Рассказ про двух безбашенных друзей и их неимоверные подвиги. Посвящается тупым приколистам Эту смешную историю рассказал мне один знакомый за рюмкой крепкого чая. icon

Рассказ про двух безбашенных друзей и их неимоверные подвиги. Посвящается тупым приколистам Эту смешную историю рассказал мне один знакомый за рюмкой крепкого чая.


Загрузка...
страницы: 1   2   3   4   5   6
вернуться в начало
скачать
Глава 9, рассказывающая про обучения эльфа и остальные прикольные вещи, любовная

В то время, как ожиревший от безделия гоблин спал тихо на жёсткой кровати в старом замке, несчастный эльф учился искусству колдовать. Учеников в магическом ВУЗе действительно не было. Лишь Тьорл и парочка таких же несчастных студентов. Обучаться было нудно и скучно, поэтому тёмный эльф прогуливался по внутреннему садику Академии Боевого Колдовства.

Вспоминал о прошедшей молодости (скажу по секрету всему свету, что ему уже было 127 лет, и по эльфийским меркам он считался подростком), вспоминал о своей первой и печальной любовь, свои первые и никому не нужные страдания. Ему некому было излить свою печаль, поэтому он общался сам с собой, жалуясь на тяжёлую и горькую жизнь, которая была так несправедлива к нему в последнее время. Первую любовь остроухого и милого эльфа звали Тиона Ар’Лиэт. Тиона была безумно красива и очень умна. Если говорить простым эльфийским языком – она нежно и ласково послала опечаленного эльфа куда подальше. Очень далеко. Тьорл вспоминал, и в его очерствевшей душе просыпалась тоска и печаль по прекрасному и родному краю, по любимому Вечному Лесу. Почёсывая кислотно-зелёный ирокез, и раздумывая над своей глупостью и ненужностью, Перворожденный грустил и напевал старинную эльфскую балладу, бродя по тёмным аллеям магического сада, заполненного мандрагорами и прочими диковинными растениями, которые в природе встречаются довольно редко и стоят на вес золота:


„Сладко мне твоей сестрою

Милый рыцарь, быть,

Но любовию иною

Не могу любить;

При разлуке, при свиданьи

Сердце в тишине,

И любви твоей страданье

Непонятно мне!”

Он глядит с немой печалью

Участь решена,

Руку сжал ей; крепкой сталью

Грудь обложена;

Звонкий рог созвал дружину,

Все уж на конях

И помчались в Палестину,

Крест на раменах.

Там погиб он смертью страшной-

Был стрелой пронзён

На щитах друзей отважных

Был он унесён

А могло бы быть иначе-

Быть могла любовь,

Только ветер тихо плачет,

Остывает кровь...”


Конечно, не Тьорл придумал сие произведение искусства, но это была его любимая песня (конечно, после песни великого могучего Мэнлина Мэрсона). Напевая, осторожный эльф не заметил, как сзади подкралась Глиора. Надо бы сказать, что эта самая Глиора хоть и не была первой красавицей в Академии, но выглядела очень и очень симпатично. И питала явную симпатию к нашему старому знакомцу, так как тот был тоже хорош собой. Впрочем, Тьорлу Гли (как называли многочисленные друзья) тоже нравилась. Мягкие девичьи ладошки закрыли задумавшемуся эльфу глаза, и приятный голос спросил:

- Угадай, кто?

- Моя любимая девушка, - серьёзно и торжественно ответил вздрогнувший от неожиданности Тьорл.

- Да? И с каких пор я твоя любимая девушка?

- С прошлой жизни.

- Что ты тут делаешь в полном одиночестве?

- Размышляю о своей бессмысленной жизни. Никто меня не любит, никто не жалеет, – иронично улыбнулся лесной житель.

- Я тебя люблю, и буду любить всегда.

- Ну вот и ладненько, - улыбнулся раз обычно мрачный эльф.

Ни Глиора, ни Тьорл не заметили, как из-за угла вырулил ректор славной Академии, который и заставлял всех работать и учиться. Как было бы весело без этого низенького и толстоватого Главы Академии. Что ж, пришлось влюблённой парочке идти на нудные и долгие уроки, на которых все сидели в ожидании окончания этого мучения. К сожалению обоих, они учились на разных факультетах, и не могли перебрасываться записочками и через каждые полминуты глядеть друг на друга, блаженно улыбаясь. Им оставалось только ждать вечера. Тьорл сидел и в пол уха слушал методы воскрешения мертвецов, думая о той же любви и о Глиоре, к которой питал огромную симпатию. Но вот занятия закончились. Проштудировав разок объёмные конспекты, Тьорл решил, что учиться можно всю жизнь, а встретиться с любимой девушкой получается не всегда. И, накинув тяжёлый чёрный плащ, вышел из дома. Неярко светило заходящее солнце. Птицы пели свою вечернюю песню. В общем, все радовались жизни, но на душе у эльфа было темно и мрачно, как в самую жуткую непогоду. Вроде бы в его жизни было хорошо. Но чего-то не хватало. И Тьорл знал, чего именно. Ожидая Глиору на уловленном месте, он старался ни о не размышлять, так как размышления ведут к сомнениям, сомнения – к нерешительности, нерешительность – к смерти. Наконец она появилась. Эльф любовался прекрасной фигурой, лёгкой походкой и роскошными длинными волосами, которые развевались под лёгким дуновением ветерка. Красоту и величие этого прекрасного момента трудно передать словами. У Тьорла аж перехватило дыхание от всего этого великолепия.

- Ты долго ждёшь, любимый?

- Тебя я могу ждать вечно, моя возлюбленная!

Он поцеловал Глиору в прекрасные мягкие, как шёлк, губы и страстно обнял. К Тьорлу возвращалось чувство, которое он так старался забыть. Чувство любви. Они были счастливы, радуясь каждому мгновению, проведённому вместе. Эльф, который был старше лет на сто, рассказывал истории и пел красивые старинные баллады, Глиора зачарованно слушала, иногда о чём-то спрашивая. Глядя в эти красивые зеленовато-карие глаза, привороженный длинноухий красавец понял, что окончательно и бесповоротно влюбился в это прекраснейшее создание, к которому так сильно привязался за короткий промежуток времени. Время бежало необычайно быстро, так как им не было скучно вместе, и влюблённые не заметили, как взошла бледная и огромная луна. Пришло время расставания. Нежно обняв девушку за талию, Тьорл тихо прошептал:

- Я надеюсь, что мы завтра встретимся. В то же время, на том же месте, моя любовь.

- До завтра, мой очаровательный принц эльфов!

Гражданин Эваллё был бесконечно счастлив и радовался этим вечером всему. Выражаясь более простым и понятным всему человечеству и не человечеству языком, был в тот незабываемый вечер на седьмом небе от счастья. Наконец таки вспомнил такое отличное чувство, как любовь. Забыв свою тоску, печаль и совсем не нужную в такой прекрасной жизни грусть, счастливый Тьорл любил эту серую, однообразную и никчёмную жизнь. Везёт же нелюдям! Желаю читателю огромных успехов на любовном поприще!


^ Глава 10, открывающая все карты

Тьорл Эваллё не заметил, как быстро пролетело время, и настала пора выпускного экзамена. А произошло это из-за того, что счастливые и влюблённые времени не замечают. Перед экзаменом усердный эльф проштудировал все конспекты и книги, которые только были в славной Академии. Хотел получить диплом и отличный аттестат. Но пожелать удачи быстроногому эльфу было не кому, Глиора была занята своими делами, то есть также сдавала экзамен, но по другому предмету. Если память не изменяет, то по магии воды. Огорчаться по этому поводу было некогда, приходилось учиться, учиться и раз учиться. И вот настал последний день перед одним из важнейших экзаменов. Тьорл вышел во внутренний дворик и увидал там Сергио Жуккофа, лидера местной группы рифмоплётов под смешным названием «Ноги в руки». Этот малограмотный, но самоуверенный толстячок читал одно из своих бездарных произведений и сам же смеялся над своими плоскими и тупыми до ужаса шутками. Эльф лишь с глубоким презрением посмотрел на общающихся графоманов и, решив остаться наедине со своей совестью, нашёл безлюдное место. Но остаться одному ему так и не дали. Прибежала радостная Глиора с растрёпанными от быстрого бега прекрасными золотистыми волосами и радостно крикнула эльфу в красивое заострённое ухо:

Любимый! Я сдала этот ужасный экзамен по магии воды! Наконец то. Это значит, что скоро я буду придворным магом в каком-нибудь великолепном замке.

- Поздравляю, солнышко!

- Спасибки! Почему ты такой смурый?

Завтра экзамен по некромантии. И, наверное, мы больше никогда не увидимся. Разъедемся по разным концам света. Я надеюсь на одно, что ты меня не забудешь. Хотя это вряд ли осуществимо.

- Не печалься. Время лечит. Как в той пословице «Если очень хочешь кушать – ляг, поспи и пройдёт». Во мне навсегда останется чувство нежной дружеской симпатии. Ты всегда будешь желанным гостем в моём домике.

И, поцеловавшись на прощание, молодые (ну кто как) влюблённые разошлись по местам своего обитания. Вечерело, опускалось уставшее солнце. В окнах Академии зажглись огоньки. Эльф знал, что бесполезно учить что-либо в последний момент, и поэтому благоразумно спать. Ему снились жуткие некромантские ритуалы, различные способы пытки живых существ, улыбающаяся Глиора и многое другое.

На следующее утро выспавшийся и отдохнувший Тьорл вышел в очередной раз во внутренний дворик, подметённые прилежными дворниками, которые честно отрабатывали свою зарплату, где и должен был проходить последний экзамен. Решающий экзамен. что можно уже было сделано. Осталось только сдать этот проклятый экзамен и радоваться жизни.

Испытание проходило при присутствии большого количества людей и нелюдей в роли зрителей, а также всех деканов и ректора доблестной Академии. И испытывался сегодня только один. «Тьорл Эваллё», - громко произнёс толстячок-ректор.

Тёмный эльф вышел на середину небольшой площади и экзамен начался. Он должен был ответить на купу дурацких вопросов, сотворить пару заклятий низшего уровня и пройти тест на владение некромантией в иллюзии, неотличимой от настоящего мира. Вопросы не особенно волновали начитанного и образованного Тьорла, его больше волновал ненавистный тест. Заклятия низшего уровня творились тоже без особых проблем, не смотря на то, что они были враждебными страшной и кошмарной некромантии. Сотворив все необходимые спеллы (выражаясь более простым и понятным языком - заклинания) и удовлетворённо вздохнув, эльф приготовился к последнему, самому тяжёлому и опасному приключению. К этому проклятущему тесту на выживание. Ректор посмотрел на эльфа и тихо произнёс: «Готовься, Тьорл Эваллё!» Все деканы стали в круг, умножая общие силы во много раз, и начали творить одно из величайших заклятий (после воскрешения, умертвления и левитации). Тёмный непроизвольно напрягся, готовясь отстаивать звание некроманта. В голове заплясали весёлые огоньки, и сознание начало переноситься в какое-то другое место. В последний момент потерявший ориентацию Тьорл услышал странную фразу, которую не смог понять: «Стойте! Это же не честно! Это нарушение правил!»

Вы, наверное, давно хотите спросить, что же делает глуповатый и отвратительный гоблин со странным именем Лро? Он по-прежнему сидит в замке, кушает всякие вкусности и радуется жизни. Заслужил ли Лро такую радость? Не мне решать. Но так как с ним ничего интересного не происходит, а описывать одно и то же по-разному я не очень то желаю (не люблю повторяться), то мы покинем его на довольно продолжительное время и вернёмся опять к симпатичному тёмному эльфу с красивым зелёным ирокезом на голове и оригинальными идеями в голове.

Очнулся он на каком-то очень живописном побережье с незабываемыми белеющими черепами неизвестных животных. Немного поблуждав среди костяков и налюбовавшись лазурным чистым морем, о котором так часто слагают песни и которое каждый день изображают на холсте талантливые художники, Тьорл набрёл на маленькую рыбацкую хижину с прогнившей соломенной крышей, в окне которой светился маленький неяркий огонёк. «Кто из разумных существ может жить в такой разваливающейся лачуге?» – подумал, почесав голову, умный эльф. Оказывается, что кто-то мог. Когда тёмный эльф, пнув тяжёлую покосившуюся дверь ботинком, вошёл в маленькую и загаженную комнатёнку, то его чуть не вырвало на идеально грязный пол. А также в домишке стояла невыносимая никакими органами вонь, от которой очень кружилась голова и хотелось поскорее выйти на свежий и чистый воздух. На старой и трухлявой кровати валялся неопознанный субъект, а точнее немолодой человек, возраст которого было нелегко определить из-за огромного слоя грязи, покрывающей тело с головы до ног. Услышав лёгкие шаги лесного жителя, житель развалюхи спросил сонным голосом: «Ну, кого там Тьма несёт?»

«Всё как по-настоящему», - подумал тёмный маг эльфийской национальности. И, откашлявшись, решил познакомиться с хозяином данного строения.

- Приветствую господина сей хижины. Я хотел бы…

- Да все вы хотите одного и того же!

- Извините…

- Извиняю, - хмуро и напряжённо произнёс человек, не желая вступать в какой бы то ни было контакт с молодым и неопытным эльфом.

- Я хотел бы переночевать у вас, если вы не против…

- Не против. Спи сколько влезет, но чтоб к утру духу твоего здесь не было!

Эльф не знал, как расценивать это едкое высказывание, но, в конце концов, решил не ссориться с вспыльчивым и ироничным мужиком. Поев немного пищи из мешка, сотворённого специально для него посредством магии, и помолившись Некрону, местному богу анархии, которого так почитали и любили тёмные и озлобленные эльфы (также их привыкли называть эльфами Зимы, Осени, Тьмы или Ночи), закрыл свои необыкновенные и изумительные глаза цвета зелёненькой молодой травы.

Проснулся Тьорл от острого ощущения, которое предвещало неприятности. Попытался пошевелить хрупкими изящными руками, но они были связаны. Бедное сердце было готово вырваться из беспощадно стиснувшей его груди. «Как всегда! Влип по кончики моих ушей!» Но на этом «приятные» сюрпризы не закончились. Эльф увидел старика с ножом в руке, который приближался к нему с явно нехорошими намерениями. И тут эльфу по имени и фамилии Тьорл Эваллё соответственно впервые в жизни стало очень и очень страшно. Никого не было рядом, чтобы спасти его из сложившейся крайне плохо ситуации. А старик приближался и приближался. Наверное, наш подопечный так бы и скончался в заброшенной и противной хижине от колющих и режущих ран, но всевидящая судьба распорядилась по-своему. Она вообще любила поиздеваться над несчастным и печальным длинноухом, кидая из огня во всякие полымя, а после вытаскивая в самый последний момент. Короче, повезло ему и в этот раз. Какая-то маленькая, но достаточно быстрая штука влетела в стенной проём, именуемый обычно окном, и ударила мужику в висок. Житель проклятущей хижинки, не ожидающий такой подставы, громко охнул и упал ничком на пол. Тьорл, побарахтавшись несколько минут на грязном полу, развязал свои путы и пристально осматривал спасшую его вещицу. Это был кусок немного расплавленной монетки, причём монетка была очень знакома. Точно такую же эльф подкидывал, решая куда пойти. Кажется, он был не один. И точно такая же монетка улетела в неизвестном направлении от могучего голоса великого Мэнлина Мэрсона («Откудова я знаю такое странное имя?» – задался вопросом любознательный эльф, но не найдя ответа решил оставить все вопросы на более подходящее время). Выйдя на порог уже осточертевшей хижины, Тьорл увидел красочный восход солнца, и настроение резко улучшилось. На некоторое время он даже забыл про то, что этот мир нереален и существует только в его воображении. Да уж. Красота – страшная сила! Вот только что она сможет спасти, если она только и делает, что требует жертв? К сожалению, времени, чтобы как следует пораскинуть остатками мозгов, у тёмного мага-недоучки было не так уж много. Пора было выяснять, что же требуется сделать в этом противном задании. Но чем сильнее маг, тем он слабее. Это, конечно, парадокс, но от этого ничего не измениться. Пришлось дезориентированному Тьорлу идти в наиболее привлекательном направлении. Через небольшой промежуток времени наш быстроногий и никогда не устающий эльф пришёл в обыкновенный город. На местном пропускном пункте его встретили стражи порядка с милыми лицами, озарёнными искренней и доброжелательной улыбкой.

- Приветствую вас, стражи!

- Привет и тебе, путничек.

- Извольте пропустить меня в этот замечательный город.

- Непременно, любезнейший! Вот только вход в город не бесплатный. Сделано это для того, чтобы всякие не шлялись.

С превеликим сожалением уставший за продолжительный день эльф по имени Тьорл достал из кошелька оставшиеся монеты и отдал их стражам, которые в тот же момент скрылись в ближайшем кабаке. Нужно было с чего-то начинать поиск задания. Тест по профессии проходил в сотворённом великими магами мире и был сложен тем, что надо было самому догадаться какое у тебя задание. Если отгадывал не верно либо не выполнял задание, то карали достаточно сурово – учили, учили, да ничего не получили! Провал воспринимали как личное оскорбление. Поэтому догадываться необходимо было хорошо. Надо было походить по нереальному миру и поговорить с его обитателями, используя правило трёх «У»: убей, укради, уговори. В этом случае победа была практически обеспечена. Этим то и предстояло заняться нашему тёмному эльфу с такой подходящей профессией под названием «некромант».


^ Глава 11, рассказывающая про похождения одного скучающего эльфа

Решив немного отдохнуть от суеты и надоедливых милиционеров, которые проверяли паспорт за каждым углом, наш знакомый эльф с красивыми ушами зашёл в обыкновенный трактирчик под названием «Смерть буржуям». Буржуев и аристократов в заведении действительно не было. За низенькими и не очень чистыми круглыми столиками сидели в основном безденежные граждане с лицами, не обезображенными такой ненужной вещью, как интеллект. Впрочем, у Тьорла с материальным положением было не намного лучше. Достав из потайного кармана немного эльфийской валюты, тот заказал себе пива и еды, и присел за один из столиков. Пиво как обычно оказалось дрянным, да и еда оставляла желать лучшего, но после утомительного перехода вся эта гадость была не так уж и противна. Задумчиво пережёвывая странное блюдо, которое состояло непонятно из чего, и, запивая разбавленным до невозможности светлым пивом местного разлива, осторожный эльф даже не заметил, как за его столик присела симпатичная и хорошо одетая девушка. Но он уже привык не удивляться ничему. Разговаривать с незнакомым субъектом женского пола не очень то и хотелось, и Тьорл уже начал подумывать, как бы получше свалить. Девушка с прекрасными глазами цвета морской волны решила, что необходимо заговорить первой.

- Приветствую тебя, прекрасный эльф таинственных лесов.

- Привет и тебе, красавица.

- Один человек передал тебе свёрток, в котором содержались могущественные артефакты. Меня послали забрать у тебя этот свёрток и вознаградить тебя за службу.

- Хм. Ну, в общем, то никаких свёртков у меня нету…

- Тебе же давали совсем недавно этот свёрток!

- Какой такой свёрток?

- Ну свёрток, с артефактами!

- Что-то не припоминаю!

- Так был?

- Был да сплыл, - огорчённо вздохнул тёмный маг из древнего рода прекрасных эльфов и заказал одну кружку дрянного и тёплого пивка.

На симпатичном личике девушки отразилась гигантская работа мысли. Очевидно она думала о предстоящих действиях. Наконец, поразмыслив немного о сущности бытия и пораскинув мозгами, особа женского пола устало проговорила:

- Вот, блин, облом. Придётся искать этот дурацкий свёрток с какой-то фигнёй. Я прошу тебя сопровождать меня в нелёгком походе за приличное вознаграждение.

Отказаться от такого неплохого предложения немного обедневший эльф просто не мог. И, закинув на плечо свою потрёпанную в многочисленных походах за пивом торбу, бодро зашагал, стараясь не терять из виду пёструю юбку своей госпожи. Необходимо было вернуться на то противное место, где эльф потерял артефакты. Вот только была одна проблема. Тьорл плохо помнил все предыдущие происшествия, но, к счастью, Глэдис (так зовут симпатичную девушку) была сильным магом в ментальном плане и, поковырявшись немного в памяти (а точнее в склерозе) нашего друга, выяснила много интересного, правда, рассказывать что-либо из увиденного Тьорлу она почему то не хотела или не могла. Впрочем, ему знать много о своей жизни не хотелось, так как «меньше знаешь – лучше спишь». Идти до необходимого места было немало, и тёмными прохладными вечерами Тьорл развлекал свою спутницу весёлыми историями, которые приключались в его длиннющей и нескучной жизни, и старинными эльфийскими балладами о любви и преданности. Эльф, выбравший тяжкую стезю некроманства, попытался заговорить с Глэдис об отношениях, но, получив чёткий и немного резковатый отказ, прекратил всяческие попытки. И вот, наконец, спустя 2 недели несложного пути, путешественники добрались до злосчастного места и начали осматриваться. Никаких свёртков, сумок, торб в округе не валялось. Обыкновенные люди просто плюнули на поиски ненужных вещей и отправились дальше по своим делам. Но госпожа Глэдис была явно не из обыкновенных людишек и обладала большими познаниями в области магического искусства. Говоря простым языком: умела хорошо колдовать сложные заклятия. Когда ничего больше не оставалось, она решила попробовать одно из высших заклинаний, задачей которого было пробудить к жизни духов природы. Наскоро набросав октограмму, госпожа принялась читать наизусть вызубренное заклинание. Сказать по правде, для того чтобы творить какую-то магию слова не нужны, но со стороны интересней посмотреть не на бессловесный ритуал, а именно на то, как впавший в лёгкий транс маг что-то бурчит себе под нос, взывая к мощи великих стихий. Так вот, Глэдис стояла на небольшом, как бы стёртом ветрами и ливнями, холме и, бубня под нос какую-то околесицу на старинном мёртвом наречии эльфийского боевого волшебства, творила вездесующую (или вездесущую?) и могущественную магию вызова. Скучающий эльф ковырял носком поношенного ботинка твёрдую как камень землю и думал о будущем. Не о нескольких днях, а о жизни вообще. Картина этой самой жизни была не очень приятная и временами довольно таки грустная, но, глядя на тёмное прошлое и мутное настоящее, новообученный некромант верил всей своей тёмной душой в светлое и прекрасное будущее, так как являлся «оптимистом по жизни», не смотря на довольно мрачный эпитет «тёмный», который обычно вместе с названием расы. Как все неординарные личности представитель расы долгожителей отличался эксцентричностью и инфантильностью, а также часто противоречил самому себе, обижаясь на справедливые и точные замечания по этому поводу. Глэдис продолжала творить волшбу, взывая к духам различных стихий. Через некоторое время что-то стало получаться, и миловидная девушка стала задавать интересующие вопросы местным духам земли, воды и прочих стихий. Заклинание было трудно поддерживать, много сил уходило на разговор с упрямыми и немного озлобленными элементалями, но тут на помощь пришёл галантный и услужливый Тьорл, который отдал большую часть своих спутнице. Сразу стало легче разговаривать с духами природы.

- Хранители! Пробудитесь ото сна! – призывала к пробуждению магиня.

- Что тебе надобно? – отвечали разъярённые таким резким пробуждением хранители всего мира.

- Недавно двое путников проходили и несли могущественные артефакты архиважного значения. Вы должны были запомнить дальнейший путь этих вещичек.

- Свёрток с артефактами находится в проклятом замке где-то на севере этой страны.

- Спасибо вам, Хранители! Покойтесь с миром.

Через несколько долгих мгновений Глэдис пробудилась от лёгкого транса и пересказала ожидающему Тьорлу лаконичный разговор с духами. После ударом средней силы в выпирающую челюсть объяснила эльфу, что он должен сопровождать леди до этого самого замка. Тот не смог отмазаться, хотя и красноречия ему было не занимать. Как говориться, «девушкам не отказывают». Им было необходимо уйти подальше от этого места. Хранители стихий были в ярости. Скоро в здесь заведутся премилые зверушки, встреча с которыми означала быструю, но очень мучительную смерть.

* * *

В то же время наш низкорослый и зеленоватый друг Лро мирно жил и питался в своей новой обители. Но не ел, для того чтобы жить, а скорее жил, для того чтобы есть. С едой проблем не было, кто-то поставлял пищу для гоблина каждый день. Единственной неприятностью было то, что выходить из замка было нельзя. Но с этим пришлось вначале смириться, а после сытый и довольный Лро забыл про желание прогуляться куда бы то ни было. Жил и ел в своё удовольствие. В одно прекрасное и солнечное утро гоблин проснулся и увидел на старинном столике в спальне какой-то свёрток небольшого размера и неизвестного содержания. Как следует подумав, болотный житель решил взять этот неизвестно откуда взявшийся свёрток и рассмотреть. Но не успел совершить задуманное. В дверь ворвался странный человек, закутанный в потёртый чёрный плащ до пят, и, схватив тот самый свёрток, о котором размышлял почтенный гоблин, скрылся в неизвестном направлении. Ожиревший от обильной пищи и вкусного высококалорийного пива Лро так и не смог догнать воришку, и, обидевшись на весь несправедливый мир, зарылся в одеяла и забылся тяжёлым и тревожным сном.


^ Глава 12, путешествия продолжаются


Над холодной и тоскливой землёй поднималось радостное и доброе солнце, дарившее свет всем без исключения, не отдавая предпочтения никому. Наставал тёплый и долгий день. Очередной день прекрасного и малонаселённого мира под странным названием Этеил. Ленивый эльф хотел было понежиться на мягенькой травке под ласковыми лучами майского солнца, но жестокий и коварный удар по прелестным ушам заставил его подняться и недовольным голосом обиженного ребёнка спросить:

- А куда мы собственно торопимся? Я не выспался на жёсткой и сырой земле и хотел бы поваляться на травке, раздумывая о насущном!

Но, получив очередной подзатыльник, заткнулся и молчаливо начал собирать немногочисленные пожитки. Когда было собрано и упаковано, два солдата удачи двинулись в дальнейший путь. Пройти предстояло немало, но наши знакомые привыкли к бесконечным походам (в особенности за пивом и закуской). Короче говоря, дорога была не из самых лёгких. Солнце парило в вышине и дарило свои нежные и заботливые лучи всему живому. Разноцветные, разнообразные и разнокалиберные птицы хриплыми голосками пели свои прекрасные песенки. Зелёные кроны деревьев тихо колыхались под дуновением озорного ветерка. Лесные жители радовались всему этому великолепию, а в перерывах между приступами эйфории кушали других лесных жителей. Тёмный эльф в порванном плаще ковылял по грязной дороге, то и дело проваливаясь по колено в зыбкую грязь. Настроение было не из лучших, через некоторое время несчастный остроухий чародей начал проклинать место, время и дату рождения. К превеликой радости обоих (а может быть и обеих) приключенцев невдалеке замаячило что-то похожее на маленькую деревушку или, как выразились бы особо одарённые личности «посёлок городского типа». Подойдя поближе, Тьорл понял, что они не ошиблись. На их пути был действительно грязный и неубранный посёлок. Приятного в этом было не особо много, но озябшие и уставшие путники были рады посетить этот мерзкий городишко-деревушку. Пройдя через городские ворота и пообщавшись с местными стражами порядка, Тьорл и Глэдис пожелали посетить какую-нибудь местную гостиницу с тремя или четырьмя звёздочками. К сожалению, спросить было особо некого – все улицы будто вымерли. Было тихо, как в танке после взрыва. Гостиницу пришлось поискать самим. Наконец, после часового поиска, справедливость восторжествовала, и двери кабака под актуальным названием «Мёртвый анархист» гостеприимно открылись перед измученными путниками. Несмотря на довольно таки убогий внешний вид, внутри было чисто и опрятно, на стенках, исписанных охранными древними рунами забытого и проклятого всеми известными богами народа, неярко светили магические светильники, по наличию которых можно было судить о достатке сего заведения. За практически чистыми столами сидели более-менее чистые и аккуратные люди. Видимо в «Мёртвом анархисте» собирались ремесленники, мелкие торговцы и умелые воришки, то есть те люди, у которых в кармане водились денежки, которые так любили бармены и трактирщики. Тьорл был «на мели» (в денежном плане), но добрая и щедрая Глэдис достала несколько полновесных золотых и, кинув деньги на стойку бара, заказала еды и свежего пива. После, элегантно развернувшись, села за ближайший стол, на котором лежала чистая скатерть и стояла маленькая искусная вазочка с живыми цветами. Да уж, в этом кабаке было на удивление приятно и уютно. Впервые за время похода тёмный эльф, который по профессии был магом, смог позволить себе расслабиться по полной и просто посидеть, попивая пивко отменного качества и с аппетитом пережёвывая что-то съедобное. Глаза слипались с неимоверной силой, и Тьорл решил как следует выспаться перед продолжением крестового похода. Тяжёлая голова легла на мягкую подушку, но сон не хотел приходить. Эльф лениво чесал свой зелёный и слегка помятый ирокез и раздумывал обо всём на свете и в то же время ни о чём. Ну, например, как засунуть слона в шкаф, как долететь до солнца, почему у людей так мало мозгов и так много мышц и так далее. Говоря понятным и простым эльфийским языком, в его умную голову с двумя острыми и длинными ушами по бокам лезли всякие дурацкие вопросы, но для него было удовольствием давать на них ответы и смеяться над самим собой. За маленьким окошком светила полная кроваво-красная луна, на майском ночном небе не было ни одного облачка. Ночь выдалась прекрасная. В такую приятно посидеть с возлюбленной в обнимку где-нибудь на невысоком холме и поглядеть на далёкие и прекрасные звёзды, помечтать о чём-нибудь приятном. Вот только в голову почтенного эльфа закралась одна неприятнейшая мысль. Он резко вспомнил, что весь этот мир лишь иллюзия, созданная мастерами магии. Из-за недавних событий наш Тьорл позабыл, где находится. И вот, память вернулась, огорчая обрадовавшегося было тёмного эльфа. Но же «Лучше горькая правда, чем сладкая ложь», как сказал бы какой-нибудь умник. Необходимо было как можно быстрее выполнить это треклятое задание и, получив звание мага, найти себе какое-нибудь интересное и оплачиваемое занятие.

«Так, - сказал себе будущий некромант. – Глэдис лишь проводница, которая поможет мне выполнить задание. А задание состоит в том, чтобы найти эти потерянные артефакты и отдать моей спутнице. Свёрток с могущественными предметами с повышенными магическими свойствами находиться в близлежащем замке, населённом всякими злобными монстрами и прочими нелюдями. Моя задача состоит в том, чтобы порубать с помощью высшей некромантии нечеловеков, мечами или другими подручными средствами – людей и человекообразных, и завладеть этими самыми дайсами. Ничего сложного». Но разум равно не верил, что этот прекрасный мир нереален, было по настоящему, а может даже и лучше, чем в противной и нудной реальности. Но идти в замок за дайсами было всё-таки необходимо. Серые дни пролетали мимо путешественников со скоростью света, запасы воды и пищи они пополняли в часто попадающихся на неблизком пути деревушках. Шли молча, бездна какого-то непонимания пролегла между очаровательной и холодной Глэдис и не менее очаровательным и эмоциональным эльфом по имени Тьорл. Маг попытался поговорить на эту тему, но, как и в прошлый раз, получил отрицательный ответ в форме удара по тренированной челюсти. После этого краткого, но содержательного разговора, болтать о бы то ни было с данной особой женского пола наш многоуважаемый эльф не желал, а она, в свою очередь, даже и не смотрела на него, изредка подавая односложные приказы, выполнять которые следовало немедленно. Эваллё честно отрабатывал свои деньги, собирал дровишки для костра, пинал мелких монстриков и лесных жителей, которые от тепла и обилия пищи совсем озверели. Было скучно, серо и однообразно. В свободное от службы время наш эльф смотрел своими расчудесными глазами на бескрайнее небо, радуясь жизни и красоте. Так и происходило путешествие, которое некоторые поименуют «Крестовый поход или Квест одного тёмного эльфа с непонятной причёской на изящной голове». Вы скажите, что это уныло, скучно, однообразно и вообще надуманно. Все походы так и происходят, в них нет той прелести, которую обычно описывают великие писатели. Поход – серьёзное дело с жёсткой дисциплиной, и если кто-то описал его как радостное и весёлое приключение с «хиппи эндом», то национальный флаг ему в руки. Короче, чтобы понять, что такое настоящий поход, надо собрать самое необходимое (еда, питьё, средства первой помощи, запасную одежду и много различных вещей первой надобности) и, задавшись целью, преодолеть расстояние в 200-300 километров с максимальной скоростью. Одним словом – дело не простое. Тут надо грамотно рассчитывать количество пищи, воды и медикаментов, а также свои силы, которые отнюдь не безграничны. Так что нашим приятелю и приятельнице приходилось не очень сладко, а если учитывать слякоть на дорогах так вообще…Вы, хорошенько подумав, же возразите: «В книге же написано!» На заборе тоже написано, мой дорогой читатель. Так что думай сам, так как окромя тебя некому вбить в твою голову что-либо нужное и полезное. И вообще, мой тебе совет – почаще думай и размышляй над всем, что происходит вокруг тебя и мир станет проще и понятней. И вот спутникам на дороге попалось сельское кладбище обычного типа. Но гражданин Тьорл сразу почувствовал что-то неладное. Ощущение было настолько противным, что эльф решился проверить состояние кладбища и наличие неживых форм жизни. Заклятье плелось довольно таки хорошо, несмотря на наличие дневного света и Глэдис, которой очень не хотела задерживаться на обыкновенном кладбище обыкновенного села. Заклинание некромантского видения, знакомое любому уважающему себя магу, начало действовать, и картина, представшая перед глазами эльфа-некроманта, была довольно таки ошеломляющей. Под неприметным кладбищем рождался Страх, имя которого боятся произносить даже при ярком солнечном свете во избежание проклятий и ужасов. Просыпался древний Ужас, беспощадный и могучий, несущий погибель всему живому. Внезапный приступ паники подкосил колени бесстрашного эльфа, но времени для страха не было. И, достав из потрёпанной дорожной сумки все необходимые магические реагенты, маг Тьмы начал колдовать, помогая себе словесно и размахивая руками. Необходимо было затушить то подобие жизни, которое жило под сельским старым кладбищем, до того, как оно доберётся до мирных жителей и отнимет не только жизнь, но и практически бессмертную душу. И, забыв про на свете, отрешившись на некоторое время от всего и самого себя в том числе, Тьорл Эваллё, некромант-недоучка, эльф-подросток, начал плести заклинание, от которого зависели жизни сотен, а может и тысяч простых людей, а также животных, птиц и многих других живых существ. Права на ошибку и него не было, и быть не могло. К счастью, шло пока что почти что идеально, ректоры и деканы славной Академии Боевого Колдовства могли гордиться своим учеником. Читая магические формулы и делая пассы руками, уставший от приключений молодой и оптимистический эльф прокручивал варианты дальнейших действий и вспоминал необходимые для такого могущественного заклинания вещи. Но вдруг что-то пошло не так. Вокруг ничего не изменилось, но Тьорл почувствовал каким-то шестым чувством надвигающуюся беду. Но сделать ничего не мог, необходимо было доплести заклятье, в противном случае колдуна-самоучку могло разорвать на мелкие кусочки и разнести магическими ветрами по разным частям света. Такие случаи в магической практике людей и эльфов уже были, и нашему эльфийскому герою очень уж не хотелось стать героем одного из таких случаев. Выбора у него не было, Эваллё не мог даже ничего сказать застывшей в напряжении спутнице. Заклинание трещало по всем швам и сцепкам. Голова мага раскалывалась, мышцы ныли от гигантского напряжения, сердце учащённо билось, стараясь вырваться из тесного и замкнутого пространства грудной клетки. закончилось внезапно, так же как и началось. Заклинание закончилось и ушло в никуда, цель достигнута не была. Что-то очень неприятное и страшное случилось. А что именно, сказать неграмотный некромант не мог, у него отказало магическое осязание. Было очень тихо, не шелестел листьями ветер, не было слышно ничего. И это неблагоприятно воздействовало на неокрепшую психику бедного эльфа. Он стоял на коленях возле свежей могилы и сосредоточенно смотрел в майское, чистое небо. Мысли его блуждали непонятно где, во взгляде не было осмысленности. Со стороны это выглядело довольно странно, и обеспокоенная Глэдис подошла и положила мягкую и тёплую ладошку на ледяной лоб отрешённого эльфийского подростка. это продолжалось несколько секунд, но участникам этой сцены показалось бесконечностью. И тут началось! Под землёй как будто что-то взорвалось, в воздух взлетели огромные комья земли, безоблачное небо внезапно закрыл чёрный и светонепроницаемый туман. Дико и устрашающе завыл ветер, поднимая пыль. Оглохший от всего этого представления и испуганный неожиданностью, бедный эльф увидел, как этот самый Страх поднимается из-под кладбища, открывая врата в другой мир. Побывать под другими звёздами, солнцем и небо было мечтой Тьорла, но в этот момент он был готов отказаться от своей мечты ради скучной, но безопасной реальности. Только вот от некроманта эльфийской расы ничего не зависело и зависеть не могло. Портал был открыт, да и безымянный Ужас покидал своё убежище. Необходимо было срочно что-то сделать. Мысли лихорадочно скакали в голове, но ответа на вопрос не было. Из-за халатности и безалаберности одного эльфа погибнут ни в не повинные люди. И тут эльф, как настоящий мужчина, принял решение достойное величайших людей. Простой тёмный эльф из Вечного Леса выбравший путь некроманта решил пожертвовать собой ради спасения людей и, вскрыв костяным ножом, купленным на распродаже, тонкие синеватые вены, начал творить спелл, черпая силы в своей крови. Как известно всем образованным людям, магия крови является одной из самых могущественных, особенно если кровь принадлежит фактически бессмертному представителю эльфийской расы. Цена заклинаний этой магии очень высока, но результат превосходит все ожидания. Есть правда один большой минус – с помощью магии крови можно только разрушать, созидать с помощью невозможно. И – если не следить за количеством потерянной крови, то можно запросто умереть от потери этой драгоценной жидкости. Кровь лилась из разрезанных вен, и новые силы вливались в истерзанное усталостью тело несчастного Тьорла. И в этот же миг из открытого портала ринулась нечисть из другого мира. Жить в одном мире с такими милыми зверушками вряд ли кто-то захотел бы. Оторваться от плетения заклятья маг не мог, Глэдис немного нахмурилась и стала похожа на рассерженную кошечку. Делать было нечего и она, взяв в руки короткий меч и сотворив пару быстрых, но полезных заклинаний, ринулась в неравный бой с нечистью. Боковым зрением длинноухий тёмный маг заметил дерущуюся девушку и невольно восхитился мастерству и грациозности своей спутницы, которая билась как прирождённый воин. Заклинание продолжало сотворятся, и плоть мага-эльфа начала умирать, превращаясь в бестелесную энергию, способную лишь убивать жизнь. Свет перед чистыми и красивыми глазами заклинателя померк. Душа оставляла умирающее тело, летела куда-то далеко. Последняя мысль пришла из ниоткуда и сгинула в никуда. «Слава великому и милостивому Богу, закончилось», - подумал он, но был не прав. только начиналось. Глэдис с удивлением посмотрела на рухнувшего без сознания эльфа-спутника. Что-то пошло очень не так. Обидно. А ведь это заварилось из-за него. Всыпать бы ему после того, как очнётся. Но сначала надо забить прущую, как гномы на бесплатную выпивку, нечисть и закрыть мерцающий различными цветами радуги портал в другой мир, а может даже и измерение. Неизвестно, куда открылась дорога. Но ей не очень хотелось это знать. Свистел в утомившихся руках сверкающий зачарованный меч, разрубая чужую плоть из другого мира. Волна жуткой ненависти окатила служанку могущественных сил, воинственную и прекрасную наёмницу, мысли стали гаснуть, силы покидали тело под напором ненависти, которая являлась в каком-то смысле даже магией, причём могучей и действенной. Меч реже и реже взмывал в воздух, однако, каждый удар был для воинственных представителей смертельным. Выпад, ложный удар, разворот, нырок под загребущую атакующую лапу, удар в незащищённое горло. одна скалящаяся голова упала, постукивая куском сломанного позвоночника по мелким камушкам и надгробным плитам сельского кладбища, на котором в данный момент творилось что-то ужасное и необъяснимое с точки зрения банальной логики. Враги, не похожие ни на одно знакомое существо и тем более друг на друга, умирали безмолвно, как будто не чувствовали боли. Численность монстров уменьшалась с каждым взмахом блистательного смертоносного клинка, бьющего без промаха. Но силы воительницы были на исходе. Жутко болело горло, врывающийся в лёгкие воздух обжигал, будто раскалённая лава или замороженный азот. Скоро, очень скоро от физических сил ничего не останется, и тогда эти странные разнообразные уродцы разорвут забавную и милую Глэдис на маленькие, хорошо прожариваемые кусочки. Девушка злобно зарычала и пару раз использовала ненормативную лексику, отгоняя прочь мрачные и безрадостные мысли. Битва продолжалась, нечисть пёрла из открытого портала, выхода не было. Тьорл Эваллё не просто лежал бездыханным телом на земле, смотря широко раскрытыми прекрасными глазами в небо («когда он успел перевернуться?» - подумала Глэдис, но тут же ей пришлось сконцентрироваться на поединке с многочисленными противниками). Вернее, лежало его бренное тело, а душа летела куда-то по идеально чёрному туннелю. Полёт казался бесконечным, и эльф подумал о том, что он никогда не закончится. Так и будет лететь в тишине и пустоте, а рядом будет пролетать бесконечность. Но задумавшаяся душа увидела впереди что-то блестящее, жёлтое, успокаивающееся. Это был свет, обозначавший конец туннеля. «Всё-таки не врали про смерть», - подумал тёмный маг с широким и ярким, но слегка растрёпанным ирокезом на полу лысой голове. И тут туннель закончился.


^ Часть 2 «Чёрти что, чёрти где, чёрти когда, чёрти зачем»





оставить комментарий
страница3/6
Дата30.10.2011
Размер1,13 Mb.
ТипРассказ, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх