Удк 347 I ббк 67. 404 3-40 icon

Удк 347 I ббк 67. 404 3-40



Смотрите также:
Методическое пособие Москва ● 2008 удк 347. 963 + 347. 157 Ббк 67. 721-91 + 67. 404. 532...
Методические указания для студентов 5 курса заочного отделения специальности «юриспруденция»...
Методические рекомендации Москва ● 2010 удк 347. 962: 342. 7 Ббк 67. 721-91: 67. 400. 32...
Научно-методическое пособие Москва ● 2009 удк 347. 962: 342. 9 Ббк 67. 721-91: 67. 401. 02...
Научно-методическое пособие Москва ● 2009 удк 347. 962: 342. 9 Ббк 67. 721-91: 67. 401. 02...
Методические указания для студентов 2 курса заочного отделения сокращенные сроки обучения...
Учебное пособие удк 347. 965 (071. 1) Ббк 67. 99(2)...
Методическое пособие Москва ● 2010 удк 347. 963 Ббк 67. 721-91...
Удк 347. 214. 2 (476)...
Удк 347. 73(075. 8) Совершенствование методов управления биржевым курсом национал ьной валюты...
Учебник издание пятое, переработанное и дополненное проспект москва 2001 Том 3 удк 347 ббк 67...
Учебник издание пятое, переработанное и дополненное проспект москва 2001 Том 3 удк 347 ббк 67...



страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9
вернуться в начало
скачать
Ред. И.М. Кузнецова. М. 1996. С. 276.

1 Свердлов Г.М. Советское семейное право. М. 1958. С. 180. 1 Свердлов Г.М. Ука?. соч. С. 180.

117

право у супругов произвести раздел имущества, при этом «если пожелают, свое соглашение о разделе оформить в нота­риальном порядке» .

Современный Семейный кодекс предлагает для регулиро­вания имущественных отношений супругов два режима — законный и договорный. «Законный режим имущества супру­гов в СК воспроизводит в основном оправдавшие себя на пра­ктике положения о совместной собственности супругов на имущество, нажитое ими в период брака»". Таким образом, незначительно изменены нормы КоБСа о собственности каж­дого из супругов, о возможности признания имущества каж­дого из супругов их совместной собственностью. Но скудное правовое регламентирование имущественных отношений су­пругов в ранее действовавшем семейном законодательстве не отвечало духу нашего времени.

Законный режим имущества предполагает в основном им­перативное регулирование отношений, применяется в случае, когда супруги не заключили брачный договор (п. 1 ст. 33 СК). Необходимо отметить, что при отсутствии брачного договора, когда действует законный режим имущества супругов, не исключается в регулировании семейных отношений между супругами следование принципу диспозитивности, предпола­гающего свободу сторон. Причем, указанный принцип прояв­ляется не только тогда, когда регулирование осуществляется на основе диспозитивных норм, «предоставляющих участни­кам правоотношений возможность по-иному формулировать определенные в них условия»3, но и в том случае, когда сторо­нам предоставлено право заключать какие-либо соглашения. Ряд норм седьмой главы СК по своей сути являются диспози-тивными в широком смысле, т.е. в данном случае отношения регулируются не только императивными предписаниями, но и соглашением супругов. В частности, осуществляя правомочия собственника (ст. 35 СК), супруги владеют, пользуются и рас­поряжаются общим имуществом по взаимному согласию, ко­торое невозможно без свободного волеизъявления сторон. Согласно п. 2 ст. 38 СК при разделе общего имущества супру­ги вправе заключить соглашение. И хотя в указанной норме нет прямого указания на возможность супругов самостояте-

' Пергамент Л И. Краткий популярный справочник о браке и семье М 1982 С 45

г Массвич М Г Комментарий к Семейному кодексу Российской Феде­рации. Отв. ред И.М. Кузнецова М. 1996. С 276

1 Монахов Л Б , Ярошенко Т.В. Проблема диспозитивности в теории права//Государство и право' теория и практика Калининград. 1996 С 54.

118

льно определять свои имущественные доли, следует сделать вывод, что данное право у них существует, что подтверждает­ся другой, диапозитивной нормой (п. 1 ст. 39 СК). Т.е. даже в рамках законного рсж

има действует принцип диспозитивности. Он проявляется в том, что супруги свободны в заключении целого ряда дого­воров, непосредственно регулирующих их имущественные отношения.

Действующий Семейный кодекс помимо более детального регулирования, чем в КоБС, законного режима имущества су­пругов, установил договорный режим, в соответствии с кото­рым супругам (будущим супругам) предоставлена возмож­ность решать имущественные отношения путем заключения брачного договора. Следует отметить, что название двух на­званных режимов— законного и договорного— является не совсем удачным, ибо логично предположить, что в случае, ко­гда действует законный режим имущества супругов исключа­ется регулирование отношений посредством заключенного между супругами договора, что не соответствует действите­льности. Как было отмечено ранее, в рамках законного режи­ма супруги вправе заключать ряд договоров (о разделе иму­щества, о порядке пользования имуществом). Кроме того, нормами о договорном режиме имущества супругов регули­руются отношения сторон только в связи с заключением брач­ного договора.

Впервые возможность заключения брачного договора в нашей стране появилась с момента введения в действие пер­вой части ГК РФ, т.е. с 1995 года. «Дальнейшую детализацию этот институт получил в главе 8 СК РФ»1. Согласно ст. 40 СК, брачным договором признается соглашение супругов или лиц, вступающих в брак, определяющее имущественные пра­ва и обязанности супругов в браке и (или) в случае его растор­жения. Здесь достаточно подробно определены правовая при­рода брачного договора, форма его заключения, содержание, основания его изменения, расторжения, признания его недей­ствительным".

Отношения"сторон, заключающих брачный договор, регу­лируются нормами СК и ГК. Это дало основания некоторым

1 Одинцов А В. Договорное регулирование семейных имущественных отношсний.//Правоведенис 1999. № 4. С. 68.

- Нечаева A.M. Семейное право М 1998. С. 136.

119

авторам утверждать, что брачный договор «следует рассмат­ривать в качестве института гражданского права»1. Данное утверждение является не бесспорным. Во-первых, потому что нормы гражданского права применяются для регулирования отношений субсидиарно, в соответствии со ст. 4 СК. Во-вто­рых, данный договор регулирует имущественные отношения только между супругами — субъектами семейных правоот­ношений, только в связи с их совместной семейной жизнью. В-третьих, при невозможности реального исполнения приня­тых на себя обязательств имеется ряд дополнительных осно­ваний, не существующих в гражданском праве, для освобож­дения должника от ответственности. Поэтому можно предпо­ложить, что принцип надлежащего исполнения обязательств применительно к брачному договору будет трудно приме­нить. Не исключено, что существующие специальные основа­ния признания брачного контракта недействительным (п. 2 ст. 44 СК) и общие условия его изменения и расторжения (преж­де всего, п. 1 ст. 451 ГК) позволят многим супругам-должни­кам не исполнять принятые на себя обязательства. Объяснить это можно длящимся характером отношений супругов и не­возможностью прогнозирования имущественного и семейно­го положения сторон в отдаленной перспективе. Например, в соответствии с п. I ст. 451 ГК основанием для изменения или расторжения договора является существенное изменение об­стоятельств, из которых исходили стороны при заключении договора. К существенно изменившимся обстоятельствам, за­трудняющим исполнение обязательств по брачному договору, как представляется, могут быть отнесены самые разнообраз­ные факты реальной жизни: потеря высокооплачиваемой ра­боты, тяжелая болезнь лица, утрата имущества в результате форс-мажорных обстоятельств, банкротство индивидуально­го предпринимателя, необходимость содержания нетрудоспо­собных иждивенцев и т.д. Данный перечень, безусловно, не является исчерпывающим. Поэтому при ненадлежащем испо­лнении обязательств по брачному договору вряд ли можно рассчитывать на применение общепринятых гражданско-пра­вовых способов защиты нарушенного права: возмещения убытков, взыскания неустойки, присуждения к исполнению обязанности в натуре и т.д.

' Антокольская М.В. Место семейного права в системе отраслей права в свете реформы законодательства о браке п семье //Семейное право России: проблемы развития. С. 45.; ЧефрановаЕ.А. Имущественные отношения в рос­сийской семье. М. 1997. С. 53; Масевич М.Г. Комментарий к Семейному ко­дексу Российской Федерации. Отв. ред. И.М. Кузнецова. М. 1996. С. 115.

120

Несмотря на то, что, то доминирует точка зрения о деталь­ной правовой регламентации отношений сторон в брачном до­говоре, следует отметить, что анализ ряда норм семейного пра­ва позволяет сделать вывод о необходимости уточнения некоторых из них. Так, п. 2 ст. 44 СК позволяет признать усло­вия брачного договора, которые ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение, недействительными. При этом законодатель не уточняет, в какой момент— заключения или исполнения договора— супруг поставлен в такое положе­ние. В результате возникает неопределенность в правовом ре­гулировании, в случаях, если должник по брачному договору не может выполнить обязательство ввиду крайне неблагопри­ятного положения, возникшего после заключения договора (например, по указанным выше обстоятельствам). Поэтому не ясно, с каким заявлением он должен обращаться в суд: с требо­ванием о признании договора недействительным (согласно п. 2 ст. 44 СК) или с требованием об изменении или расторжении договора в связи с существенно изменившимися обстоятельст­вами (согласно п. 1 ст. 451 ГК и п. 2 ст. 43 СК)? По мнению ав­тора, в данной ситуации следовало бы договор изменить или расторгнуть, а не признать его недействительным, ибо в про­тивном случае любой брачный договор может быть признан недействительным, так как в жизни любой семьи неизбежны изменения семейного и материального положения супругов. Кроме того, в случае признания недействительным брачного договора права и обязанности сторон не считаются возникши­ми с момента заключения договора. Здесь также нет ясности, какова судьба обязательств по данному договору, возникших с момента заключения брачного контракта, до того момента, ко­гда должник был поставлен в крайне неблагоприятное положе­ние. Если же п. 2 ст. 44 СК дополнить указанием, что брачный договор может быть признан недействительным по требованию супруга полностью или в части «если условия договора ставят этого супруга при заключении договора в крайне неблагоприят­ное положение», то по существу речь идет о кабальной сделке. Данное основание, т.е. заключение сделки на крайне невыгод­ных для себя условиях является общепризнанным для оспари­вания сделки (п. 1 ст. 179 ГК), поэтому сомнительна целесооб­разность п. 2 ст. 44 СК, поскольку она фактически дублирует указанную норму ГК.

121


1

Серебрякова Е.А.

^ ОСОБЕННОСТИ РАССМОТРЕНИЯ

МЕХАНИЗМА ЗАЩИТЫ ПРАВ

ГРАЖДАН В ТЕОРИИ ПРАВА

СОЦИАЛЬНОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ

В общей структуре предмета отрасли права социального обеспечения имеется две группы общественных отноше­ний, которые в теории отрасли традиционно рассматрива­ются как второстепенные, а именно процедурные и процес­суальные правоотношения. Вместе с тем, именно нормы права, регулирующие данные группы общественных отно­шений, обеспечивают практическую реализацию защиты прав граждан на социальное обеспечение, что делает иссле­дование эффективности функционирования данных норм актуальным.

При этом исследовании основная трудность заключается в том, что искусственно обозначенные границы отрасли права социального обеспечения по сути становятся препятствием для системного изучения эффективности законодательства, регулирующего реализацию социальной функции государст­ва. Поэтому проблема, находящаяся «на стыке» отраслей пра­ва недостаточно разработана.

На сегодняшний день разные стадии реализации социаль­ной функции государства являются предметом исследования разных наук права: финансового, административного, права социального обеспечения, гражданского процессуального права.

По нашему мнению, для изучения механизма защиты прав граждан на социальное обеспечение необходимо абстрагиро­ваться от сложившейся системы права и тем самым обеспе­чить комплексный подход к рассмотрению данного явления. В пользу этой позиции «говорит» и существующая динамика в системе права России в целом.

Защита права граждан на социальное обеспечение в Рос­сийской Федерации, как и сами эти права, имеет конституци-

122

онную основу . В общем виде механизм социально-правовой защиты конституционных прав «...представляет собой систе­му закрепленных законом направлений, методов, способов, средств, применяемых субъектами правозащитной деятель­ности в целях обеспечения конституционных прав, свобод и интересов юридических лиц и граждан, оказания им помощи по реализации и восстановлению своего правового статуса» . Для права социального обеспечения охранительная функ­ция реализуется путем нормативного закрепления права обжалования действий и решений органов социального обес­печения и должностных лиц. Например, такое право пред­усмотрено ч. 3 ст. 17. 1. Федерального закона «О государст­венных пособиях гражданам, имеющим детей» № 81-ФЗ от 19.05.95 (с изменениями и дополнениями) . Кроме того, ука­занное право обжалования по сути дублирует права, предо­ставленные всем гражданам в соответствии с Законом РФ № 4866-1 от 27.04.93 «Об обжаловании в суд действий и ре­шений, нарушающих права и свободы граждан» (с изменения­ми и дополнениями)4. Интересной особенностью является то, что если в одних нормативных правовых актах, регулирую­щих предоставление вида социального обеспечения, граж­данину предоставляется право обжалования, то в других — например ст. 129 Закона РФ № 340-1 от 20.11.90 «О государ­ственных пенсиях в Российской Федерации» (с изменениями и дополнениями)5 и Верховного Совета РФ, 1991, № 17. Ст. 508; Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета РФ, 1992, № 5. Ст. 179; Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета РФ, 1992,№ 11. Ст. 53 ^Ведо­мости Съезда народных депутатов и Верховного Совета РФ, 1992, № 17. Ст. 895; Ведомости Съезда народных депутатов и

1 См.: Ст. 7,39 Конституции РФ// «Российская газета», 25.12.93. № 237.

2 Глушенко П.П. Социально-правовая защита конституционных прав и свобод граждан (теория и практика)./ Под общ. ред. проф. В.П. Сальнико-ва. — Спб.: Издательство Михайлова В.А., 1998. С. 59.

4 См.: Собрание законодательства РФ, 1995, № 21. Ст. 1929; Собрание законодательства РФ, 1995, № 48. Ст. 4566; Собрание законодательства РФ, 1996, № 26. Ст. 3028; Собрание законодательства РФ, 1996, № 49. Ст. 5489; Собрание законодательства РФ, 1997, № 1. Ст. 3; Собрание законодательства РФ, 1998, № 30. Ст. 3613; Собрание законодательства РФ, 1998, № 31. Ст. 3812; Собрание законодательства РФ, 1999, № 29. Ст. 3692.

" См.: Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета РСФСР, 1993, № 19. Ст. 685; Собрание законода!ельства РФ, 1995, №51. Ст. 4970.

5 См.: Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета РСФСР, 1990, Ян 27. Ст. 351; Ведомости Съезда народных депутатов

123

Верховного Совета РФ, 1993, №3. Ст. 106; Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета РФ, 1993, № 5. Ст. 157; Ведомости Съезда народных депутатов и верховного Со­вета РФ. 1993, 14. Ст. 486; Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета РФ, 1993, № 16. Ст. 555; Ведо­мости Съезда народных депутатов и Верховного Совета РФ, 1993, № 27. Ст. 1015; «Российская газета», № 193 от 15.10.93; Собрание актов Президента и Правительства РФ, 1993, № 50. Ст. 4865; Собрание актов Президента и Правительства РФ.

1993. № 50. Ст. 4863; Собрание актов Президента и Прави­тельства РФ, 1993, № 52. Ст. 5086; Собрание законодательст­ва РФ. 1994, № 2. Ст. 73; Собрание законодательства РФ,

1994. № 7. Ст. 684; Собрание законодательства РФ, 1994. № 15. Ст. 1680; Собрание законодательства РФ, 1995, №5. Ст. 346; Собрание законодательства РФ, 1995, № 19. Ст. 1711;Со-бранис законодательства РФ, 1995, № 35. Ст. 3503; Собрание законодательства РФ, 1995, № 50. Ст. 4871; Собрание законо­дательства РФ, 1995, № 51. Ст. 4972; Собрание законода­тельства РФ, 1995, № 52. Ст. 5114; Собрание законодательст­ва РФ, 1996, № 1. Ст. 4; Собрание законодательства РФ, 1996, №33. Ст. 3965; Собрание законодательства РФ, 1997, № З.Ст. 363; Собрание законодательства РФ, 1997, № 5. Ст. 611; Со­брание законодательства РФ, 1997, № 12. Ст. 1376; Собрание законодательства РФ, 1997, № 12. Ст. 1375; Собрание з

аконодатсльства РФ, 1997, № 19. Ст. 2188; Собрание зако­нодательства РФ, 1997, № 30. Ст. 3585; Собрание законодате­льства РФ, 1998, № 13. Ст. 1465; Собрание законодательства РФ, 1998, № 15. Ст. 1699; Собрание законодательства РФ, 1999, № 9. Ст. 1094; Собрание законодательства РФ, 1999, № 23. Ст. 2813; Собрание законодательства РФ, 1999, № 29. Ст. 3684; Собрание законодательства РФ, 1999, № 29. Ст. 3693; Собрание законодательства РФ, 2000, № 2. Ст. 133. — преду­сматривается порядок разрешения споров по конкретному во­просу. За защитой права на социальное обеспечение может обратиться как само лицо, полагающее, что право его наруше­но, так и его представители.

В то же время к охранительным процедурам можно отнес­ти и ряд других закрепленных законодательством и реализуе­мых в целях получения социального обеспечения процедур, например, установления фактов, носящих правоустанавлива-ющий характер.

Рассмотрение конкретных споров и установление конк­ретных фактов производится в порядке,' предусмотренном нормами административного, гражданского процессуального

124

права и права социального обеспечения. Однако, учитывая то обстоятельство, что во всех случаях потребность получения решения компетентного органа вызвана желанием реализо­вать права на социальное обеспечение, решения этих органов выносятся на основе материальных норм права социального обеспечения.

Анализ развития теоретической мысли в праве социального обеспечения выявил интересную закономерность: понимание социально-правовой природы защиты права на социальное обеспечение, с одной стороны, и нежелание нарушать сложив­шуюся систему отраслей права и отраслевых наук, с другой сто­роны, привело к смешению понятий и попыткам избежать рас­смотрение механизмов защиты права на социальное обеспече­ние в рамках науки права социального обеспечения. Так, напри­мер, основоположник науки права социального обеспечения Андреев B.C. на протяжении своей творческой деятельности ис­пользовал различные термины для определения одних и тех же понятий. В 1974 году к процессуальным правоотношениям по социальному обеспечению он относил три группы обществен­ных отношений: 1. связанных с установлением отдельных фак­тов, имеющих юридическое значение для возникновения и су­ществования основного правоотношения; 2. связанных с наличи­ем юридического состава, порождающего основное правоотно­шение, и вынесением решения о назначении вида социального обеспечения или отказе в назначении такового; 3. связанных с рассмотрением споров» . В 1987 году Андреев B.C. отмечает, что «процедурные правоотношения возникают по поводу про­верки, имеющей юридическое значения в области социального обеспечения, и вынесения решения о применении правовых норм о предоставлении отдельных видов социального обеспече­ния данному гражданину»2 и проводит четкое разграничение между процессуальными и процедурными правоотношениями, указывая при этом, что «любое процедурное правоотношение отличается от процессуального тем, что в первом правоотноше­нии законодательством предусмотрена обязательная нормаль­ная процедура его прохождения (без которой невозможны даль­нейшие этапы реализации прав и обязанностей в материаль­но-правовом отношении), а процесс рассмотрения спора затра­гивает не все, а лишь тс (если они имеются) спорные

1 Андреев B.C. Право социального обеспечения в СССР.— М: «Юри­дическая литература», 1974. С. 131.

• Андреев B.C. Право социальною обеспечения в СССР.— М: «Юри­дическая литература», 1987 С.139V140.

125

обстоятельства, которые встречаются редко, а процессуальные правоотношения возникают только при наличии спора» .

Вместе с тем, понимая, что право носит не только регуля­тивный характер, но и охранительный, Андреев B.C. предло­жил рассматривать в рамках предмета отрасли права социаль­ного обеспечения только споры, разрешаемые органами, спе­циально созданными «...для рассмотрения вопросов социаль­ного обеспечения в широком смысле»2 или органами, наделенными на то специальными правами, хотя основные правомочия этих органов находятся «...вне функций рассмот­рения споров» . Между тем, вычленение из общего массива решений юрисдикционных органов по вопросам социального обеспечения только одной составляющей приводит к непол­ноте картины, а значит и к недостоверности выводов, которые могут быть сделаны на основе изучения правоприменитель-ной практики.

Предлагается рассматривать в рамках науки права социа­льного обеспечения все споры по вопросам социального обес­печения, независимо от их подведомственности, и, учитывая то, что порядок рассмотрения спора подвергается воздейст­вию принципов соответствующих отраслей права (админист­ративного и гражданского процессуального), целесообразно при рассмотрении юрисдикционным органом обращений гра­ждан за защитой права на социальное обеспечение применять и принципы права социального обеспечения. На основе этих принципов представляется необходимым внести следующие предложения по совершенствованию действующего законо­дательства:

1. установить максимальный срок рассмотрения судами дел по жалобам граждан по вопросам социального обеспече­ния и заявлениям об установлении фактов, имеющих юриди­ческое значение для социального обеспечения;

2. освободить заявителей жалоб по вопросам социального обеспечения и заявлений об установлении фактов, имеющих юридическое значение для социального обеспечения от упла­ты государственной пошлины при обращении в суд с указан­ными заявлениями.


М «Юрн-

' Там же. С. 144V145.

; Андреев ^ В С. Право социального обеспечения в СССР. дическая литература», 1974. С. 32 1 Там же


126



Лукьянова И.Н,1

^ ЭКСПЕРТИЗА В АРБИТРАЖНОМ ПРОЦЕССЕ

1. Среди видов доказательств, используемых в арбитраж­ном процессе, ст. 53 АПК называет заключение эксперта. Су­дебная экспертиза проводится в случаях, когда перед арбитра­жным судом возникают вопросы, для разъяснения которых требуются специальные познания (ст. 66 АПК).

Следует отметить, что не всякое исследование, проводи­мое с применением специальных познаний, является судеб­ной экспертизой. АПК не содержит определение судебной эк­спертизы. В юридической литературе сформировалось неско­лько определений судебной экспертизы как исследования, проводимого экспертом на основе специальных познаний, как института доказательственного права, как особых процессуа­льных действий. Экспертиза является судебной, а заключение эксперта— судебным доказательством только в том случае, если они обладают процессуальной формой. Заключение экс­перта, полученное без соблюдения требований ст. ст. 66—68 АПК, например, заключение товароведческой экспертизы ка­чества товара, проведенной при приемке товара покупателем от поставщика вне связи с судебным разбирательством, не бу­дет обладать процессуальной формой и, соответственно, не может быть использовано как судебное доказательство «за­ключение эксперта» в смысле ст. ст. 66—68, а лишь как пись­менное доказательство".

Статья 66 АПК, указывая, что экспертиза назначается, ког­да для разъяснения вопросов, встающих перед арбитражным судом, требуются специальные познания, никак не раскрыва­ет само понятие «специальные познания». Статья 74 ГПК не­сколько конкретизирует это понятие как познания в области «науки, техники или ремесла». В науке гражданского процес­суального права «специальные познания» определяются как

1 Мл научный сотрудник ИГП РАН.

; См Посшновление Прши.щума Высшею Арбитражного Суда РФ от 26 января 1999г. №6150/98 ВВАС, 1995. №5.

127

профессиональные знания, которыми оперирует эксперт и ко­торые не относятся к общеизвестным, аккумулированным в повседневном житейском опыте человека, а также не являют­ся правовыми1, Сахнова Т.В. определяет специальные знания как «всегда научные знания исправового характера, сопро­вождаемые адекватными (признанными) прикладными мето­диками, используемые для достижения определенных юриди­ческих целей»". Представляется, что специальные знания бо­лее точно было бы определять как профессиональные или научные знания, сопровождаемые признанными прикладны­ми методиками. Вопросы, стоящие перед экспертом, не все­гда требуют научных знаний. В определенных случаях доста­точно знаний, которыми обладает профессионал в сфере ремесла, техники, искусства, например, при проведении бух­галтерской экспертизы.

2. Анализ АПК приводит к выводу о возможности использо­вания в арбитражном процессе специальных знаний вне связи с судебной экспертизой. Например, п. 2 ст. 63 АПК предусматри­вает, что вещественные доказательства, которые не могут быть доставлены в арбитражный суд, хранятся в месте их нахожде­ния. При этом они должны быть подробно описаны, опечатаны, а в случае необходимости засняты па фото- или видео пленку. Для осуществления профессиональной кино- или видеосъемки необходимы специальные познания. В проекте АПК в главе «Доказательства и доказывание обстоятельств по делу» статьей 78 предусмотрена дача заключений государственными органа­ми или органами местного самоуправления по вопросам, отно­сящимся к компетенции этого органа. Проект предполагает, что давать заключения будут представители названных органов. Та­кой представитель способен давать заключения по вопросам, от­носящимся к компетенции представляемого им органа, именно в силу того, что он обладает специальными профессиональными знаниями, которыми не обладают обычные люди, включая уча­стников процесса и арбитражный суд. Таким образом, действу­ющий АПК и проект АПК подразумевают участие в арбитраж­ном процессе лица, обладающего специальными познаниями, но для целей иных, чем проведение судебной экспертизы. Однако АПК не только прямо не говорит об участии специалиста в про­цессуальных действиях, но и не определяет процессуальный статус такого лица,

1 Треушников М.К. «Доказательства и доказывание в советском граж­данском процессе». М., 1982. с. 129.

- Сахнова Т.В. «Судебная экспертиза». М., 1999. С. 8.

128

Проект АПК предлагает закрепить определенные правила участия в арбитражном процессе представителя государст­венного органа: он направляется государственным органом или органом местного самоуправления, привлеченным арбит­ражным судом к участию в процессе по собственной инициа­тиве или по ходатайству лиц» участвующих в деле; свое за­ключение представитель формулирует на основе вопросов. поставленных арбитражным судом и лицами, участвующими в деле; устное заключение представителя заносится в прото­кол им подписывается и т.д. Следует отметить, что проект АПК не называет заключения Государственных органов и ор­ганов местного самоуправления среди судебных доказа­тельств, но и пс наделяет такие заключения иным статусом, не указывает, каким образом арбитражный суд должен оцени­вать эти заключения, как следует поступать, если заключение по каким-либо причинам не вызывает доверие суда. АПК и проект АПК позволяют назначать дополнительную или пов­торную экспертизу, но подобного правила в отношении за­ключения государственного органа проект АПК не предусма­тривает.

Действительно, в определенных случаях арбитражному суду для разрешения дела могут потребоваться заключения специалистов, и Проект АПК предлагает решение этой про­блемы, но только частичное, так как он предусматривает дачу заключений представителями только государственных орга­нов и органов местного самоуправления. Проект АПК не поз­воляет привлекать специалистов в иных областях иначе как для проведения экспертизы. Но экспертиза представляет со­бой исследование, проводимое лицом, обладающим специа­льными знаниями, — экспертом — эмпирическое исследова­ние обособленного объекта, проводимое сведущим лицом (экспертом), основанное на специальных (профессиональ­ных) знаниях, с применением особых методов (их совокупно­сти — методик), имеющего целью получение нового Знания об объекте, которое оформляется в виде заключения . Таким образом, одним из признаков экспертизы является исследова­ние определенного (обособленного) объекта с целью получе­ния нового звания. Заключение специалиста не обладает та­ким признаком. Специалист, в отличие от эксперта, исследует не определенный объект, а сообщает суду сведения, которы­ми он владеет в силу своих профессиональных занятий и ко­торые необходимы суду для разрешения вопросов, возникаю-

1 Сахнова Т. В. «Судебная -жсперииа». М , 1999. С. 23
5-2651 129

щих перед ним при разрешении дела. Так, например, нормы ГК РФ содержат в достаточном количестве такие оценочные понятия, как добросовестность и разумность. При решении вопроса о добросовестности и разумности действий стороны арбитражному суду может быть необходимо заключение спе­циалиста в той сфере деятельности, в которой действовала э

та сторона, например, в банковском деле. Однако ни АПК. ни проект ЛПК не предусматривают возможность привлече­ния таких специалистов для дачи заключения1. Представляет­ся, что предпочтительнее было бы регламентировать на дачу заключений государственного органа или органа местного са­моуправления, а статус специалиста, привлеченного для дачи заключения, не ограничиваясь только сферой вопросов, отне­сенных к компетенции государственных органов или органов местного самоуправления. Кроме того, в ЛПК должны быть закреплены правила о порядке привлечения и деятельности специалистов для осуществления таких действий, как кино-, видеозапись вещественных доказательств, а также для хране­ния вещественных доказательств (ч 4 ст. 63 ЛПК).

3. Привлечение специалиста в арбитражный процесс пред­усмотрено ч. 2 ст. 12 ЛПК еще в одном случае' в целях устано­вления существования и содержания норм иностранного пра­ва. АПК не содержит правило привлечений такого специали­ста в процесс и не определяет его статус в процессе. Положе­ние о том, что экспертиза не может быть назначена для разрешения правовых вопросов является общепризнанным в теории арбитражного и гражданского процесса. Представля­ется, что цель привлечения специалиста в данном случае сформулирована в АПК таким образом, что она позволяет го­ворить о привлечении специалиста для дачи заключения, но не для проведения экспертизы по правовым вопросам. Дейст­вительно, в данном случае специалист может быть привлечен для разрешения двух вопросов: установление существования норм иностранного права, регулирующих определенные прае воотношсния, и установление содержания этих норм. Специа! лист в данном случае не может давать перед арбитражным су| дом заключение по вопросу применимости определенно? нормы к спорным правоотношениям и не может рекомендо­вать суду, каким образом в конкретном рассматриваемом су-

' Специалисты могут быть привлечены в процесс в качестве арбитраж­ных чассдателсн, но для этого стороны должны проявить соответствующую нницнатву еще до начала судебною ра!бирательства, когда необходимость в специальных знаниях может быть неочевидной

130

дом деле применять норму иностранного права. Таким обра­зом, в этом случае специалист не будет проводить исследова­ние конкретного объекта, то есть не будет проводить экспер­тизу. АПК предусматривает возможность привлечения специалиста для дачи заключения только в области иностран­ного права.

Представляется, что в определенных случаях было бы оп­равданным привлечение специалиста и о российском праве, особенно в случае, если требуется установить содержание нормы, толкование которой является неоднозначным. Более того, общеизвестно, что в последние десять лет российское право подвергалось многократным изменениям, изменялись названия и компетенция органов, принимавших нормативные акты. В случае, когда перед арбитражным судом встает воп­рос о существовании и содержании норм российского права в определенный период прошлого, заключение специалиста в российском праве по этому вопросу могло бы помочь арбит­ражному суду. При этом должен учитываться критерий, от­граничивающий экспертизу по правовым вопросам от заклю­чения специалиста по правовым вопросам: специалист не должен решать вопрос о применимости конкретной нормы права к рассматриваемому делу или о том, каким образом эта норма должна применяться в данном случае.

4. АПК, устанавливая правила назначения и проведения экспертизы, никак не регламентирует порядок отбора образ­цов, без которых в определенных случаях экспертиза не мо­жет быть проведена. АПК не предусматривает никаких санк­ций для лиц, которые отказываются предоставить такие образцы ??? такой отказ приведет к невозможности реализа­ции определения арбитражного суда о проведении эксперти­зы. В гражданском процессе решение этого вопроса содер­жится в ч. 3 ст. 74 ГПК, предусматривая негативные процессуальные последствия для стороны, угоняющейся от участия в экспертизе, в частности, не представившей экспер­там необходимых предметов исследования. Суд в зависимо­сти от того, какая сторона уклоняется от экспертизы, а также какое для нес она имеет значение, вправе признать факт, для выяснения которого экспертиза была назначена, установлен­ным или опровергнутым. Установление такого же правило в АПК может стать действенным стимулом исполнения лица­ми, участвующими в деле, обязанности по доказыванию. Кроме того, санкции, представляющие собой угрозу нега­тивных процессуальных последствий, в отличие от штраф­ных санкций за невыполнение требований суда, соответст-


131


5'



вуют принципу состязательности, закрепленному в Конституции.

ГПК, как и АПК, не предусматривает процессуальный по­рядок отбора образцов для проведение экспертизы. Следует отметить, что в практике арбитражных судов имеют место де­ла, в которых проводится судебная экспертиза принадлежно­сти почерка определенному лицу (в частности подписи). Представляется, что закрепление в АПК процедуры отбора образцов, необходимых для проведения экспертизы, позволит установить дополнительные гарантии достоверности резуль­татов экспертизы.

132





оставить комментарий
страница7/9
Дата26.10.2011
Размер2,33 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх