Стенограмма совещания в Центре социально-консервативной политики Газетный пер., д. 3-5, стр. 1 icon

Стенограмма совещания в Центре социально-консервативной политики Газетный пер., д. 3-5, стр. 1


Смотрите также:
Стенограмма заседания Центра социально-консервативной политики Газетный пер., д. 3-5, стр. 1...
Стенограмма заседания Центра социально-консервативной политики Газетный пер., д. 3-5, стр. 1...
Стенограмм а заседания «круглого стола» Центра социально-консервативной политики Центр...
Стенограмма заседания Центра социально-консервативной политики Газетный пер., д. 3-5, стр. 1...
«Роль спорта в патриотическом воспитании» Центр социально-консервативной политики Газетный пер....
Стенограмм а заседания Государственно-патриотического клуба партии «Единая Россия» Центр...
«Патриотизм: история Великой Победы и основа будущего успеха страны» Центр...
Стенограмм а всероссийского семинара-совещания Центра социально-консервативной политики...
Законодательного Собрания Красноярского края...
8 июля в Киеве прошло очередное заседание Центра социально-консервативной политики Украина...
«Продовольственная безопасность России» Газетный пер., д. 3-5, стр. 1...
Программа краевого совещания...



Загрузка...
страницы:   1   2   3
скачать
СТЕНОГРАММА

совещания в Центре социально-консервативной политики


Газетный пер., д. 3-5, стр. 1

13 марта 2010 года. 12 часов.


Председательствует Ю.Е.Шувалов


Шувалов Ю.Е. Добрый день, уважаемые коллеги, я приветствую всех. Сегодня у нас такой непростой день, потому что закончилась избирательная кампания. Я хочу напомнить, что сегодня мы не проводим агитации, не высказываемся в отношении политических партий, но никто нам не мешает свободно провести интеллектуальную дискуссию. Мы специально выбрали тему, отвязанную от политических оценок: «Есть ли перспектива у социалистической идеи?».

Второй вопрос, который мы сегодня хотели бы поставить, это вопрос важный в целом для страны – что происходит в ЖКХ: формирование тарифов, тот мониторинг, который мы обязались проводить, вообще развитие этой ситуации, что можно сделать для того, чтобы нормализовать ситуацию в области ЖКХ.

Темы две, они разные, но во многом, если смотреть в корень, они близки.

По первой теме я бы хотел высказаться вначале сам. Хочу сказать, что это вопрос очень философский и важный для России в целом, потому что социалистическая идея обуревала нас самих. Мы сами попали в период строительства социализма, участвовали в этом, и нельзя сказать, что мы жалеем о прожитых годах, потому что социализм как таковой – это идея, которая, безусловно, сейчас нам это уже понятно, утопична и нереализуема в любой отдельно взятой стране или группе стран. Но, тем не менее, это привлекающая идея, идея, которая ставит очень благие цели, дает возможность людям становиться лучше. И, безусловно, это некий качественно новый уровень относительно той формы капиталистической идеи, в которой общество, в частности в Советском Союзе, в России находилось до 17-го года.

Но при этом мы, анализируя, как она реализовывалась в нашей стране, понимая, к чему мы пришли в конечном счете, понимаем, что это не просто утопия, это опасная утопия, которая в какой-то период переходит в форму жесткого тоталитарного режима, использует формы насилия над личностью. И главный вывод, который можно сделать, почему эта идея нереализуема и больше не может быть реализована в политическом смысле, потому что происходит разрыв творческого состояния человека и условная передача части его полномочий некоему коллективному управлению. И вот это привело к выхолащиванию содержания жизни как таковой и к определенной безысходности.

Но при этом надо понимать, что само по себе переваривание этой идеи дало для России некую возможность уже выйти на построение такой формы общественной жизни и привнести такие идеи, которые были бы более справедливыми, более совершенными и более перспективными с точки зрения мира как такового, и с точки зрения возможностей России, в которой мы живем.

Вот такую форму нашей дискуссии я бы хотел задать и передать слово Андрею Константиновичу Исаеву.

^ Исаев А.К. Я согласен с Юрием Евгеньевичем в том, что вопрос крайне важный, несмотря на кажущуюся теоретичность, и очень актуальный для России, наверное, будет актуален и ближайшие годы, может быть, даже десятилетия. Ответить на этот вопрос можно двумя способами: пространно и очень кратко.

Краткий ответ, на мой взгляд, очевиден. Есть ли будущее у социалистической идеи? С такими носителями – нет.

Если отвечать более подробно, то нам нужно будет все-таки проанализировать, а что такое «социалистическая идея»? В нашем сегодняшнем мире социалистами называли себя совершенно разные люди. Социалист – это Пол Пот, и социалист – это Улаф Пальма. Социалист – это Мао Цзэдун, и социалист – это Миттеран. Все они социалисты, хотя мы понимаем, что на самом деле вкладывали они совершенно разный смысл в то, что предполагали построить, в ту политику, которую проводили. Социализмов много, это некий конгломерат. Существуют врачи, которые говорят, что под словом «рак» подразумевается конгломерат разных болезней. Вот под словом «социализм» предполагается целый конгломерат как политических теорий, так и утопий. И их можно анализировать до бесконечности. Но для простоты нашего сегодняшнего разговора, я думаю, что целесообразно выделить два социализма, которые могут обсуждаться.

Это государственный социализм в том виде, в котором мы его знаем, и в котором он существовал до 1989-90 годов, когда эта система начала разрушаться. Есть ли будущее у возрождения этой системы в том или ином виде? Носителем этой идеологии, грубо говоря, сегодня является партия КПРФ. Возрождение именно такого государственного социализма.

И второй вариант, есть ли будущее у демократического социализма, так называемой социал-демократии, носителем которого претендует быть партия «Справедливая Россия»?

Есть два политических субъекта и, я думаю, что об этих социализмах можно говорить.

С моей точки зрения, пока на сегодняшний день в России и то, и другое достаточно бесперспективно, но гораздо перспективнее выглядит теория, которую исповедуют представители КПРФ. Не случайно именно эта политическая партия из всех левых пользуется наибольшей поддержкой.

Идея возрождения государственного социализма в России имеет очевидные перспективы, потому что есть общество, привыкшее жить по подобного рода лекалу, в нашем обществе сохранился целый ряд институтов, который был создан в условиях государственного социализма, и из этих условий сюда перенесены в том числе система ЖКХ, в том числе система льготирования, которая у нас существует на сегодняшний день. И более того, каждая реформа, каждое преобразование, каждый этап отказа от этого института воспринимается обществом достаточно болезненно. И поэтому, естественно, порождает ностальгическое желание это сохранить и дальше в этом продолжать жить.

Я считаю, что для нас достаточно очевидно, что теоретически в условиях системного кризиса, в условиях, если Россия вдруг потеряет управляемость, возрождение государственного социализма как одного из вариантов развития может стать вполне реалистичным. У этого есть одна большая проблема. Государственный социализм как система был опробован на многих странах мира, в разных вариантах – вариант Сталина, вариант Мао Цзэдуна, вариант Иосипа Броз Тито и т.д. Но он показал, что он может сработать на определенном этапе как мобилизационная модель, как модель, которая восстанавливает (не говорим о цене этого восстановления) управляемость обществом и территорией, и даже способна мобилизовать общество на определенный качественный рывок, связанный, как правило, с индустриализацией, то есть превращением общества в индустриальное. В дальнейшем эта модель показала, что управлять уже созданной ею же самой моделью она не в состоянии. Она не в состоянии обеспечить творческое последовательное эволюционное преобразование этой модели в ее дальнейших этапах в соответствии с собственной доктриной.

Единственный опыт, который нам на сегодняшний день преподносят в качестве примера удачной реализации государственного социализма, это Китай. Но здесь мы прекрасно понимаем, что это на самом деле является обманом и абсолютной иллюзией. Единственное, что роднит современный Китай с системой государственного социализма, это название правящей партии – Коммунистическая партия Китая. На самом деле экономика там построена ультралиберальная и капиталистическая, а социальная система в гораздо меньшей степени соответствует стандартам государственного социализма, чем мы привыкли знать. Я рассчитываю, что мне, может быть, будет предоставлена возможность выступить в Государственной Думе перед коллегами – коммунистами и рассказать им о трудовом кодексе, который принят в Китайской народной республике под руководством Коммунистической партии, где запрещены в принципе забастовки под страхом уголовной ответственности, где введена 48-часовая рабочая неделя, 12-дневные отпуска, и где на сегодняшний день право на пенсионное обеспечение имеет 28% работающих граждан. Это тот социалистический рай, который реализуют, и который позволяет Китаю, используя дешевую рабочую силу, зажатую в достаточно авторитарных условиях, создавать конкурентные преимущества на мировом уровне.

Поэтому я думаю, что возврат к системе государственного социализма, во-первых, будет очень дорого стоить нашему населению, которое уже привыкло жить в совершенно иных условиях, чем условия государственного социализма, а, во-вторых, не имеет дальнейших перспектив для развития России.

Есть ли будущее у этой идеи? К сожалению, полностью исключать будущее для государственного социализма в нашей стране невозможно. Но тогда, если это будущее состоится, мы можем поставить под сильное сомнение будущее России как таковой, ибо крах государственного социализма один раз уже привел к ликвидации государства как такового, и вторично, возможно, приведет к таким же последствиям, и в данном случае это уже будет не развал Советского Союза, а развал России в ее традиционных исторических границах.

Поэтому на сегодняшний день наиболее интересными представляются, и нам в качестве оппонентов постоянно показывают идеи современной социал-демократии. Мы неоднократно заявляли, и Борис Вячеславович Грызлов говорил даже об этом на нашем съезде, что мы были бы заинтересованы в становлении сильной социал-демократической партии. Я полностью с ним согласен, мы действительно были бы заинтересованы, но есть ли для этого становления на сегодняшний день объективные предпосылки? С моей точки зрения, в данный момент нет. По следующим причинам.

Мы можем проанализировать, и если мы проанализируем, то мы убедимся, что попытки создания левоцентристских партий в России предпринимаются многократно. Как правило, это одна и та же схема. Эта структура создается при поддержке власти или части властных элит, эта структура должна занимать место – нишу между партией власти, какая бы она ни была, и Коммунистической партией, и ориентироваться на перерастание в социал-демократическую партию. Так были созданы Аграрная партия, Конгресс русских общин, «Отечество – Вся Россия», «Родина», «Партия жизни», и на сегодняшний день «Справедливая Россия». Цикл, как правило, один – победа на одних думских выборах и поражение на последующих, или ликвидация как самостоятельного субъекта к последующим выборам. Так происходило постоянно и последовательно. Были разные лидеры – более или менее харизматичные, были разные варианты программ – более или менее соответствующие российской традиции. Но результат всегда был один – эти партии уходили с политической арены. В этом есть некая закономерность.

Давайте попробуем проанализировать, в чем причины этой закономерности.

Первая, на мой взгляд, наиболее значимая и важная, которая бросается в глаза, это наличие сильной Коммунистической партии, которая, в отличие от неукорененной абсолютно в общественном сознании социал-демократии, является фактически приватизатором и распорядителем основного мифа – мифа социальной справедливости, который должен порождать левую идею. Вот у коммунистов в устах, кто бы они ни были, идея социальной справедливости будет звучать лучше, чем у Сергея Лисовского или у Людмилы Нарусовой, это однозначно. Это очевидно для всех, и поэтому в данном случае они являются абсолютно вне конкуренции для эсеров.

Более того, могу сказать, что в принципе это проблема не только специфически российская. Всюду, где исторически были сильные коммунистические партии, исторически слабы были социал-демократы. Так было в Италии, где социал-демократическая партия так и не состоялась, и нынешняя вторая партия образовалась на базе бывших коммунистов Италии. Так было во Франции, где до 70-х годов из-за силы и влияния коммунистической партии социалисты были достаточно слабы. Так было на постсоветском пространстве и в бывших странах Восточной Европы, где основными партиями стали бывшие компартии, и т.д., и т.п. Это сложнопреодолимый момент.

Но даже здесь наши коллеги из «Справедливой России» могли бы пытаться каким-то образом исправить ситуацию, но они ее не исправляют. Вместо того, чтобы бороться за коммунистический электорат, они выстраивали всю свою тактику на попытке перехвата электората «Единой России», действуя по формуле, что они более путинская партия, чем партия Путина, потратив на это громадное количество сил, времени и неуёмной энергии, но, на мой взгляд, достаточно пусто и бессмысленно.

Вторая важная причина состоит в том, что социал-демократия, левоцентристская идея возникала в определенных исторических условиях, которых в современной России, с моей точки зрения, нет. Каковы эти условия? Социал-демократия и левоцентристские партии возникали как политическая функция профсоюзного движения, стоящего на позициях классовой борьбы. То есть от постоянного отжимания у работодателя прав работников вплоть до полного захвата средств производства. Это была идея, охватывавшая все профсоюзное движение в целом. На сегодняшний день таких условий нет даже в Западной Европе. Там нет профсоюзов, стоящих на позициях классовой борьбы, профсоюзы стоят на позициях социального партнерства. И эти же идеи социального партнерства и социальной справедливости в неменьшей степени, чем социал-демократы, разделяют их основные оппоненты – консерваторы. Если мы сравним, скажем, политику Тони Блэра с политикой ХДС/ХСС в Германии, мы будем играть в картинки «найдите 10 различий». Мы понимаем, что там социалистические партии во многом называются так в силу сложившейся исторической традиции. Не потому, что они предполагают строить по Франкфуртскому манифесту демократический социализм – нет, просто сложилась традиция.

А поэтому попытка у нас здесь экстраполировать то, что было в 40-50-е годы прошлого века в Европе и попытаться построить такую же партию, а эсеры пытаются строить не просто социал-демократическую партию, а лево-социал-демократическую партию, упирая не левую социалистическую риторику, это, на мой взгляд, достаточно бессмысленно. Нет массовой базы – профсоюзы не поддерживают эту идею. Для них более удобным партнером является «Единая Россия», потому что у социалистов есть такая традиция – они считают, что они левоцентристы, значит они должны профсоюзами командовать, для них профсоюзы – это приводной ремень. А поскольку «Единая Россия» не считает себя руководителем рабочего движения, она выстраивает партнерские отношения. Для профсоюзов современных это удобней, чем когда к ним приходят и говорят: ну-ка, забастовочку нам, пожалуйста, к этим выборам она была бы нам крайне кстати. Это второй момент – отсутствуют исторические основания для возникновения подобного рода движения. Значит нужно выстраивать что-то иное.

Наконец, я согласен абсолютно с Юрием Евгеньевичем, когда он начал с философского постулата. Для России, страны глубоко идеологичной, конечно же, важны смысловые понятия. Здесь, безусловно, большой удачей для эсеров, которая, может быть, пока и держит их на плаву в значительной мере, является то, что они избрали слово «справедливая». Безусловно, слово «справедливая» для российского, русского менталитета играет колоссальную роль. Собственно говоря, вся политическая борьба – это борьба за справедливость, с точки зрения России. Но, выбрав себе удачное название с использованием слова «справедливость», они на этом выборе, собственно говоря, в силу своей идеологической удачи и завершили. Потому что с точки зрения российского менталитета «справедливость» – это не борьба за повышение заработной платы на 6,7%, что вполне является борьбой за справедливость с точки зрения, допустим, немецкого менталитета, а это борьба за космическую справедливость, за справедливый миропорядок как таковой. Вот устроить жизнь по справедливым лекалам – да, это цель для России, для нашего народа. А бороться за повышение заработной платы в долях – это не цель. Это так, просто некая работа, ну профсоюзы есть, пускай они этим и занимаются. Иное восприятие в Европе, для них борьба за 6,7% - это вполне себе борьба за справедливость в их понимании и значении. Поэтому, мне кажется, что содержательно, идеологически они достаточно слабы и не могут претендовать на харизматичность своей идеологии.

Ну и завершающий момент состоит в том, что в России на сегодняшний день эсеры и социал-демократическая идея оказываются зажатыми не между одним паровозом, как это было в Европе, где был сильный паровоз в виде коммунистов, а между двумя паровозами – сильной социально-консервативной партией, в хорошем смысле. Я не претендую, что наше крыло занимает всю партию, но у нас партия одновременно и консервативна, и социальна. Вот принципиально иную социальную политику, находясь в рамках курса на построение рыночной экономики в России, сегодня проводить невозможно. Невозможно быть в этом смысле социальнее нас. Потому что даже в условиях кризиса мы повышаем пенсии; рискуя поссориться с предпринимателями, повышаем для этого взносы во внебюджетные социальные фонды; мы сохраняем все обязательства, хотя повсеместно ведется сворачивание этих обязательств; мы выстраиваем диалог с общественными организациями, профсоюзами и т.д., и т.п. Мы занимаемся тем, чем должны были бы заниматься социал-демократы в Европе. Мы даже проводим совещания по тарифам ЖКХ, их снижению. Поэтому в этом смысле для того, чтобы высказаться радикальнее, надо переходить на платформу Коммунистической партии, а эта платформа уже есть, эта платформа занята.

Поэтому, мне представляется, что в ближайшем обозримом будущем у социалистической идеи в России будущее достаточно маргинально. Будут существовать партии, движения, попытки, но они не смогут претендовать на охват большинства, на занятие этой ниши большинства. И, я думаю, что вторая партия, которая рано или поздно возникнет в России в качестве нашего конкурента, это не будет социалистическая партия. Это будет партия, построенная по иным принципам. Ведь существующее сейчас представление о том, что должны быть консерваторы, а им обязательно должны противостоять социалисты, навеяно только одним – нашей попыткой все мерить по европейским меркам, нашим европоцентризмом. В США, там не консерваторы и социалисты противостоят друг другу. Точно так же, как и в Индии, там Индийский национальный конгресс, и понятно что Джаната парти считается партнером Социнтерна, но это не социалистическая партия. Это партия, построенная по совершенно иным принципам и традициям. Такая партия рано или поздно возникнет и будет конкурентом «Единой России», но вряд ли это будет какая-либо из тех партий, про которые я сегодня говорил.

Спасибо.

^ Шувалов Ю.Е. Спасибо. Очень интересное выступление, Андрей Константинович.

Я просто хочу напомнить, что наша партия не только социальна, но она еще и патриотична, и либеральна, и при этом мы все консерваторы. Сегодня основой политической системы России, по крайней мере большей части этой политической системы, является возврат к традиционным ценностям, к базовым ценностям, которые дают нам уверенность в том, что мы стоим на правильном пути. И возникновение новой партии, понятно, что у нас должна быть оппозиция, но действительно это очень интересный вопрос – какая оппозиция должна быть? Какая оппозиция может быть у консервативной идеи в России? Но это отдельный вопрос.

А сейчас я хочу предоставить слово Ирине Анатольевне Яровой.

^ Яровая И.А. Коллеги, что очень интересно, поскольку у нас тема заседания сегодня состоит из двух частей, так и хочется попытаться найти ответ на вопрос: что же все-таки более перспективно в России – ЖКХ или социалистическая идея? Я думаю, что если ЖКХ будет более перспективно, это будет гораздо более позитивный ответ и результат, к которому есть смысл стремиться.

Очень верно было сказано Андреем Константиновичем по поводу того, кто же являются носителями, и каким наследством они руководствуются, и на какой фундамент опираются? Конечно, то историческое прошлое и наш собственный исторический опыт России являются определяющими с этой точки зрения. И, как ни крути, социалистическая идея в России страдала главным изъяном: она заявляла некую «голубую мечту», но предлагала негодные средства ее достижения, ее реализации. И если уж говорить о том, к кому всегда обращается социалистическая идея, как будто бы к обществу, но вместе с тем было создано все для того, чтобы создать некую формальную демократию, которая не имела никакого реального содержания.

Если посмотреть, как сегодня поменялась позиция тех, кто являются носителями социалистической идеи, а у нас есть ветераны социалистического движения и молодая поросль, которой является «Справедливая Россия», то, как ни странно, их очень многое объединяет. И объединяет их прежде всего то, что они соревнуются в уровне немыслимых обещаний, которые готовы были бы дать. Они состязаются в уровне нарисовать ту «голубую мечту» о социальной справедливости, которая якобы ими предлагается обществу, но при этом ничего ровным счетом не предлагается с точки зрения реалистичного сценария построения экономики, которая бы позволила обеспечить это социальное равенство. Собственно говоря, ничего нового, креативного, интересного, интеллектуального и творческого в том, чтобы отобрать и поделить, совершенно нет. И, к сожалению, то, что сегодня мы видим, и то, что предлагает современная социалистическая идея в России, это все то же самое. Это попытка создать внутри общества некую неприязнь тех, у кого чего-то меньше, к тем, у кого чего-то больше. Это попытка создать ситуацию напряжения и конфликта, и на этом они именно и паразитируют. Я буду настаивать на таких терминах как «паразитируют» и «спекулируют». Почему? Потому что за этим не следует серьезного вдумчивого анализа и предложения некоего алгоритма действий.

Кстати, в условиях мирового экономического кризиса, на мой взгляд, совершенно красноречиво нашло подтверждение то, что в чистом виде никакая теория, никакая идея, ни социалистическая, ни либеральная, сегодня не показали свою жизнеспособность. И те государства, которые даже заявляли себя как либеральные, были вынуждены прибегать к инструментам социалистическим, и наоборот. О чем это говорит? Вы знаете, в образовании есть такой термин «вариативность». Вот думается, что сегодня перспектива только у той политической идеи, которая способна действовать вариативно. И в этом смысле, конечно же, Юрий Евгеньевич очень тонко подметил, что если говорить о вариативности, а следовательно о реалистичности и адекватности действий по отношению к той или иной ситуации, то наше с вами сегодняшнее обсуждение, и представительство и либеральной, и социалистической, и государственно-патриотической идей – это не что иное, как попытка создать ту вариативность реалистичную, адекватную действиям, которая необходима обществу, которая необходима государству.

И в этой связи мы с вами так или иначе возвращаемся к той идее суверенной демократии, которая очень жестко была подвергнута в свое время критике, когда Россия, исчерпав социалистическую идею, вдыхая в полной мере весь негатив от новых либеральных преобразований, заявила о том, что она выбирает свой собственный путь развития, где будут предлагаться разные инструменты и разные формы действий.

Коллеги, наверное, мы все помним, что в Конституции мы заявлены как социальное государство. Поэтому, когда мы говорим о перспективах социалистической идеи, мы всегда помним, что инструменты социального развития, инструменты социальной поддержки в государстве были, есть и будут. Если вы помните, еще Иван Ильин в своей работе рассуждал на тему, что такое государство – это корпорация или это учреждение? Это совершенно либеральная и независимая форма управления или это орган опеки и попечительства? История показала, что это ни то, ни другое. И мы с вами в ежедневном режиме призваны находить тот инструментарий, который бы позволял решать конкретную проблему. Действовать в теории чистого научного эксперимента сегодня непозволительная роскошь.

Кроме того, если вернуться к вопросу номер один в повестке дня России сегодня – модернизации, возникает вопрос: какая идея способна объединить общество? Ни либеральная, ни социалистическая идеи объединить, консолидировать общество не способны. А следовательно, если нет консолидации общества, то и достижение как конечной цели модернизации обновления всех институтов государственных, общественных, экономических тоже недостижимо.

Возникает тогда вопрос: что же необходимо предложить для того, чтобы решить эту амбициозную задачу? И думается, что заявленная наша с вами политическая позиция как консервативная идея, она предполагает возможность выбора тех инструментов социальных и либеральных, которые были бы наиболее адекватны и наиболее полезны. И в этой связи, конечно же, то, что нам с вами приходится конкурировать с чистыми идеями – с одной стороны, либеральная идея, с другой стороны, социалистическая – каждый раз мы слышим упреки в пользу того, что каждая из сторон не удовлетворена тем, что нет в их представлении жесткого позиционирования и защиты отдельных социальных групп. Но у государства другая задача. У государства сегодня нет задачи защитить только бизнес или защитить только пенсионеров. Такое государство обречено рано или поздно. Сценарий такого развития заведомо предсказуем и понятен, он не имеет успеха. Поэтому найти тот сбалансированный вариант развития, когда можно было бы, развивая и свободную рыночную экономику, обеспечивать достаточно серьезные меры социальной государственной защиты, и при этом развивать институты гражданского общества, скажите, под какую чистую теорию это подходит? Да ни под какую. И, наверное, в этом сегодня главная проблема всех – и либералов, и социалистов, которых мы с вами видим на политической арене в России.

Хотя Юрий Евгеньевич и сказал о том, что сегодня «день тишины», но он «день тишины» в СМИ. Мы с вами можем говорить и рассуждать о чем угодно. Все-таки социалистическая идея, она бесперспективна, и мы с вами имеем в этом возможность убеждаться даже в Зале Пленарных заседаний Государственной Думы, когда мы видим, с какими идеями и предложениями выходят наши коллеги, позиционирующие себя как, с одной стороны, мудрые, а, с другой стороны, юные социалисты. Я имею в виду коммунистов и «Справедливую Россию». Хотя они друг друга очень не любят, они ведь во многом похожи друг на друга, потому что они предлагают все, что есть сегодня у страны накопленного, быстренько поделить, быстренько распределить, а после этого у них даже не стоит вопрос: а что будет дальше, как будет развиваться страна и как она будет накапливать новый ресурс? Поэтому утопия этой идеи, я все-таки не сказала бы, что она утопична. Мне кажется, она все-таки прагматично-спекулятивна. Потому что у них есть краткосрочная цель – это приход во власть на тех позициях, которые выглядят как благие, но при этом у них нет ни намерения истинного, ни желания решать проблемы дальше. Поэтому, мне кажется, что мы делаем большой реверанс им, когда называем их идеи просто утопичными. Мне кажется, что здесь уже есть элемент рациональной, спекулятивной, прагматичной политики. Они прекрасно понимают, что идеи, которые они заявляют, нереализуемы. Они прекрасно понимают, что паразитируют на этих идеях, но им это удобно и выгодно, и не больше, и не меньше. Поэтому не стоит, мне кажется, прятать это за какими-то научными терминами, это все гораздо проще и более реалистично. В том числе, если говорить о ЖКХ и об их позиции. Когда заявляется позиция, что нужно сегодня просто установить государственную монополию – это все уже было. И мы видели, что за эти годы не был накоплен никакой ресурс, который бы позволял сегодня успешно развиваться системе жизнеобеспечения населения в разных регионах страны.

Уважаемые коллеги, наверное, нам с вами есть смысл сегодня думать над тем, чтобы наши собственные предложения, которые мы вырабатываем в том числе и на интеллектуальной площадке трех клубов партии, вот всегда есть соблазн точно так же скатиться в чистую социалистическую идею. Потому что когда мы что-то обещаем и предлагаем с точки зрения финансовых, материальных ресурсов поддержки, конечно, это всегда наиболее симпатично и наиболее выгодно звучит в риторике политиков. Но мы так с вами всегда ставим себе определенные ограничители: как мы будем это исполнять?

Если говорить о ЖКХ. Видеоконференция, которую провел Борис Вячеславович, и мы с вами имели возможность принимать в ней участие, я просто совершенно точно знаю, какой сегодня отклик в регионах. Сегодня не появилась ситуация у населения, что они это восприняли как шанс того, что все перестанут платить. Но они абсолютно точно в этом увидели уровень ответственности власти за то, чтобы мера финансовых вложений и ответственности каждого человека соотносилась с той услугой, которая оказывается. И если мы с вами сегодня на уровне муниципалитетов и глав регионов доведем эту работу до конца, проведем аудит, реальное экономическое обоснование тех тарифов, которые мы заявили, я думаю, что у нас будет очень жесткий и сильный аргумент против позиции социалистической в этой проблематике – проблематике ЖКХ. Попытка сегодня склонить население не платить вообще ничего и никому – это заведомо конфликтная ситуация, которая ими используется только с одной целью, чтобы на фоне этого конфликта, на фоне этих непоступлений платежей в бюджеты всех уровней создать новую, на их взгляд, революционную ситуацию.

Для того, чтобы не допустить спекуляций на теме ЖКХ, я думаю, что мы начали предпринимать совершенно адекватные меры, и я все-таки считаю, что они принимаются не с опозданием, а принимаются вовремя, потому что заявлять популистически до того, как были приняты какие-то решения, без экономического анализа, было бы тоже неправильно.

Поэтому в заключение могу только призвать всех нас к одному. Чтобы проблему ЖКХ мы решили, а социалистическая идея тихо и мирно умерла сама собой.

^ Макаров А.М. Уважаемые коллеги, совершенно очевидно, что будущее социалистической идеи надо обсуждать без либералов. Поэтому уже сам факт, что нас сюда пригласили, свидетельствует о том, что произошли серьезные сдвиги в обществе. Потому что раньше у меня перед тем, как пригласить, попросили бы конспект того, что я буду говорить. А сейчас я просто пришел и все. Но я сейчас специально, вы же видели, вышел, спросил у начальства, что мне можно сказать. Он мне сказал: всё!

^ Яровая И.А. Вас даже никто не поджидает.

Макаров А.М. Пока нет, они подъедут потом.

Ладно, коллеги, давайте обсудим будущее социалистической идеи, а не мое будущее, потому что мое будущее мне представляется как минимум не хуже будущего социалистической идеи. (Смех в зале.) Я бы даже иначе сформулировал: мое настоящее лучше, чем будущее социалистической идеи.

Теперь от меня к социализму. Во-первых, я считаю, что совершенно блестящий анализ сделал Андрей Константинович. Я только вчера прочитал материал полностью, до этого я читал кусок в газете, а вчера посмотрел на нашем сайте то, что было опубликовано. Вот, на мой взгляд, блестящий анализ. Чего не хватало на самом деле в «Известиях»? В «Известиях» не хватало ровно того, чего не хватает нам сейчас здесь. Мы с вами начинаем обсуждать социалистическую идею как комплекс, забыв, что будущее социалистической идеи нельзя обсуждать как единое целое. Потому что есть социалистическая идея, давайте вспомним, строго говоря, ранние христиане. Все-таки больше 2 тысяч лет тому назад, идеи почитайте – абсолютный социализм. И дальше на протяжении всех веков, мы читаем, вон она живет. Все обсуждают ее будущее, она все равно жива, но это именно идея.

Дальше возникает вопрос следующий: кто на что ради этой идеи способен? Вот Томасу Мору, например, голову отрубили за эту идею. И ничего, все нормально. Чем готов пожертвовать наш жертвенный вольтерьянец товарищ Левичев ради социалистической идеи? Он же кричал: Борис Вячеславович, где ваша вольтерьянская жертвенность?! Помните? Крик такой был, что было ощущение, что он забыл, что микрофон в зале работает.

Иными словами, что мне хотелось бы сказать? На самом деле есть три абсолютно самостоятельных вопроса.

Первое. Имеет ли будущее идея? Да, конечно, имеет. Не мы ее с вами придумали, не мы ее с вами отменим. А идея вот этой справедливости абстрактной, она будет всегда. Это почти религиозная идея. И от того, как мы это будем называть, ничего не изменится. Я даже не стал бы спорить, потому что бессмысленно. И на самом деле проблема в значительной степени конца 80–90-х годов была в том, что мы боролись против идеи, а не против различных вариантов ее воплощения. Другое дело, что всегда эта идея, особенно у нас в России, приобретала характер большевизма. На самом деле проблема не в самой социалистической идее, проблема в том, что ее реализация на практике, поскольку она утопична по своему содержанию (возьмите того же Томаса Мора, возьмите Кампанеллу, «Город солнца» и т.д.), это утопия. Но как только мы эту утопию хотим сделать практикой, мы выясняем, что нам не хватает нормальных средств для того, чтобы она стала практикой. И вот тогда появляется большевизм. То есть проблема не в социалистической идее, проблема в том, что мы утопическую идею хотим сделать жизнью, а мы рождены, чтобы сказку сделать жизнью, поэтому надо построить ГУЛАГ.

Поэтому возникают две остальные ветви. Вот идея, если поставить в чистом виде тему обсуждения, идея имеет будущее. А дальше возникают вопросы: 1) имеют ли будущее партии, которые проповедуют эту идею? 2) и имеют ли будущее политики, которые проповедуют эту идею? Обратите внимание, что это абсолютно три самостоятельных вопроса. И вот если мы с вами договорились о том, что имеет будущее идея, имеют ли будущее партии? До той степени, когда они пытаются утопию реализовать в государственной жизни, и при этом начинают навязывать эту идею как общеобязательную, я надеюсь, что не имеют, хочется верить, во всяком случае.

Имеют ли будущее политики? Здесь достаточно подробно говорили, не хочется возвращаться к анализу деятельности Сергея Михайловича Миронова, я уже много раз говорил, что просто преклоняюсь перед этим человеком, это выдающийся политик. Количество высших образований, которые он имеет, это диагноз. И главное, это мужественный и смелый человек, чего очень мало бывает у нас в политике. Почему? Потому что, извините, вот сидит Франц Адамович, мы его любим. Вот Франц Адамович не даст соврать. У очень многих десантников при прыжке с парашютом, как известно, особенно когда неустойчивый организм и психика неустойчивая, может происходить мини-сотрясение мозга. Правда, Франц Адамович?

^ Клинцевич Ф.А. Ни один удар об землю ума не добавляет. У меня более 500 прыжков, вот буду выступать сегодня. (




оставить комментарий
страница1/3
Дата29.10.2011
Размер0,59 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх