Обзор судебной практики по гражданским делам за первый квартал 2011 года icon

Обзор судебной практики по гражданским делам за первый квартал 2011 года


Смотрите также:
Обзор судебной практики по вопросам социально- трудовых правоотношений...
Обзор кассационно-надзорной практики западно-сибирского окружного военного суда по гражданским...
Определение Судебной коллегии по гражданским делам...
Обзор судебной практики «Рассмотрение споров...
Верховный Суд Российской Федерации судебная коллегия по гражданским делам определение от 28 мая...
Доклад к квартальной коллегии...
Верховный Суд Российской Федерации судебная коллегия по гражданским делам определение от 23 июля...
Депутату Государственной Думы Российской Федерации Г. П. Хованской...
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе...
Бюллетень судебной практики по гражданским делам...
Доклад итоги работы судебной коллегии по гражданским...
Докладчик Лиджеева Л. Л. Постановление...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4   5   6   7
вернуться в начало
скачать

^ Решение суда первой инстанции по спору, вытекающему из пенсионных правоотношений, было отменено.

Решением пенсионного органа З. было отказано в назначении досрочной трудовой пенсии по старости в соответствии с п.п.19 п.1 ст.27 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» по мотиву отсутствия требуемого 25-летнего стажа педагогической работы. Специальный стаж определен в 05 лет 11 месяцев и 07 дней.

В специальный стаж работы, дающей право на досрочную трудовую пенсию, не были включены ряд периодов, в том числе периоды: работы с 02 сентября 1981 года по 11 февраля 1988 года в должности старшей пионервожатой в школе; работы с 06 декабря 1996 года по 23 июля 1997 года в должности учителя биологии и химии в ГУЗ «Республиканский детский противотуберкулезный санаторий» (далее по тексту - ГУЗ РДПТС); нахождения в отпуске по беременности и родам с 24 июля 1997 года по 10 декабря 1997 года во время работы в должности учителя биологии и химии в ГУЗ РДПТС; нахождения в отпуске по уходу за ребенком в возрасте до 1,5 лет с 11 декабря 1997 года по 31 августа 1998 года; работы с 01 сентября 1998 года по 21 сентября 2010 года в должности учителя биологии и химии в ГУЗ РДПТС.

Не согласившись с указанным решением пенсионного органа, З. обратилась в суд с иском о включении спорных периодов в специальный стаж и признании права на назначение досрочной трудовой пенсии.

Судом исковые требования З. в части включения в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим педагогическую деятельность в государственных и муниципальных учреждениях для детей периодов работы в ГУЗ РДПТС в должности учителя биологии и химии, нахождения в отпуске по беременности и родам во время работы в должности учителя биологии и химии в ГУЗ РДПТС были удовлетворены, в удовлетворении остальной части исковых требований отказано.

Судебная коллегия не согласилась с решением суда в части отказа истице в удовлетворении ее исковых требований по следующим основаниям.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 29 октября 2002 года были утверждены Список должностей и учреждений, работа в которых засчитывается в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим педагогическую деятельность в учреждениях для детей в соответствии с подпунктом 19 п. 1 ст. 27 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» и Правила исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим педагогическую деятельность в учреждениях для детей в соответствии с подпунктом 19 п.1 ст. 27 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации».

В указанном Списке имеется наименование должности «учитель» (п. 1), а также наименование учреждения здравоохранения «детские санатории всех наименований, в том числе для лечения туберкулеза всех форм» (п. 1.14).

Исходя из положения п.7 названных Правил, согласно которому работа в учреждениях здравоохранения, указанных в пункте 1.14 раздела «Наименование учреждений» Списка, куда входят детские санатории всех наименований, в том числе для лечения туберкулеза всех форм, засчитывается в стаж работы только в должностях воспитателя и старшего воспитателя, суд первой инстанции отказал в удовлетворении требования о включении периода работы в должности учителя в специальный стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости.

Постанавливая указанное решение, суд оставил без внимания и обсуждения юридически значимое обстоятельство, влияющее на правильность решения.

В соответствии с п. 13 Правил 2002 года в стаж засчитывается работа в должностях, указанных в списке, в ряде структурных подразделениях организаций (независимо оттого, предусмотрены эти организации в списке или нет), в том числе в общеобразовательных школах всех наименований (за исключением открытой (сменной) общеобразовательной школы); школах-интернатах.

Однако судом вопрос о наличии в детском противотуберкулезном санатории таких структурных подразделений не исследовался. В то же время истица в суде указывала на то, что, работая в должности учителя, она фактически исполняла такие же функции, что и учитель в школе.

Право педагогических работников на пенсию за выслугу лет было предусмотрено действовавшим до 1991 года законодательством, в частности, постановлением СМ СССР от 17 декабря 1959 года «О пенсиях за выслугу лет работникам просвещения, здравоохранения и сельского хозяйства».

Указанным постановлением утверждены Перечень учреждений, организаций и должностей, работа в которых дает право на пенсию за выслугу лет и Положение о порядке исчисления стажа для назначения пенсии за выслугу лет работникам просвещения и здравоохранения.

Работа в должностях и учреждениях, перечисленных в Перечне, подлежала безусловному включению в специальный стаж, дающий право на пенсию за выслугу лет. Однако в Перечне должности пионервожатого или старшего пионервожатого отсутствуют.

В соответствии с пунктом 2 Положения в стаж работы учителей и других работников просвещения подлежала включению работа в училищах, школах, пионерских лагерях и детских домах в качестве штатных пионервожатых.

Вместе с тем, эти периоды подлежали зачету лишь при соблюдении определенного п.4 Положения соотношения специального педагогического стажа работы, предусмотренной Перечнем, и иного стажа, предусмотренного Положением.

Для включения периода работы в качестве пионервожатого в специальный стаж лицо, претендующее на пенсию, должно было иметь стаж работы в должностях и учреждениях, включенных в Перечень, не менее 2/3 стажа, требуемого для назначения пенсии. В соответствии с Инструктивным письмом Министерства социального обеспечения РСФСР от 30 июня 1986 года № 1-63-И «О пенсиях за выслугу лет работникам просвещения и здравоохранения» этот стаж должен был составлять 16 лет 8 месяцев.

Поскольку на момент обращения З. за пенсией специальный стаж пенсионным органом установлен в 05 лет 11 месяцев и 07 дней, а при включении в специальный стаж судом первой инстанции периодов работы в должности учителя биологии и химии, нахождения в отпуске по беременности и родам, требуемый стаж в 16 лет и 8 месяцев не набирается, суд постановил решение об отказе во включении указанного периода в специальный стаж.

Исходя из того, что решение вопроса о включении в специальный стаж периода работы в должности учителя непосредственно влияет на разрешение вопроса о включении в стаж периода работы в должности старшей пионервожатой, решение суда в указанной части, а также в части отказа в назначении досрочной трудовой пенсии по старости было отменено с направлением дела на повторное рассмотрение в суд первой инстанции (Шемуршинский районный суд Чувашской Республики, дело №33-946/2011 г.).


^ Период обучения в учебном заведении в страховой стаж не засчитывается.

А. обратилась в суд с иском к пенсионному органу о возложении обязанности включить период обучения в Высшей партийной школе с 01 сентября 1988 года по 01 июля 1990 года в страховой стаж для перерасчета пенсии и валоризации.

В обоснование заявленных требований указала, что она поступила на учебу по направлению райкома КПСС. Период учебы ей оплачивался. После окончания учебы она вернулась для работы в райком КПСС.

Разрешая спор, суд установил, что А. работала инструктором отдела пропаганды и агитации райкома КПСС. 31 августа 1988 года она была освобождена от должности в связи с направлением на учебу в Высшую партийную школу, где проходила обучение с 01 сентября 1988 года по 01 июля 1990 года. 01 августа 1990 года была принята в резерв райкома КПСС.

Постанавливая решение о включении периода учебы в страховой стаж, суд исходил из того, что в соответствии с п.п. «и» п. 109 Положения о порядке назначения и выплаты государственных пенсий, утвержденного постановлением Совета Министров СССР от 03 августа 1972 года № 590, ст. 91 Закона РСФСР от 20 ноября 1990 года № 340-1 «О государственных пенсиях в Российской Федерации» периоды обучения подлежали включению в общий трудовой стаж, а в соответствии с правовой позицией, изложенной в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 29 января 2004 года, изменения в законодательстве не могут служить основанием для ухудшения условий реализации права на пенсионное обеспечение.

Судебная коллегия не согласилась с данными выводами суда первой инстанции, указав, что при рассмотрении дела судом первой инстанции не было учтено следующее.

Федеральный закон «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», вступивший в силу с 1 января 2002 года, устанавливает основания возникновения и порядок реализации прав граждан Российской Федерации на трудовые пенсии.

В соответствии со ст. 31 указанного Федерального закона со дня вступления его в силу утрачивают силу Закон Российской Федерации «О государственных пенсиях в Российской Федерации» и Федеральный закон «О порядке исчисления и увеличения государственных пенсий», а другие федеральные законы, принятые до дня вступления в силу данного Федерального закона и предусматривающие условия и нормы пенсионного обеспечения, применяются в части, не противоречащей Федеральному закону «О трудовых пенсиях в Российской Федерации».

Согласно ст. 10 Федерального закона в страховой стаж включаются периоды работы и (или) иной деятельности, которые выполнялись на территории Российской Федерации, при условии, что за эти периоды уплачивались страховые взносы в Пенсионный фонд Российской Федерации.

Ст. 11 Федерального закона предусмотрены иные периоды, которые засчитываются в страховой стаж. Перечень этих периодов является исчерпывающим. Согласно данной правовой норме период обучения в учебном заведении в этот стаж не засчитывается.

Период обучения в партшколе не мог быть отнесен к периодам работы по мотивам того, что он фактически являлся курсами повышения квалификации. Из материалов дела следовало, что в период обучения в партшколе истице выплачивалась не заработная плата по месту работы, а стипендия по месту учебы, на период обучения она была уволена с места работы, а по окончании вновь принята на работу. Само по себе предоставление слушателю партшколы дополнительных льгот в виде установления размера стипендии в размере заработной платы, получаемой до учебы, взыскание со стипендии подоходного налога, не приравнивает учебу к трудовой деятельности.

Выводы суда о необходимости сохранения прав, ранее предоставлявшихся законодательством, судебная коллегия также признала неправильными, указав, что в ранее действовавшем законодательстве речь шла о включении учебы в трудовой стаж, а не в страховой.

В Федеральном законе «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» наряду с понятием «страховой стаж» для определения порядка исчисления расчетного размера трудовой пенсии, величины расчетного пенсионного капитала и стажевого коэффициента, влияющего на расчетный размер трудовой пенсии, применяется и понятие «общий трудовой стаж».

Так в силу п.2 ст. 30 Федерального закона № 173-ФЗ, в редакции, действующей с 01 января 2010 года, расчетный размер трудовой пенсии при оценке пенсионных прав застрахованного лица может определяться по выбору застрахованного лица либо в порядке, установленном пунктом 3 настоящей статьи, либо в порядке, установленном пунктом 4 настоящей статьи, либо в порядке, установленном пунктом 6 настоящей статьи.

Как следует из материалов дела, расчетный размер трудовой пенсии, определен А. в порядке, установленном п.3 данной статьи, который возможность включения периода учебы в общий трудовой стаж не предусматривает.

При определении же расчетного размера трудовой пенсии в порядке, установленном п.4, период обучения может быть включен в общий трудовой стаж.

Однако истицей требование было заявлено о включении периода учебы в страховой стаж.

Суд первой инстанции, разрешая спор, отождествил институты страхового и общего трудового стажа и необоснованно включил период обучения в страховой стаж (Цивильский районный суд Чувашской Республики, дело № 33-815/2011 г.).


^ В случае несогласия с решением пенсионного органа гражданин вправе обжаловать его в вышестоящий пенсионный орган и (или) оспорить в суде.

А. обратился в суд с иском к пенсионному органу о включении в трудовой стаж периодов работы в колхозе и перерасчете назначенной пенсии.

Требования были мотивированы тем, что он в период с 01 января 1945 года по 31 декабря 1948 года работал в колхозе. Осуществление им в указанный период трудовой деятельности полностью подтверждается показаниями свидетелей, однако при обращении в пенсионный орган в установлении трудового стажа ему было отказано.

Отказывая А. в принятии данного искового заявления, суд исходил из того, что требования истца о включении в трудовой стаж периодов работы в колхозе с 1945 года по 1948 год и перерасчете назначенной пенсии уже являлись предметом судебного разбирательства, и при этом вступившим в законную силу решением суда в удовлетворении указанных требований было отказано.

Судебная коллегия не согласилась с данным выводом суда первой инстанции, указав, что судом первой инстанции не было учтено следующее обстоятельство.

В пункте 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 2005 года № 25 «О некоторых вопросах, возникших у судов при рассмотрении дел, связанных с реализацией гражданами права на трудовые пенсии» разъяснено, что в случае несогласия с решением пенсионного органа гражданин вправе обжаловать его в вышестоящий пенсионный орган (по отношению к органу, вынесшему соответствующее решение) и (или) оспорить в суде (п. 7 ст. 18 Федерального закона № 173-ФЗ).

Исходя из указанных разъяснений, каждое решение органа, осуществляющего пенсионное обеспечение, может являться самостоятельным предметом судебного разбирательства.

Как усматривается из решения суда от 14 июня 2005 года, предметом судебного разбирательства по ранее предъявленному А. иску являлся отказ пенсионного органа в установлении А. стажа работы по свидетельским показаниям Т. и Ш.

Обращаясь в суд с настоящим иском, А. указывал на оспаривание им решения пенсионного органа от 31 декабря 2010 года, принятого на основании представленных А. новых документов, в частности письменных показаний свидетелей Ф. и Ч., имеющих, по его мнению, документальное подтверждение своего трудового стажа в период с 1945 года по 1948 год.

Поскольку вступившее в законную силу решение суда от 14 июня 2005 года не препятствовало А. в подаче в пенсионный орган нового заявления об установлении стажа работы с приложением иных доказательств и в обжаловании решения пенсионного органа, принятого на основании таких доказательств, определение суда первой инстанции было отменено с возвращением материала в суд первой инстанции со стадии принятия заявления к производству суда (Урмарский районный суд Чувашской Республики, дело №33-845/2011 г.).


В соответствии с пунктом 4 ст. 7 указанного Закона порядок и условия присвоения звания «Ветеран труда» определяются законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации.

У. обратилась в суд с заявлением о признании незаконным отказа отдела социальной защиты населения района г.Чебоксары (далее по тексту - отдел социальной защиты населения) в принятии и направлении документов на присвоение звания «Ветеран труда» в Министерство здравоохранения и социального развития Чувашской Республики.

Заявление было мотивировано тем, что ею в отдел социальной защиты населения было подано заявление о присвоении звания «Ветеран труда» в связи с ее награждением знаком «За добросовестный труд в потребительской кооперации России» и Почетной грамотой Совета Центросоюза Российской Федерации. Однако отдел социальной защиты населения отказал в принятии документов и направлении их в Министерство здравоохранения и социального развития Чувашской Республики для присвоения звания «Ветеран труда», указав, что отличительным знаком и почетной грамотой она была награждена не от имени федерального органа государственной власти, как того требует законодательство. По ее мнению, имеющиеся у нее отличительный знак и почетная грамота являются наградами федерального уровня и поэтому она имеет право на присвоение звания «Ветеран труда».

Судом в удовлетворении требований У. было отказано.

Проверив решение суда в пределах доводов кассационной жалобы У., судебная коллегия пришла к следующему.

Согласно пункту «ж» ч. 1 ст. 72 Конституции Российской Федерации вопросы социальной защиты населения находятся в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

В силу пункта 1 ст. 7 Федерального закона от 12 января 1995 года № 5-ФЗ (с последующими изменениями) «О ветеранах» ветеранами труда являются лица, имеющие удостоверение «Ветеран труда»; награжденные орденами или медалями, либо удостоенные почетных званий СССР или Российской Федерации, либо награжденные ведомственными знаками отличия в труде и имеющие трудовой стаж, необходимый для назначения пенсии по старости или за выслугу лет; лица, начавшие трудовую деятельность в несовершеннолетнем возрасте в период Великой Отечественной войны и имеющие трудовой стаж не менее 40 лет для мужчин и 35 лет для женщин.

В соответствии с пунктом 4 ст. 7 указанного Закона порядок и условия присвоения звания «Ветеран труда» определяются законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации.

В порядке реализации указанного правомочия постановлением Кабинета Министров Чувашской Республики от 16 сентября 2005 года № 226 был утвержден Порядок и условия присвоения звания «Ветеран труда» и выдачи удостоверения «Ветеран труда».

В соответствии с п.2 указанного Порядка лица, претендующее на присвоение звания «Ветеран труда», подают заявление согласно приложению №1 к настоящему Порядку и представляют документы, являющиеся основанием для присвоения звания, перечисленные в пункте 2 настоящего Порядка, и одну фотографию размером 3х4 см в территориальные органы Министерства здравоохранения и социального развития Чувашской Республики в муниципальных образованиях Чувашской Республики. Прием документов от лиц, претендующих на присвоение звания «Ветеран труда», и их оформление производится специально назначенным работником отдела. Принятые и зарегистрированные документы направляются для подготовки решения в Министерство здравоохранения и социального развития (п.4 Порядка). Министерство изучает материалы и готовит решение для внесения в Кабинет Министров Чувашской Республики или уведомление об отказе в присвоении звания «Ветеран труда Чувашской Республики» (п.5 Порядка).

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд исходил из того, что представленные У. документы не дают ей право на присвоение звания «Ветеран труда» Вместе с тем, исследование вопроса о праве У. на присвоение звания «Ветеран труда» являлось правомерным при оспаривании отказа в присвоении такого звания, вынесенного надлежащим органом или должностным лицом.

Исходя из предмета заявленного требования (признание отказа отдела социальной защиты населения в принятии заявления и направлении его в Министерство здравоохранения и социального развития Чувашской Республики для принятия соответствующего решения), юридически значимым обстоятельством являлось определение полномочий отдела по отказу в принятии документов на присвоение звания «Ветеран труда» и направлении их в Министерство здравоохранения и социального развития по мотиву отсутствия у лица права на присвоение такого звания, то есть на разрешение заявления по существу.

Однако судом этого сделано не было, из указанного выше постановления Кабинета Министров Чувашской Республики от 16 сентября 2005 года № 226 такие полномочия не усматриваются, какие-либо выводы и доказательства в подтверждении такого права в решении не приведено.

Поскольку юридически значимое для разрешения спора обстоятельство судом на обсуждение сторон не ставилось и не устанавливалось, решение суда первой инстанции было отменено с направлением дела на повторное рассмотрение в тот же суд (Московский районный суд г.Чебоксары Чувашской Республики, дело № 33-294/2011 г.).


Федеральный закон «О ветеранах» устанавливает различные меры социальной поддержки участников Великой Отечественной войны и приравненных к ним лиц, разделяя их на отдельные категории.

И. обратился в суд с иском к отделу социальной защиты населения района Чувашской Республики о признании отказа в выдаче ему свидетельства о праве на получение единовременной денежной выплаты на строительство или приобретение жилого помещения незаконным и признании за ним права на получение единовременной денежной выплаты.

Исковые требования мотивировал тем, что состоит на учете на получение жилья с 2009 года в администрации района в качестве нуждающегося в улучшении жилищных условий. Отделом социальной защиты населения района ему отказано в выдаче свидетельства о праве на получение единовременной денежной выплаты на строительство или приобретение жилого помещения. Поскольку он является участником Венгерских событий 1956 года и федеральным законодательством приравнен к участникам Великой Отечественной войны, считает, что имеет право на меры социальной поддержки, установленные ст. 15 Федерального закона «О ветеранах».

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования И., суд первой инстанции исходил из того, что истец приравнен по объему льгот и компенсаций к участникам Великой Отечественной войны.

Судебная коллегия не согласилась с данным выводом суда первой инстанции, указав, что анализ законодательства дает основание сделать вывод о том, что законодатель, наделяя ту или иную указанную в Законе «О ветеранах» категорию лиц льготами, что и участников Великой Отечественной войны, вместе с тем не идентифицирует их с участниками Великой Отечественной войны, то есть не приравнивает их к таковым в полном объеме.

В приложении к Федеральному закону «О ветеранах» указано, что на лиц, принимавших участие в войнах и боевых действиях в государствах (на территориях) и в обороне городов, указанных в разделах 1 и 2 Перечня государств, городов, территорий и периодов ведения боевых действий с участием граждан Российской Федерации, распространяется действие статей 2 и 4 Федерального закона «О ветеранах». В разделе 1 данного Перечня указаны и боевые действия в Венгрии в 1956 году.

Вместе с тем, Федеральный закон «О ветеранах» устанавливает различные меры социальной поддержки участников Великой Отечественной войны и приравненных к ним лиц, разделяя их на отдельные категории. При этом меры социальной поддержки названных лиц в вопросе обеспечения жильем разняться.

Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в определении №89-О от 4 апреля 2006 года, Федеральный закон «О ветеранах» с учетом заслуг перед Отечеством особо выделяет категории военнослужащих и иных лиц, имеющих статус участника Великой Отечественной войны, перечисленных в подпунктах «а» - «и» подпункта 1 пункта 1 ст.2.

Ст. 2 Федерального закона от 12 января 1995 года № 5-ФЗ (в ред. от 06 мая 2010 года) «О ветеранах» содержит понятие ветерана Великой Отечественной войны, и в этой статье дан перечень лиц, кто относится к ветеранам Великой Отечественной войны. В данный перечень не включены участники боевых действий в Венгрии 1956 года.

В пункте 1 Указа Президента Российской Федерации от 7 мая 2008 года № 714 (в ред. от 09 января 2010 года) «Об обеспечении жильем ветеранов Великой Отечественной войны 1941 – 1945 годов» постановлено считать необходимым завершить обеспечение жильем нуждающихся в улучшении жилищных условий ветеранов Великой Отечественной войны, членов семей погибших (умерших) инвалидов и участников Великой Отечественной войны, имеющих право на соответствующую поддержку согласно Федеральному закону от 12 января 1995 года № 5-ФЗ «О ветеранах».

Истец основывал свои исковые требования на положениях данного Указа. Между тем суд не учел, что в данном нормативном акте очерчен круг лиц, которым необходимо завершить обеспечение жильем - ветераны Великой Отечественной войны. Венгерские события 1956 года не входят в период Великой Отечественной войны. Статья 2 закона «О ветеранах» в числе ветеранов Великой Отечественной войны участников событий в Венгрии 1956 года не называет. В связи с чем суду следовало обсудить вопрос о том, имеет ли данный нормативный акт целевое назначение и подлежит ли обеспечению истец жильем в рамках реализации Указа Президента Российской Федерации от 7 мая 2008 года № 714.

Согласно постановлению Кабинета Министров Чувашской Республики от 16 ноября 2007 года № 289 (в ред. от 09 сентября 2010 года) «О порядке предоставления единовременных денежных выплат на строительство или приобретение жилых помещений гражданам, имеющим право на улучшение жилищных условий в соответствии с Федеральными законами «О ветеранах» и «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» уполномоченными исполнительными органами государственной власти Чувашской Республики по предоставлению названным категориям граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий, единовременной денежной выплаты на строительство или приобретение жилого помещения являются Министерство здравоохранения и социального развития Чувашской Республики и Министерство градостроительства и развития общественной инфраструктуры Чувашской Республики. Распорядителем средств, направляемых на предоставление единовременной денежной выплаты гражданам названной категории, является Министерство градостроительства и развития общественной инфраструктуры Чувашской Республики. Однако Минстрой Чувашии к участию в деле привлечен не был и его позиция по данному делу судом не была выяснена.

Кроме того, в соответствии с п.2.7 названного постановления свидетельство о праве на получение единовременной денежной выплаты на строительство или приобретение жилого помещения оформляет Минздравсоцразвития Чувашии, которое формирует сводный список граждан – получателей мер социальной поддержки по обеспечению жильем, состоящий из двух разделов, в первый из которых включаются граждане, участники и инвалиды Великой Отечественной войны и члены семей погибших (умерших) участников и инвалидов Великой Отечественной войны. Во второй список включаются иные категории граждан, подлежащие обеспечению жильем в соответствии с указанными выше Федеральными законами. Предоставление гражданам единовременных денежных выплат производится в порядке очередности, исходя из даты постановки их на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий (п.2.1). Однако суд не выяснил, обращался ли к ответчику истец о включении его в Общереспубликанский список получателей единовременной выплаты на строительство и приобретение жилого помещения, состоит ли истец в Сводном списке граждан Чувашской Республики на получение мер социальной поддержки, который формируется Министерством здравоохранения и социального развития Чувашской Республики, а если состоит, то в каком списке и под каким номером, и подошла ли его очередь на получение мер социальной поддержки; выделены ли средства из федерального бюджета в бюджет Чувашской Республики на обеспечение жильем именно той категории граждан, к которой отнесен истец (Моргаушский районный суд Чувашской Республики, дело № 33-544/2011г.).


Практика рассмотрения дел по спорам, возникающим

из обязательств вследствие причинения вреда


Неправильное установление судом первой инстанции обстоятельств, имеющих юридическое значение, повлекло отмену решения суда первой инстанции по спору о возмещении материального вреда.

С.Р. обратилась в суд с иском к индивидуальному предпринимателю М. о взыскании материального ущерба в виде расходов на погребение и поминки, компенсации морального вреда.

Исковые требования мотивировала тем, что с ее мужем С.Н. произошел несчастный случай на производстве во время нахождения в командировке в Московской области. С.Н. находился в трудовых отношениях с индивидуальным предпринимателем М.

Судом исковые требования С.Р. были удовлетворены частично.

Судебная коллегия не согласилась с решением суда первой инстанции в части удовлетворения требований С.Р. о возмещении расходов на погребение, поминки умершего, расходов по судебной медицинской экспертизе, указав, что при разрешении указанных требований суду следовало установить, являлся ли С.Н. застрахованным лицом в порядке обязательного страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний в соответствии с Федеральным законом «Об обязательном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний». Это обусловлено тем, что ответственность работодателя (страхователя) по возмещению материального вреда в связи с несчастным случаем на производстве наступает только при не осуществлении страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний. От установления указанного обстоятельства зависит, является ли работодатель надлежащим ответчиком по исковым требованиям о возмещении материального ущерба.

Кроме того, в материалах дела не содержались надлежащим образом заверенные копии документов о несении истцом расходов на погребение и поминки умершего, на оплату проведения судебно-медицинской экспертизы. Имеющиеся в материалах дела незаверенные ксерокопии документов не могли быть положены в основу решения суда о взыскании в пользу истца сумм материального ущерба.

Суд первой инстанции взыскал в пользу истца расходы на погребение, поминки исходя из незаверенных ксерокопий товарных чеков, включая расходы на приобретение алкогольных напитков. Возмещение расходов на алкогольные напитки, не отвечает требованиям действующего гражданского законодательства, предусматривающего возмещение только необходимых расходов на погребение лицу, понесшему эти расходы.

Решение суда в указанной части было отменено с направлением дела на новое рассмотрение в тот же суд (Московский районный суд г.Чебоксары Чувашской Республики, дело №33-887/2011 г.).


^ Процессуальные вопросы


Судебное решение является актом правосудия, окончательно разрешающим дело, и его резолютивная часть должна содержать исчерпывающие выводы, вытекающие из установленных в мотивировочной части фактических обстоятельств.

Прокурор обратился в суд с иском в интересах неопределенного круга лиц к обществу к ограниченной ответственностью, администрации города о возложении на общество обязанности произвести ямочный ремонт участка проезжей части автодороги города.

В обоснование заявленных требований прокурор указал, что актом комиссионного обследования было установлено, что участок проезжей части автодороги города требует ямочного ремонта, то есть состояние проезжей части автодороги не соответствует требованиям к эксплуатационному состоянию, обеспечивающему безопасность дорожного движения. В соответствии с муниципальным контрактом, заключенным между заказчиком в лице администрации города и исполнителем в лице общества, из городского бюджета обществу были выделены денежные средства на выполнение полного комплекса работ по содержанию автомобильных дорог, предусматривающего также проведение ямочного ремонта автодорог в городе. Однако необходимые ремонтные работы на названном участке автодороги исполнителем работ по муниципальному контракту не проводились.

Судом требование прокурора было удовлетворено.

Судебная коллегия отменила указанное решение суда первой инстанции, указав, что при разрешении спора судом были нарушены нормы процессуального права.

В соответствии со ст.3 ГПК РФ заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов. Эти предписания в части соблюдения установленного законом порядка распространяются и на случаи обращения в суд прокурора с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов лиц, указанных в ч.1 ст. 45 ГПК РФ.

Как следовало из дела, суд первой инстанции принял к производству не соответствующее требованиям процессуального закона исковое заявление прокурора, а впоследствии не уточнил фактические обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела.

Иск был предъявлен в суд прокурором в защиту интересов неопределенного круга лиц, проживающих в городе, с целью защиты их прав на безопасное пользование автодорогами местного значения.

Согласно ст. 13 Федерального закона от 8 ноября 2007 года № 257-ФЗ «Об автомобильных дорогах и о дорожной деятельности в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (с изменениями и дополнениями) ремонт, содержание автомобильных дорог местного значения отнесено к полномочиям органов местного самоуправления в области использования автомобильных дорог и осуществления дорожной деятельности.

Между тем, как следовало из текста искового заявления, требование о возложении на общество обязанности осуществить ремонт автодороги прокурор предъявил к ответчику в лице ООО. К органу местного самоуправления какого-либо материально-правового требования прокурором не было заявлено, несмотря на указание его соответчиком по его иску.

Адресованное к ООО и имеющее целью защиту прав и интересов неопределенного круга лиц требование было заявлено в суд по мотиву неисполнения ответчиком договорного обязательства, причем без какого-либо обоснования и представления доказательств того, что проведение ямочного ремонта в объеме 1500 кв.м, как это предусматривалось в приложении к муниципальному контракту, включало в себя и проведение работ на названном в исковом заявлении участке автодороги, и что выделенные исполнителю работ финансовые средства были достаточны для осуществления этих работ.

Обязанность ООО выполнить комплекс работ по содержанию автодорог и инженерных сооружений в городе вытекало из условий муниципального контракта между администрацией города и ООО, и по условиям указанного гражданского - правового договора с учетом положений ст. 307 Гражданского кодекса РФ ООО было ответственно за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по договору перед заказчиком работ, а не перед неопределенным кругом лиц.

Эти обстоятельства при рассмотрении и разрешении данного спора судом первой инстанции не были учтены, и при разрешении спора суд исходил лишь из установления того, что участок проезжей части автодороги местного значения требует ремонта, и что имеется муниципальный контракт.

Судебное решение является актом правосудия, окончательно разрешающим дело, и его резолютивная часть должна содержать исчерпывающие выводы, вытекающие из установленных в мотивировочной части фактических обстоятельств. В связи с этим в ней должно быть четко и понятно сформулировано, что именно постановил суд, кто и какие конкретно действия и в чью пользу должен произвести. Должны быть разрешены и остальные вопросы, указанные в законе, с тем, чтобы решение не вызывало неясностей и споров при исполнении.

Судебная коллегия пришла к выводу, что резолютивная часть решения не отвечает этим требованиям процессуального закона.

В частности, из решения не было ясно, выполнение какого конкретно объема работ судом возложено на ответчика, и в течение какого конкретно срока должны быть совершены возложенные на ответчика действия.

(Шумерлинский районный суд Чувашской Республики, дело № 33-312/2011 г.).





оставить комментарий
страница5/7
Дата05.11.2011
Размер1.32 Mb.
ТипОбзор, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх