Никитомихалковщина-2: ответ оппонентам icon

Никитомихалковщина-2: ответ оппонентам


1 чел. помогло.
Смотрите также:
Л. Е. Морозова ответ моим критикам...
Рс всгаки; Аякова Ж. А., ответ за нирс бф нгуэиУ; Басхаева Т. Г., ответ за нирс бгу; Прушенова Е...
-
За каждый верный ответ ставится 1 балл во всех классах...
Рабочая программа по информатике 6...
Тематическое планирование по Обществознанию. 11класс...
Джош Макдауэлл...
Интеллектуально – познавательная игра...
Тест по литературе состоит из 36 вопросов: вопросы...
Тест по литературе состоит из 36 вопросов: вопросы...
Предисловие к английскому изданию...
Материалы газеты "Соратник" №104...



Загрузка...
скачать
Дмитрий Калихман


Никитомихалковщина-2: ответ оппонентам.


«Напишешь пером – не вырубишь топором»


Народная мудрость


Первое издание книги «Никитомихалковщина» вызвало определённую реакцию в Интернете. Связано это, в первую очередь, с главным героем книги «популярность» которого в народе «все выше и выше» с каждым днем. Знак у этой «популярности», правда, отрицательный. В связи с этим разберем наиболее характерные возражения, высказанные автору. Как всегда, среди них есть справедливые, за которые автор выражает благодарность высказавшим их, есть несправедливые и даже лукавые, а есть и просто замечания, обусловленные невнимательным прочтением книги или незнанием предмета обсуждения.

Начнем по – порядку и рассмотрим критику г-на Дюкова, появившуюся в Интернете. Приведем его текст полностью:

«^ Стал обладателем любопытного артефакта - книги Д.М. Калихмана "Никитомихалковщина". Содержание книги предельно просто: ведущий специалист в области разработки блоков командных навигационных приборов для систем управления КА "СОЮЗ-ТМА" и, по совместительству, один из авторов зубовского двухтомника "История России. ХХ век", критикует "исторические" фильмы Михалкова. И под некоторыми критическими пассажами я даже бы подписался. Но вот беда: гр. Калихман, заслуженно критикуя Михалкова за незнание истории, сам в оной не особенно разбирается. В 1885 году у него не существует созданного императором Александром III в 1881 году Особого совещания (с. 53), слово "Родина" у него запрещено большевиками и в 1936 году только входит оборот (с. 23; тов. Сталин, делая доклад на XIV съезде в ВКП(б), и не догадывался, что он нарушает партийный запрет), а Я. Серебрянский, умерший в 1956 году, отравлен в 1937 году (с. 72).

А в конце Калихман от избытка чувств и вовсе скатывается в истерику: "Таким образом, молодой мажор и конъюнктурщик 1970-х превратился в настоящее время в фальсификатора отечественной истории, киноизвращенца, пошляка и растратчика казенных средств, иными словами - Калигулу отечественного кинематографа! ...Неужели Михалкову самому не ясно, что, прикасаясь грязными руками к чистым понятиям Императорского Дома, Белого движения, духовного наследия русской эмиграции, он оставляет на них свои грязные пятна, данным понятиям, не принадлежащие!? Совершенно очевидно, что идеален в нашем мире только Бог!", и т.д. В общем, чужой против хищника. Местами даже забавно».

Что ж, автору тоже забавно читать подобные утверждения в духе еще памятных комсомольских собраний. Но, разберем их по - порядку.

  1. Автору, бесспорно, льстит, что господин Дюков позиционирует его скромную брошюру с наименованием «артефакт». Оппонент, очевидно, пытался вложить в это понятие иронию, да вот беда – плоховато у него как с чувством юмора, так и со знанием иностранных слов, употребляемых в русском языке. Если заглянуть в Википедию, то можно узнать, что «Артефа́кт (от лат. artefactum — искусственно сделанное) — явление, процесс, предмет, свойство предмета или процесса, появление которого в наблюдаемых условиях по естественным причинам невозможно или маловероятно. Появление артефакта, следовательно, является признаком целенаправленного вмешательства в наблюдаемый процесс, либо наличия неких неучтённых факторов». Данное понятие имеет ряд значений, но к рассматриваемой проблеме имеет отношение только одно: «артефакт культуры - искусственно созданный объект, имеющий знаковое или символическое содержание. Артефактами культуры могут быть созданные людьми предметы, вещи, а также феномены духовной жизни общества: научные теории, суеверия, произведения искусства и фольклор». Помилуй Бог! Никогда, даже в страшном сне, который определённо «страшнее» сна Котова в фильме «Утомлённые солнцем - 2», автору в голову не приходила мысль, что скромная брошюра, которую правильнее было бы назвать аналитической запиской, вызовет у господина оппонента столь знаковые сравнения! Автор искренне благодарен ему за лестные слова и незаслуженно высокую оценку своего скромного труда.

  2. Из всех высказанных г-ном Дюковым далее замечаний справедливым является лишь одно. Действительно, на стр. 72 первого издания сказано, что чекист Яков Серебрянский был отравлен в 1937 году. Здесь у автора вышла небольшая накладка. Точнее было бы сказать, что была попытка отравления, Серебрянский выжил, но, тем не менее, был арестован. Однако далее оппонент сам допустил ошибку, говоря, что Яков Серебрянский умер в 1956 году, не уточняя от чего. А умер он на допросе у следователя Военной прокуратуры, генерал-майора юридической службы П.К. Цареградского в Бутырской тюрьме. Как известно, на допросах в МГБ просто так не умирали. Так что, быть может, было бы для него и лучше принять легкую смерть от яда, нежели мученическую в застенках, хотя, конечно, сути дела это не меняет. Вопрос в другом. Все исторические примеры в книге являются фоном повествования, доказывающим правильность или ложность событий в исторических фильмах Михалкова. Ведь не Якову же Серебрянскому посвящена книга и не анализу работы ОГПУ в 1930-е годы. По всему поэтому на реальную судьбу Мити Арсентьева судьба Якова Серебрянского влияния бы не оказала: бывший белогвардеец был бы однозначно репрессирован, вне зависимости от того, был бы Серебрянский насмерть отравлен или же сидел в тюрьме. Тем не менее, автор выражает благодарность г-ну Дюкову за замеченную опечатку. Однако далее оппонент делает глобальные выводы, что автор сам плохо владеет историческим материалом, так как якобы не знает, что Особое совещание было организовано Александром III в 1881 году и, естественно, существовало в 1885. Автор, действительно, не знал столь уникальных подробностей царствования Императора Александра III, так как совещаний с подобным названием в эпоху Александра 3 было достаточно много, было и Особое совещание при Министерстве внутренних дел (создано в 1881 году) - для рассмотрения дел об антигосударственной деятельности. Согласно статье 34 положения о государственной охране могло приговаривать к ссылке «в отдалённые места империи» на срок до 5 лет. Но вот с совещания со смыслом сталинского ОСО, а самое главное - действиями не существовало в природе. Напомним, что в книге речь шла о том, что по авторскому тексту в фильме «Сибирский цирюльник» было сказано, что Андрея Толстого судил закрытый суд и приговорил его к 7 годам каторги, на что автор возразил, что в те годы это было невозможно, т.к. «троек» и ОСО (Особое совещание при НКВД СССР) в эпоху Александра III, слава Богу, не существовало. Совершенно ясно, что автор привел сравнение эпох, доказывая историческую ошибку режиссера. Не понять этого было невозможно. Следовательно, имеет место факт «передергивания» оппонентом исторических аналогий. Ну, да ладно, оставим эти заявления на совести г-на Дюкова, не владеющего такими понятиями русского языка, как омонимы. Напомним, что омонимы – это слова, одинаковые по начертанию и разные по смыслу. Так, например, слово «коса» имеет, как минимум, три значения: коса у девушки, коса для скашивания травы и коса на побережье реки или моря. Так вот, между Особым совещанием, созданным Александром III в 1881 году, и сталинским, несмотря на их предполагаемое одинаковое название, смысловая разница на десять порядков более разная, нежели между тремя упомянутыми выше косами, т.к. в эпоху Александра III бессудными расправами над людьми не занималась ни одна организация, вне зависимости от ее названия. Если кто-то попытается сравнить административную высылку при Царе на 5 лет с приговорами «Особого совещания при НКВД СССР», боровшимся, в основном, не с революционерами, ввиду их отсутствия, а, например, с великим русским артистом Георгием Жженновым, получившим 5 лет лагерей, а отсидевшим – 17, или с выдающимися инженерами Сергеем Павловичем Королевым и Валентином Петровичем Глушко, получившими по лживым наветам 10 и 8 лет тюрьмы, а также с тысячами и тысячами других ни в чем неповинных людей, то буйной фантазии подобного человека можно позавидовать. Более того, между 5 годами административной высылки и 7 годами каторги даже при Царе была существенная разница. А о чем в действительности можно пожалеть, так это об отсутствии машины времени для того, чтобы г-н Дюков на своей шкуре смог прочувствовать принципиальную разницу между Особым Совещанием Царя – Миротворца и сталинским ОСО. Так что данное замечание не только несправедливое и абсолютно безграмотное, но и лукавое.

  3. Не менее безграмотным и лукавым является замечание того же оппонента по поводу слова «Родина», которое, по его словам, товарищ Сталин произносил на 14 съезде ВКП (б). Автор не изучал материалы 14 съезда ВКП (б), т.к. уровень компетентности г-на Дюкова стал ему понятен после исследования вопроса об «Особом совещании» при Александре III, но, даже, если поверить в то, что Сталин это слово произносил, то вложен в него был совершенно иной смысл. Вот только хочется спросить у господина Дюкова: «А слово «Россия» товарищ Сталин случайно там не произносил»? Напоминаю «знатоку истории» четверостишье:

«Но мы ещё дойдём до Ганга,

Но мы ещё умрём в боях,

Чтоб от Японии до Англии

Сияла Родина моя».

Вот эту «Родину» и имел в виду товарищ Сталин на 14 съезде, т.е. Всемирную Республику Советов после победы Мировой революции. Но это было бы ещё полбеды для господ Дюкова, Михалкова и им подобных поклонников товарища Сталина. Дело в том, что перу того же автора принадлежат ещё одни «проникновенные» строки, свидетельствующие как о «любви к Родине» самого «поэта», так и о «патриотизме» товарища Сталина, при правлении которого произведения подобного рода публиковались и награждались различного рода премиями:

«Я предлагаю Минина расплавить, Пожарского…

Зачем им пьедестал?

Подумаешь, они спасли Россию,

А может, лучше было не спасать»?

Заметим, что «качество» приведенной «поэзии» и качество исторических фильмов г-на Михалкова приблизительно одинаковые. Вот такую «родину» «любили» до 1935-36 годов всякие сталины и вскормленные ими «совпушкины». Стало выгодно – «полюбили» иную «родину», в которой несчастные бронзовые Минин с Пожарским, которых чуть не отправили на переплав, попали в знаменитую сталинскую речь в качестве «великих предков». Не напоминают ли подобные метаморфозы поведение главного героя обсуждаемой книги? Только вот ни Россия, ни Минин с Пожарским к подобной «любви» никакого отношения не имеют!

А, интересно, какую «родину» имел в виду господин Дюков: Японию или Англию? Я – Россию, за которую сражались русские офицеры и солдаты. И об этом четко сказано в книге, а если с логикой у господина оппонента проблемы, то из этого не следует плохое знание автором истории. А всех интересующихся действительным положением дел со словом «Родина» в то время автор может отослать к широко известным книгам «Архипелаг ГУЛАГ» Александра Солженицына и «Дети Арбата» Анатолия Рыбакова. Там эта тема описана хорошо. Два выдающихся писателя жили в сталинскую эпоху, так что предмет обсуждения знали. А на возражения «совпатриотов», типа «вот они-то своими произведениями и развалили Советский Союз», заранее отвечу: «К доктору, господа! Скорее, к доктору»!!! А к какому – сами знаете. Если два пожилых человека двумя романами смогли развалить «сверхдержаву» с миллионным КГБ, в задачу которого входило ту самую державу охранять, то «прочность» ее была просто «потрясающей»!

Тот же оппонент, лукаво выдёргивая из контекста отдельные фразы, типа «идеален в нашем мире только Бог», говорит, что ему забавно их читать. Он, что – воинствующий атеист? Если так, то может держать свое мнение при себе, не оскорбляя религиозные чувства верующих, а, если – нет, то непонятно, что его в данной фразе не устраивает.

Ему же «забавно» читать, что негоже трогать грязными руками чистые понятия Императорского дома, русской эмиграции и Белого движения, естественно, имеющих свои недостатки и пороки, так как идеален в мире только Бог. У меня есть ряд вопросов к господину оппоненту:

  1. Он хочет сказать, что Императорский дом и Русские Цари, уж какими бы они ни были, сравнимы по своему моральному уровню и пользе, принесенной Отечеству, с господином Михалковым? Он, действительно, это хочет сказать? Если оппонент считает, что сравнимы, то у меня к нему вопросов больше нет, остальные должны ему задать врачи – психиатры, а, если – нет, то тогда пусть объяснит, какое имеет право г-н Михалков обливать грязью членов Императорской фамилии, изображая Георгиевских кавалеров трусами, подлецами и лжесвидетелями?

  2. Господин оппонент считает, что «Манифест просвещенного консерватизма» по своему интеллектуальному уровню сравним с трудами Ивана Ильина, Питирима Сорокина, Николая Бердяева, а также с трудами более 300 ученых, изгнанных из Советской России большевиками на знаменитом «философском корабле»? Если – да, то к доктору, господин оппонент, срочно к доктору!!! А, если – нет, то лучше в будущем сначала подумать, прежде, чем писать подобные глупости.

  3. Очевидно, господин оппонент имеет славную боевую биографию? Он сражался на полях Русско – японской и Первой мировой войн, пережил катастрофу России, ходил в Ледяной поход, был раз 20 ранен в боях за Отечество, покинул Родину, вел тяжелую эмигрантскую жизнь или провел лет 20 в сталинских лагерях, не потеряв в обоих случаях веры в Россию, а потом, во Вторую мировую войну, вновь пошел в бой, причем, даже не важно, в чьих рядах – Русского корпуса в Югославии, Красной армии или же в рядах армий Союзников – США, Англии или Франции; господин оппонент, очевидно, сражался в рядах Французского Иностранного легиона в жарких песках Африки или тропиках Азии; а после всех войн, боев и походов, так и не приняв гражданство ни одной из стран мира (в случае нахождения в эмиграции), или же опять, угодив в сталинские лагеря (в случае жизни в СССР), или даже, живя на свободе, не получая за свои ранения ни копейки денег и не рискуя что-либо рассказывать детям и внукам, чтобы не угодить вновь в те самые лагеря, в который раз не пал духом, а в старости из последних сил писал воспоминания для будущих российских историков, чтобы им было проще рассказать правду о Русской Смуте, и, зачастую, не дописав, умер, не изменив идеалам юности?! Очевидно, что это не так, как в случае г-на оппонента, так и в случае г-на Михалкова. Отсюда – г-ну оппоненту негоже писать глупые фразы и зубоскалить по вопросам, в которых понимаешь весьма немного, а г-ну Михалкову снимать фильмы о Белой эмиграции, чередуя их с просталинскими декларациями и киноопусами.

Так вот, из всего вышеизложенного можно констатировать следующее: автор в 96-ти страничной брошюре допустил одну неточность, замеченную г-ном Дюковым, а г-н Дюков в 21 строчке наделал массу ошибок и изрек столько абсолютно невежественных «мыслей», замеченных автором, что вопрос о знании или незнании истории можно считать закрытым. Более того, чувствуется, что с моралью у г-на оппонента проблемы, как и у главного героя обсуждаемой книги. Как дело касается замечаний, то они весьма конкретны, даже с указанием страниц, а как подписаться под «пассажами автора», так - «под некоторыми». Какими? А кто ж его знает? Очевидно, под угодными г-ну Михалкову. Что же касается «впадения автора в истерику» в конце книги, то на этот пассаж мы ответим господину Дюкову чуть ниже.

Следующим опубликованным в Интернете комментарием является комментарий на сайте магазина «Русская деревня», который также приведем полностью:

«На месте издателей мы бы дали книге "дозреть". Когда на протяжении девяноста с лишним страниц читаешь про Михалкова, что он "фальсификатор отечественной истории, киноизвращенец, пошляк и растратчик казённых средств", хочется как-то посочувствовать главному антигерою. Тем более, что на повышенных тонах оспариваются детали, а по существу исторической концепции Михалкова спора почти нет. "Подумаешь, извращенец! Толерантнее надо быть!" – ответят оппоненты Калихмана, прочитав книгу, и будут правы».

Начнем также по – порядку.

На протяжении девяноста с лишним страниц не утверждается, что г-н Михалков «пошляк» и т.п., а доказывается это при помощи исторических фактов и ссылок на первоисточники.

Подобные возражения относятся либо к невнимательному прочтению книги, либо к нежеланию ничего понимать, вследствие отсутствия логики и абстрактного мышления, поэтому придется фразу разобрать подробно и предметно специально для людей, слабо воспринимающих абстрактные примеры.

  1. Автор книги считал и считает, что большевики были преступниками против всех народов мира, и что Белое движение было единственной возможной альтернативой Гражданской войны в России, к сожалению, нереализованной, за что мы и по сей день платим по векселям. Эта мысль красной нитью проходит в книге из-за того, что именно с темы Гражданской войны в России г-н Михалков начал свой «творческий путь» в историческом кинематографе. С этим можно соглашаться или не соглашаться, но автор свои позиции готов отстаивать перед кем угодно. К этим выводам он пришел самостоятельно в 20 лет , а нынешний уровень информированности о той эпохе лишь укрепил в нем эту уверенность. Более того, автор, вследствие своей профессиональной деятельности, никогда не был за границей, не видел (по крайней мере, в советские времена) жизни стран Запада, шедших по иному пути развития, нежели СССР, и не имел возможностей для сравнения её с советской, и, тем не менее, он к указанным выше выводам пришёл. Михалков же бывал на Западе много раз и имел возможности сравнения. Тем не менее, он снимал и продолжает снимать фильмы просталинского и пробольшевистского толка, совмещая это с широким пользованием благами западной цивилизации, мимикрируя от «потомственного дворянина из старинного боярского рода» к примитивному сталинисту, как в прямом, так и в обратном направлении, в зависимости от политической конъюнктуры. Интересно, а на какой машине ездит г-н Михалков: на «Жигулях» или стареньком «Москвиче»? А деньги он считает в «деревянных»? Не пора ли определиться и позиционировать себя либо как потомственного дворянина, либо как сталиниста, ибо два данных понятия в нравственном смысле абсолютно несовместны? Но так как этого не происходило, не происходит и не произойдет никогда, то господин Михалков – мажор и конъюнктурщик. К примеру, убежденного коммуниста, остающегося таким всю жизнь, а, самое главное, живущего по декларируемым принципам, автор мог бы считать своим врагом, но никогда - конъюнктурщиком и мажором, мог бы искренне ненавидеть, но никогда – презирать, но, во-первых, попытался бы переубедить. Но г-на Михалкова переубеждать не в чем, за полным отсутствием каких-либо убеждений.

  2. Для того, чтобы пояснить оставшиеся термины, рассмотрим лишь одну, пятую сцену «Утомленных солнцем - 2» из весьма многих. Речь идет об оправляющем естественные надобности летчике. Если оппоненты захотят убедить автора и весь мир в том, что они не оправляют свои естественные надобности, то их нужно отнести к особому типу живых существ на Земле. Думается, что Нобелевская премия ученым, которые объяснят это уникальное явление, уже уготована. Однако если кто-то из оппонентов начнет снимать на видеокамеру процесс собственного испражнения в туалете, то выглядеть это будет весьма странно, даже, если он будет просматривать снятые «шедевры» в суровом одиночестве, не говоря уже о публичных показах.

  3. Пойдем дальше. Уважаемому оппоненту такие съемки кажутся недостаточными, и он вылезает на обрез лоджии, страхуется там при помощи монтажного пояса, закрепляет соответствующим образом видеокамеру и начинает испражняться на головы бабушек, сидящих на лавочке возле подъезда, дико гогоча при этом. Бабушки вызывают милицию (или же полицию – не суть важно), та убеждается в том, что уважаемый оппонент не пьян, просматривает отснятые кадры, вызывает карету скорой помощи, которая доставляет оппонента в близлежащую психушку, где начинается долгий и нудный процесс лечения.

  4. Пойдем еще дальше. Уважаемый оппонент не одинок. Находится «гениальный режиссер», «современный Феллини», который, просмотрев видеозаписи уважаемого оппонента, находит их любительскими, и начинает «профессиональную» съемку сего «шедевра». Просмотрев отснятый материал, он говорит, что сюжет убог, что надо наложить на него какое-то историческое полотно, и начинает «накладывать» военные сцены. Испражнения продолжают лететь на головы прохожих, а дальше сюжет повторяется. Врачи доставляют «гения» в ту же самую лечебницу и кладут рядом с «исполнителем главной роли». Заметим, что данный сюжет, в отличие от испражнений с самолета, вполне реализуем технически. Так как это назвать? Каким словом? По мнению автора, пошлость – это еще самое мягкое, а человек, снимающий подобные мерзости называется пошляком. С учетом разобранного в книге сюжета с самолетом и публичного показа фильма с саморекламой «великий фильм о великой войне», это плюс ко всему, и киноизвращение.

  5. Пойдем еще дальше. Совершенно естественно, когда в годы Второй мировой войны немецкие пропагандистские фильмы изображали советских солдат и офицеров биологическими выродками и «унтерменшами», а советские кинематографисты, не оставаясь в долгу, представляли всех поголовно немцев дураками и негодяями самого последнего пошиба. Война – есть война, причем на всех фронтах, включая и идеологический. Но уже в конце 1950 - х – начале 1960 – х годов были сняты великолепные фильмы о войне, такие как «Летят журавли», «Живые и мертвые» или же советско – итальянский «Они шли на восток», в котором бывшие противники по Второй мировой войне пытались разобраться в свершившейся трагедии, несмотря на относительную молодость огромного большинства ее участников. Так зачем же через 65 лет после окончания войны падать до уровня пропагандистских фильмов, изображая немецких летчиков полнейшими идиотами? Были бы они таковыми, то не сбивали бы по 352 самолета противника, как Эрик Хартман, на Восточном фронте. Неужели уважаемым оппонентам не ясно, что Михалков мерзкой и абсолютно невероятной с технической точки зрения сценой испражнения немецкого летчика с борта пикирующего бомбардировщика нагадил на историческую память народов о самой страшной в истории человечества войне. Неужели необходимо разжёвывать, как первоклассникам, что горе немецкой матери при получении похоронки на сына и русской – мало чем отличаются друг от друга. А что не было матерей у французских, английских, итальянских или американских солдат? А что, у них отцов не было? Вторая мировая война стала величайшей трагедией человечества, раны ее не зарубцованы до сего дня, и в данном случае не важно, чей зад вылез из самолета – немецкий, русский, французский или американский. Гадил не смоделированный на компьютере зад летчика, гадил Михалков на память всех жертв той войны. Более того, если разобранный в прошлых пунктах сюжет есть просто грязь, которую легко смыть, то сюжет из фильма гадит на пролитую кровь, а это уже – мерзость несмываемая! Сцены гибели людей в фильмах о любой войне должны бередить душу зрителя, вызывать сопереживание свершившейся трагедии, а не пошлый гогот в зале, который только и может вызвать рассматриваемая сцена. Поэтому с серьёзной точки зрения фильм «Утомленные солнцем - 2» вообще рассматривать невозможно, ибо не знаешь, как себя вести: то ли смеяться, то ли плакать, то ли уйти с фильма, что делало подавляющее большинство зрителей в кинозалах. Автор, к сожалению, вынужден был просматривать «шедевры» Михалкова по нескольку раз, так что уж извините, господа оппоненты, я бы на Вас посмотрел после стольких просмотров подобного уровня фильмов. Можно, конечно, возразить: «Ну и сидел бы тихо, чего вылез»! Да – надоело! Сколько можно терпеть издевательства совершенно обнаглевших чиновников! Если в обыденной жизни от этого никуда деться нельзя, то хоть в кино можно быть свободным от их «творчества»?! Кто же Михалков после всего этого? Фальсификатор истории – самое мягкое, что можно сказать, а с учетом остальных «перлов» УС-2, да плюс подробно разобранных «перлов» «Сибирского цирюльника», картина получается совсем нехорошая.

  6. Предпоследнее. Как известно, деньги из ничего не возникают. И тут совсем не важно, чьи деньги потрачены на съемки продукции подобного качества. Даже если предположить, что г-н Михалков все до последней копейки потратил на съемки фильмов, то все равно – громадные средства бездарно растрачены, и кто-то их не получил: пенсионеры, школьники, учителя, врачи, ученые, инвалиды, причем, даже не важно в какой форме, в форме ли государственных субсидий или частных пожертвований. Поэтому – он растратчик, а уж казенных или частных средств – не суть важно. Если кому-то из оппонентов не нравятся подобные термины, то можно посоветовать следующее: вложить личные средства совместно с Михалковым в его «кинопродукцию», не привлекая государственные деньги или деньги спонсоров, и получить «сверхприбыль» в кинопрокате. Думается, что после пары-тройки подобных «вложений» оппоненты совместно с «великим режиссером» окажутся вместе с бомжами на близлежащей мусорной свалке, собирая в ней отходы на пропитание.

  7. И, наконец, последнее. Гай Цезарь Калигула творил то, что ему заблагорассудится: въезжал на коне в Сенат, назначив своего коня сенатором, отрубал головы скульптурам римских богов, прикрепив позже на их туловища скульптурные изображения своих, тратил деньги на оргии, прокутив меньше, чем за год, два миллиарда семьсот миллионов сестерциев, словом, плевал на всех и ни с кем не считался. Аналогичные по своему смыслу деяния творит в Союзе кинематографистов Михалков, поэтому сравнение вполне корректное. Вот только уж лучше бы «великий режиссер», подобно Калигуле, прокутил все деньги, вреда бы для общественной нравственности было бы меньше. А ведь, действительно, если вдуматься, какой «авторитет» в общественном мнении приобрел Михалков после снятия «УС-2» и «Цитадели», истратив на «шедевры» порядка 100 миллионов долларов? Большой ли авторитет он приобрел после выпуска пресловутых «Манифестов» и высказывания «гениальных» мыслей поучительного свойства по телевидению? После всех этих «перлов» даже абсолютно равнодушные к его «творчеству» люди, занятые, в основном, бытовыми проблемами, стали относиться к г-ну Михалкову негативно. Что уж говорить о тех, кто позиционирует себя с какими-то общественно-политическими течениями, уж не важно, реально действующими ныне или же отошедшими в историю. Во мнении об УС-2 едины коммунисты и духовные наследники Белогвардейцев, ветераны Великой Отечественной и всех локальных войн, демократы и националисты, республиканцы и монархисты, словом, абсолютно все. Так зачем «гениальному режиссеру» была нужна подобная «слава»? Лучше бы ездил по России – матушке, устраивал кутежи с цыганами, щедро накрывал столы и поил всех кряду дорогими винами и коньяками! А с его-то «коммуникабельностью» такую бы любовь народную приобрёл! Приехал бы на Дон, выпил за память донских атаманов, начиная с Матвея Ивановича Платова и заканчивая Алексеем Максимовичем Калединым, да как казачий хор грянул бы песню:

«Славим Платова – героя,

Победитель был врагам!

Победитель был врагам,

Слава донским казакам»!

Все бы донцы за него горой встали! А там и до Екатеринодара недалеко. Собрал бы на месте гибели генерала Лавра Георгиевича Корнилова таких, как автор этих строк, как спели бы вместе корниловский марш:

«За Россию и Свободу,

Если в бой зовут,

То Корниловцы и в воду,

И в огонь идут»!

И никаких «Никитомихалковщин» и споров с оппонентами! А там и до Кавказа недалеко - к героям – терцам в станицу Червленую! Да как сверкнули бы на солнце обнажённые казачьи шашки и кинжалы, понеслись бы намётом верховые в черкесках, зазвучала бы «Наурская», а после неё – и известная строевая песня Петра Кулебякина:

«С Богом, терцы, не робея,

Смело в бой пойдём, друзья,

Бейте, режьте, не жалея,

Басурманина - врага»!

И все кавказские казаки – твои на всю жизнь! А после – в аул Гуниб…. Собрал бы там представителей Чечни и Дагестана, накрыл бы столы, да прочитал со слезами на глазах лермонтовские строки:

«Велик, богат аул Джемат,

Он никому не платит дани,

Его стена – ручной булат,

Его мечеть – на поле брани,

Аула храбрые сыны

В огне войны закалены!

Дела их громки по Кавказу

В народах дальних и чужих,

И сердца русского ни разу

Не миновала пуля их»!

А потом поднял бы бокал в «светлую» память имама Шамиля, Кази-Муллы и Хаджи – Мурата. Да Басаева с Дудаевым добрым словом помянул бы – и все джигиты твои!

Ну, а после – в Первопрестольную… Почтил бы у Соловецкого камня память жертв политических репрессий, ну а там – и Красная площадь недалече… Накрыл бы столы и под красными флагами в обществе коммунистов и ветеранов КГБ поднял бы бокал за «Великого вождя и учителя» Иосифа Виссарионовича Сталина и его «железных» наркомов – Ягоду, Ежова, Берию и Абакумова! А потом все вместе со слезами на глазах спели бы песню:

«Выпьем за Родину, выпьем за Сталина,

Выпьем и снова нальем»!

Так, глядишь, и сто миллионов долларов закончились бы, зато эффект-то какой! Любимец народа! Так и до Президентского кресла недалеко! Конечно, с Гаем Цезарем Калигулой не сравниться, ибо в современном денежном исчислении два миллиарда семьсот миллионов сестерциев будут составлять сумму в рублях, как минимум, в тысячу раз большую, но зато есть на кого равняться! А так, кроме бездарно растраченных денег и полного падения авторитета, ничего не получилось…

Но, оставим иронию… Дело, к великому сожалению, весьма серьезное. Так что уважаемым оппонентам прежде, чем обвинять автора в каких – либо грехах, нужно было внимательно вчитаться в текст книги, а не цепляться к отдельным фразам, вырывая их из контекста повествования, и уж, тем более, не обвинять автора во «впадении в истерику», которая автору при более внимательном прочтении оппонентами его биографии не может быть свойственна по определению.

Фраза: «тем более, что на повышенных тонах оспариваются детали, а по существу исторической концепции Михалкова спора почти нет. "Подумаешь, извращенец! Толерантнее надо быть!" – ответят оппоненты Калихмана, прочитав книгу, и будут правы» требует отдельного рассмотрения.

Как известно, народная поговорка гласит: «^ Долг платежом красен». С «толерантностью» у Михалкова большие проблемы, ибо, если бы это было не так, то кинематографисты не бежали бы из возглавляемого им союза. Все его наглые высказывания по телевидению, публичные трусливые избиения ногами по лицу молодого парня, которого держат за руки охранники, все это, конечно, очень «толерантно». Личности, типа Михалкова, пользуясь вседозволенностью, благодаря близости к власти, ведут себя по – хамски абсолютно со всеми, даже со своими старшими товарищами по кинематографическому цеху (как, например, с Эльдаром Рязановым), которым они ни по заслугам, ни по таланту в подмётки не годятся. Отсюда – никакой «толерантности» по отношению к подобным типам быть не может.

В книге детально рассматриваются фильмы для доказательства сделанных выводов. Без детального рассмотрения никакие доказательства невозможны. А выводы сделаны предельно четкие. Они-то и не нравятся оппонентам. Что ж тут можно поделать? Как говорится, делайте собственные выводы. Кроме того, фильм «Утомленные солнцем -1» оценен положительно с точки зрения постановки и на 70 % положительно с точки зрения исторических фактов. Про остальные фильмы Михалкова слова плохого сказано не было, напротив, они, равно, как и игра артистов во всех фильмах, оценены достаточно высоко. Так что подобный комментарий лукав. Что же касается «исторической концепции» г-на Михалкова, то вся книга посвящена доказательству того, что её нет и в помине, а есть политическая конъюнктура, выродившаяся в последнем фильме «Утомленные солнцем - 2» в политическую порнографию. Создается впечатление, что оппоненты либо невнимательно читали книгу, либо вообще её не читали, а, бегло просмотрев, бросились критиковать.

Что же касается совета по «дозреванию» книги, то он принимается: вот именно сейчас она и «дозревает». Если случится второе издание, то все конструктивные замечания будут учтены. Единственно, что можно предположить для объяснения появления подобной критики на сайте книжного магазина «Русская деревня», так это то, что работники магазина, зная «любовь» народа к главному герою книги, специально вырвали из контекста наиболее острую фразу с целью привлечения внимания покупателей. Что ж, в этом случае автор с пониманием относится к позиции оппонентов.

Более взвешенная критика прошла со стороны Алексея Юсева. С некоторыми его замечаниями автор согласен, а с некоторыми – нет. Начнем с последних.

  1. В начале своей рецензии Алексей отмечает, что автор явно не киновед. Это абсолютно точно. В 1980 году, когда автор в возрасте 17 лет выбирал свой жизненный путь, ему и в голову не могло прийти, что отечественный кинематограф падёт до современных низин, что его будут возглавлять личности, типа г-на Михалкова, и что придётся тратить время на обсуждение политической порнографии, за которую в те недемократические времена «гениального режиссёра» торжественно отправили бы в психушку! И, заметим, весьма правильно бы сделали: иногда минус, умноженный на минус, даёт в жизни плюс, как в математике - всегда. Кстати, именно в этом, 1980, году на экраны вышел великолепный фильм Эльдара Рязанова «О бедном гусаре замолвите слово». В фильме дело с гусарской формой обстоит не совсем благополучно, равно, как и с орденами на груди офицеров. Однако ни в 1980 году, ни ныне, автору в голову не приходила и не придёт мысль писать статьи или брошюры с названиями, типа «Эльдарорязановщина» (да простит автора, ради Бога, Эльдар Александрович за подобное сравнение!), в которых, подобно г-ну Дюкову, автор уцепился бы за подобные мелочи и начал «раздувать из мухи слона»! Всё дело в том, что фильм «О бедном гусаре замолвите слово», на который денег было потрачено явно на порядки меньше, нежели на михалковские опусы, в нравственном смысле стоит на десять порядков выше разбираемых в книге и настоящем ответе «шедевров». А что касается современных «киноведов», то они, находясь в материальной зависимости от михалковых, вряд ли способны на объективную оценку «творчества» своих «патронов».

  2. Алексей в качестве недостатка отмечает, что научный стиль книги смешивается с бытовым. Я извиняюсь, а что мы обсуждаем? Научную работу? Шедевр Феллини или Ростоцкого? Мы обсуждаем политическую порнографию, и разница стилей в книге намного меньше, нежели разница между кинематографической порнухой и эротикой, так что автор все подобные возражения отвергает. Если говорить о научных терминах, то можно применить медицинские, одна беда: к сожалению ни автор, да, думается, и большинство читающей публики, ими не владеет. А всем возмущающимся я советую просмотреть, подобно автору, эти «шедевры» по кадрам по 3-4 раза, а потом рассуждать о терминологии, а ответ на вопрос, почему автор этим делом занялся, дан чуть выше.

  3. Возражения Алексея насчет списка литературы не совсем понятны. Словарь Брокгауза и Ефрона и Википедия приведены потому, что их легко найти в Интернете, и любой интересующийся сможет быстро проверить аргументы автора. В принципе, список литературы мог бы быть расширен, как минимум, вдвое, но автор специально не стал этого делать, ссылаясь на книгу «История России. ХХ век», которая ныне имеется в продаже, и любой интересующийся читатель сможет ее приобрести. Это намного проще, чем искать специальную литературу, т.к. некоторые из приведенных автором книг ныне являются библиографической редкостью. Все это сказано в предисловии к книге, так что возражения не совсем понятны.

  4. Г-н Михалков не является объектом ненависти автора. В предисловии сказано, что автор пытался, следуя принципу Корнелия Тацита, писать «без гнева и пристрастия». Что ж, быть может, это ему не совсем удалось. Но, согласитесь, трудно следовать даже очень мудрому совету при анализе политической порнографии совершенно позорного уровня. В конце книги предельно чётко сказано, чего достоин ее главный герой, поэтому повторяться не стоит.

  5. Есть у оппонента возражения и серьезного методологического плана. Так, например, приводятся утверждения типа: «Стоит ли вменять режиссеру то, за что должен отвечать консультант по соответствующим вопросам? Ответы на это можно найти в другой книге, недавно у нас переведенной. В работе немецкого доктора исторических наук Ларса Карла «О героях и людях» подробно исследуется соотношение истории и кино. Согласно описанным методологическим приемам, сравнения, которые производит Калихман, вполне допустимы при анализе кино, но только как предварительная стадия. Дальнейшая работа должна производиться в направлении оценки социального значения фильма в окружающем обществе. Карл приводит аргументацию не переведенной на русский язык работы Марка Ферро, в которой указывается что новое художественное произведение само по себе уже является историей, что мешает нам утверждать его ложную природу (как то делает Калихман)». К сожалению, с подобными возражениями автор также не может согласиться. Кто, как не режиссер должен подбирать консультантов? А при колоссальности размеров сумм, потраченных на фильмы, уж можно было озаботиться о серьезных специалистах, а не пользоваться услугами дилетантов. Но даже и дилетанты не наделали бы столько ошибок, сколько сделал Михалков в «Сибирском цирюльнике», а уж в политической порнографии «Утомленные солнцем - 2» консультанты вообще ни к чему, ибо весь фильм является бредом, не имеющим никакого отношения к действительности. Утверждения Марка Ферро являются типичной воды эстетством, ибо каждый прожитый в срезе времени миг уже уходит в историю. Но в этом миге в разных странах мира на нашей планете идет совершенно разная жизнь, в которой свершаются преступления и добрые дела, высказываются мысли великие и бестолковые, снимаются фильмы – шедевры и михалковская пошлятина. По Ферро получается, что можно творить все, что угодно, а оценивать деяния нельзя. В таком случае убийц нельзя судить, а фальсификаторов истории и пошляков – критиковать. Это, естественно, неверно. Вторым вариантом ответа является неверное толкование мыслей Ферро оппонентами автора.

  6. Нельзя согласиться с утверждениями Алексея по поводу романтизации Белого движения. Кстати, в исторических примерах указаны и негативные его стороны. Если взять за основу фразу из интервью Андрея Борисовича Зубова, приведённого в книге вместо заключения, и слегка перефразировать её, то можно сказать, что Белое движение никто из кинематографистов никогда не баловал романтизацией, равно, как правители России не баловали народы, ее населяющие, свободой за всю их многовековую историю. Ныне не существует НИ ОДНОГО фильма о Белом движении в годы Гражданской войны в России, соответствующего историческим фактам. Очень близки к правде «Тихий Дон» Сергея Герасимова, «Бег», «Служили два товарища», об этом сказано в книге, но и они содержат огрехи, обусловленные давлением коммунистической идеологии во времена их создания. Недавно показанный в кинопрокате фильм «Адмирал» содержит ошибок не меньше, нежели «Утомленные солнцем - 1», а все-таки, с учетом времени создания фильма, их можно было бы избежать.

К справедливым замечаниям Алексея следует отнести, быть может, действительное увлечение выделениями жирным шрифтом и заглавными буквами. Что же касается его примера с успехом «Сибирского цирюльника» в Кремлевском дворце, то многие ли из присутствующих там знали реальные исторические факты в описываемую эпоху? А, как автор отмечал в книге, актерский состав в фильмах Михалкова всегда очень силён, поэтому-то и была положительной реакция зрителей. Знай они хорошо историю России, реакция была бы, конечно, иной. Но люди, естественно, в этом не виноваты, кто бы их еще этой реальной истории учил? Кстати, не стоит связывать книгу с какими-то общественно – политическими движениями, в том числе и с НТС. Она написана просто зрителем. То, что в электронном варианте она была выложена на сайте НТС, так это только потому, что у автора были добрые отношения с недавно ушедшим из жизни Владимиром Павловичем Нарежным, который любезно согласился помочь автору в работе над книгой и ее публикацией в Интернете. Факт, что автор позиционирует себя как член НТС и духовный наследник Белого движения, имеет к его книге лишь косвенное отношение. Если бы Михалков не касался темы Гражданской войны в России, не было бы и предмета обсуждения, равно, как автор написал бы книгу в любом случае, будь он хоть членом КПРФ или партии «Яблоко». Бессмысленно также искать какие-то «тёмные силы, стоящие за спиной автора, пытающиеся опорочить режиссёра» с какими-то невероятными целями. Еще раз хочется подчеркнуть: никакой политики, никакой экономики, ничего личного! За Россию, обрызганную испражнениями г-на Михалкова, обидно!

Но главное отличие рецензии Алексея Юсева от «критики» г-на Дюкова в том, что он в конце делает чёткие и абсолютно верные выводы, а в этом и состоит принципиальная разница между настоящей критикой и советскими штампами, типа «книгу не читал, но знаю, что - дерьмо»:

«Выходит, что Никита Сергеевич, создав себе имидж преемника идеалов дореволюционной России, мягко говоря, не соответствует этому образу. Лоск бравого белого офицера, как и макияж монарха, маскировал под собой успешного общественного деятеля при власти. А «Просвещенный консерватизм» в его исполнении на поверку оказался «консерватизмом для самого себя» (Зубов). Грим и налет интеллектуальности спал с Никиты Сергеевича, обнажив всё того же приближенного к власти воротилу, как было прежде, в советские времена».

Вот это – на пять с плюсом! В целом, рецензия Алексея автору понравилась, и он благодарен ему за нее. А что до различных мнений, то они естественны, когда конструктивны.

В Интернете были высказаны сомнения по поводу утверждений автора о невозможности ношения длинных волос казачьим есаулом из-за свирепствовавшего тифа, и, как альтернатива, был противопоставлен батько Махно, у которого по многим фильмам шевелюра была весьма серьезная. Во-первых, фотографии Махно с длинными волосами относятся, в основном, к 1918 году, когда Гражданская война только начиналась, и тиф еще не скосил свою страшную жатву. Во-вторых, базой Махно было Гуляй-Поле, т.е. его малая родина, с домом и возможностью личной гигиены, а не полевой лагерь в горах, как это показано в фильме Михалкова. В-третьих, тиф Махно, в конечном счете, перенес; а, в -четвертых, он все-таки был анархистом, а не казачьим офицером.

Таким образом, замечания можно разделить на две основные группы: справедливые и лукаво – конъюнктурные. К справедливым автор относится с пониманием и обязуется их учесть в будущем. А господам, высказавшим вторую группу замечаний, автору хочется рассказать одну быль в форме притчи, подобно тому, как Митя Арсентьев в фильме «Утомленные солнцем - 1» рассказал притчу о своей судьбе маленькой Наде.

В одном из городов нашей необъятной Родины, назовем его городом N, в середине «лихих 90-х годов» жили – были мистер Х и мистер Y. И оба они хотели стать губернаторами этого города. Мистер Х был «крепким хозяйственником», а мистер Y – депутатом Государственной Думы от партии, пекущейся о благе народном и критиковавшей «антинародное правительство». Страсти кипели не на шутку. В пламенных речах мистера Y звучала боль за «ограбленный и униженный» народ. Сам мистер Y, правда, сочетал боль души своей со вполне успешной деятельностью бизнесмена в одной из нефтяных компаний, деловито рассовывающей деньги от продажи природных богатств, «ограбленному» народу принадлежащих, по карманам своих сотрудников. Не блистая образованием и эрудицией, «крепкий хозяйственник» был человеком деловым и практическим с хорошей крестьянской хваткой. Правда, ходили «тёмные» слухи о его связях с двумя организованными преступными группировками в городе N, но, как сказал один из влиятельных политиков того времени и поныне заседающий в Государственной думе, «в наши времена все с кем-то связаны», поэтому – то народ относился к подобным слухам равнодушно. Крики мистера Y достаточно утомили мистера Х, да и народ от них несколько подустал, поэтому «крепкий хозяйственник» решил приступить к делу дискредитации своего конкурента с присущей ему основательностью. Он хорошо заплатил профессионалам из ФСБ, которые в описываемое непростое время переживали определенные финансовые трудности, и те начали следить за своим новым подопечным.

В то же самое время в местном аэроклубе занимался парашютным спортом мистер Z, а начальником аэроклуба был друг юности мистера Y, который и агитировал талантливого молодого мастера спорта, имя которого часто звучало при выполнении показательных прыжков с парашютом на город, стать «доверенным лицом» мистера Y. Мистер Z абсолютно не интересовался политикой, занимался своим делом, и отказывался от подобной «чести» всеми возможными способами, и ему это удалось – от него отстали.

Между тем, знавшие «туго» своё дело парни из ФСБ представили мистеру Х видеокассету с отснятым «материалом». Тут даже у видавшего виды «крепкого хозяйственника» «глаза влезли из орбит»: такого он не мог предположить даже в самых смелых своих мечтах! Его конкурент оказался пассивным педерастом. Снятые работниками ФСБ кадры на даче мистера Y были столь омерзительны, что показывать их по местному телевидению не рискнули, дабы не разлагать и без того не очень высокую общественную нравственность жителей города N. Если учесть, что в это время постоянно гремели скандалы с участием «людей, похожих на Генерального прокурора», в объятиях проституток, демонстрируемые в восемь часов вечера по первому каналу ЦТ на весь мир, то сложно даже вообразить, что вытворял «радетель за народное счастье» на собственной даче. Поэтому мистер Х направил кассету лидеру политической партии мистера Y, лидер партии пришёл в дикий ужас, перешедший в не менее дикую ярость, и изгнал мистера Y со всех постов, не дав ни копейки денег на предвыборную агитацию. В одной из газет города N, славящейся своей скандальной хроникой, появилась статья, проинформировавшая народ о нетрадиционных пристрастиях мистера Y. В результате мистер Х одержал внушительную победу на выборах и воссел в губернаторское кресло, а мистер Y навсегда исчез из города N и больше там не появлялся.

В общем, все получилось, как в фильме «День выборов»:

«^ Выборы, выборы -

Кандидаты - пидоры»!

Ещё бы! Фильмы-то (естественно, не михалковские) и песни не на пустом же месте возникают!

Но – секундочку! А что же мистер Z и его начальник – друг юности мистера Y? Начальник аэроклуба после подобных скандальных подробностей о своем бывшем друге впал в недельный запой, откуда его выводили всем аэроклубом, а мистер Z пошёл в церковь и поставил свечку своему Святому, который избавил его от еще более ужасного позора. Ведь, если вдуматься, наименование «пассивный педераст» – это, конечно, страшный позор для любого настоящего мужчины, а «доверенное лицо» подобного педераста – это уж совсем плохо. Вопросов много возникает. А, может быть, он не у одного, а у нескольких «мистеров Y» «доверенным лицом» был? А что он там, в «доверенных лицах», делал? И так далее, и тому подобное… В общем, до конца своих дней не отмоешься. Поэтому мистер Z счастлив до сих пор, и, как говорится в старых сказках, стал жить – поживать, да добра наживать…

Мораль сей притчи такова: не спешите, очертя голову, лезть в «доверенные лица» к личностям, подобным мистеру Y, а то так можно замараться, что за всю оставшуюся жизнь не отмыться! И уж лучше, в таком случае, быть одновременно и «чужим», и «хищником», нежели описанным выше «доверенным лицом»!

Вот на этой торжественной ноте автору и хотелось бы закончить дискуссию с уважаемыми оппонентами, высказав напоследок мысль, что написать необдуманную критику в десяти строчках просто, а для обстоятельного ответа требуется десять страниц текста, поэтому больше автор дискутировать с оппонентами не будет. Нравится – читай, не нравится – закрой и не читай, а, если хочешь высказать замечания, то – только доказательные, к которым автор прислушается и по возможности исправит.

  Великий древнегреческий математик и философ, один из семи греческих мудрецов - Фалес, ставя вопрос и давая сам на него ответ, говорил: «Что самое сильное на свете? Необходимость, ибо она властвует над всем». У автора создалось такое впечатление, что и г-н Дюков, да и все остальные критики «Никитомихалковщины», в основном, действовали по необходимости, ибо даже в страшном сне трудно представить себе человека, которому может понравиться фильм «Утомленные солнцем - 2»! Что ж, автор на оппонентов не в обиде и относится к их проблемам с пониманием. Тот же Фалес говорил: «Что общее для всех? Надежда, ибо даже если у кого-то ничего нет, то она одна есть»! Вот эта Надежда нас всех и объединяет! Надежда на то, что когда-нибудь наши зрение и слух будут избавлены, как от киноопусов г-на Михалкова, так и от его «философско - государственнических» мыслей, примитивность которых вызывает уже не ненависть, гнев или презрение, а просто скуку.


.




Скачать 294.23 Kb.
оставить комментарий
Дата05.11.2011
Размер294.23 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

плохо
  1
отлично
  2
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх