Бюллетень Европейского Суда по правам человека icon

Бюллетень Европейского Суда по правам человека



Смотрите также:
Стандарты Европейского Суда по правам человека и российская правоприменительная практика Сборник...
Прецеденты европейского суда по правам человека руководящие принципы судебной практики...
Председателю Европейского Суда по правам человека Комиссару по правам человека Совета Европы в...
1. Постановление Европейского Суда по правам человека от 18 мая 2004 года по делу № 49806/99...
1. Постановление Европейского Суда по правам человека от 18 мая 2004 года по делу № 49806/99...
Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2006. N с. 57 99...
Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2006. N с. 5, 15 23...
Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2005. N с. 60 76...
Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2005. N 10. С. 51, 77 87...
Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2005. N 10. С. 51 65...
Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2007. N с. 79, 103 122...
Исполнение постановлений Европейского Суда по правам человека по вопросу эффективности...



страницы: 1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   18
вернуться в начало
скачать

Вопрос о соблюдении права на свободное волеизъявление народа при выборе органов законодательной власти




Вопрос о соблюдении права на участие в выборах





По делу не выявлены данные о злоупотреблении властью или фальсификации выборов, подтверждающие жалобу на пропрезидентское большинство в избирательных комиссиях всех уровней. По делу требования статьи 3 Протокола N 1 к Конвенции нарушены не были.

Лейбористская партия Грузии против Грузии
[The Georgian Labour Party v. Georgia] (N 9103/04)





^ Постановление от 8 июля 2008 г. [вынесено II Секцией]


(См. выше изложение обстоятельств данного дела.)

Вопрос о соблюдении права на свободное волеизъявление народа при выборе органов законодательной власти




Вопрос о соблюдении права на участие в выборах





По делу обжалуется незаконное и неоправданное исключение двух избирательных округов из подсчета результатов общенациональных выборов. По делу допущено нарушение требований статьи 3 Протокола N 1 к Конвенции.

Лейбористская партия Грузии против Грузии
[The Georgian Labour Party v. Georgia] (N 9103/04)





^ Постановление от 8 июля 2008 г. [вынесено II Секцией]


(См. выше изложение обстоятельств данного дела.)

Вопрос о соблюдении права на свободное волеизъявление народа при выборе органов законодательной власти




Вопрос о соблюдении права на выборы органов законодательной власти





По делу обжалуется требование для политических партий набрать как минимум 10% голосов на национальных выборах, чтобы получить места в парламенте. По делу требования статьи 3 Протокола N 1 к Конвенции нарушены не были.

Юмак и Саадак против Турции
[Yumak and Sadak v. Turkey] (N 10226/03)





^ Постановление от 8 июля 2008 г. [вынесено Большой Палатой]


Обстоятельства дела


Заявители участвовали в парламентских выборах в ноябре 2002 г. в качестве кандидатов политической партии DEHAP (Демократической народной партии) в избирательном округе, состоявшем из одной провинции. По результатам подсчета голосов DEHAP получила примерно 45,95% голосов (47 449) в этой провинции, что составляло только 6,22% от общего числа голосов в стране. Поскольку Закон 1983 года N 2839 о выборах депутатов Великого национального собрания устанавливает, что "партии, не набравшие на выборах более 10% действительных голосов в стране, не получают депутатских мандатов", заявители не были избраны. Из трех депутатских мандатов, принадлежавших этой провинции, два получила партия, которая завоевала 14,05% голосов (14 460), а третий - независимый кандидат, который набрал 9,69% голосов (9 914). Из 18 партий, которые принимали участие в выборах, лишь двум удалось преодолеть 10%-й порог и, таким образом, получить депутатские мандаты. Одна из них, завоевавшая 34,26% голосов, получила 66% мандатов, а то время как другая - 33% мандатов, завоевав 19,4% голосов. Кроме того, были избраны девять независимых кандидатов. Великое национальное собрание, избранное в результате, было наименее представительным с момента введения многопартийной системы. Доля избирателей, которые не были представлены, составила примерно 45%, а степень неявки на выборы превысила 20%.


^ Вопросы права


Применение избирательного порога в 10% на уровне страны для представления политических партий в парламенте составляло вмешательство в избирательные права заявителей. Установление порога преследовало законную цель исключения чрезмерной и дестабилизирующей парламентской раздробленности и, таким образом, установления стабильности власти. Выбор законодателя как таковой не противоречил требованиями статьи 3 Протокола N 1 к Конвенции, которая в принципе не налагает на государства обязательство установить избирательную систему, гарантирующую представительство в парламенте преимущественно региональным партиям, независимо от голосов, поданных в иных частях страны. С другой стороны, может возникать проблема, если применимое законодательство ведет к лишению таких партий представительства в парламенте.

Избирательный порог, применяемый в Турции, был наиболее высоким среди государств - членов Совета Европы. Только три других государства утвердили высокий порог (7 или 8%). Треть государств применяет 5%-й порог, и 13 государств избрали более низкий показатель. Европейский Суд отмечает, однако, что последствия избирательного порога могут отличаться в различных странах, и различные системы могут преследовать разные, иногда даже противоположные, политические цели. Ни одна из этих целей сама по себе не может быть признана необоснованной. Роль избирательного порога зависит от его величины и от партийной системы каждой страны. Низкий порог исключает лишь очень немногочисленные группы, что усложняет формирование стабильного большинства, тогда как в случаях фрагментированной партийной системы высокий порог лишает многих избирателей представительства. В то время как Европейский Суд может согласиться с тем, что 5%-й порог в наибольшей степени соответствовал обычной практике государств-членов, он не может оценивать спорный избирательный порог, не принимая во внимание избирательную систему и политическое развитие соответствующей страны. Европейский Суд, таким образом, должен оценить влияние коррективов и других гарантий, предусмотренных в рамках спорной системы.

Что касается возможности участия в выборах независимого кандидата, Европейский Суд отмечает, что на независимых кандидатов в Турции распространялись неблагоприятные ограничения и условия, которые не применялись к политическим партиям. Однако этот метод не может быть признан неэффективным на практике, что особенно убедительно продемонстрировали выборы 2007 года, когда неприменение избирательного порога к независимым кандидатам позволило небольшим партиям получить депутатские мандаты. То же самое касается и возможности создания избирательных коалиций с другими политическими группами. Впрочем, поскольку около 14,5 млн голосов в ноябре 2002 г. были поданы за проигравших кандидатов, эффективность этих избирательных стратегий носила ограниченный характер. Однако выборы 2002 года по ряду причин проходили в кризисной обстановке (экономический и политический кризис, землетрясения), и недостаточная представительность, отмечаемая после выборов, могла быть частично обусловлена ситуацией, а не только высоким избирательным порогом по стране. Это были первые выборы с 1983 года, на которых столь высокий процент проголосовавших избирателей не получил представительства в парламенте. Это означает, что политические партии, на которые распространялось требование о преодолении порога, сумели на практике развить стратегии, посредством которых им удалось смягчить отдельные его последствия, хотя такие стратегии и противоречили одной из объявленных целей избирательного порога, а именно предупреждения парламентской раздробленности.

Европейский Суд также придает большое значение деятельности Конституционного суда. При осуществлении контрольных полномочий с целью предотвращения любых чрезмерных последствий спорного избирательного порога путем поиска точки равновесия между принципами справедливого представительства и стабильностью власти Конституционный суд гарантирует прекращение действия указанного порога, если оно будет подрывать существо права, провозглашенного в статье 3 Протокола N 1 к Конвенции. В заключение Европейский Суд отмечает, что в целом избирательный порог в 10% представляется чрезмерным, и соглашается с органами Совета Европы, которые рекомендовали его снижение. Высокий порог заставлял политические партии использовать стратегии, которые не способствовали прозрачности избирательного процесса. Однако в настоящем деле Европейский Суд не убежден, что в свете специфического политического контекста спорных выборов и в сочетании с коррективами и иными гарантиями, которые на практике ограничивали его последствия, избирательный порог нарушал существо прав, предоставленных заявителям статьей 3 Протокола N 1 к Конвенции.


Постановление


По делу требования статьи 3 Протокола N 1 к Конвенции нарушены не были (вынесено 13 голосами "за" и четырьмя - "против").

Постановление Палаты см. в "Информационном бюллетене по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" N 93* (* См., соответственно, "Бюллетень Европейского Суда по правам человека" N 3/2007.).

Вопрос о соблюдении права на участие в выборах





По делу обжалуется прекращение регистрации кандидата на парламентских выборах на основе предположительно сфабрикованных доказательств. Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика.

Абиль против Азербайджана
[Abil v. Azerbaijan] (N 16511/06)





[I Секция]


Заявитель был зарегистрирован в качестве независимого кандидата на парламентских выборах 2005 года. Вскоре после выборов на заседании, проведенном в отсутствие заявителя, соответствующая избирательная комиссия решила обратиться в Апелляционный суд с заявлением о прекращении регистрации заявителя, который якобы обещал деньги в обмен на голоса избирателей. Заявителю было отказано в доступе к материалам дела. Через два дня Апелляционный суд рассмотрел дело, заслушал восемь свидетелей и прекратил регистрацию заявителя в качества кандидата. Заявитель обжаловал это решение, ссылаясь на его произвольность. В частности, он утверждал, что свидетели давали против него ложные показания, поскольку они даже не зарегистрированы по месту жительства в его округе и в действительности являются родственниками различных должностных лиц местных органов власти. Верховный суд оставил жалобу заявителя без удовлетворения. Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика в отношении статьи 3 Протокола N 1 к Конвенции.

По жалобе о нарушении статьи 3 Протокола N 7 к Конвенции




Вопрос о праве на компенсацию





Заявитель не вправе требовать компенсации морального вреда при отмене вынесенного ему приговора в отсутствие "новых или вновь открывшихся обстоятельств". Европейский Суд не имеет юрисдикции для рассмотрения дела по существу (жалоба не совместима ratione materiae* (* Ratione materiae (лат.) - "ввиду обстоятельств, связанных с предметом рассмотрения", критерий существа обращения, применяемый при оценке приемлемости жалобы Европейским Судом (прим. переводчика).) с положениями Конвенции).

Матвеев против России
[Matveyev v. Russia] (N 26601/02)





^ Постановление от 3 июля 2008 г. [вынесено I Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель был осужден за подделку знаков почтовой оплаты и их использование в целях отправки личной корреспонденции бесплатно. Он был приговорен к двум годам лишения свободы и отбыл это наказание. Приговор был позднее отменен в надзорном порядке президиумом регионального суда, который установил, что знак, использованный заявителем, был на самом деле недействительным согласно применимому законодательству и поэтому не мог быть использован для незаконного получения дохода. В пользу заявителя была присуждена компенсация за материальный ущерб, однако в компенсации морального вреда было отказано, поскольку в национальном законодательстве отсутствовала норма, допускающая удовлетворение такого требования.


^ Вопросы права


(a) Вопрос о наличии у Европейского Суда юрисдикции rationae temporis. Поскольку цель статьи 3 Протокола N 7 к Конвенции заключалась в том, чтобы наделить правом на компенсацию лиц, осужденных в результате судебной ошибки, когда приговор отменен национальными судами, для определения юрисдикции Европейского Суда rationae temporis имеет значение дата отмены приговора, а не дата осуждения. Соответственно Европейский Суд имеет юрисдикцию в деле заявителя, поскольку, хотя он был осужден до вступления в силу Протокола в отношении России, приговор был отменен после этого события.

(b) Вопрос о применимости к делу статьи 3 Протокола N 7 к Конвенции. Как устанавливает Пояснительный доклад к статье 3 Протокола N 7 к Конвенции, природа процедуры, используемой для отмены приговора, не имеет значения. Пояснительный доклад также подтверждает, что это положение применяется лишь тогда, когда приговор был отменен на том основании, что какое-либо новое или вновь открывшееся обстоятельство убедительно доказывает, что имела место судебная ошибка, поэтому право на компенсацию не возникает, если приговор был отменен или лицо было помиловано на каком-либо ином основании. Приговор заявителю был отменен на том основании, что в период, относящийся к обстоятельствам дела, почтовая марка уже не была действительна, и заявитель не мог извлекать незаконный доход. В связи с этим и он, и суд по уголовным делам знали, что почтовая марка, которую заявитель пытался использовать, была уже недействительной. Таким образом, приговор был отменен не с учетом нового или вновь открывшегося обстоятельства, а вследствие переоценки президиумом регионального суда доказательств, добытых в судебном заседании. Отсюда следует, что условия применимости к делу положений статьи не достигнуты.


Постановление


Европейский Суд не имеет юрисдикции для рассмотрения дела по существу (принято единогласно).

Уступка юрисдикции в пользу Большой Палаты




В порядке применения статьи 30 Конвенции




Энеа против Италии
[Enea v. Italy] (N 74912/01)





[II Секция]


(См. выше изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте пункта 1 статьи 6 Конвенции [гражданско-правовой аспект].)

Передача дел на рассмотрение Большой Палаты




В порядке применения пункта 2 статьи 43 Конвенции





Следующие дела переданы на рассмотрение Большой Палаты в соответствии с пунктом 2 статьи 43 Конвенции:

Варнава и другие против Турции
[Varnava and Others v. Turkey] (N 16064/90 и др.)





^ Постановление от 10 января 2008 г. [вынесено III Секцией]


(См. выше изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте статьи 2 Конвенции.)

Микаллеф против Мальты
[Micallef v. Malta] (N 17056/06)





^ Постановление от 15 января 2008 г. [вынесено IV Секцией]


(См. выше изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте пункта 1 статьи 6 Конвенции.)

От редакции





Далее в Information Note N 110 on the case-law of the Court. July 2008, перевод которого представлен в настоящем номере "Бюллетеня Европейского Суда по правам человека", расположен раздел "Вступившие в силу Постановления согласно статьи 44 Конвенции".

Редакция сочла целесообразным не приводить этот раздел. При интересе к этой информации вы можете ознакомиться с ней на официальном сайте Европейского Суда по правам человека, в разделе публикаций Information Note в базе данных HUDOC, по адресу: http://cmiskp.echr.coe.int/tkp197/search.asp?skin=hudoc-in-en

В Совете Европы




9 декабря - Международный день борьбы с коррупцией



"Борьба с коррупцией требует от нас не слов, а реальных действий, - заявил 9 декабря Генеральный секретарь Совета Европы Терри Девис. - Большинство людей согласятся с тем, что коррупция оказывает разрушительное воздействие на демократические ценности, однако трудно отделаться от впечатления, что люди, принимающие решения, нередко путают красивые слова с реальными действиями по борьбе с коррупцией и злоупотреблением властью.

Деятельность ГРЕКО, органа Совета Европы по борьбе с коррупцией, ясно показывает признаки нежелания властей выполнять рекомендации, принимая конкретные и эффективные меры.

Я особо обеспокоен атаками на органы по борьбе с коррупцией со стороны отдельных категорий лиц, чьи интересы сильно пострадали бы от более внимательного их изучения. Очень надеюсь, что нынешний финансовый и экономический кризис не приведет - под предлогом необходимости принятия жестких мер - к подрыву авторитета и усилий органов по борьбе с коррупцией".

Источник информации - www.coe.int/press

Постановления по жалобам против Российской Федерации




Зайцев против Российской Федерации
[Zaytsev v. Russia]





Заявитель, школьный учитель из г. Новомосковска Тульской области, признанный виновным в жестоком обращении с учениками и приговоренный к одному году и шести месяцам лишения свободы условно, жаловался на неуведомление его должным образом о кассационном рассмотрении дела, что нарушило право заявителя на справедливое судебное разбирательство.

Европейский Суд, приняв во внимание тот факт, что президиумом Тульского областного суда были приняты меры по восстановлению нарушенного права (решение кассационной инстанции было отменено в порядке надзорного производства и направлено на новое кассационное рассмотрение), единогласно постановил; в данном деле российские власти не нарушили требования статьи 6 Конвенции.

Коляда против Российской Федерации
[Kolyada v. Russia]





Заявительница, являвшаяся работником муниципального унитарного предприятия, жаловалась на длительное неисполнение вступившего в законную силу судебного решения, вынесенного в ее пользу по иску о взыскании задолженности по заработной плате.

Европейский Суд, единогласно постановив, что в данном деле российские власти нарушили положения статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции, обязал государство-ответчика выплатить заявительнице 1 080 евро в качестве компенсации материального ущерба, 2 700 евро в качестве компенсации морального вреда и 850 евро в возмещение судебных расходов и издержек.

Петров против Российской Федерации
[Petrov v. Russia]





Заявитель из г. Орска Оренбургской области, предприниматель без образования юридического лица, приобретший квартиру на первом этаже жилого дома для последующего переоборудования ее в магазин, жаловался на отмену в порядке надзорного производства вступившего в законную силу судебного решения, вынесенного в его пользу.

Европейский Суд, единогласно постановив, что в данном деле имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции, тем не менее отклонил требования заявителя по справедливой компенсации.

Шнейдерман против Российской Федерации
[Shneyderman v. Russia]





Заявитель из деревни Кресты Тульской области жаловался на чрезмерную продолжительность производства по его делу о перерасчете и выплате задолженности по его пенсии и утверждал, что было нарушено его право на эффективное средство правовой защиты.

Европейский Суд, единогласно признав жалобу приемлемой только в отношении разумного срока судебного разбирательства и отсутствия эффективного средства правовой защиты, постановил, что в данном деле российские власти нарушили требования пункта 1 статьи 6 Конвенции и требования статьи 13 Конвенции и обязал государство-ответчика выплатить заявителю 6 200 евро в качестве возмещения морального вреда.

Зайченко против Российской Федерации
[Zaichenko v. Russia]





Заявительница из Воронежа жаловалась на длительное неисполнение вступившего в законную силу судебного решения, вынесенного в ее пользу по иску о взыскании задолженности по государственному ежемесячному пособию на детей с учетом индексации.

Европейский Суд, единогласно признав, что в данном деле российские власти нарушили требования пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции, обязал государство-ответчика выплатить заявительнице 290 евро в качестве компенсации материального ущерба и 3 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

Гавриленко против Российской Федерации
[Gavrilenko v. Russia] (N 30674/03)





Заявитель из Батайска Ростовской области, принимавший участие в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС, жаловался на длительное неисполнение вступившего в законную силу, но отмененного в порядке надзорного производства судебного решения, вынесенного в его пользу об индексации пособия в возмещение вреда здоровью.

Европейский Суд, единогласно постановив, что в данном деле российские власти нарушили требования пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции, решил не присуждать заявителю справедливую компенсацию.

Септа против Российской Федерации
[Septa v. Russia]





Заявитель из Батайска Ростовской области, принимавший участие в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС, жаловался на длительное неисполнение вступившего в законную силу, но отмененного в порядке надзорного производства судебного решения, вынесенного в его пользу об индексации пособия в возмещение вреда здоровью.

Европейский Суд, единогласно постановив, что в данном деле российские власти нарушили требования пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции, решил не присуждать заявителю справедливую компенсацию.

Севостьянов против Российской Федерации
[Sevostyanov v. Russia]





Заявитель из г. Шахты Ростовской области жаловался на длительное неисполнение вступившего в законную силу судебного решения, вынесенного в его пользу по иску о взыскании компенсации за несвоевременно выплаченное пособие.

Европейский Суд, приняв во внимание, что в данном деле сторонами было заключено мировое соглашение и заявителю выплачены суммы, причитавшиеся ему по решению российского суда, включая суммы в качестве возмещения морального вреда, единогласно решил прекратить производство по делу и исключить заявление из перечня дел, подлежащих рассмотрению.

Пыльнов против Российской Федерации
[Pylnov v. Russia]





Заявитель, военнослужащий из Костромы, жаловался на длительное неисполнение вступившего в законную силу судебного решения, вынесенного в его пользу по иску о предоставлении ему безвозмездной финансовой помощи на строительство жилья.

Европейский Суд, единогласно постановив, что в данном деле российские власти нарушили требования статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции, обязал государство-ответчика обеспечить исполнение решения российского суда, а также выплатить заявителю 172 872 рубля в качестве компенсации материального ущерба и 3 500 евро в качестве компенсации морального вреда.

Телятьева против Российской Федерации
[Telyatyeva v. Russia]





Заявительница из Архангельска жаловалась на длительное неисполнение вступившего в законную силу судебного решения, вынесенного в ее пользу по иску к администрации муниципального образования о предоставлении жилого помещения в связи с аварийным состоянием дома.

Европейский Суд, единогласно постановив, что в данном деле российские власти нарушили требования статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции, обязал государство-ответчика выплатить заявительнице 1 600 евро в качестве компенсации материального ущерба и 800 евро в качестве компенсации морального вреда.

Чепелев против Российской Федерации
[Chepelev v. Russia]





Заявитель из г. Углича Ярославской области жаловался на то, что удочерение (без согласия отца ребенка) на основании вступившего в законную силу судебного решения нарушило право заявителя на уважение семейной жизни.

Европейский Суд, единогласно постановил, что в данном деле российские власти не нарушили требования статьи 8 Конвенции и статьи 5 Протокола N 7 к Конвенции.

Козеев против Российской Федерации
[Kozeyev v. Russia]





Заявитель, отставной военнослужащий из г. Рязани, жаловался на длительность неисполнения вступившего в законную силу, но отмененного в порядке надзора судебного решения, вынесенного в его пользу по иску о взыскании невыплаченного денежного довольствия, причитавшегося ему в связи с участием в военных операциях.

Европейский Суд, единогласно постановив, что в данном деле российские власти нарушили требования статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции, обязал государство-ответчика выплатить заявителю 21 430 евро в качестве компенсации материального ущерба и 2 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

ООО Промышленно-коммерческая группа "Сиб-ЮКАСС" против Российской Федерации
[OOO PKG "SIB-YUKASS" v. Russia]





Компания-заявитель из Иркутска жаловалась на длительность неисполнения ряда решений арбитражных судов, вынесенных в пользу заявителя и вступивших в законную силу по делу о взыскании задолженности по контракту о поставке топлива.

Европейский Суд, единогласно постановив, что в данном деле в отношении заявителя российскими властями были нарушены требования пункта 1 статьи 6 Конвенции в сочетании со статьей 1 Протокола N 1 к Конвенции, обязал государство-ответчика выплатить заявителю 253 560 евро в качестве компенсации материального ущерба и 10 000 в качестве возмещения судебных расходов и издержек.




оставить комментарий
страница18/18
Дата02.11.2011
Размер1,24 Mb.
ТипБюллетень, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   18
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх