Диссертация на соискание ученой степени кандидата icon

Диссертация на соискание ученой степени кандидата


Смотрите также:
Список диссертационных советов...
Диссертация на соискание ученой степени кандидата богословия...
Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук...
Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук...
Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук...
Диссертация на соискание ученой степени кандидата медицинских наук...
Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук...
Диссертация на соискание ученой степени кандидата географических наук...
Диссертация на соискание ученой степени кандидата химических наук...
Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук...
Диссертация на соискание ученой степени кандидата экономических наук...
Диссертация на соискание ученой степени кандидата экономических наук...



страницы:   1   2   3   4   5   6   7
ВОЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ


На правах рукописи


Лобов Ярослав Владимирович


ОСВОБОЖДЕНИЕ ОСУЖДЕННЫХ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ ОТ ОТБЫВАНИЯ НАКАЗАНИЯ


20.02.03.

Военное право, военные проблемы международного права.


Диссертация на соискание ученой степени кандидата

юридических наук


Научный руководитель: Заслуженный юрист РСФСР,

доктор юридических наук,

профессор Ф.С.Бражник


Москва - 1999


СОДЕРЖАНИЕ


Введение ............................................................................……............... с. 4-14


Глава 1. Понятие, юридическая природа и виды освобождения

от наказания

§ 1. Понятие и юридическая природа освобождения

от наказания .……………………………………................................... с. 16-48

§ 2. Виды освобождения от наказания,

применяемые к осужденным военнослужащим .…………….....…… с. 49-67


Глава 2. Актуальные вопросы совершенствования и

применения к осужденным военнослужащим освобождения

от наказания

§ 1. Специальные виды освобождения осужденных

военнослужащих от наказания .……………......................................... с. 68-98

§ 2. Условно-досрочное освобождение осужденных

военнослужащих от отбывания наказания в виде содержания

в дисциплинарной воинской части ……………….......................…. с. 99-130


Заключение ..........................................................................………. с. 131-137


^ Список литературы …………………………………..................… с. 138-156


Приложения. Номера и наименования приложений:

1. Предложения автора по изменению действующего

законодательства Российской Федерации (справка) …..………… с. 157-170

2. Уголовно-правовые институты, имеющие сходство

с освобождением от наказания (схема) …………………………… с. 171

3. Классификация видов освобождения осужденных

военнослужащих от наказания (схема) ……………...…………… с. 172-175

4. Статистика судимости военнослужащих по данным

военных судов Российской Федерации за 1992-1998 г.г. ……….. с. 176-189

ВВЕДЕНИЕ


Актуальность темы исследования

Исследование правовых основ освобождения осужденных военнослужащих от уголовных наказаний представляется одним из средств решения актуальных в современных условиях общественно значимых военно-правовых задач.

В течение последних семи лет на уровне государственных органов обсуждается вопрос о военной реформе как совокупности мер по оздоровлению Вооруженных Сил, других войск и воинских формирований, обеспечению военной безопасности Российской Федерации. В данную совокупность входят также меры, направленные на борьбу с преступностью в войсках. Одной из них и является совершенствование института освобождения осужденных военнослужащих от наказания.

Постановка для исследования проблемы освобождения осужденных военнослужащих от наказания в общем виде состоит в следующем.

В связи с исполнением в условиях дальнейшего прохождения военной службы обвинительного приговора суда в отношении осужденных военнослужащих возникает необходимость применения к ним таких видов освобождения от наказания, которые бы вытекали из специфики военной службы.

Отбывание уголовных наказаний в процессе прохождения военной службы обусловливает:

  • особенности применения общих видов освобождения от наказания к осужденным военнослужащим;

  • объективную необходимость существования помимо общих также специальных видов освобождения военнослужащих от наказания, правовой регламентации их применения в условиях, совместимых с дальнейшим прохождением военной службы;

  • необходимость выяснения связи правового статуса осужденных военнослужащих с социальными и правовыми основаниями освобождения от уголовного наказания;

  • проблему установления социальных и правовых оснований освобождения военнослужащих от уголовного наказания учреждениями и органами, участвующими в освобождении военнослужащих от наказания;

  • оказание военнослужащим, освобожденным от наказания, специальной помощи в их ресоциализации.

Отличные от общих уголовно-исполнительных, военно-пенитенциарные отношения, характеризуются своей оригинальной комплексностью и требуют соответствующего детального многоуровневого регулирования различными нормативными актами. Регламентация рассматриваемого объективного явления осуществляется целым рядом норм как уголовного, уголовно-процессуального, уголовно-исполнительного, так и военно-административного права, составляющих специфику применения названных норм права к осужденным военнослужащим.

Необходимо отметить, что современный период государственного строительства в России характеризуется бурным процессом реконструкции военно-пенитенциарного законодательства в рассматриваемой сфере. Ярким проявлением этого процесса является вступление в силу нового уголовного и уголовно-исполнительного кодексов, Положения о дисциплинарной воинской части, Правил отбывания уголовных наказаний осужденными военнослужащими,1 а также их дальнейшее

совершенствование на основе господствующих в теории права идей об основных направлениях, путях и средствах борьбы с преступностью. Освобождение от наказания является одним из тех основных понятий уголовного права, "с помощью которых в уголовно-правовых нормах реализуется уголовная политика"1.

Потребность совершенствования законодательства стала необходимой потому, что прежние нормы права в значительной части перестали отвечать потребностям борьбы с преступностью в новых условиях. Прежнее уголовное и уголовно-исполнительное законодательство базировалось на уголовной политике периода господства идеологии двух стандартов, один из которых содержал гуманные рекомендации, а другой - диаметрально противоположные положения: одним из его основных постулатов фактически было тезис о возможности разрешения любых социальных проблем методом принуждения, подавления личности. Данная идеология во многом привела к тому, что осужденные военнослужащие попали в группу населения, нуждающуюся в неотложной защите своих прав.2

Уголовная политика в прежние годы во многом характеризовалась тенденцией ужесточения уголовной репрессии. Относительно института освобождения от наказания это проявлялось, в частности: а) в отсутствии развитой системы освобождения осужденных военнослужащих от наказания; б) в сфере исполнения уголовных наказаний - в превращении исправительных учреждений в места произвола, попрания человеческих прав осужденных, подавления их достоинства и беспощадной эксплуатации их труда. Появился даже термин "призонизация", обозначающий грубость, бесчеловечность, жестокость персонала учреждений, исполняющих наказания, по отношению к осужденным.1

Совершенствование законодательства о борьбе с преступностью по общему признанию должно быть осуществлено на основе новой концепции уголовной политики, направленной на гуманизацию законодательства о борьбе с преступностью и практики его применения на основе мировых стандартов и проведение в жизнь принципа неотвратимости ответственности за совершенное преступление.2

Изменения, внесенные в последнее время в УК, УПК, УИК, в иные акты о борьбе с преступностью должны оцениваться с точки зрения их соответствия этой концепции уголовной политики. Не отрицая их позитивного значения, следует согласиться с мнением о том, что они знаменуют собой лишь начало создания новой правовой системы, соответствующей сформулированной уголовно-политической концепции.3

Выбор гуманистической модели уголовной политики означает обретение новой духовной ситуации. Данная модель в части, касающейся рассматриваемого института, характеризуется следующими тенденциями:

Во-первых: широким применением к лицам, впервые совершившим преступления небольшой тяжести, уголовных наказаний, не связанных с изоляцией от общества, освобождения от уголовной ответственности и уголовного наказания.


Во-вторых: более широким применением мероприятий по профилактике преступлений.4

Данные тенденции характерны для уголовной политики в борьбе с преступностью в целом в стране и в воинских формированиях Российской Федерации, в частности.5

Приведенные положения свидетельствуют о наличии теоретических, практических и прогностических оснований, позволяющих прийти к выводу, что исследование и научное обоснование вопросов освобождения от наказания осужденных военнослужащих, а также внедрение результатов исследования в законодательство и правоприменительную деятельность в соответствии с основными направлениями современной уголовной политики государства является одной из актуальных задач военно-юридической науки.

Изложенные обстоятельства обусловили выбор темы, определение объекта и основных направлений настоящей диссертационной работы, а также ее научно-прикладное значение.

^ Цель и задачи исследования

Целью диссертационного труда является определение места и роли освобождения от наказания в системе уголовно-правовых институтов, а также разработка правовых основ освобождения осужденных

военнослужащих от наказания, выработка рекомендаций по внедрению полученных результатов в отечественное уголовное, уголовно-процессуальное, уголовно-исполнительное и военное законодательство и практику органов военной юстиции.

Достижение указанных целей обусловило постановку и последующее решение следующих основных задач:

  1. На основе общего понятия и правовой природы освобождения от наказания дать характеристику исследуемого уголовно-правового института.

  2. Определить роль освобождения от наказания в системе уголовно-правовых средств, используемых для исправления осужденных.

  3. Провести научный анализ норм права, регулирующих освобождение от наказания и практики их применения, с целью выяснения их соответствия потребности борьбы с преступностью в Вооруженных Силах РФ.

  4. Обосновать объективную необходимость дополнения действующего законодательства Российской Федерации нормами права, регулирующими порядок освобождения от наказания военнослужащих, отбывающих наказания в условиях прохождения военной службы.

  5. Выработать рекомендации по повышению эффективности применения исследуемых норм права.

^ Методология и методика исследования

В процессе разработки теоретических и научно-прикладных положений, постановки целей и решения указанных задач автор руководствовался общенаучным диалектическим методом познания, а также частно-научными методами исследования: сравнительно-правовым, системно-структурным, формально-логическим, криминологическим и др. Теоретическую и информационно-гносеологическую основу исследования составили научные труды, в том числе дореволюционных авторов, по философии, криминологии, военному праву и, в частности, военной администрации, педагогике и психологии, уголовному и уголовно-исполнительному праву, а также уголовному процессу.

Диссертация основывается на анализе действующего уголовного и военного законодательства с учетом его продолжающихся изменений и дополнений, на комплексе актов в сфере борьбы с преступностью, на проведенном разностороннем анализе отечественного законодательства об освобождении от наказания и практике его применения военными судами.

Эмпирическую базу исследования составили:

  • статистические сведения, обзоры, справки и отчеты Управления военных судов Министерства юстиции РФ, Военной коллегии Верховного суда РФ, Главной военной прокуратуры, а также аналитические материалы МВД РФ;

  • судебная практика военных судов по освобождению осужденных военнослужащих от наказания за 1992 - 1998 годы.

^ Научная новизна исследования

Исследование юридической природы и актуальных проблем совершенствования и применения освобождения осужденных от наказания представляет собой теоретически и практически значимую задачу. Тема, посвященная рассмотрению вопросов оптимального применения освобождения осужденных от наказания, из-за своей сложности не может быть исследована единожды и исчерпывающим образом. Теория и практика ставят для разрешения новые проблемы, побуждая к их непрерывному научному углубленному исследованию. Представляется, что до тех пор, пока в борьбе с преступностью используется уголовное наказание, проблеме совершенствования и применения освобождения осужденных от наказания будет уделяться научное внимание.

В разное время к решению названных вопросов обращались Беляев Н.А., Дурманов Н.Д., Ефимов М.А., Зельдов С.И., Карпец И.И., Келина С.Г., Ломако В.А., Михлин А.С., Ной И.С., Перлов И.Д., Ременсон А.Л., Сабанин С.Н., Скибитский В.В., Ткачевский Ю.М., Утевский Б.С., Улицкий С.Я., Шаргородский М.Д., Шмаров И.В. и многие другие авторы.

Военно-правовая наука, военно-юридическое образование и правоприменительная деятельность органов военной юстиции при этом не находились в стороне от актуальных исследований института освобождения от наказания, о чем свидетельствуют работы военных юристов: ученых и практиков. Отдельные вопросы освобождения осужденных военнослужащих от наказания нашли свое место в научных трудах Ахметшина Х.М., Бражника Ф.С., Загорского Г.И., Иншакова С.М., Молькова Н.Д., Рыжкова Н.И., Стручкова Н.А., Толкаченко А.А., Шулепова Н.А., Шупленкова В.П. и др.

Однако специального комплексного исследования уголовно-правового института освобождения от наказания применительно к осужденным военнослужащим ранее не проводилось. Поэтому данная диссертационная работа является первым комплексным системным исследованием освобождения осужденных военнослужащих от наказания.

^ Положения, выносимые на защиту

1. В основе освобождения от наказания лежит существенное снижение либо полная утрата общественной опасности личности осужденного военнослужащего. По этому критерию освобождение от отбывания наказания необходимо отличать от других, сходных с ним уголовно-правовых институтов, к которым относятся: освобождение от ответственности, отсрочка исполнения наказания, замена назначенного судом наказания менее строгим видом наказания и прекращение отбывания наказания в связи с его полным отбытием. При оценке трансформации общественной опасности личности, происходящей в процессе исполнения наказания, необходимо учитывать объективные и субъективные признаки, которые в соответствии с общими началами назначения наказания, были положены для назначения соответствующего вида и размера наказания, поскольку освобождение от наказания является производным от достижения целей наказания.

2. Понятие освобождения от наказания осужденного военнослужащего автор обосновывает как основанный на законодательстве и выраженный в определении военного суда отказ государства от применения к нему уголовного наказания, отбываемого в условиях дальнейшего прохождения военной службы в связи с утратой или существенным снижением общественной опасности осужденного.

3. Отбывание уголовных наказаний в процессе прохождения военной службы обусловливает:

  • особенности применения общих видов освобождения от наказания к осужденным военнослужащим;

  • объективную необходимость существования помимо общих также специальных видов освобождения военнослужащих от наказания и правовой регламентации, позволяющей совместить дальнейшее прохождение военной службы с отбыванием осужденными назначенного наказания;

  • необходимость выяснения связи правового статуса осужденных военнослужащих с социальными и правовыми основаниями освобождения от уголовного наказания;

  • необходимость уяснения и установления социальных и правовых оснований освобождения от уголовного наказания учреждениями и органами, участвующими в исполнении наказания и освобождении от него военнослужащих;

  • оказание военнослужащим, освобожденным от наказания, помощи в их ресоциализации в процессе дальнейшего прохождения военной службы.

4. Нормы военно-уголовного и военно-пенитенциарного права, определяя основания и порядок применения к осужденным военнослужащим определенных видов освобождения от наказания, регулируют специфические военно-уголовные и военно-пенитенциарные отношения.

Субъектами этих отношений являются осужденные военнослужащие, обладающие соответствующим правовым статусом, который включает совокупность закрепленных федеральным законодательством, воинскими уставами и специальными актами дополнительных прав и обязанностей военнослужащего, порождаемых фактом освобождения от наказания.

5. Действующая система норм, регулирующих освобождение от наказания, в целом позволяет применять данный вид освобождения к осужденным военнослужащим, не противореча правовой природе рассматриваемого уголовно-правового института. Вместе с тем нормы права об освобождении от уголовного наказания и правоприменительная деятельность нуждается в совершенствовании, на что направлены конкретные предложения и рекомендации автора.

^ Практическая значимость исследования

Практическая значимость работы заключается в его направленности на решение задач по совершенствованию действующего уголовного, уголовно-исполнительного, уголовно-процессуального и военного законодательства Российской Федерации.

Положения, выводы и рекомендации, содержащиеся в диссертационном исследовании способны оказать помощь в улучшении практической деятельности военных судей по применению освобождения осужденных военнослужащих от наказания.

Материалы исследования отчасти внедрены в учебный процесс по подготовке и переподготовке научно-педагогических и практических работников военной юстиции в Военном университете. Они и далее могут быть использованы в других учебных заведениях, готовящих юристов.

^ Апробация и внедрение результатов исследования

Основные положения диссертации были опубликованы в сборнике научных статей адъюнктов Военного университета, подготовленном в соавторстве учебном пособии по Уголовно-исполнительному праву Российской Федерации, изданном Международным независимым эколого-политологическим университетом, а также в статье, опубликованной в журнале "Российская юстиция".

Основные положения диссертации неоднократно докладывались на заседании кафедры, где проходило ее обсуждение.

Полученные в ходе исследования данные использовались автором в процессе преподавания уголовного и уголовно-исполнительного права курсантам и слушателям Военного университета, в выступлениях с сообщениями на семинарах, в военно-научном обществе Военного университета.

^ Структура, содержание и объем работы

Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, списка литературы, пяти приложений и исполнена на 189 машинописных страницах.

Во введении обосновывается актуальность разрабатываемых проблем, сформулированы цели и задачи исследования, его научная новизна и методика проведения, определены основные положения, выносимые на защиту.

В первой главе рассмотрены понятие и юридическая природа освобождения от отбывания наказания, а также сходных уголовно-правовых институтов. Дана общая характеристика видов освобождения от наказания, применяемых к осужденным военнослужащим.

Вторая глава посвящена решению наиболее актуальных вопросов совершенствования и применения к осужденным военнослужащим освобождения от наказания.

В заключении рукописи формулируются выводы, предложения и рекомендации.

В приложениях содержатся предложения по совершенствованию законодательства, иных нормативных актов, справки, схемы и таблицы.

Глава 1. ПОНЯТИЕ, ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРИРОДА И ВИДЫ ОСВОБОЖДЕНИЯ ОТ НАКАЗАНИЯ


§ 1. Понятие и юридическая природа освобождения от наказания


1. Определение понятия освобождения от наказания обусловливает необходимость в первую очередь обращения к его социальной и правовой сущности.

"Юридическая природа какого-либо института права и его понятие - это нечто большее, чем совокупность догматических признаков правовой нормы, структура норм или ее происхождение. В юридическую природу входит социально-политическое содержание совокупности норм или отдельной нормы, а догматические признаки служат лишь внешним отражением этого содержания"1. Поэтому раскрытие данной природы предполагает выяснение материальной, т.е. социальной сущности этих норм и их влияние на правовые отношения, в связи с которыми возникла необходимость юридического закрепления данного института. При таком подходе методика решения вопроса о содержании института освобождения от наказания должна заключаться не столько в описании внешних признаков, указанных в законе, сколько в отыскании того критерия, признака, который является основанием для разграничения этого института от других, сходных с ним институтов.

Вместе с тем такой признак даст возможность показать то общее, что органически, внутренне объединяет разные по форме нормы, приведет к созданию общего развернутого представления о главном в содержании этих норм, открывает возможность показать правовое единство, сущность института освобождения от наказания с одновременным выяснением конкретных особенностей каждого вида в отдельности.

Какой же признак, может служить критерием для раскрытия содержания института освобождения от наказания?

На наш взгляд, таким признаком служит утрата либо небольшая степень общественной опасности личности виновного.1

Лицо, совершившее преступление, всегда общественно опасно хотя бы в момент его совершения. Общественная опасность преступника определяется, прежде всего, характером и степенью общественной опасности совершенного преступления. Нельзя первое отрывать от второго, поскольку социальная сущность личности раскрывается в ее действиях и поступках. А так как каждое преступление в силу своего характера является общественно опасным, то можно с уверенностью утверждать, что лицо, его совершившее, также обладает общественной опасностью.

В подтверждение сказанного можно отметить, что законодатель в общих началах назначения наказания (ст.60 УК) обязывает суд учитывать при назначении наказания не только характер и степень общественной опасности преступления, но и личность виновного. Поэтому при оценке трансформации общественной опасности личности, происходящей в процессе исполнения наказания, необходимо учитывать те объективные и субъективные признаки, которые в соответствии с общими началами назначения наказания были положены в основу назначения соответствующего вида и размера наказания, поскольку освобождение от наказания является производным от достижения целей наказания.


Однако, если утрата или небольшая степень общественной опасности личности виновного являются основанием для освобождения его от наказания, то, исходя из зависимости между общественной опасностью совершенного деяния и личности правонарушителя, вытекает вывод о том, что освободить от наказания можно только лицо, совершившее преступление небольшой тяжести. Но, несмотря на это, УК предусматривает возможность освобождения от наказания лиц, совершивших преступления всех категорий - от небольшой тяжести до особо тяжких. Примером может служить ст. 79, предусматривающая условно-досрочное освобождение от наказания, за совершение преступлений как небольшой и средней тяжести, так тяжких и особо тяжких преступлений. Чем это вызвано? Не противоречит ли это правовой природе освобождения от наказания? Ответы на эти вопросы следует искать в свойствах общественной опасности личности преступника.

Как верно отмечает В.Д.Филимонов, "общественная опасность преступника не является постоянной величиной"1. Она может меняться после совершенного преступления, причем, как в сторону увеличения, так и в сторону уменьшения. По истечении времени уровень опасности лица может снизиться, или она может быть утрачена совсем. Наказание по отечественному уголовному праву не самоцель. Если в процессе его исполнения осужденный исправился или перестал представлять общественную опасность по иным причинам (например, в связи с заболеванием военнослужащего, делающим его негодным к военной службе), то к нему может быть применено условно-досрочное (ст. 79 УК) либо досрочное освобождение от наказания (ч. 3 ст. 81 УК). Наличие в нашем законодательстве видов освобождения от наказания является свидетельством его гуманизма. Однако дело не только в гуманизме. Возможность освобождения, как от отбывания всего наказания, так и от дальнейшего отбывания оставшейся части наказания - один из эффективных стимулов к скорейшему исправлению осужденного. Не подрывая стабильности обвинительного приговора, соответствующие уголовно-правовые нормы ставят возможность освобождения от наказания в зависимость от поведения субъекта. Следовательно, и при совершении преступлений, причинивших существенный вред охраняемым интересам, возможно освобождение от наказания по причине утраты или небольшой степени общественной опасности осужденного. Это относится и к освобождению от наказания в связи с истечением сроков давности исполнения обвинительного приговора суда (ст.83 УК). Освобождение здесь имеет место при совершении тяжких и особо тяжких преступлений. Но и тогда основанием служит отпадение общественной опасности субъекта. Правонарушитель представляет общественную опасность для общества не бесконечно долго. С течением времени она уменьшается и в конце концов утрачивается, исчезает.

Отпадение общественной опасности - процесс, протяженный во времени. Поэтому, в зависимости от тяжести совершенного преступления, в законодательстве установлены разные по длительности давностные сроки. Если в течение этих сроков виновный не будет уклоняться от следствия и суда и не совершит нового преступления, то можно сделать вывод об отпадении либо существенном снижении его общественной опасности.

Таким образом, характеристика общественной опасности личности преступника не исчерпывается обстоятельствами, входящими в состав преступления. Безусловно - основной показатель общественной опасности лица - характер и тяжесть совершенного им преступления. Но совершенно прав С.Н.Сабанин, оспаривая утверждение, что "специфика субъекта целиком и полностью определяется спецификой совершенного им деяния"1. Он отмечает, что, если исходить из данного тезиса, то надо безоговорочно признать, что при совершении преступлений небольшой тяжести лицо всегда не представляет большой общественной опасности. Однако зависимость между тяжестью совершенного преступления и общественной опасностью личности нельзя упрощать, рассматривать механически. Вполне законно и некоторое расхождение между ними.2 Например, преступление небольшой тяжести может быть совершено лицом, ранее неоднократно судимым.

Преступление - лишь одно деяние человека. Чтобы наиболее полно раскрыть его социальное лицо, необходимо изучить его поведение до и после совершения преступления. Помимо признаков состава следует проанализировать обстоятельства, как непосредственно связанные с преступлением (причины и условия совершения, поведение после преступления - чистосердечное раскаяние, явка с повинной и т.п.), так и непосредственно с ним не связанные, но характеризующие личность правонарушителя (трудовая активность, поведение в быту, общественных местах и т.п.).

Общественная опасность личности - категория, органически соединяющая характеристики преступления и личности виновного. Именно потому, что соотношение общественной опасности лица и совершенного преступления достаточно сложно, законодатель не ограничивается описанием в статье закона одного деяния, а вводит дополнительные юридические основания освобождения. Так, для применения условно-досрочного освобождения (ст.79 УК) необходимо установить, тяжесть совершенного лицом преступления, а также учесть личность виновного, а именно то, что для своего исправления оно не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания. Только анализ всех этих условий позволяет заключить, что правонарушитель не представляет большой общественной опасности и может быть исправлен без изоляции от общества. То же самое следует сказать и об остальных статьях УК, предусматривающих конкретный вид освобождения. Лишь наличие всей совокупности перечисленных в них юридических оснований позволяет сделать вывод о небольшой общественной опасности виновного лица или ее отсутствии и применить соответствующий вид освобождения.

Таким образом, правовую природу института освобождения от наказания составляет утрата либо существенное снижение общественной опасности осужденного. Данный вывод очень важен, поскольку раскрытие юридической природы каких-либо правовых норм имеет не только теоретическое, но и практическое значение.1

Определение правовой природы освобождения от наказания позволяет сформулировать понятие данного уголовно-правового института. Итак, освобождением от уголовного наказания следует считать выраженный в определении суда и обоснованный утратой или существенным снижением общественной опасности осужденного отказ государства от применения к нему уголовного наказания.


2. Существование в нашем уголовном законодательстве института освобождения от уголовного наказания является одним из проявлений гуманистического направления современной уголовной политики государства. Поэтому проблемы, связанные с освобождением от уголовного наказания не могут быть эффективно разрешены, без опоры на соображения, развиваемые в рамках науки уголовной политики.1

Являясь институтом уголовного права, освобождение от уголовного наказания отражает в себе соответствующую политику государства в сфере воздействия на преступность, распространяет свое влияние на множество общественных отношений.

Уголовная политика реализуется посредством применения уголовной ответственности и уголовных наказаний, выступает юридическим критерием общественной опасности деяний.

Уголовная политика закрепляется в нормах уголовного, уголовно-исполнительного и уголовно-процессуального законодательства и реализуется в применении этих норм правоприменительными органами в сфере борьбы с преступностью.

Данное положение позволяет произвести деление института освобождения от наказания по сферам его реализации. Так можно выделить уголовно-правовые, уголовно-исполнительные и уголовно-процессуальные нормы данного института.2 В этой связи важное значение приобретает место норм разных отраслей права в освобождении осужденных от отбывания наказания.

Уголовно-правовая норма является материальной основой, порождающей соответствующие нормы уголовно-исполнительного и


уголовно-процессуального права. Последние определяют способ и порядок реализации нормы материального права.

Нормы указанных отраслей регулируют общественные отношения, в том числе и военно-пенитенциарные, возникающие при освобождении осужденных от уголовного наказания. В данной сфере правового регулирования отчетливо можно выделить приоритеты уголовно-правовой нормы по отношению к уголовно-исполнительной и уголовно-процессуальной. Определяющая роль уголовно-правовой нормы проявляется в том, что она закрепляет на законодательном уровне освобождение от уголовного наказания как одно из направлений воздействия на конкретного преступника и преступность в целом. Также она определяет виды, содержание и основания освобождения от наказания, т.е. формулирует ключевые юридические категории, оставляя для уголовно-исполнительной нормы регулирование общественных отношений в рассматриваемой сфере. Уголовно-исполнительная норма права имеет прикладное значение: она определяет порядок представления к освобождению от наказания, порядок освобождения осужденных, порядок оказания помощи осужденным, освобождаемым от наказания и осуществления за ними контроля.

Первичность уголовно-правовой нормы по отношению к уголовно-исполнительной и уголовно-процессуальной определяется еще одним принципиальным положением. Как известно, форма жизни материального права есть процессуальный закон. Для уголовно-правовой нормы, посвященной освобождению от наказания, такой формой является не только уголовно-процессуальные, но и уголовно-исполнительные нормы. Уголовно-правовая норма определяет материальное содержание института освобождения от наказания, а уголовно-исполнительная - процедурное.

Анализ уголовного и уголовно-исполнительного и уголовно-процессуального законодательства позволяет выделить то общее, что связывает их между собой. Нормы названных отраслей права, регламентирующие освобождение от наказания, призваны обеспечить достижение целей наказания. Их объединяет единый понятийный аппарат. Вместе с тем между этими нормами имеются существенные различия. Уголовный закон определяет основания и виды освобождения от наказания. Кроме того, он определяет сущность и содержание конкретных видов освобождения от наказания. Нормы же уголовно-исполнительного права обязывают органы, исполняющие наказание, учитывать в процессе исполнения наказания материальные основания для применения освобождения от наказания, предусмотренные уголовным законом. Используя предусмотренные в ст. 9 УИК РФ средства, органы, исполняющие наказание должны стремиться к исправлению осужденного до такой степени, при которой дальнейшее исполнение наказания не требуется. Так, например, в ст. 79 УК определены основания условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, а ст. 175 УИК, в свою очередь, при возникновении оснований для условно-досрочного освобождения от отбывания наказания определяет порядок внесения в суд представления об условно-досрочном освобождении, регламентирует порядок представления к досрочному освобождению от отбывания наказания. Более того, реализация положений, предусмотренных уголовным законом, предопределяет содержание норм уголовно-исполнительного права об освобождении от наказания. Это относится, в частности, к перечню сведений, которые должны содержаться в представлении к условно-досрочному освобождению осужденного (ч. 3 ст. 175 УИК).

Указанное соотношение норм об освобождении осужденных от наказания, предусмотренных разными отраслями права, предполагает необходимость их четкого разграничения между собой, что позволит избежать дублирования в них одних и тех же положений. Отправная точка для решения этой проблемы - понимание норм уголовного права как материальных, а исполнительного права - как процедурных. Иными словами, уголовно-исполнительная норма, реализующая предписания уголовно-правовой нормы представляет собой способ реализации материального права. Поэтому рубежом в разграничении данных норм должно стать уяснение освобождения от наказания с точки зрения его материального и исполнительного (процедурного) содержания.

С учетом связи изложенных положений уголовно-исполнительное право не должно выходить за пределы предмета своего регулирования и включать в себя уголовно-правовые нормы. Между тем в действующем Уголовно-исполнительном кодексе имеются примеры вторжения в сферу уголовного права. В частности, как уже было сказано, к предмету регулирования уголовно-исполнительного права в связи с его процедурным характером не может относиться установление материальных оснований для освобождения осужденных от наказания. Однако ч. 2 ст. 174 УИК устанавливает, что осужденные военнослужащие, отбывающие наказание во время прохождения военной службы, в случае возникновения иных (кроме болезни) предусмотренных законодательством Российской Федерации оснований для увольнения с военной службы могут быть в установленном порядке досрочно освобождены судом от наказания. Нетрудно заметить, что УК не предусматривает такого основания для освобождения осужденных военнослужащих от наказания, что неизбежно порождает противоречие между уголовным и уголовно-исполнительным правом. Кроме того, в ч. 1 ст. 174 УИК предусмотрено, что осужденные военнослужащие, отбывающие ограничение по военной службе, арест либо содержание в дисциплинарной воинской части, освобождаются от дальнейшего отбывания наказания в случае заболевания, делающего их негодными к военной службе. При внимательном же изучении ч. 3 ст. 81 УК (Освобождение военнослужащих от наказания в связи с болезнью) можно увидеть, что УК в отличие от УИК не предусматривает освобождение военнослужащих, отбывающих ограничение по военной службе, от этого вида наказания. Это является еще одним примером своеобразного "превышения полномочий" по регулированию отношений в рассматриваемой сфере уголовно-исполнительным правом, что искусственно может создать затруднения в деятельности правоприменительных органов.

Точно также и уголовное право не должно выходить за пределы предмета своего регулирования и включать в себя уголовно-процессуальные нормы. Поэтому, допуская возможность суда постановить об отмене условно-досрочного освобождения от наказания и обратить к исполнению оставшуюся неотбытой часть наказания в случае, если осужденный совершил нарушение общественного порядка, за которое на него было наложено административное взыскание, или уклонился от исполнения обязанностей, возложенных на него судом при применении условно-досрочного освобождения от отбывания уголовного наказания (п. "а" ч. 7 ст. 79 УК), уголовный закон не должен предрешать, в каком порядке это должно осуществляться. В анализируемой же статье указывается, что суд может постановить об отмене условно-досрочного освобождения и исполнении оставшейся неотбытой части наказания по представлению органов, указанных в части шестой статьи 79 УК.

Нормы об освобождении от наказания уголовно-исполнительного характера также тесно связаны с уголовно-процессуальными нормами и прежде всего с разделом, относящимся к исполнению приговора. Назначение наказания есть составная часть обвинительного приговора, и после вступления его в силу начинают реализовываться нормы уголовно-исполнительного права об освобождении от наказания. Обе отрасли права оперируют общим понятийным аппаратом, имеют одинаковые по названию нормы (освобождение от наказания по болезни, условно-досрочное освобождение от наказания и т.д.). Их разграничение определяется тем, что уголовно-исполнительные нормы регулируют исполнение наказания и досудебную стадию реализации института освобождения от него, а уголовно-процессуальные - его судебную процедуру.

Таким образом, корреспондирующие уголовно-правовым нормам соответствующие нормы уголовно-исполнительного и уголовно-процессуального законодательства, должны иметь, хотя и самостоятельное, но подчиненное и не противоречащее уголовно-правовому содержание. Это методологическое положение важно при рассмотрении проблем освобождения осужденных от наказания как комплексного межотраслевого института.


3. В действующем законодательстве институт освобождения от наказания, хотя впервые и выделен в отдельную главу, однако, четко не отграничен от сходных с ним по внешним признакам уголовно-правовых институтов. Это ведет к отсутствию необходимых предпосылок в деятельности правоприменяющих органов для освобождения только лиц, не представляющих большой общественной опасности либо вообще не опасных для общества. Также это ведет к отсутствию четкой дифференциации норм, регулирующих освобождение от наказания, невозможности построения четкой логически завершенной системы видов освобождения от наказания.

Так действующий УК в главе 12 "Освобождение от наказания" содержит нормы, которые к данному правовому институту не относятся. Речь идет о: замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания (ст. 80), освобождении от наказания в связи с болезнью (ст. 81); отсрочке отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей (ст. 82). Уголовно-исполнительный кодекс в главе 21 "Освобождение от отбывания наказания" указывает в качестве оснований к освобождению от отбывания наказания отбытие срока, назначенного по приговору суда (п. "а" ч. 1 ст. 172) и отмену приговора суда с прекращением дела производством (п. "б" ч. 1 ст. 172). На наш взгляд, включение данных норм в главу об освобождении от наказания ошибочно и поэтому действующее уголовное и уголовно-исполнительное законодательство требует в этой части пересмотра. Почему же указанные нормы не относятся к освобождению от наказания? Думается, в силу их различной правовой природы. Рассмотрим данное утверждение подробнее.

Одним из правовых институтов, сходных по некоторым признакам с освобождением от наказания, является замена неотбытой части наказания более мягким видом наказания. К нему относятся:

  • замена неотбытой части наказания более мягким видом наказания (ст. 80 УК);

  • замена, в случае заболевания, делающего военнослужащих негодными к военной службе (ч. 3 ст. 81 УК, ч. 1 ст. 174 УИК);

  • замена, в случае возникновения иных предусмотренных законодательством РФ оснований для увольнения военнослужащих с военной службы (ч. 2 ст. 174 УИК);

  • замена по истечении отсрочки отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей (ч. 3 ст. 82 УК).

Институт замены неотбытой части наказания более мягким наказанием имеет некоторые сходные черты с освобождением от наказания. Во-первых, замена неотбытой части наказания более мягким, как и освобождение от наказания производится на стадии исполнения обвинительного приговора суда. Во-вторых, при замене, также как и при освобождении, оценивается общественная опасность осужденного. Так, ст. 80 указывает, что суд может произвести замену только "с учетом поведения". И, наконец, в-третьих, замена, как и освобождение от наказания призвана играть роль стимулирующего фактора в достижении скорейшего исправления осужденного.

Однако на этом сходство заканчивается. Замена, как уже было сказано, характеризуется абсолютно другой правовой природой. Социально-нравственный смысл данного института заключается в том, чтобы улучшить условия отбывания наказания осужденному, который еще не исправился, однако есть все основания считать, что он твердо встанет на этот путь, т.е. применение менее строгого вида наказания сможет обеспечить достижение целей наказания. Освобождения же от наказания здесь не происходит, так как в отношении осужденного исполняется пусть более мягкое, но все же уголовное наказание. Это главное отличие сравниваемых институтов. Для замены требуется, чтобы осужденный зарекомендовал себя с положительной стороны, поскольку именно это имеет в виду законодатель, отмечая, что суд может произвести замену "с учетом поведения". Здесь следует отметить, что степень общественной опасности осужденного, к которому применяется замена гораздо выше, чем у осужденного, который подлежит освобождению от наказания. Общественная опасность последнего утрачена или очень мала. При замене же она остается достаточно высокой, поскольку суд принимает решение продолжить применение к осужденному репрессивных мер.

Следует заметить, что Правила отбывания уголовных наказаний осужденными военнослужащими в п. 72, вопреки действующему УК, предусматривают замену неотбытой части наказания более мягким наказанием военнослужащим, отбывающим наказание в виде содержания в дисциплинарной воинской части после фактического отбывания осужденными не менее одной трети срока наказания. В соответствии же с ч. 1 ст. 80 УК замена неотбытой части наказания более мягким видом наказания может применяться только к лицам, отбывающим наказание в виде лишения свободы. Подобное расширительное толкование замены наказания следует устранить и убрать из Правил указание на возможность замены неотбытой части наказания более мягким лицам, отбывающим содержание в дисциплинарной воинской части. Либо, предусмотреть такую возможность в УК. Это будет более предпочтительно, поскольку появиться большая свобода в выборе меры уголовно-правового воздействия.

Следующим уголовно-правовым институтом, от которого следует отличать освобождение от наказания, является отсрочка исполнения наказания. К нему относятся:

  • отсрочка отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей (ст. 82 УК);

  • освобождение от наказания в связи с болезнью (ч. 1 и 2 ст. 81 УК, п. "е" ч. 1 ст. 172 УИК).

Эти виды отсрочки внешне схожи с освобождением от наказания тем, что наказание после их применения в отношении осужденного не исполняется. Однако между ними также есть существенные отличия. Первое заключается в том, что основанием применения отсрочки, в отличие от освобождения от наказания, является не отсутствие либо небольшая степень общественной опасности осужденного, а наличие каких-либо препятствий к дальнейшему исполнению в отношении него наказания. Так, при отсрочке, предусмотренной: ч. 1 ст. 81 УК, таким препятствием служит психическое расстройство, лишающее осужденного возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими; ч. 2 ст. 81 УК - заболевание иной тяжелой болезнью; ст. 82 УК - беременность женщины или наличие у нее детей в возрасте до восьми лет.

Второе отличие в том, что неисполнение в отношении осужденного отсроченной части уголовного наказания носит временный характер и при отпадении оснований отсрочки неотбытая часть наказания подлежит отбытию. Это прямо предусмотрено в Уголовном кодексе. Так ч. 4 ст. 81 указывает, что "лица, указанные в частях первой и второй настоящей статьи, в случае их выздоровления могут подлежать наказанию, если не истекли сроки давности, предусмотренные статьями 78 и 83 настоящего Кодекса". Сходную норму предусматривает и ч. 3 ст. 82 УК - "По достижении ребенком восьмилетнего возраста суд принимает решение о возвращении осужденной в соответствующее учреждение для отбывания оставшейся части наказания".

Думается, что статья УК, посвященная отсрочке отбывания наказания по болезни, также должна быть подвергнута пересмотру. Ее следовало бы исключить из главы, посвященной освобождению от наказания, поскольку она имеет иную правовую природу. Юридическую сущность освобождения от наказания составляет отпадение либо небольшая степень общественной опасности личности осужденного.

При заболевании же лица психическим расстройством его общественная опасность остается по-прежнему высокой. Исполнение наказания отсрочивается, ибо вследствие этого заболевания не может быть достигнута цель исправления правонарушителя. Осужденный утрачивает способность осознавать характер применяемых к нему мер государственного принуждения и адекватно на них реагировать. Продолжение применения уголовного наказания к таким лицам носит исключительно карательный характер, что противоречит гуманному характеру нашего уголовного права. Именно гуманизм лежит в основе освобождения осужденных от наказания вследствие их психического расстройства. О высокой степени общественной опасности лиц, заболевших психическим расстройством, говорит и тот факт, что в том случае, если психическое расстройство связано с возможностью причинения этими лицами существенного вреда либо с опасностью этих лиц для себя или других, то к ним могут быть применены принудительные меры медицинского характера. Применение данных мер должно обуславливаться тяжестью совершенного преступления, социальной опасностью осужденного и иными заслуживающими внимания обстоятельствами.

Таким образом, принимать непосредственно после заболевания лица психическим расстройством решение об освобождении его от наказания является ошибочным, так как оно не утратило своей общественной опасности. Решение об этом необходимо принимать только после выздоровления указанных лиц, и только в том случае, если не истек срок давности обвинительного приговора суда и наличествуют основания к освобождению. Факт заболевания лица психическим расстройством не должен вести к безусловному освобождению от наказания. При заболевании лица, психическим расстройством суд, по нашему мнению, должен принять одно из следующих решений:

  • лицам, представляющим опасность по своему психическому состоянию, - отсрочить (а не освободить) исполнение наказания, с применением принудительных мер медицинского характера;

  • лицам, не представляющим опасность по своему психическому состоянию, - отсрочить исполнение наказания, без применения принудительных мер медицинского характера.

После же выздоровления таких лиц, суд должен принять одно из ниже перечисленных решений:

  • если будет признано, что для своего исправления лицо не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания, и сроки, указанные в ч. 3 ст. 79 УК им уже отбыты, то применить условно-досрочное освобождение от наказания;

  • если отсутствуют основания к применению условно-досрочного освобождения от наказания, то суд, с учетом поведения лица, может заменить оставшуюся неотбытой часть наказания более мягким видом наказания;

  • если отсутствует уверенность в том, что данное лицо уже не представляет общественной опасности, то продолжить исполнение в отношении него наказания.

Иначе обстоит дело при заболевании лица, во время отбывания наказания иной тяжелой болезнью (т.е. не связанной с психическим расстройством).

Законодатель при решении судьбы лиц, заболевших тяжелым заболеванием, действует крайне непоследовательно. Так при заболевании обвиняемого на стадии предварительного следствия иным тяжким заболеванием он обязывает следователя вынести мотивированное постановление о приостановлении предварительного следствия (п. 2 ч. 1 ст. 195 УПК). По выздоровлении данного лица предварительное следствие возобновляется (ст. 198 УПК). Здесь законодатель не ставит вопрос об освобождении обвиняемого от уголовной ответственности в связи с заболеванием иной тяжкой болезнью (если, конечно, не истекли сроки давности привлечения к уголовной ответственности). Она является лишь основанием приостановления предварительного следствия. Необходимо отметить, что "приостановление" является уголовно-процессуальной категорией, которой соответствует уголовно-правовая категория - "отсрочка".1 При заболевании же лица, виновного в совершении преступления, иной тяжелой болезнью на стадии исполнения обвинительного приговора законодатель отказывается применить отсрочку и предусматривает освобождение осужденного от наказания.

В основе их освобождения лежит убежденность суда в том, что наличие тяжкого заболевания лишает освобожденных физической возможности совершать новые преступления, существенно снижает их общественную опасность. Эту практику следует подвергнуть справедливой критике. Даже полностью парализованный человек, освобожденный от наказания по болезни, но не утративший общественной опасности, может совершить такие преступления, для которых заболевание не является препятствием. К их числу можно отнести, например, клевету (ст. 129 УК) и оскорбление (ст. 130 УК).

Таким образом, при заболевании осужденного иным тяжелым заболеванием суд должен учитывать не только сам факт наличия тяжелого заболевания, но и иные обстоятельства, которые касаются личности осужденного, числа и характера совершенных им преступлений, вида наказания, поведения лица во время отбывания наказания, продолжительности отбытого и неотбытого срока наказания и другие обстоятельства. Оценка всех названных факторов должна позволить суду ответить на основной вопрос - будет ли представлять осужденный опасность для общества, вероятно ли совершение им нового преступления, достигнуты ли в отношении него цель исправления. Кроме того, следует иметь ввиду достижение цели восстановления социальной справедливости. Это означает, что суд обязан проявлять осторожность при применении отсрочки в отношении лиц, совершивших опасные преступления, вызвавшие широкий социальный резонанс, повлекшие особо тяжкие последствия, отбывших незначительную часть назначенного судом наказания.

При заболевании лица иной тяжелой болезнью виновный не утрачивает возможности отдавать отчет в своих действиях и руководить ими, а потому может быть подвергнут мерам исправительного воздействия. Другими словами, все цели наказания остаются принципиально достижимыми. В основе применения отсрочки к таким лицам лежит не только гуманизм, но и доказанность того, что эти лица значительно утратили общественную опасность. По этому признаку отличается отсрочка исполнения наказания в отношении лица, заболевшего иным тяжелым заболеванием, от отсрочки лица, к которому применяется отсрочка от исполнения наказания в связи с психическим расстройством1.

Поэтому, если у суда не будет уверенности в том, что субъект после применения отсрочки не продолжит преступную деятельность, то отсрочка не может иметь места. Если с учетом указанных обстоятельств суд решит не применять к лицу, заболевшему иной тяжелой болезнью отсрочки исполнения наказания, то оно должно быть помещено в специальное (изолированное) учреждение.

В определениях Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда неоднократно отмечалось, что заболевание тяжким недугом не влечет за собой автоматического освобождения от отбывания наказания, не должно применяться к лицам, нарушающим режим во время его отбывания, имеющим дисциплинарные взыскания и т.д. Практика идет по пути отказа в досрочном освобождении по болезни лицам, занимающимся членовредительством.2 И это вполне оправданно. Если учесть, что под освобождением, фактически понималась отсрочка, то вряд ли можно расценить как справедливое применение отсрочки от исполнения наказания к таким лицам. Кроме того, поощрение такого негативного поведения может служить стимулом к его распространению. Применительно к осужденным военнослужащим данное положение имеет свои особенности, связанные с тем, что они отбывают наказание в условиях дальнейшего прохождения военной службы. А членовредительство, как известно, является способом уклонения от исполнения обязанностей военной службы (ст. 339 УК). Таким образом, при совершении осужденным военнослужащим членовредительства, приведшего к тяжелому заболеванию, суд должен решить вопрос не только об отказе в применении к нему отсрочки отбывания наказания, но и о привлечении его к уголовной ответственности за уклонение от исполнения обязанностей военной службы. В дальнейшем суд назначает наказание по совокупности приговоров, присоединяя неотбытую часть наказания к наказанию, назначенному за совершение нового преступления.

Из сказанного вытекает закономерный вывод что, принимать непосредственно после заболевания лица иной тяжелой болезнью однозначное решение об освобождении его от наказания является ошибочным, так как субъект не утратил своей общественной опасности. Думается, что такое решение следовало бы принимать только после выздоровления указанных лиц, если не истек срок давности обвинительного приговора суда и наличествуют основания к освобождению. Факт заболевания лица иной тяжелой болезнью не должен вести к безусловному освобождению от наказания. Представляется, что после заболевания лиц, иной тяжелой болезнью, суд должен принять одно из ниже перечисленных решений:

  • если заболевший осужденный обладает небольшой степенью общественной опасности, то тяжелую болезнь следует рассматривать не как основание к их освобождению от наказания, а как основание к применению в отношении него отсрочки исполнения наказания;

  • если же осужденный продолжает представлять существенную опасность, то суд должен отказать в применении отсрочки исполнения наказания.

После выздоровления лица, болевшего иной тяжелой болезнью, если не истекли сроки давности исполнения обвинительного приговора суда, то последний, по нашему мнению, должен принять одно из следующих решений:

  • если будет признано, что для своего исправления лицо не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания, и фактически отбыты сроки, указанные в ч. 3 ст. 79 УК, то применить условно-досрочное освобождение от наказания;

  • если отсутствуют основания к применению условно-досрочного освобождения от наказания, то суд, с учетом поведения лица, вида наказания и отбытого срока может заменить оставшуюся неотбытой часть наказания более мягким видом наказания в соответствии со ст. 80 УК;

  • если отсутствует уверенность в том, что данное лицо уже не представляет общественной опасности, то продолжить исполнение в отношении него ранее назначенного наказания.

В настоящее время освобождение по болезни является безусловным, т.е. независимо от поведения лица после освобождения "поворота к худшему" быть не может. Если лицо освобождено по болезни, то в период заболевания его нельзя вновь заставить отбывать наказание за ранее совершенное преступление. Это возможно только в случае его выздоровления (ч. 4 ст. 81 УК). Думается, что это недостаток указанного института. Применение к осужденному отсрочки исполнения обвинительного приговора суда должно оказывать на него сдерживающее, дисциплинирующее воздействие. И он должен помнить, что в случае совершения им в период отсрочки, например, нарушения общественного порядка, за которое на него будет наложено административное взыскание, суд вправе решить вопрос об отмене отсрочки исполнения приговора даже до полного выздоровления осужденного. Государство вправе, в целях защиты своих прав и восстановления социальной справедливости, ставить определенные условия всем лицам, не отбывшим полный срок назначенного наказания, даже если они болеют иным тяжелым заболеванием. Есть все основания считать подобный подход справедливым. Контроль за поведением осужденного, которому исполнение приговора суда отсрочено в связи с иным тяжелым заболеванием предлагается возложить на уголовно-исполнительные инспекции Министерство Юстиции РФ. Если в период отсрочки осужденный совершит нарушение общественного порядка, за которое на него будет наложено административное взыскание, то это является показателем того, что общественная опасность осужденного существенно возросла. В этом случае, по нашему мнению, суд должен по представлению органа, осуществляющего контроль за поведением осужденного должен быть уполномочен законодателем решить вопрос о возобновлении исполнения неотбытой части назначенного наказания (даже до полного выздоровления осужденного).

Изложенное позволяет предложить свою редакцию главы Уголовного кодекса, регулирующего отсрочку отбывания наказания1.

Также, на наш взгляд, следует внести корректировки в действующий Уголовно-процессуальный кодекс, а именно изменить статьи, регулирующие отсрочку отбывания наказания.

Во-первых, предлагается изменить название ст. 362 УПК "Освобождение от наказания в связи с болезнью" и назвать ее "Отсрочка отбывания наказания в связи с болезнью", что можно сделать при обсуждении нового УПК РФ.

Во-вторых, буквальное толкование ст. 362 УПК заставляет утверждать, что освобождению от наказания по болезни подлежит только осужденные, заболевший болезнью уже во время отбывания наказания. Если же он заболел после вступления приговора в законную силу, но до начала отбывания наказания, то применять к нему данный вид освобождения нельзя. Поэтому в указанной статье требуется закрепить, что отсрочка отбывания наказания в случае психического расстройства или иной тяжелой болезни может быть осуществлена после вступления обвинительного приговора суда в законную силу.

В-третьих, необходимо предусмотреть, что в случае выздоровления осужденные могут подлежать дальнейшему отбытию наказания. В качестве альтернативы при наличии соответствующих оснований следует указать, что суд может применить условно-досрочное освобождение или заменить оставшуюся часть наказания более мягким видом наказания.

С учетом изложенного предлагается следующая редакция статьи 362 Уголовно-процессуального кодекса, регулирующей отсрочку отбывания наказания.


Статья 362. Отсрочка отбывания наказания в связи с болезнью

  1. В отношении лица, у которого после вступления обвинительного приговора в законную силу наступило психическое расстройство, лишающее его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, судья по представлению начальника органа, ведающего исполнением наказания, на основании заключения врачебной комиссии выносит постановление о приостановление исполнения наказания. Таким лицам, при наличии оснований, указанных в ст. 97 Уголовного кодекса Российской Федерации суд назначает принудительные меры медицинского характера.

  2. В отношении осужденного, который после вынесения обвинительного приговора заболел иной тяжелой болезнью судья, учитывая тяжесть совершенного преступления, личность виновного и другие обстоятельства дела, приостанавливает исполнение наказания в порядке, предусмотренном частью первой настоящей статьи.

  3. Если осужденный, указанный в части второй настоящей статьи в период отсрочки исполнения наказания будет представлять существенную общественную опасность, то судья, по представлению органа, осуществляющего контроль за поведением осужденного, выносит постановление об отмене отсрочки исполнения наказания и направлении осужденного для отбывания наказания, назначенного приговором суда.

  4. Исполнение наказания возобновляется постановлением судьи после выздоровления лиц, указанных в частях первой и второй настоящей статьи.


Далее необходимо проследить отличие освобождения от наказания от сходного с ним института прекращения отбывания наказания. К последнему можно отнести нормы, предусматривающие отмену приговора суда с прекращением дела производством (п. 2 ч. 1 ст. 378 УПК), издание закона, имеющего обратную силу (ст. 10 УК), зачет времени содержания под стражей в срок наказания (ч. 3 ст. 72 УК), полное отбытие срока наказания (п. "а" ч. 1 ст. 172 УИК). Как и освобождение от наказания, прекращение отбывания наказания производится после вступления приговора в законную силу. Однако между ними имеются существенные отличия. Освободить от отбывания наказания возможно лишь в том случае, когда лицо, обладавшее общественной опасностью, в силу каких-либо обстоятельств перестало быть общественно опасным или эта опасность значительно уменьшилась. Для прекращения отбывания наказания общественная опасность лица значения не имеет, поскольку прекращение осуществляется по другим основаниям.

Так, отмена приговора суда с прекращением дела производством представляет собой реабилитацию осужденного. В отношении такого лица немедленно прекращается исполнение наказания с полным восстановлением его во всех правах. Отличие освобождения от наказания от прекращения отбывания наказания проявляется в том, что при освобождении лицо утрачивает имевшуюся ранее общественную опасность, а прекращение указывает на то, что не было вовсе оснований для применения наказания. Назначение ему наказания являлось судебной ошибкой, а стало быть, и освобождать такое лицо не от чего.

В результате принятия закона, устраняющего преступность деяния (ст. 10 УК), осужденный не подлежит отбыванию наказания, в результате переоценки новым законом общественной опасности совершенного им деяния. Принятие закона, устраняющего преступность деяния, означает, что в деянии виновного отсутствует состав преступления. Как следует из УК, назначение лицу наказания возможно только в случае наличия в его деянии состава преступления (ст. 8 и ч. 1 ст. 60 УК). А, исходя из взаимообусловленности общественной опасности деяния и лица, его совершившего, можно сделать вывод о том, что лицо, совершившее деяние, в котором отсутствует состав преступления, не подлежит наказанию. Как следствие признания отсутствия в деянии лица состава преступления исполнение наказания в отношении него должно быть прекращено. Закон, устраняющий преступность (а соответственно и наказуемость) деяния, свидетельствует о декриминализации. Наличие же в нашем уголовном законе многообразных видов освобождения от уголовного наказания есть свидетельство процесса депенализации, которую определяют как "предусмотренную законом возможность освобождения от наказания при установлении компетентным государственным органом соответствующих обстоятельств, характеризующих деяние и личностные особенности субъекта, совершившего преступление"1. При этом нужно различать "депенализацию" и "декриминализацию". Отнесение каких-либо деяний к преступлениям (криминализация) и, наоборот, исключение их из числа преступных (декриминализация) - прерогатива законодателя и никакого другого государственного органа, сколь бы ни велика и обширна была бы его компетенция. Решение же о том, освободить или нет осужденного от наказания, в каждом конкретном случае выносится судом.

Полное погашение назначенного судом наказания зачетом времени содержания под стражей в порядке меры пресечения в срок наказания также является одним из видов прекращения отбывания наказания, а не освобождения от наказания, как указано в ч. 5 ст. 72 УК и работах некоторых исследователей2. Объясняется это различной правовой природой данных уголовно-правовых институтов. Основу освобождения от наказания составляет утрата либо небольшая степень общественной опасности преступника. На прекращение же отбывания наказания в связи с зачетом времени содержания под стражей данный признак влияния не оказывает. Основу данного вида прекращения отбывания наказания состоит в констатации факта полного отбытия наказания. Вне зависимости от степени достижения уменьшения общественной опасности личности преступника, дальнейшее исполнение наказания в отношении него прекращается. Данный вид прекращения отбывания наказания носит, скорее всего, "извинительный"1 характер и преследует лишь одну цель - исправить (сгладить) ошибку правоприменителя. Суть этой ошибки в том, что содержание под стражей как мера пресечения свидетельствует о том, что совершенное виновным преступление относится к разряду, заслуживающему достаточно сурового наказания и именно этим в основном руководствуется правоприменитель, заключая под стражу подозреваемого или обвиняемого. С этим соглашается А.И.Зубков: "Самая любимая у нас мера процессуального принуждения подозреваемого, обвиняемого - взятие под стражу. Закон позволяет взять под стражу подозреваемого в совершении любого преступления. Для органов расследования это очень удобно: во-первых, человек всегда под рукой, во-вторых - с арестованным легче работать. Суды поддерживают ту же практику: если подсудимый находится под стражей, то они в своем большинстве определяют наказание в виде лишения свободы. Подчас на срок, уже отбытый во время следствия. Из следственных изоляторов в последнее время ежегодно освобождается по разным основаниям (но до суда) в пределах 125 тысяч человек, то есть практически каждый четвертый "сиделец" был водворен в изолятор - "так, на всякий случай".2

Действующий УК предусматривает особый вид "освобождения" от отбывания лишь трех видов уголовного наказания: штрафа, лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью. Данные наказания не относятся к самым строгим.

Содержание же под стражей - суровая мера пресечения, не зря законодатель предусматривает эквивалент одному дню содержания под стражей - один день лишения свободы. Здесь видна явная несочетаемость этих наказаний с содержанием под стражей. Следует согласиться с теми авторами, которые предлагают заключение под стражу в качестве меры пресечения применять лишь в отношении лиц, совершивших тяжкие и особо тяжкие преступления. В отношении же иных - только в порядке исключения в более четко указанных в законе случаях.1

Таким образом, зачет содержания под стражей является видом прекращения отбывания наказания. Он применяется, не зависимо от наличия или отсутствия общественной опасности осужденного и его правовую природу составляет констатация полного отбытия осужденным срока назначенного судом наказания.

Последним видом прекращения отбывания наказания является отбытие срока, назначенного приговором суда. Отбытие срока наказания действующим уголовно-исполнительным законодательством отнесено к освобождению от отбывания наказания (п. "а" ч. 1 ст. 172 УИК). Думается, что такая классификация не верна, поскольку если в основу отбытия срока наказания, назначенного приговором суда, положить утрату или существенное уменьшение общественной опасности осужденного, то в итоге мы с неизбежностью придем к системе неопределенных приговоров. В истории уголовного законодательства попытки установления относительно определенных и безусловно неопределенных приговоров уже имелись, но они "встретили мало сочувствия среди серьезных представителей уголовного права"2. Конечно, отбытию срока, назначенного приговором суда, должна предшествовать длительная подготовка, связанная с достижением целей уголовного наказания. И если осужденный в результате проводимых мероприятий перестал представлять для общества опасность, то можно говорить о том, что ему был назначен правильный вид и размер уголовно-правовой меры. Однако, если размер назначенного наказания не принес требуемого результата, то закон не допускает продление применения к осужденному репрессивных мер. Не исключено, что в подобных случаях причину недостижения целей наказания следует искать не в самом человеке, а в недостатках работы учреждений и органов, исполняющих наказания, в других объективных факторах, учитывая то, что "лучшая уголовная политика - это социальная политика".

Таким образом, из статьи 172 УИК, посвященной основаниям освобождения от отбывания наказания, указание на отбытие срока наказания, назначенного по приговору суда, должно быть исключено. Его необходимо поместить в предлагаемую новую статью, предусматривающую основания прекращения отбывания наказания.1


В контексте анализа правовой природы рассматриваемого явления следует разграничить институты освобождения от уголовного наказания и освобождения от уголовной ответственности.

Во-первых, всякое освобождение от уголовной ответственности есть в то же время и освобождение от наказания. При освобождении от уголовной ответственности субъект освобождается и от выражения в обвинительном приговоре отрицательной оценки его деяния. Иными словами, освобождение от уголовной ответственности всегда включает и освобождение от наказания, в то время как освобождение от наказания есть лишь частичное, неполное освобождение от уголовной ответственности, так как лицо уже осуждено, публично объявлено преступником.

Во-вторых, что касается начального момента, то в соответствии с действующим уголовно-процессуальным законом освобождение от уголовной ответственности возможно на стадии предварительного расследования и судебного разбирательства и даже до возбуждения уголовного дела (ст. 10 УПК). После вступления вынесенного судом обвинительного приговора в законную силу, в котором государство дает отрицательную оценку содеянному, речь может идти лишь об освобождении от наказания.

В-третьих, при освобождении от уголовной ответственности уголовно-правовое отношение прекращается, тогда как при освобождении от наказания они нередко сохраняются (например, до погашения или снятия судимости).

В-четвертых, на отличие этих институтов указывает уголовный закон, выделяя их в самостоятельные главы.

В-пятых, при их разграничении следует учитывать, что освобождение от уголовной ответственности допускается и без суда, а от уголовного наказания - только судом.

Не является освобождением от наказания освобождение от назначения наказания, предусмотренное в ч. 2 ст. 309 УПК. Этот вид освобождения предполагает постановление обвинительного приговора без назначения наказания, когда суд приходит к выводу, что цели наказания могут быть достигнуты самим фактом осуждения лица. Основанием его постановления является признание судом, что к моменту рассмотрения дела деяние потеряло общественную опасность или лицо, совершившее его, перестало быть общественно опасным. Применение данного вида освобождения в настоящее время, на наш взгляд, невозможно, потому что представленные основания освобождения относятся к материальному, а не процессуальному праву, так как в силу своей правовой природы общественная опасность является материальным основанием. До вступления в силу УК 1996 года процессуальная норма (ч. 2 ст. 309 УПК) базировалась на материальном основании, содержащемся в ч. 2 ст. 50 УК РСФСР 1960 года1. Уголовный же кодекс 1996 года исключил данное основание (ст. 77 УК предусматривает только освобождение от уголовной ответственности). А, следовательно, процессуальная норма, не предусмотренная для применения определенной нормы УК, утрачивает силу одновременно с отменой уголовно-правовой нормы, и поэтому она должна быть исключена из УПК, что, видимо, и должно быть сделано в новом УПК.

Анализ юридической природы уголовно-правовых институтов освобождения от уголовной ответственности, отсрочки исполнения наказания, замены назначенного судом наказания менее строгим, прекращения отбывания наказания, приводит к выводу, что они с институтом освобождения от наказания, несмотря на их тесную взаимосвязь, являются нетождественными и относительно самостоятельными (автономными) уголовно-правовыми реалиями, обладающими индивидуальными признаками. Это положение, может быть надлежащим образом закреплено в действующем уголовном, уголовно-исполнительном и уголовно-процессуальном законодательстве, путем внесения изменений, перечень которых представлен в Приложении 1.

Наличие объективных особенностей воинских наказаний обуславливает необходимость их соответствующего учета в институте освобождения от наказания, при его применении к осужденным военнослужащим.

На основе соотношения категорий общее - особенное, с учетом рассмотренных признаков правовой природы представляется возможным сформулировать следующее понятие освобождения осужденных военнослужащих от уголовного наказания.

Под освобождением от наказания осужденного военнослужащего следует понимать основанный на законодательстве и выраженный в определении военного суда отказ государства от применения к нему в условиях дальнейшего прохождения военной службы уголовного наказания в связи с утратой или существенным снижением общественной опасности осужденного.





оставить комментарий
страница1/7
Дата05.11.2011
Размер2.15 Mb.
ТипДиссертация, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4   5   6   7
плохо
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх