Труды Кубанского государственного аграрного университета icon

Труды Кубанского государственного аграрного университета


Смотрите также:
Учебное пособие Краснодар 2005 Рекомендовано к печати кафедрой экономической теории Кубанского...
Концепция уголовно-правовой политики е. В...
Обоснование стратегии устойчивого развития аграрного землепользования: экономические императивы...
Асланов Ш. С. Передерий В. А...
Методическое пособие по итоговой государственной аттестации выпускников специальность...
Ii конференция экологического общества ргу состоялась!...
Отчет о результатах самообследования федерального государственного...
Эмигрантские концепции и проекты переустройства россии (20-30-е гг. XX в.)...
К выполнению курсовых работ по дисциплине «Территориальная организация населения»....
Развитие паевых инвестиционных фондов на российском рынке финансовых услуг...
Околелов Владимир Иванович Официальные оппоненты...
Автореферат диссертации на соискание учёной степени...



Загрузка...
страницы:   1   2   3
скачать

4 (25), 2010

«Труды Кубанского государственного аграрного университета»












УДК 634.853


П.К. Заманиди, д-р наук,

Афинский институт виноградарства

Е.М. Валвулиду, д-р наук,

Афинский институт почвоведения, Афины, Греция

Л.П. Трошин, д-р биол. наук, профессор

Кубанский госагроуниверситет


^ ПАНАГИЯ СУМЕЛА: НОВЫЙ ВЫСОКОКАЧЕСТВЕННЫЙ

ВИННЫЙ МУСКАТНЫЙ ЧЕРНОЯГОДНЫЙ СОРТ ВИНОГРАДА

С ОКРАШЕННОЙ МЯКОТЬЮ И СОКОМ


Сорт Панагия Сумела является новым: выведен в Греции в результате творческого сотрудничества Афинских институтов виноградарства и почвоведения и Кубанского госагроуниверситета в 2004 году путем скрещивания сорта Кримбас с Аликантом Буше. Авторы: Пантелей Заманиди, Евангелия Валвулиду и Леонид Трошин.


^ Гибридизация, сорт, молодой побег, лист, соцветие, гроздь, ягода, семя, урожайность, засухоустойчивость.


Hybridization, variety, young arm, leave, blossom, cluster, berry, seed, yielding

capacity, drought-resistance.


Сорт по морфофизиологическим характеристикам включен в группу сортов бассейна Черного моря (convar. pontica subconvar. balcanica Negr.). Продолжительность продукционного периода 146-155 дней. Рост побегов сильный. Степень вызревания лозы очень высокая. Урожайность 30-40 т/га. Процент плодоносных побегов более 90. Средняя масса гроздей 350 г. Отличается высокой зимостойкостью, засухоустойчивостью и повышенной устойчивостью к грибным болезням в сравнении с мускатными сортами Vitis vinifera. Распускающаяся почка распознается по рыжевато-желтоватому цвету с виннокрасными оттенками на верхушке. Верхушка молодого побега зелено‐бронзового цвета с винно-красной каймой с сильным паутинистым опушением. Первый и второй листочки зелено-пепельного цвета, очень сильно опушенные с обеих сторон, 3 и 4 листья зеленые с бронзовыми оттенками с верхней стороны, со средним опушением на верхней стороне листа и с очень сильным – на нижней. Побег слабо опушенный. Лист симметричный. Площадь пластинки листа большая или средняя, темно-зеленого цвета, пятилопастная, средней рассеченности, пузырчатость верхней поверхности пластинки средняя. Краевые зубцы прямые по обе стороны. Верхние и нижние боковые вырезки закрытые с просветом. Форма черешковой выемки закрытая, лопасти пепельно‐зеленого цвета с нижней стороны, перекрываются. Цветок гермафродитный, нормальный.

Introduction.

Global warming is expected to cause great changes in continental, biological and socio­economic characteristics, giving rise to the need to create new varieties of grapevines distinguished by their high adaptation to altered ecological conditions so that the group of grapevine varieties in every ecological-geographical zone is improved. The new variety P. Soumela is an important development in agricultural production and can improve the quantity and quality of yield and profitability of production.

The main methods of breeding are hybridization, clone selection and artificial mutagenesis. Usually, selection has the purpose of creating new varieties improved in yield and quality compared to the best standard varieties. To attain this aim it is necessary to choose the initial material for selection and the methods to be used. The most effective way to produce new grapevine varieties is artificial hybridization, taking the best old high yielding home materials and recently introduced varieties of Europe and Asian grapevines from different ecological-geographical groups. Thus one genotype combines the desired properties of the parent components.

Selection of grapevines with the method of hybridization includes the following stages: search and choice of parents, practical cross-pollination (castration of flowers, isolation of inflorescence, stocking of paternal anthers variety, pollination), harvesting of hybrid seeds, growing of seedlings and their assessment, selection of candidates, their competitive tests, writing documents, etc. The process of creating new varieties through hybridization is very labor intensive, long and difficult, because hybrid seeds have low germination and most of the seedlings have a long growing period. The period from sowing to the beginning of fruit-bearing is typically 3 to 7 years, though it may be up to 10 years or more in individual cases. For this reason, large plots must be occupied for many years as a hybrid nursery, for preserving the old plants, etc.

Perennial studies of the gene bank showed that the assortment of wine red varieties in the world is not large and is mainly represented by three with muscat aroma varieties: Muscat Hamburg, Muscat black and Muscat pink. These varieties do not produce wine with a deep red color [1].

Materials and Methods.

Vavilov N.I., the founder of theoretical exercises and methodological guidelines for breeding and genetics, has established (inherited) a basic rule of selection that any work on genetic improvement of varieties, from whatever plant species, must begin with a study of aboriginal assortiment of the district for which it is conducted, the audit of what we leave to nature, centuries of natural and artificial selection (people's selection) [11].

Greece is one of the ancient hearths of genesis and formation of the cultivated grapevine. The ancient culture and the favorable natural conditions have contributed to the concentration in Greek territory of a great diversity of forms. During the long process of evolution of natural and artificial selection, frequently in closed conditions on the numerous islands, a variety of assortiment occurred.

Studies over a long time period of the varieties Vitis vinifera L. subspecies sativa D.C. in the Collection Department of the Athens Grapevine Institute allowed a well-grounded scientific choice of parents for cross-pollination. To produce new varieties it is cross-pollinated within Vitis vinifera L. For a parent form it used varieties from different ecological-geographical groups. The new variety was created in the vineyards of the Athens Grapevine Institute, situated in the North-East part of Athens (37о 58’ latitude and 23о 24’ longitude), at an elevation approximately of 200 m. The climate of the region is subtropical, Mediterranean, with hot, dry summers and mild winters. The annual precipitation is 350-600 mm, with precipitation, mainly rain, falling during the winter months. The maximum temperatures reach +46оС in the shade (2007), and the critical point for the grapevine temperatures (+40оС and more) are reached in this zone every year. The soil is calcareous, with a sandy clay loam texture, gravely, well drained and with an slightly alkaline pH reaction, and low organic matter. The individual assessment of seedlings was carried out in 2001. A total of 2000 seedlings in different combinations of cross-pollination were investigated with the aim of determining the possibility of producing relatively drought-resistant seedlings of European-Asian origin. Great importance was attached to high quality, drought-resistance and other economically important properties. The assessment was carried out in comparison with the best standard variety Vitis vinifera L.

Traditional methods were used to study the genetic bank and determine economically valuable forms and variants, the choice of initial forms for cross-pollination, hybridization, collection and preparing seeds for sowing, the growing of hybrid seedlings, the choice of candidates, preparation of wine and degustation, and assessment of the wine [4-9]. A detailed study of the new variety: origin, initial material, ecological-geographical group, description of the main botanical particularities, agro-biological and technological assessments and the final conclusions on recommended zones in which it can be cultivated was made by traditionally accepted methods [3, 8]. The morphological description with the following coding of peculiarities was made using the Methodology of the International Organization of Grapevine and Wines [2].

Results and discussion

Crosspollination in 2004 of the varieties Krimbas Ѕ Alicante Bouchet by the author P. Zamanidis produced the grapevine variant P. Soumela. Synonym: Soumela. The mother plant was a Greek high-yielding variety from the Black Sea coast named Krimbas [13], which has been accepted into the group of black sea grape varieties (convar. pontica subconvar. balcanica Negr.). Krimbas has the following characteristics. The production period is 146-155 days, the growth of shoots is 2,1-3,0 m. The average mass of cluster is 300 g and the grapes are medium, rounded. The percent of fruit-bearing shoots is 90 and the yield is very high, reaching 25-30 t/ha. It has higher resistance to frost, drought and fungal diseases than Muscat Vitis vinifera L. varieties. The flower is hermophrodite, the ovary is low conical and the pollen is fertile.

The cluster is middle, conical, middle density. The berry is middle size, oval, black-blue color and the skin is thick. The juice is not colored with Muscat after taste. The paternal plant was a world-wide color variant Alicante Bouchet [10].

The new variety P. Soumela is similar in its morphological characteristics to the wild grapevine ssp. silvestris Gmel. and in its morphological-biological characteristics to the ecological-geographical group сonvar. pontica subconvar. balcanica Negr. var. greek Zaman. [12]. A description of variety follows (Figures 1-10):

001 – form of the young shoot tip: 7 – open;

002 – distribution of anthocyan coloration of tips of the young shots: 2 – piping;

003 – Intensity of anthocyan coloration of tip of the young shots: 1 – absent or very weak;

004 – density of prostrate hairs of tip: 9 – very densy;

005 – density of erect hairs of tip: 1 – none or very spare;

006 – attitude of shoot: 1 – erect;

007 – color on dorsal side of internnodes: 1 – green;

008 – color of ventral side of internodes: 1 – green;

009 – color of dorsal side of nodes: 1 – green;

010 – color of ventral side of nodes: 1 – green;

011 – density of erect hairs of the nodes: 1 – none or very sparse;

012 – density of erect hairs on internodes: 1 – none or very sparse;

013 – density of prostrate hairs on the nodes: 5 – medium;

014 – density of prostrate hairs on the internodes: 5 – medium;

015 – anthocyanin coloration of buds: 3 – weak;

016 – distribution of tendrils on the shoot: 1 – discontinuous;

017 – length of tendrils: 7 – long;

051 – colour of the upper side of the young leaf (before flowering): 1 – green;

052 – intensity of the anthocyanin coloration of 6 distalleaves: 3 – weak;

053 – density of prostrate hairs between veins: 5 – medium;

054 – density of erect hairs between veins: 1 – none or very sparse;

055 – density of prostrate hairs on main veins: 5 – medium;

056 – density of erect hairs on main veins: 1 – none or very sparse;

065 – size of mature leaf: 5 – medium;

066 – length of mature leaf: 5 – medium;

067 – shape of blade of the mature leaf: 3 – pentagonal;

068 – number of lobes of the mature leaf: 3 – five;

069 – color of the upper side of blade: 5 – medium green;

070 – anthocyanin coloration of the main veins on the upper side of the blade: 1 – absent or very weak;

071 – antocyanin coloration of the main veins on the lower side of the blade: 1 – absent or very weak;

072 – goffering of blade of the mature leaf: 1 – absent;

073 – undulation of blade between main and lateral veins of the mature leaf: 2 – only near the petiole;

074 – profile (cross-section elevation) of the mature leaf: 2 – striate;

075 – blistering of upper side of the mature leaf: 5 – medium;

076 – shape of teeth (end of leaf): 2 – both sides concave;

077 – length of of teeth: 5 – medium;

078 – length of of teeth compared with their width at the end of the base: 5 – medium;

079 – general form of petiole sinus of the mature leaf: 7 – lobes overlapping;

080 – shape of base of petiole sinus: 1 – U-shaped;



Figure 1-2 – Top of the yong shoots grape P. Soumela



Figure 3-4 – Grape leaf of P. Soumela


081 – particularities of petiole sinus: 1 – none;

082 – shape of upper leaf sinuses: 3 – lobes slightly overlapping;

083 – shape of base of upper leaf sinuses: 1 – U-shaped;

084 – density of prostrate hairs between the veins (lower side): 5 – medium;

085 – density of erect hairs between the veins (lower side): 1 – none over very weak;

086 – density of prostrate hairs between the main veins (lower side): 5 – medium;

087 – density of erect hairs between the main veins (lower side): 5 – medium;

088 – prostrate hairs between the main veins (upper side): 1 – absent;

089 – erect hairs between the main veins (upper side): 1 – absent;

090 – density of prostrate hairs on petiole: 1 – none or very sparse;

091 – density of erect hairs on petiole: 1 – none or very sparse;

092 – length of petiole: 5 – medium;

093 – length of the petiole compared to middle vein: 5 – equal;

101 – cross (diametrical) section of woody shoot (after falling of leaves): 2 – elliptical;

102 – surface of woody shoot: 3 – striate;

103 – main color of woody shoot: 4 – reddish-brown;

104 – lenticels of body shoot: 1 – absent;

105 – density of erect hairs of nodes: 1 – none or very sparse;

106 – density of erect hairs of internodes: 1 – none or very sparse;

603 – aim of use: 4 – industrial (wine, juice, grape);

604 – percentages of shoot ripeness, %: 9 – very high, more than 95%;

605 – length of year old shoots: 7 – high;

151 – sex of flower: 3 – hermaphrodite;

501 – percent of berry set: 9 – very high;

152 – insertion of the 1st inflorescence (first raceme): 2 – on 3 rd or 4 th node;

153 – number of inflorescence per shoot: 2 – 1,1 to 2 inflorescence (racemes);

154 – length of the proximal inflorescence (first raceme): 5 – medium;

201 – number of bunches per shoot: 2 – оr 1,1 to 2 bunches;

202 – size of bunches (length and width): 5 – medium;

203 – length of bunches: 5 – medium;

204 – density of bunches: 5 – medium (compact);

205 – number of berries per bunches: 5 – medium;

206 – length of peduncle (stem): 5 – medium;

207 – lignifications of peduncle (wooded stems): 3 – weak;

220 – size of berry (length and width): 5 – medium;

221 – length of berry: 5 – medium;

222 – uniformity (homogeneity) of the size: 2 – uniform;

223 – shape of berry: 5 – ovate;

224 – berry cross-section: 2 – round;

225 – color of skin pellicle: 6 – blue-black;

226 – uniformity of skin color: 2 – uniform;

227 – bloom of berry (wax film, with thickness of cuticle): 7 – strong;

228 – thickness of skin (pellicle): 5 – medium;

229 – hilum of berry: 2 – visible;

230 – color of berry flesh: 1 – not colored;

231 – intensity of color of flesh: 5 – medium colored;

232 – juiciness of flesh: 1 – little juicy;

233 – must yield (from 100 g berries): 7 – high;

234 – firmness of flesh: 1 – soft;

235 – degree of firmness of flesh: 5 – medium;

236 – particular flavor (after-taste): 2 – muscat;

237 – classification of flavor: 6-strong muscat;

238 – length of pedicel (fruit-bearing stem): 5 – medium;

239 – separation from pedicel: 1 – difficult;

240 – degree of separation from pedicel: 5 – medium;

241 – presence of seeds in berry: 3 – present;

242 – length of seeds: 5 – medium;




Figure 5 – Inflorescence of grapevines P. Soumela





Figure 6-8 – Bunch, berries, seeds, pulp and juice of grapes of P. Soumela

243 – weight of seeds: 5 – medium;

244 – transversal ridges on dorsal side of seed: 1 – absent;

623 – number of seeds in the grape (berry): 5 – 2-3 seeds;

624 – shape of seeds: 3 – rounded, pear-like;

625 – relative length of the beak: 1 – short;

626 – location of chalazae: 2 – in the center of the fruit;

627 – shape of chalazae: 1 – round;

628 – expressiveness of chalazae: 2 – convex;

301 – time of bud burst (opening): 5 – medium;

302 – time of full bloom: 5 – medium;

303 – beginning of berry ripening: 5 – medium;

304 – physiological stage of full maturity of the berry: 5 – medium;

305 – beginning of wood maturity: 3 – early;

306 – autumn coloring of leaves: 2 – reddish;

351 – vigor of wood growth: 7 – strong ;

352 – growth on axillary shoots: 3 – weak;

353 – length of internodes: 7 – long;

354 – diameter of internodes: 5 – medium;

401 – resistance of chlorosis (iron): 7 – high;

402 – resistance of chlorides (salt): 7 – high;

403 – resistance of drought: 7 – high;

452 – degree of resistance of mildew on the leaves: 5 – medium;

456 – degree of resistance to Oidium: 5 – medium;

459 – degree of resistance of Botrytis (gray rot): 7 – high or very high;

501 – percentage of berry set: 7 – high;

502 – weight of a single bunch: 5 – medium;

503 – single berry weight: 5 – medium;

504 – bunch weight/ha, in tones (yield): 9 – very high, more than 12 t/ha;

505 – sugar content of must (grapevine juice): 9 – very high (>24%);

506 – total acid content (recalculated as wine acid, g/L): 5 – medium, 6-9;

598 – form of grapevine cluster: 3 – conical.





Figure 9-10 – Lignified vine stock (autumn)and eye grape (in spring) of P. Soumela


Agrobiological characteristics of P. Soumela. Variety P. Soumela enters into the first fruiting season sooner, with the laying in the vineyard, seedlings blooming and produce grapes at the second year after planting. The vegetation period (from the beginning of bud opening to harvesting) is 146 to 155 days. Woods are large up to 2,1 to 3,0 m. The percentage of ripening vines and the yield are very high, >95% and 30-40 tons/ha, respectively. The grapevine clusters require standardizing in order to get quality wine, and wine of fine vintage and of high quality can being expected with clusters <3 to 4 kg. The percent of the fruit bearing sprouts is more than 90, with 1 to 2 clusters on a sprout. In addition, raceme grows from the sleeping buts. The cluster is in the region of 800 g or more. The variety is undemanding as to soil, growing well on poor, dry, calcareous soils, and it is characterized by high drought resistance, medium resistance to mildew, botrytis and odium, and good affinity with understocks zoned (R-110, 41 B) in comparison with the traditional Muscat varieties of the region.

Training of grape variety. It is grown on Royal cordon system of pruning with height of the pillars of 60 to 80 сm in planted 1,0 to 1,2 m Ѕ 2,0 to 2,5 m. The clippings are made short on two buds, loaded to 12-14 fruit–bearing sprouts. The variety was good also when grown on formation of Roy chain with the pillars of 110 to 120 cm planted 1,0 to 1,2 m Ѕ 2,0 to 3 m. The clippings also are made on two buds, thus increasing the load to 14 to 16 fruit-bearing woods. Variety can make reloading harvest without weakening the growth of shoots. When studying the optimization of the buds loading in the experiments with the purpose of increasing loading to 4-6 buds, the average mass of the clusters also increased. The variety reacts favorably to fertilization and irrigation with much increased yield. Soumela responded positively to the introduction of elements of industrial technology, with increased productivity and improved quality.

Phenology. In the Attica climatic zone (Central Greece) the opening of buds starts during the first days of April, flowering starts at the end of May, the beginning of ripening in mid August, and full ripening of the berries occurs in late August.

Bunch characteristics. The bunch length is 35 cm, width 15 cm, length of leg 4 cm and the average mass of grapevine clusters is 350 g, while the mass of 100 berries is 190 g, and the mass of 100 seeds is 3,5 g. As a percent of the total mass of the cluster, that of the berries is 93%, the comb is 7%. As a percent of the total mass of the berries the mass of berry juice and fruit pulp is 88% and of the skin and seeds is 12%. The mass concentration of the sugars in the fruit juice is more than 230 g/100 сm3, with titrated acidity 5 to 9 g/L.

Wine technology. A red wine with the following characteristics was made from variety P. Soumela by the method of micro production: alcohol 14 volume percents, titrated acidity 5 to 7 g/L, sugars less than 2 g/100 сm3. The wine was very rich in color, dark ruby with purple hues, with good body, rich in phenols and light tannins, which allows it to be consumed at a young age. It has a rich aroma of grapes, in which a light muscat flavor mingled with the scent of wild berries (raspberries, strawberries, currants), and a pleasant mild after taste. Its quality is much higher than the control of Muscat Hamburg and Muscat black. The variety is also suitable for the manufacture of high-quality, dessert and sweet wines, juices, compotes and jams.

Conclusion

The cultivation perspectives of Variant P. Soumela in the dry zones of Europe, America, Africa, Australia is good to produce high quality red wines and may be used as a source of polygenes with valuable bio-economic characteristics for genetic improvement of black varieties. In the zoned assortment of varieties determined for production, P. Soumela varieties may be placed in the class of wines alongside Muscat white and Muscat Rose. The variety is promising for cultivation in all areas. It is necessary to test the P. Soumela variety in all zones of high quality red wine production under different eco-geographical zones of cultivation e. g in the Americas, Eurasia, Australia, and Africa, to reveal the influence of different environmental conditions on growth, development, quality and quantity of crop variety.


Literature

  1. Alleweldt, G. The genetic resources of Vitis / G. Alleweldt, E. Dettweiler. – Siebeldingen / FRG, 1994. – 74 s.

  2. Codes des caracteres descriptifs des varietes et especes de Vitis. – OIV, 2001. – Website http://www.oiv.int/fr/.

  3. Lazarevskii, М. А. Methods of botanical description and agro-biological study of the grapevine sorts / М. А. Lazarevskii // Ampelography USSR, 1946. – Bd. 1: 347-380. – Moscow, Russian.

  4. Negrul, A. M. Grapevine selection in USSR. - Мoscow, Russia, 1955. – 243 p.

  5. Olmo, H. P. Wine Grape Varieties of the Future / H. P. Olmo // Am. J. Enol. Vitic. – 1952. – № 3. – 45-51.

  6. Parker, R. N. Bordeaux vines / R. N. Parker. – Moscow: Dovganizdat, 1997. – 1165 p.

  7. Reich, B. I. and Martens M.H. Table Grape Varieties for Cool Climates / B. I. Reich, D. V. Peterson, R. M. Pool // Information Bulletin. – 1981. 16 Ithaca, USA. – 234 p.

  8. Troshin, L. P. Assessment and selection of grapevine selection material / L. P. Troshin. – Yalta, Russia, 1990. – 160 p.

  9. Troshin, L. P. Ampelography and selection of grapevine / L. P. Troshin. – Krasnodar, Russia: RIZ «Free masters», 1999. – 138 p.

  10. Troshin, L. P. The best grape varieties from Euroasia / L. P. Troshin. – Krasnodar, Russia: KGAU, 2006. – 224 p.

  11. Vavilov, N. I. Theoretical basis of selection / N. I. Vavilov. – Мoscow: Science, 1987. – P. 169-255.

  12. Zamanidis P.K. Grapevine Family (Vitaceae) / P. K. Zamanidis // Agriculture and husbandry (Athens, Greece). – 2005. – № 3, 22-26 and 5, 26-28.

  13. Zamanidis, P. K. Krimbas – A new wine higher quality Muscat black berry grape variety / P. K. Zamanidis, L. P. Troshin. // Научный журнал КубГАУ, № 51 (7), 2009 г. http:// ej.kubagro.ru /2009/07/pdf/ 13. pdf.




^ Заманиди Пантелей Константинович, д-р наук

Афинский институт виноградарства, Афины, Греция

Валвулиду Евангелия Мельтиадовна, д-р наук

Афинский институт почвоведения, Афины, Греция

^ Трошин Леонид Петрович, д-р биол. наук, профессор, , E-mail: lptroshin@mail.ru, 8(861)21-59-04

Кубанский госагроуниверситет



Заманиди П.К., Валвулиду Е.М., Трошин Л.П. Панагия Сумела: новый высококачественный винный мускатный черноягодный сорт винограда с окрашен- ной мякотью и соком // Труды КубГАУ. – Краснодар, 2010. – № 4 (25). – С. 58-63 (на англ. яз.).





УДК 634.8


А.С. Звягин, канд. биол. наук, докторант,

Л.П. Трошин, д-р биол. наук, профессор

Кубанский госагроуниверситет


^ О ПРОИСХОЖДЕНИИ ДИКОГО И КУЛЬТУРНОГО ВИНОГРАДА


Приводится обзор литературы по исследованиям происхождения дикого винограда в мире и процессы, повлиявшие на доместификацию данного растения. Описываются различия между культурным V. vinifera subsp. sativa D.C. и диким предком V. vinifera subsp. silvestris Gmel.


Виноград, вино, дикий виноград V. vinifera subsp. silvestris Gmel.,

доместификация, культурный виноград V. vinifera subsp. sativa D.C.


Grape, wine, wild grape V. vinifera subsp. silvestris Gmel.,

demystification, cultural grape V. vinifera subsp. sativa D.C.



Анализ материала.

Дикий виноград ^ V. vinifera subsp. silvestris Gmel., преимущественно, – лесное вьющееся растение, произрастающее в отдельных популяциях. Редко образует сложные интрогрессивные гибридные группы в переходных зонах с культурным виноградом вблизи виноградников [6].

Существуют морфологические и биохимические связи, которые ассоциированы с процессом доместификации ^ V. vinifera subsp. sativa D.C., через связь с диким предком V. vinifera subsp. silvestris Gmel.

Одной из главных отличительных особенностей является система опыления: дикий виноград (V. vinifera subsp. silvestris Gmel.), прежде всего, – двудомное растение с анемофильной системой опыления, а культурный виноград (V. vinifera subsp. sativa D.C.), наоборот, – самоопыляемое растение (гермафродит). Гермафродитизм является важнейшим признаком, который послужил древним фермерам базой для процесса отбора новых форм, прежде всего, для того, чтобы повысить урожайность самого растения. В настоящее время практически весь культурный виноград относится к гермафродитным растениям [35].

Изначально виноградное растение не было типичной лианой. Оно не имело усиков и хорошо произрастал на открытом месте. По мере изменения климатических условий дикий предок культурного винограда переместился в лесные массивы и приспособился к новым условиям, произошли основные морфологические изменения: появились усики, благодаря которым виноградное растение превратилось в лиану. Именно в лесу виноград впервые был замечен человеком, хотя не имел таких вкусовых качеств, как нынешние культурные сорта. Человек стал возделывать виноград на открытом месте и, тем самым, восстановил в определенной мере прежние условия произрастания винограда.

В промышленных условиях в настоящее время виноград выращивают в виде штамбовых растений – деревьев и в виде кустов, на шпалерах и в виде длинных лиан на беседках, домах и различных сооружениях. Преобразование лианы в куст соответствующей формы является необходимым условием для получения от винограда наибольшей выгоды, а также удобства культивирования этого ягодного растения. 

Дикий подвид культурного винограда (Vitis vinifera ssp. silvestris Gmel.), согласно мировым исследованиям, считается предком существующих сортов. Территория распространения простирается от атлантического побережья Южной Европы в Западных Гималаях и находится на высоте 1000 м над уровнем моря [7, 21]. 

Виноград – это уникальное растение, не только потому, что является одной из главных сельскохозяйственных культур, но и также имеет древние исторические связи с культурным развитием человеческой совокупности.

Главный продукт производства винограда – вино считалось напитком богов, им восхищались и возбуждались Дионис и Бахус. Много культур, проживающих вокруг Средиземного моря, верили, что вино происходит из крови людей, которые сражались с богами [24], поэтому оно всегда имело важную роль в жизни людей данной области [11].

Среди растений виноград – единственный вид, имеющий аборигенное происхождение в Евразии. Впервые он появился более 65 миллионов лет назад [31]. Историческое разделение на подвиды, связанное с морфологическими различиями, произошло значительно позднее [15, 32, 36].

В настоящее время существуют две основных гипотезы относительно происхождения культурного винограда Vitis vinifera spp. sativa D.C.:

1) моноцентрическая – процесс доместификации начался с ограниченного количества диких видов в определенном месте, одной локации, от которой затем все сорта распространялись в другие места [17];

2) полицентрическая, при которой в процесс доместификации возможно было вовлечено большое количество видов, найденных в течение длительного периода времени, а также среди распространенных диких предков культурного винограда [29].

Все вопросы, связанные с первой теорией происхождения виноградного растения, описываются археологическими исследованиями, которые показали присутствие раннего широкого производства вина, необходимого для доместифицированных растений в эпоху неолита в северных горных регионах ближнего Востока, охватывающие Загрос, западный Таурус и Кавказские горы [25-27, 35, 37, 38].

Затем, начиная со второй половины IV тысячелетия до н.э., из основных центров происхождения культурного винограда виноградная лоза распространилась на юго-восточные районы Средиземноморья, Палестину, южный Ливан и Иорданию [34]. Отсюда технические и столовые сорта распространились на юг За- гроских гор, граничащих с Месопотамией на востоке, приблизительно 3000 лет до н.э. В дальнейшем экспансия технических сортов продвигалась на запад, что задокументировано на Крите. Это произошло приблизительно 2200 лет до н.э. на побережье Италии и на Пиренейском полуострове (юго-западная территория Европы – 800 лет до н.э.) [25]. В начале II тысячелетия одомашненная виноградная лоза была обнаружена на юге Балканского полуострова, затем во второй половине I тысячелетия в Северной Италии, Южной Франции, Испании и Португалии [14, 19].

С другой стороны, существование морфологической дифференцировки среди сортов из разных географических областей на ближнем Востоке и на западе Средиземного региона поддерживают вторую теорию, согласно которой дикий местный Vitis vinifera spp. sylvestris Gmel. значительно улучшил поколения виноградных сортов через множественные генерационные процессы. Это совпадает с древней восточной теорией происхождения культуры производства вина и практикой возделывания винограда, которая распространилась c востока на запад [2, 21, 29].

Возможно, доместификация винограда на самом деле связана с началом производства вина, даже если это не точно известно, какой на самом деле процесс предшествовал раньше [24, 30]. Некоторые ученые считают, что все же процесс начался с использования ягод дикого винограда в качестве источника еды в эпоху палеолита (древнекаменный век) с охотничьих – собирательных популяций. Это хорошо описано во многих древних манускриптах в местах их обитания по всей Европе [36].

Однако, с другой стороны, можно сказать, что с началом производства вина доместификация виноградного растения ускорилась, так как было необходимо больше ягод для производства вина, создание горшков – специальной посуды для сохранения напитков, но их появление не было обнаружено вплоть до неолита [28]. Поэтому считается, что основным процессом, который послужил причиной начала доместификации культурного винограда, является селекция гермафродитных генотипов, которые имеют крупную гроздь и ягоды с высоким содержанием сахаров привлекательного вида, а также развитие вегетативного размножения данной культуры [35].

Затем уже в процессе доместификации биология винограда существенно претерпела ряд изменений, прежде всего, в сторону накопления большего количества сахара для лучшего процесса брожения, большей прибыльности и регулярного производства [18]. 

Неизвестно, могли ли эти изменения произойти в течение длительного периода времени на основе генеративного скрещивания или природного, или путем человеческого отбора, а именно, отбора лучших мутаций, и затем последующего распространения с помощью вегетативного размножения. Неопределенность сохраняется также о месте и периоде первоначального ввода в культуру, хотя дикий виноград присутствовал во многих местах в Европе в эпоху неолита. Еще в 2300 году до н.э., в эту эпоху население минойской культуры адаптировало практику возделывания винограда от своих восточных соседей, которые сделали виноградную лозу культурным растением и улучшили технологию возделывания винограда и приготовления вина за 6000 лет до н.э. [27]. 

С другой стороны, археологические и исторические свидетельства показывают, что предварительное одомашнивание произошло в Передней Азии, Закавказье, Средней Азии, Иране, Афганистане и Малой Азии. Это произошло примерно 8-9 тысячелетий назад. Ранние свидетельства о производстве вина были обнаружены в Иране в Хаджи Фируз Тепе – месте в северных горах Загроса приблизительно 7400-7000 лет до н.э. [24, 25, 27]

Семена одомашненных форм винограда, датированные 8000 лет до н.э., также были обнаружены в Грузии и Турции. Тем не менее, семена, обнаруженные в эпоху неолита в Западной Европе, а именно, дикие формы, выявленные в бронзовом веке во Франции, дают возможность предложить, что эксплуатация винограда началась одновременно в данных регионах [23].

Затем, согласно археологическим данным, из мест первого происхождения постепенно дикий виноград распространился на соседние регионы, такие как Египет и Нижния Месопотамия, приблизительно 5500-5000 лет назад, а затем в районы Средиземного моря, согласно развитию основных цивилизаций (ассирийцы, финикийцы, греки, римляне, этруски, карфагеняне) [3, 7, 9, 24].

Выращивание винограда достигло Китая и Японии (3200 лет назад) [30]. 

В 800 годах до н.э. греки и финикийцы распространили практику виноградарства дальше на запад в ходе их колонизации вдоль бассейна Средиземного моря. Кроме того, широко освещено в древних текстах, что римляне продвинули виноградарство на север к их колониям во Францию, Германию и регионы Австрии. С другой стороны, это маловероятно, так как виноградарство могло развиваться в этих регионах до римлян, в связи с тем, что существует теория, по которой греки могли экспортировать вино [24, 27]. 

В дальнейшем под влиянием римлян ^ Vitis vinifera spp. sativa D.C. расширил внутренние границы и достиг многих умеренных регионов Европы, северные районы Германии. Это расширение нередко связывают с основными торговыми путями (т.е. вдоль рек, таких как Рейн, Рона, Дунай и Гаронна). К закату Римской империи возделывание культурного винограда было широко распространено в большинстве европейских регионов, где он произрастает в настоящее время. На сегодняшний день дикорастущие виноградные формы были обнаружены во Франции [20, 33], Испании [8, 10], в Италии [4, 12], Германии, Швейцарии, Австрии, Румынии [13] и Тунисе, а также во многих других европейских странах [8], в основном в хорошо увлажненных регионах [5]. 

За последние 10-15 лет получено много новых материалов в области изучения сортов культурного и дикорастущего винограда, а также по палеон­тологии и археологии винограда. Эти материалы дают полное основание для пересмотра вопроса о происхождении культурного винограда.

Остается открытым вопрос, является ли передняя Азия центром происхождения или же нет. Все указывает на то, что регионы Северного Кавказа являются одним из главных центров, так как там присутствует очень большое генетическое разнообразие диких виноградных видов [16, 21-22].

Академик Н.И. Вавилов в 1930 г. описал дикорастущий виноград Кавказа, что дало основание ампелологам выделить его в отдельный подвид V. v. ssp. сaucasica Vav. Он констатировал: «Здесь же, в лесах, в изобилии встречается несомненно дикий виноград, иногда относимый к Vitis sylvestris Gmel. Лианы его часто обвивают дикую грушу, айву. Осенью, когда созревают плоды, путешественник по лесам Закавказья чувствует себя словно в саду. Как правило, плоды дикого винограда черные, хотя и имеются одиночные указания на нахождение белоягодных рас. Плоды его мелкие, но отдельные формы отличаются по размеру и форме. Встречаются формы со съедобными плодами; обычные расы имеют кислый вкус. Ареал дикого винограда широк, он захватывает весь Кавказ и распространен на юге европейской части СССР, встречаясь в лиственных лесах нижней зоны на свежих, влажных, но незаболоченных почвах до 1000 м. В большом количестве дикий виноград распространен в западном Закавказье, в Кахетии, на Кубани, в нижней зоне гор Малого Кавказа, Карабаха, в Ленкорани, в предгорьях долины Аракса» [1].


Литература

  1. Вавилов, Н. И. Дикие родичи плодовых деревьев Азиатской части СССР и Кавказа и проблема происхождения плодовых деревьев / Н. И. Вавилов // Тр. по прикл. ботанике, генетике и селекции. – 1931. – № 3. – С. 93.

  2. Негруль, А. М. Энциклопедия культурных форм винограда / А. М. Негруль // Доклады Академии наук СССР. – 1938. – № 8. – С. 585-588.

  3. Allaby, R. G. Evidence for the survival of DNA in charred wheat seeds from European archaeological sites / R. G. Allaby, K. O’Donoghue, R. Allares, M. K. Jones and T. Brown // Ancient Biomolecules. – 1998. – № 2. – Р. 119-129.

  4. Anzani, R. Wild grapevine (Vitis vinifera var. silvestris) in Italy: distribution, characteristics and germplasm preservation report / R. Anzani, O. Failla, A. Scienza, F. Campostrini // Vitis. – 1990. – № 29. – Р. 97-112.

  5. Anzani, R. Individuazione e conservacione del germoplasma di vite selvatica (Vitis vinifera silvestris) in Italia / R. Anzani, O. Failla, A. Scienza, L. De Michelli // Vignevini. – 1993. – № 6. – P. 51-60.

  6. Aradhya, M. K. Genetic structure and differentiation in cultivated grape, Vitis vinifera L. / M. K. Aradhya, G. S. Dangl, B. H. Prins, J. M. Boursiquot, M. A. Walker, X. P. Meredith, C. J. Simon // Genet. Res. – 2003. – № 81. – Р. 179-192.

  7. Arnold, C. Situation de la vigne sauvage Vitis vinifera subsp. silvestris en Europe / C Arnold // Vitis. – 1998. – № 37. – Р. 159-170.

  8. Arroyo-Garcia, R. Multiple origins of cultivated grapevine (Vitis vinifera L. ssp. sativa) based on chloroplast DNA polymorphisms / R. Arroyo-Garcia, L. Ruiz-Garcia, L. Bolling, R. Ocete, M.A. Lopez, X. Arnold, A. Ergul, G. Soylemezoglu, H. I. Uzun, F. Cabello, J. Ibanez, M. K. Aradhya, A. Atanassov, I. Atanassov, S. Balint, J. L. Cenis, L. Costantini, S. Goris-Lavets, M. S. Grando, B. Y. Klein, P. E. McGovern, D. Merdinoglu, I. Pejic, F. Pelsy, N. Primikirios, V. Risovannaya, K. A. Roubelakis-Angelakis, H. Snoussi, P. Sotiri, S. Tamhankar, P. This, L. Troshin, J. M. Malpica, F. Lefort, J. M. Martinez-Zapater // Mol. Ecol. – 2006. – № 15. – Р. 3707-3714.

  9. Bowers, J. E. Isolation and characterisation of new polymorphic simple sequence repeat loci in grape (Vitis vinifera L.) / J. E. Bowers, G. S. Dangl, R. Vignani and C. P. Meredith // Genome. – 1996. – № 39. – Р. 628-633.

  10. Benitez, L. Presencia de Vitis vinifera silvestris en la serrania de Grazalemam: algunas consideraciones fitosanitarias / L. Benitez and R. Ocete Rubio // VitiVinicultura. – 1992. – № 11-12. – Р. 33-39.

  11. Blanco, J. L. La plus vieille histoire du vin. In L’Histoire du vin, une histoire de rites / J. L. Blanco // Office International de la Vigne et du Vin. – 1997. – Р. 31-41.

  12. Grando, M. S. RAPD markers in wild and cultivated Vitis vinifera / M. S. Grando, L. De Micheli, L. Biasetto, A. Scienza // Vitis. – 1995. – № 34. – Р. 37-39.

  13. Grassi, F. Evidence of a secondary grapevine domestication centre detected by SSR analysis / F. Grassi, M. Labra, S. Imazio, A. Spada, S. Sgorbati, A. Scienza, F. Sala // Theor. Appl. Genet. – 2003. – № 107. – Р. 1315-1320.

  14. Hopf, M. South and Southwest Europe / M. Hopf, W. Van Zeist, K.Wasylikowa and K. E. Behre // Progress in Old World Paleoethnobotany. Rotterdam-Brookfield, Balkema. – 1991. – P. 241-277.

  15. Ocete, R. Las poblaciones espanolas de vid silvestre / R. Ocete, M. A. Lopez Martinez, A. Perez Izquierdo, M. R. Del Tio // Monografias INIA: Agricola. – № 3. – Р. 45.

  16. Olmo, H. P. The origin and domestication of vinifera grape / H. P. Olmo // The origin and ancient history of wine. Gordon and Breach, Luxembourg. – 1995. – Р. 31-43.

  17. Olmo, H. P. Grapes / H. P. Olmo // Evolution of crop plants. London: Longman. – 1976. – P. 294-298.

  18. Pouget, R. Vitis vinifera, histoire et évolution / R. Pouget // La Vigne et le Vin. – 1988. – Р. 15-25.

  19. Kroll, H. Sudosteuropa / W. Van Zeist, K. Wasylikowa, K. E. Behre // Progress in old world palaeoethnobotany. – 1991. – Р. 161-177.

  20. Lacombe, T. Contribution a` la caracte´risation et a` la protection in situ des populations de Vitis vinifera L. ssp. silvestris (Gmelin) Hegi, en France / T. Lacombe, V. Laucou, M. Di Vecchi, L. Bordenave, T. Bourse, R. Siret // Les Actes du BRG. – 2002. – № 4. – Р. 381-404.

  21. Levadoux L. Ann. Amelior. Plantes. – 1956. – № 6. – Р. 59-118.

  22. Les populations sauvages de Vitis vinifera L. // Annales d'Amelioration des Plantes, 6, 59-118. [http://bibliomed.bib.uniud.it/].

  23. Marinval, P. Vigne sauvage et vigne cultivée dans le bassin méditerranéen: emergence de la viticulture, contribution archéo-botanique / P. Marinval // Histoire du Vin, une histoire de rites. – 1997. – Р. 137-172.

  24. McGovern, P. E. Ancient wine: the search for the origins of viniculture / P. E. McGovern // Princeton University Press. – 2004. – Р. 520.

  25. McGovern, P. E. Ancient wine: the search for the origins of viniculture / P. E. McGovern // Princeton University Press, Princeton USA. – 2003. – Р. 335.

  26. McGovern, P. E. The analytical and archaeological challenge of detecting ancient wine: two case studies from the ancient near east / P. E. McGovern, H. M. Rudolph // The origins and ancient history of wine. P. McGovern, S. J. Fleming, and SH. Katz. The Gordon and Breach Publishing Group. – 2000. – Р. 57-67.

  27. McGovern, P. E. Neolithic resinated wine / P. E. McGovern, D. L. Glusker, L. J. Lawrence, M. Voigt // Nature. – 1996. – № 381. – Р. 480-481.

  28. McGovern, P. E. Neolithic resinated wine / P. E. McGovern, M. M. Voigt, D. L. Glusker, L. J. Exner // Nature. – 1986. – № 381. – Р. 480-481.

  29. Mullins, M. G. Biology of the Grapevine / M. G. Mullins, A. Bouquet, L. E. Williams // Cambridge University Press, Cambridge, UK. – 1992. – Р. 239.

  30. Royer, C. Mouvement historiques de la vigne dans le monde / C. Royer // La Vigne et le Vin. La Manufacture et la Cite´ des sciences et de l’industrie. – 1988. – Р. 15-25.

  31. Saport, G. Le Monde des Plantes Avant l'Apparition de l'Homm – Paris: G. Masson. – 1879. – Р. 416.

  32. This, P. Historical origins and genetic diversity of wine grapes / P. This, T. Lacombe, M. R. Thomas // Trends Genetics. – 2006. – № 22. – Р. 511-519.

  33. This, P. Caractérisation de la diversité d'une population de vignes sauvages du Pic Saint Loup (Hérault) et relations avec le compartiment cultivé / P. This, C. Roux, P. Parra, R. Siret, T. Bourse, A.-F. Adam, M. Yvon, T. Lacombe, J. David, J.-M. Boursiquot // Genet Sel. Evol. – 2000. – № 33. – Р. 289-304.

  34. Wasilykowa, K. E. Progress in old world palaeoethnobotany / K. E. Wasilykowa // East central Europe. In: Van Zeist W, Wasylikowa K, Behre KE (eds). Rotterdam-Brookfield, Balkema. – 1991. – Р. 161-177.

  35. Zohary, D. Domestication of Plants in the Old World: The Origin and Spread of Cultivated Plants in West Asia, Europe, and the Nile Valley / D. Zohary, M. Hopf // 3rd edn. Oxford University. – 2000. – P. З40.

  36. Zohary, D. Domestication of the Grapevine Vitis vinifera L. in the Near East / D. Zohary // In: P.E. Mc Govern et al., Editors, The origins and Ancient History of Wine, Gordon and Breach. – 1995. – Р. 23-30.

  37. Zohary, D. Domestication of plants in the old world / D. Zohary, M. Hopf // Oxford, Clarendon Press. – 1993. – Р. 143-150.

  38. Zohary, D. Beginnings of fruit growing in the old world / D. Zohary, P. Spiegel-Roy // Science. – 1975. – № 187. – Р. 319-327.




Звягин Андрей Степанович, канд. биол. наук, докторант кафедры виноградарства

Трошин Леонид Петрович, д-р биол. наук, профессор, зав. кафедрой виноградарства, 8(861)221-59-04

Кубанский госагроуниверситет


Звягин А.С., Трошин Л.П. О происхождении дикого и культурного винограда // Труды КубГАУ. – Краснодар, 2010. – № 4 (25). – С. 84-88.




УДК 634.8

В.М. Чаусов, канд. с.-х. наук, доцент,

Л.П. Трошин, д-р биол. наук, профессор,

Л.Г. Дикая, студентка,

Н.В. Галут, аспирантка,

О.П. Храпко, ассистентка

Кубанский госагроуниверситет


^ РАЙОНИРОВАННЫЕ СОРТА ВИНОГРАДА

ДЛЯ ПРОИЗВОДСТВА МАРОЧНЫХ СОКОВ

Рассмотрены вопросы технологической оценки восьми районированных сортов винограда для производства виноградного сока прямого отжима. На основании анализа уволого-химического состава винограда и качества сока для переработки на марочный сок рекомендуются сорта Цитронный Магарача, Бианка и Виорика в соотношении 1:1.


^ Виноградный сок прямого отжима, Бианка, Виорика, Каберне-Совиньон, Мерло, Первенец Магарача, Пино белый, Цитронный Магарача, Шардоне,

сахара, органические кислоты.


Grape juice of direct pressing, Bianka, Viorika, Cabernet-Sauvignon, Merlot, Pervenets Magaracha, Pinot white, Citronny Magaracha, Chardonnay, sugars, organic acids.


Виноград, благодаря своеобразному строению, химическому составу и физико-механическим свойствам, относится к наиболее ценным видам растительного сырья [7].

Долгие годы промышленная переработка винограда в нашей стране развивалась по пути виноделия. Однако большую значимость имеет пере­работка его на сок. Этот продукт богат глюкозой и фруктозой, которые легко усваиваются человеческим организмом, органическими кислотами, обладает Р-активностью, содержит различные минеральные вещества. В виноградном соке найдено 18 аминокислот, в том числе 12 незаменимых. Сок полезно употреблять при упадке сил, нарушении обмена веществ, ги­пертонии, бронхиальной астме. Он помогает восстановить истощенную нервную систему, благотворно влияет на такие внутренние органы как почки и печень, очищает кровь, заметно сни­жая содержание в крови холестерина. На основе виноградного сока могут вырабатываться напитки, а из отходов производства – различные продукты. Поэтому выработка высококачественного виноградного сока является актуальной [4].

Сезон потребления в пищу свежего винограда ограничен несколькими месяцами. Это вызывает необходимость технической переработки винограда, которая позволяет максимально сохранить его полезные свойства и значительно продлить сроки его потребления. Основными продуктами переработки винограда являются: винодельческая продукция, сок и безалкогольные напитки, сушеный виноград и различные консервы (маринады, компоты, варенье) [1, 2, 3, 6]. В наибольшей мере полноценные свойства виноградной ягоды сохраняются в натуральном соке.

Качество сока в значительной мере определяется качеством перера­батываемого сырья. В настоящее время в виноградарстве культивируют классические европейские сорта, а также внедряют новые комплексно-устойчивые интродуценты, которые не требуют химических обработок, что способствует сохранению окружающей среды, позволяет сэкономить затраты на химических средствах защиты растений, а следовательно, уменьшает себестоимость продукции [5, 9].

На качество виноградного сока влияет большое число факторов: природно-клима-тические условия выращивания винограда, применяемые агротехнические приемы, срок уборки. Особое значение имеет сорт винограда. Наиболее пригодны сорта, характеризующиеся умеренной сахаристостью и достаточной кислотностью. Приоритет отдают винограду сильноароматических сортов, особенно с мускатным привкусом. Рекомендуемые распространенные сорта: Алиготе, Рислинг, Клерет, Мускаты и другие. Расширение спектра ампелографических сортов для сокового производства до сих пор остается актуальной задачей виноградо-винодельческой отрасли [4, 5].

Объекты и методы.

Целью работы является оценка 8-ми районированных сортов винограда для производства виноградного сока прямого отжима и купажирования соков из них.

Задачи исследования:

  • характеристика химического и механического состава сортов винограда, выращиваемых в коллекции Центральной зоны Краснодарского края;

  • технологическая оценка качества сока, выработанного из изучаемых ампелографических сортов винограда;

  • выбор сортов винограда для получения виноградного сока высокого качества;

  • купажирование сока изучаемых ампелографических сортов винограда.

Для вы­работки экспериментальных образцов натуральных виноградных соков прямого отжима использовался виноград 8-ми ампелографических сортов урожая 2008 г. из учхоза «Кубань» (Центральная зона виноградарства Крас­нодарского края): Бианка, Виорика, Каберне-Совиньон, Мерло, Первенец Магарача, Пино белый, Цитронный Магарача и Шардоне [8].

Из указанных сортов в лабораторных условиях были изготовлены виноградные соки. Затем они были помещены в холодное помещение для осветления.

Методы определения качественных показателей объектов исследования и целевых продуктов приведены в табл. 1.

Результаты и их обсуждение.

По изучаемым сортам винограда определены средняя масса грозди и ягод, механический состав грозди (гребни, ягоды, кожица, семена), массовая концентрация сахаров, кислот и активная кислотность.

Механический состав винограда представляет собой соотношение отдельных частей грозди: гребней, сока, кожицы, семян. Он различен не только для разных сортов, но и в пределах одного сорта, так как зави­сит от многих факторов: сорта, степени зрелости, почвы, климата, района произрастания и других условий.




оставить комментарий
страница1/3
Дата05.11.2011
Размер0,63 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх