В. Г. Бабин (Горно-Алтайск) icon

В. Г. Бабин (Горно-Алтайск)


Смотрите также:
В. Г. Бабин (Горно-Алтайск)...
Правила написания и оформления дипломных работ издание 3-е...
Учебно-методический комплекс для студентов по специальности 020101 "Химия"/ сост. В. Н...
Доклад Мэра города Горно-Алтайска...
Пособие для студентов озо горно Алтайск...
Пособие для студентов Горно Алтайск 2007...
Введение
М. В. Мюсова «Математика и краеведение» в журнале «Народное образование фактор...
Публичный доклад по итогам 2010/2011 учебного года...
Публичный доклад по итогам 2009/2010 учебного года...
Учебная программа спецкурса «Слово и сценическое искусство» Горно-Алтайск...
Д. С. Орлов Аграрный сектор Алтайского края во второй половине 70-х первой половине 80-х годов...



Загрузка...
скачать
В. Г. Бабин

(Горно-Алтайск)

ЦЕРКОВНО-ПРИХОДСКИЕ ШКОЛЫ

В ЗАПАДНЫХ ГУБЕРНИЯХ

ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX - НАЧАЛЕ XX ВЕКОВ

На протяжении всей дореволюционной истории России этноконфессиональный фактор оказывал самое серьезное влияние на школьную политику властей. Школа на окраинах, помимо чисто образовательной, призвана была выполнять и очень важную политическую функцию - сплочение их с центром посредством внедрения в массу нерусского и неправославного населения русского языка и русской культуры. Школа в определенной мере должна была подготовить благоприятные условия для проведения дальнейших интеграционных мероприятий, которые властью не форсировались. Помимо этого немало­важное значение имело и то обстоятельство, что для России в рассматриваемый период, как в сфере законодательства, так и повседневной практики было характерно тесное переплетение религиозного и национального аспектов. Так, православие прочно ассоциировалось с принадлежностью к русской национальности, католицизм - к польской, протестантство - к немецкой, а ислам - к татарской. Эти ассоциации являлись не плодом воображения чиновников и публицистов, а следствием исторического развития конкретных регионов, в разное время вошедших в состав Российской империи.

В Западных губерниях, где дворянство, католическое духовенство, интеллигенция в большинстве своем состояли из поляков, а крестьянство из украинцев, белорусов и литовцев, доминировала польская культура, польский язык являлся языком дополнительного богослужения для всех католиков, вне зависимости от их национальности. Ксендзы внушали прихожанам, что язык церкви - это их родной язык. Учитывая польский характер католической церкви в России, а также благодаря своему экономическому положению, поляки, составляя не более 6% населения губерний, имели довольно прочные позиции в крае.

Польская культура в крае, в немалой степени благодаря школе, с успехом конкурировала с русской. Преподавание польского языка, прерванное после восстания 1831 г., с 1856-го возобновилось вновь во всех средних учебных заведениях края, вне зависимости от национального состава учащихся. Из 240 учителей гимназий и прогимназий были только 80 русских и немцев.1 В 1862 г. попечитель Виленского учебного округа князь А. П. Ширинский-Шихматов свидетельствовал, что в округе «все образованное и все мыслящее сословие принадлежит к явным противникам видов правительства, желающего вызвать к жизни и укрепить подавленное чувство русской национальности».2 С течением времени значительная часть дворянства, и интеллигенции непольского происхождения была полонизирована.

Польское дворянство и католическая церковь стремились взять в свои руки и образование крестьянства. Поляки старались убедить власть, что в крае могут быть только польская грамотность, польское народное образование. В марте 1861г. генерал-губернатор Северо-Западного края В. И. Назимов доносил, что минское дворянство повсеместно заводит школы, привлекая в них крестьян, и повсеместно среди православных распространяет польскую грамоту и польский язык. Учителями в народных школах были только поляки. Подобное положение сложилось и в других губерниях. Не менее энергично действовали и ксендзы, открывая школу при каждом костеле. Чиновничество в крае, в большинстве состоящее из поляков, не препятствовало такому развитию ситуации в деле народного образования. В 1862г. попечитель Виленского учебного округа Ширинский-Шихматов и генерал-губернатор добились ассигнования 10 тысяч рублей на нужды народного образования и за один год были открыты 115 школ среди православного населения. Однако на каждое открытое русское училище возникало 10 польских школ. В 1863г. Разимов писал, что, «если со стороны русского правительства не будут приняты меры к ограждению русской народности в Западном крае, то надлежит ожидать, что чуждое этому краю польское направление вольется в плоть и кровь здешнего русского народа и со временем устами его заговорит в пользу польского дела»3.

Таким образом, объединенными усилиями дворянской усадьбы, польского чиновничества, костела и школы в Западных губерниях шел довольно интенсивный процесс полонизации украинского, белорусского, особенно католической их части, и литовского населения, а также окатоличивания православных белорусов и украинцев. Политика властей по насаждению русского образования и ограничения польского и католического влияния вплоть до восстания 1863-1864гг. не отличалась особой настойчивостью и последовательностью, нося, по большей части, случайный, а не системный характер. После восстания ситуация коренным образом изменилась. Власти решительно взяли курс на фактическую интеграцию края с Империей. Было провозглашено, что Западный край это искони русский край, оторванный в свое время от общерусского тела. Наконец-то настала пора возвратить ему русский облик, утвердив господство русской народности, русской культуры и Православной церкви. Целенаправленная и последовательная русификация всех сфер жизни Западных губерний с 60-х годов стала приоритетным направлением правительственной политики в крае. В отличие от Царства Польского, где русификация не предполагала ассимиляции поляков, в Западных губерниях конечной целью властей было их полное слияние с внутренними губерниями Империи, в том числе и в этническом смысле. Национальная самобытность украинцев и белорусов властями не признавалась изначально. Они были объявлены составными частями единого русского народа, состоящего из великороссов, малороссов и белорусов, имеющего единый русский литературный язык, распадающийся на местные диалекты. Не исключалось, что и литовцы, впоследствии растворятся в «русском море».

В основу школьной политики была положена программа, изложенная Виленским генерал-губернатором М. Н. Муравьевым в «Записке о некоторых вопросах по устройству Северо-Западного края». Эту записку он представил на рассмотрение Западному комитету 14 мая 1864г. Для упрочения и возвышения русской народности и православия в крае он предлагал, прежде всего, заняться устройством быта крестьян и распространением общественного образования. Основное внимание, по его мнению, нужно сосредоточить на открытии возможно большего числа народных школ, поручая руководство ими преимущественно православному духовенству. Светские же народные училища учреждать лишь там, где не будет возможности открыть церковно-приходские школы. В этих школах должны преподаваться самые элементарные знания, главным образом, русский язык и догматы православной веры. В городах можно учреждать училища с более обширной программой, но ни в коем случае не допускать обучения польскому языку.

Учителями в начальных школах, всех 9 Западных губерний могли быть только лица русского происхождения православного исповедания. Удаление в этой связи в начале 1864г. 135 учителей поляков, вызвало большой спрос на русских учителей. Муравьев обратился с призывом к 10 архиереям внутренних губерний о направлении воспитанников подведомственных им духовных семинарий на учительские должности в Западный край. В течение года в распоряжение Виленского учебного округа прибыли 120 семинаристов.

В середине 80-х гг., как следствие усилившихся охранительных тенденций во внутренней политике, был взят курс на усиление роли православного духовенства в деле начального образования. В этих целях, приоритетное открытие церковно-приходских школ было характерно не только для великорусских губерний с подавляющим православным населением, но и на национальных окраинах, где православные нередко были в меньшинстве. В Западных губерниях повсеместное насаждение православных церковно-приходских школ являлось одной из центральных мер, направленных на ослабление католицизма. Особое значение развитию здесь церковно-приходских школ придавалось и вследствие поставленной властями задачи по обрусению края. В среде православного белорусского и украинского населения данная мера была в определенной степени вполне оправданна. Содержание такой школы было гораздо дешевле. Например, на 313 народных училищ МНП Минской губернии в 1888г. из средств Государственного казначейства и «других источников» тратилось 46707 и 79983 рублей соответственно, а на содержание 1159 церковно-приходских школ и школ грамоты - 10000 и 27453.4 Поэтому появлялась возможность в короткий срок привлечь к образованию большее количество детей. Церковная школа с большей эффективностью, нежели министерская, могла противостоять католической пропаганде, особенно в местностях со смешанным населением. Учитывая, что католицизм имел мощную поддержку в лице экономически преобладавшего в крае польского дворянства, просветительская деятельность православной церкви имела немаловажное значение.

За короткое время в Западных губерниях было открыто довольно значительное число церковно-приходских школ и школ грамоты. Так, например, если в Виленском учебном округе к 1880г. число сельских школ, по сравнению с 1866-1868гг., увеличилось на 39,3%, а число учащихся на 157,2 %, то к 1894г., в сравнении уже с 1880г., рост числа училищ составил 304,8 %, а учащихся 182,9 %. За период 1864-1868гг., когда в округе усиленными темпами шло формирование системы начального образования, было открыто 715 городских и сельских начальных школ, что составляло в среднем по 143 школы в год. В дальнейшем эти показатели понизились. И лишь с 1884г. начался бурный рост числа открываемых школ. Так, за период 1884-1888гг. было открыто 472 школы5.

Епархиальное начальство получило право определять, какой тип школы - церковно-приходская или министерская - является более предпочтительным в той или иной местности. В Гродненской губернии в 1886 г. 104 отделения народных училищ были преобразованы в цер-ковно-приходские школы. В следующем году еще 146. В 1887г. в губернии было 301 училище МНП и 424 церковно-приходских школ. К 1893г. разрыв между ними еще больше увеличился. В этом году в губернии насчитывалось 302 министерских школы и 804 церковно-приходских и школ грамоты.7 Минский губернатор в 1894г. доносил, что большинство школ в сельской местности находятся в ведении духовенства8. В Могилевской губернии в 1886 г. на 100 народных училищ МНП приходилось до 800 церковно-приходских школ и школ грамоты9.

Аналогичная картина наблюдалась и в губерниях Юго-Западного края, входивших в Киевский учебный округ.

В Волынской губернии за три года, с 1884 по 1887гг., было открыто 507 церковно-приходских школ и школ грамоты. По признанию губернатора Янковского, они являлись «главным двигателем развития народного образования» в губернии . В Подольской губернии к 1896г. учащиеся церковно-приходских школ составляли 68,6% от общего числа учащихся. Школы ведомства Православного исповедания в губернии по своей численности значительно превосходили министерские: 668 церковно-приходских, 734 школ грамоты и лишь 244 министерских11.

Церковные школы учреждались и в местностях с католическим населением. Власти надеялись, среди прочего, что украинцы и белорусы католики благодаря этому со временем обратятся в православие. Упоминавшийся нами выше стереотип о единстве национального и религиозного в немалой степени укреплял эти надежды и влиял на выбор приоритетов в школьной политике. Многие губернаторы с удовлетворением доносили, что католики охотно идут в эти школы. В Витебской губернии в 1887г. среди 2412 учащихся церковно-приходских школ было 50 католиков, в 1890г. 67 из 400312. В Ковенской губернии, более чем на 70% населенной литовцами католиками, в 1889г. функционировали 12 церковно-приходских школ и 29 школ грамоты. В них вместе с 525 православными обучались 243 католика. Министерских школ в губернии в этом году было 182. В 1896г. школ МНП осталось всего 157, а вот число школ ведомства Православного исповедания увеличилось до 76, 21 церковно-приходская школа и 55 школ грамоты13. Гродненский губернатор Д. Батюшков, отмечая увеличение процента детей римско-католического исповедания, посещающих церковно-приходские школы, выражал надежду, что благодаря этому они приучатся смотреть на православных пастырей не как на представителей иноверного духовенства, а как на наставников, несущих им просвещение. Это, по его мнению, будет способствовать уменьшению «предвзятой обособленности католического населения»14.

Между тем, наличие учеников католиков в православных церковно-приходских школах объяснялось не столько симпатией к ним католического населения, сколько малой численностью школ вообще. Так, в Волынской губернии в 1893г. из общего числа крестьянских детей: школьного возраста обучались всего 38,7% мальчиков и 4,6% девочек15. При отсутствии министерской школы, родители вынуждены были посылать детей в церковную, жертвуя религиозным просвещением по правилам своей веры. К тому же, подобные случаи были не настолько часты, чтобы говорить о предпочтительности именно этого типа школы.

Постепенно, не только католическое, но и православное население начинает разочаровываться в церковно-приходских школах. Увеличиваясь количественно, они не могли обеспечить соответствующего качества обучения. Многие губернаторы отмечали, что обучение в министерских школах поставлено на более высоком уровне. Становилось очевидным и то, что в местностях с иноверным населением церковная школа не может выполнить той политической задачи, которая ставилась перед школой в Западных губерниях - способствовать их сплочению с прочими частями Империи. Напротив, эффект от приоритетного распространения церковно-приходских школ получился совершенно обратным. Католическое население, не без основания, увидело в них средство обращения католиков в православие. Укреплению такого мнения способствовали как пропаганда католического духовенства, так и характер обучения в церковных школах. Нередко ксендзы лишали исповеди и причастия детей, обучавшихся Закону Божьему у православного священника16. Однако и без этого отторжение церковно-приходских школ католическим населением было неизбежным и естественным процессом.

Виленский губернатор барон Гревениц в отчете за 1894г. указывал, что «церковно-приходские школы и школы грамоты, при всей полезности их для православного населения, не могут иметь полного успеха в тех местностях губернии, где преобладает католическое население»17. Его преемник, генерал-лейтенант Фрезе, подтверждая высказанное мнение, отмечал в 1895г., что число учащихся в школах грамоты уменьшилось на 1209 человек, а число самих школ на 718. Губернатор Волынской губернии С. Суходольский в отчете за 1893г. еще осторожно говорит, что желательно большее распространение церковно-приходских школ, но наряду со школами министерскими. Через год он уже прямо пишет о том, что католики, чуждаясь церковно-приходских школ, охотно отдают детей в школы МНП. А потому нужно учреждать «возможно больше министерских, в которых дети иноверцев получали бы русское воспитание и образование»19.

Отрицательное отношение к чрезмерному распространению церковно-приходских школ высказывали и представители учебного ведомства. Попечитель Киевского учебного округа в отчете за 1894г. отмечал, что в Юго-Западных губерниях, где иноверное население составляет 18 %, а в Волынской губернии 23 %, церковно-приходская школа неприменима. Католическое население большее доверие оказывает школам МНП, но их открытие тормозится согласием епархиального начальства. В итоге, в 140 волостях из 560 нет ни одной министерской школы. Одна министерская школа в Юго-Западном крае приходится на 172 квадратных версты и на 11270 человек, в Киевской губернии на 20622 человека. В то же время в Полтавской и Черниговской губерниях, одна школа на 59 квадратных верст и на 3330 чело-го век .

Вопрос о церковно-приходских школах в Западных губерниях в 1895г. рассматривался в Комитете министров. Виленский генерал-губернатор Оржевский привел данные о финансировании школ МНП и церковно-приходских. Из смет и раскладок губернских земских повинностей было видно, что расходы на пособия церковным школам постоянно увеличиваются. До 1893 г. они составляли по 10 тысяч рублей в год на губернию. На трехлетний сметный период 1893-1896 гг. ассигнования на церковные школы Виленской и Гродненской губерний были увеличе­ны до 25 тысяч рублей в год на губернию. Для Ковенской губернии оставлена прежняя сумма пособия. На трехлетие с 1896г. предполагалось еще большее увеличение средств на церковно-приходские школы. В Виленской губернии до 37378 рублей в год, в Гродненской до 50 тысяч, в Ковенской до 20039 рублей. В то же время, в 1894 г. на содержание министерских школ Государственным казначейством было отпущено: для Виленской губернии 16800 рублей, Гродненской -30200 рублей. На Ковенскую губернию кредитов не было. При этом в Ковенской губернии из 1619682 жителей насчитывалось всего 26340 православных. Генерал-губернатор обратил внимание на то, что при значительном иноверном населении в Северо-Западном крае, школы МНП могут принести больше пользы в деле обрусения. Умножение же церковно-приходских школ лишь поднимает конфессиональный вопрос в деле народного образования. И этим охотно воспользуются ксендзы, чтобы внушить народу отвращение к русской школе, как уничтожающей их религию. Расходование земских средств может породить недовольство иноверного населения правительством за трат» денег на чуждые местному населению интересы православной церкви, И этим также воспользуется католическое духовенство, чтобы заглушить в народе сознание русской гражданственности и вселить недоверие к русской школе.

К. П. Победоносцев ответил, что население в Северо-Западном-крае не такое уж и смешанное. Оно отчасти православное, отчасти отпавшее от православия, но искони русское. А потому церковные школы нужны. Однако он признал, что в Ковенской губернии действительно нужно увеличивать школы МНП.

В итоге, Комитет министров принял решение, что открытие тоге или иного типа школ должно быть предоставлено соглашению МНЕ и Священного синода." Подобное решение не могло принципиальш повлиять на изменение порядка открытия министерских школ. Поэта му не случайно, что за период с 1894 по 1901гг. в Виленском учебно» округе было открыто всего 269 школ МНП, а церковно-приходскю школ и школ грамоты, соответственно, 592 и 291. Правда, в Ковенско губернии министерских школ было открыто, хотя и не на много, н больше, чем церковных - 35 и 3422. С 1899г. возобновилось открыта МНП училищных отделений. Годом раньше министерство разъяснило что в местностях со сплошным иноверным населением училищные отделения должны состоять в ведении МНП, как это было до 1890 г.

Николай II в целом сочувственно относился к распространена именно церковно-приходских школ. Это сказывалось и на порядке финансирования начального образования. В начале царствования Николая II расходы на начальные школы МНП составляли 2171000 рублей, а на церковно-приходские 175000 рублей. В 1902 г. расходы на церковные школы уже вдвое превышали расходы на содержание и развитие школ МНП. Расход министерства на начальное образование составлял 5419000 рублей. На церковные же школы отпускалось 10,3 миллиона рублей.24 Столь значительное увеличение ассигнований на начальное образование по смете Священного синода наглядно указывало на приоритеты в правительственной образовательной политике.

Исходя из этого, в Западном крае сохранилось противостояние между Синодом и МНП по вопросу о том, какая школа предпочтительнее в том или ином селении. Межведомственный антагонизм, по свидетельству Подольского губернатора А. Эйлера, очень мешал делу развития народного образования5. Последнее слово по-прежнему оставалось за ведомством Православного исповедания. Сказывались влияние на царя Обер-прокурора Синода К. П. Победоносцева и, как следствие, финансовые возможности ведомств, занимавшихся образованием народа. Киевский генерал-губернатор Драгомиров в отчете за 1900 г. в очередной раз указывал, что министерские школы при разноплеменном составе края не могут быть заменены церковно-приходскими, которые будут всегда чужды инославному населению. Между тем, расходы на эти школы по-прежнему не предусмотрены действующим в Юго-Западных губерниях уставом о земских повинностях. На церковные же школы, по Высочайшему повелению, ассигнуется 210000 рублей в год. Генерал-губернатор просил Николая II утвердить необходимые ассигнования на школы МНП в смете земских повинностей на 1902-1905 гг.26 Для сравнения, по смете МНП в 1900 г. на нужды начального образования Киевской губернии было ассигновано 40 тысяч рублей. И это, не смотря на то, что еще в 1898 г. в отчете Киевского губернатора Трепова, указывавшего на насущную необходимость увеличения числа начальных школ МНП, так как только они могут стать орудием постепенного объединения «этнографических разновидностей» губернии, Николай II сделал отметку: «Не следует жалеть средств для достижения столь важных политических целей».27

Своего рода перелом в споре ведомств о том, какому типу начальной школы отдать предпочтение в Западных губерниях, наступил в 1901г., когда Виленский римско-католический епископ Зверович издал циркуляр, в котором запрещал католикам посещать церковно-приходские школы. Объявлялось, что ослушавшиеся будут отлучены от церкви. Гродненский губернатор князь Н. Урусов доносил, что сразу после этого численность католиков в церковных школах резко сократилась. По его мнению, при таких условиях церковно-приходские школы уже не могут быть «проводником общегосударственных идей среди католиков». И ныне, более чем когда-либо, необходимо строгое разграничение сферы деятельности между министерскими училищами и школами ведомства Православнрго исповедания. Церковные школы нужно открывать только среди православных, «укрепляя их в вере отцов». Министерские же училища должны открываться только среди католиков. Под благотворным влиянием русского школьного учителя они, «постепенно усваивая русские государственные начала, с течением времени быть может, сознают себя частицей Российского государства»28. Виленский губернатор генерал-лейтенант фон Валь выражал тревогу, что усилившаяся неприязнь католиков к церковной школе, может вызвать общее усиление религиозной розни между католиками и православными, что самым неблагоприятным образом скажется и на школах МНП. Поэтому он предлагал либо допустить римско-католических священников к преподаванию Закона Божьего для учащихся католиков в церковно-приходских школах, либо ограничить район действия этих школ местностями с исключительно православным населением. Обострение ситуации в связи с циркуляром Зверовича заставило власти несколько скорректировать политику в сфере начального образования в Западном крае. С 1902 по 1904 гг., впервые с начала 90-х гг., министерских школ в Виленском учебном округе было открыто больше, чем церковно-приходских школ и школ грамоты; 431 школа МНП, 336 церковно-приходских, 90 школ грамоты. Особенно ощутимыми были изменения в Ковенской губернии. Там было открыто 81 училище МНП и всего 3 церковно-приходских школы и одна школа грамоты.

Увеличилось, хотя и незначительно, количество министерских школ и в трех Юго-Западных губерниях Киевского учебного округа. В 1903 г. до 104 сократилось численность волостей, где не было ни одной министерской школы. Одна школа МНП приходилась здесь на 9544 человек. Однако по этому показателю эти губернии по-прежнему значительно уступали Полтавской и Черниговской губерниям. В них соотношение одно министерское училище к числу жителей составляло 3220 и 3142 соответственно.31

В 1904 г. вопрос о порядке открытия того или иного типа школ в Западных губерниях вновь рассматривался в Комитете министров. Поводом к этому послужил отчет Виленского генерал-губернатора князя П. Д. Святополк-Мирского о состоянии края за 1902-1902 гг. В отчете генерал-губернатора содержалось немало критических замечаний о политике, проводившейся властями в Западных губерниях с 60-х гг. XIX столетия, в том числе и в отношении народного образования. По его мнению, продолжающееся соперничество между МНП и Синодом в сфере народного образования, наносит огромный вред упрочению положения русской школы. Насаждение ведомством Православного исповедания церковно-приходских школ в местностях с католическим населением породило сильнейшее противодействие со стороны католического духовенства и родителей посещению детьми не только этих школ, но и вообще русской школы. Деятельность православного духовенства в крае Мирский оценивает как стремление к насильственному приобщению иноверного населения к православию. В этой связи он не признает возможным подвергать ксендзов взысканиям за недружелюбное отношение к церковно-приходским школам, «как в видах справедливости, так и в видах политического такта». Обвиняя православных иерархов в увлечении политикой, он отмечает, что это идет в ущерб интересам самой церкви и «труду правителей гражданских». Для нормализации ситуации в сфере начального народного образования Святополк-Мирский предложил сосредоточить решение вопросов, касающихся открытия того или иного типа школ, в особых коллегиальных органах под председательством губернаторов. При возникновении разногласий, окончательное решение должно быть предоставлено генерал-губернатору3 .

По мнению генерал-губернатора, главным препятствием для успешного осуществления всех правительственных мероприятий в крае, в том числе и в сфере образования, являлось, сохранившееся с 60-х гг. отождествление религии и национальности. Власть должна твердо уяснить для себя, писал Мирский, что «русское племя в Северо-Западном крае не есть безусловный носитель православной церкви». Убеждение, что все католическое - польское и все неправославное -нерусское, служит «не в пользу русской государственности»33.

Комитет министров поддержал предложение Виленского генерал-губернатора по многим ключевым аспектам правительственной политики в Западных губерниях, в том числе и о способе разрешения вопросов, возникавших при открытии церковно-приходских школ. Кроме того, было признано, что роль православного духовенства в крае должна заключаться в религиозно-нравственном просвещении народа, а не в стремлении к политической деятельности. Нелишне отметить, что данный раздел отчета Мирского подвергся довольно резкой критике со стороны Обер-прокурора Синода К. П. Победоносцева, однако это не оказало влияния на решение Комитета.

Церковно-приходская школа, сыграв положительную роль в деле развития русского образования и укрепления русского национального самосознания среди православного населения Западных губерний, оградив его от полонизации и окатоличивания , оказалась практически бесполезной в католической среде. К началу XX в. стало совершенно очевидно, что дальнейшее использование церковно-приходских школ в целях русификации католического населения Западных губерний, приведет лишь к еще большему обострению религиозного вопроса в крае. Налицо была угроза отторжения католиками, наряду с церковной, вообще любой русской школы.


' Корнилов И. Русское дело в Северо-Западном крае. Материалы для истории Ви-ленского учебного округа преимущественно в муравьевскую эпоху. СПб., 1901, С. 39.

2 Рождественский СВ. Исторический обзор деятельности Министерства народного
просвещения. 1802-1902. СПб., 1902. С. 463.

3 Миловидов А. Деятельность графа М.Н. Муравьева по народному просвещению
в Северо-Западном крае (1863-1865 гг.) по архивным материалам // Журнал Министерства народного просвещения. 1905 г. Июль. С. 62-64.

4 Библиотека Российского государственного исторического архива (РГИА). Отчеты о состоянии Минской губернии. 1898 г. С. 9.

5 Однодневная перепись начальных школ в Империи, произведенная 18 января
1911 г. Выпуск VIII. Виленский учебный округ. СПб., 1914. С. 2-3, 5.

6 С 1890 г. все существовавшие в Виленском учебном округе и находившиеся в ведении местных дирекций народных училищ училищные отделения, на основании
предложения МНП, были переданы в ведение православного духовенства. РГИА. Ф.
1284. Оп. 190. Д. 92. Л. 10 об.

7 Библиотека РГИА. Отчеты о состоянии Гродненской губернии. 1886 г. Л. 17 об,
1887 г. Л. 36. 1893 г. Л. 52 об.

8 Там же. Отчеты о состоянии Минской губернии. 1894 г. С. 8.

9 Там же. Отчеты о состоянии Могилевской губернии. 1886 г. С. 14.

10 Там же. Отчеты о состоянии Волынской губернии. 1887 г. С. 33. 1888 г. С. 41.
" Там же. Отчеты о состоянии Подольской губернии. 1896 г. С. 78.

12 Там же. Отчеты о состоянии Витебской губернии. 1887 г. Л. 10 об. 1890 г. Л. 29,

13 Там же. Отчеты о состоянии Ковенской губернии. 1889 г. С. 17. 1896 г. С. 7.

14 РГИА. Ф. 1282. Оп. 3. Д. 240. Л. 51. Всеподданнейший отчет Гродненского губернатора за 1896 г.

15 Библиотека РГИА. Отчеты о состоянии Волынской губернии. 1893 г. Л. 84 об.

16 РГИА. Ф. 1282. Оп. 3. Д. 240. Л. 34. Отчет исправляющего должность Витебского губернатора о состоянии Витебской губернии за 1896 г.

''Там же. Ф. 1284. Оп. 190. Д. 84 б. Л. 182 об.

18 Библиотека РГИА. Отчеты о состоянии Виленской губернии. 1895 г. С. 5.

19 Там же. Отчеты о состоянии Волынской губернии. 1893 г. Л. 85 об. 1894 г
Л. 105.

20 Средние и низшие школы Киевского учебного округа // Журнал Министерства;
народного просвещения. 1895 г. Декабрь. С. 86-87.

21 РГИА. Ф. 1284. Оп. 190. Д. 84 б. Л. 179 об. - 181 об.

22 Однодневная перепись начальных школ... С. 5.

23 РГИА. Ф. 1284. Оп. 190. Д. 92. Л. 11.

24 Очерки истории школы и педагогической мысли народов СССР. Конец XIX начало XX в. / Ответственный редактор Э.Д. Днепров. М., 1991. С. 12. Доклад финансовой комиссии по смете МНП на 1909 г. // Государственный совет. Стенографические
отчеты. 1908-1909 гг. Сессия четвертая. Заседания 1-44. СПб., 1909. Стб. 2064-2065.

25 Библиотека РГИА. Отчеты о состоянии Подольской губернии. 1902 г. Л. 117.

26 Там же. Отчеты о состоянии Киевской губернии и о состоянии Киевского, Подольского и Волынского генерал-губернаторства. 1900 г. Л. 21-21 об.

27 Свод высочайших отметок по всеподданнейшим отчетам губернаторов, военных
губернаторов и градоначальников за 1898 г. СПб., 1901. С. 53-54.

28 Библиотека РГИА. Отчеты о состоянии Гродненской губернии. 1901 г. Л. 77.

29 РГИА. Ф. 1284. Оп. 190. Д. 84 б. Л. 182-182 об. Общеполитические вопросы в отношении 9 Западных губерний.

30 Однодневная перепись начальных школ... С. 5.

31 Ильин А. Киевский учебный округ в 1902 г. // Журнал Министерства народного
просвещения. 1904 г. Август. С. 122.

32 РГИА. Ф. 1284. Оп. 190. Д. 84 б. Л. 15, 20-22.

33 Там же. Л. 12 об.-14, 17-17 об.

34 Процент учащихся к населению в 1856 г. в губерниях Киевской, Волынской,
Подольской составлял, соответственно, 0,5%, 0,23%, 0,25%. В 1894 г. - 3,15, 2,79,
2,82 процентов. В Белорусских губерниях увеличение составляло примерно такие же
пропорции. Общий показатель по Европейской России - 3%. Правда, по уровню грамотности, согласно переписи 1897 г., украинцы с 18,9% и белорусы с 20,3% уступали
русским - 29,3%, грамотность которых немного превышала общероссийский показатель - 27,7%. Очерки истории школы и педагогической мысли народов СССР. Вторая
половина XIX в. / Отв. ред. А.И. Пискунов. М., 1976. С. 521. Каппелер А. Россия -
многонациональная империя. Возникновение, история, распад. М., 1997. С. 299




Скачать 192,66 Kb.
оставить комментарий
Дата05.11.2011
Размер192,66 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх