Удк 347 I ббк 67. 404 3-40 icon

Удк 347 I ббк 67. 404 3-40



Смотрите также:
Методическое пособие Москва ● 2008 удк 347. 963 + 347. 157 Ббк 67. 721-91 + 67. 404. 532...
Методические указания для студентов 5 курса заочного отделения специальности «юриспруденция»...
Методические рекомендации Москва ● 2010 удк 347. 962: 342. 7 Ббк 67. 721-91: 67. 400. 32...
Научно-методическое пособие Москва ● 2009 удк 347. 962: 342. 9 Ббк 67. 721-91: 67. 401. 02...
Научно-методическое пособие Москва ● 2009 удк 347. 962: 342. 9 Ббк 67. 721-91: 67. 401. 02...
Методические указания для студентов 2 курса заочного отделения сокращенные сроки обучения...
Учебное пособие удк 347. 965 (071. 1) Ббк 67. 99(2)...
Методическое пособие Москва ● 2010 удк 347. 963 Ббк 67. 721-91...
Удк 347. 214. 2 (476)...
Удк 347. 73(075. 8) Совершенствование методов управления биржевым курсом национал ьной валюты...
Учебник издание пятое, переработанное и дополненное проспект москва 2001 Том 3 удк 347 ббк 67...
Учебник издание пятое, переработанное и дополненное проспект москва 2001 Том 3 удк 347 ббк 67...



страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9
вернуться в начало
скачать
право: Инс странное законодательство М: «Статут», 2000. 892 с

82

п. 2 ст. 165 Основ и норм российского законодательства о за­щите прав потребителей не может быть однозначным. С од­ной стороны, коль скоро действие последних может ограни­чивать применение права, выбранного сторонами, оно должно оказывать такое же влияние и на право, применимое в силу коллизионной нормы. Данный вывод подтверждается содержанием ст. 156 Основ, устанавливающей в качестве ос­нований для применения иностранного права, как норматив­ные предписания, так и соглашения сторон, не делая ка­ких-либо различий между ними. Однако, с другой стороны, можно сослаться на различный характер коллизионной нор­мы и соглашения о выборе права. Если первая представляет собой, выраженную в законе волю государства, то отноше­ние ко второму, несмотря на общее признание принципа ав­тономии воли, далеко не однозначно. В отечественной лите­ратуре высказывались различные точки зрения на природу автономии воли. Так, по мнению Л.А. Лунца, принцип авто­номии воли следует понимать «как одно из коллизионных начал действующего права данного государства. Автономия воли сторон является не источником коллизионного права, а одной из коллизионных норм ..»'. Согласно другой точке зрения, высказанной М.М. Богуславским, автономия воли состоит в том, что стороны могут по своему усмотрению устанавливать содержание договора". На наш взгляд, данная точка зрения в большей степени характеризует отношение к автономии воли в действующем российском законодатель­стве. Кроме того, понимание соглашения о выборе права как одного из условий договора отвечает общим принципам ча­стного права, где свобода усмотрения не должна негативно сказываться на интересах одной сторон, ставя се в неравное положение по отношению к другой.

Из высказанного можно сделать вывод, что по российско­му законодательству ограничение императивными нормами о защите прав потребителей, применения иностранного права, возможно, только в случаях, когда такое право должно приме­няться на основании соглашения сторон. Коль скоро, ино­странное право должно применяться в силу коллизионной нормы, оно не может быть ограничено, если только иное не предусмотрено законом. В связи с этим выводом, следует рас­смотреть некоторые перспективы развития отечественного

' Лунц Л.Л. Курс международного частного права. Общая часть. М, 1973. С. 233.

1 Богуславский М.М Ук. раб С 200.

83

законодательства. В первую очередь нельзя не отметить как положительный факт включение в проект раздела VII (Меж­дународное частное право) части третьей Гражданского коде­кса РФ (далее «Проект») норм, посвященных договору с учас­тием потребителя. В ст. 1337 Проекта содержится правило, согласно которому выбор права не может повлечь лишения потребителя защиты его прав, предоставляемой императив­ными нормами страны места жительства потребителя. Таким образом, как мы видим, в Проекте предполагается ограниче­ние применение к потребительскому договору иностранного права на основании соглашения сторон, но не в силу коллизи­онной нормы. Возможно, что включение в Проект правил применения императивных норм позволит ответить на вопрос об ограничении действия коллизионных норм. Однако следу­ет помнить, что такие правила не могут (да и не имеют целью) разрешить каждый конкретный случай. Следовательно, как пишет О.Н. Садиков решение практических вопросов, в слу­чаях, когда императивный характер соответствующих норм не выражен, может достигаться лишь путем их толкования . Анализируя положения российского законодательства и в первую очередь Закон РФ «О защите прав потребителей»" (да­лее «Закон»), следует обратить особое внимание на п. 1 ст. 16 Закона. Согласно указанной норме условия, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленны­ми законодательством РФ в области защиты прав потребите­лей, признаются недействительными. Полагаем, что данная норма при всей ее положительной направленности, при опре­деленных условиях может породить и негативные последст­вия ее применения. Так, например, суд, руководствуясь дан­ной нормой, может сделать вывод о недействительности сог­лашения о выборе права в целом, мотивируя это тем, что такой выбор ущемляет права потребителя, не информирован­ного о своих правах по иностранному законодательству. Воз­никновение такой ситуации является весьма вероятным, в ви­ду того, что суды зачастую избегают применения иностранно­го права, по причине значительных трудностей в его установ­лении3.

^ 1 Садиков О.Н. Ук. раб. С 83.

- См. текст в редакции Федерального закона № 212 от 17 декабря 1999 г (Информапионно-правовая 6aja «Консультант Плюс»),

' Тимохов IO.A. Применение иностранного права в практике россий­ских судов//В кн.: Международное частное право: Современная практика Сб. статей под ред М.М. Богуславского и А.Г. Свстланова. М: Остожье, 2000. С. 17.

84

Таким образом, защита прав потребителей в междуна­родном частном праве требует: во-первых, определенных изменений и дополнений в национальном законодательст­ве, регулирующем рассматриваемые отношения; во-вто­рых, создания адекватных условий для применения ино­странного права. Решение этих задач, на наш взгляд, могло бы быть удачно осуществлено в настоящее время в рамках модификации законодательства о международном частном праве и реформирования судебной системы Российской Федерации

85

Кравчук Н.В.1

^ ПОРЯДОК ЗАЩИТЫ ПРАВ РЕБЕНКА

На протяжении всей истории человечества отношение к детям претерпело значительные изменения. В первобытнооб­щинном обществе оно не особенно отличалось от отношения животных к своим детенышам. После, долгое время на детей смотрели как на безымянных членов клана или общины. В средневековой Европе, как показывают письменные источни­ки, к детям до 6V7 лет относились как к младенцам, а потом — ко взрослым, и приучали их к взрослой жизни. Фактически, ребенок считался уменьшенной по размеру и умственному развитию копией взрослого.

В настоящее время ребенок, из полностью бесправного су­щества, принадлежавшего своим родителям, превратился в субъекта права. Несмотря на явный прогресс, достигнутый в этой области, дети опять-таки выступают в роли жертвы эконо­мических, социальных реформ, несовершенства законодатель­ства. При этом, дети практически не способны самостоятельно защищать свои права и отстаивать собственные интересы, а следовательно нуждаются в особенной, усиленной защите.

В соответствие с п. 1 ст. 8 СК РФ предусматривается защи­та прав детей в судебном и административном порядке.

Судебная защита прав ребенка осуществляется прямо и косвенно. В первом случае речь идет о делах, непосредствен­но связанных с семейным воспитанием несовершеннолетнего (определение места жительства детей при раздельном прожи­вании их родителей; обеспечение права ребенка на общение с родителем, проживающим от него отдельно; обеспечение права ребенка на общение с близкими родственниками; лише­ние родительских прав и восстановление в родительских пра­вах; ограничение родительских прав и его отмена, отмена усыновления).

Аспирант ИГП РАН.

86

Перечень дел, по которым суд осуществляет прямую за­щиту прав ребенка, является исчерпывающим. Ее характер­ная особенность заключается в том, что здесь налицо спор о праве на семейное воспитание.

Косвенная судебная защита осуществляется с помощью семейного законодательства, например, при взыскании али­ментов, установлении отцовства. Данный перечень исчерпы­вающим не является. Мало того, косвенная защита права ре­бенка в семье может осуществляться с помощью иных отрас­лей законодательства (гражданского, административного, уголовного, трудового и др.).

В настоящее время широко обсуждается вопрос создания ювенальной юстиции в России.

В период реформы советского уголовного и уголов-но-процессуального законодательства (1959V1961) уже дела­лись попытки создать модель правосудия, отражающую его специфику по отношению к несовершеннолетним. И в первые годы после реформы этот замысел удавался (дополнительные гарантии прав личности, специализация судей, прокуроров, следователей). Однако дельнсйшие изменения законодатель­ства оказались не в пользу несовершеннолетних, и начавшая было возникать модель ювенальной юстиции довольно быст­ро превратилась в обычное общсуголовное правосудие1. Сов­ременное российское уголовное законодательство сохраняет следы «средневекового» подхода, так как допуская опреде­ленные послабления для несовершеннолетних (например, не­допустимость возложения на них более тяжелого наказания, нежели лишение свободы на десятилетний срок, возможность применения к ним принудительных мер воспитательного воз­действия и др.), не рассматривает судопроизводство для несо­вершеннолетних как процедуру, коренным образом отличаю­щуюся по своему предназначению и формам от разбиратель­ства уголовных дел взрослых обвиняемых.

Поэтому, подавляющее большинство российских ученых, занимающихся проблемами борьбы с преступностью, увере­ны в необходимости скорейшего внедрения ювенальной юс­тиции в России. Однако в рамках предполагаемой реформы некоторые настаивают на введении отдельных специализиро­ванных судов по делам несовершеннолетних, в то время как Другие ратуют за рассмотрение дел несовершеннолетних в особом порядке, но без создания специальных судов2. На мой

^ 1 Э. Мельникова «Российская модель ювенальной юстиции». Правоза­щитник, № 1, 1996. С. 26.

87

взгляд, ювеналышя юстиция не должна быть ограничена от­дельными судами по делам несовершеннолетних, а скорее должна представлять из себя систему тесно взаимодействую­щих специалистов различных органов и отраслей, охраняю­щих и защищающих права детей.

Защита прав ребенка в административном порядке осуще­ствляется правоохранительными органами и органами опеки и попечительства (ст. 8 СК).

К первым относятся: — Прокуратура, — Органы внут­ренних дел.

Прокурор, защищая права детей, использует следующие способы: — предъявление иска о лишении родительских прав (ст. 70 СК), ограничении в родительских правах (ст. 73 СК), об отмене усыновления ребенка (ст. 142 СК); —предъявление в суд, орган опеки и попечительства заявления с требованием о восстановлении (признании) нарушенного (оспоренного) права ребенка (ст. 21 Закона «О прокуратуре РФ»); — непо­средственно участвуя в рассмотрении судом дел о защите прав ребенка (ст. 35 Закона «О прокуратуре РФ»; ст. ст. 72, 73, 125, 140 СК РФ); — внесение предостережения о недопусти­мости нарушения прав ребенка в дальнейшем и представле­ния об устранении нарушений закона (ст. 24, ст. 25, Закона «О прокуратуре РФ»); — опротестование актов других админи­стративных органов, имеющих прямое отношение к защите прав детей (при наличии оснований, предусмотренных зако­ном (ст. 23 Закона «О прокуратуре РФ»).

По информации начальника Управления по делам несо­вершеннолетних и молодежи Генеральной Прокуратуры РФ, в 2000 году прокуратурой было выявлено более 42 тысяч на­рушений в сфере охраны жизни детей, их здоровья, защиты семьи, материнства, отцовства и детства. В защиту прав и за­конных интересов несовершеннолетних прокуратурой внесе­но 18 тысяч представлений об устранении нарушений зако­нов, кроме того, было направлено в суды в защиту имущест­венных прав несовершеннолетних, в том числе детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, более 32 тысяч исков на сумму 91 миллион рублей1.

С целью наиболее последовательной защиты прав ребенка нередко предлагают ввести должность Омбудсмсна по пра­вам ребенка. С 1998 года в нескольких субъектах Российской

- О Ведерникова. «Ювенальная юстиция: исторический опыт и перспе­ктивы». Российская Юстиция, № 7, 2000. С 51,

1 Л. Баринов «Российские cupoibi». Независимая газета от 08.06.2001.

88

Федерации (Волгоградской, Калужской, Новгородской обла­сти, города Екатеринбург и Санкт-Петербург) уполномочен­ные по правам ребенка уже начали действовать, но на общест­венных началах и без необходимой законодательной базы. Представляется, что создание такого института может иметь смысл только с целью сбора информации о нарушении прав детей. Как орган, имеющий своей целью защиту прав детей, он представляется неэффективным, так как будет дублиро­вать надзорные функции прокуратуры не имея, при этом, дос­таточных полномочий для должного реагирования на наруше­ния прав детей и предотвращения таких нарушений.

Органы внутренних дел участвуют в принудительном ис­полнении решений, связанных с отобранием ребенка (ст. 79 СК), а также в розыске лиц, уклоняющихся от исполнения су­дебных решений по спорам, связанным с воспитанием детей (пп. 14 ст. 10 Закона «О милиции», ст. 3, 6 Указа Президента РФ «О милиции общественной безопасности (местной мили­ции) в РФ»). Также ОВД проводят индивидуальную профила­ктическую работу с семьями, в которых нарушаются права ре­бенка; с родителями, не исполняющими или ненадлсжащс ис­полняющими свои обязанности по воспитанию, обучению или содержанию несовершеннолетних детей; участвуют в вы­явлении фактов нарушения прав ребенка в семье; в необходи­мых случаях осуществляют подготовку дел по лишению и ог­раничению родительских прав.

В реальности, сформировавшееся в обществе негативное отношение к ОВД в целом препятствует восприятию ОВД как органов осуществляющих защиту прав.

Защита прав ребенка в семье входит также в компетенцию Комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав. Согласно ст. 11 Закона «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» в обязанности этих комиссий входит:

предъявление в суд иска о лишении и ограничении родите­льских прав;

осуществление мер по защите и восстановлению прав и за­конных интересов ребенка, выявлению и устранению причин и условий, способствующих их безнадзорности, беспризорно­сти;

организация, в случае необходимости, контроля за услови­ями воспитания, обучения, содержания несовершеннолетних Детей;

подготовка материалов, представляемых в суд по вопро­сам, связанным с защитой прав ребенка в семье.

89

Таким образом, Комиссии по делам несовершеннолетних осуществляют защиту прав детей в специфической области.

В соответствии со ст. 121 СК РФ органы опеки и попечите­льства выявляют детей, оставшихся без попечения родителей, ведут учет таких детей и исходя из конкретных обстоятельств утраты попечения родителей избирают формы их устройства, а также осуществляют последующий контроль за условиями их содержания, воспитания и образования. Помимо этого, ор­ганы опеки и попечительства: предъявляют иск о лишении ро­дительских прав, ограничении родительских прав, выступают в роли ответчика по делам о восстановлении в родительских правах, отмене ограничения родительских прав, дают заклю­чения по делам, связанным с установлением усыновления, от­меной усыновления, дают заключения по спорам, связанным с воспитанием ребенка в семье, в соответствии со ст. 79 СК участвуют в исполнении решений суда по делам, связанным с воспитанием детей, то есть осуществляют защиту прав ребен­ка в сфере, регулируемой Семейным Кодексом РФ.

В настоящее время в большинстве органов опеки и попе­чительства всю работу по защите прав несовершеннолетних выполняет как правило один специалист (инспектор) по охра­не детства. Это приводит к тому, что удается выполнять толь­ко самую неотложную работу, как правило связанную с пред­ставительством интересов несовершеннолетнего в суде, под­готовкой заключений (зачастую непрофессиональных, в свя­зи с отсутствием необходимых для этого навыков и знаний), по запросу суда и т.д. Таким образом у органов опеки и попе­чительства нет возможности защищать права детей должным образом, в связи с чем предлагается провести реформу этих органов. Основными элементами реформированного органа опеки и попечительства будут являться: — расширение круга детей, защиту прав и законных интересов которых осуществ­ляют органы опеки и попечительства; — введение системы социального патроната над детьми (семьей), нуждающимися в государственной защите (К семье, в которой ребенок при­знан нуждающимся в государственной защите «прикрепляет­ся» патронатный воспитатель, оказывающий необходимую помощь в воспитании ребенка и реабилитации семьи.); —чет­кое разграничение полномочий по вопросам защиты прав де­тей между органом опеки и попечительства и другими органа­ми (очевидно, что необходимый объем работы не может быть выполнен одним специалистом по охране детства); и др.

Возможность скорого внедрения и успешного применения описанной выше модели является сомнительной, так как она

90

во многом списана с западных моделей, и эффективность ее работы в российских условиях не была специально исследо­вана. Тем не менее, более эффективной защите прав ребенка послужит изменение существующего положения, при кото­ром согласно федеральной норме, на 5 тысяч несовершенно­летних должен быть лишь один специалист по охране их прав.

Таким образом, защита прав ребенка в судебном порядке касается случаев нарушения его прав в семье, если возникает спор о воспитании ребенка. А защита прав ребенка, особенно того, кто утратил родительское попечение, входит преимуще­ственно в сферу деятельности органа опеки и попечительства. Поэтому приоритетным и наиболее распространенным спосо­бом защиты прав ребенка является не судебная, а администра­тивно-правовая защита, осуществляемая органами опеки и попечительства. Именно эти органы управомочены государ­ством на выполнение защитных функций, которые осуществ­ляются по разному, в зависимости от конкретной ситуации. Важной предпосылкой защиты этими органами прав несовер­шеннолетнего является тесный контакт и взаимодействие с прокуратурой, ОВД, Комиссиями по делам несовершеннолет­них и другими государственными и общественными органи­зациями. К сожалению, основная часть законов, принятых до настоящего времени, направлена на прописыванис роли ве­домств и определение границ их компетентности. Это приво­дит к усилению межведомственных барьеров и потенцирует борьбу ведомств за бюджетные средства, в то время как меха­низм взаимодействия ведомств и их ответственности за невы­полнение возложенных на них функций по защите прав ре­бенка законодательно не прописан.

Приведенный перечень государственных органов, защи­щающих права детей вряд ли можно считать исчерпываю­щим, так как на местах участие в защите прав детей могут принимать и другие органы, число которых постоянно растет (Центр социальной помощи семье и детям, Центр психоло­го -псдагогич ее кой помощи населению, Центр экстренной психологической помощи по телефону, Социально-реабили­тационный центр для несовершеннолетних, Центр помощи детям, оставшимся без попечения родителей). Зарубежный опыт свидетельствует, что защиту прав ребенка осуществля­ют, так же, например, «общинные» центры помощи (США, Англия), семейные «наблюдатели» (Нидерланды).

Представляется полезным ограничить количество орга­нов, уполномоченных государством защищать права ребенка, Дабы избежать еще большего развития уже существующих

91

проблем нехватки адекватного финансирования, дублирова­ния и компетенции и неопределенности ответственности.

Один из ранее неизвестных способов защиты прав ребен­ка — закрепленная в ст. 56 СК РФ возможность самостояте­льно защищать свои права в случае нарушения их родителями или лицами их заменяющими. В этих случаях ребенок может обратиться в орган опеки и попечительства, а по достижении 14 лет— в суд. Однако реальных предпосылок для осуществ­ления данного права пока не существует, так как действую­щее гражданско-процессуальнос законодательство не опреде­ляет положение несовершеннолетнего участника граждан­ского процесса, утратившего родительское попечение.

Что касается жалоб в орган опеки и попечительства, в про­куратуру или в какие-либо иные органы, занимающиеся за­щитой прав детей, то, несмотря на кажущуюся простоту этой процедуры, ребенок чаще всего не может сю воспользоваться. Прежде всего потому, что он не знает своих прав, и не имеет прямого доступа к независимым источникам правовой помо­щи (таким как адвокаты). Кроме того, учитывая, что виновни­ком насилия часто является директор или сотрудник детского дома или иное должностное лицо, дети не верят в возмож­ность добиться справедливости1.

Право ребенка на самозащиту означает существование обязанности органов, управомочснных на защиту прав ребен­ка, принимать по его жалобе соответствующие меры. Отсут­ствие законодательного регулирования этого вопроса на пра­ктике может привести к нежеланию должностных лиц фикси­ровать жалобы детей и предпринимать какие-либо действия для восстановления их прав.

Помимо защиты прав ребенка на национальном уровне возможна его защита с помощью международных механиз­мов защиты, основанных на международных нормативных актах, являющихся, в соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции РФ частью правовой системы Российской Федерации, и име­ющей преюдициальное значение.

В настоящее время Россия обязана периодически предста­влять в Комитет по правам ребенка ООН государственные Доклады о положении с правами ребенка в РФ. Конвенция о правах ребенка, механизмом реализации положений которой является Комитет — универсальна. Единственными страна-

1 «Насилие над детьми, находящимися под опекой государства.» Из док­лада Хьюман Райте Вотч (1998). Российский Вестник «Международной Ам­нистии»,; 18 — декабрь 2000. с. 8.

92

ми, не ратифицировавшими ее, являются США и Сомали. Конвенция не только идентифицирует ребенка как лицо, на­деленное конкретными правами, но также делает возможным для ребенка утверждение своих прав с помощью националь­ных судебных или административных процедур (ст. 12 Кон­венции). Многие эксперты считают, что одним из самых зна­чительных вкладов, сделанных Конвенцией в законодательст­во по правам человека, является именно внедрение принципа трансформации ребенка из пассивного объекта «защиты» в ак­тивного субъекта .

По итогам рассмотрения представленного государством Доклада, альтернативных докладов неправительственных ор­ганизаций и ответов государства на дополнительно постав­ленные вопросы, Комитет выносит рекомендации по усовер­шенствованию ситуации с правами ребенка в России и особой защите отдельных категорий детей. Россия уже представила в Комитет два Доклада (J 993, 1999 гг.) по итогам рассмотрения которых были вынесены соответствующие рекомендации. Следующий периодический Доклад Российская Федерация должна представить в 2003 году.

Еще одним международно-правовым способом судебной защиты прав ребенка является его обращение в Европейский Суд по правам человека. В случае установления этим судом нарушения права заявителя ему может быть выплачена дене­жная компенсация, а рекомендации Суда являются обязатель­ными для исполнения государством-ответчиком. Обычно ин­тересы детей перед Европейским судом представляют их ро­дители, но если это по каким-либо причинам невозможно, ре­бенок может воспользоваться помощью адвоката или общественной организации, в соответствии с национальным законодательством. При этом в прецедентах Европейского Суда особо указывается, что несовершеннолетние могут са­мостоятельно или через представителей инициировать пода­чу своей жалобы. В качестве примера инициации судебного разбирательства в Европейском суде несовершеннолетним лицом может быть дело Нильсен против Дании (Nielscn v. Denmark,) 1988 года5.

Большое количество дел о защите прав детей в Европей­ском суде касаются назначения опеки над ребенком, контак-

1 Mower A.G., jr. The convention on the rights of the child: Intern. law sup­port for children.— Wcstport (Conn.); L.: Greenwood press, 1997.

2 Nielsen, «Leading Cases of the European Court of 1 iuman Rights», compli­ed, edited an annotated by ^ R.A. Lawson & H.G. Schermers. Leiden, 1997, p. 270.

93

тов с родителями и другими родственниками , а также— пра­ва на уважение личной и семейной жизни, недопустимости применения физических наказаний2 и права на обучение .

Дела такого рода против России также уже подаются . Примером может служить дело Никишиной против России (№ 45665/99). Заявительница жаловалась на то, что передача опеки над ее сыном его отцу по той причине, что она является членом секты «Свидетели Иеговы» нарушает ее право и право ее сына на уважение частной и семейной жизни, а так же ее право проповедовать религию и воспитывать и обучать сына в соответствии с собственными религиозными и философски­ми убеждениями (статьи 8, 14, 9 и статья 2 Протокола I, соот­ветственно). Кроме того, заявительница утверждала, что было нарушено ее право на справедливое судебное разбирательст­во (статья 6 пар. 1).

Европейский суд, рассмотрев обстоятельства дела при­знал жалобу неприемлемой на основании того, что Никишина заключила мировое соглашение относительно опеки над ре­бенком. Есть основания полагать, что само обращение Ники-шиной в Европейский суд оказало влияние на условия заклю­ченного мирового соглашения и позволило заявительнице требовать определенных уступок от противной стороны.

Также популярным международным механизмом защиты нарушенных прав является Комитет по правам человека ООН. Однако направление жалоб в Комитет по правам человека ООН не является столь действенным способом защиты, так как решения Комитета носят рекомендательный характер.

Olsson v. Sweden, Enksson v Sweden, Iloffinan v. Austria и др.

Tyrcr v. UK.

Campbell and Cosans v. UK.

Всего в 2000 году против России было зарегистрировано 1325 жалоб

94

Смирновская С .И.1

^ УСЛОВИЯ И ПОРЯДОК

ОГРАНИЧЕНИЯ РОДИТЕЛЬСКИХ

ПРАВ

1. Ограничение прав в теоретическом плане относится к мало исследованным темам. Между тем ст. 29 Всеобщей Дек­ларации прав человека, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 года, провозглашает: «При осуществле­нии своих прав и свобод каждый человек должен подвергаться только таким ограничениям, какие установлены законом иск­лючительно с целью обеспечения должного признания и ува­жения прав и свобод других граждан». Поэтому в ряде отрас­лей законодательства, например, гражданским, уголовным, административным, семейным предусмотрено ограничение прав, имеющее свои, свойственные данной отрасли, особенно­сти. Но как общее правило везде действуют правила, сформу­лированные Конституцией РФ. Согласно п. 3 ст. 17 «Осуще­ствление прав и свобод человека и гражданина не должно на­рушать права и свободы других лиц». Уточняя это положение, ч. 3 ст. 55 Конституции РФ гласит: «Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты... нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц...» В Семейном кодексе РФ в развитие данного положе­ния говорится: «Осуществление членами семьи своих прав и исполнение ими своих обязанностей не должны нарушать права, свободы и законные интересы других членов семьи и иных граждан» (п. 1 ст. 7 СК). Такое ограничение, по общему правилу, осуществляется при регулировании семейных право­отношений косвенно.

2. В качестве самостоятельного средства защиты нарушен­ных прав ребенка Семейный кодекс РФ впервые предусмат­ривает ограничение родительских прав, которое сводится к принудительному, основанному на решении суда, отобранию

' Аспирантка ИГП РАН.

95

несовершеннолетнего у родителей (ст. 73 СК). Вопрос о том, относится ли подобного рода ограничения к мерам ссмей-но-правовой ответственности входит в число спорных.

Текст ст. 73 СК РФ не отличается четкостью, не позволяет провести границу между основаниями лишения родительских прав и их ограничением по суду, поскольку как лишение так и ограничение допускается при одинаковом условии: если оста­вление ребенка с родителями (одним из них) опасно для несо­вершеннолетнего. При этом указания на степень опасности нет. Поэтому на практике ограничение родительских прав применяется реже, чем их лишение. Так, в 1999 году в суде Южного Административного округа г. Оренбурга было удов­летворено 4 иска по ограничению и 18 исков по лишению ро­дительских прав.

3. Анализ ст. 73 СК позволяет вычленить условия именно ограничения родительских прав. Сюда входит:

отсутствие вины в действиях, поступках родителей, поро­ждающих опасность для ребенка;

наличие вины меньшей степени, объясняющей необходи­мость отобрания (изъятия) несовершеннолетнего у родите­лей;

отсутствие достаточных оснований для лишения родите­льских прав, тогда как отобрание ребенка у родителей все-та­ки необходимо. Перечень названных условий ограничения родительских прав является исчерпывающим, так как позво­ляет учитывать все возникающие в конкретной ситуации об­стоятельства.

4. В литературе по семейному праву длительное время ди­скутировался вопрос, следует ли рассматривать ограничение родительских прав как самостоятельный правовой институт или речь идет о мере воздействия профилактического харак­тера. П. 2 ст. 73 СК впервые четко обозначил ограничение как превентивную меру воздействия следующим образом: «Если родители (один из них) не изменят своего поведения, орган опеки и попечительства по истечении жести месяцев после вынесения судом решении об ограничении родительских прев обязан предъявить иск о лишении родительских прав». Не практике подобного рода условие действует в крайне редких случаях. Поэтому правом предъявления иска о лишении роди­тельских прав следует наделить всех лиц, названных п. 3 ст. 73 СК в качестве потенциальных истцов по деду (близкие родст­венники ребенка, органы и учреждения, обязанные по закону охранять права несовершеннолетних, образовательные и иные учреждения, а также прокурор). Предусмотреть сущест-

96

вованис такого права следует в соответствующих Положени­ях, Уставах, регламентирующих деятельность этих учрежде­ний.

5. В любом случае ограничение родительских прав в су­дебном порядке преследует следующие цели:

обеспечить защиту прав, охраняемых законом интересов и ссо в ер ш енн ол стн его;

изучать правовые предпосылки для последующего после изъятия ребенка устройства;

использовать предусмотренную семейным кодексом меру воздействия на родителей (одного из них);

применить к родителю, в отношении которого состоялось ограничение его родительских прав, меру ссмсйно-правовои отв етствен но сти.

6. Дела по ограничению родительских прав рассматрива­ются в соответствии с правилами, сформулированными в дей­ствующем гражданско-процессуалыюм кодексе РСФСР. Но поскольку в соответствии с Федеральным Законом РФ «О внесении изменений и дополнений в Гражданский процессуа­льный кодекс РСФСР», принятым Государственной Думой 7 июля 2000 года, дела о лишении родительских прав исключе­ны из ведения мировых судей, надо полагать, что дела об огра­ничении родительских прав также не подсудны мировому су­дье.

При определении подсудности по выбору истца ст. 116 ГПК РСФСР называет иски о взыскании алиментов и установ­лении отцовства. В этот перечень следует включить иски об ограничении родительских прав. Тем более, что согласно п. 5 ст. 73 СК РФ «При рассмотрении дела об ограничении роди­тельских прав суд решает вопрос о взыскании алиментов на ребенка с родителей (одного из них)».

Предъявление иска об ограничении родительских прав осуществляется в соответствии с требованиями ст. 126 ГПК РСФСР относительно формы и содержания искового заявле­ния. При этом особое внимание нужно уделить п. 4 данной статьи. Перечисляя обстоятельства, на которых истец основы­вает свои исковые требования, следует обращать внимание на факты, отличающие ограничение родительских прав от их ли­шения. А выявление условий ограничения родительских прав, следует рассматривать как центральный вопрос разбиратель­ства в суде заявленного иска.

В качестве ответчика по делу об ограничении родитель­ских прав могут выступать только лица, записанные в свиде­тельстве о рождении ребенка в качестве родителей. Причем


4—2651


97



иск может быть предъявлен как к обоим родителям, так и од­ному из них Не исключаются случаи, когда к одному из роди-телей предъявляется иск о лишении родительских прав, к дру­гому об ограничении этих прав

В перечне решений, подлежащих немедленному исполне­нию (ст 210 ГПК) фигурируют только решения о присужде­нии алиментов Его следует дополнить решениями об ограни­чении родительских прав, поскольку речь идет об опасной для ребенка ситуации, когда промедление с изъятием его из семьи крайне нежелательно

Таким образом действующее граждански-процессуальное законодательство нуждается в некоторых дополнениях, имею­щих особое значение для защиты прав несовершеннолетних, попавших в экстремальную ситуацию.

98





оставить комментарий
страница5/9
Дата26.10.2011
Размер2,33 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх