Рассказ про двух безбашенных друзей и их неимоверные подвиги. Посвящается тупым приколистам Эту смешную историю рассказал мне один знакомый за рюмкой крепкого чая. icon

Рассказ про двух безбашенных друзей и их неимоверные подвиги. Посвящается тупым приколистам Эту смешную историю рассказал мне один знакомый за рюмкой крепкого чая.


Загрузка...
страницы:   1   2   3   4   5   6
скачать
«НЕудивительные приключения»

Пролог, а заодно и первая глава

Рассказ про двух безбашенных друзей и их неимоверные подвиги. Посвящается тупым приколистам

Эту смешную историю рассказал мне один знакомый за рюмкой крепкого чая. Повествование длилось очень долго, рюмки пустели и опять наполнялись, закат сменял рассвет, рассвет прогонял закат, а он рассказывал и рассказывал, изредка прикладываясь к рюмке. Но вот он замолчал, почёсывая шикарный и громадный ирокез зелёного цвета. Слушатели (включая и вашего покорного слугу) сидели за столом, ломившемся от яств, и заворожено смотрели на рассказчика с отвисшими тренированными челюстями, не в силах сразу переварить и осмыслить услышанное. Примерно через час, когда все начали выходить из транса, в который их вогнал непростой и продолжительный рассказ, гости начали расходиться по домам, бормоча благодарности и стандартные фразы прощания. Сам рассказчик, происходивший из рода благородных и непонятных простому человеческому уму тёмных эльфов, также торопился добраться домой. Попрощавшись с ним, я на ключ закрыл скрипучую старую дверь из дуба, присел за маленький разваливающийся столик, стоявший в углу моей не прибранной комнаты, никогда не знавшей порядка, и начал писать об услышанном от старого и недоброго знакомого. Многое забылось, некоторые вещи так и останутся покрыты мраком, но что запомнилось, я постараюсь изложить точно и подробно. Ну что ж… Однажды, в студёную зимнюю пору… Упс! Не оттуда. Одним прекрасным майским утром…

* * *

Над отдохнувшей за долгую ночь землёй поднималось голубовато-синее солнце. Синий от вчерашней пьянки и от бледных лучей голубого солнца гоблин лежал на мягенькой зелёной травке и тихо стонал, держась за раскалывающуюся от крепкой выпивки голову. Пить хотелось просто неимоверно, глаза не могли открыться из-за неподъёмной тяжести окаменевших век. Тело стонало и болело, не хотело подчиняться ничьим приказам. Сделав гигантское усилие, гоблин поднял веки, почти лишённые ресниц, и дико завыл. Его товарищ, тёмный эльф с шикарным зелёным ирокезом на голове, в рваной одежде и в модных фенечках, сидел на холодных, остывших за ночь, камнях и с сочувствием смотрел на друга. «Везёт ему, - подумал совершенно несчастный гоблин. – Вчера больше всех хлебал сивухи, а сегодня ему хоть бы хны!»

-Э-э-э…Нуу… Как тебя там? Ну, тёмный эльф! Мать… А вот! Тьорл! мы вчера пили то? И по какому поводу?

- Многоуважаемый товарищ! По-моему мнению вчера мы принимали вовнутрь чудеснейший напиток под названием «гномья водка» по поводу величайшего праздника. Какого? Можно уточнить в ближайшем селении.

- А! Понял! Собирай шмотки и валим в какую-нить дыру!

- Мне понадобится несколько минут на сборы вещичек, которые необходимы для продолжения нашего маленького путешествия, мой юный собрат!

- Не брат ты мне, эльфийская морда!

Эльф лишь ослепительно улыбнулся и побрёл неуверенной походкой к валявшимся на земле вещам. Пьяный гоблин постарался вчерашним вечером, раскидав содержимое походной сумки эльфа по живописным окрестностям.

- Окей! Поживее только! – крикнул вдогонку гоблиноид, у которого широкая кровожадная улыбка редко сползала с зелёного лица (если говорить честно, то у гоблина была зверская морда, но сказать ему это в лицо означало получить травмы не совместимые с жизнью).

Пока два товарища собирают свои немногочисленные пожитки и отправляются навстречу приключению, я, как рассказчик должен вам немного рассказать о прекрасном мире, в котором живут и действуют персонажи данного произведения. Действие происходит в одном из обыкновенных мирков, Этеиле, который находится где-то на окраине реального мира. Я искренне надеюсь, что хоть кто-нибудь читал документальные труды Ника Перумова о существовании множества миров. Кратко поясняю для двоечников и ленивых – есть Обетованное, где обитают какие-то там боги, есть Упорядоченное – где упорядочили и создали много миров. Ну, что-то вроде полигона для экспериментов. Где-то среди них затесалась и наша Земля… Так вот, есть Хаос, но насчёт него ничего объяснять не буду. Хотите узреть его собственными глазами? Пригласите 30 друзей в 4-х комнатную квартиру и устройте пьянку, обязательно с оргией. А на утро вы уже ничего не будете спрашивать насчёт Хаоса. Вы уже поняли, что миров много, все они различны, некоторые населены, некоторые уже погибли, иные только начинают своё существование. Этеил был юн. Сей небольшой, но необыкновенно красивый мир населён различными расами, людьми и нелюдями. По воле Создателя именно здесь смешали обрывки разных учений и множество практически не совместимых вещей. Например, вышеупомянутый эльф с длинными и острыми ушами носит на голове причёску в стиле ирокез. Возможно, он трактует такую причёску как дополнительную связь с космосом и великими силами. Не знаю. Это его личный выбор и НИКТО не в праве осуждать этого персонажа лишь за внешний вид. В общем, здесь собраны различные мнения и мой взгляд на мир. Все персонажи вымышлены, любое сходство с реальными или нереальными личностями и персонажами просто сходство. Сие творение написано для развлечения скучающей публики. В присутствуют некоторые противоречия и расхождения, которые были допущены специально. За слова глупых персонажей автор ответственности не несёт. Желаю приятного прочтения.

Ах да! Чуть не забыл! Солнце и небо меняют свой цвет в зависимости от желания жителей Этеила (мира, порождённого больным воображением автора). В и прелесть данного мирка – захотел, покрасил силой мысли небо, а заодно и солнце в зелёный цвет. Если люди и нелюди имеют такую способность, то, следовательно, описанный мир является магическим. Удачи в прочтении и жизни!


^ Типа вторая глава, в которой друзья размышляют, но не о смысле бытия, а о своём, о девичьем


До ближайшей деревни с модным и не избитым названием Мухосранск товарищи добрались лишь к вечеру, когда красное солнце медленно уплывало за далёкий горизонт. Дико болели икры ног, уставшие от продолжительного перехода, и не отошедшие от хорошей гулянки головы.

Друзья добрели до ближайшего трёхзвёхдочного кабака и, сняв самый дешёвый «номер» (комнатушка на чердаке), завалились спать на жестковатые тюфяки, набитые прелой соломой. На утро, почувствовав себя значительно лучше, Тьорл и Лро (так звали противного зеленокожего гоблина со скверным характером и богатым, по сравнению с остальными представителями этой богом забытой расы, лексиконом) спустились по старой поскрипывающей лестнице в не очень просторный холл, в котором уже собрались завсегдатаи. Заказав две огромные кружки и заняв свободный столик, друзья принялись обсуждать дальнейшие действия. Вернее обсуждал, ковыряясь кинжалом в ухе, Тьорл, а гоблин лишь лаконично комментировал размышления красноречивого эльфа.

- Так! Значит мы, мой уважаемый товарисчь по оружию, праздновали великий праздник – начало нового года и конец старого. Отпраздновав, мы попёрлись в Великий Крестовый Поход за пивом, но наши слабые бренные тела подвели нас, не доставив до места назначения. Сегодня пятое флата, ну если изъясняться вашими понятиями – 3 мая. (Названия эльфийских месяцев: флат, элат, интар, амп, хорт, эйнт, урт, халт, отр, мирт, лэрт,ним)

Тут я, как автор этого бедлама должен заметить, что год в Этеиле (мирок на окраине реальности) начинается по старинным традициям 1 мая (3 флата по эльфийскому).

- Да заметно, блин. Башка болит, как будто сотни гномов всю ночь били.

- Не беспокойся, мой милый гоблин! У меня есть чудодейственное средство для излечения подобной напасти. Сейчас намного важнее подумать о наших дальнейших действиях. Мы потратили на организацию праздника огромное количество презренных, но необходимых для дальнейшего существования, монет. Надо обсудить способы пополнения нашего общего бюджета. Можно, например, ограбить какой-нибудь близстоящий банк.

- Не пойдёт, эльф!

- Почему же, мой дорогой и красноречивый гоблин?

- Да пытались мы с другом однажды ограбить какой-то захудалый банк. Еле ноги унесли. До сих пор два шрама осталось. Это было где-то за два месяца до нашего знакомства. А друг мой подался к разбойникам, у которых его настигла мучительная смерть…(*Намёк на песню КИШа «Разговор с гоблином» – примечание автора).

Товарищ Тьорл (по фамилии Эваллё) поразился многословному и логически связанному высказыванию неразговорчивого спутника и на некоторое время потерял дар речи, что для эльфа дело неслыханное. Впрочем, быстро оправившись от морального шока, удивлённый эльф спросил:

- Что же ты предлагаешь делать?

- Есть у меня предложение, но не знаю, – понравится оно тебе, эльфак, или нет…

- Говори, не томи душу!

От удивления эльф забыл даже то, что обычно изъяснялся витиевато и достаточно многословно, особенно в разговорах с гоблином - так как мог проявить своё искусство красноречия в полной мере.

- Да так… Есть предложение…

- Ну же!

- Ладненько, скажу. Но только никому ни слова!

- Клянусь Вечным Лесом! Кому-нибудь расскажу – гадом буду.

Гоблин недоверчиво покачал зелёной и морщинистой головой (многое знал про эльфов и их клятвы – да, они никогда не нарушали данную кому бы то ни было клятву, но очень часто находили способы просто обойти эту клятву так, чтобы даже сами Боги на Страшном Суде не смогли бы повесить на них то или иное злодейство), но же продолжал:

- Так вот. Есть одна пещера, в ней живёт дракон. Мы валим дракона, сдираем с тушки шкурку, хватаем золото и живём счастливо и богато аж до самой смерти.

- А! Как в той сказке про какого то там хоббита, кажись, звали его Бульбо Сумкин, а может и нет… Не важно. Пришел, понимаешь ли, с каким-то ножичком, которым и кроликов убивать несподручно, и каким то дешёвым колечком невидимости, которое стырил в ближайшей магической лавке. Чего только не напишут в книжицах! Зато дети читают «на ура»! Мы же хотим завалить реального дракона. Это тебе не на форточке кататься и не сопли под одеялом жевать – это тебе реальный поход с нереальным доходом! Где ты говоришь, этот дохлый дракон живёт? Завалим его и будем наслаждаться всеми прелестями жизни.

- Далековато живёт эта большая чешуйчатая ящерица, но за пару недель мы до точно доберёмся.

- Решено, мой зеленокожий гоблинчик! Завтра же идём рвать на куски этого мерзкого и противного дракона, который наверняка терроризирует местное население и ворует скот у мирных граждан!

Эльф долго не мог уснуть. Ему не давали покоя богатства мерзопакостного дракона, но же глаза закрылись, дыхание замедлилось, и он погрузился в тревожный непродолжительный сон.

Даже во сне тёмный эльф думал про громадные богатства, которые скоро станут его собственностью. Может быть, он поделится с этим маленьким и глупым гоблином. Скоро он, Тьорл Эваллё, эльф Вечного Леса, будет править этим паршивеньким мирком. Гоблин думал о том же, но, в силу своего примитивного разума, не так всеобъемлюще и не так красочно. Лро мечтал об уютном замке, о красивых человеческих женщинах (гоблинихи были такие страшные и уродливые, что про них лучше и не вспоминать), о большом количестве слуг, которых так приятно жевать на гоблинских пирах. Да, человечинка такое лакомое блюдо! Ни эльф, ни гоблин не заметили, как царство сна распахнуло пред ними свои врата, через которые каждую ночь проходят миллионы людей и нелюдей, зверей и птиц, великих магов и простых крестьян. Огромный и прекрасный мир погрузился в сон.


^ Глава 3, в которой друзья попадают из огня да в полымя

Но на следующий день пойти в поход не удалось. На серо-свинцовом небе не было видно и следа солнца. С утра моросил мелкий и очень противный дождик, с северо-востока дул холодный ветер, пронизывающий до костей мозга. (Или мозга костей?). Но не только это омрачило такое прекрасное утро. Пьяный и озлобленный трактирщик разбудил друзей в пять часов утра пинком сапога по рёбрам и потребовал оплату за номер. Посмотрев в изрядно потрёпанный дорожный кошелёк с непонятными эльфийскими надписями на боку и почесав затылок, тёмный эльф, видя отсутствие денег, попытался договориться с трактирщиком об отсрочке оплаты, но, как говорится в пословице, - «хотели как всегда, а получилось так, что лучше не вспоминать». Трактирщик обозлился больше и пришлось успокоить его метким ударом табуреткой в ухо. Обмякшее грузное тело положили в самый тёмный уголок и заботливо прикрыли старым изодранным одеялом. Находчивый эльф даже повесил на дверь табличку «Не беспокоить!». Быстро собрав шмотки, Лро и Эваллё пошли куда глаза глядят. А глядели глаза в другой кабак. Там отмечали какой-то большой праздник. Толпа собралась не маленькая даже по городским меркам. Присутствовали почти все известные расы, за исключением громадных и вонючих троллей. В первые пять минут эльф и глуповатый гоблин выяснили, что все «свои», и, выпив пару штрафных (кубометры местной зеленоватой браги со странным яичным привкусом, которую в большом количестве производили местные половинчики), приняли участие во всеобщем веселье. Сколько и что праздновали, а тем более с кем спутники в последствии не смогли вспомнить, что свидетельствует о большом количестве выпитых слабоалкогольных напитков (подумаешь 75°, много что ли для профессионалов?). Очнулись друзья от очень неприятного звука. Тёмненький (как ласково именовали родные и друзья обаятельного, но насмешливого и порой эгоистичного Тьорла) понял, что противный звук ему знаком до боли в сведённых скулах. Стучали железной кружкой по прутьям решётки. «Странно, - подумал обалдевший от неприятного открытия эльф, - вроде как ничего мы особенного не делали, по крайней мере, плохого. Если судить по звукам, доносящимся до моего длинного и заострённого уха, – мы находимся в тюряге. Воняет тоже прилично. А может я ошибся? Что же было вчера? Вроде как пьянствовали в какой-то забегаловке чей-то день рождения… Или то была свадьба? Не важно. Значит вчера (или сегодня мы праздновали). Может, я лежу на грязном и заблёванном полу вонючего кабака?» Но, открыв прекрасные глаза с бесподобным зрачком (как у котят и кошечек, которые так нравятся милым и симпатичным девушкам и девчонкам), бедный эльф аж застонал от досады и беспросветного отчаяния. Он лежал на грязном и загаженном полу, но не кабака, а местного отделения милиции. Обстановка была совершенно стандартная: маленькая комнатушка с железной решёткой вместо четвёртой стены. Небольшое зарешёченное окошко, из которого не было видно ничего. Пару протёртых до дыр тюфячков в дальнем углу. Не мытый лет двести заплёванный пол. Рядом сидел в позе лотоса угрюмый гоблин и встревожено смотрел на собуты…То есть на ближайшего и единственного друга.

- Что стряслось, Лро? Что делать? Кому верить? Кто виноват? В смысле, что мы вчера делали?

- Отмечали мы. Ты что, ничего не помнишь?

- Не сказал, чтобы очень, гоблинок.

- Да я вообще то тоже. Но мне один тип (гоблин кивнул в сторону грязного и патлатого сокамерника, который отрешённо сидел в уголке и молчал, стуча побитой и поцарапанной железной кружкой по не менее железной и поцарапанной решётке) сказал, что взяли нас за пьяный дебош.

- Чего? Мы же культурно выпивали в какой-то пятизвёздочной забегаловке!

- Выпивали то мы культурно. А после пошли в культурное заведение (Буржуи и аристократы называют его очень странно WC. Что значит и зачем это надо “висеть”никто из простых людей так и не понял), с этого наше вчерашнее приключение и началось.

Эльф отметил про себя, что все основные события проходили вчера и в душу его закрались смутные сомнения:

- Так что мы натворили, мой зелёненький дружок?

- Спроси у патлатого!

Патлатый наверняка должен был слышать весь разговор, но он продолжал молчать и обречёно водить кружкой от одного конца решётки к другому.

Некоторое время поразмыслив над тем, как начать разговор с этим немытым и довольно противным незнакомцем, у которого лицо было непонятно как размалёвано, Тьорл, не придумав ничего оригинального, решил действовать старым проверенным способом.

- Чего ты такой серьёзный? Давай знакомиться!

Попросту говоря, эльф сморозил глупость, но как глаголила одна из величайших мудростей эльфов «если хочешь познакомиться с незнакомым человеком – сморозь какую-нибудь весёлую глупость и познакомиться станет намного проще». Вообще, эльфы – мудрый народ. И великая мудрость великого остроухого народа сработала и в этот раз (если говорить по правде – то она всегда срабатывала). Патлатый и вонючий человек оказался, несмотря на внешнюю неопрятность и неприятный запах, от которого тараканы дохли как от лучшего дихлофоса, приятным многосторонне развитым собеседником. Через несколько минут Тьорл и Мэрсон стали заклятыми друзьями (или закадычными?). Найдя общие темы для разговора, они оживлённо болтали, действуя на нервы бедному гоблину.

- Так за что нас, любезный Мэрсон, повязали нехорошие милиционеры? Кстати, слышали шутку? – не дождавшись ответа, тёмный эльф продолжал развивать свою длинную и запутанную мысль. – Придумали учёные единицу измерения интеллекта – «ционер». У гениев – килоционеры, у простых людей – просто ционеры, а есть милиционеры…

- Да здравствует милиция и другие деревянные изделия! А ты слыхал, о ясноликий эльф, одну шутку? Один мент говорит другому:

«Слышь, Карамон, про нас так много шуток ходит!»-«Не беспокойся, Рейстлин, 90% из них не понятные!»

- Смешно, впрочем, мы уклонились от темы – за что нас привели в этот милиционерский участок?

- Да натворили вы много чего за вчерашний день. Разбили почти все надгробия на церковном кладбище, расписав при этом их непристойными надписями, типа «Панки не умерли, просто от нас так пахнет!», «Мама – анархия, папа – анархизм», «Даёшь школьникам халявное пиво и сигареты!» и тому подобное.

- Да немало. Но откуда у меня шрам на руке? Вроде как от зубов…Неужели мы вчера на кладбище нарвались на богомерзких зомбей?

- Не…Это отдельная история. Вы вчера, приняв изрядно на грудь (или вовнутрь? Не знаю точно – меня с вами не было, к сожалению) решили прогуляться по городу и ,забредя в ближайший зоопарк, задушили в его собственной клетке бедного крокодила, при этом издавая нечленораздельные звуки, и выкрикивая «Дракон! Дракон! Давай бабки зелёная ящерица, а то глаз на задницу натянем и заставим моргать!» Самое печальное то, что натянули и заставили.

- Да уж… Натворили мы немало…

- Поздно пить Боржоми, когда почки отказали! Ну ничего, ребята, у меня созрел план, как сбежать из этой дыры! Мне как раз было нужно два сообщника.

- Назовём это лучше «коллеги».

- Ладно, как скажете. Так вот, многоуважаемые коллеги, план необычайно прост – я зову на помощь, прибегает шериф или стражник, вы бьёте его (не убиваете, а именно бьёте!), но не очень сильно, так как мы можем в скором времени опять здесь оказаться. Мы забираем всё, что найдём и расходимся в разных направлениях, чтобы увеличить наши шансы.

- Замётано.

Подготовка к побегу не заняла много времени, уже давно было продумано гениальным разумом. В такой экстремальной ситуации эльф забыл про своё красноречие и выражался простым и понятным языком, что впрочем, не очень расстраивало его сотоварищей.

Мэрсон профессионально заорал дурным голосом так, что коллегам пришлось заткнуть пальцами не мытые уши и также заорать дурными голосами, чтобы не оглохнуть. Стражники не спешили появляться. И вокруг было на удивление тихо. Поразмыслив некоторое время, патлатый и грязный, но с высоким коэффициентом интеллекта, Мэрсон стал биться головой, но не о стенку, а о решётку, из-за чего та в скором времени не выдержала такого надругательства и с громким лязгом грохнулась на пол. Прибежали перепуганные стражники, но, увидев злобный и разъярённый вид Мэнлина (вот так смешно звали длинноволосого и высокообразованного заключённого - Мэнлин Мэрсон), решили не связываться с агрессивным и изрядно воняющим разложившимися органическими остатками Мэрсоном и опять убежали не известно куда. Тут дороги коллег разошлись и, руководствуясь принципом «Мы пойдём своим путём!», гоблин с тёмным эльфом зашагали в одном направлении, в Мэнлин Мэрсон побрёл куда-то по грязной неубранной улице, думая о чём-то своём и насвистывая популярную мелодию модной песни «Как-то утром на рассвете заглянул в соседний сад, там любимый дядя Гэндальф быстро тырит виноград…» и так далее в том же роде.

Стоять на холодной и грязной земле было немного неприятно. Надо было решать куда идти и вообще планировать дальнейшие действия. Эльф тяжко вздохнул и задал свой любимый вопрос:

- Что делать то будем? Всё идёт по плану? Что же дальше у нас запланировано?

На что гоблин ответил достаточно объёмно:

- Может не стоит оставаться в этом городишке? Дети нам не простят смерти любимого крокодила. Повесят на нас убийство четырёх телепузиков, ну помнишь такие смешные, с какими-то прибамбасами на голове, которые так смешно дрыгались на дыбе? Не помнишь? Ну, ладненько. Или смерть нескольких сотен покемонов. Тоже не помнишь? Говоришь, мы пьяные были? Тогда ясно! Видел мою пивную кружку? Так вот – она сделана из черепушки пикачу (звали так одного из покемонов). Раньше их было много, но сейчас поубивали их – кто на шапки, кто на знамя, кто на пивную кружку, в которую помещается правда не очень много, зато это сейчас очень модно. Так вот – я предлагаю валить от сюдова! И как можно быстрее. Предлагаю сходить к моей бабушке в гости, давненько у не был.

Поразмыслив, Тьорл решил, что это им не помешает и, вскинув на плечо дорожную сумку цвета хаки, отправился вместе с гоблином в какую-то очередную деревню. Эльф знал из чего гоблины делают пирожки. Но так как заняться было особо нечем, да и дальнейших планов пока что не было, он неохотно согласился на столь сомнительное мероприятие. Закат цвета алой крови догорал. Приключенцы решили выбрать место для лагеря (как сказали бы отдельные личности – для кемпинга). Обоим очень приглянулась малюсенькая полянка, окружённая тремя соснами весьма внушительных размеров. Невдалеке журчал ручеёк, в котором путники пополнили запасы воды. Готовить ужин они не стали, да и ингредиентов для приготовления каких-либо блюд у них не было в наличии.

Майское солнце медленно опускалось за далёкий и необъятный горизонт. Удобно расположившись и пожелав друг другу спокойной ночи, друзья закрыли глаза и, тихо посапывая, заснули. Ночь ласково обняла и убаюкала уставших путников, давая им, как и все остальным, приют, успокаивая и придавая новые силы. Сны редко посещали эльфа, у гоблина сновидений вообще не было, за исключением двух-трёх, описанных в данном произведении. До самого рассвета ничто не тревожило их сон.


^ Глава 4, про неприятные приключения в пути и остальные не очень хорошие вещи

Проснувшись на утро и растерев онемевшие за долгую ночь лежания на земле конечности, друзья почувствовали довольно сильный голод и, обнаружив отсутствие присутствия какой бы то ни было пищи, двинулись в ближайший лесок. зверьё куда-то подевалось, да и откуда взяться зверью в таком мрачном и мёртвом лесу? Лро, правда, сбил подобранным здесь же камнем какого-то нелетучего мыша. За неимением других вариантов приключенцы решили зажарить это бедное создание в собственном соку и съесть. После довольно продолжительной борьбы с мёртвой тушкой бедного мыша уставшим путникам же удалось позавтракать. Но на этом дело не закончилось – через небольшой промежуток времени желудок стал проситься наружу. Когда это стало невыносимо, тёмный эльф вдруг увидел какую-то яму, расположенную неподалёку и, решив не портить экологию окрестных лесов, резво побежал к ней. Тут его и вырвало в эту странную, непонятно откуда взявшуюся, яму. А так как гоблин в ловкости не уступал Тьорлу, может даже и превосходил, то его также вырвало туда же, в то же время. бы хорошо, но Тьорлу внезапно захотелось взглянуть, что же было в яме до того, как они осквернили. От того, что творилось внизу, эльфу опять захотелось опустошить желудок, но, поборов проклятую тошноту, Тьорл с превеликим удивлением отметил, что до акта вандализма в этой яме был колодец. А, следовательно, где-то поблизости было селение, черпавшее воду из этого маленького, но невероятно глубокого колодца. Жители вышеупомянутого селения не замедлили появиться. Изрядно выпившие неизвестно по какому поводу граждане держали в руках устрашающие (как им самим казалось) орудия труда и были настроены отнюдь не дружелюбно.

«Бей длинноухих и прочих уродов! Сволочи зелёные! Мы всех вас порвём на сотню маленьких медвежат! Вы думаете, что когда вас больше десяти штук, то вы можете нарушать покой мирных налогоплательщиков? Как бы не так!»

И, подогретая обильной (если судить по раскрасневшимся лицам) выпивкой, толпа угрожающе двинулась по направлению к перепуганным вандалам. К счастью для наших друзей, их спас более-менее трезвый и очень влиятельный в местной иерархии человек. Судя по прекрасному цветастому балахону, расшитому золотыми иероглифами и надетому по поводу какого-то праздника, это был местный староста. Именно он остановил разбушевавшуюся толпу и зычным голосом приказал: «Эй! Вы трое! Оба ко мне!» Друзьям даже не понадобилось времени, чтобы понять план дальнейших действий. И в ту и в другую светлую голову одновременно пришла одна и та же мысль. С диким криком, от которого на землю замертво падали птицы и глохли на продолжительное время звери, наши знакомые побежали, не разбирая дороги. Да и разбирать было особенно нечего – не было в этом тёмном и мрачном лесу дорог. Там и тропинок было маловато. Ну, впрочем, не будем уклоняться от темы. Так вот, побежали приятели довольно резво и не особо трезвые жители забытого селения вскоре отстали, захрапев вероятно под ближайшим кустом. Острые ветки мёртвых деревьев больно впивались в неприкрытые части тела, под ногами хлюпала холодная болотная жижа, повсюду царил полумрак. Несмотря на то, что листьев на деревьях не было, свет же не проникал в это царство вечного мрака. Вокруг было неимоверно тихо. Лишь гулко колотилось в груди сердце, перекачивающее огромное количество крови. Жутко болел правый бок, эльфу показалось, что через мгновение лёгкие разорвутся и откажутся бежать дальше подкашивающиеся ноги. Но ничего такого не произошло. Побегав с полчасика по притихшему лесу, друзья окончательно выдохлись и остановились на кратковременный отдых на небольшой и очень уютной полянке. Ярко светило оранжево-жёлтое солнце в безоблачных небесах. Приятно было просто лежать на мягкой травке чудесного зеленоватого оттенка и радовать красоте природы. Отдохнув и набравшись сил, друзья решили заняться любимым делом, то есть обсудить положение дел, хотя и так было ясно, что дела идут из рук вон плохо. Обсуждал на этот раз обычно неразговорчивый гоблин, лениво развалившись на мягкой и приятно пахнувшей летом травке и подложив под голову обыкновенный старый дорожный плащ, Тьорл лишь изредка вставлял свои комментарии, в свободное от размышлений время радуясь прекрасному дню и чудеснейшей природе родного края.

- Значит так, ушастый. Попали мы в переделку. Заблудились, понимаешь ли. Что делать то теперь? Хотел сходить к любимой бабушке, но получилось как всегда. Твои предложения по этому поводу?

- М-м-м… Ну можно банк ограбить или дракона какого-нибудь завалить.

- Ты кончай прикалываться. Это тебе не шуточки шутить. Нашёлся, понимаешь ли, шутник. Выдаёт тут шутки юмора. Тут тебе не там! Тут тебя быстро отучат водку пьянствовать и безобразия безобразничать.

Эльф с удивлением посмотрел на коллегу, убийцу-профессионала со стажем, поражаясь его неимоверному интеллекту, но же промолчал.

- Со всеми бывает! Ну подумаешь, изгадили мы один колодец! Тут их сотни! В крайнем случае другой выроют.

- Я про другое говорю. Куда идти теперь? Что предлагаешь делать.

- Бывает и хуже…

- Но реже!

- Да ладно тебе, гоблин! Хватит прикалываться. Давай подумаем логически. Дракона, например, пристукнуть можно…

- Придушили уже одного по пьяни. Герои нашлись! Тьфу!

- Может, песни петь будем? Ну, типа бродячие музыканты. Как Мэнлин Мэрсон. Помнишь? «Сладкие мечты», по-моему, называлась песенка. А может «Рок мёртв»? Не помню уже. Ведь классные песни. Правда классические не очень напоминают, зато молодёжь балдеет от них как зомби от запаха крови.

- Да уж. Есть, правда, одно «но» – мы ни петь, ни играть не умеем. А так ничего – давай будем музыкантами. Как в старину - «Беременные музыканты». Хотя и попса, но как их народ любил…

- Ладно, забыли, забили, запили.

На весь злобный лес стоял скрип заржавевших извилин, пугая бедных зверюшек и прочих леших. В конце концов, Тьорл, основательно почесав затылок, выдал умную мысль.

- Чё я придумал, мой зеленоватый дружище! Мы найдём небольшой караван и будем путешествовать с ним в качестве наёмников.

Вскинув на плечо залатанные дорожные мешки, Тьорл и Лро побрели в том направлении, которое казалось им наиболее правильным. Ватные от усталости ноги еле тащились по земле, втаптывая в грязь изумрудные травинки. Голодные желудки рассержено ворчали, требуя очередную порцию питательных веществ. Солнце светило над головами спутников, разрезая желтовато-алыми лучами белоснежные облака и радуя глаз. Животный мир жил своей жизнью. Звери кушали друг друга и делали потомство, трава росла бесшумно, как обычно, листья на деревьях вырабатывали О2. Благодать, да и только! Внезапно они услышали звуки битвы и, руководствуясь принципом «Мародёрство – двигатель прокачки», поспешили к месту происшествия, подражая известной группе захвата «Утренний позор». И встретились им… кто бы вы думали? Правильно, караванщики и бандиты-мордовороты. Вы скажите, что только в сказке караван встречается после того, как главный герой о подумал. Что ж, не спорю, но действие происходит как раз таки в самом сказочном - пресказочном мире, в котором такие совпадения случаются достаточно часто. Вернёмся лучше к тому, что происходило рядом с нашими подопечными. Несколько лесных разбойников дрались против закованной в кольчуги мрачной дружины. Разбойники подбадривали себя боевыми кличами и выражениями, содержащими ненормативную лексику, но дружинники были настоящими профессионалами своего дела. Шансы были не равные. Дождавшись окончания битвы, в которой победили естественно охранники-дружинники, друзья вышли из-за кустов и направились к каравану. Наёмники, из которых и состояла дружина, не зря получали свои денежки. Пройдя несколько шагов, наши давние знакомцы услышали громкий и уверенный голос, принадлежащий, вероятно, молодому мужчине крепкого телосложения, который стоял напротив: «Стой! Кто идёт!»

- Простые путники, - не особо уверенно ответил эльф.

- Просто так простые путники не шляются! Пройдёмте, граждане, к нашему начальнику! – недоверчиво проворчал патрульный.

Начальником оказался широкоплечий, русоволосый и накачанный мужик, лет тридцати пяти, закованный в броню по самые «некуда». Он одиноко стоял между двумя деревьями и рассматривал ландшафт.

- Что случилось, брат?

- Привёл к Вам, великий лорд, двух подозрительных типов. Ходят тут всякие… Говорят, что простые путники.

- Ну, это мы сейчас проверим! А ты, брат, можешь быть свободен.

Стражник продолжал топтаться на одном месте, не желая оставлять командира одного с такими подозрительными личностями наедине.

- Ты что-то хотел, брат?

- Ваше превосходительство, я не могу оставить вас одного.

- Ты свободен, брат.

Недовольно сверкнув глазами, охранник же повиновался и удалился выполнять свои ежедневные обязанности.

- Ну что ж. Кто такие, откуда, что хотели?

Лорд был вежлив, но отнюдь недоброжелателен.

- Милостивый лорд, мы простые путники, хотим охранять ваш караван, шли мимо, услышали звуки заварушки, поспешили на помощь, - от страха эльф говорил не очень красноречиво и едва слышно, отчаянно жестикулируя тонкими, но не костлявыми изящными руками.

Невдалеке послышались шаги и грубый мужской голос затянул походную песню, не хитрую и не очень содержательную, зато близкую каждому простому солдату. Слегка повернув голову на звук, друзья увидели несколько десятков человек, закованных в доспехи без каких-либо опознавательных знаков. «Наёмники», - сразу понял многое повидавший в своей жизни тёмный и симпатичный эльф, и внутренности сильнее сжались, внутри похолодело.

- Что хотите?

- Хотим охранять ваш караван, - сказал перепуганный тёмный эльф и, обезумев от страха, совершил неимоверное и непоправимое. Одним неуловимым движением подскочив к ближайшему солдату в начищенных доспехах, Тьорл ударил его ребром тонкой, но твёрдой ладони в незащищённое горло. Несчастный упал на землю, не успев даже вскрикнуть.

- Хотите охранять караван? – усмехнулся лорд. – Пожалуйста! Договоритесь с купцом после того, как он очнётся.

Вечером в палатке купца друзья сидели и пили прекрасное эльфийское вино. Впервые они могли позволить себе расслабиться и просто отдохнуть. Купец оказался человеком добрым и не злопамятным. Он был довольно таки приличным бойцом и уважал достойных врагов. На самом деле лордом был купец, а стражник, с которым друзья общались ранее, оказался правой рукой этого самого лорда. Весь этот маскарад был придуман специально для обеспечения дополнительной защиты. Так вот, друзья договорились об оплате труда. С завтрашнего дня они станут простыми охранниками каравана. А там – как повезёт. Может в лихом бою их проткнёт меч кровожадного врага, а может они станут богатыми и будут жить до конца своей жизни не зная бед. может быть в этой прекрасной и загадочной жизни. Густой вечерний туман стелился над засыпающей землёй. Птицы уже прекратили своё пение, готовясь ко сну. Ночные хищники не вышли на свою охоту. Лешие, кикиморы и прочая нечисть притаилась, ожидая, вероятно, полуночи. Заканчивался один день этого прекрасного мирка, забытого Создателем. Эльф решил лечь спать. Хоть утро вечера и не мудренее, же лучше мыслить с утра на трезвую, то есть на свежую голову. Некоторое время Тьорл не мог заснуть, но, наконец, ласковый сон нежно обнял эльфа, как любящая мать своё дитя.






оставить комментарий
страница1/6
Дата30.10.2011
Размер1,13 Mb.
ТипРассказ, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4   5   6
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх