С. С. Шипшин (Южный рцсэ минюста рф, Ростов-на-Дону) icon

С. С. Шипшин (Южный рцсэ минюста рф, Ростов-на-Дону)


Смотрите также:
Международная научно-практическая конференция «Корпоративная культура вуза как фактор воспитания...
Программа VI всероссийской школы-семинара «Математическое моделирование и биомеханика в...
Текст лекций ростов-на-Дону 2005 удк 330. 04 1Л4...
Учебное пособие Ростов-на-Дону...
Южный федеральный округ паспорт культурной жизни краснодарского края...
Ассистент кафедры пропедевтики внутренних болезней Ростгму...
Город ростов-на-дону российская Федерация Южный федеральный округ Информация для включения в...
Е. Н. Алифанова Ростов-на-Дону: Изд-во ргэу «ринх», 2005. 12 п л...
Феномен речевой манипуляции: лингвоюридические аспекты...
Сборник статей. Выпуск III. Ростов-на-Дону...
Сборник статей. Выпуск III. Ростов-на-Дону...
Буддизм в социокультурном пространстве россии (социально-философский анализ)...



Загрузка...
страницы:   1   2   3   4
скачать
Психодиагностика жертв сексуального насилия


С.С.Шипшин (Южный РЦСЭ Минюста РФ, Ростов-на-Дону)


Человек, переживший насилие, нуждается в серьезной, комплексной помощи различных специалистов, поскольку в результате насильственных действий ему, во-первых, причиняется физический вред; во-вторых, - психическая травма. При этом действиями насильника нарушаются фундаментальные права человека (в частности, право на жизнь, здоровье, свободу, честь, достоинство, половую неприкосновенность и т.д.). Самым тяжелым последствием насилия, по-видимому, является разрушение «внутренней картины мира» жертвы. В частности, по мнению С.Эпштейна, краеугольными для любого человека являются четыре убеждения, которые позволяют успешно адаптироваться в окружающем мире. Во-первых, убеждение в том, что мир доброжелателен, не несет угрозу. Во-вторых, - что мир осмыслен, предсказуем, контролируем и стабилен. В-третьих, окружающие являются доброжелательными по отношению к человеку, не несут для него угрозы. Наконец, в-четвертых, сам человек представляется стоящим, ценным. Насилие способно не просто поколебать эти убеждения, но и разрушить их, дестабилизировав, тем самым, структуру личности. Это приводит к дезадаптации, глубина которой зависит как от степени причиненного ему вреда, так и от индивидуально-психологических особенностей (в частности, потенциала совладания с экстремальными ситуациями). Так, человек, переживший насилие, на определенном этапе пытается избежать осознавания факта реальности, стремится уйти в себя, в алкоголь, наркотики, что нередко сопровождается яркими отрицательными эмоциями, расстройством сознания. Как правило, этот этап сменяется длительным периодом навязчивых воспроизведений, когда появляются кошмарные сны, повторяющиеся картины происшедшего и реакции страха при незначительных ассоциациях с пережитыми событиями. Это приводит к отчаянию, нарушению способности работать, общаться. Часты состояния тревоги, депрессии, проявляются физиологические расстройства, что, в конечном счете, ведет к расстройству личности. Человек утрачивает способность работать, творить, испытывать эмоции и этот процесс может длиться довольно долго (по Вахову). Выйти самостоятельно из подобного состояния даже сильной личности крайне сложно. Если же жертвами насилия являются дети или подростки, то медицинская, психологическая и юридическая помощь являются не просто желательными, но исключительно необходимыми.

Рассмотрим некоторые вопросы психологической помощи жертвам насилия. Психолог по-разному может быть востребован в работе с жертвами насилия. Если речь идет о судебно-психологической экспертизе, предмет исследования и, соответственно, психодиагностический инструментарий будут определяться задачами, поставленными перед психологом (который выступает в подобном случае в качестве эксперта) в вопросах следствия/суда и объектом исследования. В тех случаях, когда психологическое исследование проводится с целью дальнейшей психотерапевтической работы, предмет может быть иным.

Судебно-психологическая экспертиза жертв насилия. Если остановиться на принятой в современной экспертологии классификации судебно-психологической экспертизы (СПЭ) (Коченов, Сафуанов, Ситковская, Енгалычев-Шипшин, Шипшин), то можно выделить два вида СПЭ, которые непосредственно исследуют психическую деятельность жертвы как в период совершения насилия, так и после него (в частности, на этапе предварительного расследования и судебного разбирательства). Это – судебно-психологическая экспертиза свидетелей и жертв преступления, а также отдельный вид экспертизы – жертв преступлений против половой неприкосновенности и половой свободы личности. Основной задачей первого из упомянутых видов СПЭ является установление факта способности жертвы в момент совершения адекватно воспринимать обстоятельства дела, понимать их внутреннее содержание, запоминать их и давать о них адекватные показания. Задачей СПЭ жертв сексуального насилия является установление с помощью специальных психологических познаний факта нахождения потерпевшей по факту сексуального посягательства в состоянии беспомощности, т.е. неспособности правильно понимать характер и значение ситуации и действий окружающих людей, а также руководить своими действиями. Беспомощность (или беззащитность) могут быть обусловлены внутренними причинами, такими как малолетний и престарелый возраст, физические недостатки, психическое расстройство, опьянение алкогольное или наркотическое. Однако к внутренним факторам могут быть отнесены и экстремальное психическое состояние, такие индивидуально-психологические особенности, как низкий уровень интеллектуального развития, социальная незрелость, тревожность, неуверенность, эмоциональная неустойчивость, пассивность и др. Кроме того, беспомощность может быть обусловлена и внешними факторами (внезапность посягательства, превосходство посягателя в силе, нахождение в зависимости от посягателя, изолированность места происшествия и т.д.). Как правило, подобная СПЭ назначается в отношении малолетних или несовершеннолетних жертв сексуального насилия. Объектом данного вида экспертизы является психическое состояние жертвы в период посягательства, особенности познавательных процессов, социальный интеллект, эмоционально-волевая сфера, индивидуально-психологические и личностные особенности, а предметом - способность понимать характер и значение действий посягателя и оказывать им осознанное сопротивление в период посягательства.

Таким образом, основным объектом экспертного исследования жертвы насилия (независимо от его специфики) является психическое состояние (как в момент насилия, так и после него). Согласно Левитову Н.Д., “психическое состояние - это целостная характеристика психической деятельности и поведения за определенный период времени, показывающая своеобразие протекания психических процессов в зависимости от отражаемых предметов и явлений действительности, предшествующего состояния и психических свойств личности”2 . То есть, образно говоря, психическое состояние представляет собой «своеобразную призму», преломляющую устойчивые индивидуально-психологические особенности, актуальный психосоматический статус, с одной стороны, и особенности ситуации, с другой, определяя психическую деятельность и поведение человека.



внутренние факторы внешние факторы

(физиологические, психо- (ситуационные)

логические особенности)






Специфика психической

деятельности и поведения


Как показывает экспертная практика, ситуация насилия, являясь в высшей степени психотравмирующей для человека, вызывает у него возникновение экстремальных состояний, к которым относятся психическая напряженность, фрустрация, растерянность, эмоциональное возбуждение и некоторые другие.

Остановимся подробнее на этих состояниях.

Говоря о психической напряженности, многие авторы называют это состояние стрессом. На бытовом уровне психическая напряженность также давно и прочно отождествилась с этим понятием. В то же время, представляется, что при производстве экспертиз необходима высокая корректность в использовании научных понятий. Если мы рассматриваем психическое состояние, характеризующееся специфическим, прежде всего дезорганизующим влиянием на психическую деятельность, то следует говорить о психической напряженности (ПН). По мнению К.К.Платонова, «выраженная отрицательная эмоциональная реакция, возникающая в необычной, новой или угрожающей ситуации, нередко несоизмеримая с опасностью, называется эмоциональной напряженностью»3. Это состояние может вызывать эмоционально-моторные, эмоционально-сенсорные и эмоционально-интеллектуальные нарушения. Платоновым К.К. выделяются 4 уровня напряженности: от незначительной до длительной резко выраженной.

Вместе с тем, влияние психической напряженности на деятельность неоднозначно. Дезорганизация психической деятельности в результате ПН может наступить сразу (в зависимости от конкретных условий, а также индивидуально-психологических особенностей человека), однако, может быть и отсроченной. То есть, в известных обстоятельствах при нарастании психической напряженности до определенного уровня человек обнаруживает относительную устойчивость к стрессогенным факторам, но впоследствии, при дальнейшем нарастании напряженности, насупит дезорганизация деятельности (как результат наступления фазы истощения в структуре общего адаптационного синдрома).

Состояние фрустрации характеризуется наличием стимулированной потребности, не нашедшей своего удовлетворения. Существует точка зрения, согласно которой фрустрация не имеет своего специфического содержания, что фрустрацию следует рассматривать как препятствие, блокировку тех или иных целей субъекта, а те феномены, которые мы наблюдаем как следствие этого, охватываются спецификой психической напряженности.

Тем не менее, фрустрация отличается от других экстремальных состояний, о чем свидетельствует множество исследований. Если рассмотреть причины возникновения фрустрации, то здесь необходимо выделить: во-первых, помехи, исключающие возможность достижения субъектом своих целей; во-вторых, унижение, оскорбление при невозможности (реальной или субъективной) действовать соответственно мотивам; в-третьих, фиаско, неадекватность, разочарование в себе. Субъективные переживания в состоянии фрустрации, как и при аффекте, прежде всего, связаны с эмоциями гнева, страха, отвращения, презрения.

Фрустрация вызывает известную дезорганизацию в протекании психических процессов. Это выражается в ошибках восприятия, и в том числе, преждевременном распознавании, переоценке угрозы извне. Отмечается также снижение умственной продуктивности, усиление тенденции к фантазированию.

Выделяется несколько видов фрустрационного поведения. Это, прежде всего бесцельное двигательное возбуждение; во-вторых, агрессия и деструкция; в-третьих, апатия; и, наконец, стереотипия и регрессия (примитивизация поведенческих реакций, соответствие их поведенческим реакциям более раннего уровня, снижение качества исполнения)1. Можно выделить и способ поведения, лежащий на стыке агрессии, апатии и регрессии, такой как суицид.

Таким образом, в отличие от состояния психической напряженности, которую, как уже отмечалось, нередко отождествляют с фрустрацией, собственно состояние фрустрации имеет однозначно негативное влияние на сознание и психическую деятельность в целом. С другой стороны, в отличие от состояния аффекта, которое также дезорганизует психическую деятельность человека, спектр дезадаптационного поведения и его направленность в состоянии фрустрации значительно шире.

Рассматривая экстремальные состояния, нельзя не остановиться и на растерянности. Глоточкин А.Д. и Пирожков В.Ф. противопоставляют растерянность аффектам, приближая ее к депрессивным состояниям4. По мнению Платонова К.К., растерянность является близким к напряженности состоянием и характеризуется первичными нарушениями восприятия, внимания и мышления и вторичностью (производностью) эмоционального компонента5. Угрехелидзе М.Г рассматривает растерянность как расщепление психики на несколько установок, направленных на разные действия. Эти установки нейтрализуют друг друга и в результате человек проявляет пассивное поведение в ситуации, требующей активности, либо одна из установок начинает доминировать и человек действует в соответствии с ней, производя нередко ошибочные действия6.

Говоря о растерянности, следует рассмотреть такое понятие, предлагаемое Леоновой А.Б. и Медведевым В.М., как “динамическое рассогласование”. Оно было введено для классификации функциональных состояний по принципу адекватности ответной реакции человека требованиям выполняемой деятельности. Динамическое рассогласование характеризуется несоответствием ответа организма требованиям среды. Оно встречается также в тех случаях, когда требуемый ответ превышает актуальные психофизиологические возможности человека. Иными словами, можно сказать, что динамическое рассогласование - результат отсутствия адекватной готовности к действиям в конкретных условиях1.

Следовательно, растерянность является самостоятельным феноменом и его можно определить как психическое состояние, характеризующееся несоответствием между готовностью субъекта к действию и требованиями конкретной ситуации, что обусловливает пассивность, снижение волевого контроля, потерю гибкости поведения, вплоть до полной его дезорганизации.

Ф.С.Сафуанов выделяет сильное эмоциональное возбуждение как особое психическое состояние, способное дезорганизующе влиять на психическую деятельность и поведение человека.

Таким образом, если исходить из понимания психического состояния как интегральной характеристики психической деятельности, производной от внутренних (индивидуально-психологических) и внешних (ситуативных) факторов, то диагностика психического состояния требует: во-первых, анализа ситуации насилия с точки зрения ее стрессогенности/фрустрабельности; во-вторых, исследования устойчивых индивидуально-психологических особенностей жертвы насилия; в-третьих, анализа специфики психической деятельности и поведения жертвы как в период насилия, так и в последующий период.

Анализируя ситуацию насилия, следует выделить такие ее особенности, как конфликтность, неожиданность, экстремальность, реальность, динамизм. Как правило, ситуация насилия включает все эти компоненты и потому является в высшей степени стрессогенной, а в ряде случаев фрустрирующей.

Рассмотрим пример. Девочка-подросток в вечернее время возвращалась с дискотеки домой. В пустынном месте ее встретил незнакомый человек средних лет, который остановил ее и потребовал идти с ним для того, чтобы она вызвала его знакомую женщину. Девочка отказывалась, но незнакомец грубо схватил ее за руку и повел в сторону оврага. Там он, применяя физическое насилие и угрозы убийством, совершил в отношении нее действия сексуального характера.

В данном случае в ситуации отмечаются факторы неожиданности, конфликта мотивов участников ситуации, экстремальности (физическое и психическое насилие; интенсивность воздействия со стороны насильника; объективная трудность достижения цели (сохранения половой неприкосновенности и половой свободы), учитывая изолированность места происшествия и превосходство насильника в физической силе; неопределенность исхода, учитывая характер действий насильника). При этом жертва не могла усомниться в реальности его угроз. То есть объективно ситуация носила не только стрессогенный, но и фрустрирующий характер, поскольку была блокирована потребность девочки в безопасности, половой неприкосновенности, чести и достоинстве. Однако она была и субъективно безвыходной для жертвы в силу недостаточности потенциала совладания с фрустрирующими ситуациями. Это было связано, во-первых, с тем, что ранее девочка никогда не сталкивалась с подобными ситуациями и у нее отсутствовал специфический опыт их разрешения. Во-вторых, ей присущи индвидуально-психологические особенности, которые также определяют дефицит «совладательного потенциала»: скрытность, пессимистичность, мнительность, замкнутость, зависимость, мягкость, конформность, недостаточность активности при разрешении проблемных и конфликтных ситуаций. Это привело к легкости возникновения у нее состояния фрустрации, обусловившей неспособность к оказанию сопротивления и пассивность поведения.

Таким образом, при диагностике психического состояния обязателен анализ ситуации с точки зрения ее стрессогенности/фрустрабельности. Наличие стрессового/фрустрирующего характера ситуации является необходимым внешним условием (фактором) для возникновения экстремального эмоционального состояния жертвы.

Как отмечалось ранее, психические состояния детерминируются стабильными чертами личности, которые и определяют специфику симптомокомплекса психического состояния человека в неблагоприятных условиях. По данным Махнач А.В., наиболее важными приспособительными чертами к комплексу неблагоприятных факторов являются общительность, стабильная эмоциональность, интроверсия, доверительность в отношениях, устойчивость к неблагоприятным внешним воздействиям, самодостаточность, независимость, решительность, сдержанность, доверие (Махнач А.В., 1995). Следовательно, диагностика психического состояния предполагает исследование индивидуальных особенностей (внутреннего фактора), обусловливающих возникновение экстремального психического состояния в ситуации насилия.

Очевидно, что на данном этапе исследования возникает проблема психодиагностического инструментария, адекватного поставленным задачам. Рассматривая конкретные методы экспертного исследования, Сафуанов Ф.С. выделяет их в три группы. К первой им относятся методы, позволяющие получить L-данные (life record data), отражающие жизненный путь и особенности поведения субъекта (в частности, наблюдение, анализ материалов дела, иной документации). Ко второй – методы, позволяющие получить Q-данные (questionnaire data), такие как различные опросники (в том числе мультифакторные), шкалы и другие методы самооценки и самоотчета. К третьей группе относятся методы, позволяющие получить Т-данные (objective test data), являющиеся результатами непосредственно экспериментального исследования (18).

Необходимо особо подчеркнуть, что вряд ли возможно составить определенный, раз и навсегда закрепленный комплекс методов, который может и должен быть использован при производстве СПЭ, поскольку эксперт как носитель специальных познаний имеет право самостоятельного выбора метода исследования в зависимости от задач, поставленных перед ним в вопросах следователя (суда). Главное, чтобы эти методы были валидными и соответствовали целям и задачам экспертного исследования.

Как показывает экспертная практика, нередко жертвы насилия (в том числе сексуального) в силу имеющейся психотравмы далеко не всегда готовы к длительной работе с психологом-экспертом (отмечаются повышенная истощаемость, невысокая продуктивность интеллектуальной деятельности и т.п.). В ряде случаев из-за того, что испытуемый или испытуемая живут в отдаленных районах и по другим объективным причинам они также не имеют возможности работать длительное время. Это исключает возможность применения «больших» опросных методов (MMPI, 16-PF, ПДО Личко). В таких случаях весьма информативными могут быть Индивидуально-типологический опросник (ИТО) Л.Н.Собчик, имеющий две модификации (для взрослых и для детей), опросник акцентуаций Леонгарда-Шмишека (также имеющий детский вариант).

Если опросник Леонгарда-Шмишека достаточно подробно описан в литературе, широко применяется в психологической практике, то ИТО является относительно новым методом, заслуживающим особого внимания практических психологов.

Опросник базируется на концепции личности и теории ведущих
тенденций Л.Н.Собчик и позволяет диагностировать индивидуально-типологическую принадлежность и оценивать степень адаптированности конкретного испытуемого с различной степенью выраженности пограничных невротических расстройств. Представляет собой достаточно лаконичный и простой по содержанию опросник, который легко обрабатывается с помощью специального "Ключа-шаблона", после чего выявляются количественные оценки степени выраженности каждого индивидуально-типологического свойства (лабильность, экстраверсия, спонтанность, стеничность, ригидность, интроверсия, сензитивность, тревожность) и их сочетания. Графическое изображение соотношений этих свойств позволяет также понять степень компенсированности выплеснувшихся за границу нормы тенденций, трансформировавшихся в дезадаптивные проявления в виде клинических симптомов, Кроме того, приведенная схема позволяет судить о преобладающих социально-психологических тенденциях, выводимых из максимальных баллов соседствующих индивидуально-типологических свойств, а также об индивидуальном когнитивном стиле обследуемого испытуемого. Опросник отличается от большинства других малым количеством (всего 91) и простотой включенных в него утверждений, не вызывающих настороженности со стороны испытуемых, а также наличием шкал достоверности, позволяющих судить о надежности полученных результатов.

Следует отметить, что наши данные показали, что факторы ИТО и опросника Леонгарда-Шмишека обнаруживают достаточно высокую корреляцию.

Помимо ИТО, опросника Леонгарда-Шмишека, представляется целесообразным применение фрустрационного теста Розенцвейга, который позволяет выявлять тенденции разрешения конфликтных и затруднительных ситуаций, уровень социальной адаптации в проблемных ситуациях.

Если вернуться к упоминавшемуся примеру, то по данным ИТО, испытуемой свойственны слабый тормозимый тип нервной системы, выраженная интровертированность, социальная пассивность, сензитивность, тревожность, эмоциональная лабильность. Отмечается дисбаланс спонтанности-сензитивности (в сторону последней) и стеничности-тревожности (также с преобладанием последней). Это обусловливает зависимость, конформность, компромиссность.

Полученные данные сопоставимы с результатами опросника Леонгарда-Шмишека: у девочки выражены акцентуации по эмотивному, дистимичному и циклоидному типу (по 18 баллов) при явном дефиците гипертимности (6) и возбудимости (9). Это согласуется также и с результатами фрустрационного теста Розенцвейга (явная недостаточность экстрапунитивных реакций – Е=29,1 с преобладанием стремления самостоятельно решать проблемы – iNP=60,4, что приводит к низким показателям социальной адаптации в ситуации конфликта – GCR=18,2).

Таким образом, если говорить о внутреннем факторе, то упомянутая нами жертва сексуального насилия обладает низким потенциалом совладания с экстремальными ситуациями, обнаруживая высокую подверженность негативным эмоциональным состояниям (по типу фрустрации, психической напряженности).

Исследование внешнего и внутреннего факторов, детерминирующих психическое состояние в исследуемый период, позволяют сделать вывод о потенциальной возможности возникновения экстремального состояния у испытуемого/испытуемой в конкретной ситуации. Нас, тем не менее, интересуют и данные, которые отражали бы особенности состояния человека в юридически значимой ситуации (насилия, последующего расследования и т.д.).

Диагностика психического состояния сопряжена с большими трудностями: во-первых, существует континуум психических состояний и поэтому имеется вероятность постоянного взаимоперехода одного состояния в другое. Во-вторых, значительную сложность представляет собой опознание эмоциональных состояний по выразительным движениям в процессе наблюдения. Кроме того, не всегда имеется возможность непосредственного наблюдения за субъектом, а в ряде случаев (и при ретроспективной диагностике, в частности) оно вообще исключается. В-третьих, при самонаблюдении, в самоотчетах отмечаются значительные трудности в оценке человеком своего состояния, связанные как с индивидуальными различиями чувствительности, особенностями восприятия и самопонимания, так и с семантическими трудностями при описании состояния.

Специфику состояния могут выявить различные опросники и шкалы, однако их возможности ограничены. Это связано, во-первых, с небольшим количеством параметров исследуемых состояний, а во-вторых, с тем, что образ состояния у человека лишен “предметности”, слабо вербализован, менее ярок по сравнению с самим состоянием. Отсюда трудности при ответах на вопросы, их неточность и приблизительность. В данную группу методов входят широко известные опросник “Психическое напряжение” Т.А.Немчина, шкала САН А. Доскина, шкала реактивной тревожности Ч.Спилбергера (модификация Ханина), а также шкала психических Н.Курганского и СУПОС-8 (Братислава).

Наиболее информативными в исследовании психических состояний являются проективные методы. Среди них выделяется тест выбора цвета (ТВЦ) М.Люшера. Он является, по определению Пуховского Н.Н, “почти идеальным неструктурированным проективным тестом, т.к. испытуемый осуществляет выбор практически не имеющего формы стимульного материала, руководствуясь собственными критериями симпатии (антипатии) к цвету”2. В процессе выполнения теста человек проецирует свой “индивидуальный стиль эмоционально-потребностной и познавательной позиции деятельности”. При этом, цвет в роли стимула ассоциируется с теми или иными предметами и явлениями, выражая тем самым отношение субъекта к этим явлениям и предметам. ТВЦ позволяет диагностировать состояние человека, включая такие параметры, как актуальные потребности и проблемы, субъективную оценку существующего положения дел, сдерживаемые тенденции, а также источники стресса (понимаемого в широком смысле).

Предполагается, что механизмами соответствия цвета и эмоционального состояния являются механизмы синестезии. Причем, глубинный синестетический код универсален для различных культур.

При изучении и уточнении символических значений цветов путем выяснения их предпочтения в различных эмоциональных состояниях (с помощью суггестивной методики) было выявлено, что ТВЦ Люшера значимо дифференцирует различные эмоциональные состояния испытуемых, а также то, что различным эмоциональным состояниям соответствует разный характер цветовых предпочтений. Например, радость связана с желтым и красным цветами, но не с синим, коричневым и черным. Подавленность - с серым и синим, но не с красным и желтым цветами. Опасность связана с зеленым цветом, но при этом отвергаются черный и коричневый цвета. Состояние опьянения связывалось с желтым и красным цветами при неприятии коричневого и черного цветов2.

В экспертном исследовании, используя ТВЦ Люшера, мы можем разбивать криминальную ситуацию на большое количество этапов (но обязательно ключевых). Испытуемого просят описать свое состояние с помощью цветов, подбирая их таким образом, чтобы первый цвет наиболее соответствовал тому состоянию, которое переживал человек и далее в порядке убывания. Таким образом, мы получаем набор ранжировок основного варианта ТВЦ. Обработка результатов производится согласно известной процедуре. Следует подчеркнуть, что в отличие от классической схемы двукратного выбора цветов, при ретроспективном анализе производится однократный выбор цветов.

Как показало исследование, проведенное на материале 450 судебно-психологических экспертиз, выполненных в Южном региональном центре судебной экспертизы МЮ РФ, в ходе которых использовалось ранжирование основного набора ТВЦ Люшера, на первой стадии криминальной ситуации, соответствовавшей собственно аффектогенной (стрессовой) ситуации, первый ранг занимали черный (39.4%) и красный (21.2%) цвета; второй ранг - синий (36.4%) и красный (18.2%) цвета. Отвергаемые (7 и 8 ранги) принадлежали желтому и зеленому цветам. Если исходить из символики цвета (по Люшеру), то состояние на первой стадии можно охарактеризовать как экстремальное, выражающееся в реакции протеста против существующего положения дел при готовности действовать безрассудно и опрометчиво. Отмечаются также повышение уровня активации, возбуждение, экстравертированность (направленность вовне); на эмоциональном уровне - ярость, свирепость, тревога и враждебность1. Отвержение зеленого и желтого цветов может интерпретироваться как блокировка потребностей, стремление преодолеть препятствия, а также разочарование. Подобная картина адекватно отражает состояние, возникающее в ситуации блокировки ведущих потребностей, опасности. Исследование ранжировок, описывающих состояние на последующих стадиях криминальной ситуации, также отражает изменение содержания состояния, адекватно изменяющимся условиям.

Вернемся к примеру с девочкой-жертвой сексуального насилия. Образ пережитого ею состояния в период насилия ассоциировался со следующими цветами:

1 0 6 5 2 3 4

Указанная ранжировка отражает выраженно неустойчивое состояние, протестную реакцию на обстоятельства в связи с враждебностью окружения, тревогу, чувство обманутого доверия, ощущения своего положения как жертвы злой воли окружающих людей; пассивность, зависимость от других, ощущение приниженности при потребности в безопасности, избавлении от проблем.

ТВЦ Люшера позволяет более полно по сравнению со шкалами описать состояние человека в определенный период времени. Однако получаемая с его помощью характеристика весьма обобщена, не позволяет более детально выделить так называемый спектр состояния, который варьирует на разных стадиях развития ситуации и зависит от большого числа переменных как внешних, так и внутренних.

Для более углубленного анализа состояния в конкретный период, его динамики в ходе исследуемой ситуации нами был разработан метод опосредованной ретроспективной диагностики состояний (ОРДПС). В его основу был положен цветоассоциативный эксперимент, а также результаты проведенного исследования “эмоционального спектра” экстремальных состояний. В качестве стимульного материала был использован основной набор ТВЦ Люшера.

Методика опосредованной ретроспективной диагностики состояния включает в себя несколько этапов.

На первом этапе выделяются ключевые стадии развития криминальной ситуации. В зависимости от конкретного дела их количество может значительно варьировать. Применительно к исследованию состояния жертвы насилия целесообразно рассмотреть стадию возникновения опасности, стадию непосредственно насилия, а также последующую стадию. Немаловажно проанализировать и состояние на момент исследования.

На втором этапе испытуемый ранжирует цвета ТВЦ соответственно образу состояния, отмечавшегося у него на каждой стадии развития ситуации. Так, первый цвет в представлении подэкспертного максимально отражает (описывает) состояние, ассоциируется с ним. Затем испытуемый подбирает второй цвет, третий и так далее. Такая процедура проводится в отношении состояния субъекта на каждой стадии развития ситуации. Таким образом, получаются цветоассоциативные ряды, отражающие динамику психического состояния испытуемого в исследуемой ситуации.

На третьем этапе испытуемому предлагается перечень эмоций, переживаний и состояний, отражающих “эмоциональный спектр” экстремальных состояний (аффект, фрустрация, психическая напряженность, растерянность и т.д.). В перечень включаются и те эмоции и переживания, которые отмечал испытуемый в самоотчете (в ходе беседы). Обычно предъявляется набор из 16-22 эмоций и состояний. Они служат “эталонами”, с которыми впоследствии будут сопоставляться ранее полученные ранжировки. Испытуемый оценивает эти эмоции с помощью основного набора ТВЦ и полученные ранжировки рассматриваются как свойственные ему “эталонные” цветоассоциативные представления о тех или иных эмоциях, состояниях и переживаниях.

На четвертом этапе проводится сопоставление цветоассоциативного ряда, соответствующего состоянию испытуемого на определенной стадии развития исследуемой ситуации, с “эталонными” рядами эмоций, состояний и переживаний. Для этого используется формула вычисления коэффициента ранговой корреляции (по Спирмену).

6  (  )2

r = 1 - ------------- , где

n (n2 - 1)


 - разность рангов i-характеристики в ряду состояния на исследуемом этапе криминальной ситуации и в “эталонном” ряду;

n = 8 (число рангов, соответствующих основному набору ТВЦ).

Эта процедура проводится применительно к каждой стадии развития криминальной ситуации.

Полученные значения коэффициента ранговой корреляции свидетельствуют о близости состояния субъекта тем или иным эмоциональным переживаниям и состояниям, взятым в качестве параметров исследуемого состояния. Учитываются как положительные, так и отрицательные коэффициенты корреляции в диапазоне (0.26 - 1.00). При анализе каждого параметра состояния в динамике, на разных стадиях развития криминальной ситуации, значения коэффициента корреляции будут различны, что может являться показателем усиления или ослабления влияния каждой составляющей “эмоционального спектра” состояния человека, что определяет специфику состояния на каждой конкретной стадии.




оставить комментарий
страница1/4
Дата05.11.2011
Размер0.76 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх