Лекция I / Социалистический идеал icon

Лекция I / Социалистический идеал


Смотрите также:
Ноосферно-социалистический прорыв или...
идеал социального служения и идеал духовного подвига...
Питер П. Николсон толерантность как моральный идеал...
Вводный семинар, вводная лекция, занятия по целе-полаганию, лекция-беседа...
Образовательный идеал российской студенческой молодежи: социологическое измерение 22. 00...
Тема Кол-во страниц...
Морозова Олена Олександрівна Таврійський національний університет імені В.І...
Михаил Иванович Туган-Барановский...
Социалистический пр-т, д. 60, Барнаул, 656049...
П. П. Бажов и социалистический реализм, с. 18-26...
Õppejõud
Реферат по Москвоведению на тему: “Архитектура Москвы ХХ века”...



Загрузка...
страницы:   1   2   3   4   5   6
скачать
Этика перераспределения

Бертран де Жувенель

ISBN 5-900520-02-1

Русский перевод ® Институт национальной модели экономики, 1995
Предисловие Джона Грея ® Liberty Fund, Inc., 1990
Б. де Жувенель "Этика перераспределения" ® Cambridge University Press
Впервые опубликовано в 1952 г.
Публикуется с разрешения Liberty Fund, Inc. и Cambridge University Press

Перевод: Т. Федоровская, Т. Михайлович
Общая редакция: О. Шишкова
Редактор: М.Леонтьева
Дизайн: И. Зуев
Художник: А. Святкина


Оригинал-макет подготовлен издательством KOLONNA Publications
Издание осуществлено фирмой "Баком"

Тираж 3000



Содержание

Предисловие к первому изданию
От автора

Введение
Лекция I / Социалистический идеал

  • Процесс перераспределения

  • Предмет исследования: Этический аспект

  • Перераспределение земли

  • Перераспределение земли и перераспределение доходов

  • Уравнивание земельной собственности и уравнивание капиталов: сходства и различия

  • Социализм как Город Братской Любви

  • Как преодолеть антагонизм между социалистическими целями и

  • социалистическими средствами

  • Внутреннее противоречие социализма

  • Перераспределение и позор бедности

  • Отождествление понятий: помощь и подъем жизненного уровня рабочего класса

  • Неприлично высокий и неприлично низкий уровни жизни

  • Нижний уровень и потолок: интеллектуальная и финансовая гармония

  • Каким должен быть потолок доходов?

  • Удовлетворенность

  • Теория убывающей полезности

  • Некоторые другие аспекты и оценки

  • Дискриминация меньшинства

  • Влияние перераспределения на общество

  • Чем выше уровень перераспределения, тем больше власти у государства

  • Ценности и удовлетворенность

  • Является ли субъективная удовлетворенность единственным критерием?

  • Перераспределение -- конечная цель утилитарного индивидуализма

Лекция II / Расходы государства

  • Два взгляда на доход

  • Налогообложение не всегда вызывает утрату стимула к труду

  • Другой взгляд на доход

  • Потребление доходов

  • Конфликт между субъективным эгалитаризмом и объективным социализмом

  • Функциональные расходы юридических лиц

  • Отношение к юридическим лицам и отношение к семье

  • Расходы на потребление как форма национальных инвестиций

  • Целевые расходы -- привилегия государства

  • Высокая степень налогообложения на всех уровнях

  • Маскировка личных затрат

  • Разрушение сферы бесплатных услуг

  • Коммерциализация ценностей

  • Перераспределение власти: от индивидов к государству

  • Перераспределение как мотив для оправдания роста общественных расходов

  • Перераспределение присуще централизации?

  • Основной мотив -- зависть?

Приложение / Возможности чистого перераспределения

  • Перераспределение доходов: до или после удержания налогов?

  • Примерные расчеты

  • Важность определения личного дохода

  • Фактическая направленность перераспределения

Бертран Де Жувенель



Предисловие

Баутвудские Чтения в Корпус Кристи Колледж были организованы Мэри Баутвуд в память о ее муже, Артуре Баутвуде, служащего Комиссии по Благотворительности. Более широко он известен благодаря своим трудам по философии религии и политике, которые он публиковал под псевдонимом Хеклит Эгертон.

Осенью 1949 года Колледжу удалось пригласить для участия в Чтениях барона де Жувенеля. Тогда же Колледж поддержал инициативу Университетского Издательства о публикации этих лекций. Я рад предоставленной мне возможности выразить благодарность лектору, Издательству Университета, а также миссис Патрик Бэри, подготовившей лекции к публикации.

Уилл Спенс
Корпус Кристи Колледж
2 октября 1950г.



От автора

Выступить с лекциями в Кембридже, в знаменитом Корпус Кристи Колледж, было для меня большой честью, как и то, что эти лекции будут опубликованы Издательством Кембриджского Университета с предисловием сэра Уилла Спенса. Надеюсь, что предлагаемые лекции будут достойны столь замечательных организаторов.

Я бесконечно благодарен за советы и дружескую помощь, оказанную мне при подготовке книги к изданию. Право же, моя скромная работа не заслужила такого внимания.

Мистер и миссис Патрик Бэри взяли на себя труд исправить неточности формы, но, безусловно, они были не в силах устранить шероховатости моего стиля, неизбежные при использовании иностранного языка. Д-р Рональд Ф. Хендерсон, проф. Илай Девонс (Манчестер) и проф. Милтон Фридман (Чикаго) прочли корректуру этой книги с целью исправления возможных экономических ошибок, а проф. Уиллмор Кендал (Иель) предоставил свои замечания с точки зрения политолога.

С моей стороны было бы неблагодарностью за их щедрую помощь возлагать на них какую бы то ни было ответственность за мои взгляды или возможные ошибки.

Я надеюсь, читатель поймет, что это небольшое эссе ни в коей мере не претендует на то, чтобы внести вклад в грандиозную дискуссию о путях перераспределения доходов; это скорее попытка привлечь внимание к некоторым важным моментам, которым в этой дискуссии обычно не уделяется достаточно внимания. Ведь вклад в развитие цивилизации невозможно правильно оценить только через размер национального дохода.

Бертран де Жувенель
9 мая 1951 г.



Введение

Работа Бертрана де Жувенеля в области этики перераспределения, прежде всего, отличается тем, что основное внимание в ней уделяется нравственной стороне перераспределения, а не его влиянию на трудовую мотивацию. Иначе говоря, критика де Жувенеля представляет собой вызов основным ценностям теории перераспределения. Она совершенно не связана с инструментальной или утилитарной оценкой последствий политики перераспределения. Де Жувенеля интересует влияние перераспределения на личную свободу и культуру, а не его воздействие на производительность.

Это исследование важно еще по одной причине: в нем тщательно проводятся различия между теорией перераспределения и другими, внешне сходными, доктринами. Так, например, автор ясно показывает, чем эта теория отличается от аграрного эгалитаризма, который ставит своей целью уравнивание ресурса -- земли, -- но не стремится к контролю за распределением ее продукта. Очень важно подчеркнуть, что теория перераспределения не тождественна социализму. Теория перераспределения принесла много вреда современной цивилизации, но она не разрушила ее. Социализм же характеризуется подавлением частной собственности в условиях новой общинной нравственной солидарности и несовместим с современным обществом. Если он и может существовать, то только в монастырях, где все материальное с презрением отвергается, или в небольших, простых или даже примитивных сообществах -- этот аспект хорошо понял Руссо, но не смог понять Маркс.

Де Жувенель проводит еще одну фундаментальную границу внутри самой теории перераспределения. Современная теория перераспределения включает в себя два совершенно различных элемента: веру в то, что правительство должно играть главную роль в борьбе с бедностью, и в то, что экономическое неравенство есть несправедливость и зло. Вера в эти два положения привела ко все возрастающей убежденности в том, что правительство должно нести ответственность за повышение жизненного уровня народа. Когда к требованию, чтобы правительство обеспечивало определенный минимальный жизненный уровень, ниже которого никто не должен опускаться, добавляется предложение установить верхний уровень, выше которого никто не должен подниматься, делается еще один шаг в направлении эгалитарного перераспределения.

Де Жувенель показывает, что эти предложения поборников равноправия опираются на формально правильные алгебраические выкладки. Однако эти рассуждения основаны на идее об убывающей предельной полезности дохода, идее, которую автор язвительно критикует, показывая непреодолимые препятствия к получению надежных результатов при сравнении степеней личной удовлетворенности людей. Де Жувенель мог бы также отметить, что даже если было бы возможно проводить сравнения полезности для разных людей, осуществление перераспределения в соответствии с маржиналистскими принципами привело бы к нравственно порочным результатам. Это могло бы вызвать перераспределение ресурсов от самых убогих (скажем, от депрессивного паралитика) к тем людям -- главным образом находящимся где-то в середине шкалы доходов и со средними природными данными, -- которые могут получить наибольшее удовлетворение от этих ресурсов. Надо сказать, что сторонники равенства совсем не желают такого результата, но он с неумолимостью следует из маржиналистской аргументации защитников перераспределения.

Критика этического аспекта перераспределения, осуществленная де Жувенелем, характеризуется силой и многоаспектностью. Он делает важное эмпирическое замечание, когда говорит, что ресурсы, необходимые для обеспечения прожиточного минимума, нельзя получить только, или хотя бы в основном, за счет налогообложения богатых. Эти ресурсы должны быть изъяты у представителей средних классов, которые одновременно являются и получателями в схемах перераспределения доходов. Это очень важный момент в работах де Жувенеля. Его положение о том, что результат политики перераспределения доходов чрезвычайно неоднозначен и порой производит обратный эффект, аналогичный эффекту регрессивного налогообложения, уже получило свое историческое подтверждение. Он отмечает далее, что политика перераспределения всегда связана с дискриминацией меньшинств, поскольку она неминуемо должна быть направлена на удовлетворение предпочтений и интересов большинства -- это отмечал также и Хайек.

Политика перераспределения критикуется де Жувенелем также и за разрушение чувства личной ответственности. Это происходит путем передачи индивидами государству полномочий по принятию жизненно важных решений. Удовлетворяя жизненно необходимые потребности индивида, государство оставляет ему возможность принимать решения только относительно расходования его карманных денег. Кроме того, политика перераспределения ставит семью в более бесправное положение по сравнению с юридическими лицами, например, корпорациями. Это происходит в основном путем предоставления фирмам налоговых преимуществ, в которых отказано семье. Высокая ставка налогообложения, неизбежная при государственной политике перераспределении, также имеет нежелательные последствия: сокращается сфера бесплатных услуг, где люди доброжелательно общаются друг с другом, не ожидая платы, и таким образом разрушается культура дружелюбного и вежливого общения -- основа либерального общества.

Однако самым важным результатом политики перераспределения для де Жувенеля является тот импульс, который она придает гибельному процессу централизации. Если государство конфискует высокие доходы и вводит карательные ставки налога на сбережения и инвестиции, оно само должно взять на себя эти функции, т. к. индивиды уже не в состоянии их осуществлять. Если в связи с конфискацией высоких доходов важные сферы общественной и культурной деятельности, как, например, искусство, не могут больше поддерживаться частным образом, то опять-таки государство должно взять на себя ответственность за развитие этих областей, принимая программы их субсидирования. Таким образом, государство неизбежно усиливает контроль над этими сферами. Поэтому последствием политики перераспределения является сокращение частной инициативы во многих сферах общественной жизни, уничтожение слоя независимых и богатых людей, ослабление гражданского общества.

Де Жувенель далее предполагает, что лежащий в основе этого каузальный процесс может идти в противоположном направлении: политика перераспределения может быть лишь эпизодом в процессе централизации, имеющем собственную энергию развития. В этом де Жувенель предвосхищает результаты исследований Вирджинской Школы Общественного Выбора, которые получили наиболее глубокое теоретическое обоснование в работе Джеймса Бьюкенена [James M. Buchanan, The of Liberty: Between Anarchy and Leviathan (Chicago: University of Chicago Press,1975)], где показано, что истоки экспансионистского государства лежат в экономических интересах правительственной бюрократии. Как это провидчески отмечает де Жувенель, вновь предвосхищая результаты более поздних теоретиков "нового класса", "возникает вопрос, какое из этих двух тесно связанных явлений является доминирующим -- перераспределение или централизация. Мы можем спросить себя, не является ли предмет нашего рассмотрения в большей мере политическим, чем социальным явлением. Это политическое явление состоит в уничтожении класса, обладающего "независимыми средствами" и в сосредоточении средств в руках управленцев. Это приводит к переходу власти от индивидуумов к чиновникам, которые стремятся создать новый правящий класс взамен разрушаемого. И существует слабая, но вполне ощутимая тенденция появления у этого нового класса иммунитета к некоторым налоговым мерам, направленным против уходящего класса".

Последующие исследования и практика подтвердили предвидения де Жувенеля. Эмпирическое исследование показывает, что схемы перераспределения доходов в большинстве стран западной демократии хаотичны и неконтролируемы. Поскольку современное государство благосостояния является порождением идеологии перераспределения, его нельзя оправдать ссылками на какие-либо внятные принципы и цели. Государству не удалось значительно облегчить страдания бедности, но вместо этого оно существенно институциализировало ее. Таково заключение некоторых исследователей. [Charles Murray, Losing Ground: American Social Policy 1950--1980 (New York, Basic Books, 1985).] Политика социальной помощи, осуществляемая уже в течение жизни целого поколения, привела к тому, что люди, на которых она была направлена, лишились побудительных мотивов и понесли моральный урон, и в результате их положение стало хуже, чем было раньше. Окончательный эффект воздействия всего комплекса мер по перераспределению не имеет явно выраженной формы (за исключением того, что, как отметил Нозик [Robert Nozick, Anarchy, State and Utopia (New York: Basic Books, 1974)], если какая-то социальная группа и выигрывает, то это скорее составляющее средний класс большинство, а не бедные). А предположение Хайека в работе "Конституция свободы" о том, что перераспределяющее государство непременно является экспансионистским, о чем ранее предупреждал и де Жувенель, все полнее подтверждается фактами.

Философские исследования последних лет подтверждают правильность анализа, сделанного де Жувенелем. Работа Роберта Нозика "Анархия, государство и утопия" содержит критику идеи общественной или распределительной справедливости, которая во многом перекликается с критикой этики перераспределения де Жувенеля. Критика Нозика также имеет несколько аспектов или уровней. Во-первых, он показывает, что попытка навязать утвержденную модель общественного распределения товаров требует постоянного вмешательства в личную свободу, поскольку подарки и бесплатный обмен регулярно и естественно разрушают такую модель. Хорошо известно высказывание Нозика о том, что попытки навязать обществу модель распределения приводят к возникновению социалистического государства, которое запрещает капиталистические отношения между согласными на них совершеннолетними гражданами.

Политика перераспределения воплощает в себе абстрактный или ложный индивидуализм, в котором отвергаются или подавляются промежуточные институты, являющиеся питательной средой для развития индивидуальности. Особенно враждебна эта политика по отношению к институту, который является краеугольным камнем гражданского общества -- семье. Нозик вслед за де Жувенелем отмечает, что институт семьи является бесправным при любом перераспределяющем режиме: "В таком обществе семья является раздражающим фактором, так как внутри семьи происходит перемещение средств, нарушающее установленное распределение" (Ibid., p. 167).

В последних работах Хайека наиболее явно видны параллели с исследованием де Жувенеля. Во втором томе своей трилогии "Право, законодательство и свобода", названном "Мираж социальной справедливости"[F. A. Hayek, Law, Legistation and Liberty, Volume Two: The Mirage of Social Justice (Chicago: University of Chicago Press, 1976)], Хайек уничтожающе критикует современные концепции распределения, усиливая и развивая в новых направлениях основное положение исследования де Жувенеля. Главный и, возможно, наиболее оригинальный тезис Хайека состоит в том, что ни одно правительство или центральная власть не могут быть достаточно компетентными для того, чтобы осознать и реализовать определенную модель распределения. Это верно независимо от того, основывается ли распределение на принципах удовлетворения основных потребностей, соответствия труда и вознаграждения, уравнивания ресурсов, благосостояния или чего бы то ни было еще. Какими бы ни были принципы перераспределения, сведения, которые необходимы для их осуществления, за некоторыми исключениями, настолько рассеяны в обществе и так часто существуют в неявной форме, что правительство обычно бывает не в состоянии собрать их в пригодном для использования виде. Это рассредоточение информации в обществе возводит непреодолимый эпистемологический барьер на пути осуществления практически всех современных концепций распределения. Он не дает осуществиться даже самой тонкой из них -- концепции Джона Роулза [John Rawls, A Theory of Justice (Cambridge: Belnap Press of the Harvard University Press, 1971)] -- из-за того, что правительство никогда не будет обладать достаточной информацией о том, выполняется ли принцип различий, требующий ограничения неравенства на уровне, необходимом для максимизации доходов беднейших слоев.

Есть еще одна линия аргументации в "Мираже социальной справедливости", которая усиливает доводы де Жувенеля против перераспределения. Это утверждение о том, что даже если правительство сможет получить информацию, необходимую для осуществления определенного распределения, в обществе нет согласия относительно того, каким принципам должно отдаваться предпочтение в случае их конфликта. Если, например, принцип удовлетворения основных жизненных потребностей приходит в противоречие с вознаграждением по заслугам, чему следует отдать приоритет? Поскольку в нашем обществе нет всеохватывающего морального кодекса, на основе которого можно было бы сравнивать такого рода ценности, они для нас несоизмеримы, для них не существует общепринятой процедуры разумного арбитража. По этой причине любое распределение ресурсов в соответствии с иерархией этих ценностей будет казаться и действительно являться беспринципным, непредсказуемым и произвольным. Из-за неизбежных конфликтов между этими ценностями перераспределение не может не порождать бюрократию с большой дискреционной властью. Но большой объем дискреционной власти, которым обладает аппарат перераспределения, плохо согласуется с властью закона, являющейся одной

И, наконец, есть еще один момент в аргументации Хайека, который связывает ее с точкой зрения Дж. Бьюкенена на работу де Жувенеля. Это предположение о том, что при отсутствии какого-либо глобального оправдания политики перераспределения, лучше всего она поддается теоретическому обоснованию с точки зрения тех, кто от нее выигрывает. Перераспределение в этом случае оказывается системой идей, направленных на узаконивание интересов экспансионистских бюрократий и в целом на изоляцию благополучных стабильных групп, объединенных общими интересами, от отрицательных воздействий экономических изменений. В конце концов, перераспределение проявляется как консервативная идеология интервенционистского государства и его клиентуры.

Хотя многие положения "Этики перераспределения" удивительно современны, сам де Жувенель никогда не был до конца доволен этой работой. В письме от 18 сентября 1981 года он писал: "Что касается "Этики перераспределения", то я несколько раз отказывался ее переиздавать. Я занимался этим предметом много лет назад, а теперь я должен говорить не только о том, что я думал тогда, но о том, что я с тех пор понял..." Он так никогда и не возвратился к этой работе и умер 1 марта 1987 года в возрасте 83 лет.

Эта небольшая работа остается чрезвычайно плодотворной и располагающей к размышлениям и дальнейшим исследованиям, как можно видеть по ее большому родству с более поздними работами Бьюкенена, Хайека, Нозика, Роулза и других. Она является важным вкладом в обсуждение проблем государства перераспределения и его воздействия на свободу. Ее повторное издание следует приветствовать.

Джон Грей
Колледж Иисуса
Оксфорд



^ ЭТИКА ПЕРЕРАСПРЕДЕЛЕНИЯ

Лекция 1
Социалистический идеал


Темой моих рассуждений будет главная проблема наших дней -- перераспределение доходов.

Процесс перераспределения

Представления о влиянии политических решений на жизнь общества коренным образом изменились в течение жизни последнего поколения. Сегодня считается, что одна из наиболее естественных и важных функций государства состоит в перемещении доходов от богатых членов общества к бедным. "Постепенно вырос чрезвычайно сложный механизм" [J. E. Meade, Planning and the Price Mechanism (London, 1948), p.42] выплаты пособий, оказания бесплатных услуг, и продажи товаров и услуг ниже их стоимости. Этот механизм более обширен, чем огромный механизм государственных финансов, например, в области контроля ренты. Его целью обычно считается перераспределение доходов и, в особенности доходов богатых. Эти доходы истощаются прогрессивным налогообложением и, кроме того, уменьшаются из-за государственного контроля за размером ренты и дивидендов и реквизиции ценностей.

Этот процесс начался в Англии ровно 40 лет назад, когда был принят бюджет Ллойд Джорджа на 1909--1910 год. Тогда был введен прогрессивный налог, и таким образом была оставлена идея о том, что равенство при налогообложении подразумевает пропорциональность. Этот же министр финансов впервые ввел субсидии работающим и пособия по болезни. Надо сказать, что "политика, направленная на более равномерное распределение доходов через систему государственных финансов" [U. K. Hicks, Public Finance (London, 1947), p. 146] и других средств, которая теперь воспринимается как нечто вполне естественное, возникла

постепенно. Вначале она не замышлялась как нечто далеко идущее. Обстоятельства, прежде всего две мировые войны, рост социального напряжения, подкрепленный эмоциями, постепенно подвели общество к осознанию этической цели. В противоположность прежним, слишком "западным" идеалам, Запад быстро принимает принцип уравнивания доходов силами государства.

Предмет исследования: этический аспект

Сегодня ведется много споров вокруг того, что называют "Эффектом утраты стимула к труду при чрезмерном перераспределении". Как мы знаем из практики, обычно, хотя и далеко не всегда, работников стимулируют материальным вознаграждением, которое вырастает пропорционально их трудовым усилиям или даже прогрессивно по отношению к ним. Например, каждый дополнительный час работы может оплачиваться в полтора раза больше предыдущего. Ситуация, при которой каждое последующее трудовое усилие вознаграждается ниже предыдущего и одновременно, благодаря системе пособий, сокращается необходимое для поддержания жизни рабочее время, может замедлить темпы производства и экономического развития. Поэтому политика перераспределения подвергается суровой критике. Однако такая критика ведется с позиций практической целесообразности. Сегодняшние критики перераспределения не объявляют его нежелательным, его лишь называют неразумным, когда оно выходит за определенные пределы. Защитники теории перераспределения также не отрицают, что оно может стать опасным для экономического развития. Эта шумная полемика, которая сейчас чрезвычайно раздута, по существу является локальным конфликтом, не затрагивающим фундаментальных вопросов.

Я предлагаю оставить в стороне это поле боя. Мы примем предпосылку, что перераспределение, как бы далеко оно ни зашло, не приводит к утрате трудового стимула и не снижает объемы и рост производства. Я делаю это допущение для того, чтобы акцентировать внимание на других аспектах перераспределения. Кому-то может показаться, что это допущение приводит к бессмысленности дальнейшей дискуссии. Мне могут возразить, что, если бы перераспределение не влияло на производство, надо было бы развить эту политику до логического конца -- полного равенства доходов. Это было бы хорошо и справедливо. Но так ли это? И если это так, то почему и до какого предела? Эти вопросы послужат отправной точкой моих рассуждений.

Рассматривая перераспределение чисто с этической точки зрения, мы должны, прежде всего, четко различать социальный идеал равенства доходов и другие, эмоционально близкие, но логически с ним не связанные идеалы. Существует распространенное, но мало чем подкрепленное мнение, что различные идеалы общественного переустройства порождают друг друга. Это не так: перераспределение не является прямым следствием социализма или аграрного эгалитаризма. Мы существенно проясним вопрос, если остановимся на различиях между этими концепциями.

Перераспределение земли

Перераспределение земли было основным лозунгом общественной справедливости на протяжении тысячелетий. Мне могут заметить, что это верно только по отношению к далекому прошлому, когда сельское хозяйство было основной экономической деятельностью. Однако этот вопрос не утратил своей актуальности вплоть до настоящего времени. Разве первая мировая война не вызвала крупномасштабное перераспределение земли в Восточной Европе? Разве призыв к перераспределению земли не был основным лозунгом Ленина в России, хотя и использованным в целях совершенно другой революции? Не стоит забывать и то, что перераспределение земли в Восточной Пруссии было главным требованием конца Веймарской республики и что Брюнинг потерпел поражение во многом по той же причине, что и старший Гракх. Поэтому не стоит думать, что эта идея является археологической древностью. Она и сегодня актуальна, она волнует современную Италию (1949), и, как мы увидим в дальнейшем, причиной ее неувядаемости является то, что она опирается на основное нравственное чувство общественной морали.

Смысл идеи состоит в том, что все люди должны быть поровну наделены природными ресурсами для производства продукта (т.е. для получения дохода) пропорционально затраченному труду.

Об этом сказано в Библии. Первоначально земля должна быть поделена на участки (Числа 33:54), и всякое возникающее в дальнейшем неравенство должно устраняться в юбилейный год, когда каждый продавший землю свою восстанавливается в правах владения ею (Левит 25:28). Такое возвращение к первоначальному положению каждые 49 лет препятствует возникновению латифундий и восстанавливает равенство земельных наделов между семьями. Право неотчуждаемого наследования земли членами семьи было основополагающим в древнем индоевропейском обществе. Наряду с этим существовала практика частого передела земли. Таким образом, требования аграрных реформаторов, похоже, основаны на вековых традициях и обращены к древнему родовому чувству справедливости.

Перераспределение земли и перераспределение доходов

Перераспределение земли не тождественно перераспределению доходов. Сторонники аграрных реформ выступают не за уравнивание конечного продукта, а за равное обладание природными ресурсами, которые и обеспечат продуктом тех, кто ими пользуется. Это считается справедливым на том основании, что при исходном земельном равенстве неравенство в вознаграждении отразит разные трудовые усилия. Другими словами, здесь сведется к нулю влияние изначального неравенства капитала на получение неравных результатов.

Сегодня идея об устранении влияния капитала на размер дохода не является архаичной. Она во все времена обсуждалась общественной мыслью. Когда Маркс сказал, что стоимость создается только трудом, он фактически принимал желаемое за действительное, пытаясь обосновать такое положение вещей, которое казалось ему естественно правильным. Совершенно очевидно, что основополагающей идеей классических экономистов была идея пропорционального вознаграждения на труд. Они стремились доказать, что такова природа системы совершенной конкуренции, а первоначальное распределение собственности всегда являлось для них раздражающим фактором.

Социалисты часто говорят, что сторонники аграрных реформ являются их предшественниками. Это неверно, но у тех и у других действительно есть одно общее стремление:

они хотят устранить влияние неравного распределения собственности.

Это, однако, не подразумевает какого-либо равенства доходов, даже при условии равного первоначального капитала. Доходы в любом случае будут подчиняться хорошо известным статистическим законам распределения. Если построить график, где на оси абсцисс -- величины доходов, а на оси ординат -- число экономических субъектов, получателей соответствующих доходов, мы получим хорошо известную колоколообразную кривую нормального распределения Гаусса. Однако, как отмечает проф. Пигу [A. C. Pigou, The Economics of Welfare (London, 1920), pp. 650--51 (1948 ed.)], эта кривая не будет ассиметричной, как это произошло бы в случае неравного изначального распределения собственности.

Итак, принцип аграрных реформаторов -- это справедливое вознаграждение, а не равенство доходов.

Уравнивание земельной собственности и уравнивание капиталов: сходства и различия

Мы пришли к тому, что аграрный принцип, сформулированный в современных терминах, звучит как требование уравнивания объемов капитала. Однако это является обобщением, способным исказить истинный смысл исторических требований реформаторов. Они мыслили в терминах перераспределения земли и обычно были осторожны с включением в число объектов перераспределения таких элементов капитала (как мы бы назвали их сегодня), как инструменты или оборудование. Они были склонны исключать орудия труда, хотя, казалось бы, полное перераспределение ресурсов должно обеспечить строгое соответствие трудовых затрат и вознаграждения. Возможно, это было вызвано тем, что они усматривали существенную разницу между "природными ресурсами" и "капиталом". Земля (и природные ресурсы в целом) воспринималась как данная Богом всем людям, не для того, чтобы ею владели лишь избранные, тогда как орудия труда являются делом рук человеческих и могут на законном основании переходить от одного к другому. Надо сказать, что во многих примитивных обществах земля могла передаваться только вместе с каким-либо очень личным предметом, как будто таким образом ей передавались свойства личной собственности, хотя по своей природе она таковой не считалась. [Так, у древних веддахов владение земельной собственностью было представлено кремнем и огнивом, зубом или камнем, которые символизировали определенную личную собственность. Подобные отношения мы находим и в других примитивных обществах.]

Итак, можно сказать, что аграрный эгалитаризм воплощает два принципа: 1) природные ресурсы не должны монополизироваться и 2) вознаграждение является справедливым только в том случае, если капитал изначально распределен поровну. В современном мире эти принципы не утратили своего значения. Первый совсем недавно был извлечен на свет Муссолини, когда он заявил о праве более бедных наций на равную долю мирового запаса природных ресурсов. Эта идея была подхвачена пропагандой и получила широкую поддержку, что говорит о том, что она глубоко укоренена в сознании масс. Более того, представление, что путь к социальной справедливости лежит через перераспределение капитала, является главной составляющей всех реформаторских схем, основанных на коллективистской программе. Они стремятся применить к современным обществам принципы аграрных реформаторов -- это то, за что выступает Честертон. Секрет практического достижения такого равенства пока не найден, но многочисленные попытки ["Демократия, владеющая собственностью"] свидетельствуют о том, что старая идея жива. Ее привлекательность, видимо, никогда не померкнет.





оставить комментарий
страница1/6
Дата31.10.2011
Размер1,07 Mb.
ТипЛекция, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4   5   6
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх