Николай андреевич римский-корсаков псковитянка icon

Николай андреевич римский-корсаков псковитянка


Смотрите также:
Николай Андреевич Римский-Корсаков родился в городе Тихвин Новгородской губернии в дворянской...
«Николай Андреевич Римский-Корсаков. Жизнь и творчество. К 100-летию памяти композитора»...
М. И. Глинки его опер «Жизнь за царя» и«Руслан и Людмила»...
Никому неизвестный литератор Николай Федорович Римский си­дит...
«Посвящение опере»...
С. С. Прокофьев Н. А. Римский-Корсаков...
1. Вступление фольклоризм Ахматовой: обоснование темы...
Николай Иванович Иван Андреевич...
«Барбекю»
Биография этого своеобразного человека началась в провинциальной глуши...
И берет уроки у известного пианиста Ф. Канилле...
Корсаков А. К. Структурная геология [Текст]: учебник / А. К. К69 Корсаков; фото Е. А. Успенский...



Загрузка...
НИКОЛАЙ АНДРЕЕВИЧ РИМСКИЙ-КОРСАКОВ

ПСКОВИТЯНКА


Опера в трёх действиях

Либретто Н. А. Римского-Корсакова

Действующие лица

Царь Иван Васильевич Грозный (бас)

Князь Юрий Иванович Токмаков, царский наместник и степенный посадник во Пскове (бас)

Боярин Никита Матута (тенор)

Князь Афанасий Вяземский (бас)

Бомелий, царский лекарь (бас)

Михаил Андреевич Туча, посадничий сын (тенор)

Юшко Велебин, гонец из Новгорода (бас)

Княжна Ольга Юрьевна Токмакова (сопрано)

Боярышня Степанида Матута, подруга Ольги (сопрано)

Власьевна, мамка (меццо-сопрано)

Перфильевна, мамка (меццо-сопрано)

Голос сторожевого (тенор)

Тысяцкий, судья, псковские бояре, посадничьи сыновья, опричники, московские стрельцы, сенные девушки, народ.

Действие происходит: в первом и втором действии во Пскове, в третьем – сначала у Печерского монастыря, потом у реки Медедни в 1570 году.


^ ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

КАРТИНА ПЕРВАЯ

(Сад князя Юрия Токмакова; направо боярские хоромы; налево щелистый забор в соседний сад. Вдали видны кремль и часть Пскова. Сумерки. Власьевна и Перфильевна сидят за столом и ведут меж собой разговоры. Девушки играют в горелки; одна горит, другие бегут. Между девушками Степанида. Ольга сидит на скамье по другую сторону сада, не принимая участия в играх.)

ДЕВУШКА

Лови! Лови!

ДЕВУШКИ

Лови!

Не давайся!

Догонит!

ДЕВУШКА

Горю! Лови!

ДЕВУШКИ

Лови!

Ну, смотри же, попадёшься!

ВЛАСЬЕВНА И ПЕРФИЛЬЕВНА

Рады детки, рады лету,

надоскучил терем красный,

игры зимние да сказки.

ОЛЬГА

Сокол мой, пригожий, милый мой!

ДЕВУШКА

Лови! Лови!

ОЛЬГА

Пригожий, милый мой!

Сердечко встосковалось;

увидеться с тобой хоть раз бы довелось…

Как птичка в клетке, бьётся во мне оно,

лететь к тебе желает, сказать:

люблю!


СТЕПАНИДА

(к девушкам)

Боярышни, довольно в горелки!

ДЕВУШКИ

Устали мы, правда.

СТЕПАНИДА

Кто малину крупней наберёт?

ДЕВУШКИ

Давайте!

Кто ж затянет «По малину»?

СТЕПАНИДА

А хоть бы я!

ВЛАСЬЕВНА, ПЕРФИЛЬЕВНА И ДЕВУШКИ

Ну, рассыпайся, крупен жемчуг!

(Девушки разбегаются по кустам.)

СТЕПАНИДА

Крупен жемчуг, рассыпайся!

А-у!

(Подходит к Ольге и уводит её за собой.)

ДЕВУШКИ

(за сценой)

А-у! А-у!

ВЛАСЬЕВНА

Вот молодость-то резвая, что зяблик:

всё прыг да скок, всё с ветки да на ветку,

не посидит на месте и часочка.

ДЕВУШКА

(за сценой)

По малину я ходила, молода,

приключилась мне, младёшеньке, беда.

ДЕВУШКИ

(за сценой)

По малину, по смородину…

ПЕРФИЛЬЕВНА

Не погневися, Власьевна-голубка,

на глупый спрос.

Ужель взаправду наша-то боярышня…

Сама ведь знаешь… Говор-то людской…

ВЛАСЬЕВНА

А мне-то что? Звони!

Язык не колокол, не треснет.

ПЕРФИЛЬЕВНА

Вот ты молчок, голубка,

хоть на ушко б шепнула:

боярышня-то, бают, не княжеская дочка!

Повыше подымай…

ДЕВУШКИ

(за сценой)

Уж как рос в лесу да кустик молодой,

я запуталась в нём русою косой.

По малину, по смородину…

ВЛАСЬЕВНА

Эх, пустомеля!

Словно жёрнов: положи извёстки,

всё за муку измелет…

Вот вести-то из Новгорода,

и не слыхать бы лучше!

Ведь царь Иван Васильевич

на Новгород прогневаться изволил:

пришёл со всей опричниной.

ПЕРФИЛЬЕВНА

Что ты!

ВЛАСЬЕВНА

Казнит по всем концам и по посадам:

кто винен, кто не винен, без разбора,

без жалости, без милости казнит.

Стон стоном, говорят,

по городу стоит,

три тысячи на площади

казнёно было за день.

ДЕВУШКА

(за сценой)

Кто-то на помочь мне, девице, придёт,

кто-то косыньку от веток отовьёт?

ДЕВУШКИ

(выходя на сцену)

По малину, по смородину…

ВЛАСЬЕВНА

Дети!..

После доскажу.

ДЕВУШКИ

Не видал, не чаял суженый-седой,

увидал, распутал косыньку милой.

По малину, по смородину…

СТЕПАНИДА

Ну, что ж стоим?

Садитесь разбирать.

ОЛЬГА

Ну что же, Стёша?

СТЕПАНИДА

Отойди подальше.

(к девушкам)

Эх, девушки, прямые вы касатки:

летали – щебетали без умолку,

а сели – смолкли.

Затяните песню!

Иль Власьевну попросим, скажет сказку.

ДЕВУШКА

Голубка Власьевна,

пожалуйста, скажи!

ДЕВУШКИ

Пожалуйста, для нас!

ВЛАСЬЕВНА

Да отвяжитесь!

Какие сказки?

Все перезабыла.

СТЕПАНИДА

Нет, помнишь, помнишь!

Начни вот эту, про царевну Ладу.

ДЕВУШКИ

Ах, расскажи нам про царевну.

(Ольга и Степанида отходят в сторону. Сцена более и более темнеет.)

ВЛАСЬЕВНА

(Опирается головой на руки.)

Постойте…

ОЛЬГА

(к Степаниде; с волнением)

Ну, что? Скажи скорее…


ВЛАСЬЕВНА

(к девушкам)

Может, вспомню про царевну…

СТЕПАНИДА

(к Ольге)

Сказал: «Приду сегодня в сад

попозже и весть подам».

ОЛЬГА

Ах, Стёша, если б ты да разумела,

какой мне камень сдвинула ты с сердца!

Со мной от радости заплакала б навзрыд…

СТЕПАНИДА

Спокойна будь, себя не выдай!

ДЕВУШКИ

(к Власьевне)

Ах, расскажи нам про царевну,

расскажи, голубка, мама!

ВЛАСЬЕВНА

Погодите! Ведь сказка не дорога;

там споткнёшься, да и опять пошёл,

а тут не то:

и о словечко не моги запнуться.

Ну, так и быть, расскажу вам сказку,

да только слушать, не зевать!

ДЕВУШКИ

Нет, нет, голубушка, не будем!

ВЛАСЬЕВНА

Сказка про хороброго витязя Горыню,

про лютого змея Тугарина

и про царевну Ладу.

Начинается сказка

приговором да присказкой,

тихим пошептом,

частым причитом

починается сказка.

Что от синего моря от Хвалынского,

от семи рек восточных,

от семи звёзд закатныих,

от семи гор великих полуночныих.

Ой, на море-море погасают зори

за поморскою Камень-Горой поднебесною,

за янтарным узорчатым теремом.

На небе тёмно, в тереме звёзды.

На небе звёзды, в тереме месяц.

На небе солнце, в тереме ночь непроглядная.

Зачурован тот терем спокон веков,

путь-дорога к нему заповедана.

И залёг ту дорогу Тугарин-змей.

Пасть у змея что печь раскалёная,

лапы словно дубы трёхохватные,

крылья медныя, когти булатные,

хвост на семьдесят сажен волочится.

Русский дух слышит змей ровно за семь вёрст,

убивает людей ровно за версту

своим громким разбойничьим посвистом.

Зашипит он, деревья качаются,

ко сырой мати земле приклоняются.

А как свистнет…

(За сценой резкий свист.)


ДЕВУШКИ

(в испуге)

Ай! Что это, матушка?

ВЛАСЬЕВНА

Ох, окаянный!..

Господи, прости!

Перепугал совсем…

ДЕВУШКИ

Кто ж это, Власьевна?

ВЛАСЬЕВНА

Кто же, как не постылый сорванец Михайло!

Вот, вот, погоди ужо!

Скажу я князю: будет на орехи,

хоть ты и сын посадничий.

Ведь вишь ты, пострел какой!

ДЕВУШКИ

Боярышни, пойдёмте лучше в терем!

С ним до греха недолго.

СТЕПАНИДА

А что же сказка?

ПЕРФИЛЬЕВНА

Власьевна доскажет в терему.

(Все уходят в терем. Из-за забора слышно, как поёт Михайло Туча.)

ТУЧА

Раскукуйся ты, кукушечка,

во темном бору-дубровушке.

(Влезает на забор и сидит на нём.)

Посчитай ты добру молодцу

его годы, его годы бесталанные.

Долго ль буду так-то маяться,

горючи слёзы глотаючи,

про бездольице гадаючи?..

(Ольга, закутанная в фату, выходит в сад и быстро идёт по дорожке. Туча идёт к ней навстречу.)

Княжна, ты не тревожься и не пугайся:

пришёл к тебе в первой да и в последний,

велишь – уйду…

ОЛЬГА

Не уходи!..

Мне страшно, как я ночью в сад попала

одним-одна, украдкой…

Ох, страшно мне!..

Застыла кровь, и разум помутился.

ТУЧА

Пришёл проститься:

ведь за меня отец тебя не выдаст…

ОЛЬГА

Не выдаст…

Я просватана другому.

ТУЧА

Матуте?

ОЛЬГА

Да, ему.

ТУЧА

Послушай, Ольга, что я накрепко задумал:

пойду к Успенью под Сибирский камень,

добуду там мехов и серебра,

вернусь богат и князю поклонюся

моим добром и головой сиротской.

Благослови, княжна, меня на путь!

ОЛЬГА

Желанный мой, задумал ты мне горе!..

Зачем пойдёшь в такую даль?

Уж много наших улеглось под камнем,

а много ли вернулося оттуда?

Зачем уедешь ты,

зачем меня покинешь

на слёзы и на смертную кручину?

ТУЧА

Бог милостив!

Любила б ты меня,

а там на всё его святая воля!

ОЛЬГА

Да как же мне тебя ещё любить?

Ты видишь сам, потайно и обманом

пришла сюда хоть мельком поглядеть,

хоть слова два с тобою перемолвить.

ТУЧА

Нет, Ольга Юрьевна,

смущать не должно;

я порешил, и слово моё крепко!

ОЛЬГА

Ты порешил… Ты порешил…

А ежели отцу я кинусь в ноги,

скажу, что мне постыл Матута,

что я скорее в монастырь пойду,

чем под венец?

И коль преложит гнев на милость

и отказной поклон пошлёт Матуте,

останешься?

ТУЧА

Княжна, не искушай меня.

Твоею речью ты пытаешь душу,

а с лютой пытки мало ли что скажешь.

ОЛЬГА

А ежели во всём ему покаюсь,

как, не спросясь его отцовской воли,

я молодца другого полюбила

за сиротство, пригожество да удаль?

ТУЧА

Не мучь меня напрасно.

ОЛЬГА

Как без него и доля мне не доля,

и красный терем мне тесовый гроб!

И ежели помилует родимый,

не прогневится на моё бессчастье,

останешься, мой миленький?

ТУЧА

Останусь, Ольга!

ОЛЬГА

Да, останься, милый мой,

не ходи ты в дальню сторону,

не покинь ты меня

на кручину злую, смертную!

Всё скажу отцу я, батюшке,

всё открою, всё поведаю.

Не захочет он погубить меня,

не отдаст он дочь за немилого!

ТУЧА

Зорька ясная моя,

не покину я тебя!

Ты прости меня, что смутил тебя,

что смутил-встревожил так!

ОЛЬГА

Я скажу ему, что тайком сюда

приходила с тобой видеться,

только тёмна ночь здесь с тобой нас видела.

ТУЧА

Разве винен я, что люблю тебя без ума,

что люблю тебя больше жизни я,

без ума люблю, ненаглядная!

ОЛЬГА

Я скажу ему, что люблю тебя,

одного люблю, мой миленький!..

(Князь Юрий Токмаков с боярином Матутою показываются на крыльце терема.)

КНЯЗЬ ТОКМАКОВ

(как бы доканчивая начатый разговор)

Так-то, боярин, так-то…

Вот выйдем в сад, поговорим.

ОЛЬГА

(испуганно)

Отец идёт…

ТУЧА

Прости, моя голубка!

ОЛЬГА

Уйди!

Прости, мой милый!

(Михайло Туча быстро перелезает через забор. Ольга прячется в кусты. Князь Юрий Токмаков и боярин Матута спускаются с крыльца в сад.)

КНЯЗЬ ТОКМАКОВ

Вот здесь не то, что в терему, прохладней

да и привольней речь вести, боярин.

МАТУТА

Постой-ка, князь!..

Привольнее ли, полно?

Входили мы, почудилось мне что ль,

как будто кто-то крикнул,

и кусты вон там, гляди-ка, шевелятся.

Не худо бы по кустикам пошарить

на всяк случай…

КНЯЗЬ ТОКМАКОВ

Перестань, Никита!

Мы только время тратим по пустякам.

МАТУТА

Как знаешь.

Всё бы лучше, спокойнее…

Хоть говори потише.

КНЯЗЬ ТОКМАКОВ

Напуган же ты кем-то!

МАТУТА

Напуган…

Такое ноне время.

КНЯЗЬ ТОКМАКОВ

Не время, а безвременье, боярин.

Да, дожили до бури,

до невзгоды…

МАТУТА

А что, князь Юрий, –

не к ночи сказать, –

что, если царь из Новгорода

прямо пойдёт на Псков?

Да гневный-то, да грозный?

КНЯЗЬ ТОКМАКОВ

Что ж! Мы челом…

Гроза – господня воля

МАТУТА

Да мы-то так!

А вольница-то наша?

А сыновья посадничьи?

Все в лес глядят!

Вот хоть Михайло Туча.

Нет, плохо нам,

и Пскову-то не лучше!..

КНЯЗЬ ТОКМАКОВ

Всё знаю, всё…

Тяжёлая обуза легла на плечи.

Мы, впрочем, завтра потолкуем,

как с миром быть;

теперь своё покончим.

МАТУТА

Покончим, князь!

Уж мне и невтерпёж,

пора кончать…

Всё, знаешь, голубке

не боязно и грозу перенесть

в гнезде сокольем.

КНЯЗЬ ТОКМАКОВ

Святая правда!

Уж старенек я, боярин,

и стал меня недуг одолевать.

Ты ж в поре,

и с Олею споёшься,

как зимний ветер

с вешнею метелью…

Да, вот что: я перед тобою винен…

Не всё сказал…

Ты думаешь, мне Ольга дочь родная?

МАТУТА

А кто же?

КНЯЗЬ ТОКМАКОВ

Кто, кто…

Как и назвать, не знаю!

Слыхал ты про боярина Шелогу?

МАТУТА

Женат был на своячине твоей?

КНЯЗЬ ТОКМАКОВ

На Вере.

Ну, Ольга дочь той самой Веры.

МАТУТА

Так вот что!..

КНЯЗЬ ТОКМАКОВ

Вот что…

А отца не знаем.

МАТУТА

Э!..

Так-то…

ОЛЬГА

(Вскрикивает в кустах.)

Господи!


МАТУТА

(испуганно)

Чу!.. Ты слышал?

КНЯЗЬ ТОКМАКОВ

Что такое?

МАТУТА

В кустах налево кто-то крикнул…

КНЯЗЬ ТОКМАКОВ

Полно! Кому кричать?…

Какой же ты чудной!

Ну, воробей спросонок

встрепенулся.

МАТУТА

Нет, князь, постой!

(Удар вечевого колокола в кремле.)

А это что ещё?

(Ещё удар.)

КНЯЗЬ ТОКМАКОВ

Набат, набат:

на сходку созывают…

(Звон продолжается.)

МАТУТА

На сходку, точно…

Вот и костры зажгли.

Князь, я с тобой…

Аль в тереме дождаться?

КНЯЗЬ ТОКМАКОВ

Перестань, Никита!

Тут, может, Псков отстаивать придётся,

а ты на печь со страху,

словно баба!

Идём проворней!

Господи помилуй!..

(Оба поспешно уходят.)

ОЛЬГА

(выходя из-за кустов)

Звонят, звонят!..

Не к добру звонят.

То моё хоронят счастье.

^

КАРТИНА ВТОРАЯ


(Торговая площадь во Пскове. Вечевое место. На площади разложены костры. На Троицкой колокольне гудит колокол. Ночь. Отовсюду поспешно входят на площадь толпы народа. Юшко Велебин, новгородский гонец, стоит около вечевого места; около него кружок псковичей.)

ПЕРВАЯ ГРУППА НАРОДА

Кто созвонил на сходку?

ВТОРАЯ ГРУППА НАРОДА

Гонец из Новагорода.

ПЕРВАЯ ГРУППА НАРОДА

Уж, видно, не к добру!

(Народ постепенно прибывает. Входят Михайло Туча и посадские дети.)

ВТОРАЯ ГРУППА НАРОДА

Созвонили на сходку,

а вести нет пока что…

ПЕРВАЯ ГРУППА НАРОДА

Да вот гонец расскажет,

пускай ко Пскову держит речь.

Нет, осудари! Нет, осудари!

(Входят бояре.)


НАРОД

Да вот идут бояре

с тысяцким, с судьёю,

и со дьяком царёвым, и с подьячим.

И Князь-наместник выйти соизволил.

(Входят князь Токмаков и боярин Матута.)

ПЕРВАЯ ГРУППА НАРОДА

Пусть говорит!

ВТОРАЯ ГРУППА НАРОДА

Да по порядку!

ТРЕТЬЯ ГРУППА НАРОДА

По старине мирской!

ЧЕТВЁРТАЯ ГРУППА НАРОДА

Да что тут ждать!

ПЕРВАЯ ГРУППА НАРОДА

На сходку созвонили,

а вести нет, почто и по кого.

ВТОРАЯ ГРУППА НАРОДА

Пусть прежде люд честной

весь соберётся!

ТРЕТЬЯ ГРУППА НАРОДА

Нет, так неладно!

ЧЕТВЁРТАЯ ГРУППА НАРОДА

И впрямь, ребята!

ПЕРВАЯ ГРУППА НАРОДА

И Князь-наместник выйдет!

ВТОРАЯ ГРУППА НАРОДА

Пусть говорит!

ТРЕТЬЯ ГРУППА НАРОДА

Чего тут ждать?

ЧЕТВЁРТАЯ ГРУППА НАРОДА

Осудари псковичи, присудите:

быть сходке аль не надо?

ПЕРВАЯ ГРУППА НАРОДА

Что ж, осудари,

быть ли сходке?

НАРОД

Быть, сходке быть!

На всей на Псковской воле!

(Юшко всходит на вечевое место, снимает шапку и кланяется на три стороны.)

ЮШКО

Поклон и слово Новагорода!

Ваш брат старшой открасовался,

велел вам долго жить

да править по нём поминки…

НАРОД

Ох, Господи!

Новгород великий, родимый,

ужель тебе конец пришёл?

Придёт конец и Пскову,

падёт и наш Великий Псков.

ЮШКО

Решить нельзя, была ль измена

аль за грехи прогневался Господь;

но только был разгром и городу, и сёлам…

Вот скоро целый месяц

с моста в кипучий омут

мученых бросают,

младенцев вяжут к матерям верёвкой,

и тех туда же, в воду!..

ПЕРВАЯ ГРУППА НАРОДА

Господи!.. Неужто вправду?

ВТОРАЯ ГРУППА НАРОДА

Неужто царь казнит так крепко?

ТРЕТЬЯ ГРУППА НАРОДА

Лжёшь, Юшко! Лжёшь ты!

Аль дети так повинны?

ЮШКО

Ох, больно грозен царь Иван Васильевич!

Больно грозен он!

Идёт на Псков Великий со опричиной!

НАРОД

Аль стены развалились?

Заржавели замки?

Гой! За Псков наш родимый!

За вече наше, за старину!

Гой!

Что ж, коль щит, так щит, ребята!

Стой за Псков Великий!

Звоните сходку! Гой, гой!

Звоните сходку!

(Князь Юрий Токмаков входит на вечевое место, снимает шапку и кланяется народу.)

Потише, люди вольные! Потише!

Сам Князь-наместник говорить желает.

КНЯЗЬ ТОКМАКОВ

Отцы и братья, мужи псковичи,

великая держава государя!

К вам слово!

Здоровием царя и государя нашего

управу я взял на всей на вашей

псковской воле…

А ноне люб аль не люб,

порешите по совести!

НАРОД

Князь осударь,

за тобой нам любо!

Князь, твоим здоровьем стоит наш Псков,

и хитростью ратной,

и правдой твоей!

И житием монашеским,

и лаской милостной!

МАТУТА

А наипаче милостью царёвой!

КНЯЗЬ ТОКМАКОВ

Великий Псков!

Челом вам бью за милостное слово!

А люб, так слушайте:

Псков осударь, кого вы испугались?

Царя, державного владыку!

Что царь идёт псковской святыне поклониться,

так вы тотчас за шестопёр и бердыш,

что ворога встречаете!

НАРОД

Изволь поведать;

что нам присудишь, тому и быть!

КНЯЗЬ ТОКМАКОВ

Псков осударь!

Ведь мы не то что наши браться новгородцы:

с Литвой аль с Мистром перевет не держим!

А только кликни царь,

весь Псков сел на конь!

Так ли, осудари?

НАРОД

С тобой нам любо!

Мы все с тобою: и стар, и мал!

МАТУТА

Повольте, князь,

наместника дослушать:

ему и сердце царское открыто,

так он уж нам накажет, что добро!

КНЯЗЬ ТОКМАКОВ

Спасибо за присловие, боярин,

а я не больно падок до наказов:

прошу совета осударя Пскова!

НАРОД

Поречи, князь и наш посадник!

КНЯЗЬ ТОКМАКОВ

Псков осударь!

Пеките хлебы, брагу, хмельный мёд варите,

столы накройте все с гостиным хлебом-солью!

Всем выходить от мала до велика

во сретенье царю и бить челом о милости ему!

И простоит, и простоит вовеки

Псков Великий своим смиреньем

и милостью Господнею.

(Сходит с места. Народ разговаривает между собой. Посадничьи сыновья держатся особо. Михайло Туча стоит в задумчивости.)

НАРОД

И вправду, ребята,

пеките хлебы, варите брагу.

Пойдём, осудари,

пойдём всем миром встречать!

ПОСАДНИЧЬИ СЫНОВЬЯ

А мы так речь иную поведём!

НАРОД

С Литвой али с Мистром ведь

не держали мы перевета,

посошною ратью готовы были всегда!

За что ж прогневится Иван Васильевич

на Псков Великий?

А, может, жалеет он да и милует Псков!

ПОСАДНИЧЬИ СЫНОВЬЯ

(к Туче)

Гой, Михайло Андреич, посадничий сын,

что ж призамолк, молодец?

Аль словом не порадуешь?

НАРОД

И вправду, святыне псковской

желает он поклониться!

А, может, и льготою он пожалует нас?

Что ж, пусть Туча скажет слово,

пусть нас всех рассудит Псков!

Пусть Великий Псков

рассудит по всей по старине мирской.

Пусть Туча скажет слово!

Ой, любо, любо Туча!

(Туча всходит на вечевое место.)

ТУЧА

Повольте, мужи псковичи

и люди вольные,

вам правду молвить!

Вы, осударь Великий Псков, скажите:

были ль мы повинны в чём ни на есть

пред нашим государем?

Коль были, так скажите!..

НАРОД

Да в чём повинны?

Да, ровно бы, ни в чём!..

ТУЧА

Аль мы Литвы дурной не сторожили?

НАРОД

Литвы-то?

ТУЧА

Али на немцев бердышей жалели?

НАРОД

Чего жалеть!

ТУЧА

Зачем же лечь нам головами…

НАРОД

За правду-то за нашу?

За наше-то добро!..

Гой! Ну, загрозили!

И впрямь-то, что мы дремлем?

ТУЧА

За правду-то, за кровь за нашу?

Отбейте ворота у кремля,

мечи и копья ваши притупите,

в церквах с икон оклады обдерите,

крамольникам на хмельный смех и радость!

НАРОД

Вишь, сыновья посадничьи!

Тише! Аль нам погибнуть всем?

Да пусть их гибнут за мир, за вече!

Гой! Тише!

И впрямь за Псков, за старину!

Иль вправду Пскову нет радельцев?

Ребята, слышь, за Псков, за старину!

ТУЧА

А я пойду, чтоб не видать

бесчестья Пскова осударя,

чтоб не слыхать,

как Псков не скажет правды!

Аль я один пойду?

Иль нет грозы за Тучей?

НАРОД

За Псков, за старину!

За Псков Великий!

Пойдём и мы!

Катай, валяй за Тучей!

Есть гроза! Есть, есть!

За Псков наш Великий!

За Псков родимый, за старину!

Куда вы? Тише!

Стойте! Куда вы?

Тише! Стойте ж!

За Псков родимый!

За Псков Великий!

ТУЧА

За Псков – так в поле, люд честной!


НАРОД

За Псков Великий наш пойдём!

Куда вы? Стой!

За Псков Великий наш!

(Некоторая часть народа – вольница – присоединяется к Михайле Туче.)

ТУЧА

(к князю Токмакову)

Князь Юрий Иванович!

С тобою псковичи,

охочий люд, прощаются…

Господь сведёт,

не поминай нас лихом!

Стояли мы,

пока стоял Великий Псков;

теперь пойдём куда глаза глядят!

НАРОД

И лучше, брат!

Пройдёмся, разгуляемся!

И песню споём на путь-дорогу!

Прощальную со Псковом!

МАТУТА

(к князю Токмакову; испуганно)

Князь, князь! Зови стрельцов!

КНЯЗЬ ТОКМАКОВ

(гневно)

Матута!

Ты не слуга ни Пскову,

ни царю Ивану Васильичу!..

Вот бог тебе, а вот порог, боярин!

МАТУТА

(грозя)

Попомни, князь, каков я был;

каков я есть, увидишь!

ТУЧА

Прощальную, ребята,

со Псковом государем!

НАРОД

Прощальную!

ТУЧА

Государи псковичи,

собирайтесь на дворы!

Гой! Гой!

То-то лёли, то-то лёли…

ВОЛЬНИЦА

То-то лёли, то-то лёли,

собирайтесь на дворы!

ТУЧА И ВОЛЬНИЦА

Притупились топоры,

зазубрилися мечи.

Гой! Гой!

То-то лёли, то-то лёли…

КНЯЗЬ ТОКМАКОВ

Постойте, образумьтесь!

Что вы кличете на Псков

правдивый гнев державного владыки!

Иван Васильич Грозный

ведь не шутит!

(Михайло Туча и вольница удаляются мало-помалу. Раздаются удары вечевого колокола.)

ТУЧА И ВОЛЬНИЦА

Али не на чем точить

ни мечей, ни топоров?

Гой! Гой!

То-то лёли, то-то лёли…

НАРОД

Вече! Вече!

Ой, беда!

Ой, пропали!

Беда нам, мужи псковичи!

Пропали мы!

За Псков, за старину!

КНЯЗЬ ТОКМАКОВ

Ох, господи!

(Стоит, потупясь. Колокол гудит.)

ТУЧА И ВОЛЬНИЦА

(вдали)

Али негде, негде нам сложить

буйны головы за Псков?

Гой! Гой!

То-то лёли, то-то лёли…

(Затихают мало-помалу вдали.)

НАРОД

Пришёл конец тебе, наш Псков Великий!

Тяжка рука у грозного царя…


^ ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

КАРТИНА ПЕРВАЯ

(Большая площадь во Пскове; на первом плане терем князя Юрия Токмакова. У домов накрыты столы с хлебом-солью.)

НАРОД

Грозен царь идёт во Великий Псков,

будет кара нам, казнь лютая…

Грозен царь идёт во Великий Псков

с злой опричиной, со кромешною, злой.

Прогневили мы царя-батюшку,

царя грозного;

ой, не выплакать его милости.

(В глубине сцены народ толпами валит в другую часть города.)

Грозен царь идёт во Великий Псков.

Со гостиным хлебом-солью.

с мёдом сыченым, с брагой хмельною

все вы идите к царю, вы встречайте его!

(Проходят со знамёнами.)

Со святыми крестами, с хоругвями,

со святыми честными иконами

вы идите царю во сретенье.

Грозен царь идёт с злой опричиной,

со кромешною.

Где добро-то спрятать?

Деток малых деть?

(Проезжают ратные люди и всякий люд с хлебом и мёдом. Мальчишки глазеют на проходящих.)

С мёдом сыченым, с брагой хмельною

вы идите царю во сретенье,

чтоб на Псков наш он не гневался!

Грозен царь идёт во Великий Псков.

Будет кара нам да казнь.

Прогневили мы царя-батюшку,

царя грозного!

Ой, не выплакать его милости,

ой, не выплакать!

Грозен царь идёт с злой опричиной,

со кромешною, злой!

(Сцена мало-помалу пустеет.)

Божьи угоднички, Пскова заступнички,

вы за Псков наш молите господа!

Божьи угоднички, Пскова заступнички,

вы молите бога за нас!

(Несколько мужчин и женщин остаются около столов. Ольга и Власьевна выходят на крыльцо княжеского терема.)

ОЛЬГА

Ах, мама, мама,

нет мне красного веселья;

не знаю я, кто мой отец,

и жив ли он.

И родной матери моей

не знала я, не целовала,

благословенья не приняла

от родной со святым крестом…

Отца приёмного

любила, как родного;

к названной матери ходила на могилку,

а рядом с нею зеленела

забытая могилка родной,

забытая, забытая могилка зеленела.

ВЛАСЬЕВНА

Да кто тебя такими

сказками потешил?

Аль сама сторонкой, невзначай

подслушала, дитя,

чужие чьи-то бредни?

ОЛЬГА

Подслушала…

Ох, лучше б не слыхать!

ВЛАСЬЕВНА

Да ты постой, не так уж больно прытко!

Ох, родная, болтали про одно,

а ветерок донёс, поди, другое…

ОЛЬГА

Голубка, сам приёмный говорил…

ВЛАСЬЕВНА

Господь с тобой!

Кому?

ОЛЬГА

Матуте окаянному.

ВЛАСЬЕВНА

Ну, так уж есть, с чего иссохнуть от печали!

Что боярину жених-то не в угоду,

что жениха оплёл он сказкой небывалой, –

так мы уж и ушки развесим,

да и ну кручиниться да плакать.

ОЛЬГА

Знаешь, мама, кого я жду,

по ком душа заныла?

По Ивану!..

ВЛАСЬЕВНА

(в сторону)

Не много ж светлых, ясных дней

тебе, дитя, судьба сулила.

На лих беду, на горе злое

шепнуло сердце про отца.


ОЛЬГА

По нём, по грозном по царе.

И свет не мил мне без него.

(По городу начинается колокольный звон. Сцена мало-помалу наполняется народом.)

ПЕРВАЯ ГРУППА НАРОДА

Ударили в Застеньи!

В святых воротах тронули хоругви!

Скачут! Народ валит!

Никто, как он!

ВТОРАЯ ГРУППА НАРОДА

(за сценой)

Царь наш, государь,

твои рабы ложатся ко твоему

ко царскому подножью.

Твои рабы ложатся головами

ко твоему ко царскому подножью.

Твоя на нас царёва власть и воля:

вели нас казнить

аль жалуй нас и милуй!

Не повинны мы пред тобой ни в чём,

ты помилуй нас, царь наш государь!

ПЕРВАЯ ГРУППА НАРОДА

Татаре!

Кони-звери: так и пышут!

Господи! Татаре, с плёткой!

Ты помилуй нас, царь!

ОЛЬГА

(Подбегает к Власьевне.)

Ах, близок он!..

(Группа народа выходит на сцену.)

ВЛАСЬЕВНА

(Задумчиво смотрит в сторону шествия.)

Не отец грозный царь тебе,

не святым крестом

успокоит он грусть твою, дитятко,

не лаской родительской

снимет кручину тяжёлую!

НАРОД

Царь наш государь, ты помилуй нас!

Мы, государь, пред тобой неповинны,

и супротив тебя никогда мы не шли!

Царь наш государь…

^

КАРТИНА ВТОРАЯ


(Комната в доме князя Токмакова. Царь Иван, князь Юрий Токмаков, князь Афанасий Вяземский, боярин Матута. Двери справа распахиваются. В дверях видны рынды и опричники. Князь Юрий держит шапку обеими руками, кланяется и входит, не оборачиваясь к зрителям. Царь Иван в кольчуге и шеломе останавливается на пороге.)

ЦАРЬ ИВАН

Войти аль нет?..

КНЯЗЬ ТОКМАКОВ

Как, государь, поволишь!

ЦАРЬ ИВАН

Войти, коль есть божье милосердье

и милость божья на дому…

КНЯЗЬ ТОКМАКОВ

(Ещё раз кланяется в пояс.)

А где ж, коль не в твоей державе,

милость божья и милосердье божье,

коль не здесь, в дому слуги царёва?

ЦАРЬ ИВАН

Ин войти?

(к опричникам)

Вы не входите!

(к князю Токмакову)

Ну, здравия желаем вам, князь Юрий!

Присесть поволите?..

(Князь Токмаков и Матута торопливо подходят к царю Ивану и берут его под руки, князь Юрий справа, а Матута слева, и усаживают на княжеское место. Царь Иван снимает шлем и отдаёт князю Вяземскому; князь принимает и отходит к двери.)

Спасибо, право, мужи псковичи!

Царя псковским наместником сажают,

честь-честью, под руки,

ей-ей, спасибо!

Да как ещё сажают-то, вдвоём,

как подобает, по-христиански:

направл ангел, а налево дьявол!

Молчат… А шепчут уст не отверзая,

всяк про своё…

Да я-то, скудоумный,

я, худородный,

грешный раб господень,

вас разберу,

коль Бог на то поволит!..

(Матута прокрадывается к князю Вяземскому и целует у него полу кафтана. Князь торопливо машет ему рукой. Князь Токмаков покорно наклоняет голову.)

Устал…

Пора бы чарку выпить

да закусить чем ни на есть во Пскове…

Что, Юрий, есть ли у тебя хозяйка?

КНЯЗЬ ТОКМАКОВ

Нет, государь,

давно похоронил, осиротел…

Есть дочка…

ЦАРЬ ИВАН

Подросточек?

КНЯЗЬ ТОКМАКОВ

Пора вести к венцу.

ЦАРЬ ИВАН

Вели-ка поднести!

КНЯЗЬ ТОКМАКОВ

(Кланяется.)

Уж не взыщи, государь,

чем Бог послал во Пскове.

ЦАРЬ ИВАН

Эх, князь!

На перепутье и просфоре железной

будет рад калика перехожий.

(Входят: Ольга с подносом, – на нём стопа и чарки; Степанида с подносом, – на нём разные закуски. Сзади Власьевна, Перфильевна и сенные девушки. Ольга, потупя глаза, подходит с подносом к царю Ивану и становится перед ним на колени.)

КНЯЗЬ ТОКМАКОВ

Царь-государь,

челом бью!

ЦАРЬ ИВАН

Государь!

Все государи мы,

и осударь наш Псков, и Новгород.

А кто ж против Бога

и Новгорода Великого?

Цари Иваны: и дедушка, и внучек, –

во Пскове мы не царствуем,

а в гости приезжаем.

(к Ольге)

Княжна, твой батюшка поволил,

чтоб ты мне чарку мёду поднесла,

а как по имени назвать – и не сказал.

За то пусть прежде выпьет сам,

потом и скажет, как звать тебя!

ОЛЬГА

Ольга…

ЦАРЬ ИВАН

Так, Оленька, возьми и поднеси,

да и налей сама!

(Ольга подходит к князю Токмакову. Тот берёт с подноса чарку.)

КНЯЗЬ ТОКМАКОВ

Царь государь, тебе во здравие!

ЦАРЬ ИВАН

(к Ольге)

Ну, поднеси теперь и мне,

да не с поклоном только, с поцелуем!

(Ольга быстро поднимает голову и взглядывает в первый раз на Ивана; он впивается в неё глазами.)

Что? Что такое?

Мати пресвятая!

Не наважденье ль?

(в сильном смущении)

Ты, княжна, не хочешь…

Не хочешь ты со мной поцеловаться?

Со мной! Со мной, со мною-то!

Ха-ха, ха-ха!

ОЛЬГА

(Любовно глядит на него.)

Царь государь,

с тобою целоваться твоей рабе

победной недостойно!

А повелишь, живая лягу в гроб,

лишь ты б со мной простился поцелуем.

ЦАРЬ ИВАН

(Снимает перстень и кладёт его на блюдо.)

Вот перстенёк тебе,

со правого с мизинчика…

Носи его на память

обо мне, рабе Иване…

За перстенёк,

уж верно, поцелуешь?

А мёд-то слаще,

право, слаще!

(к сенным девушкам)

Девицы! Славьте!

ДЕВУШКИ

Из-под холмика, под зелёного

быстра реченька прокатилася.

Через реченьку, через быструю

мостик ясневый перекинулся.

Как по мостику шла да ехала

рать боярская.

Уж она ли то

не на смертный бой,

в гости ехала.

А навстречу-то на лихом коне

едет молодец, весь-то в золоте,

на лихом коне едет молодец,

весь-то в золоте, и блестит-горит,

словно солнышко в зорьку вешнюю.

ЦАРЬ ИВАН

Пожалуй, что теперь и закусить не худо.

СТЕПАНИДА

(подходя с подносом)

Чем Бог послал во Пскове.

ЦАРЬ ИВАН

Чего ж ещё?

Пирог псковской!

СТЕПАНИДА

Со грибками.

ЦАРЬ ИВАН

Ась?.. С чем?

СТЕПАНИДА

Со грибками, государь!

У нас во Пскове лета-то грибовны:

гости наезжают, ровно бы и хвалят.

ДЕВУШКИ

Надвигалася туча чёрная,

понасупил бровь статный молодец.

Словно травушка прилегла,

лежит рать боярская.

Вот за что поют тому молодцу

славу честную.

Слава на небе солнцу красному,

слава батюшке, царю грозному!

ЦАРЬ ИВАН

(к Степаниде)

Бойка ты и приглядна;

знать, во Пскове,

что грибы, красавицы растут.

Не то, что в нашей слободе,

слыхала ль?

СТЕПАНИДА

Как не слыхать:

«Неволею» зовут.

ЦАРЬ ИВАН

Неволей али волею,

да только ты заезжай к нам

по дороге в гости.

СТЕПАНИДА

Вели свезти!

ЦАРЬ ИВАН

(к Ольге; ласково)

Ты, княжна, в гости к нам

приезжай-ка, не бойся!

Там у нас на Москве

теремок есть высокий.

Пора хозяйке отдохнуть…

(Ольга, Степанида, девушки и мамки уходят. Царь Иван машет рукой князю Вяземскому и Матуте, они уходят и запирают двери.)

Я всё хотел тебя спросить,

князь Юрий:

на ком ты был женат?

КНЯЗЬ ТОКМАКОВ

На Насоновой, великий государь.

ЦАРЬ ИВАН

На Вере?

КНЯЗЬ ТОКМАКОВ

На Надежде…

А Вера-то была

за тутошним боярином Шелогой,

что немцы уходили под Невелем…

А Вера, с тоски бы, что ли,

ровно как рехнулась и померла…

Царь государь!

Перед тобой не скрою:

Оля Веры дочь,

а грех её покойница хозяйка

своею честью девичьей покрыла,

хоть и была моей невестой…

Да лих, боярин-то Шелога усомнился,

ну и пошёл под Невель,

там и голову сложил.

ЦАРЬ ИВАН

А Вера?

КНЯЗЬ ТОКМАКОВ

Вот, подкинула нам Олю

с Власьевною мамкой…

ЦАРЬ ИВАН

Помяни, о Господи,

рабу твою во царствии твоём!

Да престанут все убийства,

много крови!

Эй, Малюта!

Притупим мечи о камени:

Псков хранит Господь!


^ ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ

КАРТИНА ПЕРВАЯ

(Царская охота скрывается в лесу. Темнеет. Начинается гроза. Молния. Ещё несколько ловчих проезжают по дороге. Гром, молния, проливной дождь. Гроза мало-помалу стихает. Вечерняя заря.)

ДЕВУШКИ

(за сценой; вдали)

Ах ты, дубравна дубравушка,

ах, мати дубрава зелёная!

Что ты шумишь,

шумишь, надрываешься,

словно бурю ждёшь,

бурю ждёшь, непогодь?

Не видать во дубравушке,

ах, не видать пташек вольных,

только одна кукует кукушечка,

злое горе-беду накликаючи.

(Девушки, Власьевна и Перфильевна выходят на сцену и проходят по дороге.)

Птица хитра, непоседлива,

ах, нет у ней тёплого гнёздышка,

словно молодка, молодка удалая,

что не замужем-то на волюшке.

ВЛАСЬЕВНА

А Оли нет…

Знать, вперёд голубка забежала.

Ах, грех какой!

(Девушки и мамки скрываются в лесу.)


ДЕВУШКИ

(в лесу)

А и мало ль в дубравушке,

ах, птичьих гнёзд не позанято?

Ждут-подождут они в бурю-непогодь

приютить, прикрыть пташку вольную.

(Появляется Ольга.)

ОЛЬГА

Одна, в лесу…

О, как страшно-то, как страшно!

И ноги едва идут,

и руки опустились,

и сердце замерло…

А лес густой:

берёзы да осины

переплелись, как волоса…

А сучья, словно руки…

К себе как будто манят.

А сердцу-то так сладко, сладко!

В тёмном лесу душистой травкой пахнет,

и подо мной поёт кузнечик громко…

А ясный сокол мой спешит, спешит ко мне!

Нет ни души…

А вот и дуб засохший…

Оповестил: «Здесь буду ждать!»

Хоть показался б поскорее!

Туча!.. Туча!..

Желанный мой, приди же, скорей!

Приди, желанный мой!

ТУЧА

(за сценой)

Ольга!

ОЛЬГА

Я здесь!

(Михайло Туча показывается из-за кустов. Ольга бросается к нему.)

Здесь, мой друг!

ТУЧА

Зорька ясная!

ОЛЬГА

Ах, желанный мой, ах, мой миленький,

встосковалася вся душа моя,

все глаза мои я проплакала,

всё тебя, мой свет, вспоминаючи.

Вот увиделась, а всё плачу я,

да от радости!

ТУЧА

Ах, желанная, уж не чаял я

увидать тебя, ненаглядная!

Вот увиделся, и от радости

словно вновь на свет народился я!

Зорька ясная!

Всю тоску мою как рукой сняло!

ОЛЬГА

Ясный сокол мой,

всю тоску мою как рукой сняло!

Словно солнышко посередь ночи

взошло на небе, разыгралося,

меня, бедную, светом божиим,

теплом, ласкою обогрело вдруг!

Не одна теперь я, безродная,

на белом свете горе мыкаю.

ТУЧА

Зорька ясная!

Ты опять со мной,

всю тоску мою как рукой сняло.

Я с тобой опять, мой желанный друг,

делю счастие, делю радости.

ОЛЬГА

С ясным соколом, с другом ласковым

жизнь красна моя!

Как рукой сняло горе горькое,

так легко теперь стало на сердце!

ТУЧА

Что ж теперь будем делать мы?

Аль велишь во Псков

мне опять идти, на позор глядеть,

царю грозному в ноги кланяться?

ОЛЬГА

Не кори его ты, желанный мой!

Не карал он Псков, пощадил народ.

Не злодеем мне показался он,

не с боязнью его я встретила:

было весело мне в лицо ему,

в очи грозные глядеть ласково.

ТУЧА

Коли так говоришь, так покинь меня,

так иди ж к нему, погубителю!

ОЛЬГА

Нет, зачем я пойду:

всё ж чужой ведь он мне,

да и весь белый свет

стал чужим мне теперь!

Ах, ах, желанный ты мой!

Что привёл-то Господь мне узнать:

ведь я князю не дочь,

ведь безродная я,

и отца моего я не ведаю…

Одного тебя без ума я люблю,

сокол ясный мой, мой желанный друг,

мой миленький!

ТУЧА

Что ж, коль впрямь тебе

люб да дорог я,

коль жалеть тебе

в Пскове некого,

так пойдём со мной

в дальню сторону

на жизнь вольную, беззаботную.

Так пойдём со мной

в дальню сторону

на жизнь вольную, беззаботную,

на привольную

жизнь, любовную,

на широкую Волгу-матушку!

ОЛЬГА

Ты один, один у меня теперь,

без тебя мне нет в мире радости.

За тобой пойду на край света я,

за тобой пойду, мой желанный друг!


ТУЧА

Так пойдём же мы на привольную,

на весёлую жизнь, любовную!

ОЛЬГА

Волны синие, ветры бурные,

вы несите нас в дальню сторону.

Солнце светлое, звёзды яркие,

вы светите нам с неба синего!

Зорьки ясные, заиграйте нам!

Воля-волюшка, жизнь любовная,

вы встречайте нас!..

Приголубьте нас!

ТУЧА

Воля-волюшка, жизнь любовная,

вы встречайте нас!

Вы встречайте нас!

(Холопы Матуты показываются из-за кустов.)

ХОЛОПЫ

А, вот, вот они!

Вот княжна,

да и молодчик с ней!

ОЛЬГА

А!

ХОЛОПЫ

Гой! Гой! Скорей, скорей сюда!

Ой, скорей, бери, хватай княжну!

Гой! Гой!

ТУЧА

(Выхватывает нож.)

Гай! Гай!

(Холопы Матуты подбегают ближе. Одни бросаются на Михайло Тучу, другие набрасывают на Ольгу платок и схватывают её. Боярин Матута стоит поодаль между деревьями. Михайло Туча падает без чувств. Боярин Матута подбегает к нему.)

МАТУТА

Что, жив ещё?

(к холопам)

Оставьте, пусть жив!

Её берите и на коней!

(Холопы берут Ольгу на руки и уходят.)

Ладно ж, белая лебёдка,

князя названная дочь!

Не взлюбила старика,

так полюбишь поневоле!

На тебя ж, псковской наместник,

за бесчестье за моё,

за позор при всём народе

оговор пошлю к царю я!

^

КАРТИНА ВТОРАЯ


(Царская ставка. Задняя пола откинута; видны лесистая местность и крутой берег реки Медедни. Ночь. Светит месяц. Царь Иван Васильевич один.)

ЦАРЬ ИВАН

Вот, обелил я Псков,

а девчонка всё с ума нейдёт!

Былое время, молодость кипучая,

былая страсть!..

Словно бурей со дна морского

сокровища, в нём погребённые,

давно забытые, пригнало к берегу,

людям на показ и расхищенье…

Как пред очами:

лес, орешник и она…

Дрогнуло ретивое, не стерпелось!

(Задумывается.)

Теперь и плоды вон пожинаем…

То только царство сильно, крепко и велико,

где ведает народ, что у него один владыка,

как во едином стаде единый пастырь.

Ох, как бы мне управиться хотелось!

Русь оковать законом крепким, что бронёю!

Да даст ли Бог мне разума и силы?

(Читает.)

«И яко да злодеяния бесовскии

испраздниши, и учеником своим власть

давый еже наступити на змия, и скорпия,

и на всю силу вражию».

Ох, тяжко мне!..

(Входит князь Вяземский.)

Где побывал, голубчик?

КНЯЗЬ ВЯЗЕМСКИЙ

Под Печерским.

А по дороге настиг купца с товаром,

да не с своим,

с захваченным.

Он говорит, что вёз тебе с поклоном;

да вор-то мне знаком!

ЦАРЬ ИВАН

Да что ты мне загадки задаёшь!

Какой там вор?

КНЯЗЬ ВЯЗЕМСКИЙ

Боярин изо Пскова, Матута…

Шли в монастырь

псковские богомолки;

одна из них-то больно пригожа,

так он умчал её, голубку.

ЦАРЬ ИВАН

А кто она?

КНЯЗЬ ВЯЗЕМСКИЙ

Дочь князя Токмакова.

ЦАРЬ ИВАН

Послать ко мне Матуту!

Где мой посох?

(Князь Вяземский подаёт посох и уходит, потом возвращается с Матутой и опричниками.)

МАТУТА

(Падает на колени и бьёт челом оземь.)

Помилуй!

ЦАРЬ ИВАН

Вот я помилую тебя!

МАТУТА

Царь государь великий!

Казни своей рукой,

но вели сказать под пыткой слово!

Дочь Токмакова

не молиться в монастырь ходила,

а видаться с посадничьим сыном,

Тучей Михайлой.

Это он пред приездом

твоим государским

увёл с собою вольницу псковскую.

Смутитель окаянный,

ослушник воли твоей царской…

ЦАРЬ ИВАН

(гневно)

Долой с очей!

А ту ко мне!

Да одного меня оставьте на малый час!

(Вяземский, Матута и опричники уходят. Ольга откидывает полу ставки и медленно входит, опустив голову; царь идёт к ней навстречу. Ольга заламывает руки, кланяется царю в ноги и рыдает.)

Здорово, Ольга Ивановна…

бишь Юрьевна!

Не ждал тебя увидеть

об ночную пору

в моей походной ставке.

Не плачь, я не медведь,

не людоед косматый!

Не плач, я твой хозяин, дорогая гостья!

Рассказывай, как увезли тебя.

ОЛЬГА

Царь государь!

Не откажи в помоге беспомощной,

оборони от недруга лихого!

Ему меня просватали сначала,

но после я упала князю в ноги

и упросила, слёзно умолила

не погубить моей девичьей воли

за старым, ненавистным и постылым…

С холопьями напал

он в роще монастырской,

схватили там меня,

зажали рот платком

и на коня втащили…

ЦАРЬ ИВАН

А для чего ходила в монастырь?

О суженом молиться?

ОЛЬГА

Не скрою, государь…

ЦАРЬ ИВАН

(гневно)

Ведь свадьбы не бывать

за то, что ты мне правды не сказала!

В Москву возьму тебя…

А воли моей царской ослушника,

посадничьего сына, поймать велю

и привести в железах!

ОЛЬГА

О, государь, прости его, помилуй!

ЦАРЬ ИВАН

В Москву возьму тебя,

отдам за молодца любого,

кого сама захочешь…

А Михайлы казнить не стану:

засажу в темницу

и дам тебе на калачи,

корми его по праздникам!

ОЛЬГА

О, государь, не тешься надо мной,

пусти во Псков!

Я молиться за тебя пошла бы в монастырь…


ЦАРЬ ИВАН

Небось, в Печерский?

Как не пойти!

ОЛЬГА

Великий государь!

Пред тобой, как перед Богом,

помысла не скрыть,

дозволь сказать всю правду.

ЦАРЬ ИВАН

Только правду!

ОЛЬГА

Девичьи слёзы и девичье горе

тебе смешки да шутки, государь…

А пред молитвой ты шутить не станешь.

Так ведай же:

ещё ребёнком несмышлёным

научилась за тебя молиться я

и, в колыбель свою ложась,

за мамкой вслед

перед иконой Спаса я лепетала:

«Господи, помилуй отца и государя моего».

(Царь Иван видимо взволнован.)

Ты волен посмеяться надо мной

и не поверить истинному слову,

а много, много раз тогда

я по ночам тебя во сне, государь, видала…

Лишь мнится мне,

что веселей глядели очи,

и грозный лик, казалось мне,

моложе был.

И… и…

ЦАРЬ ИВАН

Красивей, что ль?

ОЛЬГА

Вымолвить не смею…

ЦАРЬ ИВАН

Скажи мне лучше без утайки:

кем чаще – букой аль царём Иваном –

тебя пугали в детстве?

А подросла, чай,

наслыхалась притчей

о некоем злодее кровопийце,

об изверге?..

От слова и до слова

готов я всю их песенку пропеть.

Он, мол, какой!

Чем только кто правее,

тем на суде его виновней;

стоит ли кто за правду, тот отметник,

злокозненный изменник и предатель;

кто житием воистину молчальным

Господу угоден,

тот ханжа и лицемер,

а тот, кто лестью гнушается, – завистник!

И вот он, мол, мужей толико

доблих, преславных

царства Русского синклитов

всеродно истребляет, аки зверь.

О нём же нам гласит Апокалипсис:

«Ни возраста, ни пола не жалеет,

грудных младенцев, старцев беспомощных,

невинных дев терзает лютой мукой

и тешится их кровью

со своею тьмой кромешной,

что сатана с бесами».

ОЛЬГА

Мне нечего бояться,

не причастна я

ни лести, ни обману.

Пустых речей ко мне

в девичий терем

не заносил никто и никогда,

а понимать мне было не по летам

про царский гнев, про царскую опалу.

ЦАРЬ ИВАН

Видно, после домекнулась?

ОЛЬГА

(Смело взглядывает на Ивана.)

Да, домекнулась!

Как не домекнуться,

когда по всей Руси

стон стоном.

Ох, не о том, не о том,

царь государь,

ты у меня бы лучше допросился,

а о моих молитвах многогрешных,

что много слышала аль нет ли полуночь.

Узнал бы ты…

(Ольга и царь Иван прислушиваются.)

ТУЧА

(за сценой)

Али негде, негде нам сложить

буйны головы за Псков?

Гой! Гой!

ГОЛОС СТОРОЖЕВОГО

(за сценой)

Что за люди такие? Что за народ?

ВОЛЬНИЦА

(за сценой)

Народ всё божий мы, гой!

То-то лё-ли, то-то лё-ли,

буйны головы за Псков!

ОЛЬГА

Христе Иисусе!

(Запыхавшись, вбегает Вяземский.)

КНЯЗЬ ВЯЗЕМСКИЙ

Царь!.. Царь!..

Вольница псковская!

ТУЧА

(за сценой; у самой ставки)

Ты здесь ли, Ольга?

ЦАРЬ ИВАН

Всех ласком!

ОЛЬГА

Здесь, Михайло!

ЦАРЬ ИВАН

А вожака треклятых взять живьём!

(Ольга хочет выбежать за ставку; царь Иван удерживает её.)


ТУЧА

(за сценой)

Вперёд, ребята, к ставке!

(Через открытые полы ставки видна схватка, слышен звук оружия.)

ВОЛЬНИЦА

(за сценой)

Катай-валяй за Тучей!

(Князь Вяземский поспешно уходит.)

ТУЧА

(за сценой)

Ты здесь ли, Ольга?

Отдайте Ольгу Токмакову!

ЦАРЬ ИВАН

Разбойники!

(Берёт меч и становится на пороге ставки.)

Я снял вину со Пскова,

молился у угодников Печерских,

а эти воры смели учинить

на ставку государя нападенье!

ВОЛЬНИЦА

(за сценой)

Гой! Гой!

ОЛЬГА

(Встаёт на колени.)

Не оставьте, божьи ангелы!

Сохраните мне милого моего!

ВОЛЬНИЦА

(за сценой)

Гой! За Псков, за старину!

ОЛЬГА

От казни лютой, пытки злой

вы сохраните мне его!

ВОЛЬНИЦА

(за сценой)

Гой! Гой!

ЦАРЬ ИВАН

(к Ольге)

Не плачь!

Михайлы казнить не стану я.

ТУЧА

(за сценой)

Ольга, друг мой дорогой, прости!

С тобой нам не видаться боле…

ВОЛЬНИЦА

(за сценой)

Псков родимый наш, прости!

ОЛЬГА

Прости, прости, друг мой!

Нет, нет, постой!

(Выбегает из ставки.)

КНЯЗЬ ВЯЗЕМСКИЙ

(за сценой)

Не дался!

Соскочил в Медедню.

Стреляй!

(Пламя выстрелов за ставкой.)

Всех угомонили…

(Медленно входит дружина с мёртвою Ольгой на руках.)

ЦАРЬ ИВАН

Безумная!

Бомелия сюда!

(Бросается к Ольге.)

Безумная!..

(Дружина кладёт Ольгу на ковёр; царь Иван наклоняется над нею.)

И я не удержал тебя, бедняжку!

Но нет… не я твой лиходей!

Безумная, ты слышишь ли, ты слышишь?

Ведь я тебе…

(Припадает к Ольге и покрывает её поцелуями. Входит Бомелий и наклоняется над мёртвою Ольгой.)

Спаси её, Бомелий!

Спаси её, мою голубку!..

(Ставка наполняется народом; народ виднеется также и через открытые полы ставки, освещённый месячным сияньем. Царь Иван Васильевич на коленях возле мёртвой Ольги остаётся всё время почти неподвижным, опустив голову на руки. Бомелий, отойдя от Ольги, стоит в стороне.)

БОМЕЛИЙ

Господь единый воскрешает мёртвых!

НАРОД

Совершилося: волей божею

пал Великий Псков с гордой волею…

За свой родный Псков, за любовь свою

отдала ты жизнь, красу,

молодость отдала.

Люди русские, люди псковские,

позабудем распрю старую

и помолимтесь о душе её,

да простит ей Господь грехи её,

божьей милости нет конца вовек!




Скачать 357.93 Kb.
оставить комментарий
Дата05.11.2011
Размер357.93 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх