Решение именем Российской Федерации icon

Решение именем Российской Федерации


Смотрите также:
Решение именем российской федерации...
Решение именем российской федерации «11»...
Решение именем Российской Федерации...
Решение именем российской федерации...
Решение именем Российской Федерации...
Решение именем Российской Федерации...
Решение именем Российской Федерации...
Решение именем Российской Федерации...
Решение именем российской федерации...
Решение Именем Российской Федерации...
Решение именем Российской Федерации...
Решение именем Российской Федерации...



Загрузка...
страницы: 1   2
вернуться в начало
скачать

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации


20 июня 2007 г. г. Братск


Мировой судья судебного участка № 44 Центрального округа г. Братска Иркутской области Заугольникова Е.В.

при секретаре Пушкиной О.С.

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело № 2-418-2007 г. по иску К. к ООО “КраМЗ-Авто” о взыскании стоимости проезда к месту отдыха и обратно

УСТАНОВИЛ:

Истец К. обратился в суд к ООО “КраМЗ-Авто” с исковым заявлением о взыскании компенсации стоимости проезда к месту использования отпуска и обратно, указав в обосновании иска что с 01.01.2005 года он работает в Братском филиале ООО “КраМЗ-Авто”. С 12 августа 2006 года по 12 октября 2006 года он находился в очередном ежегодном оплачиваемом отпуске, в соответствии с отпускным удостоверением № 58 от 15 августа 2006 года. В указанный период он совершил поездку из г. Братска к месту использования отпуска - в г. Сочи. Сумма фактически понесенных затрат к месту использования отпуска и обратно составила 19037,20 рублей. 17.10.2006 года он обратился с заявлением к Управляющему директору ООО “КраМЗ-Авто” о компенсации расходов на оплату стоимости проезда к месту использования отпуска и обратно. До настоящего времени компенсация указанных расходов ему не произведена. Полагает, что работодателем нарушено его право на оплату стоимости проезда и провоза багажа к месту использования отпуска и обратно лицам, работающим в организациях, расположенных в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях. Трудовое законодательство устанавливает государственные гарантии и компенсации на возмещение дополнительных материальных и физиологических затрат гражданам в связи с работой и проживанием в экстремальных природно-климатических условиях Севера и приравненных к ним местностях. 06 сентября 2005 года между работниками ООО “КраМЗ-Авто” и работодателем был заключен Коллективный договор на 2005 год, который действовал в момент его обращения за компенсацией расходов до заключения нового. Пункт 6.5 коллективного договора предусматривает положение о том что работникам предприятия Братского филиала и неработающим членам его семьи предоставляется бесплатный проезд один раз в два года к месту проведения отпуска и обратно в пределах Российское Федерации по фактически произведенным затратам. Таким образом, он в полной мере обладает правом на указанную компенсацию и вправе рассчитывать на возмещение работодателем произведенных им затрат. В связи с чем просит взыскать с ответчика компенсацию расходов на оплату стоимости проезда к месту использования отпуска и обратно в сумме 19037,20 рублей.

В судебном заседании истец К. свои исковые требования поддержал, суду пояснил что с 01.01.2005 года он работает в Братском филиале ООО “КраМЗ-Авто”. С 12 августа 2006 года по 12 октября 2006 года ему был предоставлен очередной ежегодный оплачиваемый отпуск. Также у него наступило право на бесплатный проезд к месту отдыха. В августе 2006 года он обратился в бухгалтерию Братского филиала предприятия, написал заявление о предоставлении отпуска и на оплату проезда, ему было выдано отпускное удостоверение, однако пояснили, что денег на выдачу аванса для приобретение билетов нет. Поскольку у него были деньги, он приобрел билеты, съездил в отпуск, после чего предоставил их для оплаты, а также написал заявление на имя управляющего директора ООО “КраМЗ-Авто” с просьбой оплатить проезд к месту использования отпуска и обратно. Однако денег до настоящего времени он не получил, никакого ответа на данное заявление ему не пришло, только в бухгалтерии филиала ему сказали, что денег на выплату нет, поэтому он обратился в суд. Просит взыскать с ответчика компенсацию расходов на оплату стоимости проезда к месту использования отпуска и обратно в сумме 19037,20 рублей.

Представитель истца - Сковпин С.В. исковые требования К. поддержал, суду пояснил, что пункт 6.5 коллективного договора ООО “КраМЗ-Авто”, принятого 06.09.2005 года и действовавшего в период 2006 года, предусматривает, что работникам предприятия Братского филиала и неработающим членам его семьи предоставляется бесплатный проезд один раз в два года к месту проведения отпуска и обратно в пределах Российской Федерации по фактически произведенным затратам. Положение о предоставлении компенсации стоимости проезда в отпуск работникам ООО “КраМЗ-Авто”, которое предоставил ответчик, принято администрацией предприятия в одностороннем порядке, без согласования с профсоюзным комитетом, работники не были ознакомлены с порядком предоставления аванса для проезда к месту использования отпуска. Считает, требования К. законны и обоснованы, просит суд взыскать ответчика в пользу истца компенсацию расходов на оплату стоимости проезда к месту использования отпуска и обратно в сумме 19037,20 рублей.

Представитель ответчика - Короть М.Г., действующая по доверенности, исковые требования истца не признала, суду пояснила, что в соответствии с частью 8 статьи 325 Трудового кодекса РФ, частью 7 статьи 33 Федерального закона № 4520-1 от19.02.1993 г. “О государственных гарантиях ” компенсациях для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностям”, размер, условия и порядок компенсации расходов на оплату стоимости проезда и провоз багажа к месту использования отпуска и обратно, для лиц, работающих в организациях, финансируемых из бюджетов субъектов Российской Федерации, устанавливаются органами государственной власти субъектов Российской Федерации, в организациях, финансируемых из местных бюджетов, - органами местного самоуправления, у работодателей, не относящихся к бюджетной сфере, коллективными договорами, локальными нормативными актами, принимаемыми с учетом мнения выборных органов первичных профсоюзных организаций, трудовыми договорами. В соответствии с пунктом 6.5 “Коллективного договора ООО “КраМЗ-Авто на 2005 год”, работникам предприятия Братского филиале и неработающим членам его семьи предоставляется бесплатный проезд один раз в два года к месту проведения отпуска и обратно в Российской Федерации по фактически произведенным затратам. Согласно ст. 10 Коллективного договора (зарегистрированному от 20.10.2005 г. № 1377), «…коллективный договор действует по 31.12.2005 года включительно. Если к этому сроку новый коллективный договор не будет заключен, то настоящий договор будет действовать до заключения нового коллективного договора на уровне сметы 2005 года...”. Поскольку коллективный договор на 2006 год не был заключен, следовательно, условия коллективного договора действовали на уровне сметы 2005 года. Несмотря на то что, в смете 2005 года средства на компенсацию проезда в отпуск работников предприятия не были предусмотрены, администрацией ООО “КраМЗ-Авто” было принято решение осуществить выплаты компенсации по оплате проезда в отпуск работникам Братского филиала в пределах сметы 2006 года. В Бизнес-плане бюджета социальных программ на 2006 год, утвержденном “РУСАЛ-Управляющая Компания”, по статье “компенсация по оплате проезда в отпуск” в бизнес-плане на 2006 год составлял 276.000 (Двести семьдесят шесть тысяч рублей) по 23.000 тыс. руб. ежемесячно. Согласно Регламенту предоставления планов и отчетов, утвержденным “РУСАЛ-УК”, каждый месяц до 14 числа, на предприятии составляются текущие планы на следующий месяц, в котором возможна корректировка бизнес-плана, что и было сделано в июле на август 2006 года, когда сумма текущего плана составила 43.700 рублей, а не 23.000 рублей, и в сентябре на октябрь, когда сумма текущего плана составила 80.000 рублей вместо запланированной 23.000 рублей. Вследствие этого, статья “компенсация по оплате проезда в отпуск” бюджета социальных программ была увеличена до 307.700 рублей, а фактические затраты по данной статье в 2006 г. составили 322.789 рублей, что на 46 789 рублей превысило утвержденную сумму в бизнес-плане на 2006 год. В соответствии с законодательством РФ, в ООО “КраМЗ-Авто”, порядок предоставления компенсации по оплате проезда в отпуск регламентирован в “Положении о предоставлении компенсации стоимости проезда в отпуск работникам”. Согласно ст. ст. 4.1.,4.2., 3.7. настоящего Положения, компенсационная выплата осуществляется на основании отпускного удостоверения в форме авансового платежа, исходя из расчетной стоимости проезда к месту использования отпуска и обратно, указываемом работником в заявлении на компенсацию в обязательном порядке. Для получения отпускного удостоверения, работник предоставляет специалисту по кадрам ГУП филиала следующие документы: заявление на компенсацию, копии приобретенных проездных документов, справку о тарифе маршрута. Выплата аванса для приобретения билетов производится перед отъездом в отпуск исходя из примерной стоимости проезда в течение 7 дней со дня передачи работником в ООО “РЦУ” в г. Братске отпускного удостоверения и документов, указанных в п. 4.2. Таким образом, в 2006 году, 19 работников Братского филиала реализовали свое законное право на компенсацию стоимости проезда к месту отдыха и обратно, а ООО “КраМЗ-Авто” было выплачено этим работникам денежных средств на общую сумму 322 789,70 (триста двадцать две тысячи семьсот восемьдесят девять рублей 70 копеек). Истец, работник Братского филиала ООО “КраМЗ-Авто” К., до отъезда в г. Сочи в отпуск, за авансом на приобретение билетов в бухгалтерию предприятия не обращался. В соответствии с пунктом 4.8. настоящего Положения, работник филиала может заявить свое право на компенсацию по возвращению из отпуска (без аванса). Истец написал заявление и предоставил необходимые документы для получения компенсации по проезду в отпуск 17 октября 2006 года. Однако на тот период, финансовой возможности у предприятия осуществить выплату компенсации истцу уже не было, то есть все средства по этой статье предприятием на тот момент уже были израсходованы. Последний раз в 2006 году, предоставление денежной компенсации, которая в рамках статьи бюджета соц. программ могла быть принята на затраты предприятия, была предоставлена работнику Братского филиала Змановской Т.Н. в размере 18.630 рублей 08 копеек 06.10.2006 г. Кроме этого, по обращению председателя профкома ОАО “Братский алюминиевый завод”, в октябре 2006 года прокуратурой Советского района г. Красноярска проводилась проверка предприятия по соблюдению трудового законодательства в части предоставления работникам бесплатного проезда к месту использования отпуска и обратно. В ходе проверки было установлено, что оснований для применения мер к ООО “КраМЗ-Авто” прокурорского реагирования по данному вопросу не имеется. Добавила, что предприятие приняло все возможное, чтобы работники реализовали свое право на компенсацию стоимости проезда к месту использования отпуска. Если бы К. обратился заблаговременно, до отъезда в отпуск, то его право было бы реализовано. Если К. пожелает поехать в отпуск, то данные проезд в отпуск будет ему компенсирован. На основании вышеизложенного и соответствии с частью 8 статьи 325 Трудового кодекса РФ, частью 7 статьи 33 Федерального закона № 4520-1 от19.02.1993 г. “О государственных гарантиях и компенсациях для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностям”, просит отказать истцу в удовлетворении исковых требований по иску к ООО “КраМЗ-Авто” о взыскании компенсации на оплату стоимости проезда к месту использования отдыха и обратно в полном объеме.

Выслушав истца, его представителя, представителя ответчика, исследовав материалы дела, суд приходит к следующему.

Исковые требования К. касаются обязанностей ответчиков, возникших до введения изменений в ст. 325 Трудового Кодекса РФ, введенных Федеральным законом от 30.06.2006 г. № 90-ФЗ, вступающие в силу с 06.10.2006 г., поэтому ст. 325 Трудового Кодекса РФ должна применяться в редакции от 22.08.2004 года, действующими с 01.01.2005 года.

В соответствии со ст. 325 Трудового Кодекса РФ, с изменениями и дополнениями на 01.01.2005 года, размер, условия и порядок компенсации расходов на оплату стоимости проезда и провоза багажа к месту использования отпуска и обратно для лиц, работающих в организациях, в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, не относящихся к бюджетной сфере, - устанавливается работодателем.

В соответствии со ст. 33 Закона РФ от 19.02.1993 года № 4520-1 “О государственных гарантиях и компенсациях для лиц, работающих и проживающих в районе Крайнего Севера и приравненных к ним местностях” в редакции Федерального закона № 122-ФЗ от 22.08.2004 года, действующих с 01.01.2005 года, размер, условия и порядок компенсации расходов на оплату стоимости проезда и провоза багажа к месту использования отпуска и обратно для лиц, работающих в организациях, в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, не относящихся к бюджетной сфере, - устанавливается работодателем.

В соответствии со ст. 43 Трудового Кодекса РФ, действие коллективного договора распространяется на всех работников данной организации, ее филиала, представительства и иного обособленного подразделения.

Согласно п. 6.5 Коллективного договора ООО “КраМЗ-Авто” от 06.09.2005 года, работникам предприятия Братского филиала и неработающим членам его семьи предоставляется бесплатный проезд один раз в два года к месту проведения отпуска и обратно в пределах Российской Федерации по фактически произведенным затратам.

В соответствии с п. 2.1 Положения о предоставлении компенсации стоимости проезда в отпуск работникам ООО “КраМЗ-Авто”, право на компенсацию проезда к месту использования отпуска и обратно возникает у вновь принятого работника, начиная со 2-го года работы, то есть по истечении 12 месяцев с начала непрерывной работы на предприятии.

Согласно п. 3.1 Положения, проезд компенсируется в пределах территории Российской Федерации кратчайшим путем с учетом принципа разумности в пределах стоимости железнодорожного тарифа (купе) - при проезде железнодорожным транспортом, в пределах стоимости тарифа (экономкласс) - при проезде воздушным транспортом.

Согласно п. 4.2, п. 4.3 названного Положения, для получения отпускного удостоверения работник предоставляет специалисту по кадрам филиала следующие документы: заявление на компенсацию (в заявлении на компенсацию необходимо, чтобы специалист по кадрам филиала указал стаж работника); копии приобретенных проездных документов (при наличии), справку о тарифе по маршруту. На основании представленных документов специалист по кадрам филиала формирует отпускное удостоверение, которое передает работнику. Работник передает отпускное удостоверение и документы, указанные в п. 4.2, в бухгалтерию филиала в г. Братске.

Согласно п. 4.8 названного Положения, если работник филиала заявляет свое право на компенсацию по возвращению из отпуска (без аванса), то компенсация в этом случае производится после предоставления отчетных документов на основании заявления работника.

Согласно копии приказа № 2/20 от 01.01.2005 года, копии трудового договора, К. был принят на работу с 01.01.2005 года в Братский филиал ООО “КраМЗ-Авто” водителем автомобиля.

Согласно копии приказа № БО 1449 от 02.08.2006 года, К. был предоставлен ежегодный оплачиваемый отпуск за период работы с 01.01.2006 года по 01.01.2007 года общей продолжительностью 58 календарных дней.

Согласно отпускному удостоверению, выданному К., имеется отметка о прибытии К. в г. Сочи.

Согласно авиабилету, стоимость проезда по маршруту Братск - Красноярск - Сочи составляет 9613,0 рублей.

Согласно авиабилету, стоимость проезда по маршруту Москва - Братск составляет 7883,0 рублей.

Согласно железнодорожному билету ЯД 2010704 800145, стоимость проезда купейным вагоном по маршруту Сочи-Воронеж составляет 1 136,5 рублей.

Согласно железнодорожному билету ЯД 2010704 800148, стоимость проезда купейным вагоном, по маршруту Воронеж - Москва составляет 904,7 рублей.

Согласно справке о стоимости проезда, стоимость проезда от ст. Сочи до ст. Москва купейным вагоном составляет 3030,0 рублей.

Согласно заявлению от 17.10.2006 года, К. обратился к управляющему директору ООО “КраМЗ-Авто” с просьбой компенсировать ему стоимость проезда по маршруту - Братск-Сочи-Воронеж-Москва-Братск.

Согласно справке начальника отдела управления персоналом, списком сотрудников, подтверждается, что в 2006 году правом на компенсацию расходов на оплату стоимости проезда к месту использования отпуска и обратно воспользовались 19 сотрудников Братского филиала ООО “КраМЗ-Авто”.

Согласно выписки из бюджета социальных программ ООО “КрамМЗ-Авто” на 2006 год, копией списков сотрудников, получивших компенсацию стоимости проезда к месту использования отпуска и обратно, копиями платежных поручений подтверждается, что бизнес планом на 2006 год была заложена компенсация стоимости проезда к месту использования отпуска и обратно в размере 276000,0 рублей, текущим планом - 307700,0 рублей, а фактически израсходовано 322789,0 рублей.

Согласно сообщения управляющего директора ООО “КраМЗ-Авто” руководителю Братского филиала ООО “КраМЗ-Авто”, после 06.09.2006 года стоимость проезда к месту проведения отпуска работодателем производиться не будет в связи с истечением 05.09.2006 года периода действия Коллективного договора.

Копией обращения председателя ГМПР в ОАО “БрАЗ”, копией ответа прокурора Советского района г. Красноярска от 25.10.2006 года председателю первичной профсоюзной организации ГМПР в ОАО “БрАЗ”, подтверждается проведение прокурорской проверки по факту обращения о нарушении трудовых прав работников Братского филиала 000 “КраМЗ-Авто”, с указанием, что мер прокурорского реагирования не имеется.

Анализируя все доказательства в совокупности, судом установлено, что К. работает в Братском филиале ООО “КраМЗ-Авто” с 01.01.2005 года. Согласно положению об оплате проезда, принятого на предприятии, по истечении 12 месяцев работы, истец приобрел право на оплачиваемый проезд к месту использования отпуска и обратно, т.е. данное право у истца возникло с 01.01.2006 года. В период с 16.08.2006 года по 12.10.2006 года истец находился в очередном оплачиваемом отпуске, ездил в отпуск по маршруту Братск - Сочи - Воронеж- Москва - Братск, после приезда из отпуска истцом было подано заявление о компенсации стоимости проезда к месту использования отпуска, однако истцу не была компенсирована стоимость проезда к месту использования отпуска, в связи с чем данная компенсация подлежит взысканию с ответчиков в судебном порядке.

В соответствии с ч. 3 ст. 196 ГПК РФ суд принимает решение по заявленным истцом требованиям.

Согласно представленных билетов, фактическая стоимость проезда истца к месту отдыха и обратно составила (9613,0 руб. + 7883,0 руб. +904,7 руб. +1136,5 руб.) = 19537 рублей 20 копеек. А стоимость проезда с учетом справки стоимости проезда в купейном вагоне по маршруту Сочи-Москва составляет (9613,0 руб. + 7883,0 руб. + 3030,0 руб.) = 20526,0 рублей.

Поскольку истцом заявлены исковые требования о взыскании с ответчика компенсации в сумме 19037 рублей 20 копеек, а суд не может выйти за рамки заявленных исковых требований, поэтому требования истца подлежат удовлетворению в сумме 19037 рублей 20 копеек и данная сумма подлежит взысканию с ответчиков.

Доводы представителя ответчика о том, что в смете на 2005 год компенсация на оплату стоимости проезда к месту использования отпуска и обратно для работников предприятия заложены не были, а смета на 2006 год была заложена компенсация расходов на оплату стоимости проезда к месту использования отпуска в сумме 276000,0 рублей, поскольку предприятием не был заключен коллективный договор на 2006 год, действовал на уровне сметы 2005 года, а фактически предприятие в 2006 году истратило на компенсацию работникам стоимости проезда к месту использования отпуска и обратно 322789,0 рублей, поэтому средств, выделенных для компенсации работникам для оплаты проезда к месту использования отпуска не хватило на всех работников, судом не могут быть приняты во внимает по следующим основаниям.

Право работника на компенсацию стоимости проезда к месту использования отпуска и обратно предусмотрено ст. 325 Трудового Кодекса РФ, с изменениями и дополнениями на 01.01.2005 года, ст. 33 Закона РФ от 19.02.1993 года № 4520-1 “О государственных гарантиях и компенсациях для лиц, работающих и проживающих в районе Крайнего Севера и приравненных к ним местностях” в редакции .Федерального закона № 122-ФЗ от 22.08.2004 года, действующих с 01.01.2005 года. Данное право работника также закреплено п. 6.5 Коллективного договора ООО “КраМЗ-Авто” от 06.09.2005, действовавшим в период 2006 года, а также Положением о предоставлении компенсации стоимости проезда в отпуск работникам ООО “КраМЗ-Авто”. Данное право должно распространяться на всех работников Братского филиала ООО “КраМЗ-Авто” без ограничения. Поэтому доводы представителя ответчика о том, что для компенсации оплаты проезда К. не хватило средств, выделенных для данного рода компенсации, не может служить основанием в отказе выплате К. данной компенсации.

Доводы представителя ответчика о том, что К. не обратился до отъезда в отпуск с заявлением о предоставления компенсации стоимости проезда, судом не могут быть приняты во внимание, поскольку п. п. 4.8 Положения о предоставлении компенсации стоимости проезда в отпуск работникам ООО “КраМЗ-Авто” предусматривает право работника на обращение с заявлением о выплате компенсации стоимости проезда к месту проведения отпуска и обратно и после проезда в отпуск.

Кроме того, суд отмечает, что К. на предприятии было выдано отпускное удостоверение, которое, в соответствии с п. 4.2 Положения о предоставлении компенсации стоимости проезда в отпуск работникам ООО “КраМЗ-Авто”, выдается при предоставлении всех необходимых документов на компенсацию стоимости проезда к месту использования отпуска.

В соответствии со ст. 103 ГПК РФ с ответчика подлежит взысканию государственная пошлина в доход государства в сумме 671,12 рублей.

Руководствуясь ст. ст. 194-199 ГПК РФ мировой судья


РЕШИЛ:

Иск удовлетворить.

Взыскать с ООО “КраМЗ-Авто” в пользу К. компенсацию расходов на оплату стоимости проезда к месту использования отпуска и обратно в размере 19037 рублей 20 копеек.

Взыскать с ООО “КраМЗ-Авто” госпошлину в доход государства в размере 671,12 рублей.

Решение может быть обжаловано в Братский городской суд через мирового судью в течение 10 дней со дня изготовления мотивированного решения.


Трудовые споры об обжаловании результатов расследования случая профессионального заболевания


РЕШЕНИЕ

^ ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ


18 июня 2007 года Братский городской суд Иркутской области в составе:

председательствующего судьи Кравчук И.Н.,

при секретаре Синицыной А.П.

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Ш. к ООО “РУСАЛ Братский алюминиевый завод”, Государственному учреждению - Иркутское региональное отделение фонда социального страхования РФ о признании 100% вины работодателя в случае профессионального заболевания, признании п.п. 19, 21 Акта № 1 о случае профессионального заболевания от 18 января 2007 года незаконными,


УСТАНОВИЛ:

Истец Ш. в исковом заявлении просит признать 100% вины работодателя в случае его профессионального заболевания, признать п.п. 19, 21 Акта № 1 о случае профессионального заболевания от 18 января 2007 года незаконными.

В обоснование своих исковых требований истец Ш. указал, что проработал электролизником расплавленных солей 20 лет 8 месяцев на Братском алюминиевом заводе. Актом № 1 о случае профессионального заболевания от 18 января 2007 года ему было установлено профессиональное заболевание и установлен диагноз - профессиональная бронхиальная астма, средней степени тяжести, плохо контролируемое течение, ДН 1. Пунктом 19 указанного акта ему установили степень вины в размере 10 %. Считает, что подобные выводы комиссии ничем не обоснованны и незаконны. Просит признать 100% вины работодателя в случае его профессионального заболевания, признать п.п. 19, 21 Акта № 1 о случае професрионального заболевания от 18 января 2007 года незаконными.

В судебном заседании истец Ш. исковые требования признал, суду пояснил, что проработал электролизником расплавленных солей 20 лет 8 месяцев на Братском алюминиевом заводе. Актом № 1 о случае профессионального заболевания от 18 января 2007 года ему было установлено профессиональное заболевание и установлен диагноз - профессиональная бронхиальная астма, средней степени тяжести, плохо контролируемое течение, ДН 1. Пунктом 19 указанного акта ему установили степень вины в размере 10 % якобы в связи с действиями, способствовавшими ухудшению его здоровья, а именно: длительное сокрытие от работодателя заболевания, являющегося противопоказанием к работе во вредных условиях труда; фальсифицированный подход к периодическим медицинским осмотрам (использование ингаляторов перед обследованием); наличие двух амбулаторных карт с противоположными по значению записями - в одной из карт в течении нескольких лет отмечались данные о лечении заболеваний органов дыхания, а в другой - о нормальном состоянии здоровья, позволяющем работать в условиях корпусов электролиза. Считает, что подобные выводы комиссии ничем не обоснованны и незаконны. В соответствии со статьей 213 Трудового кодекса РФ работники, занятые на тяжелых работах и на работах с вредными и (или) опасными условиями труда проходят обязательные периодические медицинские осмотры (обследования) для определения пригодности этих работников для выполнения поручаемой работы и предупреждения профессиональных заболеваний. Цель периодических медицинских осмотров (обследований), согласно Приказу Минздравсоцразвития РФ от 16 августа 2004 года № 83, заключается в динамическом наблюдении за состоянием здоровья работников, своевременном выявлении начальных форм профессиональных заболеваний, ранних признаков воздействия вредных и (или) опасных производственных факторов на состояние здоровья работников, формирования групп риска. Из заключения № 2537 Клиники НИИ медицины труда и экологии человека (г. Ангарск) следует, что впервые проблемы с дыханием у него появились в 1988 году. За период с 1988 года до заключения КЭК № 2059 от 27.11.2006 года о противопоказаниях в работе, им было пройдено 19 периодических медицинских осмотров и обследований. Ответственности работника за качество проведенных медицинских осмотров законодательство не устанавливает. Работник, не имея соответствующего медицинского образования, не может самостоятельно выявить у себя признаки воздействия вредных веществ и (или) опасных ' производственных факторов на здоровье. Использование работником лекарственных препаратов для улучшения своего самочувствия, в том числе и в период работы, не является нарушением действующего законодательства. Также гражданин имеет право на сохранение в тайне информации о факте обращения за медицинской помощью, о состоянии здоровья, диагнозе и иных сведениях, полученных при его обследовании и лечении. Передача этих сведений (врачебная тайна) другим гражданам, в том числе должностным лицам, допускается только с согласия гражданина. Статья б Закона РФ “О медицинском страховании граждан в Российской Федерации” от 28 июня 1991 г. № 1499-1 устанавливает право каждого гражданина на свободный выбор медицинского учреждения и врача, получение медицинской помощи на всей территории Российской Федерации, в том числе за пределами постоянного места жительства. Из этого следует, что наличие у него двух амбулаторных карт и непредставление сведений о состоянии здоровья не противоречит действующему законодательству, поскольку это право гарантируется работнику вышеуказанными законами. Его вина в том, что он своими действиями способствовал ухудшению здоровья, исключена, поскольку он не несет ответственности за качество проводимых медицинских осмотров и не обязан предоставлять сведения о состоянии своего здоровья. Просит признать 100% вины работодателя в случае его профессионального заболевания, признать п.п. 19, 21 Акта № 1 о случае профессионального заболевания от 18 января 2007 года незаконными.

Представитель истца Сковпин С.В. по заявлению поддерживает исковые требования Ш.

Представитель ответчика ООО “РУСАЛ Братский алюминиевый завод”, Тарабаров Н.М., по доверенности, в судебном заседании иск не признал, суду показал, что истец проработал электролизником расплавленных солей 20 лет 8 месяцев на Братском алюминиевом заводе. Актом № 1 о случае профессионального заболевания от 18 января 2007 года ему было установлено профессиональное заболевание и установлен диагноз - профессиональная бронхиальная астма, средней степени тяжести, плохо контролируемое течение, ДН 1. Пунктом 19 указанного акта ему установили степень вины в размере 10 %, так как работник, согласно ст. 214 ТК РФ должен сообщить работодателю об ухудшении своего здоровья. Истец же длительное время скрывал от работодателя заболевание, являющееся противопоказанием к работе во вредных условиях труда; при периодических медицинских осмотрах использовал ингалятор перед обследованием; скрыл наличие двух амбулаторных карт с противоположными по значению записями - в одной из карт в течении нескольких лет отмечались данные о лечении заболеваний органов дыхания, а в другой - о нормальном состоянии здоровья, позволяющем работать в условиях корпусов электролиза. Таким образом, считает, что в акте № 1 о случае профессионального заболевания от 18 января 2007 года истцу было правильно установлена степень его вины в размере 10%.

Представитель ответчика Государственного учреждения - Иркутское региональное отделение фонда социального страхования РФ Вавилова Т.В. по доверенности, в судебном заседании иск не признала, суду показала, что в соответствии с Трудовым Кодексом РФ, работник обязан немедленно извещать своего непосредственного или вышестоящего руководителя об ухудшении своего здоровья. При проведении расследования Ш. в объяснительной написал, что медицинские осмотры на производстве проходил с применением препаратов, улучшающих функцию дыхания, в связи с чем раннее выявление профессионального заболевания и изменение условий труда не представлялось возможным. Таким образом, истец скрыл заболевание. Считает, что действия Ш. способствовали увеличению вреда, причиненного его здоровью, настаивает на установлении вины застрахованного в размере 50%.

Выслушав пояснения сторон, показания свидетелей, изучив материалы дела, суд приходит к следующему.

Согласно ст. 213 ТК РФ работники, занятые на тяжелых работах и на работах с вредными и (или) опасными условиями труда проходят обязательные периодические медицинские осмотры (обследования) для определения пригодности этих работников для выполнения поручаемой работы и предупреждения профессиональных заболеваний.

Согласно Приказу Минздравсоцразвития РФ от 16 августа 2004 года № 83, цель периодических медицинских осмотров заключается в динамическом наблюдении за состоянием здоровья работников, своевременном выявлении начальных форм профессиональных заболеваний, ранних признаков воздействия вредных и (или) опасных производственных факторов на состояние здоровья работников, формирования групп риска.

Согласно ст. 214 ТК РФ работник обязан немедленно извещать своего непосредственного или вышестоящего руководителя об ухудшении своего здоровья.

Ст. 6 Закона РФ “О медицинском страховании граждан в Российской Федерации” от 28 июня 1991 г. № 1499-1 устанавливает право каждого гражданина на свободный выбор медицинского учреждения и врача, получение медицинской помощи на всей территории Российской Федерации, в том числе за пределами постоянного места жительства.

Статья 30 “Основ законодательства об охране здоровья граждан” от 22 июля 1993 года № 5487 - 1 устанавливает право граждан на сохранение в тайне информации о факте обращения за медицинской помощью, о состоянии здоровья, диагнозе и иных сведениях, полученных при его обследовании и лечении. Передача этих сведений (врачебная тайна) другим гражданам, в том числе должностным лицам, допускается только с согласия гражданина.

Согласно п. 26 “Положения о расследовании и учете профессиональных заболеваний”, утвержденного Постановлением Правительства РФ № 967 от 15.12.2ООО года, для установления степени вины необходимо установить грубую неосторожность работника в увеличении вреда здоровью.

В соответствии с Федеральным законом РФ от 24.07.1998 года № 125 - ФЗ “Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний” под фактором повреждения здоровья в виде профессионального заболевания понимается острое или хроническое заболевание застрахованного, являющееся результатом воздействия вредного производственного фактора, повлекшее временную или стойкую утрату профессиональной трудоспособности.

Согласно Акта № 1 о случае профессионального заболевания от 18 января 2007 года Ш. было установлено профессиональное заболевание и установлен диагноз - профессиональная бронхиальная астма, средней степени тяжести, плохо контролируемое течение, ДН 1.

Пунктом 19 указанного акта Ш. установлена степень вины в размере 10 %, в связи с действиями, способствовавшими ухудшению его здоровья: длительное сокрытие от работодателя заболевания, являющегося противопоказанием к работе во вредных условиях труда; фальсифицированный подход к периодическим медицинским осмотрам (использовал ингалятор перед обследованием); наличие двух амбулаторных карт с противоположными по значению записями - в одной из карт в течение нескольких лет отмечались данные о лечении заболеваний органов дыхания, а в другой - о нормальном состоянии здоровья, позволяющем работать в условиях корпусов электролиза.

Пунктом 21 указанного акта установлено, что Ш. нарушил ст. 214 ТК РФ, так как работник обязан немедленно извещать своего непосредственного или вышестоящего руководителя об ухудшении состояния своего здоровья.

Согласно трудовой книжке, Ш. проработал электролизником расплавленных солей Братском алюминиевом заводе с 06.03.1986 по 29.12.2006 год.

Согласно заключению клиники НИИ медицины труда и экологии человека г. Ангарска № 2537, впервые проблемы с дыханием у Ш. появились в 1988 году. Ш. поставлен основной диагноз: профессиональная бронхиальная астма, ирритативная, средней степени тяжести, плохо контролируемое течение, ДН 1. Заключение: основное заболевание профессиональное. Противопоказана работа с токсическими, раздражающими, аллергизирующими веществами, физическим перенапряжением, общим охлаждением.

Согласно выписки из амбулаторных карт Ш., 1963 г.р., в амбулаторной карте профосмотров, ведущейся с 2003 года, данных о хронических заболеваниях, жалоб патологических изменений в анализах и данных инструментальных обследований нет. Пациентом представлены 2 амбулаторные карты ГБ 1, 1 из них ведется с 1986г., по ней регистрированы остеохондроз поясничного отдела, ОРВИ. В 1998г. перенес 2 ОРВИ и острый бронхит, состоял на диспансерном учете в течение 1 года, как часто болеющий. С учета снят по выздоровлении. Профосмотры по пр. 555, 90 проходил ежегодно, изменения в данных обследований статусе отсутствовали, признавался годным, здоровым. По амбулаторной карте-вкладышу, ведущейся с 1997г., записи начинаются с обращения по поводу кашля, одышки на запахи и в ночное время и диагноза хр.обструктивный бронхит, предастма? Обращения по хр.бронхиту от 1 до 3 раз в год, с назначением адекватного лечения. В 2ОООг. терапевтом выставляется и в 2004г. аллергологом подтверждается диагноз бронхиальная астма аллергическая, средней тяжести, ДН 1. 02.12.2002г. по карте-вкладышу регистрируется обращение по поводу обострения хр.обструктивного бронхита с назначением адекватного лечения, а в основной карте 02.12.02 обращение по ОРВИ с выдачей листка нетрудоспособности со 02.12.02 по 10.12.02, без упоминай анамнестических данных о хр.бронхите и назначением симптоматической терапии. В июне 2006г. с учетом стажа в профессии и условий труда лечащим врачом в карте-вкладыше “сказывается предположение о связи заболевания с профессией, пациент направляется в Ангарский НИИ медицины труда и экологии человека, где с 30.10.06 по 16.11.06 диагностируется профессиональная бронхиальная астма ирритативная, средней степени тяжести, плохо контролируемое течение, ДН 1 ст. Сопутствующие диагнозы: передний сухой ринит. Вертеброгенная цервикалгия, люмбалгия, ст.ремиссии, часто рецидивирующее течение.

Согласно выписки из протокола № 81 заседания президиума профкома от 15 января 2007 года, в действиях Ш. отсутствует грубая неосторожность, содействующая увеличению вреда, причиненного его здоровью в виде хронического профессионального заболевания, поскольку работодателем не были представлены материалы для установления ее соразмерности с предлагаемой степенью вины 10%. Степень вины Ш. в получении хронического профессионального заболевания отсутствует.

Согласно выписки из протокола КЭК № 200, степень утраты профессиональной трудоспособности у Ш. составляет 40% в связи с профзаболеванием.

Согласно приказа фонда социального страхования РФ филиал № 9 Государственного учреждения - Иркутское региональное отделение фонда социального страхования РФ № 238 - В от 26.02.2007 года, Ш. назначена ежемесячная страховая выплата в сумме 11196 рублей 14 копеек с 05.02.2007 по 01.03.2008 год.

В судебном заседании свидетель Инешина Л.А., заместитель главврача в МУЗ ГБ № 1 г. Братска показала, что Ш. является ее пациентом. Впервые истец обратился к ней с жалобой на затрудненное дыхание. Был выставлен предварительный диагноз - предастма, либо абструктивный бронхит. При применении гомеопатических препаратов состояние истца улучшилось. Все периодические осмотры проходил нормально. Однако, во время работы приступы стали частыми, все больше стал пользоваться ингаляторами. В течении отпуска состояние истца улучшалось. То, что у пациента было две карточки - это не запрещается, для подтверждения диагноза, врач должен был запросить все документы, касающиеся пациента, в медицинском учреждении. К тому же на профосмотрах должны быть врачи высокой квалификации, они должны сами выявлять признаки заболевания. Также в обязанности работодателя входит направление работников один раз в пять лет в НИИ Медицины труда для полного обследования. Чтобы определить функции внешнего дыхания нужно определенное оборудование и дополнительное оснащение, которое должно обеспечивать само предприятие.

В судебном заседании свидетель Мамедов И.М.О., начальник контактного и ковшевого хозяйства в ОАО “РУСАЛ БрАЗ” показал, что истец работал длительное время у него в подчинении. Он входил в состав комиссии по расследованию случая профессионального заболевания истца. Ш. никогда не обращался с жалобами на состояние здоровья. Регламентирующих документов, где фиксируются обращения работников со своими заболеваниями, кроме листков нетрудоспособности, у них нет.

В судебном заседании свидетель Тимкини В.И., начальник СПЛ, показал, что истца; знает как работника БРАЗа. Составлял акт о расследовании случая профессионального заболевания в отношении Ш. Вина Ш. в том, что тот не сказал врачам, что болен.

В судебном заседании свидетель Киргизов С.Г., начальник отдела охраны труда ОАО “РУСАЛ БрАЗ” показал, что истца знает в связи с расследованием случая профессионального заболевания, входил в состав комиссии по расследованию. Ш. умышленно скрывал, что болеет бронхиальной астмой.

В судебном заседании свидетель Сулимова О.Н.. специалист отдела охраны труда ОАО “РУСАЛ БрАЗ” показала, что входила в состав комиссии по расследованию случая проф. заболевания Ш. Истец должен был поставить в известность врача, проводившего медосмотр о наличии заболевания. Если бы работников направляли в Ангарск на обследование раз в пять лет, как это положено, это было бы профилактикой заболеваний на ранних стадиях.

В судебном заседании свидетель Кропп А.Ю.показал, директор ОАО “РУСАЛ БрАЗ” что в комиссию по расследованию случая проф. заболевания Ш. не входил. Заболевание - бронхиальная астма - не характерна для завода. Считает, что это не профессиональное заболевание, к тому же истец скрывал свою болезнь. Если бы они знали о наличии у истца болезни, вывели бы его с вредного производства в течении недели. Поскольку амбулаторная карта Ш. не поступила к ним, значит в регистратуре она не находилась, а находилась на руках у истца. Истца не направляли на обследование в Ангарск, так как он скрывал заболевание. Поскольку, направляются только те, кто имеет показания.

Анализируя исследованные в судебном заседании доказательства в их совокупности, суд считает установленным, что стороны состояли в трудовых отношениях. Истец проработал электролизником расплавленных солей в ОАО “РУСАЛ БрАЗ” 20 лет 8 месяцев. Актом № 1 о случае профессионального заболевания от 18 января 2007 года ему было установлено профессиональное заболевание и установлен диагноз - профессиональная бронхиальная астма, средней степей) тяжести, плохо контролируемое течение, ДН 1. Пунктом 19 указанного акта ему установили степень вины в размере 10 %.

Судом установлено, что впервые проблемы с дыханием у Ш. появились в 1988 году. За период с 1988 года до заключения КЭК № 2059 от 27.11.200 года о противопоказаниях в работе, Ш., как работник, занятый на работах вредными и опасными условиями труда, проходил 19 периодических медицинских осмотров и обследований. При этом, ответственности работника за качество проведенных медицинских осмотров законодательство не устанавливает. Работник, не имеет соответствующего медицинского образования, не может самостоятельно выявить у себя признаки воздействия вредных веществ и опасных производственных факторов на здоровье. Использование Ш. лекарственных препаратов для улучшения своего самочувствия, в том числе и в период работы, не является нарушением действующего законодательства.

В соответствии со ст. 30 “Основ законодательства об охране здоровья граждан” от 22 июля 1993 года № 5487 - 1 гражданин имеет право на сохранение в тайне информации о факте обращения за медицинской помощью, о состояние здоровья, диагнозе и иных сведениях, полученных при его обследовании и лечении. Передача этих сведений (врачебная тайна) другим гражданам, в том числе должностным лицам, допускается только с согласия гражданина. Статья 6 Закона РФ “О медицинском страховании граждан) в Российской Федерации” от 28 июня 1991 г. № 1499-1 устанавливает право каждого гражданина на свободный выбор медицинского учреждения и врача, получение медицинской помощи на всей территории Российской Федерации, в том числе за пределами постоянного места жительства. Из этого следует, что наличие у Ш. двух амбулаторных карт, непредставление сведений о состоянии здоровья не противоречит действующему законодательству, поскольку это право, гарантируется работнику вышеуказанными законами.

Доводы представителей ответчиков, свидетелей на нарушение Ш. ст. 214 ТК РФ суд считает несостоятельными, поскольку данная статья устанавливает обязанность работника немедленно извещать своего непосредственного или вышестоящего руководителя об ухудшении состояния своего здоровья, в том числе и о проявлении признаков острого профессионального заболевания только непосредственно в процессе выполнения трудовой функции в рабочее время.

Кроме того, для установления степени вины работника в том, что он своими действиями способствовал ухудшению здоровья, необходимо установить грубую неосторожность работника в увеличении вреда здоровью. Поскольку под хроническим профессиональным заболеванием понимается заболевание, являющееся результатом длительного воздействия на работника вредного производственного фактора, повлекшее временную или стойкую утрату профессиональной трудоспособности, то для правомерного установления степени вины необходимы доказательства систематического нарушения Ш. требований охраны труда в процессе его трудовой деятельности, которые не были представлены работодателем.

При таких обстоятельствах суд считает, что вина Ш. в том, что он своими действиями способствовал ухудшению здоровья, исключена.

Таким образом, поскольку вины Ш. в том, что он своими действиями способствовал ухудшению здоровья, нет, суд считает п.п. 19. 21 Акта № 1 о случае профессионального заболевания от 18 января 2007 года в отношении Ш. незаконными.

Руководствуясь ст.ст. 194-198 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

Исковые требования Ш. к ООО “РУСАЛ Братский алюминиевый завод”, Государственному учреждению - Иркутское региональное отделение фонда социального страхования РФ о признании 100% вины работодателя в случае профессионального заболевания, признании п.п. 19, 21 Акта № 1 о случае профессионального заболевания от 18 января 2007 года незаконными, удовлетворить.

Признать 100% вины работодателя в случае профессионального заболевания у Ш.

Признать п.п. 19, 21 Акта № 1 о случае профессионального заболевания от 18 января 2007 года незаконными.

Решение в десятидневный срок может быть обжаловано в Иркутский областной суд через Братский городской суд.




Судья Кравчук И.Н.

Судья - докладчик Петухова В.Г. По делу № 33-2845-07

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

24 августа 2007 года г. Иркутск

Судебная коллегия по гражданским делам Иркутского областного суда в составе: председательствующего судьи Бурдуковой С.В., судей Каракич Л.Л., Петуховой В.Г., рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Ш. к ООО “Русал Братский алюминиевый завод”, Государственному учреждению - Иркутское региональное отделение фонда социального страхования РФ о признании 100% вины работодателя в случае профессионального заболевания, признании п.п. 19,21 Акта № 1 о случае профессионального заболевания от 18 января 2007 года незаконными по кассационной жалобе Государственного учреждения - Иркутское региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации на решение Братского городского суда Иркутской области от 18 июня 2007 года.

Заслушав доклад судьи Иркутского областного суда Петуховой В.Г., пояснения представителя государственного учреждения - Иркутское региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации Дергаусова Е.Е., поддержавшего доводы кассационной жалобы, представителя Ш. — Воробьева Е.М., возражавшего против удовлетворения жалобы, судебная коллегия

Установила:

В обоснование своих исковых требований истец Ш. указал, что проработал электролизником расплавленных солей 20 лег 8 месяцев на Братском алюминиевом заводе. Актом № 1 о случае профессионального заболевания от 18 января 2007 года ему было установлено профессиональное заболевание и установлен диагноз - профессиональная бронхиальная астма, средней степени тяжести, плохо контролируемое течение, ДН 1. Пунктом 19 указанного акта ему установили степень вины в размере 10 %. Считает, что подобные выводы комиссии ничем не обоснованны и незаконны.

Просил признать 100% вины работодателя в случае его профессионального заболевания, признать п.п. 19, 21 Акта № 1 о случае профессионального заболевания от 18 января 2007 года незаконными.

В судебном заседании Ш., его представитель Сковпин С.В. исковые требования поддержали.

Ответчики иск не признали.

Решением суда исковые требования Ш. удовлетворены. В кассационной жалобе Государственное учреждение - Иркутское региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации просит решение суда отменить, дело направить на новое рассмотрение, указав, что суд неверно дал оценку установленным по делу обстоятельствам относительно наличия вины Ш. в профессиональном заболевании.

В возражениях на кассационную жалобу Ш. просит решение суда оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения. Не соглашается с доводами кассационной жалобы, указав, что для правомерного установления степени вины необходимы доказательства систематического нарушения им требований охраны труда в процессе его трудовой деятельности, которые ответчиками представлены не были.

Проверив законность и обоснованность решения суда по доводам кассационной жалобы, судебная коллегия находит решение подлежащим отмене по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела Ш. работал электролизником расплавленных солей на Братском алюминиевом заводе с 06.03.1986 года по 29.12.2006 года.

Согласно Акту № 1 о случае профессионального заболевания от 18 января 2007 года (л.д.4-8) Ш. установлено профессиональное заболевание — профессиональная бронхиальная астма средней степени тяжести, плохо контролируемое течение, ДН 1. Степень вины Ш. определена в размере 10% в связи с действиями, способствовавшими ухудшению его здоровья: длительное сокрытие от работодателя заболевания, являющегося противопоказанием к работе во вредных условиях труда; фальсифицированный подход к периодическим медицинским осмотрам (использовал ингалятор перед обследованием); наличие двух амбулаторных карточек с противоположными по значению записями - в одной из карт в течение нескольких лет отмечались данные о лечении заболеваний органов дыхания, а в другой - о нормальном состоянии здоровья, позволяющем работать в условиях корпусов электролиза.

Удовлетворяя исковые требования Ш., суд первой инстанции исходил из того, что ответчик не доказал наличие вины Ш. в ухудшении здоровья, а для установления степени вины работника необходимо установить грубую неосторожность работника в увеличении вреда здоровья.

Однако указанный вывод суда не соответствует обстоятельствам дела, основан на неверном толковании норм материального права.

В силу статьи 214 Трудового кодекса Российской Федерации работник обязан немедленно извещать своего непосредственного или вышестоящего руководителя об ухудшении своего здоровья.

В соответствии с п.1 ст. 14 Федерального закона “Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве к профессиональных заболеваниях” если при расследовании страхового случая комиссией по расследованию страхового случая установлено, что грубая неосторожность застрахованного содействовала возникновению или увеличению вреда, причиненного его здоровью, размер страховых выплат уменьшается с учетом степени вины застрахованного, но не более чем на 25 процентов.

Указанное правило предусмотрено и Положением о расследовании и учете профессиональных заболеваний, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 15.12.2000 года № 967.

Как установлено судом первой инстанции и подтверждается материалами дела, впервые проблемы с дыханием у Ш. появились в 1988 году (л.д. 38 - 41). Ш. в ходе судебного разбирательства подтвердил то обстоятельство, что об ухудшении своего состояния здоровья, о диагнозе заболеваний он работодателя в известность не ставил. За период с 1988 года до заключения КЭК № 2059 от 27.11.2006 года Ш. при прохождении периодических медицинских осмотров также не сообщал о состоянии своего здоровья, о появившихся проблемах с дыханием. Более того, Ш. подтвердил, что перед прохождением периодических медицинских осмотров он пользовался ингаляторами для улучшения функции дыхания. Это обстоятельство подтверждается и сведениями из обозренных судом первой инстанции в ходе судебного разбирательства амбулаторных карт Ш.

Таким образом, установление степени вины Ш. в размере

10% по результатам расследования случая профессионального заболевания в акте № 1 от 18 января 2007 года соответствует требованиям действующего законодательства и обстоятельствам дела.

Ссылка суда в обоснование законности действия истца по не информированию работодателя о состоянии своего здоровья на положение; статьи 30 “Основ законодательства об охране здоровья граждан” сделана без учета всех фактических обстоятельств дела, учета правоотношений, регулируемых трудовым законодательством, Федеральным законом “Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваниях”.

При таких обстоятельствах решение суда нельзя признать законным и обоснованным и оно подлежит отмене по основаниям п.п. 3, 4 ч.1 ст.362 ГПК РФ.

Исходя из того, что обстоятельства, имеющие значение для дела установлены на основании имеющихся доказательств, судебная коллегия в соответствии с абзацем 4 статьи 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации полагает необходимым принять новое решение по делу, которым в удовлетворении исковых требований Ш. отказать.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 360, 361, 362 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия


Определила:


Решение Братского городского суда Иркутской области от 18 июня 2007 года по делу по иску Ш. к ООО “Русал Братский алюминиевый завод”, Государственному учреждению - Иркутское региональное отделение фонда социального страхования РФ о признании 100% вины работодателя в случае профессионального заболевания, признании п.п. 19,21 Акта № 1 о случае профессионального заболевания от 18 января 2007 года незаконными отменить.

В удовлетворении исковых требований Ш. о признании 100% вины работодателя в случае профессионального заболевания, признании п.п. 19,21 Акта № 1 о случае профессионального заболевания от 18 января 2007 года незаконными отказать.





Судья: Кравчук И.Н.

2-я инстанция: председательствующий Бурдукова С.В.

судьи - Каракич Л.Л., Петухова В.Г. - докладчик


ПОСТАНОВЛЕНИЕ


г. Иркутск 3 марта 2008 года


Президиум Иркутского областного суда в составе: и.о. председателя Попова И.М., членов президиума: Корнюшиной Л.Г., Лухнева А.И., Овчинниковой А.П., Федоркевич С.З., по докладу и.о. заместителя председателя Федоркевич С.З.,

рассмотрел надзорную жалобу истца Ш. на определение судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 24 августа 2007 года, по материалам гражданского дела по иску Ш. к ООО «РУСАЛ Братский алюминиевый завод», государственному учреждению «Иркутское региональное отделение Фонда социального страхования РФ» о признании п.п. 19, 31 Акта № 1 о случае профессионального заболевания от 01.01.2007 незаконными, признании 100% вины работодателя в случае профессионального заболевания,

УСТАНОВИЛ:

Ш. обратился в суд с вышеуказанным иском к ответчикам, ссылаясь на то, что причиной обнаруженного у него 27 ноября 2006 года профессионального заболевания послужило длительное воздействие, неустранимых вредных производственных факторов и повышенная чувствительность его организма к их воздействию в период работы у ответчика в должности электролизника расплавленных солей (20 лет и 8 месяцев).

Свою вину в возникновении профзаболевания либо ухудшении состояния здоровья истец отрицает, указывая, что ежегодно проходил все обязательные профосмотры, выполнял все предписания врачей. Наличие у него двух амбулаторных карт и не представление работодателю сведений о состоянии здоровья, по мнению истца, не противоречит закону.

Решением Братского городского суда Иркутской области от 18 июня 2007 года иск удовлетворен.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 24 августа 2007 года решение суда первой инстанции отменено и принято новое решение об отказе в иске.

В надзорной жалобе Ш. просит определение судебной коллегии отменить и оставить в силе решение суда первой инстанции.

Определением судьи Иркутского областного суда от 4 февраля 2008 года дело передано для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции - президиума Иркутского областного суда.

Выслушав доклад и.о. заместителя председателя Федоркевич С.З., проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы, заслушав личные пояснения представителя БрАЗа Курчицкой Е.М., президиум находит судебное постановление суда кассационной инстанции, подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса РФ основаниями для отмены судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального и процессуального права.

Определение судебной коллегии принято с существенным нарушением норм материального и процессуального права.

Удовлетворяя исковые требования Ш., суд первой инстанции правильно исходил из того, что ответчик не доказал наличие вины истца в ухудшении здоровья, а грубой неосторожности в увеличении вреда здоровью.

По мотивированному мнению суда, истец не нарушил требования п. 4 ст. 214 ТК РФ, поскольку не был обязан информировать работодателя о состоянии своего здоровья, и не может отвечать за качество проводимых медицинских осмотров.

Данный довод суда первой инстанции судебной коллегией не опровергнут.

Отменяя решение суда первой инстанции, судебная коллегия признала недоказанным, не соответствующим обстоятельствам дела указанный выше вывод суда, полагая, что, установление 10% вины Ш. в возникновении профессионального заболевания соответствует требованиям законодательства и обстоятельствам дела, подтвержденным амбулаторными картами.

С данным выводом судебной коллегии согласиться нельзя.

По смыслу ст. 214 ТК РФ работник обязан: немедленно извещать своего непосредственного или вышестоящего руководителя во время работы об ухудшении состояния своего здоровья; проходить обязательные предварительные, периодические, внеочередные (по направлению работодателя) медицинские осмотры.

Неисполнение или ненадлежащее исполнение работниками обязанностей, закрепленных в указанной статье, является нарушением трудовой дисциплины, и виновные в этом могут быть привлечены к дисциплинарной ответственности.

Из материалов дела видно, что Ш. в период работы своевременно прошел все обязательные медицинские осмотры и обследования (19) и противопоказаний к работе у него обнаружено не было.

Отвергая вывод суда первой инстанции об отсутствии в действиях Ш. грубой неосторожности, и принимая новое решение об отказе в иске, судебная коллегия не установила и не указала в определении конкретные действия истца, принятые ею в подтверждение его вины в возникновении профзаболевания, либо усугублении его течения.

Обстоятельств, свидетельствующих о совершении Ш. дисциплинарного проступка, судебной коллегией не установлено.

В силу с. ч. 4 ст. 198 ГПК РФ в мотивировочной части решение суд должен указать обстоятельства дела, установленные судом; доказательства, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах; доводы, по которым суд отвергает те или иные доказательства.

В нарушение ст. 198 ГПК РФ в определение судебной коллегии отсутствуют выводы о причинно-следственной связи между нарушением работником ст. 214 ТК РФ и возникновением и развитием профессионального заболевания.

Признавая п.п. 19,21 Акта по форме Н-1 от 18 января 2007 года о случае профессионального заболевания, законными, суд кассационной инстанции не принял во внимание и не дал оценку заключению профкома ППО ГМПР в ОАО «БрАЗ (л.д. 50) об отсутствии у Ш. грубой неосторожности, содействующей увеличению вреда, причиненного его здоровью, мнение которого, в силу п. 26 «Положения о расследовании и учете профессиональных заболеваний», утвержденного постановлением Правительства РФ от 15.12.2000 № 967, обязательно учитывается при установлении степени вины застрахованного.

Допущенные судебной коллегией нарушения норм материального и процессуального права являются существенными, поскольку привели к неправильному разрешению дела.

Поэтому, определение судебной коллегии по гражданским делам от 24 августа 2007 надлежит отменить и оставить в силе решение суда первой инстанции.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 388, 390 ГПК РФ, президиум,

ПОСТАНОВИЛ:

Надзорную жалобу Ш. удовлетворить.

Определение судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 24 августа 2007 года по делу по иску Ш. к ООО «РУСАЛ Братский алюминиевый завод», ГУ Иркутское региональное отделение Фонда социального страхования о признании 100% вины работодателя в случае профессионального заболевания, признании п.п. 19, 31 Акта № 1 о случае профессионального заболевания от 01.01.2007 незаконными, отменить и оставить в силе решение Братского городского суда Иркутской области от 18 июня 2007 года.




оставить комментарий
страница2/2
Дата13.11.2011
Размер0,6 Mb.
ТипРешение, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх