Проект современности (введение в курс) Ольга Шпарага. Лекция 1 по курсу «Введение в философию» icon

Проект современности (введение в курс) Ольга Шпарага. Лекция 1 по курсу «Введение в философию»


Смотрите также:
Программа курса «Введение в философию» (для студентов ммф)...
Литература к курсу "философия" основная литература введение в философию: Учебное пособие...
А. В. Лукьянов Историко-критическое введение в философию естествознания...
Учебная программа по введению в философию для 1 3 курсов Московской Духовной Семинарии...
Курс 1 семестр Введение в сравнительную политологию 26 20 6 2 зачет профессор А. Ю...
Курс 1 семестр Введение в сравнительную политологию 26 20 6 2 зачет профессор А. Ю...
Программа дисциплины Введение в историю и философию научного эксперимента для для направления...
Программа дисциплины Введение в историю и философию научного эксперимента для для направления...
Курс 1 2 курс 2 3 курс 4 4 курс 6 5 курс 8 1 курс Введение в специальность курсовая работа...
Курс 4 4 курс 6 5 курс 8 1 курс Введение в специальность курсовая работа...
Курс лекций Лекция Введение в земледелие. Лекция Научные основы земледелия...
План Введение. Жизнь и сочинения Платона. Учение Платона об идеях. Теория познания Платона...



Загрузка...
скачать
ТЕМА 1. ФИЛСООФИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ

1.1. Что значит быть современным? Философия как проект современности (введение в курс)


Ольга Шпарага. Лекция 1 по курсу «Введение в философию»

Как и зачем быть современным?


Преамбула


Почему первая лекция по курсу «Введение в философии» начинается с вопроса: «Как и зачем быть современным»? В чем важность данного вопроса вообще и применительно к данному курсу, в частности? Спросим еще иначе, как соотносится этот вопрос с философией?


Начнем с того, что философию можно определить как форму понимания себя, других и предметного мира, как они существуют в той или иной культуре и в том или ином обществе. М. Хайдеггер (1889-1976) определил философию как «обращение к целому и захваченность экзистенции» (т.е. моего существования). Это значит, что философское понимание явлений обязательно пропускается через понимания меня самого или смысла моей жизни. Например, биологу или физику такая установка не нужна: нет надобности при изучении клетки животного или растительного организма обращаться к вопросу о смысле собственной жизни. Хотя иногда в науках такое обращение все же становится неизбежным, например, при рассмотрении вопросов эвтаназии или клонирования сегодня. Но тогда мы уже говорим о философском измерении науки.


Другой момент: коль скоро мир меняется и человек меняется, то меняется и философия. Ее определение зависит от наших способностей и усилий быть собой и выстраивать наши отношения с другими, как и от того социо-культурного контекста, в котором эти усилия и отношения разворачиваются.


Другими словами, философия позволяет нам видеть особым образом самих себя в мире, причем не абстрактном, а в мире нашей собственной конкретной жизни. В таком случае, философия древних греков будет отличаться от философии средневековых европейцев, а сама философия средневековых европейцев будет не одной и той же в Византии и Великом Княжестве Литовском. Но как в таком случае можно вообще говорить о философии, резонно спросите вы?


Оказывается, что при всем многообразии «философских ответов», сами философы в любую, какую мы не возьмем, эпоху пытались эти ответы связать друг с другом, устанавливая связь своих размышлений с размышлениями как своих современников, так и предшественников. Сегодня философы, а вслед за ними и психологи, социологи и др. объясняют этот феномен диалогичностью мышления, невозможностью человека ни в своем мышлении, ни в своих поступках существовать абсолютно изолированно.


Однако, в силу того, что человеческое мышление и человеческие поступки не сводимы к одному образцу, связь различных философских размышлений тоже имеет несколько вариантов. От одной эпохи к другой философы устанавливают эту связь по-новому, выдвигая в качестве связующего понятия то понятие интеллегибельности (Античность), то понятие Бога (Средние века), то понятие мышления (Новое время), то понятие экзистенции (философия с конца 19-го в.) и т.д. Выдвижение того или иного понятия отвечает их поискам на вопросы о самих себе и мире в ту или иную культурно-историческую эпоху.


В таком случае, можно уже теперь сделать предположение, что поиск ответа на вопрос «Как и зачем быть современным?» должен привести нас к ответам на вопросы о себе и мире, какими мы формулируем эти вопросы именно сегодня и именно в ситуации, из которой можно охарактеризовать нашу жизнь.


К понятию современность


^ А) Экзистенциальное понимание


Итак, в Преамбуле мною было отмечено, что облик самой философии меняется из эпохи в эпоху и что, тем не менее, ее единство сохраняется, отвечая современной форме понимания себя и других в мире, в котором мы живем. Уже данная формулировка дает маленький ключик к оправданности выбора в качестве связующего понятия современность. Однако, что значит тут современность?


Обратимся за помощью к немецкому философу феноменологу Е. Финку (1905-1975), который в своих лекциях 1955 года «Основные проблемы человеческого вот-бытия1» (к сожалению не переведенные ни на русский, ни на беларуский язык) размышляет следующим образом. «История философии сама является историей непрерывной самоинтерпретации человеческого вот-бытия»2. Такая самоинтерпретация, или понимание нами самих себя возникает на том основании, что мы не являемся вещами, познание которых может взять на себя кто-то другой. Да, мы можем научиться у других, их высказывания об экзистенции3 для нас чрезвычайно важны и поучительны, принадлежат к реальности переживаемого нами самими. Но вот-бытие всегда и обязательно мое вот-бытие.


Иначе говоря, только через понимание своей жизни я могу прийти к пониманию человеческой жизни вообще. Однако для такого понимания своей жизни необходимо понимание «современности», «в которой мы переживаем себя и которую мы сами переживаем». «Это современность, которая расположена не в каком–то определенном месте, отличном от других мест, а в переживаемом Тут, которое находится в отношении ко всем местам сразу и имеет свою противоположность только в отсутствии места; современность, которая существует не в определенную эпоху, отличную от других эпох, а в переживаемом Теперь, которое находится в отношении ко всем временам и противоположностью которого является безвременье. Наша современность – это переживаемая жизнь, противоположностью которой является только смерть: жизнь, которая творит свое содержание именно из темного отношения к смерти»4.


Как можно проинтерпретировать данное определение современности? Из этого определения следует, что Финк связывает современность с Тут и Теперь, которые переживает каждый из нас. Иначе говоря, согласно Финку, для того, чтобы быть современным необходимо оказаться в переживаемом Тут и Теперь. При этом Тут и Теперь невозможными без нас и они не просто существуют наряду с другими местами и эпохами.


^ Пережить Тут и Теперь, или, что то же самое, встретиться с самими собой и со своими современниками, означает ощутить полноту своего присутствия Тут и Теперь, за границами которого находятся не другие «страны» и эпохи, а ничто, небытие. Философски говоря, Финк дает экзистенциальное понимание современности, делая современность условием нашего самопонимания и полноты нашего бытия в мире.


Остановимся пока на интерпретации этой возможности понимания и перейдет к другой возможности, предложенной французским философом постмодернистом М. Фуко (1926-1984).

^ Б) Постмодернистское понимание


Как и Финк, Фуко (в своем тексте «Что такое Просвещение?» (1984), который станет предметом нашего отдельного рассмотрения в рамках данного курса) предостерегает нас от того, чтобы понимать современность как современную эпоху, совпадающую с датами на календаре. Однако, как в таком случае понимать современность?


Как некую установку, отвечает Фуко, интерпретируя эту установку следующим образом: «Под установкой я понимаю некий способ относиться ко всему, что сейчас происходит, свободный выбор, который принимается некоторыми из нас, и, наконец, некий способ мыслить и чувствовать, а также способ действовать и вести себя, который разом отмечает нашу сопричастность текущему моменту и представляется как некое задание»5. Далее Фуко делает замечание, что такую установку можно обозначить с помощью греческого слова этос и говорить в таком случае об этосе современности. Остановимся подробно на приведенном высказывании Фуко. Для этого разобьем его на части.


Итак, современность – это установка, а не некое место или эпоха. Эта установка должна пониматься как 1. некий способ отношения ко всему, что сейчас происходит; 2. как свободный выбор, который, обратите внимание, принимается некоторыми из нас, т.е. как бы необязателен для всех; 3. это способ не только мыслить, но и чувствовать, действовать и вести себя, причем 4. именно таким образом, чтобы быть сопричастным текущему моменту; наконец, 5. эта установка является неким заданием для нас, т.е. не чем-то готовым и самим собой разумеющимся. Проинтерпретируем далее некоторые характеристики этой установки, или этоса современности.


Почему Фуко говорит, что это способ не только мышления, но и чувства, действия и поведения? Потому что, можно предположить, согласно Фуко, чтобы быть современным, недостаточно относится ко всему только в уме, необходимо и чувствовать, действовать и вести себя в соответствии со своими мыслями. Т.е. установка современности проявляется в действии, или поступке. Тем самым, Фуко выступает с критикой предшествующей, классической философии, в которой мышлению отводилась доминирующая роль, выражая дух философии 20-го века (которую мы в нашем курсе будем обозначать философией после «мэтров подозрения»).


С другой стороны, обращение к анализу действия, поступка или деятельной жизни (Х. Арендт) отсылает нас к практической философии, вариант которой и будет рассматриваться в рамках данного курса.


То, что, однако, отличает позицию Фуко от позиции Финка, - это рассмотрение и человека, и современности как задачи, выполнение которой обязательно протекает в тех или иных культурно-исторических условиях, которые невозможно игнорировать и необходимо учитывать. Человек, согласно Фуко, не просто обнаруживает себя в мире и имеет возможность обрести в нем себя и других, а испытывает давление того или иного социального и культурного порядка и должен еще совершить – в каждом случае свою - работу над самим собой, чтобы стать свободным существом.


В таком случае, первым шагом на пути к созиданию себя является выработка критического отношения ко всему, что происходит, которое «раскроет возможность больше не быть тем, что мы есть, не делать то, что мы делаем, или не мыслить то, что мы мыслим»6 и позволит на этом основании начать созидать и изобретать самих себя.

Таким образом, если обобщить сказанное нами о современности в связи с обращением к этому понятию Финка и Фуко, то быть современным означает начать переживать свое Тут и Теперь как сопричастность настоящему моменту и как способ отношения ко всему, что происходит, для чего необходимо принять двойную установку на критику своей жизни (1) и созидание самого себя (2), причем не просто мыслительное, но чувственное и деятельное, предполагающее отношение к Другим и миру в целом в их конкретной культурно-исторической форме. При этом современность – это задача, а не данность, требующая, соответственно, от нас усилия, которое, как отмечает Фуко, возможно, и не всем под силу. Однако, если этого усилия не совершать, то, теперь уже согласно Финку, наша жизнь будет постоянно ускользать от вопроса о смерти и проходить без нас. «Жизнь без нас» – так можно было бы обозначить несовременную жизнь.


А теперь в свете сказанного спросим самих себя: являемся ли мы современными? И если нет, чем грозит нам такое существование и как выйти из него?


«Без нас», или современна ли Беларусь?


«Без нас» - таково название эссе беларуского философа-эссеиста Валентина Акудовича (анализ текста которого также входит в программу данного курса). Оно начинается со следующих размышлений автора: «Краiна Беларусь жыве без нас. Без нас будуюцца дамы, дарогi i масты, без нас рухаюцца машыны, цягнiкi и летаюць самалеты, без нас працуюць фабрыкi, заводы, банкi, амбасады и мiнiстэрствы, без нас садзiцца бульба, дзеюцца навуковыя росшукi и бизнесовыя аперацыi… Без нас фармуюць знешнюю палiтыку, ствараюць тэлепраграмы, трымаюць эканомiку и выбiраюць прэзидэнта…»7. Как понимать данное высказывание Акудовича, и только ли формально – по своему заголовку – оно перекликается с тем, что было выше сказано о современности?


Моя гипотеза – нет. Однако скажем несколько слов о тех «нас», без которых существует Беларусь. Под ними Акудович прежде всего понимает сторонников Адраджэння, последний подъем которого мы переживали в период обретения Беларусью своего суверенитета в 1991 г., которое, однако, имеет свою длительную, по меньшей мере 200-летнюю историю, беря свое начало в борьбе за независимость беларусов в составе Российской Империи. Однако, как мне кажется (о чем я писала в своей статье о Валентине Акудовиче8), проинтерпретировать «нас» Акудовича можно и более широко. Я предлагаю понимать «нас» как сознательную часть беларусов, чувствующих ответственность за происходящее в стране в данный момент и, в связи с этим, не согласных с происходящим. Следует ли из этого определения, что «мы» являемся современными?


Отвечая на этот вопрос, я хотела бы вернуться к самому началу лекции: к вопросу, почему именно вопрос о современности выбран в качестве «путеводителя» по философии? Давайте для начала сопоставим определение «нас» с выведенным выше определением современности. Что мы тогда получим?


Во-первых, спросим, если «мы» и можем сознавать себя в современной Беларуси и переживать саму современную Беларусь, можем ли мы делать в ней свободный выбор, т.е. свободно высказывать свое мнение и открыто защищать свою правоту в публичном пространстве, свободно выбирать и участвовать в создании того или иного сообщества? Если нет, то, во-вторых, это означает, что если «мы» и можем свободно сознавать, или мыслить, то едва ли можем свободно действовать. То же самое относится и к критике, выражение которой является первым шагом на пути к созданию себя. Возможно ли в Беларуси публичное высказывание своего критического мнения?


Однако, как мне кажется, проблема еще более сложная, чем я обрисовала выше. Центральным является для меня вопрос, и это, в-третьих, знаем ли мы вообще, что такое критическое мышление и поступок, и участвуем ли хоть как-то в созидании самих себя?


Акудович отвечает на эти вопросы таким образом, что если даже мы и знаем, что значит критика и созидание себя, это никак не влияет на происходящее в стране, а значит, - могу сделать вывод я - мы не являемся современными. Однако, как я отметила выше, для меня вопрос Акудовича звучит еще более радикально, вернее, я меняю посылки и выводы этого тезиса местами: именно потому, что мы не знаем, что такое критическое мышление и не созидаем самих себя, Беларусь живет «без нас». Однако, следует ли из этого, что и наша жизнь протекает «без нас»? Каким образом вообще возник вопрос о Беларуси?


^ Стань современным Тут и Теперь!


Итак, вернемся снова к определениям современности Финка и Фуко. С одной стороны, и тот, и другой автор говорят о важности для нашего созидания себя переживания Тут и Теперь, с другой, предостерегают нас от понимания Тут и Теперь только как некоего абсолютного пространства-времени. Логика их размышлений такова: чтобы начать созидать самих себя, необходимо обнаружить себя в Тут и Теперь, для чего, согласно Финку, необходимо увидеть свою жизнь перед лицом смерти, согласно же Фуко, - критически отнестись ко всему, что сейчас происходит, и начать осуществлять – причем не только мысленно, но и на практике, - свободный выбор своей жизни, сопричастной жизням других.


Получается, если объединить двух философов: нам необходимо начать критически относится ко всему, что сейчас происходит, одновременно осознавая свою смертность и конечность своей жизни. Т.е. нам нужно как бы бросить вызов себе и окружающему нас миру, понимая, что сделать это нужно именно сейчас – Тут и Теперь, потому что завтра может оказаться уже слишком поздно. Но каким же предстанет перед нами переживаемое Тут и Теперь? Будет ли оно другим у каждого из нас? Приведет ли оно к Беларуси, в которой мы находимся - кто-то только физически, кто-то и физически и духовно? В каком отношении с нею окажутся другие места и эпохи? Удастся ли нам занять критическую позицию и начать совершать выбор и созидание себя, будучи сопричастными другим?

Можно сказать, что поиск ответов на эти вопросы и является задачей нашего курса. Задачей же этой лекции было обоснование, что стоит и необходимо быть современным. Надеюсь, что мне удалось показать, что такая задача отвечает и культурно-исторической ситуации Беларуси. Теперь необходимо добавить, что такая задача является актуальной не только для Беларуси.


Хотя Фуко и писал о ней более 20 лет назад, к ней все снова и снова возвращаются современные философы, поскольку и они ощущают, что жизнь протекает без них, виня в этом современное состояние западного общества, в котором человек отчужден от самого себя в результате пассивности своей жизни. Этот последний тезис служит обоснованием того, почему стоит обращаться к современной европейской философской мысли, имея при этом в виду, что эта мысль должна быть не просто воспроизведена нами, а должна помочь нам пережить наше Тут и Теперь.


Иначе говоря, установка на современность есть установка на специфичность и уникальность переживания Тут и Теперь, которая, однако, находится в отношении с другими Тут и Теперь, осмысление которых может и должно помогать нам в осмыслении нашего Тут и Теперь. В таком случае, задачей нашего курса, вернее, задачей каждого из вас является выработка этоса современности Тут и Теперь. Для этого мы будем обращаться к философским и литературным текстам, причем не только современным, но и принадлежащим истории философии. Зачем же нам обращение к истории философии?


^ Построение курса и рекомендации по работе с его материалами


Это обращение обусловлено тем, что сама задача по выработке этоса современности не возникла одномоментно и имеет историю своего возникновения. Именно благодаря этой истории, или традиции, обеспечивается диалогичность нашего переживания Тут и Теперь, так что мы можем сравнить наши позиции и интерпретации с позициями других.


Для того, чтобы, с одной стороны, попытаться выработать собственный этос современности, и при этом, с другой стороны, удерживать связь с философской традицией, предлагается работать следующим образом.


В рамках ^ Темы 1 под названием Философия и современность еще раз обратиться к анализу современных проблем и природе самой философии. Главными авторами выступают тут И. Берлин и К. Ясперс.


В рамках ^ Темы 2 под названием Философия и свобода увидеть истоки практической философии в древней Греции и в философии Средних веков (прежде всего, Августина). Это значит, что в рамках данного курса будет предложено рассматривать понятие свободы в качестве ключевого, наряду с понятием современности.


^ Тема 3 «Проект современности и понятие автономии» позволит вплотную подойти к определению современности М. Фуко. Связано это с тем, что его определение было бы немыслимо без произошедших в американском и европейских обществах трансформаций 18-19-го вв., знаменовавших наступление эпохи модернити. По мысли современного социолога П. Вагнера важнейшим продуктом модернити и стала автономия, понимаемая как «обращенный к людям призыв самим устанавливать правила как своей индивидуальной, так и совместной с другими жизни»9. В результате свобода из важнейшей добродетели полиса и свободы воли, немыслимой без божественного промысла, превратилась в право и способность к индивидуальному и коллективному самоопределению, которое Вагнер отождествляет также с политикой в исходном (аристотелевском) смысле этого слова.


Обращение в рамках данной Темы 3 к текстам Канта, Гоббса и Локка позволит увидеть первые варианты проекта автономии. Текст же Фуко позволит связать проект Канта с темой современности.


^ Тема 4 «Господство и автономия: философия «мэтров подозрения» (Маркс, Фрейд, Ницше)» позволит совершить новый шаг в прояснение отношений современности, свободы и автономии. Решающим для этой темы окажется понятие господства как оборотная сторона автономии.


Возникновение господства связано с тем, что право самостоятельно устанавливать правила индивидуальной и коллективной жизни одновременно означает требование или необходимость критического отношения к любому существующему или наличному в данный момент, но созданному не нами, социальному, политическому или культурному порядку. Если правила устанавливаем мы и никто другой, то именно на нас ложится вся ответственность по их установлению. То, что эту ответственность нельзя переложить на чужие плечи, и приводит к господству над природой, Другими и самими собой, обеспечивающему реализацию автономии.


Поскольку первыми эту оборотную сторону выявили «мэтры подозрения» (Маркс, Фрейд и Ницше), то именно работа с их текстами ляжет в основу раскрытия этой темы.


^ Тема 5 «Многообразие проектов автономии сегодня» позволит нам снова вернуться в 20-й век и проанализировать, как проблема сложного отношения между автономией и господством разрешается сегодня и как это меняет представление о свободе и современности. Будут рассмотрены экзистенциалистская, феминистская, гражданская и неопрагматическая модели автономии.


Наконец, ^ Тема 6 «Постмодернизм и множественные современности: беларусский контекст» позволит вернуться к началу курса и задаться вопросом об этосе современности применительно к Беларуси. В качестве экспертов в этом вопросе выбраны беларусские философы В. Акудович и В Фурс (1963-2009).


И последние замечания. Понятно, что и история, и современность философии гораздо богаче того, с чем удастся познакомиться нам. Однако, необходимо помнить, что наша задача – не простое знакомство с чужими мыслями, а - с помощью этих мыслей - созидание самих себя в нашем Тут и Теперь. Возникает еще один вопрос, всякое ли знакомство с текстом – даже самым важным – поможем нам стать современным?


Не всякое, а только критическое. Каковы «параметры» такого знакомства, иначе говоря, какие требования Вы должны предъявлять к самим себе, чтобы Вам удалось критически отнестись к тому или иному тексту?


1. Ни одно понятие текста не должно оставаться непроясненным. Помните: любой текст для Вас должен быть загадкой, а первое отношение к нему – удивлением, подобным встрече с незнакомым человеком, с которым вам очень хотелось бы познакомиться. Это значит, что вам необходимо развить особую чувствительность к тексту и вплести его понимание в свою жизнь. Для развития такой чувствительности выделяйте все незнакомые понятия и ищите им такие определения, которые вы могли бы пересказать своими словами. Не бойтесь обращаться за помощью ко мне и переспрашивать, если Вам непонятно. Непонимание – нормальное состояние знакомства с иным, оно не должно пугать; пугать должно отсутствие непонимания.


2. Любой текст принадлежит своему Тут и Теперь, которые Вам нужно расшифровать. Иначе говоря, Вам нужно разобраться не только в понятиях текста, но и в исходном контексте их возникновения. Для этого необходимо познакомиться с биографией автора, эпохой, в которую он писал это текст, понять, почему этот текст возник и почему он остался в культуре.


3. Наконец, Вам необходимо установить связь данного текста, его понятий и контекста с Вашим Тут и Теперь. Это значит, что одновременно Вы должна прояснять свое Тут и Теперь, потому что именно так, через диалог с другими Тут и Теперь, это только и можно сделать. В связи с этим Вам необходимо ответить на следующее вопросы: важен ли этот текст для моего Тут и Теперь – для критики всего, что сейчас происходит (1) и моего созидания себя и сопричастности другим (2)? Если важен, то чем именно, почему? Что этот текст открыл мне в моем Тут и Теперь? Чего в этом тексте не хватает – какие понятия и формулировки стоило бы добавить или изменить, чтобы лучше выразить мое Тут и Теперь?


Таковы минимальные требования к работе в рамках нашего курса. Заметьте: если Вам удастся реализовать эти требования применительно к текстам, то это будет маленьким шагом на пути к формированию Вашей критической позиции как таковой. Однако, нужно помнить, что критика – это только первый шаг. Вторым шагом является свободный выбор и созидание самого себя, иначе говоря, становление современным Вашего Тут и Теперь.



1 Вот-бытие – перевод нем. Dasein, понятия М. Хайдеггера, обозначающего не просто бытие человека, а бытие человека в аспекте (перспективе) его возможности задаваться вопросом о собственном бытии, или о смысле собственного бытия. Приставка «вот» означает, согласно Хайдеггеру, открытость, или готовность человека задаться таким вопросом, которая для Хайдеггера важней фактического существования человека и которая позволяет определять человека как существо, которое создает и изменяет самого себя. – прим. О.Ш.

2 Fink E. Grundphaenomene des menschlichen Dasein. Freiburg, Muenchen 1979. S. 61.

3 Экзистенция (Existenz) – еще одно важнейшее понятие Хайдеггера. С его помощью он обозначает специфику существования человека как вот-бытия, которая заключается, как я писала в примечании к понятию вот-бытие, в возможности выбора, направления и изменения своего существования. – прим. О.Ш.

4 Ibid, S. 62-63.

5 Фуко М. Что такое Просвещение? // Фуко М. Интеллектуалы и власть. Ч. 1. М., 2002. С. 344.

6 Там же, с. 353.

7 Акудовiч В. Без нас // Акудовiч В. Разбурыць Парыж. Мн., Логвiнау, 2004. С. 74.

8 Шпарага О. «Без нас», или о роли интеллектуала в Беларуси // http://www.nmn.by/pub/060904/akudovitch.html

9 Wagner P. Über Politik sprechen //

http://www.boell-bremen.de/veroeffentlichungen.php?npoint=1,0,0&lang=ger#47 Краткую версию текста на русском языке читайте тут: http://belintellectuals.eu/projects/translations/6/







Скачать 159.22 Kb.
оставить комментарий
Дата05.11.2011
Размер159.22 Kb.
ТипЛекция, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх