Удк 347 I ббк 67. 404 3-40 icon

Удк 347 I ббк 67. 404 3-40



Смотрите также:
Методическое пособие Москва ● 2008 удк 347. 963 + 347. 157 Ббк 67. 721-91 + 67. 404. 532...
Методические указания для студентов 5 курса заочного отделения специальности «юриспруденция»...
Методические рекомендации Москва ● 2010 удк 347. 962: 342. 7 Ббк 67. 721-91: 67. 400. 32...
Научно-методическое пособие Москва ● 2009 удк 347. 962: 342. 9 Ббк 67. 721-91: 67. 401. 02...
Научно-методическое пособие Москва ● 2009 удк 347. 962: 342. 9 Ббк 67. 721-91: 67. 401. 02...
Методические указания для студентов 2 курса заочного отделения сокращенные сроки обучения...
Учебное пособие удк 347. 965 (071. 1) Ббк 67. 99(2)...
Методическое пособие Москва ● 2010 удк 347. 963 Ббк 67. 721-91...
Удк 347. 214. 2 (476)...
Удк 347. 73(075. 8) Совершенствование методов управления биржевым курсом национал ьной валюты...
Учебник издание пятое, переработанное и дополненное проспект москва 2001 Том 3 удк 347 ббк 67...
Учебник издание пятое, переработанное и дополненное проспект москва 2001 Том 3 удк 347 ббк 67...



страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9
вернуться в начало
скачать
i. X, ч I, в 4-х книгах, ст. 647, изд 1887т

1 Весгник ВАС РФ, 1998 г , № 7 См. также Постановление Президиума ВАС РФ от 30 июня 1998 г по делу № 2310/98 (Вестник ВАС РФ, 1998г..)

46

Понятие непреодолимой силы является одним из наибо­лее трудно формулируемых и дискуссионных юридических вопросов цивилистики. По нашему мнению, для правильно­го решения вопроса о квалификации обстоятельств дела на предмет непреодолимой силы необходимы: конкретный ана­лиз каждого дела и его индивидуальных обстоятельств на предмет разграничения понятий «случай и непреодолимая сила», через применение таких традиционно указываемых в цивилистике юридических критериев, как нспрсдотврати-мость, непрсдвидимоеть, чрезвычайность, чаще всего внеш­ний характер события, причинная связь между непреодоли­мой силой и обстоятельствами исполнения обязательства должником

1 Вестник ВАС РФ, 1999 г,№i См, также, Постановление Президиума ВАС РФ от 19 мая 1998 г но делу № 3430/97, Вестник ВАС РФ, 19981., № 8

47

Иващенко О. А.1

^ ИСПОЛНЕНИЕ ИНОСТРАННЫХ

СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ В НАШЕЙ

СТРАНЕ И ЗАРУБЕЖОМ

Обращение с иском в суд является самым распространен­ным средством защиты при нарушении субъективных граж­данских прав не только во внутреннем гражданском оборо­те, но и в сфере транснационального торгового и экономиче­ского обмена. Возможность для иностранного гражданина обратиться за защитой своего нарушенного права в судеб­ные органы на равных с субъектами внутреннего права пред­усмотрена в законодательстве всех цивилизованных госу­дарств мирового сообщества. С вопросом же о возможности исполнения решений, вынесенных иностранными судебны­ми органами дело обстоит значительно сложнее. Между тем, если судебное решение не может быть принудительно испол­нено, то и само обращение с иском в суд как средство защи­ты гражданского права в большинстве случаев теряет для участников гражданского оборота какой-либо практический смысл.

Правовое регулирование вопросов исполнения ино­странных судебных решений осуществляется как на между­народном уровне посредством подписания многосторон­них соглашений и двусторонних договоров, так и в национальном законодательстве. При этом, если междуна­родные конвенции в основном регулируют возможность и условия признания иностранных судебных решений и об­щие принципы исполнения, то для уяснения конкретного порядка исполнения уже признанных решений иностран­ных судов и арбитражей необходимо обращаться к внут­реннему законодательству.

Несмотря на бросающиеся в глаза различия в регламента­ции условий и порядка исполнения судебных решений, выне-

ЛспирантИГП РАИ.

48

сенных в иностранных юрисдикциях, даже в законодательст­ве стран с близкими правовыми системами, представляется возможным выделить некоторые общие принципы данного правового механизма.

Общим для правового механизма исполнения иностран­ного судебного решения в большинстве стран является необ­ходимость признания его юридической силы в государстве исполнения, которое может осуществляться путем выдачи экзекватуры— специального акта внутренних судебных ор­ганов государства, наделяющего иностранное судебное ре­шение юридической силой равной с решениями внутренних судов, либо в упрощенном порядке. Исключение в этом отно­шении составляют страны общего права, где по общему пра­вилу решение иностранного суда не признается само по себе, а служит основанием для соответствующего иска в государ­стве исполнения решения, о чем более подробно мы остано­вимся ниже.

Так, например, согласно ст. 34 Закона Турции 1982 года № 2675 о международном частном праве и международном гражданском процессе, «окончательные решения по граж­данским делам, вынесенные иностранными судами и всту­пившие в силу с соответствии с законами иностранного госу­дарства, могут исполняться на территории Турции, только если распоряжения об их исполнении вынесены компетент­ным турецким судом». Сходные положения содержатся в ст. 70 Закона Грузии 1998 г. № 1362-Ис о международном част­ном праве, в п. 1 § 79 Австрийского Закона 1896 года об ис­полнительном производстве и о принятии мер по обеспече­нию требований.

Право многих государств в качестве обязательною усло­вия возможности признания инос!ранных судебных решений выдвигает условие наличия соответствующего международ­ного договора или принцип взаимности. Положения п. 2 § 79 уже упоминавшегося Авсфийского Закона 1896 года устанав­ливают, что «Акты и документы объявляются принудительно исполнимыми, если эти акты и документы согласно положе­ниям государства, в котором они были приняты, являются принудительно исполнимыми и посредством межгосударст­венных доюворов или посредством распоряжений гарантиро­вана взаимность». В силу § 74 Венгерского Указа 1979 года № 13 о международном частном праве «вступившее в законную силу решение иностранного суда или другого органа власчи, вынесенное по имущественно-правовым требованиям, а также "о вопросу о 'Юм, при ком должен находиться ребенок, может

49

быть исполнено при наличии международного договора или взаимности». Аналогичные но смыслу правила содержа 1ся в Законе Чехословакии 1963 года о международном частном нраве и процессе (п. «е» § 64). Румынский Закон 1992 года № 105 применительно к регулированию отношений международ­ною частного права (п. «с» ст. 167), также как и Гражданский процессуальный кодекс Германии 1877 года (п. 5 § 328) в каче­стве условия признания и исполнения иностранных решений выдвигают принцип взаимности, при этом, германский ГПК— применительно лишь к решениям по имущественным вопросам.

Справедливости ради следует отметить, что не вес госу­дарства признают иностранные судебные решения исклю­чительно при наличии соответствующих международных договоров либо на условиях взаимности. Раздел IV Закона 1995 года№ 218 «Реформа итальянской системы междуна­родного частного права» не содержит каких-либо специа­льных требований для признания иностранного решения, кроме соответствия его семи условиям, которые по сути яв­ляются с основаниями отказа в признании решений ино­странных судов в других юрисдикциях. Тоже можно ска­зать и о правовом регулировании признания и исполнения иностранных судебных решений в Книге X о международ­ном частном праве Гражданского кодекса Квебека 1991 го­да, в котором отсутствует ссылка на наличие международ­ного договора или взаимности в качестве обязательного условия признания иностранного решения. Не обнаружено подобных условий и в Швейцарском Федеральном законе о международном частном праве 1987 года. Поскольку приве­денные нормативно-правовые акты являются наиболее «свежими» правовыми решениями рассматриваемого во­проса. На наш взгляд, можно говорить о намечающейся тенденции к упрощению процедуры признания и исполне­ния иностранных судебных решений во внутреннем праве развитых государств.

Обобщив основания отказа в признании и исполнении иностранных судебных решений, установленные в различ­ных правовых системах, можно вывести четыре условия, при которых решение не будет признано в большинстве иностранных юрисдикции: — решение по тем либо иным причинам не вступило в силу на территории государства, где оно было вынесено (п. «а» ст. 167 Румынского Закона 1992 года № 105 применительно к регулированию отноше­ний международного частного права); — были нарушены

50

процессуальные права лица, против которого вынесено ре­шение, выразившиеся в не уведомлении либо ненадлсжа-шсм уведомлении его о ходе судебного разбирательства, что лишило указанное лицо возможности участвовать в су­дебном разбирательстве или подготовиться должным обра­зом к защитите своих интересов (п. «с» § 64 Закона Чехо­словакии 1963 года о международном частном праве и процессе); —решение было вынесено по вопросу, относя­щемуся к исключительной компетенции судов государства, где запрашивается исполнение (ст. 89 Закона Югославии 1982 г. о разрешении коллизий законов с правилами других стран); — по поводу того же правоотношения органом госу­дарства, где испрашивается признание и исполнение было вынесено вступившее в законную силу решение, или в ука­занном государстве было признано вступившее в законную силу решение органа третьего государства, или в суде ука­занного государства рассматривается дело по поводу того же правоотношения, начатое до предъявления требования, послужившего основанием для вынесения решения (п. 4 ст. 3155 Книги десятой о международном частном праве Граж­данского кодекса Квебека 1991 года);— вынесенное реше­ние противоречит публичному порядку государства испол­нения или его признание и исполнение приведет к результату противному моральным и нравственным устоям общества, либо представляет угрозу безопасности государ­ства (п. 1 ст. 2104 Книги X «Международное частное пра­во» Гражданского кодекса Перу 1984 года).

В Великобритании параллельно сосуществуют две систе­мы признания и исполнения иностранных судебных реше­ний, одна из которых выработана в рамках доктрины общего права и заключается в том, что решение иностранного суда не признается само по себе, а служит лишь основанием для соответствующего иска, с другой стороны, с принятием в 1933 году Закона об иностранных судебных решениях, пос­ледующим подписанием двусторонних соглашений (с Авст­ралией, Францией, Бельгией и некоторыми другими госу­дарствами), а также присоединением к Европейским конвенциям была создана система регистрации решений признанных судов, по сути являющаяся системой предостав­ления экзекватуры.

В США также долгое время господствовала доктрина об­щего права, не рассматривающая иностранное решение как основание для непосредственного получения удовлетворе­ния, В настоящее время не существует единого норматив-

51

но-правового акта регулирующего вопросы признания и ис­полнения иностранных судебных решений, однако 26 штатов из 50 утвердили Унифицированный акт об иностранных су­дебных решениях о взыскании денежных средств, который предусматривает возможность их исполнения, за исключени­ем девяти случаев в общем схожих с вышеприведенными ос­нованиями отказа в признании. Необычным являются положе­ния о невозможности исполнения иностранного решения, ес­ли в иностранном суде имелись серьезные препятствия для отправления правосудия, поскольку непонятно, что понима­ется под определением «серьезные препятствия»?

Таким образом, по гражданско-правовым спорам иму­щественного характера наиболее распространенным спосо­бом признания решений иностранных судов на сегодняш­ний день выступает процедура получения экзекватуры, при которой производится предварительная ревизия заявленно­го к исполнению решения в порядке и по основаниям, пред­усмотренным законом или международным соглашением. Это позволяет обеспечить должный контроль за соответст­вием данного решения основополагающим принципам су­допроизводства государства принудительного исполнения.

Признание в упрощенном порядке более характерно для решений по гражданско-правовым спорам неимущественно­го характера. Хотя в последнее время наметилась тенденция к распространению подобного порядка признания и испол­нения судебных решений и на гражданско-правовые споры имущественного характера. Следует отметить, что такое по­ка возможно лишь на региональном уровне. Примером тому может служить Соглашение о порядке взаимного исполне­ния решений арбитражных, хозяйственных и экономических судов на территории государств — участников Содружест­ва, подписанное в Москве 6 марта 1998 г. Указанное Согла­шение предусматривает возможность обращения за списа­нием суммы, присужденной решением суда государства — участника Соглашения на территории другого договариваю­щегося государства непосредственно в банк обслуживаю­щий должника.

На сегодняшний день основным внутренним норматив­но-правовым актом, регламентирующим порядок исполнения иностранных судебных решений в Российской Федерации яв­ляется Указ Президиума Верховного Совета СССР от 21 июня 1988 года «О признании и исполнении в СССР решений ино­странных судов и арбитражей». К решениям, входящим в сфе­ру действия данного Указа, относятся решения по граждан-

52

ским делам, приговоры по уголовным делам в части возмеще­ния ущерба, причиненного преступлением, а также акты иных органов иностранных государств, если это предусмотрено ме­ждународным договором.

Этот документ ставит возможность признания и исполне­ния решений иностранных судов в нашей стране в прямую за­висимость от наличия международного договора с государст­вом, судебный орган которого вынес решение по делу. Учи­тывая то обстоятельство, что из развитых государств бывшего «капиталистического лагеря», мы имеем соответствующее соглашения лишь со Швейцарской Конфедерацией (Москва, 17 апреля 1948 года), а также то, что, как уже было показано выше, большинство стран в отношении признания и исполне­ния иностранных судебных решений все еще исходят, по крайней мере, из принципа взаимности, становится очевид­ным, что большая часть решений, которые выносят наши суды в отношении дел с иностранным элементом не могут быть принудительно исполнены за рубежом. В новом Гражданском процессуальном кодексе будет предусмотрена альтернатива условию о наличии международного договора — принцип взаимности. Возможно, после этого ситуация начнет менять­ся в лучшую сторону.

Что касается, оснований отказа в разрешении принудите­льного исполнения решения иностранного суда, то они, в об­щем, совпадают с выше приведенными: —решение по зако­нодательству государства, на территории которого оно выне­сено, не вступило в законную силу; — сторона, против кото­рой вынесено решение, была лишена возможности принять участие в процессе вследствие того, что ей не было своевре­менно и надлежащим образом вручено извещение о рассмот­рении дела; — рассмотрение дела относится к исключитель­ной компетенции российского суда или иного органа; —име­ется вступившее в законную силу решение российского суда, вынесенное по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям, или в производстве россий­ского суда имеется дело, возбужденное по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям до возбуждения дела в иностранном суде; — истек срок давно­сти предъявления решения к принудительному исполнению, предусмотренный статьей 63 Основ гражданского судопроиз­водства Союза ССР и союзных республик; — исполнение ре­шения противоречило бы суверенитету Российской Федера­ции, или угрожало бы ее безопасности, либо противоречило бы основным принципам российского законодательства.

53

Важную роль в регулировании рассматриваемого вопроса играют двусторонние договора о взаимном признании и испо­лнении судебных решений, а также соглашения о правовой помощи. Следует отметить, что большая часть двусторонних договоров о правовой помощи, заключенных между государ­ствами Европейского сообщества, были заменены Брюссель­ской конвенцией, а впоследствии Луганской и, соответствен­но, прекратили действие с момента вступления в силу указан­ных конвенций для участвующих в них государств.

Что касается Российской Федерации, то она как правопрс-емница СССР связана договорами о правовой помощи, регу­лирующими, в том числе, и вопросы взаимного признания и исполнения судебных решений, с большинством стран быв­шего «соцлагеря» .

Указанные соглашения устанавливают порядок взаимного признания и исполнения решений без их пересмотра по суще­ству. Ходатайство о принудительном исполнении судебного решения может быть подано в суд, вынесший решение по су­ществу, который обязан перенаправить его в компетентный орган по месту исполнения, чго значительно упрощает проце­дуру для субъектов правоотношений. В отношении призна­ния решений по делам неимущественного характера в боль­шей части договоров предусмотрена упрощенная процедура (ст. 44 Договора с Монгольской Народной Республикой, ст. 54 Договора с Югославией). Отказ в признании судебного ре­шения, вынесенного на территории другой договаривающей­ся стороны возможен лишь по трем основаниям: —если ре­шение не вступило в законную силу в государстве, где оно бы­ло вынесено; — если лицо, против которого вынесено реше­ние по делу, не приняло участия в процессе вследствие того, что ему или его уполномоченному не был своевременно и надлежаще вручен вызов в суд; —если судебное решение на­ходится в противоречии с предшествующим решением, всту­пившим в законную силу и вынесенным по делу между теми же сторонами, о том же требовании и по тому же основанию \ суда государства места исполнения или суда государства, в| котором было вынесено решение.

Подобные основания отказа содержат, к примеру, ст. 51 j Договора с Венгрией, ст.ст. 46, 52 Договора с Румынией. По-' мимо этого, отказ в признании и исполнении возможен в слу-чаях: — наличия исключительной компетенции по спору у су-

1 Венгрия, Польша, Румыния, Чехия и Словакия (как правопреемницы, ЧСР), Монюлия, Китая, Социалистическая Республика Вьетнам и др

54

доб государства места исполнения (п. «с» ст. 60 Договора с Чехией и Словакией, п. 3 ст. 46 Договора с Социалистической Республикой Вьетнам); — истечение срока давности прину­дительного исполнения по законодательству одного из госу­дарств-участников (п. «Ь» ст. 60 Договора с Чехией и Слова­кией, п. «д» ст. 48 Договора с Монгольской Народной Респуб­ликой).

Помимо этого, в течение последних пяти лет Российская Федерация заключила двусторонние договоры о правовой по­мощи с такими бывшими республиками СССР, как Молдова, Грузия, Кыргызстан, а также Латвийской, Литовской, Эстон­ской и Азербайджанской республиками. Эти договоры преду­сматривают взаимное признание и исполнение вступивших в законную силу решений учреждений юстиции по граждан­ским, семейным и уголовным делам, включая утвержденные судом мировые соглашения по таким делам, на территории сторон-участий ц.

Международных соглашений непосредственно посвящен­ных вопросу признания и исполнения иностранных судебных решений не много. К ним можно отнести, во-первых две Гааг­ские конвенции: Конвенцию о признании и исполнении реше­ний об алиментах в пользу детей (15 апреля 1958 года) и Кон­венцию о признании и исполнении решений в отношении али­ментных обязательств (2 октября 1973 года)2. Первая из них регулирует порядок признания и исполнения судебных реше­ний только по делам в отношении алиментных обязательств в пользу детей, вторая же регламентирует указанный порядок как в отношении детей, так и в отношении взрослых, в том числе супругов и бывших супругов. Обе конвенции преду­сматривают порядок признания и исполнения соответствую­щих судебных решений стран-участниц без пересмотра дела по существу и содержат весьма ограниченный перечень осно­ваний для отказа в признании и исполнении.

В рамках Гаагской конференции во второй половине 60-х годов была осуществлена попытка более объемной унифика­ции механизма признания и исполнения иностранных судсб-

' По состоянию на 4 февраля 1999 г. в Конвенции участвуют' Австрия, Бельгия, Венгрия, Германия, Греция, Дания, Испания, Ишлия, Лихтенштейн, Люксембург, Нидерланды, Норве) ия. Португалия, Словакия, Суринам, Тур-Пия, Финляндия, Франция, Чешская Республика, Швеция, Швейцария

3 По состоянию на 22 марта 200! г. в Конвенции участвуют: Австрия. Ьелыия, Великобритания, Германия, Дания, Испания, Италия, Люксембург, Нидерланды, Норвегия, Польша, Португалия, Словакия, Турция, Финляндия, Франция, Чешская Республика, Швеция, Швейцария, Эстония

55

ных решений выразившаяся в разработке Конвенции о при­знании и исполнении иностранных решений по гражданским и торговым делам (1 февраля 1971 года), которая содержит общие принципы и основания признания и исполнения ино­странных решений по указанной в ней категории споров, за исключением споров, затрагивающих личный статус физи­ческих и юридических лиц, семейное, наследственное право и другие правоотношения. Для более детальной регламента­ции порядка признания и исполнения Конвенция предусмат­ривает обязательное заключение между странами-участни­цами двусторонних договоров. Следует отметить, что Конвенция не получила признания и на настоящий момент в ней участвуют лишь три государства — Кипр, Нидерланды и Португалия".

Значительно более удачно сложилась судьба у двух дру­гих конвенций, регламентирующих рассматриваемый нами вопрос: Конвенции по вопросам юрисдикции и принудите­льного исполнения судебных решений в отношении граж­данских и коммерческих споров, подписанной в Брюсселе 27 сентября 1968 года государствами-участниками Европей­ского союза (далее Брюссельская конвенция) и Конвенции по вопросам подсудности и принудительного исполнения судебных решений по гражданским и торговым спорам, ко­торая была подписана в Лугано 16 сентября 1988 года (далее Луганская конвенция). Луганская конвенция расширила круг участников Брюссельской конвенции за счет государств, не входящих в Европейский союз", а также изменила и дополни­ла некоторые положения предшественницы. Конвенции применяются в отношении любых торговых и гражданских споров, за исключением: — споров рассматриваемых в арби­тражном порядке; — споров в отношении гражданского со­стояния, право- и дееспособности, а также законного пред­ставительства физических лиц; — споров в отношении имущественных прав, возникших из брачных отношений, за­вещаний и наследства; —споров в отношении банкротства, исков, касающихся ликвидации несостоятельных компаний или других юридических лиц, судейских договоренностей.

1 IX — XI сессии.

: По состоянию на 15 января 1999 г.

' По состоянию на 20 марта 2000 г. в Конвенциях участвуют: Австрия, Бельгия, Великобритания, Германия, Греция, Дания, Ирландия, Испания. Италия, Люксембург, Нидерланды, I [орвегия, Португалия, Финляндия, Фран­ция, Швеция. Швейцария.

56

мировых соглашении и других аналогичных споров; — спо­ров в отношении социального обеспечения.

К главным достижениям названных конвенций следует отнести отсутствие какой-либо особой процедуры для при­знания судебных решений вынесенных в одном договари­вающемся государстве при исполнении на территории дру­гого, а также наличие императивной нормы запрещающей пересматривать иностранные судебные решения по суще­ству. Конвенции содержат пять оснований для отказа в при­знании иностранных судебных решений: — противоречие решения публичному порядку того государства, в котором оно должно вступить в силу; — то обстоятельство, что от­ветчику не был надлежащим образом вручен документ о возбуждении дела, или эквивалентный ему документ в ра­зумный срок для того, чтобы дать ему возможность органи­зовать свою защиту; — противоречие судебного решения, предъявленного к исполнению судебному решению, выне­сенному в споре между теми же сторонами в государстве, в котором это судебное решение должно вступить в силу; — решение судом предварительного вопроса, касающегося гражданского состояния, право- и дееспособности физиче­ских лиц, прав собственности, возникших из брачных отно­шений, завещаний или наследования таким образом, что это противоречит правилам международного частного пра­ва государства, в котором это судебное решение должно вступить в силу, при условии, что такой же результат не был бы достигнут с применением норм международного ча­стного права того государства, в котором решение должно вступить в силу; — противоречие судебного решения иным судебным решениям, принятым ранее в государстве, не участвующем в Конвенциях, по одному и тому же основа­нию иска и между теми же сторонами, даже если данное по­следнее судебное решение отвечает всем требованиям, не­обходимым для признания в государстве, в котором оно должно вступить в силу.

Брюссельская и Луганская конвенции унифицировали и значительно упростили процесс взаимного исполнения су­дебных решений на территории стран Европейского сообще­ства, тем самым внеся существенный вклад в процесс интег­рации.

Рассматривая вопрос о регулирование правоотношений в об­ласти признания и исполнения иностранных судебных решений на региональном уровне, нельзя не отметить правовые акты, Действующие на территории СНГ, поскольку здесь в последние

57

годы наметился значительный прорыв. После распада Союза ре­спублики приобрели статус независимых государств, и отноше­ния между ними стали носить международно-правовой харак­тер. И как следствие, правоотношения в области исполнения ак­тов судебных органов государств на территории друг друга при­обрели иностранный элемент. Появилась необходимость регламентации этих правоотношений в их новом качестве. В рамках СНГ было подписано несколько соглашении регулирую­щих взаимное признание и исполнение судебных, решений стра­нами Содружества — это Соглашение о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельно­сти, подписанное 20 марта 1992 года в Киеве1 (далее Киевское соглашение). Конвенция о правовой помощи и правовых отно­шениях по гражданским, семейным и уголовным делам, подпи­санная в Минске 22 января 1993 года (далее Минская конвен­ция), и наконец, Соглашение о порядке взаимного исполнения решений арбитражных, хозяйственных и экономических судов на территории государств — участников Содружества, подпи­санное в Москве 6 марта 1998 года.

Минская конвенция (раздел III) содержит условия и поря­док признания и исполнения решений учреждений юстиции по гражданским и семейным делам, включая утвержденные судом мировые соглашения по таким делам, нотариальные ак­ты в отношении денежных обязательств, а также решений су­дов по уголовным делам о возмещении ущерба. Конвенция, также как и договоры о правовой помощи предусматривают традиционную процедуру признания и исполнения. Однако очевидно, что в отношениях между государствами Содруже­ства этого недостаточно. Единая командно-административ­ная экономика, еще недавно существовавшая на его террито­рии, оставила в наследство широкий спектр социально-эконо­мических связей. Их дальнейшее углубление и развитие пре­допределено невозможностью существования рыночной экономики без тесного и взаимовыгодного сотрудничества в различных сферах промышленного производства, расшире­ния торговых связей и научно-технического обмена с госу-

' На настоящий момент Соглашение вступило в силу в отношении рес­публик Армения, Беларусь, Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Узбеки­стан и Украина. Для Российской Федерации оно вступило в силу 19 декабря 1992 года.

^ 2 В Конвенции участвуют Армения, Беларусь, Казахстан, Кыргызстан, Молдова, Российская Федерация, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан и Украина Конвенция вступила в силу 19 мая 1994 года, а для Российской Фе-| дерации— Юдекабря 1994 года.

58

дарствами-соседями Это подтверждает и многолетний опыт государств — членов Европейского сообщества. Традицион­ный механизм приведения в исполнение иностранных судеб­ных решений с его процедурой ревизии, предшествующей выдаче экзекватуры, является слишком громоздким Он от­нюдь не способствует повышению эффективности их испол­нения. Появилась необходимость во введении упрощенной процедуры исполнения судебных решений по спорам в облас­ти гражданско-правовых отношений. Такой механизм содер­жит Киевское соглашение, предметом которого является ре­гулирование вопросов связанных с разрешением хозяйствен­ных споров, в том числе и исполнения решений по ним. Под хозяйственными спорами в рамках данного соглашения пони­маются споры, вытекающие из договорных и иных граждан­ско-правовых отношений между предприятиями, их объеди­нениями, организациями любых организационно-правовых форм, а также гражданами, обладающими статусом предпри­нимателя и их объединениями. Все выше перечисленные субъекты гражданского оборота обобщенно именуются в Со­глашении — «хозяйствующими субъектами». Очевидно, что этот документ носит специальный хара- ктср, поскольку ст. 82 Минской конвенции говорит о том, что «Конвенция не затра­гивает положений других международных договоров, участ­никами которых являются Договаривающиеся стороны». Та­ким образом, действие норм Киевского соглашения в отноше­нии исполнения решений судов, рассматривающих хозяйст­венные споры, на территории государств его участников будет превалировать над действием норм Минской конвен­ции, а также договоров о правовой помощи.

Помимо вышеперечисленных договоров регулирующих признание и исполнение иностранных судебных решений по достаточно широкому кругу дел, рассматриваемые воп­росы применительно к более узким категориям дел являют­ся предметом специальных конвенций, таких как Конвен­ция по вопросам гражданского процесса (Гаага, 1 марта 1954 года)1, Конвенция об ущербе, причиненном иностран­ными воздушными судами третьим лицам на поверхности (Рим, 7 октября 3952 года)2, Конвенция о гражданской от­ветственности за ущерб, причиненный при перевозке опас-

1 СССР присоединился к Конвенции в 1967 г. Российская Федерация Участвует как право преемница

1 10СССР присоединился к Конвенции 21 апреля 1982 г. Российская Фе­дерация участвует как право!феемница.

59

ных грузов автомобильным, железнодорожным и внутрен­ним водным транспортом (Женева, 10 октября 1989 года) и некоторых других.

И в заключение — немного о перспективах.

С 1997 года в рамках Гаагской конференции при содей­ствии представителей государств-участников Европейско­го сообщества идет разработка проекта Конвенции о юрис­дикции, признании и исполнении решений по гражданским и коммерчески делам. Своей главной задачей разработчики считают совершенствование и упрощение процедур для признания и быстрого исполнения любых решений, выне­сенных судом в государстве-участнике посредством про­стой и единообразной процедуры. Хочется надеяться, что новую Конвенцию не постигнет участь предыдущего дети­ща Гаагской конференции 1971 года рождения. И если опыт се использования в рамках Европейского сообщества будет удачным, то в перспективе можно будет приложить усилия к расширению сферы ее действия на восток.

60

Вэскер В.Л.1

^ СУДЕБНАЯ ЗАЩИТА АВТОРСКИХ

И СМЕЖНЫХ ПРАВ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

I. В СССР наука и культура развивались в законодатель­ных рамках, ограничивающих исключительные права авто­ров произведений науки, литературы и искусства. Уровень защиты этих прав в Советском Союзе значительно отличал­ся от уровня их защиты в развитых государствах и на между­народном уровне. В кино, на радио и телевидении можно бы­ло свободно использовать опубликованные произведения, а о правовой регламентации смежных прав не было речи и во­все.

Характерным для этого периода был критерий оценки ре­зультатов творческой деятельности по принципу «обществен­ной полезности», а основное внимание уделялось обеспече­нию охраны интересов государства. Сложившаяся законода­тельная база в области авторских и смежных прав была непри­емлема для полноценной защиты интересов обладателей этих прав, она неплохо обслуживала административно-командную систему, существовавшую в СССР.

II. Переломным этапом на пути к преодолению сложив­шейся ситуации в области авторских и смежных прав стало принятие в июле 1993 года Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах». Закон об авторском праве 1993 года про­грессивен хотя бы фактом своего появления, однако, он дале­ко не совершенен. Российским юристам еще предстоит доста­точно потрудиться, чтобы построить новые отношения в ин­теллектуальной сфере и в относительно короткий срок прео­долеть ту дистанцию, которую европейские государства проходили в течение нескольких десятилетий.

Если природа прав, возникающих в связи с созданием и использованием литературно-художественных и музыкаль­ных произведений, достаточно исследована, поскольку автор-

Аспирант ИГП РАН

61

скис права все-таки в нашей стране признавались всегда, то права смежные были признаны лишь шесть лет назад, что и породило многочисленные проблемы, с которыми практика уже столкнулась, а наука еще не дала ответа.

III. Юридическое закрепление смежных прав в законода­тельстве Российской Федерации — это огромный шаг в сто­рону усиления роли личности в государстве, развития его творческого потенциала. Однако декларативно провозгла­сить, еще не значит решить проблему. Гораздо важнее постро­ить жизнеспособную систему по охране и защите смежных прав граждан. Наиболее актуально этот вопрос встал сегодня, когда появились новые сферы и технические средства исполь­зования объектов смежных прав.

За защитой своего права обладатели авторских и смежных прав вправе обратиться в установленном порядке в судебные органы в соответствии с их компетенцией. Как правило, иско­вое заявление подается по месту нахождения ответчика. На­ряду с этим следует иметь в виду, что Пленум Верховного Су­да СССР постановлением от 18 апреля 1986 г. обязал Верхов­ные Суды республик, краевые и областные суды чаще прини­мать к своему производству для рассмотрения по первой инстанции дела по спорам, возникающим из авторских прав, что дает основание обладателю авторских и смежных прав об­ращаться с исковым заявлением непосредственно в указан­ные судебные инстанции.

В соответствии со ст. 80 Гражданского процессуального кодекса РСФСР, по искам, вытекающим из авторского права, истцы освобождаются от уплаты судебных расходов в доход государства. Указанное положение закреплено и в ст. 5 Зако­на РФ «О государственной пошлине».

Следует иметь в виду, что в соответствии со ст. 196 ПС РФ срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено, установлен в три года. Течение срока исковой давности начина­ется со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нару­шении своего права. По обязательствам с определенным сроком исполнения течение исковой давности начинается по окончании срока исполнения. В исключительных случаях, когда суд при­знает уважительной причину пропуска срока исковой давности, нарушенное право подлежит защите (ст. 205 ПС РФ). На требо­вания о защите личных неимущественных прав автора, в том чи­сле права авторства, права на имя, на неприкосновенность про­изведения, исковая давность не распространяется.

IV. К сожалению, практика показывает, что споры, связан­ные с применением норм авторского и смежных прав, вызы-

62

вают в деятельности арбитражных судов и судов общей юрис­дикции, большие сложности. При рассмотрении указанной категории дел судьям порой достаточно сложно определиться и выбрать наиболее правильное решение, отвечающее требо­ваниям ст. 192 Гражданского процессуального кодекса РСФСР. Объяснить это можно тем, что количество дел, выте­кающих из авторских и смежных правоотношений, ничтожно мало по сравнению с другими рассматриваемыми судом дела­ми. Судебная практика, в особенности по спорам, связанным со смежными правами, в должной степени в настоящее время не сформировалась.

Усугубляется ситуация еще и тем, чю само законодатель­ство часто не даст ответов на многочисленные вопросы, воз­никающие в процессе деятельности субъектов авторских и смежных прав. В связи с этим у судей возникают большие сложности в толковании той или иной нормы закона, что по­буждает их обращаться к комментарию Закона «Об авторском праве и смежных правах» или к иной специальной литерату­ре. Однако комментарий является лишь мнением одного из юристов и не более того, и его точка зрения может быть дале­ко не единственной.

Важную роль в правоприменительной практике должны играть постановления Пленумов Верховного суда РФ и Выс­шего Арбитражного суда, а также обзоры практики рассмот­рения споров, связанных с применением норм авторского права и смежных прав. Совсем недавно Президиум Высшего Арбитражного суда РФ разослал информационное письмо № 47 (от 28 сентября 1999 г.) и обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах», но данное письмо носит лишь реко­мендательный характер, т.е. не обязательно для применения в деятельности арбитражных судов.

V. Способы защиты смежных прав — закрепленные зако­ном материально-правовые меры принудительного характе­ра, посредством которых производятся восстановление (при­знание) нарушенных (оспариваемых) прав и воздействие на нарушителя.

Согласно ст. 49 Закона РФ «Об авторском праве и смеж­ных правах» 1993 г. обладатели исключительных авторских и смежных прав вправе требовать от нарушителя: 1) призна­ния прав; 2) восстановления положения, существовавшего До нарушения права и прекращения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения; 3) возмещения Убытков, включая упущенную выгоду; 4) взыскания дохода.

63

полученного нарушителем вследствие нарушения авторских и смежных прав, вместо возмещения убытков; 5) выплаты компенсации в сумме от 10 до 50000 минимальных размеров оплаты труды, устанавливаемых законодательством РФ, оп­ределяемой по усмотрению суда или арбитражного суда. вместо возмещения убытков или взыскания дохода; 6) при­нятия иных, предусмотренных законодательными актами мер, связанных с защитой их прав. Указанные в п. 3, 4, 5 ме­ры применяются по выбору обладателя авторских и смеж­ных прав.

Применительно к авторским и смежным правам допусти­мо использовать также способы защиты прав, предусмотрен­ные в ст. 12 ГК РФ и не поименованные в авторском законо­дательстве, в частности, признание оспоримой сделки недействительной и применение последствий ее недействи­тельности, применение последствий недействительности ничтожной сделки; признание недействительным акта госу­дарственного органа или органа местного самоуправления; самозащита права; возмещение убытков; взыскание неус­тойки; компенсация морального вреда; прекращение или из­менение правоотношения; неприменение судом акта госу­дарственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону. Допускается использование и дру-, гих методов защиты, если на этот счет есть прямое указание; в законе.

VI. В целях обеспечения имущественных прав авторов,]' исполнителей, производителей фонограмм и иных обладате­лей авторских и смежных прав в случаях, когда их практичес-< кое осуществление в индивидуальном порядке затруднитсль-] но, создаются организации, управляющие имущественным! правами на коллективной основе. Действуют эти организацш в пределах полученных от обладателей авторских и смежны> прав полномочий на основе устава, утверждаемого в порядке! установленном законодательством. На территории России-'' ской Федерации действует ряд организаций: Российское ав­торское общество (РАО), Российское общество по управле­нию правами исполнителей (РОУПИ), Российское общество по смежным правам (РОСП), Российская фонографическая ассоциация (РФА) и др.

В числе функций, которые данные организации должны выполнять от имени представляемых ею обладателей автор­ских и смежных прав и на основе полученных от них полно­мочий, центральное место занимает обязанность организаций защищать права, управлением которых она занимается.

64

В своей работе организации, управляющие имуществен­ными правами обладателей авторских и смежных прав, столк­нулись с рядом препятствий в осуществлении судебной защи­ты названных субъектов. Так, народные суды часто под самы­ми различными предлогами не принимают иски таких органи­заций к рассмотрению. В качестве одного из оснований отказа в принятии иска выдвигается утверждение о том, что рассмот­рение дел по искам организаций, управляющих имуществен­ными правами авторов (РАО), подведомственно только арби­тражному суду.

На первый взгляд в соответствии со ст. 22 Арбитражного процессуального кодекса РФ может показаться, что дела по искам в сфере коллективного управления подведомственны арбитражному суду, т.к. спор носит экономический характер, а иск подастся одним юридическим лицом (РАО в интересах авторов) другому юридическому лицу (пользователю). Одна­ко при более глубоком анализе сложившейся ситуации откры­вается совсем иная картина. Факт наличия статуса юридичес­кого лица у РАО, РОУГТИ, РОСП и пользователя еще не явля­ется основанием для передачи спора между ними в арбитраж. В соответствии со ст. 45 Закона «Об авторском праве и смеж­ных правах» 1993 г. организации, управляющие имуществен­ными правами авторов, артистов исполнителей и производи­телей фонограмм, являются некоммерческими организация­ми, следовательно их деятельность по управлению имущест­венными правами на коллективной основе не относится к предпринимательской деятельности и иски в народный суд подаются ими правомерно.

Организации, управляющие имущественными правами на коллективной основе, вправе обращаться за защитой нару­шенных прав в арбитражный суд только в случае, если спор с их участием носит экономический характер и возник в связи с осуществлением ими предпринимательской деятельности. Например, в случае осуществления поставок РАО книг из-за рубежа с целью их продажи и получения от такой деятельно­сти прибыли, возможный спор между РАО и поставщиком книг (или торговой фирмой) подлежит рассмотрению в арбит­ражном суде.


65


3-2651







оставить комментарий
страница3/9
Дата26.10.2011
Размер2,33 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх