Реферат на тему icon

Реферат на тему


Смотрите также:
Реферат на тему: "Равновесие на рынках совершенной и несовершенной конкуренции."...
Реферат на тему: "Равновесие на рынках совершенной и несовершенной конкуренции."...
Реферат на тему: Реклама и дизайн План Реферат на тему: Реклама и дизайн 1...
Реферат на тему «Развитие Internet банкинга»...
Реферат на тему "зарубежные вокальные школы"...
Реферат на тему "Биосфера и экология"...
Реферат на тему "Вселенная, жизнь, разум"...
Реферат на тему “Технологическая революция”...
Реферат на тему «Понятие, система, виды и цели наказания»...
Реферат Задание 1 Пер вое  задание реферат на выбранную тему...
Реферат на тему...
Реферат по биологии на тему «Ферменты»...



Загрузка...
скачать
Министерство образования и науки РФ

Брянский Государственный Технический Университет


Реферат на тему

Развитие русской литературы в XVIII веке, её стили и жанры.


Выполнил

студент II курса

группы 04-ПИЭ-1

Синица Александр


Преподаватель

к. п. н., доцент кафедры

«Философия и история»

Дзюбан Валерий Валерьевич


Брянск 2005г.

Содержание


Содержание 2

Введение 3

Александр Николаевич Радищев 4

5

Гаврила Романович Державин 6

Николай Гаврилович Чернышевский 10

Денис Иванович Фонвизин 12

Развитие русской литературы в XVIII веке 13

Заключение 19

Список литературы 20

Введение


Основным направлением в литературе XVIII в. стал классицизм (от лат. classicus — образцовый). Этот стиль развился в результате творческого освоения форм, композиций и образцов искусства античного мира и эпохи Возрождения. Художник, по мысли основоположников классицизма, постигает действительность, чтобы затем отобразить в своем творчестве не конкретного человека с его страстями, а тип человека, миф, словом, вечное во временном, идеальное в реальном. Если это герой — то без недостатков, если персонаж сатирический — то до конца низменный. Классицизм не допускал смешения “высокого” и “низкого, а потому между жанрами (например, трагедией и комедией) устанавливались границы, которые не нарушались. Русский классицизм придавал особое значение “высоким” жанрам: эпической поэме, трагедии, торжественной оде. Создателем жанра оды в русской литературе стал М. В. Ломоносов, трагедии — А. П. Сумароков. В одах соединялись лирика и публицистика, позволявшая не только восхвалять царей, но и как бы “учить” их. Русские трагедии, как правило, писались не на античном материале — их героями были деятели отечественной истории. С 70-х годов XVIII в. в литературе возникает новое направление — сентиментализм. С ним появляются новые жанры: путешествие и чувствительная повесть. Особая заслуга в развитии этого жанра принадлежит Н. М. Карамзину (повесть “Бедная Лиза”, “Письма русского путешественника”). В литературу вторгался новый взгляд на жизнь, возникала новая структура повествования: писатель внимательнее всматривался в действительность, изображал ее более правдиво. Давая характеристику писателю или поэту, нельзя ограничиться лишь механическим причислением их творчества к тому или иному направлению. У каждого художника — своя уникальная судьба.

В целом, русская литература XVIII века отличается изобилием жанров и стилей. Произведения каждого автора – это часть культуры восемнадцатого столетия. Рассмотрим основных русских литераторов того времени.
^

Александр Николаевич Радищев


Александр Николаевич Радищев (1749-1802) – [см. Рис.1] - выдающийся революционный мыслитель второй половины XVIII в. Он был первым в России дворянским революционером, возвысившим свой голос в защиту угнетенного крестьянства и осудившим крепостничество. А. Н. Радищев явился родоначальником антикрепостнической идеологии, создателем оригинальной системы экономических взглядов. Русский гуманист, опиравшийся на материалистическую философию, он был на голову выше многих западноевропейских просветителей, апеллировавших к разуму, справедливости и призывавших к уяснению путем просвещения законов “естественного права”, в реализации их норм методом реформ. Анализируя законы развития помещичьего хозяйства, основанного на крепостном труде, А. Н. Радищев установил внеэкономический насильственный характер связи между помещичьими и крестьянскими хозяйствами, выявил антагонизм противоречий между ними, разоблачил классовую сущность абсолютистского государства, решительно стоящего на защите экономических и политических интересов дворянства. В итоге следовал вывод, что радикальное изменение феодальных производственных отношений невозможно осуществить путем постепенных реформ. Необходимы, революционные меры, классовая борьба порабощенного крестьянства с дворянством и его государством. Антифеодальная революция получала известное обоснование. Антикрепостнические взгляды Радищева в дальнейшем переросли в революционную идеологию. Во всех его работах - публицистических, философских, экономико-географических и государственно-правовых, находила то или иное отражение радикальная идея о необходимости уничтожения путем крестьянской революции феодального строя в России. В области экономической теории Радищева интересовали проблемы крепостничества, феодальной собственности, аграрных отношений, внутренней и внешней торговли, а также пошлины, цены, денежное обращение, кредит процент, налоги и повинности крестьян в пользу государства и помещиков. Он оказался одним из первых русских экономистов, обратившихся к изучению экономики крестьянского хозяйства, оброчной и барщинной форм феодальной ренты. Вопросы мелкой кустарной промышленности его интересовали с точки зрения возможности занять мелких земледельцев в производстве и дать им дополнительный источник средств существования. Революционер-мыслитель впервые в истории русской экономической мысли подверг тщательному исследованию налоговую политику дворянского государства и пришел к выводу, что все формы личных налогов и повинностей несправедливы, что они должны быть заменены подоходно-имущественными. В своих теоретических работах по вопросам экономики он стремился обосновать необходимость защиты экономических и политических интересов крестьянства я эксплуатируемого народа в целом. Хотя Радищев считал земледелие основной отраслью народного хозяйства, тем не менее, он придавал большое значение и развитию промышленности. Радищев был сторонником мелкого кустарного производства потому, что оно занимало много людей и давало им дополнительный, а порой и основной источник существования. Он не отрицал необходимости и возможности создания крупных мануфактур. Однако он не видел его преимуществ перед мелким, не понимал, что мелкое производство, основанное на частной собственности, под воздействием объективных экономических законов простого товарного производства перерастет в капиталистическое, породив новую форму эксплуатации трудящихся. Радищев, понимая важность для России развития промышленного производства, требовал проведения политики протекционизма как политики, защищающей молодую русскую промышленность от иностранной конкуренции. А. Н. Радищев создал оригинальную теорию денег и денежного обращения Деньги, по его мнению, сами выступают как товар Единственное их преимущество перед остальным товарным миром в том, что они сами "всякой товар представляют и на них всякой товар менять можно". Одним из первых в истории русской экономической мысли Радищев анализировал различные функции денег, особенно функцию средств обращения из этой функции он ошибочно и выводил “изобретение” денег Он трактовал их, как “мерило всех вещей, в торгу обращающихся” В ходе анализа вексельного обращения и кредита. А. Н Радищев, излагая теорию бумажно-денежного обращения, впервые высказал идею, что бумажные деньги - представители золота, знаки стоимости. Между тем А. Смит считал бумажные деньги всего лишь дешевым орудием обращения и что чрезмерная эмиссия бумажных денег вызывает повышение цены товаров, утечку золота и серебра, падение курса ассигнационного рубля, увеличение внешнего государственного долга и т.д. Все эти явления были раскрыты Радищевым на примере истории развития бумажно-денежного обращения в России во второй половине XVIII в. Важно отметить, что Радищев первый ввел в русскую экономическую литературу термин "прибавочная цена". Им выдвигался тезис, что "вся цена товара", т.е. стоимость товара, представляет собой сумму "истинной цены" и "прибавочной цены" – [1, стр.56-60].


INCLUDEPICTURE "D:\\Мои документы\\БГТУ\\Культурология\\Семинар\\КУЛЬТУРАЛОГИЯ\\15-68.jpg" \* MERGEFORMAT

Рис. 1Александр Николаевич Радищев


^

Гаврила Романович Державин



Державин начал печататься в 1773 году, однако, это не было началом его литературной деятельности. Молодой поэт стал писать стихи еще на солдатской службе. Сохранились две тетради того раннего периода творчества, когда он “приобщался” к “воителям” нормативного стихосложения. В его ранних несамостоятельных опытах прослеживается влияние не только общепризнанных поэтов того времени, но и таких новаторов, как Чулков, Барков, к которым позднее мы сможем отнести и самого Державина. Совершенствованию поэта предшествовало становление его как теоретика литературы. В 1811 году он подвел итог теоретической части своего творчества рядом работ, одной из которых было “Рассуждение о лирической поэзии или об оде”, где он существенно отходит от общепринятых норм литературно-критического очерка того времени не только по форме, но и по содержанию. Критика русского классицизма имела направленность по преимуществу грамматико-языковую, что не мешало делать заключения о жанрах и других особенностях разбираемых произведений. Критик должен быть исключительно строг к каждому индивидуальному оттенку, мешающему чистоте стиля. Подобная педантичность свойственна критике Тредиаковского и Ломоносова. Рационализм эстетики классицизма преломился в просветительско-педагогическом понимании цели, стоящей перед нормативно-жанровой критикой. Задача была до предела проста и в то же время невероятно сложна: просвещение читателей и писателей, формирование правильного (и только!) слога, правильной мысли и чувства. Г. Н. Теплов в статье “О качествах стихотворца рассуждение” пишет: “... стихотворец, не знающий ниже грамматических правил, ниже риторических, да когда еще недостаточен в знании... авторов,... которые от древних веков образцом стихотворству считались,... уподобляется физику, не знающему математики, химии и гидравлики.” Такой поэт “никогда до познания прямого стихотворства доступить не может.” Итак, не полет вдохновения, а собственно филологическая эрудиция, не полет чувства, но рассудительность творческого процесса - вот что в первую очередь ценит в писателе критик-классицист. Державин же отходит от вышеобозначенных норм классицистической критики. В уже упомянутой статье “Рассуждение о лирической поэзии или об оде” поэт так, например, объясняет значение слова “ода”: “... в новейших временах... она то же, что Кантата, Оратория, Романс, Баллада, Станс или даже простая песня.” Здесь налицо нарушение не только жанровой иерархии, но и прочих канонов литературы, установленных еще родоначальниками классицизма. Далее Державин разъясняет такие понятия, как “вдохновение”, “высокость”, “беспорядок лирический”. Поэт пишет об оде: “... восторженный ум не успевает чрезмерно быстротекущих мыслей расположить логически, Поэтому ода плана не терпит.” Державин рассказывает о “единстве страсти” и о “разнообразии” ее одновременно, преломляя через свое понимание правило о единстве места, времени, действия. Далее Державин ратует за краткость оды и за ее правдоподобие, замечая, что “вымыслы истину только украшают”. Поэт поет гимн вдохновению, повторяя, что лишь оно способно “... на бурные порывы чувства, высокие божественные мысли,... живые лицеподобия, отважные переносы и прочие риторские украшения, о коих было уже говорено.” Однако очень многое из того, что Державин применял на практике, осталось недосказанным в этой статье и получило признание лишь после изучения поэтики автора как стихотворца. Одной из основных особенностей поэтики Державина является разрушение жанровой иерархии: соединение “высокого” и “низкого”. Традиционно употребление низкой лексики было возможно исключительно в низких жанрах: басня, эпиграмма, комедия. Нередко это создавало лексическую дисгармонию: “Прогаркни праздник сей крестьянский” (“Крестьянский праздник” ). Здесь налицо смешение церковнославянской и низовой лексики. Метрические неточности часто трансформировались в новые размеры. Так, в стихотворении “Ласточка” Державин вводит впервые чередование трехсложных дактилей и трехсложного амфибрахия:

Уж не ласточка сладкогласая

Домовитая со застрехи

Ах! Моя милая, прекрасная

Прочь улетела, - с ней утехи. Но, пожалуй, наиболее широкое распространение получила так называемая “образная звукопись”, т.е. с помощью которой создается образ. “Глагол времен металла звон” - бой часов (“На смерть кн. Мещерского” ), “Северны громы в гробе лежат” - образ полководца Суворова (“Снегирь” ). Державин широко пользуется неточными рифмами: “творенье” \ “перья”, “во тьме” \ “во сне” и т.д. Изобразительность, пластичность находятся у Державина на высоком уровне. В его поэзии появляется конкретный лирический герой (“Приглашение к обеду” ). Развитие идеи (не сюжета) связано с ориентацией поэта на публичное риторическое произнесение текста. Так, например, построена духовная ода “Бог” (заметим, что основной принцип построения - антитетичность). Идея в этой оде развивается следующим образом: 1) сравнение величия Бога с ничтожностью человека, 2) но в человеке есть Бог, а следовательно, предшествующая идея опровергнута, 3) человек - центр вселенной только благодаря Богу и единственное, что должен делать человек - стремиться к Богу. Здесь выстраивается определенная оппозиция: БОГ - МИР - Я (ты) (мы) Однако поэт не проповедует пессимизм: жизнь приобретает особую ценность: Жизнь есть небес мгновенный дар. Для Державина Бог - первоначало, не существующее отдельно от природы. Таким образом, поэт принимает деизм, развитый еще Геродотом и Кантом. О существовании Бога свидетельствуют: “природный чин”, т. е порядок, гармония, стремление человека к субъективному творческому началу: “Тебя душа, быть может, чает...”. Образы здесь крайне эмблематичны и символичны. Стихотворение “Водопад” (1791) является образцом подобного стиля. Здесь символом недолгой славы героев становится образ осыпающейся горы: “Алмазна сыплется гора”. Сам водопад (Кивач - водопад в Карелии) олицетворение бездны, вечности, в которой все тонет. Образ часов перекликается с подобным образом в стихотворении “На смерть кн. Мещерского”. Особую роль в литературе XVIII века имеет обращение к историческим лицам, которые являются примером для поколения. По мнению классицистов, история - замкнутый круг повторяющихся событий, а следовательно, история скрывает в себе бездну параллелей с настоящим временем. Для Державина Велисарий оклеветанный полководец, сравнивающийся с “неким мужем седым”, то есть, скорее всего, с Румянцевым, напрасно отстраненным от службы. Заслуженно обращает на себя внимание пейзаж. В 60-е годы XVIII века вышли в свет “Песни Оссиана”, сочиненные шотландским поэтом Макферсоном. Главным их героем был царь Фенгал и его сын Оссиан. Основными темами стали война и любовь. На фоне повествования выделялся мрачный колоритный пейзаж. Впоследствии подобный пейзаж стал называться “оссиановским”. Державин заимствует мрачность описаний и значительность аллегорий:

Под наклоненным кедром вниз,

При страшной сей красе природы,

На утлом пне, который свис

С утеса на яры воды,

Я вижу - некий муж седой

Склонился на руку главой. Копье и меч и щит великой,

Стена отечества всего,

И шлем, обвитый повиликой,

Лежат во мху у ног его... Сидит и, взор вперя к водам. В глубокой думе рассуждает:

“Не жизнь ли человеков нам

Сей водопад изображает? Он так же благом струй своих

Поит надменных, кротких, злых. и т.д. Итак, Бог для Державина - “источник жизни”, жизни не только духовной, но и жизни в государстве, к которой поэт не раз обращался в своих стихах и одах не только как гражданин, но и как “певец “, а подобное сочетание для классицизма невозможно. Как уже было сказано, ода XVIII века не терпит и стилевого смешения. Однако обратимся к сравнительному анализу лексики и стиля произведений классика жанра, М. В. Ломоносова, и Г. Р. Державина. В своей “Оде на восшествие...” Ломоносов использует преимущественно возвышенную лексику: “бисер”, “порфира”, “зефир”, “душа”, “зрак”, “рай” и патетический стиль:

Когда на трон она вступила

Как Вышний подал ей венец,

Тебя в Россию возвратила,

Войне поставила конец;

Тебя прияв облобызала:

Мне полно тех побед, сказала,

Для коих крови льется ток. (“На день восшествия..., 1747 г.”) Приведем выдержки из произведения Державина “Фелица”: “богоподобная”, “курю табак”, “кофе пью”, “забавлюсь лаем псов”, “играю в дурака с женой”. Оба поэта дают правительнице наставления. Ломоносов описывает идеальную царицу: “Божественным устам приличен, монархиня, сей кроткий глас”. Державин же, сравнивая и описывая автора и мурзу, использует вновь антитезу, показывая, каким не должен быть монарх, одновременно прося Фелицу о наставлении: “Подай, Фелица, наставленье как пышно и правдиво жить,..”. Ломоносов ощущает превосходство государыни над собой и поэзией:

Молчите, пламенные звуки, и колебать престаньте свет:

Здесь в мире расширять науки изволила Елисавет... В безмолвии взирай вселенна.... Ломоносов - поэт государства, подчиненного “Фелице”, лишь воспевающий ее достоинства. Он заставляет замолчать даже “пламенные звуки поэзии”. Державин же, обращаясь к Екатерине(Фелица - лат. felix - счастливая), по словам Белинского, “соединяет патетический элемент с комическим..., что есть не что иное, как умение представить жизнь в ее истине.” Не говоря уж о том, что все произведение пронизано сатирическими намеками на высокопоставленных чиновников. Читаешь, пишешь пред налоем

Подобно в карты не играешь,

Как я, от утра до утра... Не слишком любишь маскарады,

А в клоб не ступишь и ногой;

Храня обычаи, обряды,

Не донкишотствуешь собой;

Коня парнасска на седлаешь,

К духам в собранье не въезжаешь

Не ходишь с трона на Восток;.... Монолог формально произносит один человек, мурза, но так ли это по сути? Образ мурзы меняется. Когда Фелица противопоставляется мурзе, как правило, имеет место сатира или едкий намек на множество реальных фактов “зашифрованных” в этом стихотворении. Однако в патетических моментах образ мурзы максимально приближается к авторскому:

Едина ты лишь не обидишь

Не оскорбляешь никого,

Дурачества сквозь пальцы видишь,

Лишь зла не терпишь одного. В сатирических местах образ мурзы является собирательным образом порочных слуг:

Или музыкой и певцами,

Органом и волынкой вдруг,

Или кулачными бойцами

И пляской веселю мой дух;

Или, о всех делах заботу

Оставя, езжу на охоту

И забавляюсь лаем псов

Или над невскими брегами

Я тешусь по ночам рогами

И греблей удалых гребцов... Очевидно, “Я” Ломоносова предельно обобщено в любом жанре, а у Державина значение лирического “Я” варьируется на основе тематики. Тематика классицизма почти всегда предполагала обращение к великой личности в отдельности и к обществу в целом, но даже в этом Державина нельзя считать прямым последователем корифеев классицизма; будучи лишенным сервилизма, он резко выделяется из общего ряда во многом схожих поэтов этой эпохи. Слово в его произведениях теряет ту плоскостность, которая была свойственна поэзии XVIII века, оно приобретает новые осязаемые формы, становится весомым– [1, стр.70-75].

^

Николай Гаврилович Чернышевский


Николай Гаврилович Чернышевский родился 12 (24) июля 1828 года в Саратове, в семье священника. С ранних лет Чернышевский нашел в своем отце умного наставника, руководившего самостоятельными занятиями сына. Чернышевский в своих письмах выражал глубокую любовь и уважение к отцу. Он делился с ним замыслами, держал его в курсе своих дел и начинаний. Нежен и заботлив был в отношении к матери и всем своим родным. С детских лет Чернышевский много читал, был настоящим пожирателем книг. Любил Пушкина, Гоголя, Лермонтова, систематически изучал языки: греческий, латинский, французский, немецкий, татарский, арабский и др. С 14 до 18 лет он учился в местной духовной семинарии, проявляя способности и прилежание. Стремлением Чернышевского и его родителей было дать сыну университетское образование, и Николай в июне 1846 года приехал вместе с матерью в Петербург, чтобы поступить в столичный университет. Чернышевский успешно выдержал экзамены по математике, физике, логике, словесности6 всеобщей и русской истории, латинскому, французскому и был принят. Главным вопросом, над которым задумывается студент Чернышевский, был вопрос о народе, закрепощенным помещиками и угнетенным царскими властями, вопрос об освобождении миллионных масс и завоевании ими свободы. В своих дневниках, которые Чернышевский вел долгие годы по особой стенографической системе, он писал, что в 1848-1850 годах он осознавал себя "ультрареспубликанцем" и "ультрасоциалистом". Среди товарищей он слыл как человек мягкий, скромный с близкими и суровый с теми, кто был ему внутренне чужд. По окончании университета в 1850 году Чернышевский после нескольких попыток устроится на службу в столицу уезжает в родной город, где становится старшим учителем словесности в гимназии. Одновременно с преподаванием Николай продолжает заниматься научной работой с мыслью написать и защитить диссертацию. Здесь же он знакомится с Ольгой Сократовной Васильевой, дочерью местного врача. В своих записях, под названием "Дневник моих отношений с тою, которая теперь составляет мое счастье" он рассказывает о своем объяснении с ней. После признания в любви он пытается отговорить ее от решения связать свою судьбу с его судьбой, объясняя это тем, что его революционные взгляды могут привести его на каторгу. НО это не остановило его будущую жену. В январе 1853 года они познакомились, в апреле того же года вступили в брак и в мае уехали в Петербург. Здесь Чернышевский ведет преподавательскую работу, печатает "Опыт словаря к ипатьевской летописи", пишет рецензии в "Отечественные записки". работает над диссертацией "Эстетическое отношение искусства к действительности". Осенью 1853 года он знакомится с Некрасовым и начинает сотрудничать в "Современнике". Чернышевский проработал в этом журнале восемь с половиной лет. На страницах этого журнала печатались статьи его по вопросам философии, эстетике, большое исследование о великом немецком просветителе Лессинге и критике В. Г. Белинском, статьи о творчестве И. С. Тургенева, Л. Н. Толстого, А. Н. Островского, Н. В. Гоголя, А. С. Пушкина. Когда по почину самого царя Александра II началось обсуждение вопроса об освобождении крестьян от крепостной зависимости, то им были опубликованы статьи об освобождении крестьян от крепостной зависимости. Он пропагандировал в своих статьях идею крестьянской революции. Он делал это при помощи эзопова языка, то есть посредством иносказаний, намеков, тонких употреблений, сравнений и т.п. Он писал, например, что каждый год бабы и девки занимаются прополкой сорной травы, а трава вырастает вновь и вновь. И так будет до тех пор, пока их мужья и братья не догадаются, не убедятся в том, что с сорной травой можно покончить только пропашкой. В этот период Чернышевский сдал все экзамены, необходимые для защиты диссертации, и 10 мая 1855 года публично защитил ее в совете Петербургского университета. Присутствовавший на диспуте Н. В. Шелгунов впоследствии писал, что "это была целая проповедь гуманизма, целое откровение любви к человечеству, на служение которому призывалось искусство". Когда было проведено освобождение крестьян сверху в 1861 году, Чернышевский издал в тайной типографии прокламацию "Барским крестьянам от их доброжелателей поклон", в которой крестьяне призывались к сговору между собой для восстания. Большая часть общества - студенты, писатели, офицеры, ученые, захваченные духом революционной ситуации, сложившейся тогда в России - так или иначе находились под влиянием Чернышевского. В связи с этим царское правительство учредило за ним надзор, собирая против него обличающие факты и доносы агентов. Целый год в обществе ходили слухи об его аресте. Третье отделение характеризовало его как человека, известного своими коммунистическими убеждениями. Седьмого июля 1862 года Чернышевского арестовали и увезли в Петропавловскую крепость. Почти два года он провел в Алексеевском равелине Петропавловской крепости. Сначала не могли предъявить никаких обвинений. Затем были сфабрикованы фальшивые обвинения, появились фальшивые свидетели и предъявлены обвинения за высказанные в статьях в "Современнике" идеи. Несмотря на несостоятельность обвинения (по царским законам нельзя было судить автора за статьи, пропущенные цензурой) сенат вынес строжайший приговор: лишение всех прав и состояния, четырнадцать лет каторги и вечное поселение в Сибири. Царь сократил срок каторги до семи лет. Решение вызвало ошеломление в обществе. 19 мая 1864 года над Чернышевским был совершен обряд "гражданской казни", и на другой день его увезли на каторжные работы. И в Петропавловской одиночке, и на допросах следственной комиссии, и в сенате Чернышевский держался мужественно, твердо, с великим достоинством, и когда ему перед гражданской казнью публично прочитали приговор, "преступник стоял надменно, обращая взгляды на публику". Когда истек срок пребывания Чернышевского на каторге, его, вместо того, чтобы определить на поселение, продержали в каторжной тюрьме полтора года, а потом повезли к полюсу холода, в Вилюйск, где его посадили в острог и содержали по специально разработанной инструкции. Где бы ни был Чернышевский, в каких бы тяжелых условиях он не находился, он продолжал делать свое дело. В Петропавловской крепости им был написан роман "Что делать? ", что делать для появления нового будущего. Его герои были носителями идей автора. Как ни странно, самые светлые его страницы были написаны в дни голодовки, объявленной Чернышевским в знак протеста против действия властей. Жизнь Чернышевского на каторге в Кадае, на Нерчинских рудниках, а потом в Вилюйске, пример стойкости и мужества. Он продолжает писать и переводить, обдумывать судьбы России и всего человечества, задумывает цикл произведений о русской жизни. Самым значительным в эти годы является его роман "Пролог". В письмах из Сибири Чернышевский бодр и спокоен, никого не расстраивает жалобами. Вместе с тем письма его полны забот о жене и детях. Он делится своими знаниями с сыновьями, дает им советы как жить, чем надо заниматься. Ольгу Сократовну всегда называет другом, беспокоится о ее здоровье, восхищается ее характером. Несколько раз русские революционеры пытались освободить Чернышевского, но царские власти не хотели позволить ему выйти из острога. Лишь летом 1883 года новый царь Александр III под давлением общественности разрешил больному цингой и ревматизмом Чернышевского перевезти в Астрахань, а затем, за несколько месяцев до смерти, в его родной город. Здесь он в ночь на 17(29) октября 1889 года скончался этот революционер, писатель, мыслитель, критик, экономист "книжный " человек с "обширной ученостью" но не "обладавший высокой культурой людей 40-х годов"– [3, стр.15-30].
^

Денис Иванович Фонвизин



Среди русских писателей имевших дар видеть и передавать все нелепое в жизни, первым был Фонвизин – [см. Рис2]. В своих произведениях он искусно использовал и подбирал выражения, которые на долгое время оставались в памяти читателя. Фонвизин считал, что в окружающем мире больше зла, чем добра, и был глубоко озабочен из-за несовершенства человека и общества. Денис Иванович Фонвизин был из богатой дворянской семьи. В 1755-62 он учится в гимназии при Московском университете. В 1762 году он переезжает в Санкт-Петербург и получает там должность переводчика комиссии иностранных дел. Но уже в 1763 он служит секретарем в кабинете одного из министров России И. П. Елагина. 1782 году он выходит в отставку и решает полностью посветит себя литературе. Вошел в литературу как один из приемников Кантемира и Сумарокова. Он был воспитан в убеждении что дворянство, к которому он сам и принадлежал, должно быть образованным, гуманным, непрестанно радеть об интересах общества, а царская власть – выдвигать для общей пользы достойных дворян на высокие должности. А в то время Фонвизин видел на дворянской “арене” много невежд – любовников императрицы, которые при руководстве государством исходили из собственных интересов, а не из интересов народа. Мне кажется, что Фонвизин был одним из самых талантливых писателей своего времени, жаль только, что он видел в слишком многом зло и был тем самым пессимистом– [1, стр.79-81].





Рис. 2 Денис Иванович Фонвизин
^

Развитие русской литературы в XVIII веке


Антиох Камтемир (1708—1744) Русский писатель Антиох Кантемир был младшим сыном молдавского господаря, князя Дмитрия Константиновича, приехавшего в Россию в 1711 г. Советник Петра 1, князь Дмитрий был известен также и как автор научных трудов (“Описание Молдавии”, “История возвышения и упадка Оттоманской империи” и др.) По матери А. Кантемир был потомком византийских императоров. Недолгое время он учился в Славяно-греко-латинской академии. Увлеченный преобразованиями Петра Великого, Антиох Кантемир возлагал все надежды на монархическую власть. В своих сатирах он высмеивал “злонравных” дворян и церковников. В этом жанре им было написано девять произведений (“На хулящих учение”, “На зависть и гордость дворян злонравных...”, “О воспитании”, “На человеческие злонравия вообще...” и др.). 1 января 1732 г. А. Кантемир был назначен русским послом в Лондоне. Именно в это время расцветает его литературный талант. Он много пишет и переводит. Переведенная им книга Фонтенеля “Разговор о множестве миров” была при Елизавете Петровне запрещена как “противная вере и нравственности”. А. Кантемир написал также религиозно-философское произведение “Письма о природе и человеке”. Умер он молодым 31 марта 1744 г. в Париже и был погребен в московском Никольском греческом монастыре. В. К. Тредиаковский (1703—1768) Поэт и филолог Василий Кириллович Тредиаковский родился в Астрахани, в семье священника. Образование получил в Славяно-греко-латинской академии. В 1726 г. бежал за границу, в Голландию, позднее перебрался во Францию. В Сорбонне изучал богословие, математику и философию. В 1730 г. он вернулся в Россию, став одним из самых образованных людей своего времени и первым русским академиком. В том же году за счет своего покровителя, князя А. Б. Куракина, издал первое печатное произведение— “Езда в остров любви”, перевод старинной книги французского автора. Были там и стихи самого Тредиаковского. Издание сразу сделало его знаменитым, модным поэтом. В 1733 г. В. К. Тредиаковскому поручено было в Академии наук “вычищать язык русской пишучи как стихами, так и не стихами; давать лекции, ежели от него потребовано будет; окончить грамматику, которую он начал, и трудиться совокупно с прочими... переводить с французского на русский язык все, что ему дается”. По-разному относились к нему современники: одних он удивлял своей образованностью, знанием латинского, французского, итальянского языков, красноречием, других поражал лакейством придворного поэта, способного на грубую лесть и самоунижение. При поднесении императрице Анне Иоанновне своих од Тредиаковский должен был ползти на коленях от самых дверей залы до трона... Поведение Тредиаковского, в самом деле, не всегда отличалось благородством, но и власть в эту пору не стеснялась собственной грубости и жестокости. Искренне преданный русской словесности В. К. Тредиаковский был автором десятков томов переводов и блестящим знатоком теории европейской поэзии. В 40-х годах XVIII в., в елизаветинское время, поэтическую пальму первенства отобрали у него М. В. Ломоносов и А. П. Сумароков. А. П. Сумароков (1718—1777) Среди предков Александра Петровича Сумарокова, поэта и театрального деятеля, известен Иван Богданович, который спас на охоте царя Алексея Михайловича от медведя, за что получил прозвище Орел. Его родной племянник — отец поэта Петр Панкратьевич дослужился до чина действительного статского советника и был по меркам того времени человеком широко образованным. В 13 лет А. П. Сумароков был отдан в “рыцарскую академию” — Сухопутный шляхетский корпус. Здесь оказалось так много любителей русской словесности, что было даже организовано “общество”: в свободное время кадеты читали друг другу свои произведения. Открылся талант и у Сумарокова, он увлекся французскими песенками, по их образцу стал сочинять русские. Песни его дошли до императорского двора, их исполняли в аристократических салонах. Одно из наиболее зрелых произведений этой поры — поэтическое послание А. П. Сумарокова к своему товарищу М. М. Хераскову. В кадетском корпусе впервые разыгрывали трагедию А. П. Сумарокова “Хорев”. Герои ее — киевский князь Кий, его брат и наследник престола Хорев, Оснельда, дочь бывшего киевского князя Завлоха, боярин Сталверх. Все они — люди благородные, исполненные чувства долга. Отрицательные персонажи — весь “подлый народ”. Хорев и Оснельда любят друг друга, но их брак невозможен из-за вражды Кия и Завлоха. В конце трагедии влюбленные гибнут. Обращение к отечественной истории было, конечно, достаточно формальным: первые русские трагедии подражали французским образцам. Елизавета Петровна узнала о постановке — и спектакль был повторен уже при императорском дворе. А. П. Сумароков писал не только трагедии (“Пустынник” (1757); “Ярополк и Димиза” (1758) и др.), но и комедии. Одна из лучших — “Опекун”, поставленная в 1768 г. Прототипом главного действующего лица, ростовщика Чужехватова, стал зять автора. Поэт так описал его в прошении, поданном императрице: “Человек праздный, прибытко-жадный, непросвещенный и кроме часовника ничего не читавший... Науки он называет календарем, стихотворство лихою болестью, воспитательный дом непристойным именем”. У Сумарокова был тяжелый, крайне неуживчивый характер, необузданный нрав. Он мог, например, яростно обругать человека, помешавшего ему писать, а однажды в бешенстве погнался за слугой с обнаженной шпагой и не заметил, как оказался... в пруду. Естественно, что почти со всеми родственниками он был в ссоре. Сама Екатерина II вынуждена была однажды вмешаться в отношения поэта с матерью. Одним из первых Сумароков воспользовался реальной свободой печати, появившейся с восшествием на престол Екатерины II. Он публично изложил свои мысли об идеальном устройстве общества: “Сделать русских крепостных людей вольными нельзя... будет ужасное несогласие между помещиками и крестьянами, ради усмирения которых потребны многие полки; и непрестанная будет в государстве междоусобная брань... А это примечено, что помещики крестьян, а крестьяне помещиков очень любят, а наш низкий народ никаких благородных чувствий еще не имеет”. Екатерина II с раздражением написала на полях рукописи А. П. Сумарокова: “Господин Сумароков хороший поэт, но слишком скоро думает, чтобы быть хорошим законодавцом, он связи довольной в мыслях не имеет”. Сумароков дослужился до чина действительного статского советника и стал популярнейшим поэтом своей эпохи. Его перу принадлежали также философские и математические труды. Последние годы он провел в Москве. Слава его увядала. Желчный поэт имел много врагов, и они ему мстили. Сумароков жаловался Г. А. Потемкину: “Я человек. У меня пылали и пылают страсти. А у гонителей моих ледяные перья приказные: им любо будет, если я умру с голода или с холода”. Преследуемый, несчастный поэт пристрастился к спиртному, что и ускорило его смерть. Д. И. Фонвизин (1745—1792) Волшебный край!

Там в стары годы,

Сатиры смелый властелин,

Блистал Фонвизин, друг свободы,— писал А. С. Пушкин в “Евгении Онегине”. И в самом деле, “друг свободы” острее, чем кто-либо в конце XVIII в., чувствовал историческое зло — отсутствие в России “государственных законов”. А потому — пророчески писал: “Где... произвол одного есть закон верховный, там прочная общая связь и существовать не может; там есть государство, но нет отечества, есть подданные, но нет граждан, нет того политического тела, которого члены соединялись бы узлом взаимных прав и обязанностей”. Д. И. Фонвизин родился в Москве 3 апреля 1745 г. (по другим сведениям — 1744 г.). Отец его, служивший в Ревизион-коллегии и вышедший в отставку в 1762 г., был замечательный человек, бескорыстный, честный, о котором сын вспоминал с теплотой и гордостью: “В передних тогдашних знатных вельмож никто его не видывал”. Некоторые его черты нашли воплощение в положительных героях писателя. В 1762 г. Фонвизин закончил дворянскую гимназию при Московском университете и поступил на службу в коллегию Иностранных дел. С 1769 г. он — один из секретарей графа Н. И. Панина. В середине 60-х годов XVIII в. Фонвизин становится известным писателем. Славу ему принесла комедия “Бригадир”. Ее действующие лиц — дворяне. Комедийный конфликт, казалось бы, традиционен: благовоспитанной девушке навязывают в женихи несимпатичного и неумного Иванушку. Он, только что побывавший в Париже, с презрением относится ко всему, что видит у себя дома: “Всякий, кто был в Париже, имеет уже право, говоря про русских, не включать себя в число тех, затем, что он уже стал более француз, нежели русский”. Успех “Бригадира” был оглушительным. Н. И. Панин говорил про героиню комедии Акулину Тимофеевну: “Когда он (Д. И. Фонвизин) роль ее читает, то я самое ее вижу и слышу”. В русской литературе рождался новый — подлинный — характер героев. В 1787 г. Д. И. Фонвизин побывал во Франции. Восхищенный развитием в этой стране “фабрик и мануфактур”, театрального драматического искусства, писатель разглядел и другое: “Первое право каждого француза есть вольность; но истинное настоящее его состояние есть рабство, ибо бедный человек не может снискивать своего пропитания иначе, как рабскою работою, а если захочет пользоваться драгоценною своею вольностью, то должен будет умереть с голоду”. В последние годы жизни Д. И. Фонвизин напряженно думал о высоких обязанностях русского дворянства. В забвении дворянством собственного долга перед страной он видел корень всех общественных бед. В 1783 г. писатель обращался к Екатерине II: “Мне случилось по своей земле поездить. Я видел, в чем большая часть носящих имя дворянина полагает свое любочестие... Я видел от почтеннейших предков презрительных потомков. Словом, я видел дворян раболепствующих. Я дворянин, и вот что растерзало мое сердце”. Одно из самых значительных произведений Д. И. Фонвизина— комедия “Недоросль”. “Эта комедия — бесподобное зеркало”, — писал о “Недоросле” В. О. Ключевский. И добавлял: “Комедия не лиц, а положений”. Почему же литературное произведение XVIII века вызвало столетие спустя жгучий интерес великого историка? “Фонвизин взял героев “Недоросля” прямо из житейского омута, и взял, в чем застал, без всяких культурных покрытий, да так и поставил их на сцену со всей неурядицей их отношений... Эти герои, выхваченные из общественного толока для забавы театральной публики, оказались вовсе не забавны, а просто нетерпимы ни в каком благоустроенном обществе: автор взял их на время для показа из-под полицейского надзора, куда и поспешил возвратить их в конце пьесы при содействии чиновника Правдина...”, — писал историк. Что же объясняет нам “Недоросль” своими художественными образами, как помогает понять XVIII век? Когда госпоже Простаковой захотелось высечь свою дворню, всех слуг, ей заметили, что никто не волен тиранствовать. И вот тогда из глубины простаковской души вырвалось знаменательное возражение: “Не волен! Дворянин, когда захочет, и слуги высечь не волен! Да на что ж дан указ о вольности дворянства?” В этих словах — исторический смысл комедии. Простакова — “мастерица толковать указы” — хотела сказать: существует закон, оправдывающий ее беззаконие. Многие дворяне, не привыкшие к самостоятельной ответственности, поняли подписанный Петром III указ как освобождение от всех обязанностей и получение новых прав по отношению к крепостным. “Значительная часть дворянства в прошлом столетии не понимала исторически сложившегося положения своего сословия, и недоросль, фонвизинский недоросль Митрофан, был жертвой этого непонимания”, — писал В. О. Ключевский. Комедия Д. И. Фонвизина отразила момент перелома в положении русского дворянства. Оно освобождалось от рабской привязанности к государству, но еще с трудом привыкало к мысли о гражданской ответственности. Дворянству предстояло освоить новую роль — хозяина на земле, рачительного, доброго, бережливого, сознающего свой долг, свои права и обязанности. Только постигнув эти азы свободы и вольности, можно было искупить “исторический грех” обладания крепостными “душами”. В ту осень 1782 г., когда актеры впервые смешили публику, представляя на сцене Митрофанушку и госпожу Простакову, произошло знаменательное событие: был открыт памятник Петру Первому. Если бы дворяне учились, как того хотел великий преобразователь, то Фонвизин написал бы оду. Вышла же комедия. Писатель из своего XVIII века как бы предупреждал грядущие поколения дворян: “комедия” может кончиться настоящей драмой... А. Н. Радищев (1749—1802) Александр Николаевич Радищев родился в Москве, детство провел в саратовском имении. Богатейшим помещикам Радищевым принадлежали тысячи крепостных душ. Во время восстания Пугачева крестьяне их не выдали, спрятали по дворам, измазав сажей и грязью, — помнили, что хозяева добрые. В юности А. Н. Радищев был пажом Екатерины II. Вместе с другими образованными юношами его отправляют в Лейпциг учиться, а в 1771 г. 22-летний Радищев возвращается в Россию и становится протоколистом Сената. По долгу службы ему приходилось иметь дело со множеством судебных документов. В 1775 г., выйдя в отставку в чине секунд-майора, он женится на Анне Васильевне Рубановой (у них родится четверо детей). В 1777 г. Радищев — на гражданской службе в Петербургской таможне в чине коллежского асессора. Служил, по-видимому, успешно: был награжден орденом, а в 1780 г. получил повышение — стал помощником управляющего таможней. А тем временем уже сочинялись первые главы “Путешествия из Петербурга в Москву”. 22 июля 1789 г. — через несколько недель после начала Великой Французской революции — петербургский обер-полицмейстер разрешает публикацию книги А. Н. Радищева. В январе -1790 г. книга была набрана в домашней типографии писателя. В конце мая — начале июня она выходит тиражом около 600 экземпляров. На титульном листе нет имени автора. Эпиграф — “Чудище обло, озорно, огромно, стозевно и лаяй” — символизировал ненавистное крепостное право и был взят Радищевым из поэмы В. К. Тредиаковского “Телемахиада”. В поэме чудище было “тризевно” (с тремя глотками). У Радищева— “стозевно”. 25 июня 1790 г. экземпляр “Путешествия...” был на столе у Екатерины II. После смерти Екатерины II А. Н. Радищев был переведен в ссылку в Калугу, и лишь Александр 1 в 1801 — 1802 гг. амнистировал его и разрешил вернуться в Петербург... Еще в Сибири, в Илимском остроге, Радищев узнает о событиях Французской революции, о казни королевской четы, о страшной якобинской диктатуре, унесшей тысячи жизней, о взаимном истреблении якобинцами друг друга, о реакции, наконец, — о появлении нового деспота, Наполеона. Ему революция виделась иной... Наступило жестокое разочарование: “Из мучительства рождается вольность, из вольности рабство”. При императоре Александре 1 недавний ссыльный становится важной персоной, участвует в разработке законов империи — и тем не менее, внешнее благополучие отравлено тяжкими сомнениями. Писатель не выдерживает их — кончает жизнь самоубийством. Чем объяснить его решение? В революции он разочаровался, в мирном просветительстве не видел смысла, светский круг, в его представлении сплошь крепостнический, был ему ненавистен. Писатель ушел из жизни, а книга, из 600 экземпляров которой уцелели от сожжения лишь 26, — стала бессмертной. Знаменитейший русский поэт конца XVIII в. Гаврила Романович Державин родился в Казани в семье армейского офицера. В детстве он был хилым, слабым, но зато отличался “чрезвычайной к наукам склонностью”. В II лет он потерял отца. Его мать, оставшаяся с детьми без средств к существованию, вынуждена была, по была, по воспоминаниям поэта, “ходить по судьям, стоять у них в передних у дверей по несколько часов... но когда выходили, не хотел никто выслушать ее порядочно, но все с жестокосердием ее проходили мимо, и она должна была ни с чем возвращаться домой”. Мальчик на всю жизнь запомнил эти унижения. В 1759 г. Державин все же поступил в Казани в гимназию. Хотя учили в ней плохо, будущий великий поэт усовершенствовался в немецком языке, пристрастился к рисованию и черчению, научился танцевать и фехтовать. Недостатки образования он восполнял чтением. В 1762 г. Г. Р. Державин поступает на военную службу. Она оставила в его душе горестные воспоминания. Тяжелая черная работа отупляла, кутежи казались единственной отдушиной. Державин, натура увлекающаяся, пристрастился к азартным играм и однажды проиграл в карты деньги, присланные матерью на покупку имения. Державин писал о себе в воспоминаниях в третьем лице: “Ездил, так сказать, с отчаяния, день и ночь по трактирам, искать игры. Познакомился с игроками, или, лучше, с прикрытыми благопристойными поступками и одеждою разбойниками; у них научился заговорам, как новичков заводить в игру, подборам карт, подделкам и всяким игрецким мошенничествам”. Правда, до “коварного предательства” не опускался. На помощь нравственно чистой натуре Державина пришла возвышавшая душу поэзия: “Если же и случалось, что не на что не токмо играть, но и жить, то запершись дома, ел хлеб с водою и марал стихи при слабом иногда свете полушечной сальной свечки или при сиянии солнечном сквозь щелки затворенных ставней”. “Марать” начал он еще в гимназии. В казарме волей-неволей пришлось забыть и о науках, но иногда он все же умудрялся читать случайно добытые русские и немецкие книги. После десятилетней солдатской службы Г. Р. Державин был произведен в офицеры и в' 1773 г. лично явился к генералу А. И. Бибикову, командующему войсками, посланными подавлять восстание Пугачева, с просьбой взять его с собой в Казань. В последующие четыре года службы Державин проявил себя находчивым, сообразительным офицером и сумел обратить на себя внимание начальства. Во время пугачевского восстания оренбургское имение Державина сильно пострадало: две недели в нем находился на постое обоз в 40 тыс. телег, везший в армию провиант. Солдаты “разорили крестьян до основания”. Тяжких трудов стоило Державину добиться хоть какой-то компенсации. В 1777 г. “по неспособности” к военной службе он “выпускался в штатную” службу с пожалованием 300 душ в Белоруссии. Державин имел все основания считать себя обиженным. Гораздо удачливее оказался он в картах и в любви. В 1775 г., “имея в кармане всего 50 рублей”, выиграл 40 000 руб., а в 1778 г. женился на любимой девушке и был счастлив в браке. Публикуя свои первые поэтические произведения, Г. Р. Державин признавался, что “в выражении и слоге старался подражать Ломоносову, но так как не имел его таланта, то это и не удавалось”. Державин точно определил время своего творческого перерождения: “Не хотел парить, но не мог постоянно выдерживать изящным подбором слов, свойственных одному Ломоносову, великолепия и пышности речи. Поэтому с 1779 г. избрал я совершенно особый путь”. Путь этот действительно особый — державинский. Первые оды, написанные после 1779 г., отличались небывалой в русской поэзии звучностью стиха, силой поэтического выражения. “Фелица”, опубликованная в 1783 г., вызвала настоящий восторг читателей. Это произведение было ново и по форме, и по содержанию. Прежние высокопарные оды стали уже “докучать” всем, их “бумажный гром” раздражал. В “Фелице” читатель встретил живую поэзию, пронизанную жизненными реалиями, которые без труда угадывались. Название оды связано со “Сказкой о царевиче Хлоре” — нравоучительной аллегорией, которую сама императрица написала для внука — Александра Павловича. Героиня сказки — дочь киргизского хана Фелица, помогает царевичу найти розу без шипов. Но разве такое бывает? Да, роза без шипов — это добродетель. Читатель угадывал намеки поэта и на придворных: “Скачу к портному по кафтан” — характерное времяпрепровождение Г. А. Потемкина; “Езжу на охоту/И забавляюсь лаем псов” — характеристика П. И. Панина; “Я тешусь по ночам рогами” — музыку охотничьих рожков ввел в моду обер-егермейстер С. К. Нарышкин; “Полкана и Бову читаю” — это про непосредственного начальника Державина князя Вяземского, который забавлялся тем, что заставлял подчиненных читать ему вслух лубочные романы... Друзья Державина отговаривали его печатать столь дерзкую оду, но Екатерине II она понравилась. Более того, императрица с ехидством дарила “Фелицу” своим приближенным, подчеркивая те места, которые относились к грешкам получателя. В 1784 г. Г. Р. Державин, испортив отношения с начальством в Сенате, вынужден был выйти в отставку. Но в том же году был назначен олонецким губернатором. Не ужившись с наместником края, он был переведен губернатором в Тамбов — и тут испортил отношения с наместником! Поэт-губернатор оказался даже под судом. Началось долгое разбирательство. Державин прибыл в Петербург “доказать императрице и государству, что он способен к делам, неповинен руками, чист сердцем и верен в возложенных на него должностях”. Державину передали, что императрица не может обвинить автора Фелицы”, — ему приказано было явиться ко двору. Державин писал о себе в третьем лице: “Удостоясь с благоволением лобызать руку монархини и обедав с нею за одним столом, он размышлял сам себе, что он такое: виноват или не виноват? в службе или не в службе?” Более двух лет поэт, жаждавший государственной деятельности, ждал ответа и, не теряя времени, писал оды. Одну из них — “Изображение Фелицы” (1789) — он вновь посвятил Екатерине. Столь же большой успех имела ода “На взятие Измаила”. Теперь многие царедворцы мечтали, чтобы Державин посвятил им “похвальные стихи”. В 1791 г. поэт был назначен статс-секретарем Екатерины II. Это был знак особой милости. Но служба и на столь почетном поприще оказалась для Г. Р. Державина неудачной. Он вмешивался в дела, боролся с бюрократией — “канцелярской крючкотворной дружиной”, а от него ждали совсем не этого. Екатерина II не раз намекала, что ему следует писать нечто “в роде оды Фелицы”. Но поэт не обнаруживал прилива чувств, вдохновения. “Охладел духом”, — писал он о себе. Может быть, потому, что Державин ближе узнал двор и видел теперь Екатерину II в ином свете? Императрица тоже охладела к поэту, удалив от себя и назначив сенатором. Державин и в Сенате со всеми перессорился: жить “как все” мешали упорство, усердие, служебное рвение. Даже по воскресным дням он ездил в Сенат. В 1796 г. (после многих служебных неурядиц и личных драм) он написал, подражая оде Горация “К Мельпомене”, стихотворение “Памятник”. С вступлением на престол Павла 1 положение Г. Р. Державина в целом не изменилось, несмотря на то, что вначале он подвергся со стороны монарха гонению “за непристойный ответ, государю учиненный”. Продолжал служить Г. Р. Державин и при Александре 1, был даже министром юстиции (1802— 1803). Но дух преобразований он порицал и планам нового императора не сочувствовал. В 1807 г. окончательно вышел в отставку, после чего проводил время в основном в деревне Званке Новгородского уезда– [2, стр.37-56].

Заключение


Представители русской литературы XVIII века сыграли значительную роль в развитии литературного языка на новом этапе. Во второй половине XVIII в. пышное многословие, риторическая торжественность, метафорическая отвлеченность и обязательная украшенность постепенно уступали место краткости, простоте, точности. В языке прозы широко используется народно-разговорная лексика и фразеология; в качестве строительного материала предложений выступают различные несвободные и полусвободные разговорные словосочетания и устойчивые обороты; происходит столь важное для последующего развития русского литературного языка объединение “простых российских” и “славянских” языковых ресурсов. Ими разрабатывались языковые приемы отражения действительности в ее самых разнообразных проявлениях; намечались принципы построения языковых структур, характеризующих “образ рассказчика”. Наметились и получили первоначальное развитие многие важные свойства и тенденции, которые нашли свое дальнейшее развитие и получили полное завершение в пушкинской реформе русского литературного языка. Повествовательный язык не замыкается в разговорной сфере, по своим выразительным ресурсам и приемам он гораздо шире, богаче. Безусловно, ориентируясь на разговорный язык, на “живое употребление” как основу повествования, писатели XVIII века свободно используют и “книжные” элементы, и западноевропейские заимствования, и философско-научную лексику и фразеологию. Богатство используемых языковых средств и разнообразие приемов их организации позволяют им создавать на общей разговорной основе различные варианты повествования. Литераторы того времени, описав сложные взаимоотношения и сильные чувства людей просто, но точно могли достичь большего эффекта, чем с помощью тех или иных словесных ухищрений. Нельзя не отметить их заслуг в разработке приемов реалистического изображения сложных человеческих чувств и жизненных конфликтов– [4, стр.132-133].

Список литературы





  1. Горшков А. И. “История русского литературного языка” , М.: Высшая школа, - 1969.

  2. Русское искусство 18 века. Материалы и исследования. Т. В. Алексеева, М., 1973

  3. Владимир Лукич. Боровиковский и русская культура на рубеже 18-19 веков. Т. В. Алексеева, М., 1975

  4. История Русской Литературы, Д. С. Лихачев и Т. П. Макогоненко, Л., “Наука” , 1980




Скачать 318.71 Kb.
оставить комментарий
Дата05.11.2011
Размер318.71 Kb.
ТипРеферат, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

хорошо
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх