исходили, приступая к разработке содержания форм и методов развивающегоэкологического воспитания детей средствами этнопедагогики народов Арктики.

Экспериментального исследование проводилось на базе ДОУ д/с «Солнышко» п. Тикси Булунского улуса Республики Саха (Якутия), других ДОУ данного улуса и включало в себя несколько этапов.

На первом – констатирующем этапе (2000-2001 гг.) осуществлялся предварительный мониторинг возможностей микросоциума (включавшего д/с «Солнышко», заповедник «Усть-Ленский», народный музей, улусную библиотеку, общеобразовательную школу и др. учреждения) с целью дальнейшего построения открытой социально-педагогической системы, которая могла бы обеспечить комплексное решение задач развития экологического сознания дошкольников, разрабатывалась ее концепция. Наряду с этим выявлялась степень готовности коллектива ДОУ к участию в подобной работе, выявлялся исходный уровень сформированности осознанного отношения к природе у детей старшего дошкольного возраста и их экологической воспитанности. Проводилось анкетирование среди воспитателей и родителей с целью выяснения отношения к поставленной проблеме.

Основной задачей второго - формирующего этапа исследования (2001-2002 гг.) явилось создание и апробация развивающей программы и методики экологического воспитания детей, соответствующего диагностического сопровождения. Практически внедрялась модель управления процессом экологическим воспитанием, вводились новые формы методической работы, затрагивающие содержание деятельности педагогов. Формировались творческие, поисковые микрогруппы, в состав которых входили администрация улуса, представители общественности, родители, руководители и члены педагогических коллективов, принимающих участие в эксперименте. Особое внимание было уделено разработке экологической тропинки в естественных условиях тундры.

На третьем – обобщающем этапе (2002 г.) создавалось описание действующей структурно-функциональной модели ДОУ с приоритетным экологическим направлением в условиях Арктики. Подготавливался и был выпущен методический материала для воспитателей по развивающему экологическому воспитанию детей.

Содержанием четвертого - корректирующего этапа исследования (2002-2003г.) стало дополнение и корректировка результатов экспериментальной работы, уточнение полученных выводов, доработка практических рекомендаций.

Анализ отношения педагогов и родителей к проблеме формирования экологического сознания детей, проведенный по результатам анкетирования показал, что, несмотря на попытки использования в ДОУ элементов народной педагогики северных народов в экологическом аспекте, у взрослых отсутствует стратегическое, целостное видение приоритетов образовательной работы. Это приводит к психологическому «выпадению» детей из жизненного природно-культурного пространства, их оторванности от укоренных в этом пространстве источников развития. Тем не менее, в работах, посвященных истории и этнографии, культуре и быту коренного населения представлен богатый воспитательный опыт народов арктического региона Якутии, закрепленный в фольклоре, обычаях, традициях, детских играх и обрядах.

Прекрасные детские стихи и песни, танцы самобытных исполнителей северной культуры почти не используются в практике дошкольных учреждений в виде системы. При этом выяснилось, что 89% воспитателей считает целесообразным использовать элементы этнопедагогики северных народов в учебно-воспитательном процессе; 68% используют эти элементы в экологическом воспитании дошкольников, но считают необходимым иметь научно обоснованную систему условий по их применению, включая практические рекомендации; 94% педагогов считают, что включение этнопедагогических компонентов в процесс формирования экологического сознания у дошкольников положительно влияет на развитие личности ребенка, его творческих способностей. Такое отношение было оценено нами как позитивная предпосылка для развертывания экспериментальной работы.

Вместе с тем, педагоги обращаются к этнопедагогическому материалу, в основном при организации утренников, занятий по ознакомлению с родным краем, причем это обращение носит лишь разовый и эпизодический характер. Однако, все педагоги осознают важность использования регионального компонента в экологическом образовании детей. Педагоги достаточно слабо владеют биоэкологическими знаниями, о чем также свидетельствует проведенное анкетирование. В реальной практике это отчасти связано с отсутствием необходимых методических рекомендаций. Поэтому первоначально наша работа преследовала цели повышения уровня экологической культуры и, в частности, компетентности педагогов. В ходе подготовки и проведения специальных семинаров, консультаций и практических занятий с педагогами нами были использованы материалы научных и методических работ по проблемам экологического воспитания и образования (А.Н.Захлебного, Н.С.Дежниковой, И.Д.Зверева, И.Т.Суравегиной, И.В.Цветковой и др.), совместно с научными сотрудниками на базе заповедника «Усть-Ленский» был организован лекторий.

Для выявления степени сформированности осознанного отношения к природе у детей старшего дошкольного возраста на этапе констатирующего эксперимента мы обратились к методикам оценки развития творческого воображения В.Т. Кудрявцева и методикам педагогической диагностики Н.А. Рыжовой («Отдых на природе», «У реки» и др.). На первом этапе работы методами беседы, разрешения проблемных ситуаций выявлялись особенности ценностного отношения детей к природе. После проведения занятий с помощью наблюдения в естественных и специально созданных условиях изучались особенности проявления ценностного отношения детей к природе. На этой основе были определены уровни сформированности осознанного отношения к природе. При выделении уровней мы руководствовались следующими критериями: интеллектуальным (характер и объем знаний); мотивационным (отношение ребенка к этим знаниям); поведенческим (поступки и деятельность детей). Иерархия уровней выглядит следующим образом.

^ Низкий уровень. Дети имеют неглубокие знания об окружающей среде, редко применяют их на практике; у них недостаточно сформирован интерес к природе родного края и ее изучению; дети соблюдают правила поведения в природе лишь при наличии контроля, не всегда проявляют желание участвовать в природоохранной деятельности, не проявляют собственной инициативы при решении экологических проблем; не всегда способны понять и оценит красоту родной природы.

^ Средний уровень. Дети имеют знания о взаимосвязях в природе, однако не всегда могут применить их в процессе природоохранной деятельности; у них имеется интерес к родной природе; они проявляют активность, инициативность и творчество в решении экологических проблем; в большинстве случаев проявляют сознательное заботливое отношение к животным и растениям; умеют видеть и ценить красоту родной природы.

^ Высокий уровень. Дети обладают разносторонними и глубокими знаниями о родной природе, систематически применяют их в процессе природоохранной деятельности в соответствии с народными традициями и обычаями, у них сформирован устойчивый интерес к изучению родной природы; они проявляют активность в решении экологических проблем ближайшего окружения; умеют видеть и ценить красоту окружающей природы; у них проявляется чувство ответственности за сохранение природы.

Центральный этап исследования был связан с построением этнопедагогической модели экологического воспитания детей старшего дошкольного возраста, опирающейся на принципы развивающего образования. Ее развивающий характер обеспечивался тем, что формирование основ экологического сознания осуществлялось в форме совместного осмысления и разрешения детьми и взрослыми тех открытых проблем, которые «ставит» перед ними испытывающая антропогенные воздействия родная природа. В поисках средств такого осмысления и разрешения субъекты эксперимента (дети, педагоги, родители, представители ближайшего микросоциума) обращались к экологической культуре народов Арктики. Усвоение круга соответствующих знаний и умений получало смысл лишь в контексте такого обращения и только в этом случае становилось широким и содержательным.

Для этих целей нами была разработана и апробирована региональная программа экологического воспитания дошкольников «Северное сияние». В программе заданы этнопедагогические условия формирование экологического сознания у детей старшего дошкольного возраста. В содержании программы включены основные сведения о народах, проживающих в Арктическом регионе Якутии (указаны их название и самоназвание, области расселения, тотемы, тип жилища, основная пища, традиционный род занятий, особенности добывающих промысла – охоты и рыболовства), элементы фольклора арктических народов, посвященного природным явлениям (прежде всего – загадки, а также приметы, пословицы, поговорки).

Этнокультурный материал привлекался, в том числе, в целях проблематизации обыденных или «квазинаучных», зачастую стереотипных, представлений о природе, усвоенных современными детьми от современных взрослых. Следует отметить, что взрослые, как правило, стремятся оперативно «изжить» мифоподобные – артифициалистские, анимистские и др. тенденции в детском сознании и мышлении. В качестве альтернативы они прибегают к естественнонаучному способу объяснения, облеченного в доступную для ребенка форму (ветер никто не «выдувает», а существуют определенные механизмы перемещения воздушных масс; солнце и луну на небо никто не изготавливал и не приколачивал, они возникли и существуют там «сами по себе» в силу действия таких-то закономерностей; звезды никто не зажигает... и т.д.). Казалось бы, все расстанавливается на свои места. Но какой ценой? До этого ребенок был «убежден» в «рукотворности» окружающего, в том, что оно является «авторским произведением». Это «убеждение», с известной точки зрения - наивно. Однако оно привносило в отношение ребенка к миру необходимый элемент осмысленности, задавало специфическую позицию деятеля, в которой ребенок становился субъектом («соавтором») единого процесса многообразных изменений действительности, чувствовал себя совладельцем универсального магического жезла, по мановению которого происходят эти изменения, сами по себе таинственные и необъяснимые.

Обогащение содержания экологического воспитания, в частности, традиционным мифологическим материалом позволяет придать этой спонтанной тенденции детского сознания культуросообразный вектор. Тем самым закладывается основа для формирования у ребенка смыслового отношения к разнообразным природно-экологическим знаниям, способности к осмысленному освоению соответствующих умений. Это, в свою очередь, является важнейшей характеристикой собственно экологического сознания. В данном случае не возникает опасности «перегрузки» детей знаниями (например, дети, участвующие в нашем эксперименте знакомились с перечнями млекопитающих, птиц и растений Арктики). Будучи вовлеченными в творчески выстроенный детьми и взрослыми смысловой контекст, они усваиваются, применяются и самостоятельно реорганизуются ребенком свободно, гибко и избирательно. Кроме того, задача координации «видимого» (выраженного через рациональное знание и операционный состав деятельности) и «смыслового» (организованного в мифопоэтических категориях) «поля», по терминологии Д.Б.Эльконина, активизирует творческое воображение ребенка, на которое опирается детское мировидение (В.Т.Кудрявцев).

В ходе эксперимента осуществлялась целенаправленная и управляемая (со стороны экспериментатора) реализация разработанного содержания. В рамках достижения основной цели – формирования начал экологического сознания решались более специальные задачи: приобретение детьми экологических и природоохранных знаний, развитие у них способности к образно-эмоциональному восприятию природы, умений и навыков рационального природопользования, представлений о губительных последствиях негативного воздействия человека на дикую природу, бережного отношения к миру природы, отраженного в традиционном экологическом мировоззрении северных народов.

Наряду с этим были подготовлены планы и конспекты занятий, сценарии народных праздников для старшей и подготовительной группы детского сада, работающего в условиях Арктики, что давало возможность усилить «событийный эффект» (В.Т.Кудрявцев) приобщения к родной природе.

Особое внимание мы уделили проектированию развивающей предметной среды ДОУ (В.А.Петровский, Л.М.Кларина, С.Л.Новоселова, В.Т.Кудрявцев, Н.А.Рыжова, С.Н.Николаева и др.), а также педагогическому оформлению пространства, простирающегося за пределы дошкольного учреждения. Это позволило придать ему черты культурно-образовательного пространства, развивающей природно-ландшафтной среды. Через содержание предметной и природно-ландшафтной среды создавались условия для разнообразной деятельности ребенка с природными объектами (включая продуктивно-художественную), что способствовало формированию экологического сознания. Так, была создана экологическая комната, живой уголок, минимузеи, в которых получил свое отражение быт и деятельность народов Арктики, уголки природы в группах и др. Составлялись экологические паспорта для ДОУ, паспорта растений, находящихся в группах.

В естественных условиях тундры проводились совместные природоохранительные акции детей и взрослых. Для этих целей была разработана детская экологическая тропинка «Тундровичок». Выделены ведущие функции экологических тропинок (помимо указанной, нами были определены еще три вида экотропинок, которые целесообразно использовать в условиях экологического воспитания дошкольников Арктики): общеразвивающая, познавательная, эстетическая, воспитывающая, оздоровительная, организационно-деятельностная.



В процессе исследования идея расширения культурно-образовательного пространства постепенно приобрела форму идеи проектирования открытой педагогической системы – социоприродного «микрокосмоса» как новой модели ДОУ Арктики с приоритетным экологическим направлением. Со временем мы все больше убеждались в том, что именно такая организационная форма позволит полноценно построить наш педагогический эксперимент. Исходя из этого нами была предложена схема интеграции (в целях развития экологического сознания дошкольников) деятельности педагогов и воспитанников ДОУ, родителей с деятельностью работников заповедника «Усть-Ленский», музея Арктики, библиотеки, спортивного комплекса «Водник», учителей и учащихся общеобразовательных школ и др. при информационной поддержке местного канала телевидения. В частности, была налажена система работы с музеем Арктики, где дети знакомились с народным бытом, декоративно-прикладным искусством, картинами местных художников, с историей полярных экспедиций в родном крае. Привлечение к педагогической деятельности творческой интеллигенции послужило стимулом для взаимопроникновения различных видов деятельности. Благодаря освоению этнокультуры в аспекте задач экологического воспитания ребенок сам становился ее творцом – через творческую деятельность (сочинение стихов и сказок, драматизация сказок, развертывание игр), участие в республиканских и международных выставках, акциях, проводимых совместно с заповедником «Усть-Ленский» («Марш парков», «День Земли»). Именно такой интегративный подход способствовал комплексному развитию экологического сознания у дошкольников. В якутской народной традиции он соответствует идее туолбэнэн иитии – «воспитания всем миром».

Сопоставление результатов, полученных в контрольной и экспериментальной группах свидетельствует о повышении уровня осознанного отношения к природе благодаря проведению систематической развивающей работы .

Итоги диагностики уровня данного отношения (по вышеуказанным методикам В.Т.Кудрявцева и Н.А.Рыжовой) соотносились с результатами бесед с каждым ребенком, наблюдений за детьми в ходе проведения национальных праздников, игр, занятий, развертывания самостоятельной деятельности, а также - анализа ее продуктов. Статистическая обработка полученных результатов свидетельствует об их достоверности.

Таким образом, этнопедагогическая модель экологического воспитания дошкольников обладает значительным потенциалом с точки зрения возможностей развития экологического сознания детей.








Скачать 178,52 Kb.
оставить комментарий
Дата13.11.2011
Размер178,52 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

плохо
  1
отлично
  2
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх