Обзор судебной практики по гражданским делам за первый квартал 2011 года icon

Обзор судебной практики по гражданским делам за первый квартал 2011 года


Смотрите также:
Обзор судебной практики по вопросам социально- трудовых правоотношений...
Обзор кассационно-надзорной практики западно-сибирского окружного военного суда по гражданским...
Определение Судебной коллегии по гражданским делам...
Обзор судебной практики «Рассмотрение споров...
Верховный Суд Российской Федерации судебная коллегия по гражданским делам определение от 28 мая...
Доклад к квартальной коллегии...
Верховный Суд Российской Федерации судебная коллегия по гражданским делам определение от 23 июля...
Депутату Государственной Думы Российской Федерации Г. П. Хованской...
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе...
Бюллетень судебной практики по гражданским делам...
Доклад итоги работы судебной коллегии по гражданским...
Докладчик Лиджеева Л. Л. Постановление...



Загрузка...
страницы:   1   2   3   4   5   6   7
скачать
Обзор судебной практики по гражданским делам

за первый квартал 2011 года


Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда Чувашской Республики (далее по тексту – судебная коллегия) проведен анализ судебной практики в суде кассационной инстанции и изучены наиболее часто встречающиеся причины отмен и изменения в кассационном порядке решений и определений районных (городского) судов республики за первый квартал 2011 года.

Анализ судебной практики свидетельствует, что причины отмены и изменения судебных постановлений, в основном, заключаются в ненадлежащей подготовке дел к судебному разбирательству, поверхностном исследовании материалов гражданских дел, неправильном применении норм материального и процессуального права.


Практика рассмотрения дел по спорам возникающим из договорных правоотношений.


Отсутствие государственной регистрации перехода права собственности на недвижимое имущество к покупателю не является основанием для признания недействительным договора продажи недвижимости, заключенного между этим покупателем и продавцом.

К. обратился в суд с иском к администрации сельского поселения о признании права собственности на объект недвижимости.

Исковые требования были мотивированы тем, что 22 октября 2003 года между ним и сельскохозяйственным производственным кооперативом был заключен договор купли-продажи, по условиям которого им было приобретено в собственность гидротехническое сооружение в виде скважины с водонапорной башней. После приобретения гидротехнического сооружения он использовал его для водоснабжения принадлежащего ему и находящегося рядом с данным сооружением пивоваренного цеха, поддерживал его в надлежащем техническом состоянии. В настоящее время СХПК ликвидировано, в связи с чем не представляется возможным осуществить государственную регистрацию перехода права собственности на гидротехническое сооружение что не дает ему в полной мере реализовать права собственника.

Отказывая К. в удовлетворении исковых требований, суд пришел к выводу, что договор купли-продажи скважины с водонапорной башней был заключен с нарушением установленных требований законодательства, является ничтожным, не соответствующим требованиям закона. При этом суд исходил из того, что право собственности продавца имущества (СХПК) на спорное имущество не было зарегистрировано, договор купли-продажи не прошел государственную регистрацию.

Судебная коллегия не согласилась с данными выводами суда первой инстанции, указав, что судом при разрешении спора не было учтено следующее.

Согласно п.2 ст. 218 ГК РФ право собственности на имущество, которое имеет собственника, может быть приобретено другим лицом на основании договора купли-продажи, мены, дарения или иной сделки об отчуждении этого имущества.

В силу п.1 и 2 ст.209 ГК РФ собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом. Собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе и отчуждать свое имущество в собственность другим лицам.

Как следовало из материалов дела, скважина с водонапорной башней, 1964 года бурения, находилась на балансе кооператива, следовательно, право собственности на нее у кооператива возникло еще до вступления в силу Федерального закона от 21 июля 1997 года №122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество», вступившего в законную силу 31 января 1998 года.

Согласно ст.6 указанного Федерального закона права на недвижимое имущество, возникшие до момента вступления в силу Федерального закона, признаются юридически действительными при отсутствии их государственной регистрации, введенной Федеральным законом. Государственная регистрация таких прав проводится по желанию их обладателей.

Отсутствие государственной регистрации права собственности продавца на недвижимость на дату заключения договора купли-продажи само по себе не влияет на действительность такого договора как основания возникновения соответствующего обязательства, так как согласно ст.551 ГК РФ подлежит регистрации лишь переход права собственности на недвижимость, договор купли-продажи водонапорной башни не требует государственной регистрации.

Вывод суда о ничтожности договора купли-продажи от 22 октября 2003 года в виду отсутствия государственной регистрации противоречит и п. 60 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29 апреля 2010 года № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», согласно которому отсутствие государственной регистрации перехода права собственности на недвижимое имущество к покупателю не является основанием для признания недействительным договора продажи недвижимости, заключенного между этим покупателем и продавцом. После передачи владения недвижимым имуществом покупателю, но до государственной регистрации права собственности покупатель является законным владельцем этого имущества и имеет право на защиту своего владения на основании ст. 305 ГК РФ.

Согласно ст. 454 ГК РФ по договору купли-продажи одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель обязуется принять товар и уплатить за него определенную денежную сумму (цену).

Из материалов дела следовало, что СХПК исполнил обязательство по передаче гидротехнического сооружения, а К. исполнил обязательство по оплате стоимости купленного объекта.

Согласно договору купли-продажи подписанием договора обязательство по передаче вышеуказанной скважины покупателю и обязательство покупателя принять ее считаются исполненными без составления передаточного акта. Исполнение обязательств подтверждается и фактическим использованием указанной скважины с водонапорной башней после продажи именно истцом.

До ликвидации кооператива стороны договора купли-продажи не обратились с заявлением о регистрации перехода права собственности на имущество. В связи с ликвидацией одной стороны такое обращение ввиду отсутствия одной стороны становится невозможным.

Судебной коллегией по делу было вынесено новое решение об удовлетворении исковых требований К. (Моргаушский районный суд Чувашской Республики, дело № 33-193/2011 г.).


В соответствии со ст.622 Гражданского кодекса РФ при прекращении договора аренды арендатор обязан вернуть арендодателю имущество в том состоянии, в котором он его получил, с учетом нормального износа или в состоянии, обусловленном договором. Если арендатор не возвратил арендованное имущество либо возвратил его несвоевременно, арендодатель вправе потребовать внесения арендной платы за все время просрочки. В случае, когда указанная плата не покрывает причиненных арендодателю убытков, он может потребовать их возмещения.

К. обратилась в суд с иском к Б. о взыскании суммы долга и неустойки.

В обоснование заявленных требований указала, что между ней (арендодатель) и Б. (арендатор) был заключен договор аренды, по условиям которого она передала ответчице по акту приема-передачи во временное владение и пользование нежилое помещение, принадлежащее ей на праве собственности. Срок аренды был установлен с 18 мая 2010 года по 18 сентября 2010 года. Ежемесячная арендная плата за пользование объектом аренды была в 43660 руб. месяц. Актом приема-передачи от 18 мая 2010 года объект недвижимого имущества был передан арендатору. Ответчица свои обязанности по договору аренды исполняла ненадлежащим образом, в связи с чем за ней образовалась задолженность. До настоящего времени объект аренды не сдан ей по акту приема-передачи. Просила взыскать с Б. задолженность по внесению арендной платы, неустойку за просрочку внесения арендной платы за период с 22 мая 2010 года по 08 декабря 2010 года, сумму долга за пользование объектом аренды после истечения срока действия договора аренды за период с 19 сентября 2010 года по 08 декабря 2010 года, проценты за пользование чужими денежными средствами за несвоевременное внесение платы за пользование объектом аренды после истечения срока действия договора аренды за период с 19 сентября 2010 года по 08 декабря 2010 года, неустойку за несвоевременный возврат объекта аренды за период с 24 сентября 2010 года по 08 декабря 2010 года.

Судом в удовлетворении исковых требований К. о взыскании долга за пользование объектом аренды после истечения срока действия договора за период с 19 сентября 2010 года по 08 декабря 2010 года, процентов за пользование чужими денежными средствами за несвоевременное внесение арендной платы за пользование объектом аренды после истечения срока действия договора было отказано.

При этом, отказывая в удовлетворении указанных исковых требований, суд первой инстанции сослался на положение договора аренды, в соответствии с которым срок аренды недвижимого имущества был определен по 18 сентября 2010 года, и которым было предусмотрено, что по истечении срока аренды действие договора прекращается.

Суд пришел к выводу об отсутствии у истицы права требовать с ответчика оплаты аренды, и отсутствии оснований для взыскания с ответчицы процентов за пользование чужими денежными средствами за период после истечения срока действия договора.

Судебная коллегия признала указанные выводы суда первой инстанции ошибочными по следующим основаниям.

В соответствии со ст.622 ГК РФ при прекращении договора аренды арендатор обязан вернуть арендодателю имущество в том состоянии, в котором он его получил, с учетом нормального износа или в состоянии, обусловленном договором. Если арендатор не возвратил арендованное имущество либо возвратил его несвоевременно, арендодатель вправе потребовать внесения арендной платы за все время просрочки. В случае, когда указанная плата не покрывает причиненных арендодателю убытков, он может потребовать их возмещения.

Как было установлено судом, по окончании срока действия договора аренды нежилое помещение ответчиком не было освобождено и возвращено истице. В результате пользования ответчиком спорным нежилым помещением после истечения срока действия договора в период с 19 сентября 2010 года по 08 декабря 2010 года образовалась задолженность, которая подлежала взысканию в пользу истицы.

Статья 395 ГК РФ устанавливает общее правило, согласно которому за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств.

Обязательство арендатора по внесению арендной платы за период просрочки возврата сданного внаем имущества является денежным, соответственно, оснований для неприменения к спорным правоотношениям ст.395 ГК РФ у суда не имелось.

Решение суда в указанной части было отменено с принятием нового решения об удовлетворении иска о взыскании с ответчицы долга за пользование объектом аренды после истечения срока действия договора и процентов за пользование чужими денежными средствами за несвоевременное внесение арендной платы за пользование объектом аренды после истечения срока действия договора (Московский районный суд г.Чебоксары Чувашской Республики, дело № 33-1130/2011 г.).


Высшее учебное заведение обязано ознакомить абитуриента с лицензией, а также со свидетельством о государственной аккредитации по каждому из направлений подготовки (специальности), дающим право на выдачу документа государственного образца о высшем профессиональном образовании.

Б. обратился в суд с иском к Негосударственному образовательному учреждению высшего профессионального образования о взыскании материального ущерба, компенсации морального вреда.

Исковые требования были мотивированы тем, что истец работает в системе МВД по Чувашской Республике. В 2003 году он поступил учиться в высшее учебное заведение. Между ним и ректором учебного заведения был заключен договор, предметом которого являлась подготовка специалиста с высшим профессиональным образованием, присвоение квалификации, выдача диплома установленного образца о высшем профессиональном образовании. В 2004 году высшее учебное заведение было переименовано, с истцом повторно был заключен договор, согласно которому учебное заведение обязалось предоставить истцу возможность получить образование в рамках государственного стандарта высшего профессионального образования по направлению (специальности) «юриспруденция» на основе полной компенсации платы за обучение. После завершения учебы на заочном отделении в 2008 году истцу был выдан диплом. После получения диплома в 2009 году истец был назначен на офицерскую должность, однако, когда было установлено, что диплом не соответствует государственным стандартам, приказ был отменен, истец освобожден от должности.

Судом в удовлетворении иска Б. было отказано.

Постанавливая решение, суд первой инстанции пришел к выводу о недоказанности доводов истца о недействительности выданного ему диплома о высшем образовании и отсутствии оснований для взыскания материального ущерба и компенсации морального вреда.

Судебная коллегия отменила указанное решение суда первой инстанции, указав, что судом не в полной мере проверены юридически значимые для дела обстоятельства, влияющие на существо спора.

Из материалов дела следовало, что срок действия свидетельства о государственной аккредитации образовательного учреждения, выданного Министерством образования Российской Федерации, истек в 2005 году, и с момента истечения указанного срока данное учреждение не могло выдавать дипломы государственного образца.

В 2008 году Б. был выдан диплом о высшем образовании с присвоением квалификации юрист по специальности «юриспруденция», однако он не был заверен гербовой печатью учреждения в связи с отсутствием государственной аккредитации на момент выдачи диплома.

Суд первой инстанции исходил из того, что при заключении договора о подготовке специалиста с высшим образованием ВУЗ имел действующую лицензию и государственную аккредитацию.

Однако судом не было учтено, что договор действовал до августа 2008 года, а с 9 июля 2005 г. учебное заведение не имело государственной аккредитации и не могло выдавать документы об образовании государственного образца.

Согласно ст. 11 Федерального закона от 22 августа 1996 года № 125- ФЗ «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» высшее учебное заведение обязано ознакомить абитуриента с лицензией, а также со свидетельством о государственной аккредитации по каждому из направлений подготовки (специальности), дающим право на выдачу документа государственного образца о высшем профессиональном образовании. Об ознакомлении абитуриента со свидетельством о государственной аккредитации по выбранному им направлению подготовки (специальности) или об отсутствии указанного свидетельства в приемные документы вносится запись, которая заверяется личной подписью абитуриента. Данные нормы содержатся и в ст.16 Закона Российской Федерации «Об образовании».

В материалах дела отсутствовали сведения о том, что при поступлении на учебу и заключении договора о подготовке специалиста с высшим образованием в 2004 году Б. был осведомлен о сроке действия государственной аккредитации лишь до 9 июля 2005 года, а также о том, что после истечения срока действия свидетельства о государственной аккредитации высшее учебное заведение информировало студента о данном обстоятельстве. Изменения в договор о подготовке специалиста с высшим образованием в связи с истечением срока действия свидетельства о государственной аккредитации не вносились, хотя государственная аккредитация учебного заведения, имеющего право выдавать документы об образовании государственного образца, является одним из существенных условий договора.

В связи с этим выводы суда первой инстанции о том, что студент мог воспользоваться правом перехода в другое высшее учебное заведение, судебная коллегия признала несостоятельными, так как судом не было установлено, знал ли истец об отсутствии государственной аккредитации вуза после 2005 года.

Постанавливая решение, суд первой инстанции исходил из того, что только отсутствие гербовой печати образовательного учреждения не влечет недействительность выданного истцу диплома, не свидетельствует о выдаче истцу диплома о полученном образовании негосударственного образца.

Однако судом первой инстанции не было учтено следующее.

Согласно ст. 15 Закона Российской Федерации от 10 июля 1992 года № 3266-1 «Об образовании» в образовательных учреждениях, имеющих государственную аккредитацию, освоение указанных образовательных программ завершается обязательной государственной (итоговой) аттестацией обучающихся.

Как следовало из выданного Б. диплома о высшем образовании, квалификация юриста ему присваивалась решением аттестационной комиссии, диплом подписывался председателем аттестационной комиссии, а при выдаче дипломов государственного образца квалификация присваивается государственной аттестационной комиссией. Данное обстоятельство судом первой инстанции надлежащим образом не было проверено.

Согласно п.1 Инструкции «О порядке выдачи документов государственного образца о высшем профессиональном образовании, заполнении и хранении соответствующих бланков документов», утвержденных приказом Министерства образования и науки Российской Федерации от 10 марта 2005 года, документы государственного образца о высшем профессиональном образовании (диплом бакалавра, диплом специалиста с высшим профессиональным образованием, диплом магистра и приложение к ним, диплом о неполном высшем профессиональном образовании с приложением к нему и академическая справка), образцы которых утверждены постановлением Госкомвуза России от 30 ноября 1994 года № 9 «О требованиях к образцам государственных документов о высшем профессиональном образовании» и приказом Минобразования России от 29 сентября 2003 года № 3692, выдаются, начиная с 22 июля 1996 года, по специальностям и направлениям подготовки, по которым высшее учебное заведение имеет государственную аккредитацию.

Диплом о высшем профессиональном образовании выдается выпускнику вуза, прошедшему в установленном порядке итоговую государственную аттестацию, основанием выдачи диплома является решение государственной аттестационной комиссии.

Таким образом, законодательство напрямую связывает выдачу документа государственного образца о высшем профессиональном образовании с наличием государственной аккредитации высшего учебного заведения, прохождения итоговой государственной аттестации и выдачи диплома на основании решения государственной аттестационной комиссии.

Решение суда первой инстанции было отменено с возвращением дела на новое рассмотрение в тот же суд (Московский районный суд г. Чебоксары Чувашской Республики, дело № 33-777/2011 г.).


^ Самовольной постройкой является жилой дом, возведенный на не отведенном для этих целей земельном участке без получения на то необходимых разрешений.

Ф. обратилась в суд с иском к администрации города о признании договора купли-продажи жилого дома состоявшимся и признании права собственности на жилой дом.

Исковые требования мотивировала тем, что земельный участок, расположенный под спорным жилым домом, изначально был предоставлен в бессрочное пользование под строительство индивидуального жилого дома Н. в 1949 году. В 1980 г. между Н. и С., приходящейся истице матерью, было достигнуто устное соглашение о продаже земельного участка, с расположенным на нем жилым домом С.. Ее мать, она и брат вселились в указанный дом, стали нести бремя его содержания. В 1987 году между нею и Н. был заключен письменный договор купли-продажи этого жилого дома. Она с членами своей семьи зарегистрирована в нем по месту постоянного жительства с 1987 года. На жилой дом заведена домовая книга. В 1992 года она произвела реконструкцию и ремонт дома, в результате чего площадь дома увеличилась до 31,80 кв.м. В 1997 году ее мать С. умерла, а в 2008 году - Н. Каких-либо притязаний со стороны третьих лиц в отношении спорного домовладения все указанное время не предъявлялось.

Постанавливая решение об отказе в удовлетворении исковых Ф., суд первой инстанции исходил из того, что спорное домовладение является самовольной постройкой, право бессрочного пользования находящимся под домом земельным участком было предоставлено Н., которая умерла, в связи с чем прекратилось и ее право пользования данным земельным участком, поэтому не имеется оснований для признания договора купли-продажи расположенного на нем жилого дома состоявшимся и для удовлетворения остальных исковых требований истицы.

Судебная коллегия не согласилась с указанными выводами суда, указав, что они сделаны без учета имеющихся в деле других доказательств и всех обстоятельств дела.

В соответствии со ст. 222 ГК РФ самовольной постройкой является жилой дом, другое строение, сооружение или иное недвижимое имущество, созданное на земельном участке, не отведенном для этих целей в порядке, установленном законом и иными правовыми актами, либо созданное без получения на это необходимых разрешений или с существенным нарушением градостроительных и строительных норм и правил. Лицо, осуществившее самовольную постройку, не приобретает на нее право собственности.

Таким образом, самовольной постройкой является жилой дом, возведенный на не отведенном для этих целей земельном участке, без получения на то необходимых разрешений.

Материалы гражданского дела свидетельствовали о том, что спорное домовладение указывалось самовольной постройкой ввиду не обнаружения в архивах исполкома поселкового Совета депутатов трудящихся документов о выделении земельного участка Н. Однако истицей был найден и представлен договор о выделении земельного участка Н. под строительство указанного домовладения. Суд первой инстанции не обратил внимания на указанное обстоятельство.

В материалах дела также имелись данные о технической регистрации возведенного Н. в установленный в договоре срок на указанном земельном участке жилого дома.

Изложенное свидетельствовало о том, что спорный жилой дом был возведен на предоставленном Н. для строительства индивидуального жилого дома земельном участке. На возведение жилого дома ей был выдано соответствующее разрешение, жилой дом был зарегистрирован в органах технической инвентаризации в соответствии с действовавшем на тот период времени порядком. В связи с этим возведенный ею жилой дом не являлся самовольной постройкой, и Н., являясь его собственником, вправе была распоряжаться им по своему усмотрению.

В подтверждение своих исковых требований Ф. представила копию составленного между Н. и ею договора купли-продажи жилого дома. Указанный договор не был зарегистрирован в установленном законом порядке.

В соответствии с подпунктом 1 п. 1 ст. 8 ГК РФ гражданские права и обязанности возникают из договоров и иных сделок, предусмотренных законом, а также из договоров и иных сделок, хотя и не предусмотренных законом, но не противоречащих ему.

Согласно п. 2 ст. 218 ГК РФ право собственности на имущество, которое имеет собственника, может быть приобретено другим лицом на основании договора купли-продажи, мены, дарения или иной сделки об отчуждении этого имущества.

В силу п. 2 ст. 223 ГК РФ в случаях, когда отчуждение имущества подлежит государственной регистрации, право собственности у приобретателя возникает с момента такой регистрации, если иное не установлено законом.

Пунктом 1 ст.164 ГК РФ установлено, что сделки с землей и другим недвижимым имуществом подлежат государственной регистрации в случаях и в порядке, предусмотренных ст. 131 данного Кодекса и законом о регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

В силу п. 1 ст. 432 ГК РФ договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

В соответствии со ст.550 ГК РФ договор продажи недвижимости заключается в письменной форме путем составления одного документа, подписанного сторонами.

В соответствии со статьями 554, 555 ГК РФ в договоре продажи недвижимости должны быть указаны данные, позволяющие определенно установить недвижимое имущество, подлежащее передаче покупателю по договору, в том числе данные, определяющие расположение недвижимости на соответствующем земельном участке либо в составе другого движимого имущества. Договор продажи должен предусматривать цену этого договора. Существенным условием договора продажи жилого дома, квартиры, части жилого дома или квартиры, в которых проживают лица, сохраняющие в соответствии с законом право пользования этим жилым помещением после его приобретения покупателем, является перечень этих лиц с указанием их прав на пользование продаваемым жилым помещением.

Договор продажи жилого дома, квартиры, части жилого дома или квартиры подлежит государственной регистрации и считается заключенным с момента такой регистрации (ст.558 ГК РФ).

Из материалов дела следовало, что сторонами договора купли-продажи спорного домовладения письменная форма сделки была соблюдена, в договоре указаны данные, позволяющие определенно установить недвижимое имущество, подлежащее передаче истице по договору, договор содержал все существенные условия, названные в ст.ст.554, 555 ГК РФ.

В соответствии с п. 3 ст. 165 ГК РФ, если сделка, требующая государственной регистрации, совершена в надлежащей форме, но одна из сторон уклоняется от ее регистрации, суд вправе по требованию другой стороны вынести решение о регистрации сделки. В этом случае сделка регистрируется в соответствии с решением суда.

В данном деле стороны договор купли-продажи жилого дома и переход права собственности не зарегистрировали, но обязательства по сделке исполнили: Н. денежные средства в счет продаваемого дома получила, дом ею фактически был передан истице, которая в него вселилась, проживает в нем длительное время, все это время несла расходы по его содержанию. Право собственности умершей Н. на спорное домовладение возникло до вступления в силу Закона о государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним и не может быть зарегистрировано в Едином государственном реестре прав в соответствии со статями 131 и 164 ГК РФ, а договор купли-продажи и переход права собственности на жилой дом к истице не могут быть зарегистрированы в силу смерти продавца. Данных о наличии спора между продавцом (а в последующем и его наследниками) и истицей в отношении притязаний на жилой дом в деле не имеется, права истицы на спорный дом наследниками умершей не оспариваются. В связи с этим по правилам ст.165 ГК РФ истица вправе требовать признания данного договора состоявшимся в судебном порядке и признания права собственности за ней.

Судебная коллегия учла и то обстоятельство, что истица с членами семьи владеет и пользуется спорным домом в течение 24 лет после составления данного договора, а фактически более 40 лет.

Из разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенных в пункте 62 постановления от 29 апреля 2010 года № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», следует, что покупатель недвижимого имущества, которому было передано владение во исполнение договора купли-продажи, вправе обратиться за регистрацией перехода права собственности.

Рассматривая требования покупателя, суд проверяет исполнение продавцом (в случае смерти последнего) обязанности по передаче и исполнение покупателем обязанности по оплате. Если единственным препятствием для регистрации перехода права собственности к покупателю является отсутствие продавца, суд удовлетворяет соответствующее требование покупателя.

В данном деле не усматривалось иных препятствий для регистрации права собственности истицы на спорное домовладение, кроме смерти продавца. В связи с чем требование истицы о признании договора купли-продажи жилого дома состоявшимся подлежало удовлетворению (Московский районный суд г.Чебоксары Чувашской Республики, дело № 33-867/2011 г.).


Практика рассмотрения дел по спорам, возникающим из налоговых правоотношений


Исковое заявление налогового органа о принудительном взыскании с ответчика задолженности по налогу подлежало удовлетворению, поскольку оно было основано на вступившем в законную силу решении налогового органа о привлечении ответчика к налоговой ответственности.

Налоговый орган обратился в суд с иском к А. о взыскании налога на доходы физических лиц, пени и штрафа.

В обоснование заявленных требований указал, что решением налогового органа от 11 февраля 2010 года, вступившим в законную силу 26 марта 2010 года, ответчик был привлечен к ответственности, предусмотренной п.1 ст.119, п.1 ст.122 Налогового кодекса РФ за неуплату налога на доходы физических лиц за 2007 – 2008 годы от продажи движимого и недвижимого имущества, которое находилось в собственности А. менее трех лет. Налоговый орган направил требование об уплате налога, штрафа и пени, которое налогоплательщиком оставлено без исполнения.

Отказывая в удовлетворении исковых требований налогового органа о взыскании суммы налога на доходы физических лиц, штрафа и пени, суд первой инстанции пришел к выводу, что движимое и недвижимое имущество находилось в собственности А. более трех лет, поэтому доходы от продажи такого имущества не подлежат налогообложению в силу п.17.1 ст.217, ст.220 НК РФ.

Судебная коллегия не согласилась с данным выводом суда первой инстанции по следующим основаниям.

В соответствии со ст.101.2 НК РФ решение о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения может быть обжаловано в вышестоящий налоговый орган в порядке, определяемом настоящей статьей.

Решение о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, не вступившее в силу, может быть обжаловано в апелляционном порядке путем подачи апелляционной жалобы. В случае, если вышестоящий налоговый орган, рассматривающий апелляционную жалобу, не отменит решение нижестоящего налогового органа, решение нижестоящего налогового органа вступает в силу с даты его утверждения вышестоящим налоговым органом.

Решение о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения может быть обжаловано в судебном порядке только после обжалования этого решения в вышестоящем налоговом органе. В случае обжалования такого решения в судебном порядке срок для обращения в суд исчисляется со дня, когда лицу, в отношении которого вынесено это решение, стало известно о вступлении его в силу.

Согласно ст.101.3 НК РФ решение о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения подлежит исполнению со дня его вступления в силу.

Обращение соответствующего решения к исполнению возлагается на налоговый орган, вынесший это решение. В случае рассмотрения жалобы вышестоящим налоговым органом в апелляционном порядке вступившее в силу соответствующее решение направляется в налоговый орган, вынесший первоначальное решение, в течение трех дней со дня вступления в силу соответствующего решения.

На основании вступившего в силу решения лицу, в отношении которого вынесено решение о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, направляется в установленном ст. 69 НК РФ порядке требование об уплате налога (сбора), соответствующих пеней, а также штрафа в случае привлечения этого лица к ответственности за налоговое правонарушение.

Требование об уплате налога должно быть исполнено в течение восьми дней с даты получения указанного требования, если более продолжительный период времени для уплаты налога не указан в этом требовании. В случае уклонения налогоплательщика от исполнения требования по уплате налога, штрафа и пени налоговый орган в соответствии с подпунктом 9 п. 1 ст.31 НК РФ вправе обратиться в суд с иском о взыскании недоимки, а также пени и штрафов.

Из материалов дела следовало, что решением налогового органа от 11 февраля 2010 года ответчик был привлечен к ответственности, предусмотренной п.1 ст.119, п.1 ст. 122 Налогового кодекса РФ, за неуплату налога на доходы физических лиц, ему предложено уплатить недоимку по налогу, штрафы и пени.

Не согласившись с указанным решением, А. обратился с апелляционной жалобой в вышестоящий налоговый орган, решением которого от 26 марта 2010 года в удовлетворении апелляционной жалобы было отказано, а решение от 11 февраля 2010 года оставлено без изменения.

В судебном порядке решение налогового органа от 11 февраля 2010 года не обжаловалось, а значит вступило в законную силу 26 марта 2010 года и в силу ст.ст. 69, 101.3 части первой Налогового кодекса РФ подлежит обязательному исполнению налогоплательщиком с момента получения требования об уплате налога, штрафов и пени.

Таким образом, обращение налогового органа в суд с иском о принудительном взыскании с ответчика задолженности по налогу, штрафу, пени было основано на вступившем в законную силу решении налогового органа о привлечении ответчика к налоговой ответственности и обосновывалось неисполнением ответчиком требования налогового органа об уплате налога, штрафов и пени.

Поскольку ответчик не воспользовался своим правом на обжалование решения налогового органа о привлечении его к налоговой ответственности в судебном порядке, он был лишен возможности оспаривать вступившее в законную силу решение налогового органа при рассмотрении спора по иску налогового органа о взыскании с него недоимки по налогам, штрафов и пени в порядке, установленном НК РФ.

Судебной коллегией было вынесено новое решение, которым исковые требования налогового органа были удовлетворены в полном объеме (Калининский районный суд г.Чебоксары Чувашской Республики, дело № 33-490/2011 г.).





оставить комментарий
страница1/7
Дата05.11.2011
Размер1.32 Mb.
ТипОбзор, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4   5   6   7
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх