Рассказ про двух безбашенных друзей и их неимоверные подвиги. Посвящается тупым приколистам Эту смешную историю рассказал мне один знакомый за рюмкой крепкого чая. icon

Рассказ про двух безбашенных друзей и их неимоверные подвиги. Посвящается тупым приколистам Эту смешную историю рассказал мне один знакомый за рюмкой крепкого чая.


Загрузка...
страницы: 1   2   3   4   5   6
вернуться в начало
скачать
Глава 5, в которой повествуется о нелёгкой жизни, о злых разбойниках и о многом другом


На следующий день закончился продолжительный отдых, и начались тяжёлые трудовые будни. Новичкам выдали практически не поношенные кольчуги, немного стоптанные сапоги и слегка проржавевшие мечи. На привале делать было особо нечего, и зеленоирокезый тёмный эльф решил подумать, присев на небольшой покрытый зелёненьким мхом камушек. Это занимательное дело ему понравилось, он решил раз подумать. Но вскоре ему пришлось оторваться от такого приятного и познавательного дела. Послышалась брань, и из-за кустов появились разбойники, лица у которых напоминали лица малолетних олигофренов. В общем, тупые лица были у вышеописанных работников ножа и топора. Вперёд вышел вожак (это было видно по огромному росту и объёмному животу) с огромным двуручным мечом и, для важности откашлявшись, произнёс лаконичную, но очень содержательную речь:

- Ну, типа, Бивис, зацени.

Кто такой Бивис не знал никто, но это было любимое выражение главы банды. Если бы кто-то попытался спрашивать его о прошлом, то узнал бы не мало интересного. Открою вам по секрету. Был у него ближайший друг, по имени, как не трудно догадаться, Бивис. Но с ним случилась маленькая неприятность. Он любил негров и за это поплатился. Да будет бочка с кислотой ему пухом, а напалмовый дождь прахом! Но Буттхеад не смог забыть любимейшего приятеля и постоянно вспоминал о с любовь и теплотой. Главарь, произнеся такое мудрое изречение, продолжал свою заранее заученную речь.

- Руки за голову, лечь на пол, лежать и боятся.

От неожиданности и панического страха наши знакомые залезли под одну из телег каравана и затаились, наблюдая за ходом битвы. Разбойники попытались что-то противопоставить превосходящим силам охранников, не ведая о печальной участи их предшественников, но нанести какой бы то ни было урон не смогли. Начальник охраны прыгнул без разбега на несколько метров и двинул ногой в пах ближайшему противнику. Несчастному противнику ничего не оставалось, как прохрипеть нецензурное выражение, схватиться за отбитый орган размножения и упасть на мягкую травку. Битва длилась приблизительно три минуты. Затем дружинники с почестями хоронили мёртвых и тяжелораненых врагов в твёрдой неподатливой земле. Закончив это неблагодарное дело (поблагодарить за такую великолепную работу было некому), все, увидев отсутствие новичков, стали разыскивать наших приятелей. Найдя их под купеческой телегой, все немерянно удивились и задали стандартный и (и довольно глупый) в таких ситуациях вопрос: «А вы тут делали?» Они не знали то, что эльфак был грамотным стрелочником и отмазчиком. «Моего друга оглушили ударом по голове, и я решил помочь ему».

На такой ответ люди иронично покачали головой, но ни к чему придраться не смогли. Гоблина устроили в телегу к легкораненым бойцам, которых было, правда, не особо много, так как охранники каравана дрались очень хорошо, получая при этом неплохую плату. Эльф же постоянно рядом с телегой, подбадривая унылого спутника. Жизнь возвращалась в привычное русло ничего неделания. Была одна вещь, которую не мог понять даже мудрый и образованный эльф. Почему у такого небольшого каравана такая большая охрана? Купец небольшое количество товаров низкого качества, а также маленькую, но очень тяжёлую партию кольчуг для местного сэконд хэнда. Для охраны такого малого количества товаров понадобилось от силы десять-пятнадцать человек со средним владением боевыми искусствами. Этот же караван охраняло, по меньшей мере, полторы сотни человек. Когда гоблин вечером у костра, доедая подгорелую кашу из жестяной и не очень вкусной миски, задал этот нескромный вопрос самому купцу, тот лишь махнул аристократической рукой и тихим голосом сказал: «Потому что так надо, мой маленький и зелёненький гоблин». «Ну, надо так надо!» - подумал высокоразвитый представитель зеленокожего народа, но же для себя решил выяснить, что же на самом деле твориться в этом на вид обыкновенном караване. Но выяснить что-то на счёт этого весьма интересного вопроса так и не удалось… Ничто не предвещало беды, шло как обычно. Лошади медленно тянули полупустые телеги, оставляя отпечатки копыт на размокшей от постоянных дождей земле, охранники тихо рассказывали друг другу плоские шутки и страшные истории, смеялись, пили припасённое качественное светлое пиво, купленное в каком-то большом городе, хвастались не только постельными, но и боевыми подвигами. Но тут наши друзья, да и не только они, почувствовали панический страх, взявшийся ниоткуда, но не исчезавший. Боятся было вроде бы нечего, но чувство страха не давало думать, приковывало к себе все мысли. Внезапно над головой уставшего за напряжённый день каравана сгустились тяжёлые чёрные тучи, похожие на густую смолу, и дорогу бедным и голодным охранникам преградили довольно таки странные субъекты, а точнее ожившие костяки с проржавевшими мечами и прогнившими мозгами. Тьорл удивился их дисциплинированности и согласованности, отметив про себя, что такими умными скелетинами должен кто-то командовать. Некоторые из хорошо обученной дружины упали в обморок, некоторые бросились бежать, но большинство же остались на своих местах, готовясь к бою, который должен был стать последним боем в их непродолжительной жизни. Надо отдать должное командиру – он не растерялся даже в такой безвыходной ситуации и отдал приказ к наступлению. «В бой за веру и Спасителя!» – прогремел могучий голос. И солдаты слаженно двинулись на встречу грозному врагу. Битва нечисти и простых солдат началась. Несмотря на то, что мечи и остальные колюще-режущие предметы насилия были практически бесполезными в битве с ожившими трупами, которые были уже мертвы, караванщики, неся огромные потери, же начали побеждать в кровавой резне. Убитых людей было много, больше было убитых скелетов. Наёмники не зря ели свой хлеб, большинство из них побывали во множестве передряг. Смерть была для них обыкновенным словом, которое вызывало лишь лёгкую улыбку обветренных губ. Единственное, чего они боялись – потерять честь и навлечь на себя несмываемый позор. Ловко орудуя заранее припасёнными молотами, они теснили нежить. На шеях виднелись амулеты и талисманы. Тьорл со своими врождёнными магическими способностями сумел распознать заговорённые орудия убийства немалой магической силы. Бой почти завершился. Но стонов раненных слышно не было. Наёмники считали стоны и крики какой-то непристойностью. Ну, и по мелочам – Тьорла укусил какой-то не желающий умирать злобный мертвяк, Лро откусили пол уха, но эти потери не шли ни в какое сравнение с потерями трупов (прикольный каламбур, но события развивались именно так). На одного мёртвого охранника приходилось три-четыре мёртвых трупа, которые были мертвы окончательно. Внезапно товарищ Тьорл по фамилии Эваллё увидел купца, который лежал в кровавой луже, судя по всему его собственной, неподалёку от места битвы. Он подошёл к лежащему телу и увидел, что глава экспедиции, а точнее каравана, был жив. Услышав шаги, тот приподнял голову и тихо прохрипел: «Подойди поближе, новобранец!» И когда обалдевший и удивлённый эльф подошёл к умирающему, купец произнёс: «Сейчас я доверю тебе очень важную вещь. Ты должен будешь передать одному человеку, имя которого ты наверняка знаешь – это великий и могущественный маг Этеила, Бросс Даун. Если не знаешь, то спроси у первого прохожего, и тебе покажут путь». Караванщик отдал изумлённому эльфу небольшой свёрток неизвестного содержания, после чего умер. Наш горе-вояка эльфийского племени закрыл остекленевшие глаза своего недавнего начальника и аккуратно положил свёрток в дорожную сумку, которая к его великому удивлению никуда не делась во время битвы. «Из-за чего он мог умереть? – подумал эльф, опечалившись по поводу кончины предводителя. – Наверное, от старости. Или от хронической болезни, а может быть и от инфаркта миокарда. Ладно, есть очень интересный вопрос. Кто нам деньги отдаст за службу?» Не успев как следует подумать, житель лесов и лесополос увидел своего товарища по оружию, который кромсал необразованных и противных мертвяков. И решил, что следует делать ноги в руки и сматываться из этого очень неуютного места, в котором было полно мерзких и озлобленных на живое живых мертвецов, выражаясь проще «мёртвых живцов». Гоблин был согласен с длинноухим Тьорлом, так как эльф был на пару столетий старше и, следовательно, немного мудрее. В общем, очень не любимые судьбой друзья в очередной раз попали в переделку. С дикими воплями: «Насилуйте… тьфу, помогите, кто может!!!» горе-вояки бросились в ближайшие кусты, не обращая внимания на острые шипы растения. Мертвяки не стали их преследовать. Почему? элементарно, Ватсон! Гоблин не вкусный, а догнать легконогого эльфа достаточно сложно. Ноги вынесли их на какой-то пустырь, на котором ничего кроме каких-то сорняков не росло. Наконец они смогли перевести дух и, отдышавшись, принялись за любимое дело, то есть стали продумывать дальнейший план действий. Хочу сказать, что ни один из этих планов не осуществился. Не везёт им. Вернёмся же к двум скучающим балбесам. Кинув монетку, приятели решили, что неплохо было бы повидать этого самого крутого волшебника со странным именем, и отправились на его поиски. Приключение обещало быть захватывающим.


^ Глава 6, в которой приключенцы радуются жизни, участвуют в мистических событиях и в очередной раз попадают в переплёт


Возможно, приключение и было бы захватывающим, если бы кто-то из неординарных приятелей знал, что делать, кому верить и, наконец, кто виноват. Но, к величайшему сожалению, никто из этих обдарённых личностей (может, одарённых? Или обделённых? Бог его знает. Зато эти невезучие представители нечеловеческих рас были очень прикольными, а это главное!) даже не предполагал, что требуется делать дальше. Утомившиеся друзья сидели около маленького и изрядно воняющего ручейка в поредевшей от антропогенной деятельности лесополосе. Мрачный и задумчивый эльф пытался очистить свою некогда великолепную одёжку от кровавых пятен. Гоблин жевал какую-то зверушку не очень съедобную на вид. Впрочем, это его нисколько не смущало. Тьорл, взглянув с отвращением на объект поглощения, брезгливо отвернулся, но через некоторое время тихо спросил у чавкающего Лро:

- Гоблин! Слышь! У тебя есть немного более-менее съедобной пищи?

- Ну, есть!

- Поделись с умирающим от голода несчастным эльфом и тебе воздастся!

Вытащенная из сумки тушка неизвестного существа была скорее менее съедобна, чем более, но пищи, окромя этой гадкой и дохлой животины с слегка подгнившими конечностями, не было. Поборов жестокое отвращение бедный эльф стал запихивать в свой ротик этот мерзкий трупик. Тьорл приготовился бороться с разбушевавшимся желудком, но никакого бунта не последовало. Наоборот, мерзкая посиневшая тушка, напомнившая эльфу курочку в соусе, показалась обитателю прекрасных лесов самым изысканным блюдом. С превеликим удовольствием проглотив последний кусочек, он тяжко вздохнул, мечтая о добавке. Но добавки – увы! – не было.

Уставший от паршивой жизни и неприятностей эльф вытащил из объёмного кармана маленькую монетку с непонятными письменами и сказал отрешённому гоблину:

- Я кидаю монетку. Если выпадет смешной двуглавый орёл, мутировавший от изрядного количества радиации, – пойдём к этому магу, ну со смешным именем который, если решка – пойдём к твоей бабусе на пикничок, на ребро станет – грабим банк, в воздухе зависнет – пинаем вредного и злобного дракона.

На сие чёткое и ясное высказывание низкорослый зеленопузый Лро ответил ленивым кивков лысой головы. Изящный и безумно красивый Перворожденный (так себя именовали гордые эльфы, хотя и не могли доказать этот весьма сомнительный факт) подкинул блестящую монетку в воздух и тут случилось кое-что непредвиденное. Послышался ужасающий и потрясающий до глубины души крик, от которого подброшенная мрачноватым эльфом монетка, развив 1/5 скорости света, пронзила ближайшее ни в не повинное деревцо и улетела в неизвестном направлении. Друзья, окончательно обалдевшие от такого положения дел, же услышали в этом отчаянном крике что-то очень знакомое и предвещающее интересные, но неприятные события. И они, к бескрайнему огорчению уставших путников, не ошиблись. Из-за ближайших кустов великолепной безалкалоидной конопли (в конопле обыкновенной содержаться алкалоиды, которые и воздействуют на неокрепший разум некоторых не очень развитых субъектов) в дикой панике выбежал кто-то необычайно знакомый. В пришельце безгранично удивлённые друзья узнали недавнего знакомца Мэнлина Мэрсона, размалёванного сатанистскими и прочими милыми символами, которые были преданы анафеме церковью, одетого в короткие штаны и не менее короткую курточку из натуральной кожи молодого дермантина! Ругнувшись пару раз высоким эльфийским слогом, Тьорл понял, что в ближайшее время они непременно попадут в какой-либо переплёт. Мэрсон тоже был рад видеть старых знакомых. Но на сантименты времени не было. Если судить по тональности его крика – за ним кто-то гнался и возможно не в единственном числе. Почесав ирокез на полуголой голове, эльф хотел притвориться, что не узнал Мэнлина, но, увидев лихорадочный блеск бешеных глаз, решил, что патлатый знает что-то очень важное и неплохо было бы узнать что именно.

Судя по звукам, доносившимся из ломающихся кустов, по лесу тащило своё бренное тело что-то неимоверно большое и наверняка опасное. На глупые размышления не было времени (вообще – думать вредно, а много думать – смертельно опасно), и грамотный длинноух решил показать своё мастерство в области колдовства, которому он учился у прабабушки в раннем и сопливом детстве, и, закатив рукава, а также поплевав на грязные немытые руки для пущей важности, сотворил одно из самых могущественных заклинаний из арсенала великой эльфийской магии природы, перепутав при этом всего лишь пару фраз. Лес глухо и протяжно вздохнул незримой грудью. Кое-где на землю замертво попадали птицы и померли от испуга глуповатые, но милые и ни в не повинные зверушки. Природа от такой неслыханной наглости замолкла, затаилась, готовя ответный удар. Тяжёлое сопение, издаваемое неизвестным чудищем, внезапно прекратилось. «Не могло же оно подохнуть!» – заорал удивлённый силой заклинания и слегка оглохший от колебаний воздуха низкорослый гоблин. Могущественный, но в то же время беззащитный, эльф лежал на холодной и жёсткой земле, не подавая признаков жизни. Слишком много силы он вложил в заклятье, да и к тому же сотворил его без всяческой подготовки (плевки на руки не в счёт). Успевший неплохо испугаться гоблин подбежал к валяющемуся товарищу и попытался привести того в чувство. На третей попытке Лро бросил это бесполезное дело и задал Мэрсону один не очень скромный вопрос:

- А что же собственно за тобой гналось?

- Да так, - небрежно ответил скучающий Мэнлин. – Был тут один дракон завалящий, ящерица недоделанная, блин. Я хотел немного заработать не очень законным путём, но этот противный монстр не хотел умирать, и погнался за мной по лесам и полям. Побегал я немножко, поорал, пытаясь отпугнуть ящерицу, но ничего не получилось. К счастью, набрёл на вас.

- Да уж. У меня есть два вопроса: во-первых, правда ли то, что у драконов денег немеряно? Ну, а во-вторых, что теперь делать с одним полудохлым эльфом, который валяется неподалёку?

- Сокровищ у драконов нет! Это в сказках они лежат на золоте и рубинах. Настоящие драконы питаются мясом, причём ежедневно, а, следовательно, их пещеры завалены скелетами и скелетиками. Написал какой-нибудь Тёлкин, что мол, драконы богатые, мудрые и тому подобное. В действительности намного проще. Драконы – тупые и агрессивные до неимоверности твари, живущие в загаженных и заваленных костями пещера второго класса без евроремонта. Мрак, да и только.

- Не заговаривай мне зубы, Мэнлин. Про драконов я что надо уже понял, теперь растолкуй мне, что делать с вырубившимся Тьорлом.

- Вот на этот счёт я ничего не знаю. Но если что-то придумаешь – постараюсь помочь. Кстати, я в первый раз, когда мы встретились, хотел попросить, но отчего то передумал…

- Говори же!

- Хотел с вами по миру пошляться, людей и нелюдей повидать, себя показать, вам посильно помочь. В общем, сделать что-то если не полезное, то хотя бы прикольное.

- Я, в принципе, согласен, но надо спросить моего компаньона, который находится в отключке.

- Слыхал анекдот? У бойцов спросили: «Влияют ли удары по голове на способность нормально мыслить?» 5% ответили утвердительно, 95% не поняли вопроса.

- Смешно, конечно. Но остроухому шутками сильно не поможешь. У меня есть предложение – сходить посмотреть там с драконом случилось.

- Ок.

Пройдя около сотни средних человеческих шагов и прибыв на место, где валялась мёртвая туша тупого дракона, друзья основательно осмотрелись, но, не увидев ничего занимательного или просто интересного, стали снимать с трупа беззащитного животного шкуру. Типа, на доспех, на тапочки домашние и на прочие прелестные безделушки. Дело это было не простое. Шкура дракона была очень прочная, но времени у мародёров-вандалов было хоть отбавляй. За этим утомительным, но нужным занятием и застал их уже очнувшийся эльф, решивший найти товарищей и увидевший следы, ведущие в сторону небольшого леса. Увидев такой неоправданный ничем вандализм, защитник природы и всего живого закричал не своим голосом, громкостью своей не уступавшим в тот момент голосу самого великого и ужасного Мэнлина Мэрсона. Заорал, что есть мочи на своём великом и могучем языке великих и могучих эльфов. Бедные вандалы-мародёры, не ожидавшие от ирокезного эльфа такого могучего голоса, сперва испугались до полусмерти, но, увидев своего очухавшегося друга, облегчённо вздохнули и продолжили нелёгкое дело разделывания туши. Резать твёрдую драконью шкуру было очень нелегко, но желание нажиться заставляло быстро махать окровавленными тесаками среднего размера и качества, резать пальцы и орать друг на друга, раздавая неплохие по техническому исполнению подзатыльники. Мёртвое тельце несчастного полуразрезанного дракона лежало на земле, раскинув лапы в разные стороны, и медленно остывало.

- Чего ты так мирных путников пугаешь, противный эльф! – сказал поразившийся такому великолепному голосу Мэнлин. – Так можно и до смерти напугать. На всю жизнь заикой оставить. Чтоб тебя забрали маленькие зелёные человечки и нанесли тебе травмы не совместимые с твоей долгой эльфийской жизнью! Нашёлся тут, понимаешь ли, приколист хренов. Люди тут делом занимаются, пока ты там отлёживаешься. – Мэрсон, выделив интонацией слово «там», продолжал, - Колдун-самоучка, наколдовал тут, понимаешь ли. Дракона мы бы и так завалили. Да что там говорить – я бы один его завалил, покруче всяких там Бульбов Сумкинов и прочих Тёлкинов. Развлечься я хотел, поиздеваться над дракошей, да и то не дали. А вообще то – приветствую тебя, дорогой эльф! – на гримированном лице расплылась очаровательная улыбка. - Мы тут пока ты спал экспроприировали экспроприаторов. Не знаю, что это значит, но звучит гордо. Короче, сдирали шкурку с тушки, как сказал бы один мой знакомый гоблин. Вернее, мог когда-то сказать. Да будет пух ему прахом.

Тут удивлённый и шокированный гоблин спросил:

- Ты что, был у разбойников?

- Было дело.

- И они утопили в бочке с брагой маленького и писклявого гоблина невысокого роста.

- Ну да. Совсем недавно.

- Так это был мой дорогой друг!

Лро и Мэнлин Мэрсон принялись обсуждать общего знакомого, действуя в этот раз уже на нервы бедному и измотанному эльфу. Но терпение несчастного Тьорла быстро лопнуло и тот, завыв, как профессиональный оборотень, накинулся на общающихся друзей чуть ли не с кулаками. Те, попытавшись выяснить в причина раздражения тёмного, получили не членораздельный ответ, а по два увесистых подзатыльника. Когда Тьорл немного успокоился и смог более-менее нормально разговаривать, все решили помириться и обсудить положение дел на данный промежуток времени. Дела шли как всегда плоховато. У всех в жизни бывают чёрные и белые полосы, но у этих троих была лишь одна серая полоса невезения. Солнце давно уже опустилось за горизонт, дневные хищники видели седьмой сон, ночные – самый последний. В общем, вокруг было довольно тихо. Друзья сидели вокруг весело горящего костра и размышляли обо всём на свете. В том числе и о предстоящем путешествии в неизвестность, о Броссе Дауне, о завтрашней погоде и многом другом, приятном и неприятном, хорошем и плохом, добром и злом. В конце концов, троица единогласно решила лечь поспать. На завтрашний день наметили охоту на крупный рогатый скот, а если не повезёт, то на съёдобное в пределах досягаемости. Положив зелёные натруженные ноги поближе к костру, ярко горевшему посреди поляны среднего размера, Лро сладко зевнул и, почесав за заострённым зелёным ухом, находящимся сбоку округлой сморщенной черепушки, закрыл глаза и начал медленно считать хоббитов для ускорения процесса засыпания. Спите спокойно, тёмный, но добродушный эльф Тьорл Эваллё, зелёный как лягушка гоблин Лро и великолепный, но малоизвестный певец погорелого театра Мэнлин Мэрсон. Спите, и пусть вам приснятся приятные сны, несущие покой и отдых уставшим телам и душам. В то же время неподалёку…


^ Глава 7, она же интерлюдия, она же это самое «Чёрти что, чёрти где», мистика и только


Так вот, пока приятные и оригинальные особы спали «мёртвым» сном, а если быть более точным то полумёртвым, тихонько посапывая и видя прекрасные и цветные сны, вражеский разведчик, сидя на жёсткой и прохладной земле, неподалёку размышлял о странном приказе начальства. Хотя приказы и не оспариваются, же размышлять над этими комическими и несуразными вещами, часть из которых стало основой для многочисленных и порой грубоватых анекдотов, в свободное время не запрещалось. Тайный соглядатай сидел и поражался узколобости вышестоящего товарища. Это же надо такие приказы приказывать! «Проследи за двумя путниками, но ни в коем случае не наноси им какой бы то ни было урон» - передразнил писклявым голосом ночной странник. Но делать было нечего – пришлось подчиняться начальству. Командир сказал – бурундук птичка, значит птичка. Сидя на ветке раскидистого дерева, слуга неизвестных, но очень коварных и злых сил, пытался разглядеть что-то в ночном мраке. Но у него это не особо получалось, и, плюнув на это гиблое дело, шпион спать, подложив под голову мягкие и тёплые ладошки и бормоча во сне про какой-то Гундабад.

Эльф со странной эльфийской фамилией Эваллё видел в то время уже двадцатый сон. Ему снилась битва с кем-то не очень живым и очень вредным, после видел во сне свою юность, первую любовь, первые разочарования. «Любовь приходит и уходит, а кушать хочется всегда» – подумал Перворожденный и проснулся от такой забавной мысли, а может и от урчания в опустевшем животе, давно не видавшем нормальной пищи. Вокруг было темно, как у негра в кармане. На безоблачном звёздном небе светила полная луна. Покемоны не вышли на свою ночную охоту. Тьорл решил прогуляться по великолепному и необычайно тихому ночному лесу. Короче на природу потянуло. Отойдя немного от лагеря, в котором мирно спали сотоварищи, эльф с удивлением заметил спящего подозрительного субъекта и, схватив за шиворот, потащил на товарищеский суд. Разбудив приятелей и растолковав, что происходит, тёмный пнул противного ворога по рёбрам, нанеся незначительные повреждения в виде 2-х переломанных рёбер, и стал расспрашивать супостата окаянного.

- Кто послал?

- Не бейте меня, у меня дома жена и двое детей!

- Кто послал, спрашиваю!

- Его превосходительство.

- Кто это такой? Что за шут гороховый?

- Князь Тьмы…

Немного шокированные таким непонятным ответом трое товарищей удивлённо переглянулись. Что же заставило великого и практически всемогущего Князя послать какого-то шпиона, вместо того, чтобы просто разделаться с незадачливыми друзьями. Наверняка это как-то связанно со свёртком мёртвого купца. Но что же могло находиться в этом проклятом свёртке? Наверняка какой-то могущественный артефакт. Гадать было бесполезно, и любопытный житель лесов решил посмотреть на содержимое вышеозначенного свёртка. Но того на законном месте не было. «Куда же он мог подеваться?» – четырхнулся про себя огорчённый таким неприятным положением дел остроух. «Я же не мог его потерять, он был постоянно рядом!». Оказывается, что мог. Друзья попытались найти проклятую вещицу, но попытки не увенчались успехом. «Что же там собственно было?» – задался вопросом всезнайка эльф. И не откладывая дело в долгий ящик, спросил об этом пойманного шпиона.

- Я не могу рассказать тебе!

- Ты либо расскажешь, либо умрёшь в жестоких муках!

Немного поколебавшись, захваченный супостат выбрал первый вариант развития событий. И начал дрожащим голосом рассказывать все знакомые сведения о данном деле.

- В таинственном свёртке находились могущественные дайсы. Что это такое, и как эта штука работает не знает никто. Но моим хозяевам (Тьорл удивлённо приподнял брови при упоминании множественного числа хозяев) эти штуки нужны позарез. И они послали меня следить за вами. Лучше добровольно отдайте эти самые дайсы и идите с миром на все четыре стороны.

- В том то и дело, что этих фиговин у нас нет. Где-то обронили по пути и никак не можем теперь найти.

Не выспавшийся эльф стоял и смотрел на схваченного шпиона с плохо скрываемым презрением. Гоблин решил, что его эти разборки не касаются и мирно захрапел под небольшим кустиком конопли, желая увидеть продолжение прерванного сна, Мэрсон тихо напевал что-то из своего репертуара, уйдя в себя. Запуганный шпион не успел ничего сказать. Внезапно появилось небольшое облачко серебристого цвета, которое постепенно обретало формы и объём. Через несколько секунд перед поражёнными приятелями появилось нечто из ничего, очень напоминавшее смерть во плоти. Чёрное такое, в чёрном плаще, без рук, ног, головы, туловища, в общем, без всех необходимых конечностей. И к превеликому удивлению отдельных личностей заговорило:

- Ну, что ж. Вы сами сделали свой выбор.

Свет в бесподобных очах померк, и весь прекрасный и красочный мир погрузился во тьму.

^ Глава 8, в которой происходит много чего не понятного и большая часть персонажей теряет память

Существо очнулось от сильной боли в пустой голове. Первым вопросом был стандартный: «Кто я? Где я?». Память возвращалась медленно, и, к великому сожалению, вместе с памятью возвращалась адская боль в области гудящего черепа. Первым, что пришло на ум, была древняя и малопонятная шутка «У меня черепная травма. Почему не черепно-мозговая? Скорей всего из-за того, что мозгов не наблюдается» (должен сказать, что юмор высших эльфов был весьма специфическим). На попытку что-то вспомнить мозг отозвался дикой болью, и несчастный решил пока что не о не думать. Тупая пульсирующая боль била в висок, но постепенно слабела и отходила на второй план. Наконец, бедняга вспомнил, что его зовут Тьорл Эваллё и то, что он из древнего и некогда могучего эльфийского клана. Больше ничего вспомнить не удалось. Но тёмный эльф не стал огорчаться, так как надеялся вспомнить что-нибудь в ближайшее время. Голова кружилась, горло болело, руки, ноги и шея затекли от долгого лежания на голом и холодном полу. Эльф встал и, размяв немного затёкшие суставы, огляделся вокруг. Комната была достаточно просторная и светлая, но свет не из открытых окон, которых тут просто не было, а от какого-то невидимого и достаточно могущественного источника. Кроме небольшой кровати ничего в этой комнате не было. «Чего это я лежу на заплёванном полу? Что со мной делали, пока я был без сознания? Где я? Может это тюрьма? Хотя вряд ли. Тут получше будет» - размышлял длинноухий представитель старинного клана эльфов. За обитой железом дверью послышались негромкие шаги. Скрипнул ключ в замочной скважине и в помещение вошёл немолодой человек в изрядно потёртом и залатанном плаще мышиного цвета. Мудрое лицо не обременённого такой не нужной вещью как интеллект человека ничего не выражало. Негромким голосом зашедший начал своё повествование. «Мы приветствуем тебя, высший эльф Вечного Леса в нашей скромной обители (Тьорл усмехнулся). Сейчас мы находимся в Академии Боевого Колдовства имени Дризта До’Урдена. Тебя нашли неподалёку от вышепоименованной Академии в бессознательном состоянии. Наши лекари и целители помогли привести тебя в нормальное состояние. В нашей славной Академии не хватает аколитов, и мы хотим предложить тебе стать аколитом, а если повезёт то и магом. Профессию можешь выбрать сам». Эваллё поблагодарил за радушный приём и решил стать магом, так как точно знал, что где-то учился этому великому искусству магии. Тем более что бежать куда-то с частичной амнезией было не очень приятно. В качестве факультета решил выбрать ужасную и привлекательную некромантию. Тьорл подумывал, что сия не очень приятная вещь может реально помочь в этой сложной и одновременно прекрасной жизни, которую длинноух и быстроног любил больше всего на свете. Так началось обучение обитателя южных эльфийских лесов по имени Тьорл Эваллё в известной по всему миру академии высшего колдовства, волшебства и шаманства. Не очень лёгкое и достаточно интересное, а его ближайший и единственный верный друг Лро…

* * *

А маленький и зелёный гоблин очнулся в каком-то старинном замке, пахнущем тленом. В этой старой развалине было крайне сыро и очень неуютно. Не убирали в этих помещениях, наверное, лет 300, а то и все 400. На жёсткой, как пол, кровати валятся было не очень удобно. Решив, что надо что-то делать, он поднялся и попытался вспомнить предшествующие события. Но в голове было на удивление пусто. Короче, было меньше, чем даже обычно. Не сдаваясь, гоблин напрягал неработающие мозги, но ничего не вспоминалось. Устав от продолжительного мышления, несчастный и потерявший память болотный житель решил, что неплохо было бы осмотреть мрачный и ужасающий замок. Было очень тихо и по отсутствию звука, догадливый Лро понял, что живых в замке не было. Впрочем, живых он как раз то и не боялся. А вот мёртвых и противных зомбиков не любил до ужаса в печёнках. Они его тоже не любили, стараясь при каждой встрече отгрызть выдающиеся части зелёного и мускулистого тела. Но вернёмся лучше к нашим баранам, в смысле, к нашему проголодавшемуся гоблину. Исследовав практически весь замок, кроме старого подвала, из которого доносились неприятные и чавкающие звуки, Лро удостоверился, что ни дохлых, ни живых в этом месте нет. Да и ничего тут не было. Только одна комната, обставленная мебелью старинного изготовления. Посмотрев на мастерское клеймо, грамотный гоблин прочитал: «Сделано в Китае». «Интересно, где находится этот самый Китай? И есть ли там гоблины?» – размышлял одинокий, зеленокожий и грустный представитель славного племени гоблинов. После, хорошенько подумав, попытался присесть на привлекательно выглядевший стул. Тот лишь громко треснул и распался на части. «Ладно» – подумал Лро и попытался сесть на другой стул. Через несколько минут вся мебель, кроме не разрушаемой кровати, была изломана вдребезги. «Вот уроды! Найду хоть одного чёртова китайца – выпотрошу как тупую свинью» – матюкнулся лысый нелюдь и принялся придумывать наилучшую казнь первому попавшемуся китайцу. К превеликому сожалению, китайцев по близости не было, да и весёлые размышления гоблина прервало то, что он увидел странную книгу в чёрном переплёте, которая лежала под негнущейся и не деформирующейся подушкой. Открыв на первой и довольно таки грязной странице, водя по заляпанным непонятно чем строкам кривым грязным пальцем и с трудом разбирая написанное, наш друг принялся читать сей документ, обдумывая каждое слово. А вот что там было написано: «Приветствую тебя, дорогой путник! Если ты читаешь эту книгу, то ты, вероятно, находишься в старинном и мрачном замке. Либо ты простой вор, укравший данный документ. Но если ты вор, то поспешу тебя огорчить – ты уже проклят, и эта книга не даст тебе покоя, доведёт до самоубийства. Ты усмехаешься? Смейся! Самый искренний смех – злорадный смех. Им смеялся бы я, если бы был жив. Так вот, открыв сию книгу, ты автоматически (гоблин недовольно поморщился, увидев такое длинное и непонятное его примитивному разуму слово) становишь владельцем противного и старого замка, которому необходим ремонт. Единственное условие, что ты не будешь выходить из замка. Впрочем, ты и не сможешь. Мой тебе дружеский совет – лучше не пытайся! А если попытаешься – то не медли, так как с прошествием времени тебя будут ждать более тяжкие муки!». Прочитав длинный и малопонятный простому гоблину документ, Лро решил попробовать вырваться из этого неуютного места. Выйдя в немалый двор, гоблин увидел, как каменные горгульи поднимаются со своих мест и летят по направлению к нему. Поняв, что к чему, Лро быстро шмыгнул обратно в гостеприимно распахнутую дверь, после чего запер на все замки и засовы. Тут ему стало ясно, про что было написано в этой проклятой дурацкой книжонке. И ему стало страшно от осознания своей беспомощности. Он мог только ждать и молиться. Но, к счастью, голодать ему не пришлось. Каждый день в прохладном погребе, оказавшимся тоже пустым, появлялась пища, так что с голоду умирать гоблин не собирался и ел всё, что попадалось на глаза. А попадалось на глаза много чего: окорочка и прочие приятные вещи. Но самое главное то, что было вдосталь вкусного и не фильтрованного пива, которое гоблин прямо таки обожал. своё свободное время Лро ел, спал и опять ел. Пролетали дни, недели, месяцы. Бывший работник ножа и топора стал потихоньку набирать вес и забывать не очень далёкое прошлое. Но давайте лучше оставим сытого и довольного беспечной жизнью гоблина по имени Лро (фамилий у народа свирепых гоблинов не было), и посмотрим, как дела у обучающегося колдовскому искусству эльфа с нормальным (для эльфа) именем Тьорл Эваллё.






оставить комментарий
страница2/6
Дата30.10.2011
Размер1,13 Mb.
ТипРассказ, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх