Бюллетень Европейского Суда по правам человека icon

Бюллетень Европейского Суда по правам человека



Смотрите также:
Стандарты Европейского Суда по правам человека и российская правоприменительная практика Сборник...
Прецеденты европейского суда по правам человека руководящие принципы судебной практики...
Председателю Европейского Суда по правам человека Комиссару по правам человека Совета Европы в...
1. Постановление Европейского Суда по правам человека от 18 мая 2004 года по делу № 49806/99...
1. Постановление Европейского Суда по правам человека от 18 мая 2004 года по делу № 49806/99...
Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2006. N с. 57 99...
Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2006. N с. 5, 15 23...
Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2005. N с. 60 76...
Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2005. N 10. С. 51, 77 87...
Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2005. N 10. С. 51 65...
Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2007. N с. 79, 103 122...
Исполнение постановлений Европейского Суда по правам человека по вопросу эффективности...



страницы: 1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   18
вернуться в начало
скачать
^

По жалобам о нарушениях статьи 34 Конвенции




Вопрос о стороне государства-ответчика





Вынужденное рассмотрение дела против Молдавии в связи с фактической связью с данной страной. Жалоба признана неприемлемой.

^

Киреев против Молдавии и России
[Kireev v. Moldova and Russia] (N 11375/05)





Решение от 1 июля 2008 г. [вынесено IV Секцией]


Заявителем по делу выступает российский гражданин, проживающий в Тигине (Бендерах), городе, расположенном на территории Молдавии, который с 1991 года находится под контролем самопровозглашенной Приднестровской Молдавской Республики (ПМР). С 1962 года заявитель имел сберегательный счет в банке, находившемся в Тигине /Бендерах. В 2004 году он предъявил иск в местные суды ПМР с требованием о компенсации утраты стоимости своих вкладов после экономических реформ, за которые, как он считал, несет ответственность государство. В 2005 году он предъявил иск в молдавские суды, но не смог представить необходимые документы. Впоследствии он, по-видимому, также пытался получить компенсацию в связи с утратой стоимости вкладов от российского банка, но ему было отказано, поскольку его вклады были размещены в банке за пределами России.


Решение


Жалоба признана неприемлемой. Иск был первоначально предъявлен против непризнанной Приднестровской Молдавской Республики, а впоследствии заявитель указал Россию в качестве государства-ответчика. Однако с учетом того, что заявитель имел вклады в банке, находящемся на территории Молдавии, и несколько раз обращался к властям этой страны, Европейский Суд должен проверить доводы жалобы также в отношении Молдавии. Прежде всего он отмечает, что хотя статья 1 Протокола N 1 к Конвенции не обязывает государства поддерживать покупательную способность средств, депонированных в финансовых учреждениях, и Россия, и Молдавия приняли законодательство, обеспечивающее частичную компенсацию последствий инфляции при определенных условиях. Федеральный закон "О восстановлении и защите сбережений граждан Российской Федерации" 1995 года предусматривает компенсацию только по вкладам в банках, действующих на территории бывшей Российской Советской Федеративной Социалистической Республики. Поскольку банк заявителя находился в Молдавии, последний не имел права на такую компенсацию. Кроме того, даже если предположить, что на Россию может быть возложена ответственность за действия или бездействие властей ПМР, в соответствии с Конвенцией она не была обязана принимать закон, предусматривающий компенсации в связи со средствами во вкладах, находящихся в банках на территории ПМР. С другой стороны, молдавское законодательство устанавливало компенсации только гражданам Молдавии. Поскольку заявитель имел только российское гражданство, он не имел права и на эту компенсацию. Соответственно, заявитель не имел права или законного ожидания на получение компенсации по российскому или молдавскому законодательству. Жалоба признана явно необоснованной.

^

Вопрос о наличии статуса жертвы нарушения Конвенции





По делу ставится вопрос о том, может ли заявительница, получившая возмещение ущерба в судах по гражданским делам, считаться жертвой жестокого обращения со стороны жандарма, уголовное дело против которого прекращено. Статус жертвы нарушения Конвенции сохранен.

^

Чамдерели против Турции
[Camdereli v. Turkey] (N 28433/02)





Постановление от 17 июля 2008 г. [вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


В 1999 году заявительница получила травму вследствие избиения жандармом. Она была осмотрена врачом, который зафиксировал обширные кровоподтеки, повлекшие нетрудоспособность на срок 10 дней. Хотя против жандарма было возбуждено уголовное дело, в 2001 году суд по уголовным делам решил приостановить его на основании Закона N 4616 (допускавшего приостановление и последующее прекращение уголовного дела в случае, если обвиняемый не совершит аналогичного преступления в течение пятилетнего срока). Возражения заявительницы против такого решения были отклонены, и уголовное дело против жандарма было прекращено в 2006 году. Одновременно требования заявительницы к жандарму были удовлетворены судом по гражданским делам, который присудил ей компенсацию ущерба приблизительно в 900 евро.


^ Вопросы права


По поводу соблюдения требований статьи 34 Конвенции. Заявителя лишают статуса жертвы вследствие признания властями страны нарушения Конвенции и предоставление надлежащего и достаточного возмещения. Решение суда по гражданским делам, обязывающее ответчика выплатить компенсацию заявительнице за избиение, по сути, представляло собой признание нарушения. Что касается вопроса о надлежащем и достаточном возмещении, даже если предположить, что скромная компенсация, назначенная судом, может считаться достаточной, главный довод жалоб заявительницы заключался в недостатках уголовного разбирательства, которые вылились в безнаказанность лица, ответственного за жестокое обращение с ней. Нарушения статьи 3 Конвенции не могут быть устранены только присуждением компенсации, поскольку в противном случае государственные служащие смогут нарушать права лиц, находящихся в их власти, будучи фактически безнаказанными, и общий правовой запрет жестокого обращения окажется неэффективным на практике. Соответственно, компенсация в таких делах может быть лишь частью мер, необходимых для обеспечения возмещения, и Европейский Суд должен удостовериться в том, обеспечили ли другие меры, принятые властями, надлежащее возмещение заявительнице. Хотя расследование началось безотлагательно и жандарм был предан суду, не имеется данных о том, что он был отстранен от несения службы в период следствия или суда, тогда как Закон N 4616 допускал приостановление уголовного дела и снятие обвинений против него. Европейский Суд уже указывал по ряду дел, что турецкая система уголовного законодательства не слишком строга и не обеспечивает эффективного предотвращения незаконных действий со стороны государственных служащих. Наконец, принятые меры не обеспечили предоставления надлежащего возмещения.


Постановление


Статус жертвы нарушения Конвенции подтвержден (принято единогласно).

По поводу соблюдения требований статьи 3 Конвенции. По делу допущено нарушение требований статьи 3 Конвенции (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить заявительнице 5 000 евро в счет компенсации причиненного морального вреда.

См. также аналогичный вывод в отношении статуса жертвы нарушения прав, гарантированных статьей 2 Конвенции, в Постановлении Европейского Суда от 20 декабря 2007 г. по делу "Николова и Величкова против Болгарии" [Nikolova and Velichkova v. Bulgaria], жалоба N 7888/03 ("Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" N 103* (* См., соответственно, "Бюллетень Европейского Суда по правам человека" N 6/2008.)).

^

Вопрос о наличии статуса жертвы нарушения Конвенции





По делу обжалуется отсутствие эффективного расследования в связи с пыткой заключенного, которому была присуждена компенсация. Статус жертвы нарушения Конвенции сохранен.

^

Владимир Романов против России
[Vladimir Romanov v. Russia] (N 41461/02)





Постановление от 24 июля 2008 г. [вынесено I Секцией]


Обстоятельства дела


В июне 2001 г. сотрудники следственного изолятора, в котором содержался заявитель, вошли в его камеру и с целью вынудить заключенных покинуть ее избили их резиновыми палками. Они продолжали избивать заявителя и после того, как он был выдворен в коридор и упал на пол. Он был незамедлительно осмотрен дерматологом изолятора, который отметил кровоподтеки продолговатой формы на его ногах и спине. Впоследствии он был помещен в больницу изолятора, где врачи установили у заявителя травму грудной клетки, причиненную тупым орудием. Ему также была сделана операция в связи с разрывом селезенки. Со ссылкой на рапорт о происшествии, составленный в следственном изоляторе, государство-ответчик утверждало, что сотрудники изолятора были вынуждены прибегнуть к силе в связи с неспокойной ситуацией в камере заявителя, которая могла перерасти в беспорядки во всем изоляторе. Прокурор принял решение об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников изолятора, поскольку счел их действия законными. Заявитель впоследствии начал судебное разбирательство, требуя компенсации. Суды постановили, что применение к заявителю силы было законным, но с учетом причиненного вреда, представляющего угрозу для жизни, и недостаточного контроля над сотрудниками со стороны следственного изолятора, ему была присуждена сумма, эквивалентная 960 евро. В 2002 году заявитель был осужден за грабеж при отягчающих обстоятельствах и приговорен к лишению свободы. Приговор суда был основан, в частности, на показаниях предполагаемого потерпевшего от грабежа, полученных во время предварительного расследования. Потерпевший находился за границей и поэтому не предстал перед судом, и его показания были оглашены.


^ Вопросы права


По поводу соблюдения требований статьи 3 Конвенции, что касается предполагаемого жестокого обращения. Использование резиновых палок в деле заявителя было основано на законах "Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы" и "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений". Применение физической силы могло быть необходимо в отдельных случаях для обеспечения безопасности, поддержания порядка или предотвращения преступлений в исправительных учреждениях. Однако Европейский Суд не усматривает причин, которые делали бы необходимым применение резиновых палок в отношении заявителя. Напротив, действия сотрудников изолятора были несоразмерны неповиновению, в котором обвинялся заявитель. Сотрудники изолятора могли быть вынуждены прибегнуть к физической силе для выдворения заключенных из камеры, но Европейский Суд не убежден, что их избиение палками способствовало достижению этой цели. Более того, Европейский Суд не считает установленным, что заявитель активно сопротивлялся сотрудникам изолятора. В документах следственного изолятора он не фигурировал как один из активных участников происшествия. Упоминание об активной роли заявителя впервые появилось в постановлении прокурора. Такое несоответствие не было разъяснено. Учитывая, что сотрудники изолятора продолжали наносить побои, даже когда он подчинился приказу покинуть камеру и упал на пол, использование резиновых палок в отношении заявителя являлось формой расправы. Такое карательное насилие было с умыслом направлено на то, чтобы заставить его почувствовать страх и унижение, а также сломить физическое или моральное сопротивление. Травмы должны были причинить ему серьезную физическую боль и глубокие душевные страдания и привели к продолжительному расстройству здоровья. Таким образом, заявитель подвергся обращению, которое может быть признано пыткой.

По поводу соблюдения требований статьи 3 Конвенции, что касается наличия у заявителя статуса жертвы нарушения Конвенции и эффективности расследования. Вопрос о наличии у заявителя статуса жертвы нарушения Конвенции тесно связан с вопросами о том, было ли эффективным расследование обстоятельств дела, и являлась ли присужденная компенсация достаточным возмещением за перенесенные страдания. Хотя Европейский Суд не убежден, что судебные решения о присуждении заявителю компенсации представляли собой признание по существу нарушения статьи 3 Конвенции, он счел возможным исходить из такого допущения. Заявитель получил, по крайней мере, частичную компенсацию в связи с жестоким обращением, которому он подвергся. Однако в делах о преднамеренном жестоком обращении нарушение статьи 3 Конвенции не может быть исправлено исключительно посредством присуждения компенсации потерпевшему, поскольку такое положение позволяло бы государству уклоняться от преследования и наказания виновных лиц, и общий правовой запрет пыток и бесчеловечного и унижающего достоинство обращения был бы неэффективен на практике. Таким образом, Европейский Суд также должен проверить эффективность расследования.

Что касается его быстроты, администрации изолятора потребовалось три дня, чтобы поставить органы прокуратуры в известность о происшествии, и это промедление могло привести к утрате доказательств. Что касается тщательности, то не было проведено оценки количества и характера травм заявителя, учитывая различные версии событий. Прокурор ссылался на три медицинских заключения, составленных только врачами изолятора, которые содержали ограниченный объем медицинских сведений и не включали объяснения заявителя, касающиеся его жалоб. Аналогичным образом оценка доказательств была избирательной и непоследовательной, выводы основывались преимущественно на показаниях сотрудников изолятора, достоверность которых также порождает сомнения. Вызывает удивление, что не представилось возможным установить заключенных, которые были очевидцами побоев и могли сообщить сведения, имеющие отношение к делу. Кроме того, отсутствовали любые попытки исследовать, какую степень физической силы применяли сотрудники изолятора, и была ли она необходима и соразмерна обстоятельствам. Прокуратура, в отсутствие независимых доказательств, признала, что сотрудники изолятора законно применили силу к заявителю в связи с физическим сопротивлением с его стороны. Наконец, суды страны основывали свои решения на выводах прокуратуры; очевидцы происшествия, включая самого заявителя и сотрудников изолятора, которые избивали его, не были заслушаны лично. Европейский Суд особенно поражен тем фактом, что суды взыскали в пользу заявителя компенсацию только в связи с отсутствием надлежащего контроля над сотрудниками со стороны следственного изолятора.

В свете названных упущений реакция властей на серьезное происшествие, в ходе которого его представителями было допущено преднамеренное жестокое обращение, была неадекватной и неэффективной, и предпринятые меры не обеспечили заявителю надлежащее возмещение. Таким образом, заявитель мог считаться жертвой нарушения Конвенции в значении статьи 34 Конвенции. Следовательно, имело место нарушение статьи 3 Конвенции в материально-правовом и процессуальном аспектах.


Постановление


По делу допущено нарушение требований статьи 3 Конвенции (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить заявителю 20 000 евро в счет компенсации причиненного морального вреда.

См. также Постановление Европейского Суда от 15 мая 2008 г. по делу "Дедовский и другие против России" [Dedovskiy and Others v. Russia], жалоба N 7178/03 ("Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" N 108* (* См., соответственно, "Бюллетень Европейского Суда по правам человека" N 10/2008.)).





оставить комментарий
страница14/18
Дата02.11.2011
Размер1,24 Mb.
ТипБюллетень, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   18
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх