Свое выступление я хочу начать возвышенными словами великого пророка Иоанна Предтечи: Имеющий невесту есть жених, а друг жениха, стоящий и внимающий ему, радос icon

Свое выступление я хочу начать возвышенными словами великого пророка Иоанна Предтечи: Имеющий невесту есть жених, а друг жениха, стоящий и внимающий ему, радос


Смотрите также:
Книга IV
Расписание богослужений в Константино-Еленинском соборе г. Астаны...
Сказка о золотом петушке...
650004, Кемерово, ул. Соборная, 24 тел. 8(3842) 35-08-58, 35-30-53...
Сценарий свадьбы...
Беседы на апокалипсис Прочитаные в храме Рождества Иоанна Предтечи в Сокольниках...
Своё выступление я хочу начать со знаменитого детского стихотворения Валентина Берестова...
Своё выступление я хочу начать с загадки...
К государственному празднику Крещения Руси 28. 07. 2010...
Иваново это город, расположенный на берегу реки Уводь в Центральной России...
Свадебная церемония на острове Бали...
Классный час на тему: "Хорошие и вредные привычки"...



Загрузка...
скачать
О СЕМЬЕ И БРАКЕ


Свое выступление я хочу начать возвышенными словами великого пророка Иоанна Предтечи: «Имеющий невесту есть жених, а друг жениха, стоящий и внимающий ему, радостью радуется, слыша голос жениха. Сия-то радость моя исполнилась».(Ин. 3:29) О женихе и невесте Иоанн Креститель, мы знаем, говорит в переносном смысле. Ни сам он, ни Тот, о Ком говорит пророк, женихом никогда не был. Говорит он о радости прихода в мир Христа. И все же образ выбран не случайно. Слова Иоанна очень понятны людям, которые знают, что нет среди земных радостей большей, чем радость жениха и невесты в тот миг, когда они впервые называют друг друга мужем и женой. Эту радость разделяют с ними друзья жениха и подруги невесты, родители, близкие… И всем верится, что это только начало радости, что за ней последует еще большая радость общения в любви и согласии тех, кто уже навсегда так прилепились друг к другу, что стали единым целым.

Всегда ли оправдывается такая надежда? Если бы так… В той же Библии читаем мы и совсем другие слова о супружестве. «Соглашусь лучше жить со львом и драконом, нежели жить со злою женою. Злость жены изменяет взгляд ее и делает лице ее мрачным, как у медведя. (Сир. 26:18,19). Что же должно произойти в жизни, чтобы некогда самое прекрасное на свете лицо стало видеться «мрачным, как у медведя»! «Сядет муж ее среди друзей своих и, услышав о ней, горько вздохнет» (Сир. 26:20), - читаем мы дальше. И многие мужчины, знаю, прочитав, скажут с горечью: «Это обо мне». И конечно не меньше на свете женщин, которые, вспомнив среди подруг о мужьях своих, вздохнут не менее горько. Боюсь, что в наше время таких случаев гораздо больше, чем в те времена, когда писались эти строки.

В чем же секрет настоящего семейного счастья, которое не только не утрачивает с годами своей силы и полноты, а напротив, подобно вину в Кане Галилейской, становится к концу жизни гораздо лучше, чем в начале? Впрочем, конца у жизни, мы верим, не будет.

Говорить о счастье, которого все хотят, но далеко не все достигают, можно только в связи с вопросом о смысле человеческой жизни. Бессмысленная жизнь счастливой быть не может. Не решив для себя, кто я есть, для чего я живу, в чем подлинное достоинство человеческой жизни и в чем ее недостоинство, не стоит решать другие вопросы. А на этот вопрос у нас, христиан, ответ есть, и очень конкретный. О нем напоминает само название нашего сегодняшнего собрания - "РОЖДЕСТВЕНСКИЕ ЧТЕНИЯ". Мы готовимся снова пережить радость РОЖДЕСТВА ХРИСТОВА, радость того, что Бог стал Человеком. Зачем Он сделал это? Кратко, ясно и точно отвечает святитель Афанасий Великий: "Бог стал Человеком, чтобы человек смог стать богом". Святитель Василий Великий о назначении человека говорит то же, хотя несколько грубовато: "Человек - это скотина, которая призвана стать богом". Если после слова "скотина", поставить точку, звучит обидно и унизительно. Однако часто люди избирают такую жизнь, будто эта точка там стоит. Зато как возвышенно и прекрасно видится наше призвание, когда мы дочитываем эту фразу до конца. Не только глазами и умом, но всею своею жизнью. Только понимать это надо правильно, не так, как соблазненные змеем Адам и Ева, а как преподобный Серафим Саровский, видевший путь "обожения" в стяжании благодати Святого Духа.

Человек становится богом через соединение с Богом. Как это понять? Только в свете величайшего новозаветного откровения: "Бог есть Любовь. И пребывающий в Любви пребывает в Боге". А значит, проще говоря, главная задача человека в этой земной жизни - НАУЧИТЬСЯ ЛЮБИТЬ. И тогда особую ценность приобретает все то, что способно его этой любви научить, то есть каждый эпизод человеческой жизни, каждая ситуация, каждое событие, каждая встреча - это, с одной стороны, урок для человека, а с другой, в то же время и экзамен. И самым строгим, самым лучшим экзаменатором становится для нас семейная жизнь.

Но вот парадокс: семья должна быть основана на любви ее членов друг к другу. И любовь здесь должна расти и совершенствоваться. Но в то же время именно в семье она подвергается таким испытаниям, каким больше нигде. Никакая лютая ненависть не сравнится с той, которая порой царит между членами семьи, утратившими любовь. Очень метко заметил Герцен, написав, что самое свирепое животное в своей норе со своими детенышами бывает кротким и ласковым; человек же, наоборот, именно в своей семье становится хуже самого свирепого животного. Слава Богу, так бывает не всегда, но все-таки часто. Почему?

Чем дальше человек находится от нас, тем легче думать, будто любишь его. Не так трудно совершать добрые дела, говорить слова любви тому, с кем встречаемся время от времени. Чем человек становится ближе, тем делать это уже сложнее. Ведь каждый стремится выглядеть перед другим в выгодном для себя свете, стараясь скрыть насколько возможно свои недостатки, а близкие нам люди оказываются наиболее открытыми, все их недостатки высвечены, потому-то их гораздо труднее терпеть и прощать.

Древнегреческий поэт Гесиод писал: "Лучше хорошей жены ничего не бывает на свете, и ничего не бывает страшнее жены нехорошей". Оговорюсь, чтобы не обидеть женщин: если бы это был не поэт, а поэтесса, то слова звучали бы так: «Лучше хорошего мужа ничего не бывает на свете, и ничего не бывает страшнее мужа нехорошего". Не так складно, но так же верно. Встречаясь с человеком время от времени, мы встречаемся не с ним, а с тем, каким он открывает себя перед нами. Недостающее дорисовывает наше воображение. Недаром народная мудрость говорит: "чтобы узнать человека, нужно с ним пуд соли съесть". По-настоящему это бывает возможно только в семье. Узнавая друг друга, супруги делают такие открытия, о которых и не предполагали до брака. И выясняется, что ты соединил свою жизнь с человеком, который не имеет ничего общего с тем, кого ты знал до свадьбы. Того, чаще всего воображаемого, ты любил, но этого (эту) любить представляется невозможным. Если, однако, сумеем мы принять в свое сердце этого "другого" , а на самом деле подлинного человека, значит действительно научились любить, а не сумеем, значит обманываемся, и Духа Божия нет в нас. И тогда нет ничего невыносимее необходимости делить кров и ложе с тем, ненавистнее кого "ничего не бывает на свете". Но дело часто не в "нехорошей жене" или "нехорошем муже", а в моей неспособности увидеть под наслоениями всего того нехорошего, чего и во мне не меньше, нетленную красоту Образа Божия и в моей неспособности помочь этому Свету пробиться наружу.

Есть и еще в Евангелии прекрасные слова, напоминающие нам о нашем призвании: "Будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный"(Мф. 5:48)

Стремление к совершенству… Многим ли оно присуще? Много ли мы делаем, чтобы жажда совершенства пробудилась в наших детях? Когда я спрашиваю об этом у школьников, у родителей, чаще всего наталкиваюсь на непонимание. Это представляется многим слишком отвлеченным. Как же мы позорно занизили планку своих устремлений! Когда-нибудь каждый из нас предстанет пред Господом и узнает, чего Господь ожидал от него, увидит ту меру, в которую должен был вырасти, и как же горько будет нам обнаружить разницу между тем, кем мы стали, и тем, кем могли бы стать, а точнее – должны бы стать. Как горько будет услышать о себе: "Ты взвешен на весах, и найден слишком легким".

Если же у человека пробудилась такая спасительная жажда (а она должна пробудиться в каждом настоящем человеке!), с чего начать ему своё "восхождение"? Прежде всего – с самопознания. Научиться видеть себя таким, какой ты есть.

А на этом пути семья - самая великолепная школа. Психологи пишут, да и по своему опыту мы знаем, что человек практически никогда, за редким исключением, не бывает тем, что он есть на самом деле. Еще Шекспир сказал, что весь мир театр, а люди в нем актеры. И это действительно так. Человек все время играет какую-то роль, и даже не одну: одну - с друзьями, другую - на работе, третью - с соседями. И это вовсе не лицемерие! И наедине с самим собой он играет роль. А вот разобраться, чем на самом деле является человек, часто не могут не только окружающие, но и он сам. Это знает лишь Бог. И еще... семья! Потому что в семье долго играть не получится. Здесь он, в конце концов, проявляется таким, какой есть в действительности.

Так вот, если ты действительно хочешь знать себе цену, понять, чего ты стоишь на самом деле, не раздражайся на то, что говорят жена и дети, - ибо они тебе дают истинную оценку, они действительно знают, чего ты стоишь. Конечно, бывает очень обидно, и гордый обижается: для всех он пророк, а в своей семье не пророк. Но если человек действительно стремится к совершенству, то должен понять: именно в семье ему укажут, над чем ему еще надо работать. Тот опыт, который человек получает в семье, бесценен.

Православное учение говорит, что человечество в том виде, в каком оно есть сейчас, - падшее, что люди повреждены, несовершенны. Эта наша поврежденность выражается, среди прочего, в разобщенности. В идеале человек должен быть в единении со всеми другими людьми, со всем миром, он должен воспринимать себя не как нечто самодовлеющее, а как часть единого организма. Быть единым не только со всем человечеством, но, более того, и со всей природой - с растительным и животным миром, живым и даже с не живым, потому что мы, действительно, составляем единое целое.

Это ни в коем случае не ведет к растворению нас в окружающем мире. Здесь некая прекрасная антиномия. С одной стороны, человек сохраняет неповторимость своей личности, с другой - чувствует свое единение со всем сущим. Грехопадение привело к разобщенности, и, может быть, трагедия мира состоит в том, что люди перестали воспринимать себя единым целым друг с другом, единым целым со всем творением. В Евангелии от Иоанна говорится, что Сын человеческий пришел, чтобы "рассеянных чад Божиих собрать во едино" (Ин. 11:52). И опять же в Евангелии от Иоанна в 17-й главе Господь молится Отцу об оставляемых Им учениках: "Да будут все едино; как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино" (Ин. 17:21).

Именно в единении - спасение. Не во внешнем каком-то единении, а в таком единении, когда чужая радость становится твоей радостью и чужая боль становится твоей болью. Ты уже не мыслишь себя чем-то отдельным не только от твоих современников, но и от прошлого, и от будущего. И таким организмом, призванным к объединению людей, является Церковь. Здесь, за Божественной литургией мы все причащаемся из единой Чаши Тела Христова, Его Крови для того, чтобы в этом Таинстве соединиться с Богом и друг с другом в Боге.

Иногда забывают об этом единении, о том, что оно является призванием человека. Но как раз семья, где муж и жена действительно плоть единая, и есть первая ступень такого объединения. Идеал единения, идеал любви - это когда двое становятся единым целым. Семья и есть тот организм, в котором две личности, два существа, бывшие изначально чужими друг другу, становятся единым целым, с единым сердцем, с едиными мыслями, с общей радостью и общей болью, по образу Святой Троицы, при этом не утрачивая своей личной неповторимости, но сохраняя ее, обогащая и дополняя друг друга. Это гармоничное целое - и есть самое прекрасное, что может быть на свете. И в основе этого лежит любовь.

Любой разговор о Боге, о вере, о жизни верующего человека - это разговор о любви. Мы говорим о любви Бога к человеку - Любви распятой и воскресшей; о любви человека к Богу - любви покаянной и благодарной; о любви человека к человеку, которая является образом отношений между человеком и Богом.

Именно так: на первый взгляд, размышления о семье – размышления о любви человека к человеку. Но любая земная любовь, в том числе и супружеская – образ тех отношений, которые должны сложиться между Господом и человеком. Во время венчания читаются слова апостола Павла, напоминающие о том же. Особенно же ярко и поэтично говорится об этом в ветхозаветной Песне Песней. Но сейчас я хотел бы подойти к вопросу совершенно с иной стороны. Далеко не все люди имеют опыт общения с Богом, зато подавляющее большинство взрослых людей любят или любили кого-то и были любимы кем-то. Здесь опыт у человечества гораздо богаче. И, может быть, именно этот опыт, опыт человеческой любви, приоткроет нам возвышенную тайну Любви Божественной.

Всех, кто любит или любил (я говорю о человеческой любви), я попросил бы вспомнить, с чего эта любовь начиналась. Сейчас наша речь идет не о любви безответной, неразделенной, а о взаимной, той, которая лежит в основе каждой счастливой семьи. Я бы предложил счастливым, любящим друг друга супругам вспомнить, как случилось, что между ними возникла любовь. Уверен, что мы практически не обнаружим таких случаев, когда любовь родилась одновременно в двух сердцах. Наверное, и такое бывало, но исключительно редко. Почти всегда сначала любит кто-то один, другой же - либо равнодушен к этому человеку, либо даже не догадывается о его чувстве. Когда, в конце концов, и он, другой, ощутит в себе любовь к первому, то это будет ответное чувство. Сначала полюбит один, а потом другой, узнав о любви к себе и оценив ее, тоже отвечает любовью. Или не отвечает. Тогда любовь остается безответной. Но при этом она, если это настоящая любовь, не исчезает, а продолжает ждать и надеяться. Мы знаем примеры, и об этом написано множество книг, когда люди вступали в брак, не имея взаимной любви, когда один уступал чувству другого, и создавалась семья. Люди годами жили вместе, и один (одна) терпеливо и преданно продолжал любить другого, с другой же стороны не было ничего, кроме доброжелательного отношения и уважения, а иногда и полного равнодушия.

Есть ли смысл в таком браке? Не обречена ли любовь, не скрепленная ответным чувством, на угасание?

Конечно, всякое бывает, но все же (и таких случаев немало) долгая и преданная любовь одного из супругов делает свое дело, пробуждая к ответной любви сердце, казалось бы, неспособное к ней. И порой эта "вторая" любовь становится не менее сильной и пламенной, чем та, ответом на которую она явилась.

И вот все это очень похоже на наше отношение с Господом.

У людей на вопрос, почему ты полюбил его, один человек из двух почти всегда ответит: потому что он (она) полюбил меня. Но есть отличия. Иногда первыми любим мы, иногда - нас. Любовь же человека к Богу - ВСЕГДА ответ на любовь Бога к человеку. И часто эта Любовь остается долгое время безответной и неразделенной, а порой и неизвестной любимому. Бог любит человека, а человек не знает об этой любви или, даже узнав, не верит в нее, не ценит ее, остается к ней равнодушным. А Бог продолжает любить и ждать. И Любовь Его сильнее, пламеннее, терпеливее и постояннее самой сильной человеческой любви!

Как радостно осознавать это! Когда мы время от времени ощущаем в сердце прилив любви к Богу, когда усиливается в душе стремление к Истине, Добру, Вечной Красоте, как восхитительно осознавать, что это лишь слабое отражение Божией любви к нам, что мы никогда не полюбили бы Бога, если бы Он прежде не возлюбил нас. "Не вы Меня избрали, а Я вас избрал..." (Ин. 15: 16), - говорит Христос Своим ученикам, которыми являемся и мы. "В том любовь, что не мы возлюбили Бога, но Он возлюбил нас..." (1 Ин. 4:10), - созвучен Своему Учителю Иоанн Богослов. И именно в семейной жизни, в общении супругов, можем мы с особой глубиной и наглядностью пережить опыт любви Божественной.

Замечательному подвижнику Георгию Задонскому один человек написал письмо, где жаловался, что его никто не любит. Георгий ответил: "А разве есть такая заповедь, чтобы нас любили? У нас есть заповедь, чтобы мы любили".

Конечно всем нам, и мне тоже, очень хочется, чтобы меня любили, но это - как получится, за это с меня особо не спросится, когда придет Суд всей моей жизни. А вот о том, как я любил, - спросится. Семья как раз и является тем местом, где есть возможность научиться любить. В одной древней молитве есть такие слова: "Господи, удостой меня понимать, а не искать понимания; утешать, а не искать утешения; любить, а не искать любви". Мне кажется - чудесные слова! В том-то наша и беда, что мы сетуем на то, что нас не понимают, мы ищем утешения, мы хотим любви, а Церковь, Христос нам говорят, что должно быть как раз наоборот: сам утешай, сам понимай, сам люби!


Протоиерей Игорь Гагарин




Скачать 98.05 Kb.
оставить комментарий
Дата05.11.2011
Размер98.05 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх