Удк 347 I ббк 67. 404 3-40 icon

Удк 347 I ббк 67. 404 3-40



Смотрите также:
Методическое пособие Москва ● 2008 удк 347. 963 + 347. 157 Ббк 67. 721-91 + 67. 404. 532...
Методические указания для студентов 5 курса заочного отделения специальности «юриспруденция»...
Методические рекомендации Москва ● 2010 удк 347. 962: 342. 7 Ббк 67. 721-91: 67. 400. 32...
Научно-методическое пособие Москва ● 2009 удк 347. 962: 342. 9 Ббк 67. 721-91: 67. 401. 02...
Научно-методическое пособие Москва ● 2009 удк 347. 962: 342. 9 Ббк 67. 721-91: 67. 401. 02...
Методические указания для студентов 2 курса заочного отделения сокращенные сроки обучения...
Учебное пособие удк 347. 965 (071. 1) Ббк 67. 99(2)...
Методическое пособие Москва ● 2010 удк 347. 963 Ббк 67. 721-91...
Удк 347. 214. 2 (476)...
Удк 347. 73(075. 8) Совершенствование методов управления биржевым курсом национал ьной валюты...
Учебник издание пятое, переработанное и дополненное проспект москва 2001 Том 3 удк 347 ббк 67...
Учебник издание пятое, переработанное и дополненное проспект москва 2001 Том 3 удк 347 ббк 67...



страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9
вернуться в начало
скачать
Тулупов К.В.1

^ МОРСКОЙ АРБИТРАЖ В РФ И США

(СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ

ПРАВИЛ ПРОЦЕДУРЫ МОРСКОЙ

АРБИТРАЖНОЙ КОМИССИИ ПРИ

ТПП РФ И ОБЩЕСТВА МОРСКИХ

^ АРБИТРОВ НЬЮ-ЙОРКА)

Морской арбитраж (maritime arbitration, Eng.) — специа­льный вид коммерческого арбитража, имеющий целью разре­шение споров, возникающих в сфере торгового мореплава­ния. Как и коммерческий арбитраж вообще, морской арбит­раж представляет собой внесудебный способ урегулирования торговых споров (alternative dispute resolution, ADR), при ко­тором их рассмотрение осуществляется не зависимым от сто­рон третьим лицом (или несколькими лицами) — арбитром. При этом от схожего по форме способа внесудебного разре­шения споров — посредничества третьего лица (mediation), арбитраж отличается прежде всего тем, что результатом его является вынесение арбитражного решения, которое носит окончательный и обязательный для сторон в споре характер и обеспечивается принудительным исполнением так же, как и обычное судебное решение. Важное отличие арбитража от разбирательства дела в государственных судах заключается в том, что спор может быть передан на рассмотрение арбитра (арбитров) лишь в случае наличия явновыраженного взаимно­го согласия сторон по этому вопросу (в то время как право на обращение в суд является универсальным и неотъемлемым правом). Такое согласие обычно принимает форму арбитраж­ной оговорки (arbitration clause) в контракте или отдельного арбитражного соглашения (arbitration agreement, agreement to arbitrate).

Элементы сходства между судебной процедурой и арбит­ражем можно видеть в их «институциональном» характере в том смысле, что в обоих указанных случаях разрешение спо-

Аспирант ИГЛ РАН.

133

ров осуществляется при участии общественного и правового института, наделенного законом соответствующей компетен­цией, — государственного суда (court) и арбитражного суда (arbitral tribunal). Это сходство особенно выявляется при ана­лизе так называемых постоянно действующих (standing) арби­тражных судов, комиссий и т.п., функцией которых является разрешение путем арбитража споров, добровольно передавае­мых на их рассмотрение участниками торгового оборота. Та­кие арбитражные суды, как и суды государственные, действу­ют на постоянной основе и по собственной, зачастую столь же сложной, как и судебная, процедуре. Однако стороны, обра­щающиеся в арбитраж, вправе решать, какие из арбитров бу­дут рассматривать их спор, а также в той или иной мере во вза­имному согласию менять действие некоторых правил проце­дуры (что, разумеется, немыслимо при рассмотрении дела в суде).

Учитывая значимость арбитража для коммерческого обо­рота (в том числе международного), а также тот факт, что ар­битражное решение наделяется государством силой принуди­тельного исполнения, не удивительно, что в большинстве стран арбитраж стал предметом специального законодатель­ного регулирования, а на международном уровне — между­народно-правового закрепления в качестве способа разреше­ния международных коммерческих споров, юридическая сила которого должна признаваться без излишних формальностей теми государствами, к которым принадлежат участники спо­ров. Примером этому может служить Нью-Йоркская конвен­ция 1958 г. о взаимном признании и приведении в исполнение арбитражных решений. Согласно данной конвенции решение, вынесенное арбитражным судом в любой из стран-участниц, подлежит принудительному исполнению в любой другой стране-участнице.

Что касается национальных законодательных актов, по­священных вопросам коммерческого арбитража (включая ме­ждународный), в качестве примеров можно привести Акт об арбитраже США (United States Arbitration Act), принятый 12 февраля 1925 г., и Закон РФ о международном коммерческом арбитраже от 7 июля 1993 г.

Как видим, российский Закон касается лишь международ­ного коммерческого арбитража. Однако именно данным Зако­ном было введено в действие Положение о Морской арбитра­жной комиссии при Торгово-промышленной палате Россий­ской Федерации. Морская арбитражная комиссия при ТПП РФ (далее— «МАК») является основным российским посто-

134

янно действующим арбитражным судом, осуществляющим деятельность по разрешению споров как международного, так и немеждународного характера в сфере торгового мореплава­ния. МАК была преобразована из МАК, созданной при ТПП СССР еще в 1930 г. Помимо вышеназванного Положения и, разумеется, Закона деятельность МАК регулируется Правила­ми производства дел в МАК, утвержденными постановлени­ем Прсзудиума ТПП СССР от 13 января 1982 г.

Американским аналогом МАК является Общество морских арбитров (Society of Maritime Arbitrators, SMA), основанное в Нью-Йорке в 1963 г. в качестве профессиональной некоммер­ческой организации лиц, осуществляющих деятельность тре­тейских судей в сфере морского арбитража. В том же 1963 г. Общество морских арбитров (далее — «ОМА») на основе уже упомянутого Акта об арбитраже разработало и приняло свой Арбитражный регламент (Maritime Arbitration Rules). С тех пор ОМА стало крупнейшим, наряду с Лондонской ассоциацией морских арбитров (London Maritime Arbitrators Association, L.M.A.A.), арбитражным институтом по рассмотрению споров в сфере международного торгового мореплавания.

Сравнение полномочий и процедур МАК и ОМА предста­вляет для нас интерес не только с практической точки зрения; оно необходимо и для того, чтобы уяснить некоторые сущест­венные концептуальные отличия и особенности современных институтов морского арбитража в США и России.

К таким отличиям относится прежде всего понимание ро­ли арбитражного суда в процессе арбитражного разбиратель­ства. Если Арбитражный регламент ОМА оставляет решение значительного числа вопросов при подготовке и в ходе слу­шания дела арбитражем самим сторонам, то Правила произ­водства дел в МАК больше напоминают ГПК РФ, наделяя со­став арбитража обязанностями, в большей степени присущи­ми суду общей юрисдикции. К таковым, в частности, относят­ся обязанность арбитражного суда обеспечить направление сторонам всех документов по делу, включая заявление истца о возбуждении дела, принять в случае необходимости дополни­тельные меры по подготовке дела к разбирательству и т.п. На­против, согласно Арбитражному регламенту ОМА истец дол­жен направить ответчику или его представителю уведомле­ние о передаче спора в арбитраж, стороны обязаны предостав­лять друг другу и составу арбитража копии всех документов и прочие доказательства, представляемые ими в ходе разбира­тельства, обеспечивать противоположную сторону услугами переводчика и т.д.

135

Отмеченные выше отличия в роли арбитров при осуществ­лении процессуальных действий являются, на наш взгляд, от­ражением более общих принципов, лежащих в основе право­вых институтов арбитража в США и России. Речь идет о прин­ципе свободы волеизъявления сторон арбитража, а именно о степени данной свободы при участии в арбитражном процес­се. Попробуем выяснить, какой степенью свободы пользуют­ся участники арбитражного разбирательства в МАК и ОМА, на примере следующих положений Правил производства дел в МАК и Арбитражного регламента ОМА.

Согласно ст. 1 Арбитражного регламента ОМА стороны вправе но взаимному согласию изменять правила, установ­ленные регламентом, за исключением тех, которые касаются ведения арбитрами разбирательства. В частности, стороны могут предусмотреть, что разбирательство будет проводиться в месте ином, нежели Нью-Йорк (ст. 7). Далее, стороны впра­ве заявлять отводы арбитрам и обжаловать отказы в отводе в соответствующий федеральный окружной суд (ст. 9). Нако­нец, стороны вправе самостоятельно определять число арбит­ров. При этом в случае просрочки стороны в назначении свое­го арбитра сторона, назначившая арбитра, вправе назначить и второго. Третий же арбитр (в случае если стороны договорят­ся о рассмотрении дела тремя арбитрами) назначается двумя избранными или, при недостижении ими согласия, судом (ст. 10 и II).

Правила производства дел в МАК не предусматривают свободного изменения своих положений сторонами арбитра­жного разбирательства. Так, рассмотрение дела в месте ином. чем обычное место заседаний (Москва), возможно, только ес­ли состав арбитража сочтет это необходимым (п. 5V2). Отвод арбитрам может быть заявлен свободно, однако вопрос об от­воде окончательно решается председателем МАК или самим составом арбитража (п. 3—7). Что касается назначения арбит­ров, то здесь возможности сторон также ограниченны. В част­ности, при неизбрании ответчиком арбитра в установленный срок назначение за него производится председателем МАК (п. I—6). То же правило действует и при недостижении сторона­ми согласия о назначении единоличного арбитра (п. 5—6). Кроме того, из Правил вытекает, что стороны не могут дого­вориться о передаче их спора на разрешение тремя арбитра­ми, так как назначение третьего арбитра предусматривается лишь на случай недостижения арбитражем в составе двух ар­битров единого мнения относительно решения спора. При этом избрание или назначение третьего арбитра осуществля-

136

стся соответственно двумя действующими арбитрами или председателем МАК ( п. 3—6 и 5—6).

Решение вопроса о порядке принятия арбитрами решения также решается в духе тех основных принципов, которые ле­жат в основе правил процедуры рассматриваемых арбитраж­ных судов. Согласно ст. 20 Арбитражного регламента ОМА состав арбитража принимает решение простым большинст­вом голосов арбитров, если необходимость единогласного решения не предусмотрена арбитражным соглашением (это, разумеется, актуально только в случае рассмотрения дела тремя арбитрами). Правила производства дел в МАК, как мо­жно догадаться, требуют единогласия обычного состава из двух арбитров и допускают при отсутствии единогласия ме­жду ними и избрании третьего арбитра принятие решения большинством голосов; при этом арбитр, не согласный с та­ким решением, вправе приобщить к делу свое особое мне­ние. Отличие от аналогичного правила процедуры ОМА со­стоит опять-таки в отсутствии у сторон права определять, какое большинство необходимо для принятия решения в по­следнем случае.

Помимо описанных выше отличий между Арбитражным регламентом ОМА и Правилами производства дел в МАК имеются и другие, но менее существенные (касающиеся, на­пример, формы и содержания искового заявления и арбитраж­ного решения, подготовки и ведения арбитражного заседания, представления доказательств и т.п.). Из них стоит, пожалуй, отметить положение п. 23—22 Правил, согласно которому суд вправе прекратить производство по делу, если оно остает­ся без движения из-за бездействия истца в течение более шес­ти месяцев. Арбитражный регламент ОМА не содержит по­добных положений, как и не предусматривает уплаты арбит­ражного сбора (п. 1—24 Правил). Издержки сторон арбитра­жа в ОМА составляют гонорары арбитров (определяемые по их усмотрению) и расходы на проведение разбирательства (ст. 36 и 37). Правила распределения последних также неско­лько различаются в МАК и ОМА. Что же касается гонораров арбитров МАК, то их ставки утверждаются ТПП РФ (п. 2 По­ложения о МАК при ТПП РФ).

Тем не менее, несмотря на значительные различия в под­ходах к решению отдельных вопросов арбитражной проце­дуры, Арбитражный регламент ОМА и Правила прозводства дел в МАК выявляют и много схожих черт, обусловленных одинаковой природой регулируемого ими института мор­ского арбитража. Это касается, в частности, порядка ведения

137

разбирательства, заслушивания показаний сторон и свидете­лей, участия в разбирательстве представителей, исследова­ния и оценки доказательств, последствий неявки сторон, раз­бирательства дела на основе письменных материалов, отложения слушания дела, заключения мирового соглаше­ния в ходе разбирательства, исправления арбитражного ре­шения и т.п.

138

Супатаев Т. М.1

^ О ПРАВЕ НА ОБЖАЛОВАНИЕ

РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ

В АНГЛИИ

Институт коммерческого арбитража в Англии — одного из центров международной торговли, имеет многовековую историю. Так, одно из первых упоминаний об арбитражных разбирательствах в Лондоне относится к 1424 году. Первый законодательный акт об арбитраже был принят английским парламентом еще в 1698 г. в целях «развития торговли и обес­печения большей эффективности решений арбитражных су­дей и окончательного разрешения противоречий между тор­говцами»2. Начиная с конца XVII века арбитражные оговорки вписывались в торговые документы в деловом обороте Сити. В настоящее время, в Лондоне, согласно заявлению одного из практикующих арбитров LMAA (Лондонской Ассоциации Морских Арбитров) — ежегодно рассматривается от 1500 до 2000 арбитражных дел, и около 450 решений выносится арби­трами лондонских коммерческих арбитражных судов только по морским делам3. Все чаще разбирательства в коммерчес­ких арбитражах Англии происходят с участием российских юридических лиц. Это относится не только к арбитражным разбирательствам в таких традиционных для Англии облас­тях, как морские дела, дела, связанные с сельским хозяйством и др., но и к области споров по международным контрактам с участием российских юридических лиц, которые все чаще пе­редаются на рассмотрение в английские внешнеторговые ар­битражи, в частности, LCIA (Лондонский Суд Международ­ного Арбитража).

1 Юридическая консультация «ЮРИНФЛОТ» Коллегии адвокатов «Мо­сковский Юридический Центр» Гильдии Российских Адвокатов

1 К. Tweeddalc & Л. Tweeddale Л Practical Approach to Arbitration Law L., 1999, p. 6

1 cm. : D. Frascr Arbitration of International Commercial Disputes Under English Law. L., 1998.

139

Одной из наиболее примечательных особенностей анг­лийского права применительно к процессуальным правам сто­рон в коммерческом арбитраже является возможность обжа­ловать решение арбитража в связи с неправильным примене­нием материального права в суд общей юрисдикции. Как справедливо считают некоторые исследователи, такая возмо­жность представляет собой уникальную процедуру англий­ского права1.

Процедура обжалования решения арбитража в суд общей юрисдикции в связи с неправильным применением материаль­ного права фактически открывает широчайшие возможности для дальнейшей защиты своих прав и интересов стороной по делу, в случае се несогласия с решением арбитража. Вместе с тем, возможность такого персемотра является одной из наи­более важных проявлений функции надзора судов общей юрисдикции над коммерческими арбитражами2, характерной для многих европейских стран. В связи с развитием арбитраж­ного производства в Лондоне правомочия сторон по обжало­ванию решений коммерческих арбитражей в судах общей юрисдикции постепенно видоизменялась. В связи с этим, в рамках настоящей статьи следует уделить особое внимание эволюции этого важнейшего вопроса в законодательстве и об­щем праве Англии.

Институт обжалования стороной решения коммерческого арбитражного суда (arbitral tribunal) в связи с неправильным применением материального права последовательно разви­вался в законодательстве и общем праве на протяжении пос­ледних 50 лет с момента его статутного закрепления в Законе об арбитраже (Arbitration Act) 1950 года.

В соответствии со ст. 21 Закона об арбитраже 1950 года ар­битражный суд мог выделять любой вопрос права в форме спе­циального дела для разрешения судом общей юрисдикции. Там, где в арбитражном производстве возникал вопрос, связан­ный с применением материального права, арбитражный суд мог, или был обязан (по указанию суда общей юрисдикции) вынести свое решение по указанному правовому вопросу, ко­торое впоследствии должно было быть рассмотрено и, возмож­но, пересмотрено еще и судом общей юрисдикции3. Англий­ская правовая система четко устанавливала, что сторона в

1 D. Fraser. Op. Cit.

• С, Buliring-Ulilc. Arbitration & Mediation in Internationa! Business. Ha­gue, N. Y. 1996, p. 73.

' K. Twccddale & A. Tweeddaic. Op, Cit., p. 28.

140

арбитражном разбирательстве имела право требовать, чтобы арбитражный суд выделил в отдельное производство для Вы­сокого суда любой решенный им вопрос материального права «для его рассмотрения и разрешения»1. В соответствии с поло­жениями Арбитражного законом 1950 г., в случае, если арбит­ражный трибунал отказывался совершать такие действия, сто­рона имела право обратиться в суд с требованием обязать арбитражный суд выделить вопрос в форме специального дела.

Такой подход получил отражение и в общем праве Анг­лии. Так, в деле ^ Halfdan Grieg & Со. A/S v Sterling Coal and Na­vigation Corporation [1973] суд общей юрисдикции установил, что «в ситуации, когда определенно требуется разрешение во­проса материального права, арбитражный суд должен выде­лить этот вопрос в форме специального дела для суда общей юрисдикции. Он также может быть принужден к этому, если нет специальных предпосылок для иного» .

К середине 70-х годов стали очевидными серьезные недо­статки такого подхода, которые подвергались активной кри­тике, в том числе в других европейских странах. Основную волну критики вызывал тот факт, что выделение по требова­нию стороны материально-правовых вопросов в форме спе­циального дела для суда общей юрисдикции, по сути, сущест­венно тормозило процедуру арбитражного разбирательства в связи с пересмотром решений арбитражного суда по таким вопросам судом общей юрисдикции .

Специальная комиссия, созданная с целью выработки но­вого подхода избрала компромиссное решение между двумя возможными вариантами: оставлением процедуры выделения вопроса права форме специального дела без изменений или приданием решению арбитров статуса окончательного, обяза­тельного и нсобжалусмого.

Ст. 1 нового Закона об арбитраже 1979 г. предоставила су­ду общей юрисдикции право пересмотра решений на основа­нии неправильного применения арбитражным судом вопроса материального права. Тем не менее, указанная статья Закона установила, что сторона, обжалующая решение в связи с не­правильным разрешением материально-правового вопроса должна доказать, что такое решение существенно ущемляет права этой стороны, либо, что такое обжалование позволяет избежать весьма существенных затрат.

Jowitt's Dictionary of English Law. L., 1977, p. 128. K. Twecddale & A. Tweeddalc. Op. Cit., p. 28. K. Twecddale & A. Tweeddalc. Op. Cit., p. 17.

141

Положения Закона об арбитраже 1979 г. получили даль­нейшее развитие в общем праве Англии.

В соответствии с Законом 1979 г. решение суда общей юрисдикции, принятое по жалобе на решение арбитражного суда, является, в свою очередь, окончательным при отсутст­вии в нем ссылки на возможность дальнейшего обжалова­ния. Соответствующая ссылка может даваться лишь в слу­чае, если спор затрагивает вопросы первостепенной важности, либо, по каким-либо иным особым причинам, мо­жет рассматриваться Апелляционным судом. В деле Geogas SAv. Trammo Gas L(d[i99[] судья Лсгатт, основываясь на та­ких ранее рассмотренных делах как Pioneer Shipping Ltd v Btp Thoxide Ltd [ 1982] uAntaios Compania Navicra SA v Salen Re~ dcriernaAB [1985] сформулировал основные характеристики «первостепенной важности». Так, в частности, должен суще­ствовать круг лиц, заинтересованных в результате разреше­ния данного дела, более широкий, чем круг лиц, участвую­щих в деле1.

Тем не менее, как справедливо отмечалось некоторыми исследователями, выражение «иные особые причины» могло трактоваться и трактовалось весьма широко.

Новеллы Закона об арбитраже 1979 г. , и, в особенности, отмена процедуры выделения по требованию стороны вопро­са материального права в отдельное производство для суда внесли существенный вклад в развитие коммерческого арбит­ража как института, независимого от национальной судебной системы. Такая отмена являлась объективно необходимой для усиления позиций Лондона как одного из центров междуна­родного арбитража. Тем не менее, в конце 80-х и начале 90-х возрастающая критика все еще активного участия английских судов общей юрисдикции в международном коммерческом арбитраже вновь поставило эти позиции под угрозу. Кроме того, в 1985 году был разработан модельный закон ЮНСИТ-РАЛ «О международном коммерческом арбитраже», приня­тый рядом стран, который привнес новые моменты в традици­онный институт комерчсского арбитража для стран общего права в отношении вопросов обжалования его решений сторо­нами и оперативности процедуры.

Этот фактор, а также иные причины, связанные с дальней­шим развитием международного коммерческого арбитража, привели к принятию в 1996 г. нового Закона об арбитраже, ко­торый действует до сего времени.

^ 1 Geogas SA v. Trammo Gas Ltd [ 1991 ]. 2 QB 139, p. 160.

142

В связи с этим, следует рассмотреть некоторые практичес­кие аспекты современного подхода к вопросам обжалования решения арбитражного суда на основании неправильного при­менения материального права.

Ст. 69 ныне действующего Закона допускает возможность обжалование в суд общей юрисдикции неправильного приме­нения норм материального права арбитражным судом. Одна­ко, такая возможность может быть исключена соглашением сторон об исключении мотивировочной части из решения ар­битражного суда (что исключает возможность ссылки на не­правильное применение конкретной нормы материального права при обжаловании).

Обжалование решения арбитражного суда в суд общей юрисдикции в английском праве допускается, в соответствии с п. 2 ст. 69 Закона: — с согласия всех сторон по делу (что, как отмечают некоторые исследователи, на практике, как пра­вило, не встречается ) — с разрешения суда.

Сторона, подающая жалобу должна, согласно ст. 70 Зако­на, сначала исчерпать все возможности пересмотра в порядке арбитражного производства, либо все возможности по исправ­лению решения или дополнительного решения, как указано в ст. 57 Закона 1996 года. Любое заявление в суд общей юрис­дикции, касающееся обжалования, должно быть подано в те­чение 28 дней с даты вынесения решения.

В соответствии с п. 3 ст. 69 Закона суд общей юрисдикции разрешает обжалование решения арбитражного суда на осно­вании неправильного применения материального права толь­ко если предоставлены доказательства того, что: —разреше­ние судом общей юрисдикции конкретного вопроса материа­льного права существенным образом повлияет на права сто­роны или нескольких сторон; — именно этот вопрос материального права арбитражный суд должен был решить, но, по мнению стороны, решил его неправильно ; — на осно­вании фактических обстоятельств дела, отраженных в реше­нии арбитражного суда, такое решение является очевидно не­правомерным, либо в случаях, когда затрагивается дело пер­востепенной общественной важности, и решение как мини­мум вызывает серьезные сомнения; — несмотря на соглашение сторон передать спор на рассмотрение арбитраж­ного суда, справедливым и надлежащим в данных обстоятель­ствах являлось бы разрешение такого спора судом общей юрисдикции.

^ D. Fraser. Op. Cit.

143

Вопрос о целесообразности рассмотрения жалобы на ре­шение арбитражного суда, в соответствии со ст. 69 Закона, ре­шается судом общей юрисдикции, как правило, без проведе­ния отдельного слушания'. Тем не менее, в соответствии с п. 6 ст. 69 Закона такое отдельное слушание может быть проведе­но, если суд сочтет его проведение необходимым. П. 7 ст. 69 Закона четко определяет компетенцию суда общей юрисдик­ции в отношении поступившей жалобы. Так, рассмотрев жа­лобу, суд может оставить решение арбитражного суда без из­менений, либо изменить такое решение. Также допускается передача дела в арбитражный суд на новое рассмотрение, ли­бо отмена решения полностью, или в части.

Хотя Закон об арбитраже 1996 года, как справедливо под­черкивается в литературе", обобщил судебную практику по применению Закона 1979 года, многие положения Закона, тем не менее, явились новеллой в законодательстве об арбитраж­ных судах. Такой новеллой является, в частности, положение Закона об исключенной мотивировке решения.

Согласно п. 4 ст. 52 Закона арбитражный суд обязан сфор­мулировать мотивировочную часть решения, если сторонами не установлено иное. Положения такой мотивировочной час­ти служат стороне, обжалующей решение арбитражного суда в связи с неправильным применением материального права, основанием для такого обжалования. В соответствии с поло­жениями Закона соглашение сторон об исключении мотиви­ровочной части должно быть заключено в письменном виде.

Однако возможен случай, когда, несмотря на наличие со­ответствующего соглашения сторон, арбитражный суд, тем не менее, прилагает к решению мотивировочную часть, сохра­няя, таким образом, за одной из сторон возможность обжало­вать решение арбитражного суда в суд общей юрисдикции. По данному вопросу ни Закон 1979 г., ни общее право не со­держали соответствующих положений в защиту прав выиг­равшей стороны. Статья же 69 Закона 1996 г. позволяет сторо­не ссылаться на оговоренное исключение мотивировочной части как основание ходатайствовать об отказе в обжалова­нии решения арбитражного суда.

Из определения «вопроса права» в ст. 82 (1) Закона выте­кает, что обжалование решения арбитражного суда на основа­нии ст. 69 Закона не может быть осуществлено, если примени­мым правом по отношениям, из которых вытекает спор, явля-

D. Fraser. Op. Cit. D. Fraser. Op. Cit.

144

стся право иное, чем право Англии, Уэльса, либо Северной Ирландии. Также, исключает возможности обжалования ре­шения арбитражного суда оговорка о применении процессуа­льных правил, не допускающих такое обжалование, как, на­пример, новые Правила Международной Торгово-промыш­ленной Палаты (ст. 28(6) Правил). Необходимо отметить, что в этой связи английские исследователи подчеркивают, что су­ществует практика признания английскими судами общей юрисдикции английского права в качестве применимого, если в контракте прямо не установлено иное1.

Таким образом, в правовой системе каждой страны испо­льзуются свои стандарты подхода к регулированию права стороны на обжалование решения арбитражного суда. Хотя в некоторых странах до снх пор допускается пересмотр реше­ний арбитражных судов судами общей юрисдикции на осно­вании неправильного применения вопроса права, — новей­шая законодательная и судебная практика свидетельствуют, в целом, об ограничении этого права. Как указывается в иссле­дованиях, обжалование и пересмотр решений арбитражных судов в настоящее время возможны на основании серьезных процессуальных ошибок, нарушений подведомственности, нарушений, связанных с составом арбитражных судов, а так­же в связи с коррупцией и иными серьезными нарушениями «надлежащего процесса», или ,в терминах английского права, «естественного правосудия» (natural justice)2.

Тем не менее, представляется очень важной необходи­мость учитывать все возможные последствия дальнейшего развития подобных ограничений. Так, если будет происходить дальнейшее органичсние права стороны на обжалование в суд общей юрисдикции решения арбитражного суда, как по мате­риально-правовым, так и по процессуально-правовым основа­ниям, то возможно возникновение полностью автономомного института коммерческого арбитража, к которому уже достато­чно близки страны континентальной системы права, в том чи­сле и Россия. Законодательные тенденции к полному лише­нию стороны права обжаловать решения арбитражного суда в суд общей юрисдикции представляются не всегда обоснован­ными в связи с тем, что, как правомерно отмечают некоторые исследователи, такое лишение способно разрушить систему государственного контроля над коммерческим арбитражем, основанную на надзоре государственных судов за юридичсс-

К. Tweeddalc& A. Tweeddale. Op. Cit.,p. 191. С. Bulmng-Uhle. Op. Cit, p. 70.

145

кой правильностью решений негосударственных арбитраж­ных судов'.

ЛИТЕРАТУРА:

Christian Buhring-Uhlc. Arbitration & Mediation in Internati­onal Business. Hague, New York, 1996.

Keren Tweeddale & Andrew Tweeddale. «A Practical Appro­ach to Arbitration Law. London, 1999.

David Frascr. Arbitration of International Commercial Dispu­tes Under English Law. London, 1998.

W. Michael Rcisman, Systems of Control in International Ad­judication and Arbitration: Breakdown and repair. Durham, NC, 1992.

Peter V. Baugher. International Commercial Arbitration.Chi­cago, 1998http://www.sw.com/.

W. Michael Rcisman, W. Laurence Craig, William Park, & Jan Paulsson. International Commercial Arbitration: Cases, Materials and Notes on the Resolution of International Business Dispute. NY, 1997.

Jowitt's Dictionary of English Law. London, 1977.

^ ИСПОЛЬЗУЕМЫЕ РЕСУРСЫ ИНТЕРНЕТ:

Международный коммерческий арбитраж: ресурсы в пе­чатном и электронном формате

http://www.lib.uchicago.edu/'llou/intlarb.html

Документы по международному арбитражу Lex Mcrcatoria

http://www.jus.uio.nO/lm/toc/x.00-dispute.scttlcment.html Виртуальная библиотека WWW: Арбитраж http://www.interarb.com Информационный вебсайт Baker& McKenzie http://www.bakerinfo.com

Вебсайт Международной Торгово-промышленной палаты http://www.iccwbo.org

База данных по статутному и прецедентному праву онлайн LAWTEL

http://www.lawtel.co.uk

1 W. Michael Reisman, Systems of Control in International Adjudication and

Arbitration: Breakdown and repair. Durham, NC, 1992, p, 107.

146

Лебедь К.А.

^ ЗАКОННАЯ СИЛА РЕШЕНИЯ АРБИТРАЖНОГО СУДА

1. Понятие «законная сила решения» означает, что дейст­вие вынесенного арбитражным судом решения основано на законе, и может быть принудительно осуществлено в случае необходимости. Законная сила проявляется в правовых пос­ледствиях (юридических эффектах, свойствах) судсбно-арби-тражного решения — обязательности, преюдициальности, исключительности, и исполнимости.

2. Свойство обязательности при всей категоричности ст. 6 ФКЗ «Об арбитражных судах в РФ» и ст. 13 АПК РФ не всегда означает непременное фактическое исполнение судебного ре­шения. Свойство обязательности возникает с момента вступ­ления решения арбитражного суда в законную силу, осущест­вляется в полной мере вплоть до окончания стадии исполни­тельного производства, и с определенными ограничениями присутствует после истечения срока предъявления исполни­тельного документа к исполнению. Эти ограничения снима­ются в случае восстановления арбитражным судом пропу­щенного срока для предъявления документа к исполнению.

3. В процессе разбирательства суд, в соответствии с ч. 2 ст. 115. ч. 1 ст. 117 и ч. 1 ст. 119 АПК РФ, исследует доказательст­ва по делу: заслушивает объяснения лиц, участвующих в деле, показания свидетелей, заключения экспертов, знакомится с письменными доказательствами, осматривает вещественные доказательства. Результатом исследования и оценки доказа­тельств являются установленные обстоятельства, имеющие значение для дела, которые указываются в мотивировочной части принятого судом решения. Именно обстоятельства, ус­тановленные при непосредственном исследовании доказа­тельств судом, с соблюдением принципа состязательности и равноправия сторон в арбитражном процессе, обладают пре­юдициальным значением, не требуя процессуальной деятель­ности по доказыванию в последующих судебных разбирате­льствах с участием тех же лиц.

147

4. Надлежащее понимание и использование свойств закон­ной силы предопределяют устойчивость арбитражного реше­ния, а значит и действительную защиту прав, законных инте­ресов организаций и граждан в сфере экономической (хозяй­ственной) деятельности. Так, на основе п. 2 ч. I ст. 107 АПК РФ, судья отказывает в принятии искового заявления, если имеется вступившее в законную силу, принятое по спору ме­жду теми же лицами, о том же предмете и по тем же основани­ям, решение суда общей юрисдикции или арбитражного суда. Ошибочно начатое производство по делу должно быть пре­кращено арбитражным судом, если имеется тождественное по лицам, предмету и основаниям судебное решение, вступившее в законную силу. Таким образом, действие вступившего в си­лу судебного решения исключает вынесение нового, тождест­венного ему решения.

Свойство исключительности связано с объективными и субъективными пределами законной силы решения суда.

Объективные пределы законной силы ограничивают дей­ствие судебного решения исключительно спорным правоот­ношением, наличие или отсутствие которого устанавливает арбитражный суд. Поскольку арбитражные суды рассматри­вают дела по спорам, возникающим из правоотношении экономического характера, законная сила судсбно-арбитра-жного решения ограничивается рамками конкретного право­отношения в экономической (хозяйственной) сфере деятель­ности.

Субъективные пределы законной силы ограничивают дей­ствие решения кругом лиц, участвующих в деле. Таким обра­зом исключается непосредственное действие судебного ре­шения в отношении лиц, не участвовавших в деле, а также в отношении участников арбитражного процесса, содейство­вавших осуществлению правосудия по конкретному делу.

Ограничение действия судебного решения кругом матери­ально заинтересованных субъектов арбитражного процесса (субъективные пределы) на первый взгляд противоречит об­щеобязательности решения суда. Думается, противоречия здесь нет, поскольку субъективные пределы в первую очередь призваны обозначить круг субъектов, которые могут после вступления решения в законную силу обратиться в вышестоя­щий суд для дальнейшей проверки правильности вынесенно­го решения, а общеобязательность решения, во-первых, ука­зывает, что все (и в том числе не являющиеся участниками ар­битражного процесса лица) должны учитывать решение суда о подтвержденном правоотношении (считаться с ним), а

148

во-вторых, в случае необходимости, содействовать его испол­нению.

5. В соответствии с ч. 2 ст. 135 АПК РФ решение арбитра­жного суда приводится в исполнение после вступления его в законную силу. Это означает, что по прошествии месячного срока решение суда приобретает исполнимость, в соответст­вии с которой вступившее в силу судебное решение может быть исполнено с помощью процедуры принудительного ис­полнения судебных актов.

6. В граждаиско-процсссуалыгой науке выделяется такое свойство законной силы судебного решения, как неопровержи­мость , которое означает, что по вступлении в силу решение,не может быть опровергнуто сторонами и другими лицами, участ­вовавшими в деле. В гражданском процессе, по общему прави­лу, решение суда вступает в законную силу по истечении срока на кассационное обжалование, либо после рассмотрения ука­занной жалобы вышестоящим судом (ч. 1 ст. 208 ГПК РСФСР). После этого оно становится неопровержимым для сторон и других непосредственно заинтересованных в исходе дела лиц, и может быть пересмотрено только по протестам указанных в ст. 320 ГПК РСФСР должностных лиц — лиц, не имеющих ма­териально-правового интереса по спору.

Иная ситуация в арбитражном процессе. Решение арбит­ражного суда вступает в законную силу по истечении месяч­ного срока после его принятия, а также, в случае подачи апел­ляционной жалобы, с момента вынесения постановления апелляционной инстанцией (ст. 135 ЛПК РФ), Вместе с тем, в соответствии со ст. 161 АПК РФ, лицам, участвующим в арби­тражном процессе (в отличие от участников гражданского), предоставлена возможность подать кассационную жалобу на решение арбитражного суда, вступившее в законную силу, и таким образом использовать данную АПК РФ возможность его опровержения.

Таким образом вступление в законную силу решения ар­битражного суда еще не означает, что оно становится неопро­вержимым, а значит говорить о неопровержимости как свой­стве законной силы судсбно-арбитражного решения вряд ли правомерно.

Возможно применение по аналогии правила неопровержи­мости законной силы решения в гражданском процессе, иука-зание на невозможность пересмотра вступившего в силу рс-

1 Авдюков




оставить комментарий
страница8/9
Дата26.10.2011
Размер2,33 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх