И. П. Волков Зам. Главного редактора icon

И. П. Волков Зам. Главного редактора


Смотрите также:
Образовательные программы опыт транса санкт-петербург 2007 Редакционная коллегия выпуска :...
И. П. Волков Зам главного редактора...
И. П. Волков Зам главного редактора...
И. П. Волков Зам главного редактора...
И. П. Волков Зам главного редактора...
И. П. Волков Зам главного редактора...
И. П. Волков Зам. Главного редактора...
И. П. Волков Зам главного редактора...
Н. Г. Хайруллина (зам главного редактора)...
В. А. Пономаренко А. А. Ворона, Д. В. Гандер (зам главного редактора)...
1 (21) 2010 г. Научно-практический журнал вестник педагогических инноваций новосибирск...
И. П. Волков Зам главного редактора...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16
вернуться в начало
скачать

^ ПСИХОЛОГИЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ


ГЕНЕЗИС ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ НАПРАВЛЕННОСТИ


Кандидат психол. наук, доцент Ю.А.Афонькина


Проблема профессионального становления в современной психологии рассматривается как одна из важнейших в жизни человека, поскольку профессия предоставляет возможность удовлетворять основные потребности и часто становится главным стержнем построения отношений с людьми (Е.М.Борисова, Г.П.Логинова, Д.Н.Завалишина, А.К.Маркова, Л.М.Митина, Г.С.Никифоров, Ю.П.Поваренков, К.К.Платонов). Особое место в контексте профессионального развития занимает профессиональная направленность (Л.А..Головей, Е.М.Иванова, Е.А.Климов), изучение которое является одной из важнейших задач психологии развития и акмеологии.

Многочисленные исследователи указывают на развитие профессиональной направленности до включения человека в профессиональный труд, подчеркивают важность анализа ее возрастного аспекта (В.А.Худик, В.П.Парамзин, А.П.Сейтешев и др.).

Ряд авторов (Л.Л.Кондратьев, Т.В.Кудрявцев, К.К.Платонов и др.) относят зарождение профессиональной направленности к этапу профессионального обучения.

В целом следует констатировать, что наблюдаются разночтения в отношении возраста возникновения и становления профессиональной направленности, что требует разработки проблемы генезиса профессиональной направленности, предполагающей выявление ее предпосылок, условий, механизмов возникновения и становления в периоды, предшествующие включению человека в производительный труд.

Концептуальную важность представляет ответ на вопрос о том, насколько уместно включать ранние периоды развития человека в контекст анализа генезиса профессиональной направленности, поскольку собственно профессиональная деятельность становится доступной человеку относительно поздно в онтогенетическом плане.

Методологической основой решения обозначенной проблемы выступает положение Л.С.Выготского о необходимости исследовать историю развития психических функций, требование изучать не только сложившиеся, но и складывающиеся функции в их предпосылочных проявлениях.

Особую важность исследованию предпосылочных и первых проявлений сложных психических функций, а также факторов, их детерминирующих, придает тот факт, что ранние периоды онтогенеза проецируются на дальнейшее психическое развитие. Как подчеркивал П.П.Блонский, - изучение ребенка – это изучение истории его развития. Причем основные проблемы его развития лучше всего выясняются на начальных периодах жизни. В школьной и даже юношеской жизни человека еще сильнее отзвуки его «ясельного детства».

Заметим, что в отечественной психологии сложилась традиция изучения предпосылок, начальных этапов сложных психических функций. Так, Л.А.Регуш изучено возникновение способности к прогнозированию, Е.О.Смирновой - предпосылки развития произвольного поведения в раннем и дошкольном детстве, Н.Н.Палагиной - предпосылки и условия развития воображения в раннем возрасте.

Введение ранних периодов онтогенеза в анализ профессионального развития (Е.А.Климов, В.И.Тютюнник) делает изучение генезиса профессиональной направленности на ранних этапах онтогенеза не только уместным, но и необходимым.

Оно приобретает важный психологический смысл, способствуя решению двух взаимосвязанных проблем.

Во-первых, выделению истоков профессиональной направленности через анализ ее предпосылок, условий, механизмов возникновения и становления. А во-вторых, углублению понимания ее зрелых форм.

Исходя из современной концептуальной модели профессиональной деятельности (С.А.Дружилов, Е.В.Дворцова) уместно рассматривать профессию не с точки зрения профессиональных функций, выполнение которых не доступно человеку в ранние периоды развития, а с точки зрения профессиональной сферы общественного бытия, отражающей разнообразные аспекты человеческой практики, в том числе и практики взаимоотношений. Следовательно, изучение профессиональной направленности в ранние периоды развития человека целесообразно предпринять через исследование ориентировок в мире профессий как важного аспекта социальной действительности.

Такое понимание профессиональной направленности позволяет включить проблему ее генезиса в широкий контекст целостного развития личности на протяжении онтогенеза, рассматривать ее генезис в тесной связи с закономерностями возраста и возникновением специфичных возрасту психологических новообразований.

Предлагаемая нами теоретическая модель генезиса профессиональной направленности опирается на представление о процессе психического развития, принятое в отечественной психологии (Л.И.Анцыферова, Л.С.Выготский, А.Н.Леонтьев, Д.Б.Эльконин и др.). Развитие предстает как процесс количественных и качественных преобразований в психике, определяющие системные и структурные изменения, протекающий периодично, связанный преемственностью между этапами, фазами и стадиями развития.

Генезис профессиональной направленности может быть понят, как процесс, протекающий по определенным стадиям. Причем каждая из стадий опирается на достижения предыдущих, включает эти достижения в новый контекст. В то же время регрессивное образования разрушаются и преодолеваются. В то же время регрессивные образования разрушаются и преодолеваются. То есть, зрелые формы профессиональной направленности имеют предпосылки на более ранних этапах развития, без которых не могут сформироваться. Таким образом, в качестве ключевой проблемы для понимания генезиса профессиональной направленности выступает определение времени возникновения ее предпосылок, первых проявлений, условий и факторов, детерминирующих данный процесс. Каждую стадию ее генезиса следует интерпретировать в двух аспектах: как с точки зрения собственной ценности, неповторимого вклада, так и с точки зрения его значения для общего цикла генезиса профессиональной направленности.

В свете идей Б.Г.Ананьева правомерно предположить, что структура профессиональной направленности складывается в возрастном аспекте неодновременно. В определенный период преобладает один из ее компонентов, а их сочетание имеет своеобразие, определяющее в данном возрасте проявления профессиональной направленности. На каждом этапе профессиональная направленность характеризуется особыми проявлениями за счет неповторимого сочетания ее компонентов. Вновь возникающие, образующиеся или перестраивающиеся компоненты изменяют ее специфику и приводят к перестройке ее структуры.

Каждый компонент в структуре профессиональной направленности в своем развитии проходит три фазы: зарождение на уровне предпосылок, возникновение, становление.

Соотнесение стадий генезиса профессиональной направленности с возрастом человека требует выделения в каждой стадии особых этапов, которые в контексте диалектического подхода к проблеме генезиса профессиональной направленности характеризуется с точки зрения:

  • специфического сочетания ее компонентов;

  • достижений, на которых основано ее последующее развитие;

  • специфических условий, определяющих ее развитие в определенном возрасте.

Между этапами генезиса профессиональной направленности возникают сложные преемственные связи. Психологический смысл каждого этапа необходимо рассматривать в двух аспектах. С одной стороны, это развитие предпосылок профессиональной направленности, которые выступают как «заделы на будущее», обеспечивая переход к более сложным ее проявлениям, а с другой – развитие уже сложившихся на данном этапе ее компонентов.

Генезис профессиональной направленности исходя из внутрисистемных связей ее компонентов предстает как процесс, протекающий по трем стадиям.

На первой стадии (ранний, дошкольный и младший школьный возраст) возникают предпосылки профессиональной направленности, имеющие многозначный характер и ориентирующие ребенка в самых широких областях общественной практики за счет реального участия в предметно-практической деятельности или за счет моделирования тех сфер действительности, которые ребенку недоступны в повседневной жизни.

На второй стадии (подростковый возраст) возникают первые проявления профессиональной направленности за счет расширения и преобразования потребностей познавательного и социального характера, на основе включения подростка в реалии общественного бытия.

На третьей стадии (ранняя юность и студенческий возраст) происходит становление компонентов профессиональной направленности в контексте проектирования себя и своей жизнедеятельности в будущем и конструирования своей личности в профессиональном контексте.

Параметры, которые позволяют емко и содержательно охарактеризовать специфичное и преемственное в стадиях и этапах генезиса профессиональной направленности основаны на интегральном понимании ее структуры, а именно:

  • профессиональная направленность выражается через избирательное отношение к целям и задачам деятельности, совершаемой или предстоящей;

  • профессия выступает как ценность лишь в связи с жизненными, в том числе профессиональными планами;

  • в обобщенном виде все компоненты профессиональной направленности представлены через синтез потребностей и интересов, а стержнем ее структуры выступает вектор «мотив-цель»;

  • во всех компонентах профессиональной направленности отражается отношение человека к себе и к социальной действительности.

Исходя из обозначенных идей психологическая характеристика этапов генезиса профессиональной направленности, предстает с точки зрения:

  • предпочтений в профессиональной сфере ( к чему личность стремится);

  • ценностно-смысловых образований, проявляющихся в субъективной значимости профессиональной сферы для жизнедеятельности личности и удовлетворения ведущих потребностей (почему личность к этому стремится);

  • профессиональных представлений, отражающих структуру и содержание профессии, специфику профессионального пространства и знания о себе как будущем профессионале (что личность знает).

Главным достижением генезиса профессиональной направленности выступает высокая продуктивность и созидательный характер профессионально-трудовой деятельности, когда человек производит материальные и духовные ценности, создает или изменяет обстоятельства современной жизни и самого себя собственным трудом и поведением. В процессе генезиса меняется положение профессиональной направленности в контексте общей направленности личности и в системе личностных свойств, приобретая все большую значимость, а затем оформляясь в основное направление развития личности, показатель ее зрелости. Данные преобразования происходят за пределами изучаемых нами возрастных периодов, но подготавливаются ими.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Анцыферова Л.И. Психологические закономерности взрослого человека и проблема непрерывного образования /Психологический журнал. – 1980. – Т.1. – № 2

  2. Бодалев А.А.Вершина в развитии взрослого человека: характеристики и условия достижения. – М., 1998

  3. Парамзин В.П. Профессиональная направленность личности и ее формирование в школьные годы. – Новосибирск, 1987

  4. Сейтешев А.П. Профессиональная направленность личности – Алма-Ата, 1990

  5. Худик В.А. Психологическое изучение профессиональной направленности в подростковом и юношеском возрасте. – Киев, 1992

* Кафедра спец. педагогики и психологии Мурманского государственного педагогического института


^ О РАСПРОСТРАНЕНИИ КАТЕГОРИЙ И КОНЦЕПЦИЙ ИНЖЕНЕРНОЙ ПСИХОЛОГИИ НА ОБЛАСТЬ ПСИХОЛОГИИ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

__________________________________________________________________


^ Кандидат психол. наук, доцент С.А.Дружилов

Проблемы формирования профессионалов и профессионализма человека не могут рассматриваться вне конкретного социально-экономического контекста. Введение новых информационных технологий, автоматизация, компьютеризация деятельности и жизни человека повлекли за собой изменение традиционных представлений о профессиональных деятельностях, профессионалах и профессионализме. Наука XXI-го века обязана учитывать изменения особенностей бытия, деятельности и роли человека в условиях новой, технически и информационно насыщенной реальности. Человек должен не только вписаться в новую реальность, но и быть эффективным в своей профессиональной деятельности. И вклад в решение этой проблемы может оказать инженерная психология.

Традиционно считается, что инженерная психология занимается изучением деятельности операторов в системах «человек-машина». Читатель, который искренне убежден, что инженерная психология - это скучная, архаичная научная дисциплина, удел которой - анализ исключительно операторской деятельности в человеко-машинных системах, строение средств отображения информации (СОИ), может со спокойной совестью отложить эту статью. Но прежде ему стоит вспомнить о том, что его самого окружает множество новых технических устройств.

Подсчитано, что в каждой квартире в среднем порядка 500 бытовых технических устройств, многие из которых программируются. Телефон, в том числе мобильный, Internet, электронная почта, телетекст на телевизоре, автоматические стиральные машины и электрические печи стали привычной частью быта. Наши дети растут уже в новом информационном мире. А на работе нас встречают компьютеры, объединенные в сети, факсы, сложная оргтехника. Все больше мы работаем с информацией, а посредством ее - управляем потоками вещества и энергии.

Инженерная психология за свою полувековую историю накопила обширный арсенал теоретических концепций, категорий, методов и методик, которые могут быть распространены на широкий спектр профессиональных деятельностей. Именно в инженерной психологии разработана наиболее полная и стройная классификация видов профессиональной деятельности. На основе ставших классическими идей С.Л.Рубинштейна, Б.Г.Ананьева, Б.Ф.Ломова, Е.А.Климова о полисистемности человеческой деятельности, Г.В.Суходольским [6] была предложена концепция профессиональной деятельности как системы отношений человека с Миром.

Профессионализация труда – это процесс обретения трудовыми функциями такого уровня сложности, которые требуют от человека профессиональных знаний, умений, навыков, обретения трудовой деятельностью ее качественной формы – профессиональной деятельности [1]. В этом плане операторская деятельность является частным случаем профессиональной деятельности человека, использующего в качестве средств труда сложные технические устройства.

Первоначально именно в рамках инженерной психологии разработан ряд категорий, нашедших в дальнейшем использование в общей психологии, в психофизике, в психологии труда. К таковым относятся и понятие оперативного образа, введенное Д.А.Ошаниным, и понятие оперативного порога, введенного М.А.Дмитриевой. Повсеместно используются понятия оперативной памяти и оперативного мышления. Вряд ли кто-то будет настаивать на том, что понятия оперативной настройки и оперативного покоя, первоначально используемые для деятельности оператора в человеко-машинной системе, невозможно распространить на профессиональную деятельность специалистов неоператорского профиля.

Кстати, вспомним, что понятие «оперативное» происходит от латинского слова opera, означающего труд. Мы не можем не признать, что в условиях новой технической реальности, характеризующихся расширяющимися процессами механизации, комплексной автоматизации, внедрения новых информационных технологий в различные сферы жизни и деятельности, многие виды профессионального и непрофессионального труда превращаются в операторские и квазиоператорские. (Г.В.Суходольский, 1988). Это связано и с ответственностью за решения, принимаемые, зачастую в условиях дефицита времени и информации, и быстротечностью процессов, требующих оперативных действий. Отсюда следует, что методология, теория и методы, созданные в инженерной психологии, может быть распространены на другие системы профессиональных деятельностей людей [2].

В качестве подтверждения раскроем содержание приведенного выше понятия «оперативное мышление»: это мыслительная «деятельность по решению практических задач в быстроменяющихся условиях, которая осуществляется на основе моделирования человеком состояний объекта труда и приводит к формированию в конкретной ситуации схем (плана) действий по управлению реальными объектами и процессами» [3, С.196]. Выделяют три функции оперативного мышления: решение задач, планирование, декодирование. И если «примерить» рассматриваемое понятие к профессиональной деятельности специалистов самого различного профиля (менеджеров, инженеров, врачей, криминалистов и др.), то мы убеждаемся, что оно достаточно эффективно «работает». Конечно же, каждый раз нужно уточнять, что является объектом труда, и в чем заключается управление объектами и процессами.

Что же касается вопроса об упоминаемом выше моделировании состояний объекта, то и здесь мы видим связь с общепсихологическими подходами. Еще В.Н.Пушкин писал, что даже животному, для того чтобы обеспечить направленный поиск пищи, необходимо построить в своей голове аналоги объектов внешнего мира (цели, среды, путей движения) - информационные модели. Автор подчеркивает, что предметом исследования в психологической науке следует считать «выяснение закономерностей построения и работы мозговых информационных моделей внешнего мира, обслуживающих поведение животного и человека» [5, С.31]. В.Н.Пушкин справедливо считал, что «нет ни одного вида человеческого труда, в основе которого не было бы соответствующей формы информационного моделирования мира» [там же, С.32]. И ныне признается, что оперативные отражения, или «внутренние модели», представляют собой относительно постоянные образы памяти, которые регулируют любую деятельность [4].

Современная инженерная психологии в понятие информационная модель вкладывает иной смысл. Это организованная в соответствии с определенной системой правил совокупность информации, позволяющая человеку-оператору воспринимать и оценивать состояния объекта управления, среды и результатов собственных действий. Технической основой для формирования информационной модели являются СОИ. Во многих видах труда (менеджера, педагога, врача и др.) технические СОИ практически отсутствуют, но специалист все же получает значимую для него информацию, которую мы рассматриваем в качестве информационной основы деятельности. Целесообразно, чтобы эта информация (о состоянии среды, объекте и средствах труда, результатах деятельности и т.д.), получаемая человеком разными способами, была бы соответственно организована. Это облегчает человеку построение концептуальной модели его профессиональной деятельности.

Таким образом, категории информационной и концептуальной модели, оформившиеся первоначально в инженерной психологии применительно к операторской деятельности, могут быть использованы для других профессий и видов деятельности.

Это же относится к концепции требований к человеку-профессионалу. Не только техника, но и любая профессиональная деятельность требует от человека-деятеля особых свойств. Как индивид он должен обладать нервно-психической устойчивостью, высоким уровнем общих и специальных способностей, в том числе к самообучению и к самосовершенствованию. Как личность он должен быть ответственным, настойчивым, основательным, неимпульсивным, но оперативным. Как субъект деятельности он должен обладать обстоятельными знаниями и конкретными умениями, т.е. иметь внутреннюю концептуальную модель деятельности, достаточно полную и адекватную для большинства профзадач, известных профессиональному сообществу или ему самому. Индивидуальный стиль допустим лишь в пределах сохранения высокого качества, надежности и эффективности деятельности.

Не все люди могут быть профессионалами как вообще, так и в конкретных сложных деятельностях в частности. Поэтому в жизни происходит естественный отбор (когда человек вынужден менять сферу занятий). Для подготовки человека к профессиональной деятельности целесообразно применять специальные методы отбора, обучения и тренажа, разработанные в инженерной психологии. При этом, естественно, следует учитывать профессиональную специфику.

Мы исходим из предположения, что для успешного овладения профессией, адаптации к постоянно изменяющимся условиям профессиональной среды человек должен обладать достаточным внутренним потенциалом, иначе - индивидуальным ресурсом профессионального развития (ИРПР). Он характеризует внутреннюю физическую и духовную энергию человека, его деятельную позицию, направленность на самореализацию. ИРПР человека обеспечивает стабильно высокую эффективность его профессиональной деятельности и поэтому рассматривается в качестве внутренней предпосылки формирования профессионализма.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Дружилов С.А. Психология профессионализма: инженерно - психологические аспекты. – Новокузнецк: СибГИУ, 2000. - 159 с.

  2. Дружилов С.А. Инженерно-психологический подход к профессиональным деятельностям и профессионализму специалистов неоператорского профиля // Системы автоматизации в образовании, науке и производстве: Труды Всероссийской научно-практической конференции. – Новокузнецк: СибГИУ, 2001. - С.312-316.

  3. Душков Б.А (ред). Энциклопедический словарь: Психология труда, рекламы, управления, инженерная психология и эргономика / Сост. Б.А.Душков, Б.А.Смирнов, А.В.Королев. Под ред. Б.А.Душкова. – Екатеринбург: Деловая книга, 2000. – 462 с.

  4. ^ Конопкин О.А., Моросанова В.И. (ред.) Образ в регуляции деятельности: Тезисы докл. к междунар. науч. конф. (К 90-летию со дня рождения Д.А.Ошанина) / Под ред. О.А.Конопкина и В.И.Моросановой. - М.: Российское психол. общество, 1997. - 242 с.

  5. Пушкин В.Н. Психология и кибернетика. - М.: Педагогика, 1971. - 232 с.

  6. Суходольский Г.В. Метапсихология как новый подход к пониманию научной психологии // Вiсник Харкiвъского Унiверситету, № 498, - Харкiв, 2000. – С.140-143.

* г. Новокузнецк


^ ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ УСТОЙЧИВОСТЬ КАК ПРОФЕССИОНАЛЬНО ВАЖНОЕ КАЧЕСТВО СОВРЕМЕННОГО СПЕЦИАЛИСТА

_______________________________________________________________


к. психол.н., ст. преподаватель Ю.И.Лобанова


Если раньше основное внимание исследователей в области психологии труда уделялось деятельности человека- оператора, то современные условия жизни доказывают необходимость самого пристального изучения деятельности специалистов самых различных областей в целом психологических компонентов их деятельности в особенности.

Во-первых, для конкретно- исторической ситуации в нашей стране характерно, как пишут В.Д.Аносов и В.Е. Лепский [2, с. 7]: «отсутствие психологических механизмов защиты от манипулятивных воздействий у подавляющей части всех слоев населения; отсутствие социальных механизмов контроля и нейтрализации негативных информационно- психологических воздействий; отсутствие концептуального научно- методического обеспечения в сфере защиты от информационно- психологических воздействий». Поскольку специалистов любого профиля невозможно дифференцировать с населением как таковым, то, по всей видимости, вышеназванные проблемы характерны и для них.

Во-вторых, современные экономические и социальные условия предъявляют новые требования к специалистам, вынуждая наряду с высоким уровнем профессиональной компетентности демонстрировать также определенные психологические навыки и умения. Профессионалу необходимо найти свое место на рынке труда, совместить выполнение разнообразных профессиональных обязанностей, преодолеть несоответствие между основами профессиональной подготовки и требованиями реальной профессиональной деятельности, перенести воздействие таких стрессогенных факторов как физическая, информационная или эмоциональная перегрузка, не снижая результативности деятельности и уровня мотивации по отношению к ней, и, прежде всего сохранив собственную индивидуальность, сопротивляясь развитию профессиональной деформации.

И, наконец, в- третьих, все эти требования необходимо выполнить на фоне таких современных социально- экономических изменений, когда в условиях рыночных отношений в сторону отошли традиции обучения наставниками молодых специалистов, когда здоровье работника в принципе (и его психическое здоровье в частности) не волнует работодателя. Во многом, и сама окружающая среда (физическая и социальная) зачастую является стрессогенным фактором. Но в тех же самых жизненных условиях работодатель заинтересован в получении работника, который всегда будет работать на максимуме своих возможностей, высокомотивированном, выполняющем безупречно свои функции, в том числе связанные с осуществлением делового общения, то есть умеющем осуществлять психологическое воздействие и противостоять ему.

Соответствовать в полной мере всем этим требованиям удается далеко не всем и не всегда, причем наличие большого профессионального опыта не только не является прямым залогом успеха, но иногда дает прямо противоположный эффект. Иначе сложно объяснить не всегда удачную адаптацию специалистов с большим стажем к новым условиям деятельности. Нам представляется важным попытаться определить и описать качество (или качества), которое бы позволяло специалисту выполнять все перечисленные выше требования. Такое качество имеет смысл обозначить как профессиональную устойчивость. На данном этапе работы нам представляется, что данное качество является комплексным, системным, состоящим из некого набора индивидуально- психологических свойств, скорее всего взаимосвязанных между собой. Одной же из его составляющих будет являться психологическая устойчивость.

Понятие психологической устойчивости не является чрезмерно широко распространенным. Так, в некоторых психологических словарях данное понятие вообще не представлено к интерпретации (например, см. 4). В основном, большое значение психологической устойчивости придают специалисты, занимающимися профессиональной подготовкой военнослужащих, спасателей, работников аварийных служб, спортсменов, продавцов и коммерсантов (Ермаков П.Н., Богданович В., Селигман М., Недбайлов О.В., Устинов Д.). Таким образом, данное словосочетание чаще всего используется применительно к описанию требований, предъявляемых профессиональной деятельностью в особых, экстремальных условиях к субъекту труда.

Автор будет рассматривать психологическую устойчивость как профессиональное важное качество специалиста, обеспечивающее сохранность результативности выполняемой деятельности и уровня адекватности избираемых средств психологической защиты и психологического воздействия при активном психологическом воздействии извне.

Наиболее близкими понятиями к термину “психологическая устойчивость” с нашей точки зрения будут являться понятия “надежность деятельности оператора”, «помехоустойчивость», «морально-волевая устойчивость», «эмоциональная устойчивость» и «стрессоустойчивость». В данной работе нам бы хотелось остановиться на анализе различий между терминами «психологическая устойчивость» и «надежность деятельности».

Проблема надежности деятельности исследована в нашей стране достаточно хорошо. Под надежностью понимают, например, “меру стабильности оптимального уровня работоспособности в экстремальных условиях труда” [1, с. 39] или “способность к сохранению оптимальных рабочих параметров в экстремальных условиях работы”. В принципе, наше понимание психологической устойчивости тоже связано со способностью сохранять определенный уровень работоспособности, но в то же время существует и определенные отличия.

В технике под термином надежность понимают “свойство изделия выполнять заданные функции, сохраняя свои эксплуатационные показатели в заданных пределах в течение требуемого промежутка времени” [3, с. 18]. При этом оценить работу изделия можно через такие простые понятия как “работает” или “не работает”. В психологии же понятие надежности используется прежде всего применительно к деятельности оператора, т.е. к виду деятельности, непосредственно связанному с обработкой информации, причем эта информация связана с предметной сферой деятельности человека и весьма далека от взаимодействия человека с человеком. Так, Никифоров Г.С. пишет, что “надежность профессиональной деятельности предполагает безошибочное выполнение человеком возложенных на него профессиональных обязанностей (функций) в течение требуемого времени и при заданных условиях деятельности” [3, с.18].

Нам бы хотелось рассмотреть возможности сохранения человеком некого уровня работоспособности (показателей деятельности) при обработке и использовании информации, имеющей отношение прежде всего к социально- психологической сфере, ведь в работах определенной части психологов [4] неоднократно отмечались различия, возникающие при освоении предметной и социально- психологической сфер, чему совершенно не противоречит и диссертационная работа автора данного исследования [5]. Особенность обработки информации в предметной сфере заключаются в том, что нарушения в работе технических устройств, появившиеся вследствие ошибочных действий оператора, вполне объективно могут быть зафиксированы. Таким образом создать возможности для описания условий экстремальной деятельности оператора и таким образом, организовать экспериментальное исследование с целью определения уровня надежности деятельности оператора, не представляется технически сложным. Отказ в работе человека–оператора описывается как “невыполнение человеком- оператором предписанных ему действий или несоответствие качества их выполнению уровню, необходимому для достижения цели деятельности” [3]. Особенности же социально-психологической сферы состоит в том, что процессы понимания и использования информации, циркулирующей между собеседниками, тем более в процессе взаимного (и одностороннего тоже) психологического влияния, будут очень индивидуализированными. Ситуация может казаться экстремальной ее непосредственному участнику из-за ее эмоциональных (например) последствий, но это чаще всего происходит из-за особенностей его личного социального восприятия. Другой человек в тех же обстоятельствах будет действовать, не испытывая ни малейшего напряжения. Таким образом, создать круг задач, однозначно создающих экстремальные в психологическом плане условия для целой группы людей (группы специалистов, выполняющих, к примеру, одни и те же должностные обязанности) будет если не невозможно, то безумно трудно. Но автору было бы интересным и кажется полезным осуществить прежде всего задачу именно такого рода.

Кроме вышесказанного, четко классифицировать отдельные приемы психологического воздействия как ошибочные или безошибочные подчас невозможно даже в рамках взаимодействия двух собеседников по одному единственному вопросу. Об их успешности (или неуспешности) скорее можно судить только по окончательному результату психологического воздействия. Причем простое достижение декларируемой цели в ходе осуществления взаимодействия не всегда будет являться признаком успеха. Ситуация социального взаимодействия тем и интересна, что результат ее в большей мере субъективен, чем объективен, со стороны не всегда будет сразу ясно, проиграл или выиграл тот или другой участник. Только сопоставив результат взаимодействия со скрытыми мотивами сторон можно судить об их результативности в конкретной ситуации.

Разница существует и при оценке ущерба, нанесенного (полученного) в ходе неуспешного взаимодействия. В случае возникновения экстремальной ситуации на плечи оператора ложится огромный моральный и экономический груз: его ошибка может стоить жизни многим людям. Счет, применяемый к деятельности специалистов технического профиля (на обычном производстве) несколько другой. Он тоже может стоить жизней, но, прежде всего, из-за недостаточности психологических знаний или умений, а не из-за неверно нажатой кнопки в ситуации дефицита времени. Оператор в процессе выполнения деятельности вынужден, прежде всего, соизмерять требования деятельности и собственные возможности, тогда как эффективность управленческих воздействий зависит от знания закономерностей функционирования психики в принципе (как своей собственной, так и других людей). То есть в первом случае возможности оператора в большей мере будут определяться индивидными свойствами оператора, тогда как результативность и адекватность специалиста во втором случае может зависеть в большей мере от его психологической подготовки.

Таким образом, психологическая устойчивость будет измеряться следующими показателями:

- успешностью осуществляемого взаимодействия при проведении в жизнь решений профессиональных задач (к примеру, результат проведенных переговоров); причем оценка результата будет зависеть не только от знака конкретного принятого решения, но и от того, каковы могут оказаться его последствия для осуществления дальнейшей деятельности;

- временем, потраченным на осуществление успешного воздействия или временем восстановления после неблагоприятного исхода; во втором варианте можно особенности восстановления характеризовать не временем, а по результатам сравнения показателей деятельности до и после неудачи; при этом характеристики деятельности будут зависеть от специфики работы конкретного специалиста: (например, для инженера -конструктора – расчеты конструкций, для инженера –производственника – организация работы на строительном участке, для управленца – оформление бумаг, а для всех них вместе – осуществление следующей фазы психологического воздействия по другому вопросу);

- уровнем изменений психофизиологических показателей при проведении психологического воздействия или при оказании психологического воздействия на него.

ЛИТЕРАТУРА

1. Е.А. Милерян «Эмоционально-волевые компоненты надежности оператора» («Очерки психологии труда оператора» под ред. Е.А. Милеряна, М., 1974г.)

2. «Исходные посылки проблематики информационно- психологической безопасности» (Проблемы информационно- психологической безопасности под ред. Брушлинского А.В. и Лепского В.Е., М., 1996).

3. Г.С. Никифоров «Надежность профессиональной деятельности» , СПб, СпбГУ, 1996.

4. «Психология» словарь под ред. М.Г.Ярошевского, М., Политиздат, 1990.

5. Ю.И. Лобанова «Влияние особенностей рефлексивного механизма на успешность профессиональной подготовки современного специалиста» (Спб, дис. на соиск. уч. степ. к. психол. н., 1998).

*Кафедра практической психологии СПбГАСУ


^ КОНЦЕПТУАЛЬНАЯ МОДЕЛЬ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ КАК ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ДЕТЕРМИНАНТА ПРОФЕССИОНАЛИЗМА ЧЕЛОВЕКА

______________________________________________________________

Кандидат психол. наук, доцент С.А.Дружилов

Для характеристики образов, регулирующих предметные действия человека, используется ряд понятий, введенных в инженерной психологии и в дальнейшем приобретших общепсихологическое значение. К таковым относятся понятия «концептуальная модель», «оперативный образ» и «образ-цель». В каждом из этих понятий выделяются определенные характеристики образа, формирующегося у человека и осуществляющего регулятивную функцию его целенаправленной деятельности.

Понятие «концептуальная модель» (conceptual model) было предложено английским психологом А.Т.Велфордом в 1961 г. на XIV Международном конгрессе по прикладной психологии. Концептуальная модель раскрывается как глобальный образ, формирующийся в голове оператора. В понимании А.Т.Велфорда, концептуальная модель дает оператору целостную картину и поэтому обеспечивает возможность соотносить разные части процесса с целым, а соответственно, и действовать эффективно.

В отечественной психологии понятие концептуальной модели активно начинает использоваться в работах В.П.Зинченко с сотрудниками начиная с 1970 г. Под концептуальной моделью понимает некоторый комплексный динамический образ объекта деятельности, в котором находит свое отражение заданная динамика объекта, номинальная структура процесса. Концептуальная модель включает в себя жизненный опыт человека и знания, полученные при специальном обучении, а также сведения, поступающие в процессе управления. Модель включает также широкое представление о задачах СЧМ, мотивы деятельности, знание последствий правильных и ошибочных решений, готовность к нестандартным, маловероятным событиям. Концептуальная модель, по В.П.Зинченко, - это своеобразный внутренний мир оператора, который основан на большом количестве априорной информации о среде и который является относительно постоянным фоном действий человека и базой для принятия решений. А.А.Крылов концептуальную модель рассматривает уже как образно-понятийную модель деятельности.

В 1973 г. Д.А.Ошанин ввел понятие «оперативный образ» как специфический образ объекта, формирующийся в процессе выполнения конкретного действия. Оперативный образ может выступать и как образ очередного действия, отнесенный к задаче (в этом случае ведущей является регулятивная функция), и как образ, отнесенный к объекту (в этом случае когнитивная функция преобладает над регулятивной). Структура психического образа представлена как система взаимодействующих, динамичных, взаимопроникающих компонентов.

В.Хаккер рассматривает оперативный образ как основу регуляции деятельности. В то же время подчеркивается значимость относительно стабильных во времени инвариантных образов целей, которые должны быть достигнуты в деятельности. В отечественной психологии введение понятия «образ-цель», выражающего отношение образа к тому результату, ради которого предпринимается деятельность, связано с именем Б.Ф.Ломова. При этом заостряется внимание на осознаваемом субъектом его личном отношении к поставленной задаче. Постановка цели человеком - процесс, характеризующийся специфическим внутренним отношением между субъективным смыслом задачи и его объективным значением. Появились исследования, на примере летных профессий убедительно показавшие, что на характер и структуру оперативного образа влияют как объективные факторы, связанные с заданными целями и внешними условиями выполнения деятельности, так и личностные факторы, связанные с индивидуальными способностями, установками и обучением. Подчеркивается важность того, что цель не привносится извне, а формируется самим человеком-деятелем. А.И.Галактионов показал, что концептуальная модель имеет иерархическое строение.

В работах В.А.Пономаренко и Н.Д.Заваловой образ представлен уже как система двух взаимодействующих компонентов: образа-цели и образа-объекта. Б.Ф.Ломов и Е.Н.Сурков подчеркивают, что в образе-цели объект отражается как изменяющийся не сам по себе, а в результате деятельности. Образ-цель, так же как концептуальная модель, «впитывает» прошлый профессиональный опыт, включает представление о средствах деятельности. Образ-цель должен сохраняться в течении всего времени выполнения деятельности, иначе возникнет ее дезинтеграция, что иногда случается при сильных стрессовых воздействиях. По мнению О.А.Конопкина, принятая субъектом цель - важнейшее, ведущее звено осознанного процесса регулирования деятельности.

Концептуальная модель характеризуется информационной избыточностью, но актуализируются и осознаются в тот или иной момент лишь образцы и схемы поведения, связанные с непосредственно решаемой задачей, которая формируется оператором на основе анализа поступающей информации [3, С.163]. Н.Д.Завалова с соавторами рассматривает концептуальную модель как основной компонент психологической структуры деятельности. Г.В.Суходольский отмечает, что концептуальная модель деятельности представляет собой психическую сторону организации деятельности, которая формируется во внутреннем плане ее субъектов.

Рассматривая концептуальную модель как основное внутреннее средство, создаваемое в процессе обучения и тренировки, Е.А.Климов включает в нее жизненный опыт человека и знания, полученные при специальном обучении, а также сведения, поступающие в процессе самой деятельности. В содержание модели включается также набор образов реальной и прогнозируемой обстановки, в которой происходит деятельность, знание возможных вариантов действий, свойств объекта деятельности.

А.И.Худяков в образно-понятийной модели деятельности видит всю субъективную организацию информации, в которой реализуется процесс управления целенаправленным поведением в той или иной деятельности. Но формирование единой стратегии текущей деятельности связана с восприятием человеком всего сигнального комплекса в целом.

На основании проведенного выше логико-временного анализа системы понятий, раскрывающих суть концептуальной модели, сформулируем свое понимание этого психологического феномена.

Концептуальная модель профессиональной деятельности (КМПД) - это своеобразный внутренний мир человека-деятеля, который базируется на большом количестве информации о профессиональной среде, о предмете труда, о целях, средствах и способах деятельности. Концептуальная модель включает в себя представление специалиста о профессиональных задачах, знание последствий правильных и ошибочных решений, готовность к нестандартным, маловероятным событиям. Мы рассматриваем КМПД с двух сторон: как субъективную моделью непрерывно изменяющегося объективного «мира профессионала» (мира профессиональных деятельностей) и как презентацию психологической структуры деятельности. Недостаточность признаков для построения КМПД, их содержательная обедненность может сделать это внутреннее средство деятельности источником неадекватных, ошибочных действий.

Концептуальная модель профессиональной деятельности включает три составляющих - образную, понятийную и действенную.

Образная составляющая КМПД может быть синтезирована из рассмотренных ранее отдельных образов как множество картин из оперативных («быстро меняющиеся») и неоперативных (относительно стабильных, константных) образов-ситуаций, фрагментами которых являются образы-цели, образы-объекты и образы-условия деятельности.

Понятийная составляющая КМПД состоит из названий объектов, субъектов, причинно-следственных и других отношений, из всего того, что можно выразить с помощью понятий, определений и т.д. Отметим, что у человека большинство образов внешних объектов может быть вербализовано, т.е. выражено в понятийно-словесной форме. Справедливо и обратное: большинство понятий имеет или может получить конкретно - или абстракно-образные дериваты (производные). К полиморфизму образно-понятийных отношений в КМПД необходимо стремиться при профессиональной подготовке. Конечно, далеко не все в деятельности профессионалов может быть вербализовано. Но вербализация, т.е. понятийно-словесное выражение для описания умений, необходима и для самоконтроля, и для передачи профессионального опыта при обучении.

Третий компонент концептуальной модели - ее действенность. КМПД реализуется в действиях субъекта и управляет этими действиями. При этом действия, их цепочки и сочетания отображаются в концептуальной модели в виде образных и/или понятийных комплексов.

Отмеченная ранее избыточность КМПД относится к относительно постоянной, константной составляющей модели, которая включает представление специалиста о времени и пространстве, стратегических целях деятельности, систему ценностей и оценок, представление о возможных способах реагирования на ситуацию и др.

В то же время КМПД, будучи субъективной моделью движения объективного мира профессионала (включая изменение свойств и состояний объекта, средств, условий деятельности и др.), принципиально не может быть полным отражением ситуации. Ибо модель всегда имеет расхождение со своим объектом. Адекватность модели с объектом возможна лишь с допустимой погрешностью; приближение к адекватности обусловливает профессиональную успешность человека.

Важнейшими свойствами КМПД являются активность, целостность и динамичность. Эти свойства взаимосвязаны, т.е. не могут быть независимы ни в каком смысле. Свойства активности, динамичности и целостности КМПД в совокупности характеризуют готовность к изменениям КМПД. При наличии такой готовности человек способен корректировать, уточнять свою внутреннюю модель, включать в нее новые системы отношений. Коррекция концептуальной модели (на основе получаемой извне информации) с целью минимизации рассогласования с объектом является необходимым условием профессионализации человека. В этом плане возникшее рассогласование модели и объекта можно рассматривать как источник развития профессионализма человека.

При отсутствии такой готовности человек иначе реагирует на возникшее отклонение (рассогласование) модели и объекта. Либо человек игнорирует поступающую актуальную информацию об изменяющихся состояниях объекта и профессиональной среды и выполняет деятельность в соответствии со сложившимися неадекватными представлениями. В этом случае возникшее рассогласование является источником деформации трудового поведения и личности. Либо же человек проявляет активность, направленную на изменение профессионального мира в соответствии с внутренней системой представлений человека. Тогда возникшее рассогласование выступает в качестве причины сверхнормативной активности человека – как конструктивной, так и деструктивной.

КМПД формируется индивидуально. Не существует двух одинаковых концептуальных моделей: каждый профессионал обладает своей, уникальной концептуальной моделью, дающей ему возможность реализовать индивидуальный стиль деятельности. В процессе профессионализации первоначальные индивидные, личностные и субъектные свойства человека должны быть развиты и адаптированы к содержательно-предметной и процессуально-технологической сторонам профессии, у обучаемых должна быть сформирована КМПД, обеспечивающая практическое решение большинства профессиональных задач. Таким образом, концептуальная модель деятельности выступает в качестве цели профессионального обучения.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Галактионов А.И. Основы инженерно-психологического проектирования АСУТП. - М.: Энергия, 1978. - 208 с.

  2. Завалова Н.Д., Ломов Б.Ф., Пономаренко В.А. Образ в системе психической регуляции. - М.: Наука, 1986. - 176 с.

  3. Конопкин О.А. Психологические механизмы регуляции деятельности.- М.: Наука, 1980.-256с.

  4. Ломов Б.Ф., Сурков Е.Н. Антиципация в структуре деятельности. - М.: Наука, 1980. - 279 с.

  5. Пономаренко В.А., Завалова Н.Д. Исследование психического образа, регулирующего действия человека-оператора // Методология инженерной психологии, психологии труда и управления. - М.: Наука, 1978. - С.30-42.

  6. Суходольский Г.В. Основы психологической теории деятельности. - Л.: Изд-во ЛГУ, 1988. - 168 с.

  7. Hacker W. Allgemeine Arbeits- und Ingenieurpsychologie: Psychische Struktur und Regulation von Arbeitstätigkeiten. - Berlin, 1977.

  8. Welford A.T. On the human demands of automation: Mental work conceptual model, satisfaction and training // Industrial and business psychology. - Copenhagen, 1961, Vol. 5.

* г. Новокузнецк


^ К ВОПРОСУ О ПСИХОЛОГИЧЕСКОМ БАРЬЕРЕ В СФЕРЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ПОДГОТОВКИ И ЕГО ВЛИЯНИИ НА ДАЛЬНЕЙШУЮ ПРОФЕССИОНАЛЬНУЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

__________________________________________________________________




Скачать 2.64 Mb.
оставить комментарий
страница5/16
М.К. Тутушкина
Дата28.09.2011
Размер2.64 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх