И. А. Альтман (отв составитель), М. В. Воронов icon

И. А. Альтман (отв составитель), М. В. Воронов


Смотрите также:
И. А. Альтман (отв составитель), М. В. Воронов...
Программа дисциплины «Практикум по социальной психологии» для направления/специальности...
Программа студенческой научно-практической конференции улан-Удэ 2008...
Современная геополитическая ситуация на северном кавказе: проблемы региональной геостратегии...
-
А. М. Асхабов (отв редактор), А. И. Таскаев (зам отв редактора), Н. В. Ладанова (отв секретарь)...
Э. П. Кругляков отв редактор...
-
Л. С. Ржаницына Макроэкономические проблемы в ракурсе...
-
Посвящается Вирджинии Альтман и Доменику Клери...
9. Актуальные вопросы политической науки / Отв. Фомин О. Н...



Загрузка...
страницы: 1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   21
вернуться в начало
скачать
^

Холокост на Псковщине


Введение

История человечества - это история побед и поражений, история жизни и смерти, история удивительных страданий и подлости; это - сама наша сложная и противоречивая жизнь. Немало страниц истории обильно полито человеческой кровью, среди них - страницы истории еврейского народа.

Вторая мировая война стала новым испытанием для евреев. Трагедия Холокоста не обошла и Псковщину, которая была оккупирована германскими войскам с июля 1941 по июль 1944г.

Данная работа посвящается проблеме истребления еврейского населения на территории Пскова и Псковской области. Цель нашей работы: собрать и обобщить данные о Холокосте на территории Псковщины; выявить и проанализировать архивные данные, научную литературу с материалами в период оккупации Псковщины; установть биографии евреев - узников гетто, проживающих в Пскове.

Наши задачи: 1. Проанализировать имеющиеся печатные и архивные материалы о местах расстрела евреев на территории Пскова и Псковской области во время Вели­кой Отечественной Войны. 2. Собрать свидетельства очевидцев, которые находились во время Великой Отечественной Войны на территории Псковщины. 3. Обобщить данные о жертвах Холокоста. 4. Собрать материал об увековечивании памяти жертв Холокоста на территории Псковщины.

Для написании работы использованы: «Книга - памяти», «Холакауст», «Жертвы ненависти», «Передайте об этом детям вашим...», материалы Псковского Благотворительного центра Хесед Ицхак, документы архивов и музеев Пскова и Псковской области, показания свидетелей издевательства над еврейским народом и автобиографии евреев.

Работа подготовлена при содействии директора Псковского Благотворительного центра Хесед Ицхак Беллы Борисовны, предоставившей списки жертв Холокоста на территории Псковской области и биографии узников гетто; директора Себежского музея-заповедника Петренко Алексей Станиславович, предоставившего данные Чрезвычайной Государственной Комиссии (ЧГК).


^ 1. Холокост на территории Пскова и Псковской области

«Родная Псковщина... Тяжкое испытание выпало на твою долю в годы фашист­ской оккупации. В районных центрах - гетто, огороженные колючей проволокой. Старики и подростки должны были копать рвы. Затем всех, поголовно обречён­ных, включая женщин и детей, выстраивали на краю рва и расстреливали.»1

Организаторами уничтожения евреев Псковщины были подразделения айнзатцгруппы (АГ) «А». ^ В Пскове, Острове и Опочке действовала АК-1в под командованием Ф. Панцигера. Уже с 18 июля 1941г. штаб АГ«А» разместилась в Пскове (т.е. спустя 9 дней после захвата города, в котором проживало свыше 1000 евреев). В Пскове также были сосредоточены во­енные и административно-хозяйственные органы оккупационных войск группы ар­мий «Север». С начала августа штаб АГ«А» разместился в Новоселье, под Пско­вом. В первых расстрелах евреев на Псковщине участвовали подразделения Аë» (айнзатцкоманда (АК) 9 и зондеркоманды (ЗК) 7а и 7в), которые действовали в этот период на границе современных Смоленской, Витебской и Псковской областей. Именно они провели уничтожение евреев в Невеле, Себеже и Великих Луках2.

^ 1.1 Периодическая печать на оккупированной территории Псковщины

Периодическая печать рассматриваемого периода позволяет раскрыть вопрос о месте антисемитской пропаганды в системе расисткой идеологии нацистов и степе­ни её эффективности. Свыше 400 периодических изданий, выходивших и распространявшихся нацистами на оккупированной территории Советского Союза на языках народа СССР, позволяют взглянуть на события Холокоста глазами читателя провинциальной городской газеты того времени.

Некоторые газеты имели межрегиональный характер. Распространялась по всей оккупированной территории России орловская газета «Речь» и выходившая в Пскове газета ^ «ЗА РОДИНУ» (редакция назвала её «первой русской ежедневной газетой в освобождённых областях»). Тиражи достигали десятков тысяч и даже более сот­ни тысяч экземпляров. Они выходили с фотоиллюстрациями, некоторые номера из­давались с использованием цветной печати.

В последние месяцы оккупации еврейская тема вновь становится «популярной». После относительного спада антисемитской риторики во второй половине 1942г. (к этому времени 4/5 евреев были уничтожены) оккупационные газеты с весны 1943г. вновь возвращаются к «еврейскому вопросу». Авторы этих материалов писали о возможных последствиях возвращения Красной Армии и тех бедах, от которых не­мецкие оккупационные власти «освободили» местное население. Именно в этот пе­риод газеты активно цитируют антисемитские высказывания известных русских писателей и политиков. Лейтмотив таких публикаций - необходимо бежать вместе с немецкой армией от мести евреев. В то же время в нацистской пропаганде активно публикуются статьи и фельетоны типа «Жиды не спешат воеватъ» и о «третьем фронте» в Ташкенте.

Активно использовались цитаты классиков русской литературы. Так, в газете ^ «ЗА РОДИНУ» (Псков) поместила на первой странице статью «Иудейство бедствие всех народов» с подзаголовком «Жиды в оценке Достоевского». Ежё там была опубликована статья «Евреи в советской музыке»3 (29.10.1943 г.), где го­ворилось, что 75% - 90% студентов и 50% преподавателей консерваторий являются евреями.

«Просветительская» антисемитская работа издателей газет выражалась в публика­ции огромного количества материалов о преследованиях евреев во все времена и во всех государствах мира; приводились цитаты из антисемитских высказываний из­вестных философов и политиков. Этот бурный всплеск антиеврейской риторики накануне отступления войск нацистов был одним из их последних резервов в идеологической борьбе с «иудо-большевизмом». Она была призвана запугать людей угро­зой мести со стороны советских властей и обеспечить если не поддержку оккупан­тов, то хотя бы неучастие в движении Сопротивления.

1.2 Гетто

Одно из первых гетто на территории России было создано 7 августа 1941 г. в г.Невеле Псковской области . Оно просуществовало меньше ме­сяца. На территорию загородного парка «Голубая дача» по приказу бургомистра Васильева было согнано свыше 1000 человек, преимущественно женщин и детей. В информации, посланной в Москву после освобождения города, говорилось:

«Превратив «Голубую дачу» в лагерь, немцы ввели в нем ожесточённый режим, заключённых использовали на работах, во время которых подвергали их издева­тельствам, избиениям и истязанием».

Второе гетто в ^ Невеле было создано на торфопредприятии и также было ликви­дировано в конце сентября.

В сентябре создаются гетто в Себеже (150 узни­ков) и Великих Луках (около 60 узников). В октябре появилось ещё 2 гетто на территории Псковской области - Усвяты (160 узников) и Бежаницы (120 уз­ников)4. В феврале 1942 г. был создан гетто в Пустошке.

^ Трудовые лагеря. Возрастающая потребность оккупантов в рабочей силе при­водила к созданию многочисленных рабочих лагерей для евреев. Рабочими или трудовыми лагерями оккупанты называли места временного содержания евреев при проведении длительных принудительных работ внутри или вне того или иного насе­лённого пункта, а также место концентрации еврейского населения, используемого на сельскохозяйственных работах. В отличая от гетто, мужчины и женщины содер­жались здесь, как правило, раздельно. Их размещали в специальных помещениях, которые охранялись местной полицией. Здесь не было еврейских советов. Узники не получали здесь платы и медицинского обслуживания. Они были полностью отрезаны от своих родственников.

Они начинают возникать летом - осенью 1941 г. в России - г. Невель. Летом 1943г. в Порхове был создан рабочий лагерь, где работали военнопленные и несколько десятков евреев из рижского гетто. В акте ЧГК было сказано, что здесь на­ходилось до 400 человек.

^ 1.3 Уничтожение евреев на территории Псковской области

Псков

В Пскове была организована сеть лагерей, в которых немецкими властями проводилась политика по уничтожению евреев пытками, голодом, истязаниями, казнями. Такие лагеря были созданы на Завеличье, льночесальной фабрике, при заводе "Пролетарий" и других местах.

Осенью 1941 г. была проведена регистрация. Евреев заставили носить опознавательные знаки, они привлекались к самым тяжелым работам «без копейки денег и пайка». Среди автиеврейских мер местным жителям особенно запомнился запрет посещать баню. Систематически проводился грабеж еврейского имущества. Зафиксированы случаи изнасилования евреек немецкими солдатами.

В конце 1941 г. в деревне Моглино организовали трудовой лагерь для военно­пленных и гражданского населения, «из них большинство евреев и цыган, включая стариков и детей». Узников лишь на 1—2 дня привлекали к дорожным работам, а затем расстреливали. Число жертв, по неполным данным, составило около 700 чело­век, о чем сообщалось в «Информационной записке о злодеяниях немецко-фашистских оккупантов в Пскове», направленной в ЦК ВКП (б) в сентябре 1944 г. Среди 112 установленных жертв-евреев находились 14 мужчин, 57 женщин и 41 ре­бенок5. Можно предположить, что число жертв Холокоста здесь было не менее 400—500 человек.

Около 500 человек из Эстонии депортировали в конце 1941 года в город Псков, где их расстреляли. 6

В феврале 1942 года гитлеровцами были вывезены за город около 1000 евреев - женщин, детей и стариков. Все они были подвергнуты надругательствам, а потом расстреляны в карьере около деревни Ваулино и Подборовских торфяниках.7 Кроме того, расстрелы производились в Крестах у Рижского моста, у Рогозина леса, близ поселка Андрохнова, в районе бывшего салотопного завода, у селения Моглино. Поголовному уничтожению подвергались все евреи.

Ограбление и нажива при расстрелах занимали особое место. Свидетельствует бывший секретарь городского управления Пскова в период оккупации Н.В. Ратковский: "Ценностирасстрелянных евреев забрал себе комендант города Мартман."8

Зверства фашистов по отношению к евреям не знали предела. На улице Интернациональной в доме №45 размещался госпиталь. Среди медперсонала было несколько врачей и санитаров - евреев. В один день они были собраны и куда- то увезены. По словам жителей, они были сожжены на Завеличье в одном из лагерей в сарае вместе с находившимися там военнопленными.

Массовое уничтожение евреев в Пскове прошло в начале 1942г. Вскоре после оккупации все мужчины города были вывезены в концлагерь «Печора» в Эстонии «для проверки русских». Вероятно, тогда же многие евреи погибли, в том числе — от голода.


^ Южная часть Псковской области

Невель. Одним из первых жертв на территории Псковской области стали евреи Невеля, оккупированного 16 июля 1941 г.

7 августа они были собраны и перевезены в пригород, в парк «Голубая дача». На рассвете 4 сентября 1941 г. здесь подразделения ЗК-7а, входившая в состав Аë», расстреляли 74 мужчин-евреев якобы «за поджог»9 . В этот же день состоялся мас­совый расстрел женщин и детей (не отражённый в отчёте АГ «В» и, возможно, про­ведёнными другими подразделениями СС). Очевидцем этого события стал немецкий мотоциклист ефрейтор Г. Кильгорн. По свежим следам, всего через четыре дня, он дал показания в Витебске, которые запротоколировал штабной офицер, шокированный сведениями о расстреле невинных жертв. Этот протокол - одно из самых све­жих впечатлений очевидца о расстреле невинных жертв. Он бал дан по собственной инициативе и содержит детали, которые отсутствуют в показаниях нацистов перед судом. Кильгорн показывал:

«Я узнан от солдат оперативного отдела, что приблизительно в двух километ­рах от стоянки состоится массовый расстрел евреев. Говорили, что мужчины бы­ли якобы расстреляны в тот же день на рассвете и что по очереди стоят женщи­ны. Потом я пошёл с несколькими товарищами из оперативного отдела на место, расположенное примерно в 2-х километрах. Там я увидел толпу в количестве при­близительно 600 женщин и детей под охраной эсесовцев. Число 600 является не только моим подсчётом, но так высоко определялось число и другими солдатами оперативного отдела.

Из этой толпы непрестанно выводили по 5 женщин к находившемуся на расстоянии 200 метров противотанковому рву. При этом женщинам завязывали глаза и они должны были держаться за палку, с которой их подводил один эсесовец ко рву. Когда они подошли, они должны были раздеваться донага, за исключением не­скольких старух, которые должны были обнажить только верхнюю часть тела. Потом несколько эсесовцев сталкивали их в ров и с верху расстреливали их. Когда женщины услышали приказ раздеться, они очень кричали, потому что поняли, что они будут расстреляны.

Так как у меня не было много времени, и я должен был вернуться к своей машине, то я оставался на месте экзекуции не более полу часа, и за это время было рас­стреляно 30 50 женщин. Расстрел остальных продолжался и после моего ухода, я присутствовал при начале экзекуции от 10—11 часов утра.

Что касается противотанкового рва, то это была большая яма, к которой я сам подошёл на расстоянии 5 метров. После расстрела одной группы женщин следую­щая группа сталкивалась на том же самом месте в ров, прямо на тех, которые только что были расстреляны. Расстрела детей я лично не видел, но большое коли­чество детей находилось в толпе. Я категорически подтверждаю, что мои показа­ния соответствуют истине: (Штаб-) Квартира, 8.09.1941г. А.О.К.Д 1УВи. Подписал: ефрейтор Г. Кильгорн»

Расстреляно 800 человек. Из них известны имена 458 убитых узников. (Список известных мирных жителей еврейской национальности, замученных фашистами, предоставлены в таблице 1).

Ещё 200 человек, которых около месяца заставляли работать на торфоразработ­ках, расстреляли позднее. Перед казнью над ними издевались, убитых зарывали «вместе с ранеными и живыми грудными детьми..

Несколько жителей Невеля арестовали и доставили в городскую тюрьму для вы­яснения «принадлежности к еврейству». Свою акцию по уничтожению гетто нацис­ты цинично объяснили угрозой эпидемий. Всего в Невели было уничтожено, по со­ветским данным, около 2000 евреев10.

По показаниям свидетеля Ранкова Ивана Васильевича, в июле 1942 карательный отряд арестовал семью Райковых. Их стали избивать, после чего усадили около вы­рытой ямы и расстреляли за принадлежность к еврейской нации. (Из акта комиссии, по расследованию злодеянию фашистов. Акт составлен в ноябре 1944г.)

В декабре 1941г. 13 евреев были казнены на территории Саминского сельсовета Невельского района.

^ Великие Луки. В конце августа - осенью 1941г. прошли казни около 60 евреев (до войны их было свыше полутора тысяч) в Великих Луках, оккупированных на­цистами 19 августа 1941г., и нескольких евреев в Гдовском районе11. Дополнение предоставлены в приложении 3.

Опочка. С ноября 1941 по март 1942г. продолжалось уничтожение примерно 120 евреев в Опочке. (Список известных мирных жителей еврейской национально­сти, замученных фашистами, предоставлены в специальной таблице).

Пустошка. С февраля по начало марта 1942г. шли расстрелы евреев - узников гетто в Пустошке (около 1000). Сохранились свидетельства о расстреле осенью — зимой 1941 г. заложников, врачей и больных — ев­реев. В районе деревни Железница несколько евреев были зарыты в могилу живы­ми. Местная жительница Мария Романова пыталась откопать их, но к месту рас­стрела вновь подъехала грузовая машина с обреченными и карателями. Их одежду — мужскую, женскую и детскую, — по свидетельству бывшего кладовщика Псков­ской городской управы, привезли на нескольких подводах.

Себеж. Список известных мирных жителей еврейской национальности, замученных фашистами, включает 21 человека.. В 150 м восточнее еврей­ского кладбища находится захоронение мирных жителей - себежан еврейской национально­сти, заживо погребённых фашистскими палачами. Всего захоронено более 120 человек.

Свидетель Борейко Николай Фёдорович рассказывал:

  • "Я жил на оккупированной территории... Начальником полиции был Бусс. Под его руководством полиция выгоняла на работу жителей города на строи­тельство окопов, расчистку дорог и сооружение укреплений. Тех, кто отказы­вался - арестовывали и приводили в полицию к Буссу, который избивал и на­правлял в карательный отряд. А там пороли розгами до полусмерти. В 1943 году ко мне домой пришёл полицейский КАРТЕЛЬ, чтобы выгнать на работу. "На кого я буду работать?" спросил я у него.... Через несколько минут при­шли из жандармерии и меня арестовали. Дали пять розог, и отправили в так называемый рабочий лагерь. В этом лагере было 250 человек. В городе Себеже в 1942 году были арестованы все евреи, как старики, так и дети от 1 до 13 лет. Это дело было зимой. Все евреи были согнаны на Нижнюю улицу, а оттуда их погнали через озеро по направлению ветлечебницы. Там их расстреляли"...12

  • "С евреями немцы и их пособники расправлялись без всякого суда и след­ствия. Они полностью истребили еврейское население города. Об этом до­полняет свидетель Борейко Фёдор Евстегнеевич - рабочий электростанции"13.

  • "В марте 1942 года, говорит он, - полиция производила арест еврейского на­селения. Всех евреев согнали на Нижнюю улицу. В 11 часов дня толпа стари­ков, женщин и детей часть раздетых до гола, частью в одних рубашках, под командой начальника полиции БУСС была направлена через озеро. На пол­километра от места расстрела была выставлена охрана и никого близко не пускали. В этот день было расстреляно 96 евреев. Это же подтверждают и до­прошенный Козлевич Владислав Станиславович и Соколов Николай Кузь-мич. Кроме того, последние показали, что в феврале 1943 года на базарной площади, против хлебного магазина, немцами был повешен Соловьёв беже­нец из Ленинграда, которого заподозрили в связи с партизанами. Над головой повешенного немцы прибили фанерный лист с надписью: "Кто осмелиться прийти на территорию, занятую немецкими властями с замыслами шпионажа или вредительства, того ждет такая же участь»14.

В начале оккупации летом 1941 г. в Себеже было расстреляно два еврея по обви­нению в поджоге. Затем в течение нескольких месяцев (вследствие взяток комен­данту-австрийцу) евреи не уничтожались. Но в конце зимы 1941/42 г., в 15-градусный мороз, 97 человек были казнены. Их собрали вместе в 11 часов утра. По­лицейские, во главе с начальником полиции Буссом, повели их к месту расстрела «частью раздетых догола, частью в одних рубашках»15. Зверски были сожжены 11 женщин и детей.

«Пасхальная Экспедиция». В период 15 — 20 апреля 1944г. было убито, сожжено и замучено 281 человек мирного населения, в том числе, которых более 50 детей в возрасте до 10 лет. Жуткие сцены рассказывают очевидцы, случайно уце­левшие от зверской расправы гитлеровцев. Вот что рассказала колхозница Луташев-ского сельсовета Порозова Евдокия Никитьевна:

"25 апреля 1944 года немцы начали прочёсывать все кустарники леса, выгоняли мирных жителей и расстреливали. 17 апреля они добрались до нас. Часов в 5 вечера немецкие солдаты и полицейские, вооружённые автоматами и пулемётами, ворва­лись к нам в землянку, где находились я, мой муж;, дочь и другие родственники. По­лицейские скомандовали выходить из землянки. Первым пошёл мой муж:. Его тут же с двух сторон расстреляли. Хотел выйти брат, но, видя, что немцы стреляют, повернулся обратно. У меня на руках был 6 летний ребёнок. Мы стали просить: па­ны, мы мирные люди, не стреляйте в нас!". Они прекратили стрельбу, пока мы все вышли из землянки, окружили нас и погнали на возвышенность. Там установили пу­лемёты и открыли по нашей толпе огонь. Я с девочкой на руках упала, хотя ещё не была ранена, но ребёнок был ранен. Все кричали и упрашивали, но стрельба про­должалась. Затем немцы пошли проверять, нет ли среди нас живых и обнаружили девочку, которая металась около меня, стараясь спрятаться от немцев. Я не ше­велилась. Немец выстрелил в голову ребёнку. Немцы ушли, и я осталась в живых"16.

УСВЯТЫ. (Список известных мирных жителей еврейской национальности, заму­ченных фашистами, включен таблицу ). В гетто У свят устраивались публичные казни партизан и советских активистов-евреев, а также молодежи и пытавшихся из­бежать регистрации или не переселившихся в гетто. В июле 1941 — январе 1942 г. в ходе трех акций (соответственно 100, 30 и 20 жертв) здесь были уничтожены 150 евреев17

Тогда же погибли около 30 человек в Идрице.

В Усвятах гитлеровцы устраивали публичные казни, ими расстреляно и замучено 70 евреев.


^ 1.3.3 Восточная часть Псковской области

Порхов. «Кровавая расправа под Порховом». «...В конце декабря 1942 года, рассказывает Леон Михайлович Попучно, всё время проживающий в Порхове во время его оккупации, - немецкими властями было приказано собрать всех евреев, проживающих в городе, с их семьями к военному городку. Все евреи городской Управой были доставлены к городку на лошадях. Им было объявлено, что их отпра­вят в Ригу и им с собой нужно взять только самые ценные вещи, а питание брать не 24

надо, т.к. им якобы, питание будет дорогой оплачено. В то время из нас ни кто и не знал, куда девались евреи, отвезённые к военному городку. И только весной 1942 года, когда сошёл снег, стало известно, что все евреи немцами были расстреляны за военным городком и даже не закопаны. Трупы расстрелянных были закопаны вес­ной жителями города Порхова. В этой кровавой расправе над евреями, немца рас­стреляли более 40 человек» (из акта злодеяниях немецко-фашистских захватчиков.)

27 ноября 1943г. Все жители д. Красуха были сожжены, в том числе и семья Фо­гель из семи человек18.


Бежаницы. Список известных мирных жителей еврейской национальности, за­мученных фашистами, смотреть таблицу 7. 120 евреев было уничтожено в 1941 — начале 1942 г. в гетто Бежаницы. Несколько сот еврейских семей (около 1000 человек) расстреляли в Бежаницком районе.

Дедовичи. (Список известных мирных жителей еврейской национальности, замученных фашистами, помещен в приложении). В конце 1942г. нацисты выявляли скрывающихся евреев в сельской местности, в частности в Дедовичском районе. В сов­хозе «Красная Горка» расстреляли две семьи медицинских работников, включая че­тырех детей. В декабре 1942 г. в деревне Крюково была расстреляна мать с двумя детьми, в марте в том же районе — женщина с четырьмя детьми от 2 до 9 лет. Всего же в этом районе было обнаружено и расстреляно, после избиений и издевательств, 18 евреев19.

ЛОКНЯ. 1942г. 2 февраля в Локне расстреляно 37 евреев, в том числе 12 детей от 2 до 16 лет. Весной расстреляли две еврейские семьи в Локнянском и Олоховсом с/с. Семья Сандаловских из 4-ёх человек расстреляна в декабре 1942.

Всего погибло около 50 евреев в Локне и около 60 евреев в Густопшинском рай­оне, в уничтожении которых активно участвовала местная полиция. Вот что показал один из свидетелей: «Среди казненных в болоте между Старой и Новой Густопкой были семьи кузнеца Решеткикова и кожевника Г. Малтинского включая семерых де­тей в возрасте от 4 до 15 лет»20.

«Никогда не забуду». «... Когда началась Великая Отечественная Война, мне было 11 лет. В посёлке Локня осталось несколько семей евреев - 52 человека. Я жил с мамой и братьями в доме по улице Социалистическая 11. Всех евреев согнали в наш дом и там мы жили до 2-го февраля 1942г. А 2-го февраля подъехала крытая машина с немцами, и стали стучать в двери, ломать их, бить прикладом окна. Во­рвавшись в дом в 23 часа ночи, стали насильно выгонять стариков и детей. Всех посадили а машину и увезли за посёлок, в МТС. Там завели в помещение без окон и от туда выводили по два человека с охраной.... Когда увели мою маму, и она не вер­нулась, настала наша очередь, я пошёл с братом. Нас повели к яме, велели встать перед ямой на колени. Сзади были произведены два выстрела, которые убили моего брата, а я вместе с ним упал в яму. Расстрел продолжался. Когда я пришёл в себя, было уже тихо...»21 (Из воспоминаний А.Г. Филоновского.)


Окончательное решение «еврейского вопроса».

Летом 1943г. были уничтожены последние евреи на территории области: в городах ^ Порхов (40) и Остров (200 человек). Это были узники рабочих лагерей. Таким образом, «еврейский вопрос» на Псковщине был «решен» в основном в первые полгода оккупации, когда было уничтожено более 80% оказавшихся здесь евреев. Около 250 евреев дожили до лета 1943 г.

Всего же на территории Псковской области нацисты и их пособники, включая ме­стную и эстонскую полицию, уничтожили не менее 5200 местных и эвакуированных евреев. Также в Пскове в конце 1941 - начале 1942г. было уничтожено несколько сот евреев (преимущественно женщин) из Эстонии. Уничтожение депортированных евреев из других регионов СССР – одна из главных особенностей Холокоста на Псковщине.


^ 2. Автобиографии узников гетто.


В Пскове и на территории Псков­ской области проживают 18 бывших узников гетто. Вот наиболее интересные автобиографии, с которыми мы ознакомились.

^ Кватунов Геннадий Аронович:

Я, Квактунов Геннадий Аронович, 1938 г. рождения, во время войны находился в г. Пскове с мамой до 1944 г.

В 1944 г. всех жителей города вывезли на Запад. Мы с мамой попали в концлагерь в Литве. В лагере несколько раз делали обыски и забирали евреев и детей. Меня прятали в каких-то тряпках. Из лагеря мы чудом оказались в Риге. Там мы жили в доме, огороженном колючей проволокой, где содержали евреев. Здесь особенно от­личался один немец, который не скупился на подзатыльники. Бить по голове было его хобби. Несколько раз и я летел кубарем с его напутствием: "юде". Плакать за­прещалось. Потом всех погрузили на корабль, отделив детей от родителей, помес­тив в другом помещении. Кормили только хлебом и водой. Матросы тоже не ску­пились на шлепки и подзатыльники, говоря, что евреев надо выкинуть за борт, в море. Когда мы прибыли в порт, началась бомбёжка, и мама забрала меня к себе. Всех погрузили на поезд, и мы долго ехали, питаясь чем придётся. Останавливались во время бомбёжек, но из вагонов никого не выпускали. Прибыли мы в город Кюстрин. На поместили на территории какой-то школы, в бараке, за высоким забором и колючей проволокой. Всем дали работу и мне пришлось на территории убирать му­сор. Если что-то пропускал, надсмотрщик старался не пропустить удобного слу­чая и ударить почему-то опять по голове, приговаривая, что евреи - грязные свиньи и их нужно убивать. У меня начала часто болеть голова от всех этих "ласк" и я многого не помню. (Август, 2000 г.).

^ Галяева Регина Самуиловна:

Я, уроженка города Пскова. Когда началась война, мне было 6 лет. Семья состояла из 3-х человек. Мать -Мамиоффе Ирэна Иосифовна до войны работала провизором в аптеке. Отец - Ма-миоффе Самуил Соломонович, банковский служащий. Когда началась война и на­висла угроза оккупации, наша семья должна была эвакуироваться из Пскова. Но, так как отец был ответственен за банковские документы и деньги, мы должны были ждать специальной машины. Но машина не пришла, так как немцы вошли в Псков очень быстро (на шестнадцатый день войны). Так мы остались на оккупиро­ванной территории. Через десять дней после оккупации отца расстреляли в числе десяти заложников на базарной площади. Меня же взяли и прятали (как еврейского ребёнка) сначала наши друзья, а позже, когда были массовые расстрелы евреев и прятать меня было опасно, меня прятала моя мама в нашем же доме (ул. Некрасо­ва, 50) в чулане, выводя на улицу только ночью.

В январе 1944 г. нас вывезли в г. Печёры и поместили в концлагерь, который на­ходился в Печках (окрестности г. Печёры). Вывозили нас (я и мать) под фамилией Шведер, это девичья фамилия матери (она полька). После окончания войны мы вос­становили фамилию Мамиоффе.

После замужества я Галяева Регина Самуиловна. (Июль, 2000 г.).

Дмитренко (Ляховская) Дина Владимировна

Жила счастливая семья - папе, Ляховскому Владимиру Минаевичу, 32 года, маме, Ляховской Анастасии Ивановне, 30 лет, мне 10 лет, сестрёнки Вале, 4 года.

1941 год — война, оккупация. Немцы начали погромы и грабежи в нашем доме (г.Порхов). Переворачивали всё, не гнушались ни чем. Хлеб топтали ногами. Отца забрали, когда забирали молодых мужчин евреев и вскоре он был замучен в г. Пскове (его били, а потом облили бензином и сожгли). Дедушку забрали, когда забирали всех евреев и расстреляли, а меня с сестрёнкой мама спрятала в погребе. Затем нас выгнали из нашего дома, и в нём поселились немецкие офицеры. Сестра была сбро­шена в артезианский колодец и погибла. Я с мамой были забраны, в чём стояли и нас вывезли в концлагерь "Саласпилс". На шее каждого был повешен металличе­ский номер - человек был просто номер. Потом меня с мамой разлучили и вывезли в детский концлагерь "Тухинген " (Германия).

Я работала на изготовлении соломенной обуви для немцев. За невыполнение норм наказывали сажали в карцер, оставляли без пищи и воды. Работала по 12 часов, выходных не было. А потом меня перевели работать нянечкой в ясли с маленькими детьми и с теми, кто не умел ходить. Работала круглосуточно. Карательные экс­педиции проводились безжалостно. Детский лагерь "Тухинген " за высоким забо­ром и колючей проволокой фашистская фабрика смерти. Детский лагерь "Ту­хинген " считался один из наиболее тяжёлый среди себе подобных, за ним прочно закрепилась репутация мрачного и кровавого. Все созданные гитлеровцами лагеря являлись лагерями уничтожения. О лагере "Тухинген " описано в книге "Поезд в но­чи " В. Литвинова. Это — документальное повествование о поиске, длившемся без малого четверть века...На 171 странице есть такая записъ:"До самого конца гитлеровцы и влосовцы так и не узнали, что жившие у нас на этаже девочки Дина Ляховская и Нина Петрашевская были еврейками".

Освобождена я была советскими войсками в мае 1945 года и направлена в детский дом в Новгородскую область. С 25 декабря 1985 года — на пенсии, ветеран труда, инвалид, живу одна. (12 июля 2000 г.)

^ Легкова Раиса Вениаминовна:

Гетто - это место, где люди постоянно ждали смерть.

К началу войны мне было почти 6 лет. Мои детские воспоминания — это воспо­минания эмоциональные, когда запоминается не целая картина, а какие-то отдель­ные эпизоды, почему-то отложившиеся в детских отрывочных воспоминаниях. Наша семья жила в городе Велиже Смоленской области. После первой бомбёжки бомба попала в наш дом, мы были в саду, уцелело то, что было на нас. Мой отец был инвалидом, невоеннообязанным, он нанял лошадь, и мы с бабушкой, мамой, се­страми, женой брата с двумя детьми попытались уехать из города, но немецкие танки обошли нас и таких как мы, и под конвоем вернули в Велиж. Нашего дома уже не было, и все мы переехали (маминой маме), у которой было пятеро детей. Отца, других мужчин, мальчиков-подростков (всех евреев) сразу забрали, и, ка­жется, в июле 1941 года расстреляли за городом, в салотопке. Попрощаться с от­цом не удалось, но мы видели его в колонне, окружённой фашистами и собаками, а он увидел нас. Очень детские воспоминания — на отце были грязные ботинки, а он был всегда такой аккуратный... А рядом со мной - очень красивая молодая мама с голубыми глазами и длинными светлыми волосами...

^ Все евреи ходили в одежде, на которой были нашиты жёлтые круги спереди и сзади.

Мне помнится, что гетто представляло собой бывшее свиноводческое хозяйст­во с административным зданием, домиками для обслуживающего персонала, сви­нарниками, в которых сделали нары для нас, вокруг был ров, 4 вышки, за рвом дале­ко — поле и колючая проволока. Часть людей жила в домиках свинарок, а им отдали дома евреев. С собой в гетто взяли столько, сколько смогли унести, в том числе и постель, было уже холодно осень, в гетто не было ни еды, ни дров, ни воды, воду набирали во рву ковшиком, а за едой лазили дети под колючей проволокой в соседнее село. Ещё раньше немцы отобрали у всех евреев документы и ценности. В гетто на одежде жёлтые круги уже не носили. Маму прятали от немцев в подвале. Она и её сестры никогда не выходили на улицу. Люди в гетто умирали каждый день. В гетто пробыли примерно до января 1942 года. Однажды бабушка стала в 5 часов утра и увидела, что немцы забивают двери и окна в бараках, чтобы сжечь их вместе с людьми. Бабушка разбудила всех, одела, вывела на улицу, за домом в ров спускалась лестница, и немцы нас не видели, когда мы пошли по рву, потом — на насыпь, за на­ми пошли другие люди. Немцы увидели и стали стрелять. Мы убежали, а те, кто шёл за нами, остались лежать убитыми. И дети не понимали, почему люди не встают.

Мы добежали до деревни, дома были открыты, хозяев не было. Мы спустились в подвал одного дома, там было зерно в мешках, а посередине подвала — яма, в кото­рой мы и сидели. Немцы стреляли в подвал, пули застревали в мешках, сыпалось зерно, но все остались живы. Просидели в яме до ночи, еды не было, было холодно, по этому вышли из подвала и пошли к себе домой. Пришли ночью, дома было пусто, ничего не было. Через два дня мы пошли в лес, была зима, тётя потеряла моего двоюродного брата, он выскользнул из одеяльца и остался в снегу. Бабушка просила тётю идти дальше, не задерживать всех, но тётя отказалась, вернулась и нашла малыша, потом все пошли дальше. В аэропорту встретили немцев, их командир сказал, куда идти, чтобы не наступить на мины, при этом он не знал, что мы ев­реи. Мы пошли в сторону фронта. Шли посередине улицы, обречённые на смерть, ведь стреляли с двух сторон, но, увидев нас, красноармейцы перестали стрелять, перестали стрелять и немцы. (27 октября 2000 год.)


Заключение


Приведем данные о выявленных гетто и числе их узников на территории Псковщины :




^ На­селенный пункт

Дата созда­ния

Число уз­ников

Дата лик­видации

^ Число жертв

1.

Бежаницы

10.41

120

9



120

2.

Великие Луки

09.41

59

10.41

59

3.

Локня

09.41

70

02.42

50

4.

Невель

08.41

2000

04.09.41 конец 09.41

1880 200

5.

Опочка

08.41

200

9

200

6.

Псков

08.41

Более 1000

01 - 02.42

1000

7.

Пустошка

02.42

100

02.42

70

8.

Себеж

09.41

150

03.42

97

9.

Усвяты

10.41

160

28.01.42

30

Нам удалось собрать сведения из архивов, музеев, изучить материалы псковского благотворительного центра «Хесед Ицхак». Составлена карта, где отмечены места известных гетто на территории Псковщины. Собраны автобиографии узников гетто, проживающих в данное время в Пскове.

В нынешнее время на территории Псковского района псковский благотворитель­ный центр «Хесед Ицхак» установил памятник "Памяти псковичей - жертв ХОЛОКОСТА ". Автор работы - главный архитектор Псковской области Бессонов В.И.

Увековечено и место расстрела евреев Невеля. Но эта работа должна быть продолжена. Мы надеемся, что установленные нами данные (включая имена и фамилии жертв) помогут в этом благородном деле.



^ Теребихина Анастасия, Поморский Государственный

университет им. М. В. Ломоносова, г.Архангельск,




оставить комментарий
страница15/21
М.В.Воронов
Дата05.11.2011
Размер4,57 Mb.
ТипКнига, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   21
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх