Игровая деятельность дошкольников с задержкой психического развития icon

Игровая деятельность дошкольников с задержкой психического развития


Смотрите также:
Игровая деятельность дошкольников с задержкой психического развития...
Творческий отчет формирование навыков словоизменения у дошкольников с общим недоразвитием речи и...
Статья представляет собой описание основных психологических и социальных трудностей...
Программа дисциплины дпп. В...
Программа дисциплины дпп. В...
Учебно-методический комплекс по дисциплине психология детей с задержкой психического развития...
Учебно-методический комплекс по дисциплине психология детей с задержкой психического развития...
«Игровая деятельность дошкольников»...
Особенности самосознания и условия его формирования у дошкольников с задержкой психического...
Андреева А. В., Лавренюк О. К...
Развитие мышления дошкольника. Виды детского мышления...
Программа «Нравственное воспитание социально и педагогически запущенных детей с задержкой...



страницы:   1   2   3   4   5
Е.С. СЛЕПОВИЧ

ИГРОВАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ДОШКОЛЬНИКОВ С ЗАДЕРЖКОЙ ПСИХИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ


Предисловие


Разностороннее изучение детей с задержкой психического развития (ЗПР) в младшем школьном возрасте, а также результаты успешно проведенного в ряде городов страны эксперимента по обучению и воспитанию детей данной категории обеспечили научную основу для введения в систему народного образования специального типа школы - школы для детей с ЗПР. В настоящее время делаются первые шаги по организации коррекционно-педагогической работы с детьми с ЗПР старшего дошкольного возраста. Вопросы изучения, обучения и воспитания дошкольников с данной аномалией развития находятся на начальном этапе разработки.

Уже в дошкольном .возрасте дети с ЗПР не справляются с программными требованиями дошкольного учреждения и к моменту поступления в школу не достигают нужного уровня готовности к обучению. Поэтому в школе они сразу же попадают в категорию неуспевающих. Предупредить это возможно при условии своевременного, до начала систематического обучения в школе, .выявления детей с ЗПР и оказания им квалифицированной психолого-педагогической помощи.

По данным медиков и психологов, детей с ЗПР достаточно большое количество. Так, У.В. Ульенковой обследовано 3000 воспитанников подготовительных групп детских садов и установлено, что 20% из них отстают в усвоении программы дошкольного учреждения. Клинико-психологическое обследование этих детей выявило у 50% из них ЗПР (1984).

Дошкольный возраст - наиболее благоприятный период в развитии ребенка. Поэтому своевременное выявление, изучение и психолого-педагогическая коррекция ЗПР должны осуществляться как можно раньше, когда такая работа наиболее продуктивна. Это обусловлено еще и тем, что дети с органической недостаточностью, в том числе и с ЗПР, нуждаются в более активной стимуляции умственной деятельности, чем их здоровые сверстники. Неблагоприятные психологические и социальные условия (недостаточный культурный уровень семьи, гиперопека и гипоопека, отсутствие педагогически целесообразного воздействия взрослых на ребенка, психотравмирующие ситуации) в сензитивный период, в свою очередь, замедляют психическое развитие в целом и отягощают дефект при ЗПР.

Теоретическая и экспериментальная неразработанность психолого-педагогических вопросов ЗПР у детей дошкольного возраста не позволяет своевременно выявить таких детей, педагогически верно организовать их деятельность и устранить нарушения развития в наиболее благоприятный для этого период.

В специальной психологии в настоящее время мало исследований, посвященных специфическим особенностям отдельных психических процессов и личности в целом старших дошкольников с ЗПР (Н.Ю. Борякова, 1983; А. Бооркес Де Бустаманте, 1978; Б. Диас Гонсалес, 1985; Н.В. Елфимова, 1978; Е.К. Иванова, 1979; И.А. Коробейников, 1980; А.Д. Кошелева, 1972; Л.В. Кузнецова, 1981, 1986; Н.Г. Лутонян, 1977; В.Л. Подобед, 1984; Е.С. Слепович, 1983, 1985; Т.А. Стрекалова, 1982; У.В. Ульенкова, 1984; и др.).

Составить достаточно полное представление об этих детях в период дошкольного детства крайне сложно. Одна из причин этого - малая изученность ведущего вида деятельности, особенностей его формирования и функционирования, специфики протекания и его рамках, то есть в наиболее естественных условияx, всех психических процессов.

Обсуждение проблемы ранней диагностики и коррекции ЗПР должно основываться на отчетливом понимании механизмов игры как ведущего вида деятельности дошкольников и знании особенностей ее становлении у детей данной категории.

В Советской психологии игра рассматривается как ведущая развивающая деятельность в дошкольном возрасте, в рамках которой возникают основные новообразования данного возраста (Л.С. Выготский, 1966; А.В. Запорожец //Игра и ее роль в развитии..., 1978; А.Н. Леонтьев, 1983; Д.Б. Эльконин, 1978; и др.). Существенно, что из развития самой игры можно понять те «психические особенности, которые появляются и формируются у ребенка в период, когда данная деятельность выступает в качестве ведущей» (А. Н. Леонтьев. Т. I. 1983, с.306).

Специфическое значение сюжетно-ролевой игры для развития ребенка заключается в следующем. В первую очередь игра требует от дошкольника действий во внутреннем, воображаемом плане, таким образом формируется план представлений. Внешние действия замещения (игровые предметы-заместители, взятие на себя роли, обобщенные действия) выступают в качестве исходной материальной формы при образовании действий внутреннего плана (Л.А. Венгер //Игра и ее роль в развитии..., 1978).

Существенным моментом является то, что игра в ее развернутой форме требует от ребенка видения предметов в соответствии с взятой на себя ролью и согласования своей точки зрения с точками зрения других играющих. На этой основе у ребенка развивается новая система операций, осуществляется переход от дооперационного мышления к конкретным операциям (Ж. Пиаже, 1932).

В игре у ребенка формируется ориентация в социальных отношениях. Ребенок усваивает различные комбинации соподчинения социальных ролей. Особое значение придается игре как совместной деятельности, являющейся исходной точкой для развития качеств, обеспечивающих определенный уровень социализации (Л.А. Венгер //Игра и ее роль в развитии..., 1978; А.П. Усова, 1976; Д.Б. Эльконин, 1978).

Л.С. Выготский (1966) писал об игре как об основном условии развития ребенка, при котором он может проявить способности, открывающие уровень его ближайшего развития. Однако создавать зону ближайшего развития может лишь полноценная игровая деятельность. В тех случаях, когда ведущая деятельность не сформирована, она не может способствовать становлению психических свойств и качеств ребенка, приобретению знаний, умений, навыков.

Ребенок перерастает игру, перестает удовлетворяться ею как основным занятием в том случае, если он достаточно овладел ее сложными, развернутыми формами. Те дети, у которых игровая деятельность не сформирована, обычно не испытывают потребности в переходе к новой ведущей деятельности - учебной.

Отдельные факты в работах Е.К. Ивановой (1979.), У.В. Ульенковой (1984) свидетельствуют о том, что .игровая деятельность детей с ЗПР отличается от игры их здоровых сверстников. Так, Н.Л. Белопольская {1976) и И.Ф. Марковская (1977) в своих исследованиях отмечают, что при явном преобладании игровых интересов над учебными у младших школьников с ЗПР в играх отчетливо выступают однообразие, отсутствие творчества и слабость воображения. Усложнениё правил игры зачастую приводит к ее фактическому распаду.

В этом плане интересна работа Л.В. Кузнецовой (1981), которая впервые предприняла попытку исследовать возможности использования сюжетно-ролевой игры для решения образовательных и воспитательных задач в учреждениях для детей с ЗПР. При этом автор уделил особое внимание анализу игровой деятельности дошкольников с ЗПР, посещающих подготовительную группу специального детского сада. Л.В. Кузнецовой удалось выявить важные факты, характеризующие сюжетную игру детей данной категории отсутствие развернутого сюжета, недостаточная координированность игровых действий детей, нечеткое разделение и соблюдение игровых правил и т. д. Автор исследования полагает, что уровень развития игры у детей с ЗПР к моменту поступления в школу таков, что не обеспечивает их естественного перехода к обучению в массовой школе.

Материалы, полученные кубинским психологом Б. Диас Гонсалес (1985) при изучении готовности к школьному обучению детей с ЗПР 6 - 7 лет, показали значительное отставание и развитии ролевой игры. Большинство из них относились к первому - второму уровню развития игровой деятельности (по Д.Б. Эльконину).

Таковы крайне скудные сведения об игровой деятельности дошкольников .с ЗПР. В связи с этим целью нашего исследования являлось изучение особенностей становления сюжетно-ролевой игры у старших дошкольников с ЗПР и .разработка приемов формирования их игровой деятельности.

Монография написана на основе четырехлетней экспериментальной работы, проводимой в подготовительной диагностической группе для детей с ЗПР при специальном детском саде № 235 г. Минска. Нами предпринята попытка изложить результаты исследования игровой деятельности старших дошкольников с ЗПР, динамику ее развития на протяжении старшего дошкольного возраста, проследить, как сказываются особенности интеллектуальной сферы этих детей на становлении игры, разработать некоторые приемы психолого-педагогической коррекции сюжетно-ролевой игры.

Автор благодарит за помощь в исследовании кандидата психологических наук С.С. Харина, в организации экспериментального обучения - педагога-дефектолога Л.Г. Розум и воспитателя Н В Петушкову.


Глава 1


Особенности сюжетных игр старших дошкольников с ЗПР


В исследовании участвовали 56 детей с ЗПР в .возрасте от 6 до 7 лет. Все они посещали подготовительную диагностическую группу специального детского сада ,№ 235 г. Минска. Мы считали необходимым расклассифицировать детей на две подгруппы по степени выраженности ЗПР. При этом мы руководствовались результатами исследований И.Ф. Марковской (1982), И.Л. Крыжановской (1978), В.В. Лебединского (1985), которые показали, что ЗПР церебрально-органического генеза неоднородна.

Клинико-психологическая структура ЗПР церебрально-органического генеза характеризуется сочетанием черт незрелости и различной степени поврежденности ряда психических функций. К признакам незрелости относятся: в эмоциональной сфере -явления органического инфантилизма, в интеллектуальной - недостаточная сформированность высших корковых функций (ВКФ) и недоразвитие регуляции высших форм произвольной деятельности. В зависимости от типа соотношения черт органической незрелости и повреждения ЦНС выделены два основных клинико-психологических варианта ЗПР церебрально-органического генеза.

При 1-м варианте преобладают черты незрелости подтипу органического инфантилизма. Высшие психические функции (ВПФ) имеют динамический характер, обусловленный их недостаточной сформированностью и повышенной истощаемостью. Регуляторные функции дефицитарны в звене контроля. При 2-м варианте в клинико-психологической картине доминируют не черты незрелости, а симптомы поврежденности. Нарушения ВПФ имеют более грубый характер; наблюдаются тяжелые нейродинамичесиие расстройства (инертность, персеверации), выраженная дефицитарность корковых функций, в том числе их парциальные нарушения. Дисфункция регуляторных структур проявляется не только в звене контроля, нo и программирования (И.Р. Марковская, 1982).

Катамнестические исследования И.Л. Крыжановской (1978) показали, что вышеперечисленные варианты ЗПР отличаются между собой и по динамике интеллектуального развития.

Формирование двух подгрупп осуществлялось следующим образом. Во-первых, исходя из клинического обследования ребенка и заключения медико-педагогической комиссии. Во-вторых, с учетом результатов психологического обследования, которое включало в себя использование следующих методик: патопсихологических (адаптированы для предшкольной диспансеризации И.А. Коробейниковым, 1980), стандартизованной АВМ Векслера (с целью дифференциальной диагностики ЗПР применялась И.Ф. Марковской, 1982; Г.Б. Шаумаровым, 1980), нейропсихологических - для исследования высших корковых функций (для дифференциальной диагностики ЗПР использовались И.Ф. Марковской, 1982). Степень выраженности ЗПР учитывалась при организации проведения исследования и анализе полученных результатов. В 1-ю подгруппу вошли 15 дошкольников с более легкой ЗПР, во 2-ю - 41 ребенок с выраженной ЗПР.

Изучение сюжетных игр старших дошкольников с ЗПР проводилось в естественных условиях детского сада - в групповой комнате, с фиксированным набором игровых атрибутов и предметов окружающей обстановки. Игрушки и игровые предметы были сюжетно связаны и сгруппированы соответственно нескольким игровым ситуациям: «Больница», «Магазин», «Семья», «Стройка». В наборы игрушек входили как специализированные (куклы, посуда, мебель, машины, весы, касса, аптечка и т. д.), так и неоформленные (шарики, кубики, палочки и т. п.). Кроме того, в комнате находились игрушки, не сгруппированные тематически, но позволяющие организовать игры на другие сюжеты (комплект для парикмахерской, самолеты, корабли, школьные принадлежности и др.).

Регистрация уровня развития игры осуществлялась в трех срезах: в сентябре, январе, июне. Первый срез проводился в сентябре, до начала систематического воспитательно-образовательного процесса (продолжительность пребывания дошкольников с ЗПР в специальной группе рассчитана на один учебный год - с 1 сентября по 15 июня). Наблюдение осуществлялось 10 дней. В течение дня каждый ребенок принимал участие в четырех экспериментальных ситуациях. Таким образом, во время среза по любой экспериментальной ситуации за каждым испытуемым было проведено по 10 наблюдений. Всего по каждому срезу в рамках любой из четырех экспериментальных ситуаций за детьми с ЗПР 1-й подгруппы было зарегистрировано 150 наблюдений, 2-й подгруппы - 410. Во время наблюдений фиксировались характер и особенности поведения детей и их высказывания.

Первая экспериментальная ситуация. Экспериментатор входил в группу, здоровался с детьми, подходил к .столу, воспитателя. По отношению к детям занимал позицию нейтрального наблюдателя. Все виды занятий детей тщательно фиксировались. В тех случаях, когда дети брали игрушки и совершали с ними действия или занимались в игровом уголке, воспитатель подходил к ним и задавал вопрос: «Что ты сейчас делаешь?»

Спустя 15 мин организовывалась вторая экспериментальная ситуация. Суть ее состояла в фиксации особенностей игровой деятельности в условиях побуждения к ней. Экспериментатор обращался к детям и предлагал поиграть, во что они хотят. Он указывал, что для игры можно использовать все предметы, которые находятся в игровом уголке. Если в течение 10 мин. дети не начинали играть, то создавалась третья экспериментальная ситуация. Взрослый предлагал детям инструкцию, в которой конкретизировалась цель деятельности, задавались сюжеты игр, говорил, что в игровом уголке находятся соответствующие атрибуты и игрушки.

Если и в этом случае сюжетная игра не возникала, то предлагалась четвертая экспериментальная ситуация. В ее рамках инструкция еще больше конкретизировалась: указывался не только сюжет игры, но и выбирались ее участники, вычленялись основные персонажи и распределялись роли, предлагалась основная линия реализации сюжета. На этом этапе для участия в игре экспериментально создавались пары: два ребенка 1-й подгруппы, два ребенка 2-й, смешанные.

Опираясь на результаты наблюдений, проведенных в сентябре, нами были зафиксированы следующие особенности игрового поведения старших дошкольников с ЗПР. В первой экспериментальной ситуации, но время которой взрослый .вел себя нейтрально по отношению к игровому поведению детей, выявилось, что большинство воспитанников ходили беспорядочно по группе, иногда брали в руки игрушки или предметы, разглядывали их, совершали с ними предметные действия. Некоторые дети стояли и молча наблюдали. В 15 случаях у детей с ЗПР 1-й подгруппы было зафиксировано игровое поведение. На вопрос взрослого «Что ты сейчас делаешь?», обращенный к детям, которые находились в игровом уголке или занимались с игрушками, в 7 случаях были получены ответы: «Одеваю куклу», «Машинку катаю». Эти действия были квалифицированы нами как предметно-игровые. В 8 случаях отвечали: «Обед готовлю», «На стройку кирпич везу» и т. д. Они были отнесены нами к сообразительным игровым действиям. У детей с ЗПР 2-й подгруппы было зафиксировано 10 случаев игрового поведения, которое характеризуется предметно-игровыми действиями (табл. 1).


Таблица I

Возникновение игрового поведения у детей с ЗПР двух подгрупп в четырех экспериментальных ситуациях

(первый срез)

Экспериментальные ситуации

первая

вторая

третья

четвертая

число случаев

%

число случаев

%

число случаев

%

число случаев

%

1-я подгруппа

15

10

70

46,6

150

100

150

100

2-я подгруппа

10

2,43

140

34,1

250

60,9

350

85,4


Примечание. Здесь и в табл. 2, 4, 5 за 100% мы принимали количество случаев игрового поведения, зафиксированных у детей каждой подгруппы в рамках экспериментальной ситуации.


Во второй экспериментальной ситуации, в течение которой взрослый побуждал детей к игре, у детей с ЗПР 1-й подгруппы отмечено 70 случаев игрового поведения, из них в 40 они заходили в игровой уголок, брали игрушки, игровые атрибуты и совершали с ними предметно-игровые действия. Зафиксированы (30 случаев) попытки детей организовать свои сюжетно-отобразительные действия в соответствии определенным сюжетом (кормили куклу, укладывали ее спать и т. д.). Значительное число детей с ЗПР 2-й подгруппы не обращали внимание на предложение взрослого поиграть. Они не делали попыток организовать игру, ходили или бегали без всякого дела по группе, иногда наблюдали за деятельностью тех детей, которые занимались в игровом уголке, рисовали, работали с конструктором. Вместе с тем часть детей этой подгруппы проявили интерес к игрушкам. Было зарегистрировано 100 случаев предметно-игровых действий. Отмечались и сюжетно-отобразительные действия (40 случаев), структурированные в короткие цепочки (табл.2).


Таблица 2


Характер игровых действий у детей с ЗПР двух подгрупп в четырех экспериментальных ситуациях

(первый срез)



Характер игровых действий

Под­группа

Экспериментальные ситуации

первая

вторая

третья

четвертая

число случаев

%

число случаев

%

число случаев

%

число случаев

%

Предметно-игровые

1

7

46,7

40

57

50

33

0

0

2

10

100

100

71

150

60

70

20

Отобрази­тельные

1

8

53,3

30

43

100

67

129

86

2

0

0

40

29

100

40

280

80

Действия, мо­делирующие отношения

1

0

0

0

0

0

0

21

14

2

0

0

0

0

0

0




0


В рамках третьей экспериментальной ситуации, когда взрослым определялась тема игры, часть детей с ЗПР 1-й подгруппы совершали предметно-игровые действия (50 случаев). В остальных случаях дети данной подгруппы пытались организовать игровые действия в соответствия с одним из предложенных сюжетов. При этом наблюдалось два варианта реализации сюжета: параллельное развертывание одного и того же сюжета и развертывание разных игр.

И в первом, и во втором вариантах дети не интересовались, чем занимается их сосед, не пытались вступить с ним в общение. В качестве партнера по игре они использовали куклу.

Некоторые дети 2-й подгруппы также направлялись к игровому уголку. Однако их действия с игрушками носили в большом числе случаев предметно-игровой характер (150). Кроме того, было зарегистрировано 100 случаев, когда дети просто моделировали действия взрослых с реальными предметами. Они не были направлены на реализацию предложенного сюжета.

В четвертой экспериментальной ситуации инструкция, которая предусматривала взятие взрослыми на себя всего организационного этапа, у детей с ЗПР 1-й подгруппы .было зафиксировано 150 .случаев игрового поведения. При этом у них преобладали отобразительные игровые действия (129 случаев). Впервые. появились действия, моделирующие отношения (21 случай). У детей с ЗПР 2-й подгруппы отмечено 350 случаев игрового поведения. Большинство из них приходилось на отобразительные действия (280 случаев). Моделирования отношений у этих детей не наблюдалось.

Анализ количественных результатов, изложенных в табл. 1, 2, свидетельствует, что потребность в игре у детей с ЗПР разной степени выраженности резко снижена. При этом наиболее эффективным для возникновения игрового поведения является такой тип побуждения, рамках которого взрослый полностью осуществляет организационный этап игры.

Рассмотрение данных табл. 2 показывает, что у дошкольников с ЗПР 1-й подгруппы по сравнению со 2-й зафиксирован несколько больший арсенал игровых действий. Особенно это проявляется в первой и четвертой экспериментальных ситуациях. По результатам первого среза в целом видно, что по всем характеристикам игровой деятельности дети с ЗПР 2-й подгруппы отстают от дошкольников с ЗПР 1-й. Сравнительный анализ частоты появления разного вида игровых действий в первой экспериментальной ситуации выявил, что дети 1-й подгруппы значительно чаще проявляют игровую активность, чем дошкольники 2-й (р≤0,05). По данным, полученным во второй, третьей и четвертой экспериментальных ситуациях, различия в .игровом поведении у детей с ЗПР разной степени выраженности статистически не значимы. По нашему мнению, именно изменение инструкции, которая давалась испытуемым обеих подгрупп, оказало влияние на увеличение частоты появления игрового поведения у детей. Инструкция в рамках второй экспериментальной ситуации несколько активизирует возникновение у дошкольников игровых действий отобразительного характера, хотя основной формой игровой активности по-прежнему остаются предметно-игровые действия. Различия между частотами появления предметно-игровых и отобразительных действий у детей с ЗПР 2-й подгруппы при этой экспериментальной ситуации значимы при р≤0,01. Что касается детей с ЗПР 1-й подгруппы, то вторая экспериментальная ситуация по сравнению с первой не оказала на соотношение предметно-игровых и отобразительных действий существенного влияния, хотя, как и в случае с детьми с ЗПР 2-й подгруппы, повысила их активность в области игровой деятельности.

Поведение экспериментатора в третьей экспериментальной ситуации (конкретизировалась тема игры) привело к значительному (р***0,01) увеличению у детей с ЗПР 1-й подгруппы сюжетно-отобразительных действий, непосредственно связанных с заданным сюжетом, и к уменьшению доли предметно-игровых. У детей с ЗПР 2-й подгруппы наблюдалась аналогичная картина. Однако доля как тех, так и других игровых действий оказалась приблизительно равной (статистически значимых различий выявлено не было).

Максимальная конкретизация структуры и характера игровой деятельности испытуемых в четвертой экспериментальной ситуации привела к тому, что впервые у детей с ЗПР отмечены действия, моделирующие отношения, хотя доля их невелика (14%). Отметим также отсутствие у детей с ЗПР 1-й подгруппы действий предметно-игрового характера. В целом основным видом проявления игровой активности были сюжетно-отобразительные действия. По отношению к детям с ЗПР 2-й подгруппы заметим, что игровое поведение было зафиксировано у всех. Основную долю игровых действий также составили сюжетно-отобразительные. Однако, в отличие от детей с ЗПР 1-й подгруппы, не было замечено ни одного случая игровых действий, моделирующих отношения.

В четвертой экспериментальной ситуации, инструкция которой предусматривала осуществление взрослым всего организационного этапа игры, в зависимости от того, какая игровая пара разворачивала ее (дети с ЗПР 1-й подгруппы, дети с ЗПР 2-й подгруппы, смешанная пара), наблюдалось разное поведение детей.

Пример 1. В игре принимают участие два ребенка 1-й подгруппы. Экспериментатор предлагает им поиграть в игру «Магазин». Наташа - продавец, Вася - покупатель. Наташа становится за стол, раскладывает на нем коробки, бутылочки и говорит: «Ну, покупай». Вася подходит к столу, указывает на коробку и просит: «Мне вот это». Наташа молча подает ему коробку. Получив ее, Вася отходит от стола и рассматривает коробку. Через некоторое время оставляет ее на окне и начинает ходить по комнате. Наташа в это время перебирает баночки, взвешивает их, расставляет по местам. Попыток возобновить игру не наблюдается. Игра длится 4 мин.

Пример 2. Взрослый предлагает Дане и Эмме (2-я подгруппа) поиграть в игру «Больница». Дана будет врачом, Эмма - пациентом. Девочки направляются молча в игровой уголок и приступают к игре. Заранее игрушки и игровые атрибуты не подбирают. Дана начинает перебирать пузырьки, раскладывает их в определенном порядке, открывает, закрывает. Эмма некоторое время молча смотрит на нее, затем тоже начинает аккуратно расставлять пузырьки, берет в руки шприц, разбирает его, собирает. При этом она изредка посматривает на Дану. Закончив переставлять свои атрибуты, Эмма берет со стола Даны несколько пузырьков, а та отбирает их, не говоря ни слова, .и продолжает аккуратно составлять в ряд. Эмма, понаблюдав за ее действиями, уходит. Игра длится 6 мин.

Пример 3. Экспериментатор приглашает Лену (1-я подгруппа) и Эмму (2-я подгруппа) поиграть в игру «Больница». Лену назначает врачом, Эмму - больным. Дети направляются в игровой уголок. Заранее игровые атрибуты и игрушки не подбирают. Лена молча перебирает некоторое время пузырьки. Эмма смотрит на нее. Затем Лена берет Эмму за руку и усаживает ее на стул. «У тебя что болит?» - спрашивает она, а затем говорит утвердительно: «У тебя болит рука». Эмма протягивает ей руку. Лена рассматривает ее, затем подробно воспроизводит действия, необходимые для того, чтобы сделать укол. Проделав, эту процедуру, она перестает обращать внимание на Эмму и начинает переставлять пузырьки, коробочки. Эмма некоторое время сидит молча и смотрит на нее, затем тоже берет в руки бутылочку со стола врача. Лена отбирает, не говоря ни слова, у нее игровые атрибуты и продолжает совершать с ними действия. Эмма, понаблюдав за действиями «врача», уходит. Игра длится 4 мин.

Пример 4. Наблюдались отдельные случаи, когда в игре, организуемой взрослым, изъявили желание принять участие несколько детей 1-й подгруппы. Воспитатель предлагает игру «Магазин». Он говорит, что дети будут продавать и покупать продукты. Четверо детей выражают желание играть. Они окружают взрослого и вопросительно смотрят на него. Воспитатель распределяет роли. Наташа (продавец) становится за прилавок и говорит: «Ну, покупайте». Сережа (покупатель) показывает на коробку: «Мне вот это». Наташа подает ему коробку. Сережа отходит и начинает рассматривать коробку. Оля (покупатель): «Дай мне баночку». Затем отходит с баночкой. Вася (покупатель) просит бутылочку. Тут же оставляет ее на окне. Вторично дети к продавцу не подходят. Каждый начинает заниматься своим делом. Наташа не стремится их вернуть. Она перебирает баночки, коробки, пытается их взвешивать на весах, затем расставляет по местам. Игра длится 5 мин.

Рассмотрим зафиксированные моменты игры старших дошкольников с точки зрения совместной деятельности. Специфика последней, в отличие от индивидуальной деятельности, заключается в ее субъекте, в качестве которого выступает группа (Б.Ф. Ломов, 1975). В структурном плане это различие фиксируется в системе отношений совокупный субъект - объект. В функциональном плане совместная деятельность определяется как деятельность, достижение цели которой требует общения между ее членами. При этом следует различать субъектное общение, когда реализуются отношения личностного характера, и объектное связанное с объектом самой деятельности.

Остановимся на моментах, связанных с возникновением и становлением субъекта совместной деятельности, ибо наличие группы еще не свидетельство того, что она является таковым. Объединение детей только пространственными и временными рамками приводит к возникновению деятельности рядом. В тех случаях, когда дети занимаются одинаковой деятельностью, но pеальнo их индивидуальные деятельности не пересекаютсяi, наблюдается деятельность вместе. О группе как о субъекте совместной деятельности можно говорить лишь .в том случае, когда .выполняемая ею деятельность отвечает следующим .критериям; деятельность ее членов направлена на единый объект, общение между ними связано с ней, в ходе ее осуществляется взаимоконтроль и коррекция индивидуальных деятельностей, ее объект является психологически единым для всех участников деятельности.

Если приложить эту характеристику совместной деятельности к сюжетным играм старших дошкольников с ЗПР, то можно выявить следующие моменты. Самостоятельно дети с ЗПР не проявляли активности в плане объединения для совместной игровой деятельности. При побуждении к игре попытки организовать свою деятельность в соответствии с обращением взрослого наблюдались только у детей с ЗПР 1-й подгруппы, однако их действия объединялись всего лишь пространственно-временными рамками. Иногда это были даже разные по содержанию деятельности: один ребенок совершал предметно-игровые действия, а другой пытался организовать свои действия в соответствии с определенным сюжетом. Таким образом, действия детей носили характер деятельности рядом.

В тех случаях, когда взрослый не просто побуждал детей к игровой деятельности, но и оговаривал ее тему, у дошкольников с ЗПР 1-й подгруппы наблюдались игры, которые можно обозначить как деятельность вместе: они параллельно развертывали один и тот же или разные; сюжеты, не пытаясь вступить друг с другом в общение. Дети с ЗПР 2-й подгруппы совершали действия предметного и игрового характера вне зависимости от предложенных взрослым сюжетов. Объединяло их только место ,и время, в которое это происходило. Таким образом, действия детей носили характер деятельности рядом.

Когда взрослый объяснял весь ход игры и создавал игровое общество, в зависимости от того, кто в него входил, наблюдались следующие особенности взаимодействия. Если в игровую группу входили два ребенка с ЗПР 2-й подгруппы, то участники молча направлялись в игровой уголок, к соответствующим теме игрушкам, и начинали играть. Общение было эпизодическим и возникало лишь тогда, когда один из детей пытался овладеть предметом или игрушкой другого. Это, 'в свою очередь, вызывало негативную ответную реакцию. В целом их деятельность можно характеризовать как деятельность рядом (пример 2).

Когда к игре привлекались двое детей с ЗПР 1-й подгруппы, мы наблюдали попытки развернуть сюжетную игру как совместную деятельность. На очень коротком временном промежутке (в один игровой цикл) «покупатель» попросил товар, а «продавец» его продал. Дети моделировали межролевые отношения и в соответствии с ними строили свое ролевое взаимодействие (пример 2).

В смешанной диаде ребенок 1-й подгруппы полностью подчинял себе деятельность другого с целью реализации своей индивидуальной ролевой программы. Это проявлялось в том, что он заставлял партнера выполнять действия, отвечающие его роли, моделировал действия своего партнера, обращался с ним, как с живой куклой. Таким образом, ребенок с ЗПР 2-й подгруппы реализовывал в игре только ее операциональный аспект. Ребенок с ЗПР 1-й подгруппы в ходе взаимодействия брал на себя функции побуждения к действиям и контроля за воспроизведением тех аспектов ролевых действий партнера, без которых невозможно реализовать собственную роль. Фиксировалось развертывание только одной программы, которую разработал этот ребенок. При этом деятельность ребенка 2-й подгруппы не является самостоятельной, а как бы входит в качестве составной части в деятельность партнера. Такого рода взаимодействие получило название неполной совместной деятельности. По данным В.В. Рыжова (1980), при определенных условиях такой тип взаимодействия встречается и в норме. По наблюдениям Е.К. Ивановой (1979), в группе нормально развивающихся сверстников ребенок с ЗПР 1-й подгруппы выполняет те функции, которые в описываемой нами диаде выполняет ребенок с ЗПР 2-й подгруппы.

Те единичные случаи, когда в игре принимали участие 3 - 4 ребенка с ЗПР 1-й подгруппы, по характеру взаимодействия полностью идентичны тому, что регистрировалось в диадах детей этой же подгруппы: эпизодическое взаимодействие ребенка, реализующего основную роль, с детьми, исполняющими второстепенные (продавец и 3 покупателя, последовательно совершающие по одной покупке). В данных играх вычленялись попытки развернуть игру как совместную деятельность, где моделировались элементарные межролевые отношения, в соответствии с которыми дети строили свое кратковременное ролевое взаимодействие.

Прежде чем мы перейдем к анализу строения и содержания зафиксированных сюжетных игр старших дошкольников с ЗПР, необходимо коснуться вопросов, связанных с общей характеристикой сюжетно-ролевых игр. В их структуре выделяют сюжет, который представляет собой отражение детьми определенных действий, событий, взаимоотношений из жизни и деятельности окружающих (Д.Б. Эльконин, 1978; Н.Я. Михайленко, 1975; Р.Г. Надежина, 1964). Сюжет игры характеризуется наличием: персонажа (роли), воображаемой игровой ситуации, игровых действий и предметов. Принимаемая на себя ребенком роль - центральный момент в игре детей дошкольного возраста. Развитие игры в онтогенезе представляет собой движение от предметно-манипулятивной деятельности и предметной игры к развернутым формам сюжетно-ролевой игры. Содержательно-смысловая сторона игры, то есть то, что выделено ребенком в качестве основного момента в деятельности взрослых, развивается и усложняется: на более ранних этапах - это воспроизведение ролевых действий, позднее - ролевых отношений. У старших дошкольников основной смысл игры заключается в подчинении правилам, вытекающим из взятой на себя роли.

В играх, возникших самостоятельно, у детей с ЗПР 1-й подгруппы наблюдались короткие цепочки действий (1 - 4 действия) игрового характера с сюжетными игрушками, а также предметно-игровые. У детей с ЗПР 2-й подгруппы были зафиксированы предметно-игровые действия. В тех случаях, когда детей побуждали к игровой деятельности, содержание игры существенно не менялось, но в подгруппах увеличивалось количество детей, у которых было зарегистрировано игровое поведение.

Несколько иная картина наблюдалась, когда взрослый предлагал поиграть в игру на определенную тему. У детей с ЗПР 2-й подгруппы отмечались попытки развернуть цепочки игровых действий с игрушкой и значительное количество предметно-игровых действий. На вопрос экспериментатора: «Во что ты играешь?» - дети отвечали, что совершали предметные действия, а не игровые («Игрушки складывал», «Баночки собирал», «Кубики носил» .и т. д.). Дети с ЗПР 1-й подгруппы в соответствующем теме игры уголке выполняли цепочки игровых действий, моделирующих логику реальных действий человека. При этом часто в качестве партнера использовалась кукла; Действия носили направленный на одушевленного партнера характер. Отмечались единичные случаи ролевой речи. В большинстве случаев дошкольники не связывали совершаемых ими игровых действий с названием взятой на себя роли. На вопрос экспериментатора: «Во что ты играешь?» - они называли одно из выполняемых действий или стержневое, обобщенное действие («Куклу спать укладывала»). На вопрос взрослого «Ты кто был в игре?» дети называли выполненные ими действия.

Таким образом, роль. и воображаемая ситуация в играх дошкольников с ЗПР различной стёпени выраженности не вычленялись и не обыгрывались. Смысл игры состоял для них в совершении действий с игрушками и игровыми aтpибyтaми. Это хapaктeрно для переходного к ролевой игре этапа и соответствует, по мнению Ф.И. Фрадкиной 1946), преддошкольному возрасту.

Следует отметить, чрезвычайно важный с точки зрения диагностики факт. Дети с ЗПР различной степени выраженности; в отличие от умственно отсталых дошкольников, всегда, совершали действия, адекватные .тем предметам и игрушкам, которыми .они оперировали (Н.Д. Соколова, 1984). В их действиях с игровыми атрибутами отмечалась верная ориентированность на свойства использованных объектов.

В тех случаях, когда взрослый определял весь ход сюжетной игры, дети с ЗПР 1-й подгруппы выполняли игровые действия со знакомыми игрушками и игровыми атрибут; ми предельно развернуто во внешнем плане. Представления об игровых действиях, характерныx для того или иного игрового атрибута, еще недостаточно четкие, операции рядоположены, не структурированы, не выделялись наиболее существенные действия. Иногда важные операции отсутствовали, а акцент делался на вспомогательных. Нами не было .зафиксировано ни одного случая обобщения цепочки игровых действий и замены их словом. Из-за отсутствия представлений о моделируемой ситуации в играх этих детей использовалось значительно меньшее число игрушек и игровых атрибутов, чем находилось в игровом уголке. У детей данной подгруппы отмечались единичные случаи использования полифункциональных игрушек в качестве предметов-заместителей. Например, вместо машины был использован кубик. Однако полифункциональному предмету эти дети придавали одно, строго фиксированное, значение. Например, палочка могла быть только термометром и использовалась именно в игре «Больница». Слово-наименование ограничивало назначение бессюжетной игрушки, как бы закрепляло ее за конкретной игрой. Перенос значения с одного предмета на другой в процессе игры дошкольниками с ЗПР в основном не осуществлялся.

Игровые действия детей с ЗПР 2-й подгруппы были организованы в короткие цепочки (1 - 3 действия). Часто они не имели той логической последовательности, которая характерна для житейской ситуации, одно и то же действие могло повторяться несколько раз. В качестве заместителей реальных предметов использовались только сюжетные игрушки.

Характерным являлось отношение дошкольников с ЗПР различной степени выраженности к игрушкам. Нами было зарегистрировано достаточно редкое обращение к игрушкам, особенно сюжетным, которые обозначают живых существ (куклы, мишки, различные животные). Если дети с ЗПР 1-й подгруппы использовали куклу в качестве партнера по игре, то внимание детей с ЗПР 2-й подгруппы чаще привлекали полифункциональные игрушки. Однако действия, совершаемые с ними, были скорее .предметными, чем игровыми. На 'протяжении всего первого среза нам не удалось установить появление у детей в группе любимых игрушек. Они не интересовались ими, не стремились взять в руки, рассмотреть, потрогать, познакомиться с принципом работы, с их назначением. Из бесед с родителями выяснилось, что большинство дошкольников с ЗПР и дома не отдавали предпочтения какой-либо игрушке. Эти факты существенны в контексте того, что на начальном этапе игра определяется игрушкой (Д.В. Менджерицкая, 1946; А.П. Усова, 1976; С.Л. Новоселова, 1986). Она выступает для ребенка в качестве обобщенного эталона окружающей действительности. Для нас так же важно, что использование одушевленной куклы в качестве партнера ребенка по игре является одной из наиболее значимых предпосылок ролевой игры (Ф.И. Фрадкина, 1946; Д.Б. Эльконин, 1978).

Действия, реализующие социальные отношения между персонажами, у детей двух подгрупп практически не выделялись. Роль и заключенное в ней ролевое правило зачастую не выступали в качестве регулятора деятельности. Например, в игре «Больница» пациент хватает, перебирает игровые атрибуты врача. Особенно это характерно для игр детей с ЗПР 2-й подгруппы, У детей с ЗПР 1-й подгруппы в единичных случаях выделялись отношения по поводу игры, направленные на ее организацию, регуляцию отношений между детьми, внесение корректив в развитие сюжета.

Анализ экспериментального материала, полученного в первом срезе, выявил, что у всех дошкольников с ЗПР резко снижена активность в области самостоятельной игровой деятельности, отсутствует или достаточно редко проявляется интерес к игрушкам. На данном этапе дети с ЗПР разной степени выраженности не могут самостоятельно организовать совместную деятельность в рамках сюжетной игры. Для того чтобы она возникла, необходимо целенаправленное вмешательство взрослого, которое выражается в том, что он полностью осуществляет организационный этап игры, начиная от определения темы игры, игрового общества и распределения ролей, заканчивая подробным описанием путей реализации сюжета в целом и каждой конкретной роли. Все описанной выше системы воздействия у детей с ЗПР возможна лишь процессуальная с элементами сюжета игровая деятельность, которая не является деятельностью совместной, а представляет собой деятельность рядом или деятельность вместе (Е.С. Слепович, С.С. Харин, 1988).

Исследование показало, что группа старших дошкольников с ЗПР по ypoвню cфopмиpoваннocти шаровой деятельности неоднородна. Дети каждой из двух подгрупп, имея общие для всех старших дошкольников с ЗПР черты, характеризующие их игровую деятельность, демонстрируют и свои специфические особенности в овладении игрой. У детей с ЗПР 1-й подгруппы мы наблюдаем процессуальную с элементами сюжета игру. Игровые действия – основные предметы их игр, в них заключается основной смысл их деятельности. Они объединены в короткие цепочки вокруг одного более общего, стержневого действия, относятся к тому или иному персонажу. Однако не роль определяет действия детей, а только, при помощи действий можно установить роль, взятую на себя ребенком. Действия замещения, использование предметов-заместителей отмечаются в редких случаях Фиксируются отдельные случаи моделирования ролевых отношений при игре с партнером-игрушкой. В подобных играх действия носят направленный на партнера характер. В связи с тем что дети с ЗПР 1-й подгруппы в определенной степени овладели игровыми действиями, в тех случаях, когда взрослый берет на себя полностью организацию игры, у них можно наблюдать такую деятельность, которую мы квалифицировали как совместную или неполную совместную. Реализация сюжета игры носит ситуативный, неустойчивый характер, зависит от случайных ассоциаций. Описанная картина состояния сюжетной игры у детей с ЗПР 1-й подгруппы в основном соответствует первому уровню развития игры, по классификации Д.Б. Эльконина (1978), и характеризует уровень элементарного игрового поведения.

Вместе с тем даже на этом уровне развития игры вычленяются отличия в игровом поведении у детей с ЗПР 1-й подгруппы от того, что наблюдается у нормально развивающихся детей. Следует отметить, что первый уровень развития сюжетной игры типичен для нормально развивающихся детей в возрасте около трех лет. Говоря об игровом поведении старших дошкольников с ЗПР 1-й подгруппы, отнесенном к первому уровню развития игры, можно отметить следующие специфические особенности. Это недостаточность представлений о реальных действиях взрослых, которые могут быть перенесены в игровую ситуацию. Действия этих детей, как игровые, так и предметные, бедны по своему характеру, не столь разнообразны и выразительны, как в норме. Они часто не соотносятся с задачей в целом. Ярко выражена зависимость от предметных условий деятельности. Игровое поведение в целом малоэмоционально. Недостаточная для данного уровня развития игры сформированность действий замещения, конкретность игровых действий, неумение обобщить их при помощи слова. Самостоятельно выделять условную игровую ситуацию и обозначить ее словом дети данной категории не могут. Одной из наиболее существенных особенностей игровой деятельности старших дошкольников с ЗПР 1-й .подгруппы является то, что реализация сюжетно-ролевой .игры даже на первом уровне элементарного игрового поведения возможна только тогда, когда функции целеполагания взрослый берет на себя, оставляя за ними операциональную сторону деятельности. Недостаточность актуализации мотивов игровой деятельности приводит к тому, что в большинстве случаев дети включаются в игру только по требованию взрослого.

У дошкольников с ЗПР 2-й подгруппы выявляется качественно иное состояние игровой деятельности. Сюжетная игра у них практически отсутствует. Смысл их деятельности состоит в выполнении коротких цепочек предметных и предметно-игровых действий с игрушками и неоформленным материалом. Сюжет не вычленяется, роли фактически нет. Зафиксированы отдельные игровые действия, однако с воображаемой ситуацией они еще не связаны, поэтому ни индивидуальных, ни совместных игр у них не наблюдается. В .игровых объединениях с детьми с ЗПР 1-й подгруппы они выступают в качестве живой куклы. В индивидуальной деятельности старших дошкольников с ЗПР 2-й подгруппы прослеживаются только отдельные предпосылки сюжетной игры, главным образом это короткие цепочки игровых действий. В играх с ребенком с ЗПР 1-й подгруппы они, поднимаются на более высокий уровень. У них вычленяются предпосылки сюжетно-ролевой игры: направленность действий на партнера, адекватный характер игровых действий, называние себя именем взрослого (хотя выделяет для них :это имя сам взрослый). При осуществлении взрослым функции целеполагания в сюжетной игре дети с ЗПР 2-й подгруппы понимают, что им надо иrpать, но операциональной стороной игры даже на элементарном уровне не владеют.

Описанное выше позволяет говорить о том, что игровая деятельность старших дошкольников с ЗПР разной степени выраженности не просто соответствует более раннему возрасту нормально развивающихся детей..{игра детей с ЗПР 1-й подгруппы - первый уровень развития сюжетной игры - младший дошкольный возраст; игра детей с ЗПР 2-й подгруппы – предметная игра – преддошкольный возраст), а и отличается определенными специфическими особенностями.

Анализируя процесс становления игровой деятельности нормально развивающихся детей, Д.Б. Эльконин (1978) пришел к выводу, что даже за внешней по своему виду предметно-манипулятивной игрой ребенка преддошкольного возраста всегда стоит фон воображаемой ситуации, которая придает смысл этим действиям, переводит их с уровня предметно-манипулятивной на уровень игровой деятельности. Картина игрового поведения дошкольников с ЗПР различной степени выраженности заставляет нас думать, что у них имеются существенные трудности в формировании воображаемой ситуации, которая придает игре смысл, делает ее мотивированной деятельностью. Причем у дошкольников с ЗПР 1-й и 2-й подгрупп несформированность воображаемой ситуации различна. У детей с ЗПР 1-й подгруппы уже вычленяются игровые действия, совершаемые в рамках воображаемой ситуации. Однако самостоятельно, без помощи взрослого, выделить игровую ситуацию эти дети не могут, она крайне бедна по своему содержанию и недостаточно определяет действия ребенка. У детей с ЗПР 2-й подгруппы нам не удалось зафиксировать действия в воображаемой ситуации.

На наш взгляд, за трудностями в создании воображаемой ситуации в игровой деятельности дошкольников с ЗПР стоит бедность образной сферы: недостаточная обобщенность и обратимость сложившихся в жизненном опыте знаний и представлений, трудности в произвольном оперировании данными непосредственного жизненного опыта, малоэмоциональная окрашенность действий.

В связи с тем, что у старших дошкольников с ЗПР различной степени выраженности заметно снижена потребность в игровой деятельности (игровое поведение отмечается в основном только при вмешательстве взрослого, носящем разный характер, от простого побуждения к игре ~ до полной ее организации), мы встали перед задачей изучить хотя бы в общих чертах формы общения этих детей со взрослыми. Какие мотивы преобладают при вступлении в контакт со взрослым у дошкольников с ЗПР? Кроме того, как известно, в ролевой игре игровые действия выполняют функции содержательной коммуникации, являясь по своей сути действиями общения (С.Л. Новоселова // Игра и ее роль в развитии..., 1978). Приведем результаты исследования, в основу которого была положена методика, разработанная А.Г. Рузской (1974). Суть методики состоит в создании ситуаций игры .и выполнении практических заданий, позволяющих вступить в один или несколько видов контактов со взрослым.

Выявилось, что в начале года эти дети крайне редко вступали в контакт со взрослым. В случае затруднений они скорее были склонны прекратить деятельность, чем обратиться к взрослому за помощью. Соотношение разных видов контактов со взрослым в игре и практической деятельности характеризовалось резким преобладанием деловых контактов, которые были представлены преимущественно подобными обращениями: «Дай мне», «Я не хочу заниматься», «А меня заберет мама?» и т. д. Обращений к взрослому как к 'партнеру по совместной деятельности не наблюдалось. Как в игре, так и при выполнении практических заданий количество контактов, обусловленных познавательным отношением к объектам деятельности, у этих детей крайне невелико (4,1 и 2,4%).


Таблица 3


Соотношение разных видов контактов со взрослым у старших дошкольников с ЗПР к моменту поступления в группу, %

Виды контактов

Игра

Практическая деятельность

Деловые

80,6

90,8

Познавательные

4,1

2,4

Личностные

15,3

6,8


Личностные контакты детей с ЗПР со взрослым наблюдались относительно редко (15,3 и 6,8%). Они носили специфический характер. Дети не стремились получить от взрослого оценку своих качеств в достаточно развернутой форме. Их удовлетворяла оценка в виде недифференцированных определений типа «хороший мальчик», «молодец», также в виде непосредственного эмоционального общения: поглаживания, улыбки, обнимания, касания. Следует отметить, что по собственной инициативе эти дети крайне редко обращались за одобрением. Вместе с тем в большинстве своем они очень чувствительны к сочувствию, ласке, доброжелательному обращению. Если общение со взрослым было окрашено в эмоционально положительные тона, то они стремились сделать его более продолжительным во времени, были более продуктивны в деятельности (главным образом в количественной ее стороне), реже ссылались на усталость и отказывались от работы. Если при сотрудничестве такого ребенка со взрослым создавалась атмосфера радости, доверия, ситуация успеха, то дети охотнее шли на контакт с экспериментатором, легче 'принимали помощь. Дошкольники с ЗПР 1-й подгруппы улучшали количественную, а зачастую и качественную сторону работы. Дошкольники с ЗПР 2-й подгруппы улучшали в основном количественные характеристики деятельности. Такая разновидность личностных контактов, как сообщения о чувствах симпатии и расположения, встречается достаточно редко и в основном в невербальной форме. Ребенок брал экспериментатора за руку, прижимался к нему, улыбался. Интимные сообщения дети по собственной инициативе делали крайне редко. Только в единичных случаях старшие дошкольники с ЗПР проявляли интерес к личности экспериментатора. Таким образом, в момент первого среза у этих детей преобладали ситуативно-личностные и ситуативно-деловые формы общения. Эти формы общения, по мнению М.И. Лисиной (1986), являются характерными для нормально развивающихся детей преддошкольного возраста. Овладение социальным миром, выделение и установление социальных отношений возможно только в рамках внеситуативно-познавательных и внеситуативно-личностных форм общения. Только данные формы общения являются адекватными для сюжетно-ролевой игры.






оставить комментарий
страница1/5
Дата09.11.2011
Размер1.1 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4   5
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2015
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх
Разработка сайта — Веб студия Адаманов