Рассказ про двух безбашенных друзей и их неимоверные подвиги. Посвящается тупым приколистам Эту смешную историю рассказал мне один знакомый за рюмкой крепкого чая. icon

Рассказ про двух безбашенных друзей и их неимоверные подвиги. Посвящается тупым приколистам Эту смешную историю рассказал мне один знакомый за рюмкой крепкого чая.


Загрузка...
страницы: 1   2   3   4   5   6
вернуться в начало
скачать
Глава 3.1 Полёт на матрасе-салолёте


В ученой голове Тьорла Эваллё перемешалось. Он полтора часа сидел на холодном сыром полу, вспоминая все подробности заклинания. В голову лезли какие-то странные мысли, старые воспоминания и прочая дребедень. Эльфу вдруг стало очень тоскливо и одиноко, захотелось повидать родные Священные Рощи, побывать у Источника Влюблённых, который был расположен в одном из эльфийских лесов. Одним словом, потянуло на Родину. Чувства, притуплённые во время долгого путешествия, проснулись и просились наружу вместе с взбунтовавшим желудком. «Млин. Опять мой недостойный рот пережевал, а недостойный желудок попытался переварить что-то крайне несвежее. Моя персона говорила этому глупому и необразованному гоблину, что чудесная и питательная пища под названием «Кит и Кэт» была в этот раз просроченная. Я также предупреждал, что употребление этой пищи может негативно отразиться на пищеварительном процессе и не только. Надо было не прислушиваться к словам этого варвара и поступать соответственно со своими желаниями, учитывая собственные возможности». Очень некстати ему вспомнились бывшие подруги и друзья. «Сердце защемило, обкурился плана, братика убили, не бейте наркомана» - как поётся в песне знаменитого ансамбля «Точки в строчку». Для непосвящённого (и не принявшего изрядную дозу спиртного на волосатую грудь) эта песня была лишь бессмысленным набором слов и звуков, но эльфу она нравилась своей незатейливостью и весёлым мотивчиком, который было так просто насвистывать в походе. Тьорл прогнал прочь все светлые и не очень воспоминания и стал активно вспоминать состав заклинания левитации. Вообще-то это заклинание ему было не положено знать, но в своё время эльф пособутыльничал с деканом кафедры Воздуха, и тот, после второй цистерны спирта, рассказал некроманту, почём рубероид в Одессе и многое другое. Вот только сам эльф был тоже не в состоянии стояния, поэтому слова, зацепки и необходимые символы вспоминались с неимоверным трудом. Наконец в голове кое-что прояснилось и скомпоновалось, Тьорл позвал скучающую от безделья воительницу-магичку и коротко, в трёх матерных словах объяснил суть заклинания. Глэдис была способной и любознательной ученицей. Не требовалось много разума, чтобы понять, что эльф-некромант требует все силы. Она, не задумываясь, полоснула своим ножом по венам. Кровь полилась в подставленный сосуд, волей Глэдис превращаясь из жидкости в невидимую, но могучую энергию, которую девушка сразу же перекидывала на эльфа. По венам эльфа в тот момент текла не кровь, а сила, обжигающая будто пламя, но и в то же время ласковая и нежная, как любящая мать. Но расслабляться было некогда. Тьорл делал какие-то пассы руками и тихо шептал непонятные слова на забытом языке. Это заклинание нельзя было прочесть где-нибудь в волшебной книжке. Его передавали из уст в уста. К счастью эльфа и его спутников, любознательный Тьорл с помощью красноречия узнал многие секреты и до сих пор остался в живых, чему он сам постоянно удивлялся. Приключения, о которых некромант мечтал в детстве, оказались очень надоедливой и изматывающей штуковиной. Пережить удавалось очень немногим. Но было в этих походах что-то притягивающее смелое воображение и горящую душу молодёжи. Заклинание у тёмного эльфа вышло на славу. Внезапно обезумевший матрас попытался вылететь через окно, но в последнюю секунду нашей троице удалось в него вцепиться зубами и ногтями. Места на было не очень много, поэтому друзья прижались плотнее друг к другу. «Ну прям как в той сказке про какого-то Потного и его корефанов,» - размышлял эльф во время захватывающего полёта. Внезапно, под воздействием воздушных потоков матрас свернулся в трубочку. Аэродинамические свойства при этом без сомнения улучшились, но у путников появилось неприятное и слегка гнетущее ощущение дискомфорта. Горгульи не обратили на летающую трубочку никакого внимания. Они, наверное, посчитали, что живой и разумный субъект не станет пользоваться таким некомфортабельным средством передвижения. Полёт, если не считать мелких неудобств в особо крупных размерах, был захватывающим и довольно познавательным. Спутники видели землю с высоты птичьего полёта, зрелище было интересное. Хуже всего приходилось Тьорлу, который до сих пор был вынужден удерживать заклинание полёта. А силы молодого и атлетически сложенного эльфа были отнюдь не бесконечными. Когда силы были на исходе, Глэдис перехватила у него управление летающим объектом. Маг не смог даже отблагодарить, губы не желали повиноваться, он мог только таращиться во все стороны и глупо моргать, рассматривая прекрасный окружающий мир. Необходимо было выспаться. Веки смежились и эльф-некромант попал в царство сна.


^ Глава 3.2. Неприятное приземление

Пробуждение было отнюдь не таким прекрасным, как сам полёт. Эльф почувствовал как его изящное и великолепное тело шмякнулось о землю будто кусок сырого мяса, брошенный домашним животным на съедение. Секундой позже он почувствовал как горят его прекрасные и слегка потрёпанные одеяния. Не придумав ничего лучшего, Тьорл стал кататься по земле, пытаясь сбить с себя пламя. После непродолжительной, но неприятной и упорной борьбы с огнём у него появилось время маленько оглядеться. Неподалёку по земле катались приснопамятные Глэдис и Лро, пытаясь потушить пламя и отчаянно матерясь. Увидев, что поблизости не было ни одного живого существа, некромант рассудительно решил помочь своим товарищам. Когда, наконец, ему это удалось эльф начал расспрашивать второго пилота (т.е. Глэдис) о причине столь внезапного приземления. На что та только коротко ответила: «ПВО» и удалилась приводить себя в порядок, считая что вопрос является исчерпанным. Тьорл прикинул, где бы они могли находиться, но ничего определённого не придумал. Отчаявшись, он спросил малоразговорчивого гоблина, на что тот ответил более развёрнуто, чем симпатичная спутница: «Аниаркские ПВО». Большего добиться не удалось, но и этой малой доли информации хватило некроманту, чтобы призадуматься над дальнейшими действиями. Они пролетели на матрасе-самолёте больше, чем предполагал вначале Тьорл, но определенно меньше, чем им было надо. Дальше, по всей видимости, необходимо было идти пешочком, чего эльфу крайне не хотелось. Эльф осмотрел место приземления и оценил материальный ущерб, с великим огорчением осознавая, что никакая страховая компания его не оплатит, сославшись на то, что транспортное средство было незарегестрировано. «Обидно, но не смертельно» - глубокомысленно рассудил ушастый маг Тьмы, но его оторвали от таких философских мыслей самым грубым и наглым образом. Из-за ближайших кустов непонятного мутированного растения вышло не менее непонятное существо, при ближайшем рассмотрении оказавшееся девушкой с довольно таки симпатичной внешностью, которая была несколько скрыта небольшим слоем грязи. Девушка-оборванка подошла с демонстративно поднятыми вверх руками, шмыгнула носиком и, откашлявшись для важности, скороговоркой проговорила: «Привет-вам-чем-нибудь-помочь?я-тут-из-дозора-если-что-надо-говорите». Лётчики-испытатели мало что поняли из этой пламенной речи, но однозначно уловили настроение нищенки. От халявной помощи отказаться наши друзья не могли, после непродолжительного объяснения с помощью жестов дела пошли немного лучше. В процессе наши герои узнали, что этой грязное существо с проблемами дикции носит имя Талия, и тут же окрестили странным, но звучным прозвищем «Тереза и мать её». Или что-то в этом роде. Через полчаса Глэдис и Талия болтали, как заправские подруги, обсуждая на свете, чем несказанно нервировали мужской контингент поисковой группы. От глупой болтовни у Тьорла и Лро разыгрался аппетит. Это только у некоторых «великих» авторов фэнтэзи герои могут месяцами не есть и при этом убивать по сотне монстров на день, в реальности обстоит немного по-другому. Герои, а также и прекрасные героини спортивного телосложения, нуждаются в пище три раза на день. Можно, конечно, кушать и раз в день какую-нибудь дрянь неизвестного происхождения с оконченным сроком хранения, но такие издевательства над собственным организмом и желудком обычно не проходят бесследно, приводя к плачевным последствиям и иногда к летальному (или летательному?) исходу. Так вот, почесав мощные затылки, которые отнюдь не свидетельствуют о наличии огромного интеллекта, герои разумно решили спросить новоявленную знакомую, где можно в этой местности добыть чего-нибудь съестного. Та, для солидности почесав свой подбородок, достала из маленькой заплечной котомки, которую наши знакомые только заметили, три непонятных пакетика, наполненных чем-то малопонятным, и, залив их водичкой, раздала страждущим. Несмотря на неприглядный и малоаппетитный вид, еда из пакетиков оказалась очень даже неплоха на вкус. Или это просто показалось из-за отсутствия альтернативы? Теперь это выяснить крайне затруднительно. После сытного обеда всех потянуло «на боковую», но путешественники знали, что если дать малейшую слабину, то можно продрыхнуть целый день, а то и ночь в придачу. Поэтому все поднялись на отяжелевшие ноги и побрели на север. По дороге Талия рассказывала о своей нелёгкой жизни. Оказывается, Аниарком правил какой-то загадочный тип со странным прозвищем Правитель, который лиходействовал и не давал никому спокойно пожить. Если верить всяким слухам, то он бессмертен, но для продления жизни ему необходимо совершить какой-то ритуал. То ли искупаться в крови девственниц, то ли выпить Талия долго и сбивчиво пыталась объяснить суть ритуала, но Тьорл уяснил только то, что она спаслась из самих лап этого Правителя и то, что хочет жутко отомстить ему. Некромант и компания рассудили так: «Всё равно нам по пути, можно и зайти на огонёк к этому мерзкому тирану». Ноги брели сами по себе, Талия лишь задавала общее направление. Сначала эльф крутил любознательной головой, пытаясь найти что-то любопытное в пейзаже. Но ничего сверхъестественного или просто интересного он не увидел, поэтому уставился себе под ноги. Жёлтое солнышко светило у них над головами, слепя чувствительные глаза тёмного эльфа-некроманта и несказанно радуя жизнелюбивого и оптимистичного гоблина. Глэдис, как девушке прагматичной, это великолепие было абсолютно по барабану. Даже отъявленного любителя природы-матушки зелёная травка, жёлтое солнышко, изредка меняющее свой цвет, и голубое небо, с которым происходило тоже самое, что и с солнцем, не особо радовали, а скорее даже угнетали. Тьорлу хотелось оказаться в пустынях, в ледниках или где-нибудь ещё, где бы его не преследовали мягкая травка, в которую он постоянно падал физиономией, и солнце, немилосердно обжигавшее нежную кожу утончённого эльфийского «подростка». Жутко хотелось завалиться под какой-нибудь мутированный кустик неизвестной породы и хорошенько отоспаться. Только желание поскорей разобраться со всей этой хренотенью не давало тут же осуществить такую привлекательную идею. Надо было изрядно попутешествовать.


^ Глава 4, путешествие по Аниарку


По пути эльф активно пытался выяснить, что же за звание такое странно «дозорная». Но Талия объясняла крайне сбивчиво. Основной смысл заключался в том, что две толпы наркоманов из столицы Веика постоянно накуриваются до состояния, когда мир становится серым и холодным и идут набивать друг другу морды. Иногда побеждают те, кто курит травку. Они себя то ли Светлыми то ли Зелёными называются. Иногда – приспешники Тьмы, которые просто колются всякой дрянью. От огромных доз наркотиков их тело мумифицируется и чернеет, от чего они называют себя Чёрными или просто Тёмными. У них есть свои главари, которые могут больше всех принять наркотических веществ и они дольше держаться в бою из-за отсутствия болевых ощущений. Такой маразм некроманта не особо интересовал и он попытался перевести разговор на более приемлемую тему, но Талия почему то отказалась разговаривать о погоде, любви и вселенской радости. «Странная какая-то» - подумал маг, но ничего поделать с этим не хотел. Бери они, брели и набрели на какую-то странную и малолюдную деревеньку. То ли она была разрушена войной, то ли наркоманы местные постарались, но выглядела деревушка крайне неуютно. Разруха. «Хорошо хоть анархии не наблюдается» - подумала глубокомысленно Глэдис и постучала в дверь ближайшей и единственной таверны под названием «Хрен вам всем». «На халяву и хрен салат из овощей» - решила вечноголодная и всячески обиженная тяжёлой жизнью Талия. Хоть здание местной столовой выглядело не очень респектабельно, но готовить там точно умели. На полу валялись кости умерщвленных животных и куски местной пищи. Зрелище было просто душераздирающее. Столы были залиты разбавленным пивом и заляпаны каким-то соусом, происхождение которого не хотели знать наши путники. Их приветливо окликнул хозяин столь интересного заведения: «Салаги, либо заказывайте что-нибудь пожрать либо выметайтесь отсюдова!» Спутники посовещались немного и решили заказать чего-нибудь съестного. Достав из потёртого кожаного мешочка стандартных для всех мешочков размера несколько серебряных монет и кинув их на стойку, попутчики брезгливо сели за свободный столик и погрузились в раздумья. Каждый – в свои. Через некоторое время, когда утомлённый чрезмерными приключеньями Тьорл начал засыпать, облокотив волосатую голову на не очень чистый стол, трактирщик же соизволил принести заказ. В тарелках средней чистоты плавало некое подобие супа. Из чего готовили суп узнавать никто не хотел. Пожелав приятного аппетита доброжелательной фразой: «Чтоб вы все сдохли, сволочи!», трактирщик гордо удалился, неспешно неся своё огромное волосатое пузо, которым очень гордился. Наверное родился уже с ним. Все закрыли глаза, помолились (на всякий случай) и приступили к еде. Каждый представил что ест своё любимое блюдо. Так называемый суп проваливался в бездонные глотки с космической скоростью, но ненасытившиеся малой порцией путешественники решили не рисковать и добавку заказывать не стали. Необходимо было где-то переночевать, Тьорл устал спать на травке, ему хотелось хоть раз нормально выспаться на мягкой постельке. Остальные тоже были не особо «против». Отдав энное количество кругляшков презренного металла многоуважаемому хозяину столь гостеприимного заведения, наши бедолаги поднялись наверх, в снятую комнату. Обстановка этой самой комнаты не поражала воображение своим размахом: две кровати, продавленные сотнями посетителей чуть ли не до пола, один матрас на полу и коврик у двери, непоражавщий взор своей чистотой. Девушки решили что им позволено и заняли две кровати, Тьорл, недолго думая, занял потрёпанный жизнью и телами матрас. Лро молча прилёг на коврик и закрыл глаза. Общаться не хотелось, усталось брала своё. Рассказывать Талие о своих приключения было крайне опасно. Как только «дозорная» начала опять лепетать что-то про наркоманов и про местную милицию, называющую себя Инквизицией и разнимающую этих самых наркоманов, Тьорл пожелал спокойной ночи и уткнулся лицом в матрас. Остальные последовали его примеру. Талия лишь недоумённо повела плечиками и, поняв что собеседника ночью найти крайне затруднительно, легла и, закрыв глаза, стала думать о чём-то своём. К нашему эльфу, несмотря на плотно закрытые глаза, сон никак не шёл. «Что же это получается, - думал любящий рассуждать эльф. – Маги меня обманули, девушка, в которую я почти влюбился, кинула. Друга чуть не потерял. Какой-то Бог пытается найти артефакт с моей помощью. Если бы он мог или хотел, то достал бы даже не шевельнув наманикюренным пальцем. Значит не хочет или не может. Что даст ему обладание этим артефактом? Могу ли я им сам воспользоваться? Кто такая Глэдис? Она ведь не та, за кого себя выдаёт. Талия тоже «себе на уме». Только в Лро я могу быть уверен, но в этих размышлениях он мне не поможет. Из-за низкого интеллекта. Ладно. Что же делать? Кому верить? Как сделать так, чтобы ничего не делать? Что делать после того, как кампания по добыче артефакта закончится? Почему артефакт называется дайсы? Может это не одна вещь? Хоть головой об дерево бейся, ничего не понимаю. Мозаика не складывается из-за отсутствия половины кусочков. Надо быть осторожным и бдительным». Потом в голову стали лезть странные обрывки воспоминаний, кусок непонятного стиха («В голове моей опилки – не беда, потому что я блондинка, да-да-да!») и какой-то другой смутный бред. Наконец он окунулся в сон, как в тёмную прорубь. Остаток ночи прошёл тихо, без сновидений и каких-либо происшествий.


^ Глава 4. Пункт 1. Все дороги ведут в Рим


Утро выдалось хмурым. Эльф пытался вспомнить число и месяц, но внезапно отказала память. Он задал вопрос сладко позёвывающей Глэдис, но та лишь загадочно намекнула про какую-то дорогу. «Мы же вроде через час только выходим!» - подумал Тьорл, но все свои сомненья оставил при себе, так как слабо понимал человеческий юмор. Вид у сотоварищей был такой, как будто они вместе целую ночь разгружали вагоны с углём и переливали из цистерны в цистерну чью-то нефть. Некромант ехидно улыбнулся и пошёл вниз заказывать завтрак. На завтрак была та же похлёбка странного вида и пару кусков чёрствого хлеба. «Прошлогодний» - пришёл к выводу Лро, но все свои выводы оставил при себе, так как не хотел портить аппетит коллегам. Все хмуро жевали и пытались обсудить план дальнейших действий. Из рассказов странной спутницы по имени Талия герои сего повествования изъяснили себе: есть Правитель, он плохой, его надо замочить, постирать и отдать в суд по правам человека. Любознательный Тьорл начал спрашивать про саму страну (ему показалось, что народ живёт в принципе неплохо, никто не жалуется), «дозорная» Талия сказала, что население зомбируется с помощью гипнотического внушения.

- Понятно, - после продолжительных (на две кружки пенного пива и одну обыкновенную сушённую рыбку) раздумий протянул Тьорл, - а какая ты дозорная, кстати, Зелёная или Чёрная?

- Зелёная я, хорошая, - не раздумывая ответила та.

- А Чёрные плохие что-ли?

- Угу. Совсем плохие!

- А что такого плохого они конкретно делают?

- Они нас, Зелёных, бьют!

- Слушай, а состояние в котором вы прибываете одинаково и у вас и у них?

- Не знаю. Я их наркоты не буду даже продавать, не то что пробовать.

- Понятно, ну что? Выдвигаемся?

- Угу, только надо хавки прикупить и пива.

- Что за слова? Что за сленг? Надо бы взяться за твоё воспитание, наркоманка местная.

С этими словами некромант отправил добротным пинком гоблина за покупками, а сам уселся на кровать и начал растирать одеревеневшие за ночь конечности и суставы. Требовалось отправляться в Веик, разбираться с местными проблемами и идти дальше. К победе или поражению.


^ Глава 4. Пункт 2. Дорога на Рим, вымощенная костями


Дорога была скучной, без всяческих приключений на пятую точку опоры. Пару привалов, несколько ночёвок под открытым небом (скажу по секрету – эльфу всегда нравилось смотреть на звёзды, он верил, что это души умерших людей, хоть и знал что это не так. Просто вера не подлежит логике.), несколько обыкновенных ссор с собутыльниками.. то есть со спутниками. Стандартные организационные подзатыльники в качестве стимула. Словом, как обычно. Скучно, трудно, никому не нужно, но никуда от этого не денешься. Вообще поход штука не такая интересная. Нравиться она только трудоголикам и туристам. Ну и тем, кто из этого извлекает какую-нибудь выгоду. В дороге лучше о чём-то размышлять, петь песни, болтать о чём-то, но никогда нельзя думать о самой дороге. Иначе она покажется бесконечной. Как правильно пелось в одной детской эльфийской песни: «Если с другом вышел в путь, если с другом вышел путь – веселей дорога, без друзей я по чуть-чуть, без друзей я по чуть-чуть, а с друзьями много». Болтливый эльф и неразговорчивый гоблин в сотый раз обсуждали какое-то приключение, в котором оба участвовали, девушки шли молча, размышляя наверное о горячей ванной. Всем хотелось тепла, уюта и покоя. Но сначала нужно было завершить начатые дела. Трактиров, деревень и посёлков городского типа по пути не попадалось, было слегка пустынно. Изредка попадались приятные и приветливые люди, которых спутники обходили за три километра. В стране Аниарк царили тишина и спокойствие. «Мир, труд, флат» - вспомнил лозунг очередного вождя древности эльф. – Мир - скучно, труд - просто невыносимо, а вот флат это очень даже неплохо. не жарко, но и уже не холодно. Пора любви и радости». Эльф слегка задумался и не заметил тоненькое, но от этого не менее крепкое молодое деревцо, росшее посреди поля. Когда в глазах прояснилось, и вернулась способность нормально воспринимать мир, некромант увидел, что у дерева отсутствуют ветки и сверху тянутся какие-то шнурки. Он спросил у Талии, что это может значить, но она отделалась смутными отговорками про какую-то связь с космосом. Впрочем, особого желания выяснять что это такое у некроманта не было. То, что эта фиговина магическая он и так понял, а для чего она нужна можно выяснить и как-нибудь потом. «Ну я и задумался, - пришло в тёмную голову эльфа. – вот про такого и рассказывают: иду я по чистому полю и тут меня как шибанут дубинкой из-за угла.» На очередном из привалов зашёл разговор о будущей операции.

- Так, - сказала многозначительно и важно «дозорная» Талия, - нам необходимо прийти в столицу Виек, напроситься на приём к этому самому Властелину, приколбасить его и всё. Землю крестьянам, фабрики рабочим, остальное всем остальным.

- У меня возникло такое впечатление, что народ Аниарка совсем не против такого правителя. вроде нормально, никто не жалуется, в порядке. Уважаемая, - добавил эльф и почему то смутился.

- Это публик релэйшн и массовое зомбирование на уровне подсознания – туманно объяснила Талия и продолжила сдирать шкурку с малопонятного животного, убитого накануне. «Мутанты какие-то, - подумал было Тьорл, но времени на такие серьёзные размышления у него не было, необходимо было готовить обед. Или завтрак? Да не важно в принципе. Главное, что пищу. До цели оставалось совсем немного. Давненько они ничего не совершали героического. Надо было размять атрофированные мышцы, мозг и прочие органы. Печень, например. Потому что герои должны много пить. Иначе как объяснить то, что они сдуру берутся за невыполнимые задачи и выполняют их каждый раз, по сотне раз на день спасая миры, убивая монстров, разрывая противников на сотню плюшевых медвежат? Сон подкрался незаметно, снилось что то смутное, основное содержание сна некромант не запомнил, но конец помнил отчётливо. Ему приснились эльфийки, которые спрашивали, как можно быть одновременно с двумя девушками. На что Тьорл ответил со свойственным ему пофигизмом, что быть можно со сколькими угодно девушками, а любить только одну. Утром сон так же незаметно рассеялся. Когда старые мозоли начали кровоточить, впереди показались старые разрушенные стены славного столичного города Веик. «Да уж, весело, - подумал эльф, - опять кабаки, пиво, девки. А деньги на это откуда брать? Работодатели не платят, подработать не успею. Опять прозябать в нищете. Да уж». Ему вспомнилось далёкое сопливое детство, когда он хотел подзаработать немного денег, а его очень нехорошо «кинули» на деньги. «Что делать? Кому верить? Какого хрена? Как ничего не делать?» Извечные вопросы не пропускали другие мысли в голову. Спутницы и Лро шли молча, тактично думая о своём и не мешая эльфу размышлять. Тьорл так крепко задумался, что даже не заметил, как они вошли в город. Веик встретил их толпами пёстрых нарядов, вкусными и не очень запахами и прочей дребеденью, свойственной большим городам. В таком большом городе можно было встретить кого угодно и купить что угодно. Ушастый некромант каждый раз поражался, когда видел в толпе разодетого и разобутого шамана орков, мирно беседующего с каким-то пышно и богато одетым эльфом явно аристократического происхождения. Везде царили мир и согласие. «Хорошо то как, спокойно, - думалось сначала магу, но потом мысли растворились в бесконечном бурлящем потоке. Ноги брели сами по себе, голова отдыхала. Талия шла уверенно, дорогу знала. Тряпьё, заменявшее ей одежду плавно развевалось на ветру, от чего становилось смешно и одновременно грустно. Дворец мерзкого и отвратительного Правителя было видно издалека. Мощное старинное здание смотрелось отнюдь не пасмурно. Оно было похоже на старый могучий дуб, долго живший и много повидавший, но не разочаровавшийся в жизни. Укреплений, амбразур и прочей лабуды не наблюдалось. Да и укрепления и были бы лишними. Магу они ни к чему, только мешают, заслоняют обзор. Дорога к так называемому дворцу была вымощена какими-то жёлтыми камнями, которых Тьорл нигде и никогда не встречал. Зрелище было какое-то смешное и странное: великий и ужасный тиран мостит дорожку весёлым жёлтым камнем. «Может быть от предыдущих самозванцев осталось» - взбрело в голову эльфу. Размышления поглощают время с огромной скоростью, Тьорл опомнился только перед дверями, которые распахнулись сами по себе, так и приглашая войти. Все четверо подумали, что это ловушка, но отважно шагнули вперёд. Лро, правда задержался немного у дверей, выцарапывая своё имя на упорно не желающем поддаваться дереве. Ожидаемой роскоши во дворе не было видно. Стены, увешанные ржавыми и прогнившими трофеями, пару тюфяков в углу, смрадный запах и прочие прелести. Те, кто думают, что дворец или замок это обитель роскоши сильно ошибается. Скорее это оборонное сооружении по типу современного ДЗОТа, только немного побольше. Все сокровища, как обычно хранятся в сокровищнице в сундуках. Для наших друзей были развешаны повсюду стрелочки, указывающие путь-дорогу. «Жаль, что не магические», – подумалось было Тьорлу, но он выкинул все мысли из головы, необходимо было думать только о предстоящем разговоре. Ну и битве, скорей всего.


^ Глава 4. Пункт 3. Разговор с гоблином. Чёрти что и такое

Глава 4, Разборки с магами. Плен


Красиво нарисованные стрелочки привели их в небольшой, хорошо обставленный зал с накрытым столом и сидящим за ним человеком в сером балахоне. Вокруг стола суетились слуги, ставя новые и новые блюда, копошась и сервируя непонятно что. Тьорл слишком устал, чтобы церемониться и сразу присел за стол, попутно запивнув что-то съедобное в рот и начал усиленно пережёвывать. Остальные последовали его примеру. Человек в балахоне, в котором наслышанные спутники узнали Правителя, ничего не говорил, просто выжидал, когда необычные гости насытяться, лишь только потом поздоровался, негромко и вежливо. В его словах было много Силы, но каждому из путников она представлялась по разному. Эльфу например представилась сила большого древнего леса.

- Приветствую вас, путники!

- И тебе тоже привет, - снисходительно сказал Лро, почёсывая зелёный волосатый и заметно округлившийся животик.

- Что привело вас в мой дворец.

- А вот что привело.. - сказала Талия и вынула из рукава кинжал, на котором в более спокойной обстановке можно было прочитать гордое название "Магоубийца". Сталь коротко блеснула и кинжал застрял в горле у Правителя. произошло очень быстро, никто не успел опомниться. Тьорл увидел в глазах умирающего мага лишь вселенскую печаль и что-то такое, что самому эльфу долго не понять. Некромант пытался наколдовать копьё праха, но у него ничего не получилось, в самый последний момент он увидел что под полой тряпья их попутчицы был амулет, подавляющий заклятия. Боль разорвала мир на куски, но сознанье не могло бороться с такой болью и сознание погрузилось во мрак. Эльф тяжело рухнул на пол, предварительно задев головой стол.

Глэдис пыталась что то наколдовать, но поняв, что ничего не получится, хотела вступить в бой, только руки и ноги перестали слушаться своей хозяйки. Вытащив кинжал из живого, но уже умирающего мага, Талия всадила его в грудь гоблину. Кинжал, способный убивать могущественных магов, легко вошёл в тело гоблина, отобрав драгоценную жизнь и отправил Лро к праотцам. "Ненавижу гоблинов и прочую зелёную шушеры" - пояснила зачем-то свой поступок "дозорная". - Теперь я здесь королева, императрица и царица в одном флаконе! В тюрьму их, гоблина просто выкинуть куда-нибудь. Заклятье сна, созданное очень точно, успокоило и усыпило Глэдис.


^ Глава 5, От большого ума лишь сума да тюрьма.


Сначала очнулся Тьорл и огляделся вокруг. Тюрьма как тюрьма, ничего примечательного. Было только одно НО. В углу сидел знакомый по имени Мэнлин Мэрсон и игрался с двумя черепами.

- Лион, здесь драконы есть?

- Не, откуда и м взяться.

Эльф, несмотря на неприятную ситуацию, рассмеялся чистым заливистым смехом и совершенно искренне. После чего спросил, слегка приобняв Мэрсона:

- А ты то за что сидишь?

- Да так.. практически ни за что. Пару пьяных дебошей, несколько метких высказываний в сторону власти, ну и по мелочам.

- Понятно, а чьи это черепа?

- Вопрос конечно интересный.. Мне так кажется, что тот что с трещинами принадлежит Агилегре, а тот что с огромной дыркой во лбу - Спиризе.

- Хм. Ладненько, не будем вдаваться в подробности, помоги лучше мне разбудить Глэдис. Она наверняка знает что произошло и как дальше быть.

Некоторое время два друга увлечённо бьют девушку по щекам, потом Мэрсон таки осознаёт, что сон магически и предлагает немного подождать. Через некоторое время веки Глэдис начали дрожать и она резко села, чуть опять не потеряв сознание.

- Что случилось, Тьорл. Что это за урод? Почему от него так воняет и его мерзкая рожа мне так знакома?

Пришлось знакомить милую Глэдис с великим и ужасным Мэнлином Мэрсоном. Наконец когда более-менее утряслось они начали думать. Или втыкать. Не известно, так как все сидели молча, а каменные лица не показывали настроения владельцов. Бежать из самой охраняемой тюрьмы было довольно таки сложно. Стены были практически гладкие, скользкие и сырые, сверху было всего лишь одно маленькое окошко, даже не зарешёченное, но добраться до него было практически нереально. Молчание нарушил неугомонный Мэнлин, достав откуда-то небольшой коробок и тяжко вздохнув, сказал:

- Долго я его хранил, специально для такого случая. Ладно, покажу вам как работает одна старая и забытая нарковская магия.

Он вырвал из потрёпанной тетради маленький листик, скрутил его в трубочку и насыпал внутрь сушённой травы из коробка со странным запахом.

- Тьорл, а теперь понабодиться твоя помощь. Зажги огонёк на конце трубочки.

Маг-недоучка сконцентрировался и представил, как на конце этой странной трубочки зажигается маленький, но горячий огонёк и по венам потекла истинная сила, которая дороже любых денег. Сигаретка задымилась, Мэнлин поднёс к губам, с радостной улыбкой затянулся и через некоторое время выпустил зеленоватый дым. Потом дал папироску эльфу, тот затянулся, потом закашлялся, но в скоре почувствовал лёгкость во всём теле, когда Глэдис докурила папироску Мэрлин торопливо сказал:

- Ну что, давайте выдвигаться, действует эта штука мощно, но не очень долго.

- А как она вообще работает?

- Просто представь, что ты летишь и ты в самом деле полетишь наверх или вниз в зависимости от желания.

Магия нарков работала исправно. Приключенцы оторвались от пола и вылетели через маленькое окошко наружу, поближе к тёплому солнышку. Лететь было не то, чтобы сложно – просто неудобно. Необычная лёгкость мешала правильно рассчитывать собственные силы. Но, через некоторое время путникам всё же удалось приспособиться. Полёт длился не долго – люди и нелюди опустились плавно на зеленоватенькую травку около замка и поспешили восвояси. Если выражаться попроще: взяли руки в ноги и отправились на север.


^ Глава 6. На се(р)вер. Чёрти продолжается. Беглецы.

Погоня была где-то рядом. Блуждала в летних сумерках. Но найти кучку приключенцев почему-то не могла. Эльфу и его товарищам очень везло. Луны не было видно, звёздочки перемигивались друг с другом на небе, но никакой пользы от них не было. Небо было тоскливо-тёмно-серого цвета. Под стать эльфовскому настроению. А настроение было довольно-таки мрачное. В голове крутились мысли о последних событиях.

- Дорогой друг, Мэнлин! Не мог бы ты поведать нам, куда ты направляешься? – спросил у маргинального типа Тьорл.

- Не знаю точно, но точно знаю, что оставаться здесь не намерен. В связи с недавними событиями решил попутешествовать. И чем дальше отсюда – тем лучше.

- В таком случае, от лица нашей компании я предлагаю тебе присоединится к поискам одного старого и непонятно зачем нужного артефакта.

- Окей. Я согласен. За две тарелки каши в день и за 10% от доходов.

Тьорл и Глэдис переглянулись. В конце концов, немного поломавшись, они решили , что заявление Мэрсона справедливым по своей сути. И согласились.

Втроём идти всё-таки интересней. Глэдис, как и Тьорл, постоянно отмалчивались, копаясь в собственных мыслях и чувствах, зато Мэнлин говорил без умолку, рассказывал бородатые анекдоты и пел песни собственного сочинения на каком-то непонятном языке. Всем встречным существам песни настолько нравились, что они бежали во стороны, чтобы поведать всем о настоящем чуде.

Все дорожные обязанности эльф и Мэрсон взяли на себя. Глэдис же постоянно о чём-то думала и с каждым днём её взгляд становился задумчивей и задумчивей. «Задумается когда-нибудь так, что впадёт в продолжительный транс» - подумал про себя эльфский маг, но вслух ничего говорить не решился.

По вечерам все устраивались у костра и подолгу молчали, лишь изредка вставляя короткие реплики относительно дальнейшего пути. Перед ними стояла чёткая цель, но способов её достижения они никак не могли придумать. Поэтому решили импровизировать, учитывая складывающиеся обстоятельства.

По ночам эльф долго не мог заснуть. Он вспоминал смешного и глуповатого Лро и ему становилось грустно. Гоблин, несмотря на сварливый характер, был хорошим другом и неплохим собеседником, который умел выслушивать и давать дельные советы. Эльф пообещал себе по окончания кампании вернуться в Аниарк и отомстить за друга.

Дни сливались в недели. Не было никакого разнообразия: подъём, пару привалов, отбой. Иногда по пути попадались селения, в которые наши приключенцы заходили для того, чтобы пополнить запасы воды и еды. Однообразность пути вгоняла всех в состояние глубокой апатии. Придя в очередное селение, путники не заметили ничего странного. Хотя странностей было полным-полно. Всюду стояли необычные палатки странной раскраски, никого в селении не было видно. Дойдя до центра палаточного городка, Тьорл и компания остановились и огляделись. У всех на лице читалось недоумение. У всех, кроме Мэнлина, которому почти всё было «по барабану».

- Есть здесь кто-нибудь? – крикнул остроухий маг и тут же пожалел о содеянном. Из палаток повалили странные существа с зеленоватой кожей. («Радиоактивные они что ли?» - мелькнула мысль в голове у некроманта.)

- Оба-на! Орки! – удивлённо произнёс Мэрсон.

Больше ничего они сказать и сделать не смогли, так как их сбили с ног и поволокли к самой большой палатке в селении. Глэдис и Тьорл пытались что-то накастовать, но им предусмотрительно закрыли рты и связали руки. «А как всё хорошо начиналось» - подумала вся троица.

Грязные и вонючие орки бросили на землю путников перед входом в палатку и отошли на несколько шагов назад, застыв в молчаливом ожидании.

Из палатки вышел самый огромный орк, покрытый татуировками от головы до пят, его морда, в отличие от остальных зеленорожих, была немного обезображена интеллектом, из-за чего вожак (это был именно он) казался наиболее опасным из всего племени.

- Кто такие? – грозно спросил громила. И для того, чтобы вопрос лучше дошёл до аудитории, пнул Мэнлина сапогом по рёбрам.

- Не твоё дело, зеленопузая сволочь! – внезапно взвинтился тот. – Вызываю тебя на ритуальный поединок на место вождя племени.

Тьорл не знал, откуда Мэрсон так хорошо знает обычаи орков, но спросить возможности никакой не было.

- Вообще бросить вызов могут только члены племени. Но твой вызов, дерзкий бледнокожий, я приму, - сказал вожак и приказал двум оркам развязать Мэнлина Мэрсона. После того, как это было сделано, члены племени образовали круг, в который выпихнули отчаянно брыкающегося раздолбая по имени Мэнлин. Потом в круг вошёл вождь. Соплеменники начали выкрикивать его имя и отбивать ритм.

Тьорлу очень захотелось поддержать Мэрсона, но получив пару хороших пинков по разным частям тела, он решил выражать свою поддержку молча. Глэдис закрыла глаза и сделала вид, что происходящее её не волнует. Эльф начал было беспокоиться за её состояние, но Глэдис с помощью телепатических посланий объяснила ему, что занята процессом кастования и что отвлекать в такой момент её своими глупыми мыслями крайне нежелательно.

Ничего некроманту не оставалось делать кроме как следить за ходом поединка. Хотя следить было особо не за чем. Мэнлин стоял на месте и смотрел на вожака орков, который смешно пританцовывал, подготавливаясь к бою.

По лицу Мэрсона расплылась огромная улыбка, которая разозлила впечатлительного соперника. Он выкрикнул нечто нечленораздельное и бросился на Мэнлина. Тот спокойно отошёл в сторону, подставив ослеплённому яростью орку подножку, и орк упал на землю. Не давая ему очухаться, Мэнлин сел на его лысую зелёную голову и всем весом вдавил её в землю. Вожак пытался скинуть Мэрсона, но у него ничего не получилось. Тяжело скинуть с себя кого-то, лёжа мордой в земле. Несколько минут тело билось в конвульсиях, пока не затихло. Наступила тишина. Тьорл начал опасаться за жизнь своего товарища, да и за свою, впрочем, тоже.

Внезапно орки подхватили Мэнлина и начали подбрасывать его в воздух. «Да здравствует новый вождь!». Так произошла смена власти в маленьком оркском селении. Мэрсон заявил путникам, что хочет остаться в племени и способствовать его развитию. Тьорлу не хотелось расставаться с Мэнлином, но он уважал чужой выбор и, пожав на прощанье немытую конечность нового вождя орков, отправился вместе с Глэдис в путь. Осталось совсем немного. Впереди – самый трудный участок пути. Эльфу и даме с неординарными способностями понадобятся все их силы и куча удачи, для того, чтобы осуществить свои гениальные замыслы. О поражении им думать совершенно не хотелось, ведь они знали, что иногда мысли изменяют реальность...






оставить комментарий
страница5/6
Дата30.10.2011
Размер1,13 Mb.
ТипРассказ, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх