Общая характеристика работы актуальность темы исследования icon

Общая характеристика работы актуальность темы исследования


Смотрите также:
1. общая характеристика работы актуальность темы...
1. общая характеристика работы актуальность темы исследования...
Общая характеристика работы актуальность темы исследования...
Общая характеристика работы. Актуальность темы исследования...
Общая характеристика работы актуальность темы исследования...
I. общая характеристика работы актуальность темы исследования...
Общая характеристика работы актуальность темы...
I. общая характеристика работы актуальность темы исследования...
Общая характеристика работы актуальность темы исследования...
I. общая характеристика работы актуальность темы исследования...
I. общая характеристика работы актуальность темы исследования...
Общая характеристика работы актуальность темы исследования...



Загрузка...
скачать










ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Актуальность темы исследования определяется тем, что в последнее десятилетие в Республике Таджикистан1 произошли коренные изменения как социально-экономического, так и политического характера, оказавшие влияние на изменение законодательства, в том числе и семейного. Свобода выезда граждан Республики Таджикистан на учебу, стажировку, постоянное место жительства, на работу, приезд в страну студентов, деловых людей из государств ближнего и дальнего зарубежья, сотрудников различных международных организаций, создание совместных предприятий, предприятий с иностранными инвестициями связано с вступлением этих субъектов в частноправовые отношения с «иностранным элементом». Следствием этого является увеличение числа браков с участием иностранцев и лиц без гражданства, проживающих за рубежом.

По данным Управления актов гражданского состояния Министерства Юстиции и Дома бракосочетания г.Душанбе в 2004 году было заключено 68 браков с участием иностранцев, в 2005 году – 62 брака, в 2006 году – 70 браков, 15 из которых с гражданами стран дальнего зарубежья. С каждым годом количество таких браков увеличивается. Соответственно растет и число разводов и споров как неимущественного, так и имущественного характера, возникающих между супругами, имеющими разное гражданство и место жительства.

В современных условиях развития частноправовых связей, характеризующихся глобализацией, применение к брачным отношениям отечественного законодательства вошло в противоречие с интересами самих участников этих отношений, в частности, граждан Республики Таджикистан за границей. Поэтому внесение существенных корректив в коллизионно - правовое регулирование заключения и расторжения брака, в вопросы имущественных и личных неимущественных отношений супругов, осложненных «иностранным элементом», допущение применения к семейным отношениям иностранного законодательства является своевременным.

Правовой основой для развития подобных отношений явилось подписание Республикой Таджикистан Международных пактов о гражданских и политических правах и об экономических, социальных и культурных правах 1966 г., Конвенции о правах ребенка 1989 г., Конвенции, касающейся статуса беженцев 1993 г. и других международных договоров, которые возложили на республику определенные обязанности по реализации международных обязательств перед мировым сообществом.

В связи с этим требуют разрешения такие задачи, как поиск путей преодоления коллизий между нормами семейного законодательства Республики Таджикистан и законодательства зарубежных стран; необходимость выявления факторов, влияющих на признание брака и развода; потребность в анализе правовых норм, регулирующих заключение и расторжение брака с «иностранным элементом». Определенную сложность представляет также проблема установления содержания иностранного права.

Вышеизложенное обуславливает выработку оптимальных мер по защите прав и законных интересов лиц, участвующих в брачно-семейных отношениях независимо от гражданской принадлежности. В связи с этим необходима глубокая и всесторонняя разработка коллизионных и материально-правовых норм, направленных на урегулирование отношений лиц, вступающих в брачно-семейные отношения с международным характером на примере правового регулирования заключения и расторжения брака с «иностранным элементом», которая является актуальной задачей современной цивилистики.

Весьма важными составляющими этого процесса являются приведение в соответствие с международными договорами семейного законодательства Республики Таджикистан, и необходимость комплексного правового регулирования этих отношений, учитывающих особенности правовых систем различных государств.

В современных условиях исследование проблем заключения и расторжения брака с «иностранным элементом» актуально, как с научной, теоретической, так и с практической точек зрения. Поскольку до настоящего времени комплексные научные исследования заключения и расторжения брака с «иностранным элементом» в Таджикистане не проводились, а отдельные работы, посвященные этим вопросам имели фрагментарный характер. В свою очередь, необходимость всестороннего исследования продиктована велением времени.

Случаи увеличения брачных отношений международного характера не только в Таджикистане, но и во всем мире, в свою очередь, требуют глубокого осмысления и исследования не только коллизионного, но и материального законодательства иностранных государств. Важным является то, что в условиях формирования новой правовой системы изучение и выяснение как международных, так и национальных норм иностранных государств позволят осмыслить и интегрировать их лучшие и прогрессивные положения в законодательство республики. Исходя из вышеизложенного, можно отметить, что имеющаяся научная основа для определения пробелов в семейном законодательстве и выработка рекомендаций, направленных на совершенствование законодательства, недостаточна.

Важное значение в проблеме правового регулирования брачных отношений в международном частном праве имеют исследования, которые рассматривают отдельные вопросы изучаемой проблемы, в частности, условий и порядка заключения брака, консульских браков и т.д.

Вышеуказанные факторы определили актуальность проблем и выбор темы для диссертационного исследования.

^ Теоретическая, практическая и методологическая основы исследования. Проблемы заключения брака и развода в международном частном праве и связанные с ними личные неимущественные и имущественные отношения супругов ранее в советской цивилистической доктрине поднимались несколько раз. Фундаментальные исследования вопросов брака и развода были проведены в 60-80-е годы ХХ века Н.В. Орловой, Г.К. Матвеевым, В.И. Кисилем, И.В. Пантелеевой, Н.Г. Швыдак, Н.А. Шебановой. Однако указанные исследования проводились либо с позиций международного частного права, либо семейного права, а комплексного рассмотрения вопросов брака и развода, а также возникающих в связи с этим правоотношений супругов с «иностранным элементом» на стыке двух отраслей права в Республике Таджикистан не проводились.

Теоретические проблемы коллизионных вопросов заключения и расторжения брака, а также личных неимущественных и имущественных отношений супругов в международном частном праве были подняты в работах таких ученых, как Л.П. Ануфриева, М.М. Богуславский, Г.К. Дмитриева, Л.А. Лунц, Н.И. Марышева, Г.Ю. Федосеева и др. Однако в их работах освещены отдельные аспекты брачных отношений в международном частном праве. Поэтому можно утверждать, что вопросы данной темы изучены недостаточно, а имеющийся материал устарел и не соответствует реалиям сегодняшнего дня.

В своем диссертационном исследовании автор опирается на теоретические положения, изложенные в трудах известных советских и современных цивилистов, коллизионистов и теоретиков права: Л.П. Ануфриевой, М.В. Антокольской, А.М. Беляковой, М.М. Богуславского, С.Н. Бондова, Л.Н. Галенской, С.П. Гришаева, Г.К. Дмитриевой, И.В. Звекова, В.И. Кисиля, Л.А. Лунца, Н.А. Марышевой, М.Г. Масевич, Г.К. Матвеева, М.А. Махмудова, Ш.М. Менглиева, А.М. Нечаевой, Н.В. Орловой, И.В. Пантелеевой, И.С. Перетерского, А.И. Пергамент, С.В. Полениной, Л.М. Пчелинцевой, В.А. Рясенцева, О.Н. Садикова, А.С. Скаридова, Ш.Т. Тагайназарова, Ф.Т. Тахирова, Н.В. Тригубович, О.У. Усманова, Г.Ю. Федосеевой, О.А. Хазовой, Е.А. Чефрановой и других.

В работе использованы труды зарубежных ученых, специализирующихся в области международного частного права, сравнительного правоведения и семейного права: Г.А. Дроза, Юджен Ф. Сколес, М. Иссада, Х. Кетца, П. Норта, Х. Петера, Л. Раапе, К. Цвайгерта, Дж. Чешира, В. Шлютера и других.

В общеметодологическую основу исследования положены:

-общенаучные методы познания (логический, исторический, анализ, синтез и др.);

-частно-научные методы познания (коллизионный, сравнительно – правовой, формально-логический и социологический).

Диссертационное исследование выполнено на основе действующего семейного законодательства Республики Таджикистан, международно-правовых актов в области заключения и расторжения брака, а также иных нормативно-правовых актов зарубежных государств, содержащих коллизионные нормы заключения и расторжения брака, и принципы регулирования личных неимущественных и имущественных отношений супругов.


^ Цели и задачи исследования

Целью диссертационного исследования является анализ теоретических положений, касающихся брачных отношений, осложненных «иностранным элементом», а также действующего семейного законодательства Республики Таджикистан, регулирующего заключение и расторжение брака и связанных с ними правоотношений супругов.

Данная цель обусловила постановку следующих задач:

- исследование основных коллизионных норм, регулирующих заключение брака;

- определение понятия брачные отношения, осложненные «иностранным элементом»;

- рассмотрение особенностей заключения консульских браков;

- анализ коллизионных норм, регулирующих личные неимущественные и имущественные отношения супругов;

- выявление специфических признаков брачного договора в отношениях, осложненных «иностранным элементом»;

- анализ законодательства Республики Таджикистан о расторжении брака с участием иностранцев и лиц без гражданства;

- раскрытие особенностей признания иностранных решений о расторжении брака;

- разработка предложений и рекомендаций по совершенствованию семейного законодательства в исследуемой области.

^ Объектом исследования являются отношения лиц – граждан различных государств, возникающие при вступлении в брак и его расторжении, а также осложненные «иностранным элементом» личные неимущественные и имущественные отношения между супругами.

^ Предметом исследования являются теоретические и законодательные вопросы заключения и расторжения брака с иностранным элементом, а также возникающих в связи с этим личных неимущественных и имущественных отношений супругов.


^ На защиту выносятся следующие положения:

1. Предлагается рассматривать приемлемость коллизионных норм, регулирующих материальные условия заключения брака, через специфику конкретной страны.

Применение закона гражданства супругов наиболее целесообразно для государств с унитарным устройством и унифицированным федеральным законодательством.

Использование коллизионной привязки к закону места жительства брачующихся более приемлемо для стран с постоянной миграцией населения (наличием беженцев и лиц без гражданства), а также государств с множественностью правовых систем.

2. С учетом всех форм проявления «иностранного элемента» предлагается следующее понятие «брачных отношений, осложненных «иностранным элементом»: «Личные неимущественные и имущественные (в том числе по поводу имущества, находящегося за границей) отношения лиц, вступающих в брак или супругов, имеющих различные гражданства или место жительства».

3. Обосновывается необходимость изложения в новой редакции названия раздела VIII главы 22 Семейного Кодекса РТ «Применение семейного законодательства к семейным отношениям с участием иностранцев и лиц без гражданства» как «Международное семейное право», поскольку существующее название не отражает всех форм семейных отношений, в которых «иностранный элемент» может быть представлен.

4. В качестве практического руководства по разрешению ситуаций, когда органы загса, в силу публичного порядка РТ, требуют соблюдения условий о брачном возрасте и об отсутствии обстоятельств, препятствующих заключению брака, от всех лиц, вступающих в брак на территории РТ, предлагается на законодательном уровне закрепить существующее положение, касающееся заключения брака, и лицами без гражданства в Таджикистане. И внести дополнение в виде словосочетания «с учетом ст.13 и 14 СК РТ» в ч. 4 ст. 167 СК РТ, которую необходимо изложить в следующей редакции: «Условия заключения брака лицом без гражданства на территории Республики Таджикистан определяются по законодательству государства, в котором это лицо имеет постоянное место жительства с учетом ст. 13 и ст. 14 СК РТ».

5. Обосновывается необходимость расширения круга лиц, имеющих право на заключение брака в консульских учреждениях и дипломатических представительствах, за счет граждан РТ, временно находящихся на территории иностранного государства. В связи с этим предлагается заменить слово «проживающими» на «находящимися» и изложить п.1 ст. 168 СК РТ в следующей редакции: «Браки между гражданами Республики Таджикистан, находящимися за пределами территории Республики Таджикистан, заключаются в дипломатических представительствах и консульских учреждениях Республики Таджикистан».

6. Выявляются специфические признаки брачного договора в отношениях международного характера: а) различные гражданства и место жительства сторон; б) личные неимущественные и имущественные (в том числе и по поводу имущества, находящегося за границей страны) отношения как предмет; в) форма, соответствующая закону места заключения договора; г) наличие оговорки о применимом праве; д) возможность ограничения применения договора или его части оговоркой о публичном порядке страны.

7. Обосновывается нецелесообразность дополнительной привязки к последнему месту жительства супругов для определения личных неимущественных прав и обязанностей супругов, как не отражающей правовую природу этих отношений, в силу неотделимости от личности. Аргументируется применение к этим отношениям закона того государства, где находятся оба супруга или один из них, права которого нарушены.

8. Предлагается предоставить выбор правопорядка, подлежащего применению для определения их прав и обязанностей лишь тем супругам, которые не имеют общего совместного места жительства и общего гражданства, так как к правоотношениям супругов, не имеющих общего гражданства, может быть применен закон совместного места жительства.

9. Ввиду того, что статус недвижимости может быть определен с помощью применения коллизионной привязки к закону места нахождения вещи, предлагается исключить из сферы автономии воли супругов данный объект правоотношений и изложить диспозицию ч. 2 ст.172 СК РТ в следующей редакции: «При заключении брачного договора или соглашения об уплате алиментов супруги, не имеющие общего гражданства и совместного места жительства, могут избрать законодательство, подлежащее применению к движимому имуществу по этому договору или соглашению об уплате алиментов».

10. Обосновывается необходимость признания разводов, совершенных гражданами РТ в иностранном государстве, путем внесения дополнения в виде словосочетания «между гражданами Республики Таджикистан» в ч. 3 ст. 171 СК РТ, которую предлагается изложить в следующей редакции: «Расторжение брака между гражданами Республики Таджикистан либо расторжение брака между гражданами Республики Таджикистан и иностранными гражданами или лицами без гражданства, совершенное за пределами территории Республики Таджикистан с соблюдением законодательства соответствующего иностранного государства о компетенции органов, принимавших решения о расторжении брака, и подлежащем применению при расторжении брака законодательстве, признается действительным в Республике Таджикистан».


^ Научная новизна исследования заключается в том, что оно является первым в юридической науке Республики Таджикистан самостоятельным комплексным теоретическим исследованием, посвященным коллизионным принципам заключения и расторжения брака и связанными с ними личными неимущественными и имущественными отношениями супругов. Отсутствие в республике научных исследований в этом направлении показывает, что объективно назрела необходимость изучения разных аспектов этой проблемы.

Научная новизна диссертации состоит в том, что в ней сформулирован ряд новых положений, выводов и рекомендаций по совершенствованию семейного законодательства, регулирующего брачные отношения, осложненные «иностранным элементом». В диссертации имеются научно-теоретические положения, содержащие элементы новизны и выносимые на защиту.

^ Практическая значимость работы определяется тем, что теоретические положения и выводы, практические предложения и рекомендации могут быть использованы для дальнейшей научной разработки проблемы унификации в международном частном праве; в целях совершенствования законодательства; в преподавании соответствующих разделов курса международного частного права и семейного права.

^ Апробация результатов исследования. Диссертационная работа выполнена в Отделе отраслевого законодательства и права Института государства и права Академии наук РТ. Отдельные положения исследования обсуждались на заседании Института государства и права Академии наук РТ, кафедры гражданского права Российско-Таджикского (славянского) университета, являлись предметом выступления автора на следующих конференциях и семинарах:

-на научно-практических конференциях «VIII-х, IX-x, X-x, XI-x Славянских чтений» (апрель 2004-2007 г.г.);

-научно-практической конференции молодых ученых, посвященной 80-летию г. Душанбе, проведенной под руководством Комитета по делам молодежи (май 2004 г);

-научно-практической конференции, посвященной Дню молодежи, проведенной Комитетом по делам молодежи РТ (май 2005 г.);

- цикл семинаров, посвященных международному праву и правам человека, проведенных Американской Ассоциацией Юристов (апрель 2004 -2005 г.г.);

- на республиканской конференции: «Роль Европейского Союза в становлении и развитии законодательства Республики Таджикистан» (май 2007 г.).

Положения диссертационного исследования изложены в пятнадцати публикациях.

Полученные автором выводы использовались также при подготовке учебно-методических материалов по курсу «Международное частное право», при проведении лекций и занятий по учебным дисциплинам «Международное частное право» и «Семейное право» на юридическом факультете Российско-Таджикского (славянского) университета.

^ Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованных источников. Общий объем диссертации составляет 151 страницу машинописного текста.


^ ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ


Во введении раскрывается актуальность выбранной темы; сформулированы цель и задачи исследования; определены объект и предмет исследования; представлены теоретическая, практическая и методологическая основы работы; обоснованы научная новизна и практическая значимость исследования; сформулированы основные положения, выносимые на защиту; представлены результаты апробации исследования.

Глава первая диссертационного исследования «Заключение брака в международном частном праве» посвящена теоретическим проблемам заключения брака с «иностранным элементом» и рассмотрению основных коллизионных привязок, сравнительному исследованию материально-правовых норм иностранных государств, исследованию консульских браков, особенностям признания заключенного за рубежом брака.

В первом параграфе «Коллизионно-правовое регулирование брака с «иностранным элементом» анализируются законодательства зарубежных стран о заключении брака, проводится сравнительное исследование англосаксонской, континентальной и мусульманской правовых систем.

В виду того, что правовое регулирование брачно-семейных отношений, осложненных «иностранным элементом» в зарубежных государствах, осуществляется с помощью различных норм права, автор исследования выделила три группы стран по источнику права, содержащего коллизионные нормы. Диссертант отметила, что в одних странах семейные правоотношения, осложненные «иностранным элементом», регулируются гражданским законодательством (ФРГ, Швейцария). В других имеются законы о международном частном праве, содержащие коллизионные нормы семейного права (Австрия, Венгрия, Швейцария). В-третьих, семейное право представляет собой самостоятельную отрасль права и имеет нормы, посвященные семейным отношениям международного характера (РФ, РТ, Алжир).

На основании классификации стран автор склоняется к мнению о том, что правильную позицию занимают законодательства стран, имеющие отдельные законы, посвященные международному частному праву, поскольку считает эту отрасль права комплексной. Включение норм международного частного права в часть третью Гражданского Кодекса РТ вряд ли оправдано. Более целесообразно объединить нормы, регулирующие отношения, осложненные «иностранным элементом», из различных нормативно-правовых актов в отдельный закон, который следует назвать «О международном частном праве и гражданском процессе».

Наряду с указанными вопросами в данном параграфе исследуются коллизионные привязки, регулирующие как материальные, так и формальные условия заключения брака. При этом отмечается, что страны континентальной системы права преимущественно используют закон гражданства (lex patriae) будущих супругов, а страны англосаксонской системы отдают предпочтение коллизионному принципу закона места жительства (lex domicilii) брачующихся при определении материальных условий заключения брака.

Диссертант обращает внимание на то, что личный закон брачующихся, представленный законом гражданства, более удачный коллизионный принцип, используемый в брачных отношениях, поскольку его легко установить, по сравнению с законом места жительства. Его использование целесообразно для государств с унитарным устройством и унифицированным федеральным законодательством.

Однако автор считает, что полностью исключить применение закона места жительства брачующихся невозможно. Поскольку этот коллизионный принцип актуален для стран с постоянной миграцией населения (наличием беженцев и лиц без гражданства), а также государств с множественностью правовых систем.

При рассмотрении коллизионно-правового регулирования заключения брака в Республике Таджикистан, автор пришла к выводу, что название главы 22 Семейного Кодекса РТ «Применение семейного законодательства к семейным отношениям с участием иностранных граждан и лиц без гражданства» охватывает не весь круг семейных отношений, в которых проявляется «иностранный элемент», ограничиваясь только субъектом. Поэтому предлагает изменить название главы на «Международное семейное право». Но диссертант отмечает, что слово «международный» не следует понимать однозначно. Это понятие условное, используемое для характеристики отношений, выходящих за рамки одной национальной правовой системы.

Учитывая все формы, в которых «иностранный элемент» может быть представлен, автор предлагает следующее определение брачных отношений, осложненных «иностранным элементом»: «Личные неимущественные и имущественные (в том числе по поводу имущества, находящегося за границей) отношения лиц, вступающих в брак или супругов, имеющих различные гражданства или место жительства».

Рассмотрев вопрос о коллизионных привязках, используемых при заключении брака лицами, имеющими несколько гражданств на территории РТ, диссертант отмечает, что в статье 167 СК РТ имеются противоречия. В статье указывается, что если лицо, наряду с гражданством иностранного государства, имеет гражданство РТ, к условиям заключения брака применяется законодательство РТ. При наличии у лица гражданства нескольких иностранных государств по выбору данного лица законодательство одного из этих государств. В первом случае ярко выражена императивная коллизионная норма, которая требует при наличии двойного гражданства применения только семейного законодательства РТ, без учета автономии воли лица, вступающего в брак, а при наличии более гражданств у лица допускается выбор законодательства. Диссертант предлагает выйти из сложившейся ситуации путем применения принципа наиболее тесной связи во всех случаях определения условий заключения брака в РТ лицом, имеющим несколько иностранных гражданств и не обладающим гражданством РТ, а при наличии наряду с гражданством РТ иностранных гражданств применять только гражданство РТ. Поэтому для конкретизации и снятия двусмысленности было бы правильным первое предложение части 3 статьи 167 СК РТ изложить в следующей редакции: «Если лицо, наряду с гражданством Республики Таджикистан, имеет гражданство иностранных государств, к условиям заключения брака применяется законодательство Республики Таджикистан».

При рассмотрении проблемы коллизионно-правового регулирования заключения брака лицами без гражданства в Республике Таджикистан автор приходит к выводу, что ч. 4 ст. 167 СК РТ указывает на применение lex domicilii к лицам без гражданства. Однако в норме Семейного Кодекса не говорится о соблюдении ст. 13 и ст. 14 (об обстоятельствах, препятствующих заключению брака и брачном возрасте), хотя при заключении брака иностранцами на территории РТ это условие является одним из основных. Поэтому было бы целесообразнее дополнить ч. 4 ст. 167 Семейного Кодекса словами «с учетом ст. 13 и ст. 14 СК РТ» и изложить в следующей редакции: «Условия заключения брака лицом без гражданства на территории Республики Таджикистан определяются по законодательству государства, в котором это лицо имеет постоянное место жительства с учетом ст. 13 и ст. 14 СК РТ».

Во втором параграфе «Условия и порядок заключения брака за рубежом» рассмотрены материально-правовые нормы национальных законодательств иностранных государств и выявлены их особенности.

В виду того, что семейное законодательство во всех странах относится к консервативной ветви законодательства, каждое государство само регулирует область брачно-семейных отношений, вопросы условий вступления в брак и порядка его регистрации входят во внутреннюю компетенцию государства, унификация в этой области не оказывает большого влияния на национальное законодательство, хотя заключение международных договоров, регулирующих брачные отношения возможно и необходимо в странах близких по своей правовой системе.

В работе отмечено, что условия, соблюдение которых приводит к образованию у лица брачной правоспособности и дееспособности в странах Европы и Америки, фактически одинаковы. Объем же дополнительных условий, следствием соблюдения которых является наделение индивида субъективным правом на заключение брака, является различным.

Условия заключения брака в национальных законах, рассмотренных стран, имеют ряд общих черт: достижение брачного возраста, ответственность за сокрытие обстоятельств, препятствующих заключению брака, запрет браков между близкими родственниками, усыновителями и усыновленными, запрет вступления в брак с ограниченно дееспособными или полностью дееспособными лицами, согласие брачующихся. Существует также необходимость в некоторых странах получения медицинских документов об отсутствии ряда болезней, которые не являются препятствием заключения брака, но их сокрытие может повлечь для виновного лица ответственность и признание брака недействительным.

Диссертант, со ссылкой на зарубежный опыт, высказывает предложение о введении обязательного медицинского осмотра вступающих в брак лиц, независимо от того является ли одной из сторон иностранец или нет, на территории Республики Таджикистан, так как правом на бесплатное медицинское обследование и консультирование по медико-генетическим вопросам планирования семьи в стране пользуются единицы лиц, вступающих в брак. Лица, вступающие в брак, чаще всего, находятся в неведении об имеющихся друг у друга болезнях. Тем более, когда речь идет о венерических заболеваниях, алкоголизме, наркомании, ВИЧ-инфекции, сокрытие которых может быть основанием для признания брака недействительным. Тем более Уголовный Кодекс РТ устанавливает ответственность за заражение и заведомое поставление другого лица в опасность заражения ВИЧ – инфекцией и за заражение венерической болезнью. Отсутствие законодательного закрепления обязательности медицинского обследования является безразличием к совершению преступления лицами, вступающими в брак.

В работе уделено особое внимание распространенной коллизионной привязке (lex loci celebrationis), имеющей действие в англосаксонской, континентальной и мусульманской системе права. При рассмотрении вопроса формы брака диссертант выделила страны с гражданской формой брака (страны континентальной Европы, СНГ), с религиозной формой брака (Иран), с гражданской и религиозной формой брака (Англия, Австралия).

В третьем параграфе первой главы «Экстерриториальная форма брака» диссертантом подробно рассматривается проблема консульских браков. На основе анализа высказанных в литературе мнений сделан вывод, что если брак за границей заключается между нашими гражданами, то он совершается у нашего консула, имеет место в идеале. Однако чаще встречается факт заключения смешанных консульских браков, т.е. браков между лицами, одно из которых является иностранцем, а другое — гражданином РТ.

В работе рассмотрен комплекс мнений ученых о заключенных в консульских учреждениях и дипломатических представительствах «смешанных браков». Несмотря на наличие данной проблемы, как отмечает диссертант, пути решения, предложенные в науке, остаются дискуссионными.

Проанализировав императивные нормы международных соглашений, консульских конвенций, которые требуют наличия одинакового гражданства обоих брачующихся в дипломатическом представительстве или консульском учреждении страны гражданства, автор присоединился к мнению о том, что хотя такой брак, как совершенный в соответствии с требованиями законов, будет считаться действительным в Таджикистане, однако консулы должны учитывать отношение к нему местных законов.

В диссертации обосновывается предложение о том, что необходимо приравнять правовые последствия «смешанных» браков, заключенных в консульских учреждениях и дипломатических представительствах к бракам, заключенным в стране, направившей посла или консула. Так как в соответствии с нормами международного права территория посольства или консульства признается территорией страны, направившей посла или консула, следовательно, к заключаемым на этой территории бракам должны применяться те же форма и порядок брака, которые действуют в стране, направившей посла или консула. Тем более, брачная правоспособность лица будет определяться его личным законом, а отсутствие препятствий к заключению брака по закону посольства или консульства страны. Поэтому нет оснований не признавать смешанный брак лиц, заключенный на территории консульского учреждения или дипломатического представительства.

При анализе семейного законодательства Республики Таджикистан, регулирующего консульские браки, автор пришла к выводу, что в п.1. ст.168 СК РТ не предусмотрена возможность заключения брака гражданами Республики Таджикистан, временно находящихся за рубежом. Для Таджикистана эта проблема актуальна, так как значительная часть населения находится за ее пределами. По результатам исследования сделано предложение о замене слова «проживающие» на «находящиеся» в п. ст.168 СК РТ и окончательную форму п.1 ст. 168 СК РТ изложить в следующей редакции: «Браки между гражданами Республики Таджикистан, находящимися за пределами территории Республики Таджикистан, заключаются в дипломатических представительствах и консульских учреждениях Республики Таджикистан».

Четвертый параграф «Признание заключенного за рубежом брака с «иностранным элементом» посвящен проблеме признания действительным брака, заключенного за границей.

Автор, рассмотрев взгляды ученых на условия признания заключенного за рубежом брака, разделила точку зрения тех из них, которые считают необходимым признать действительными браки, форма которых соответствует закону места совершения брака.

Исследовав законодательства Швейцарии, Франции, Алжира, Германии, США на вопрос признания браков с «иностранным элементом», диссертант отмечает, что, несмотря на применение классической привязки «lex loci celebrationis», признание действительным брака, совершенного за границей, законодательства многих стран ограничивают оговоркой о публичном порядке. Почти все страны мира в отношении иностранных браков, заключенных за пределами страны применяют коллизионную привязку «lex loci celebrationis», то есть форма брака определяется по закону места его совершения.

Основываясь на том, что понятие публичного порядка отличается неопределенностью, правоприменительные органы имеют возможность определять границы применения публичного порядка, что недопустимо. Так как существует опасность злоупотребления применением этой оговорки. Диссертант считает, что оговорка о публичном порядке в брачных отношениях должна применяться в исключительных случаях, когда последствия признания иностранного или смешанного брака явно противоречат основам морали, нравственности, основам конституционного строя и основам правопорядка.

В рамках второй главы «^ Отношения супругов в международном частном праве» рассмотрены вопросы личных неимущественных и имущественных прав и обязанностей супругов в отношениях, осложненных «иностранным элементом».

Первый параграф посвящен изучению личных неимущественных отношений супругов в международном частном праве. Рассмотрев взгляды ученых на природу личных неимущественных отношений супругов, диссертант обращает внимание на то, что большинство из них регулируются не правом, а другими социальными нормами.

Изучена тенденция развития коллизионного законодательства о регулировании личных неимущественных отношений супругов. Проведено сравнительно- правовое исследование коллизионных принципов и материально-правовых норм различных стран (Франции, Англии, Италии, Швейцарии и др.). Однако, есть такие права как право свободного передвижения, выбора места пребывания и жительства, право на имя, право на выбор профессии, которые входят в содержание правоспособности супругов. Эти права могут регулироваться нормами закона. Все эти права можно обозначить одним понятием нематериальные блага, так как в субъективном понимании последние выступают как личные неимущественные права. Также следует отметить, что личные неимущественные права супругов неразрывно связаны с личностью, их нельзя передать они неотчуждаемы от субъекта. Личные неимущественные отношения супругов – это права и обязанности супругов, вытекающие из брака по поводу нематериальных благ, не имеющих стоимостной характер и неразрывно связанных с личностью каждого из них. В свою очередь, личные неимущественные отношения супругов, осложненные «иностранным элементом», - это право на выбор рода занятий и профессии, на выбор места жительства, на выбор фамилии при вступлении в брак и при расторжении брака, на совместное решение вопросов семейной жизни в брачных отношениях супругов, имеющих различное гражданство.

При анализе семейного законодательства Республики Таджикистан автор пришла к выводу, что статья 172 СК РТ, содержащая дополнительную привязку к закону последнего места жительства, не отражает особенностей личных неимущественных отношений супругов. Личные неимущественные права могут определяться по закону того государства, где находятся оба супруга или один из них, права которого нарушены. В данном случае должны применяться закон настоящего места жительства и закон суда. Так как супругу, находящемуся в стране, предоставляются те же личные неимущественные права, которыми пользуются свои граждане. При этом не имеет значения, какими личными правами он обладает в своей стране. Так, супруги находятся в одной стране, а личные неимущественные права определяются по праву другой страны. Исходя из того, что личные неимущественные отношения неотчуждаемы от личности, следует отметить, что они определяются правом той страны, где они фактически находятся. Следовательно, привязка к последнему месту жительства «мертвая», она не будет применяться для определения именно личных неимущественных отношений супругов.

Анализ национального законодательства ряда стран показал, что многие страны устанавливают в качестве исходной коллизионной привязки для определения личных неимущественных отношений супругов принцип места жительства (lex domicilii) (Швейцария, Венесуэла, Лихтенштейн, Австрия, Россия, Таджикистан). Меньше стран устанавливают привязку к закону гражданства супругов (lex patriae) (Япония, Турция, Венгрия, Греция). Существуют страны, использующие иные коллизионные принципы. Так, в Египте основной коллизионной привязкой является закон гражданства мужа.

Результаты исследования показали, что в развитых странах законодательно установлены равные неимущественные права мужа и жены.

Второй параграф «Имущественные отношения супругов» освещает отношения супругов по поводу имущества.

В рамках этого параграфа, автор, рассмотрев понятие «имущественные отношения» и «отношения собственности», разделила мнение, что понятие отношения собственности составляет ядро имущественных отношений. Собственность является одной из составляющих имущества.

Проанализировав коллизионное законодательство многих стран, диссертант указывает, что во многих странах эти отношения определяют по законодательству государства, гражданами которого являются оба супруга (Польша, Португалия, Чехия). К странам, применяющим в качестве основной коллизионной привязки гражданство супругов (lex patriae), относятся Греция, Тунис, Турция, Италия. Законодательства большинства этих стран содержат отсылочную норму к коллизионным принципам, определяющим право, применимое к неимущественным отношениям супругов, которая, в свою очередь, все-таки использует в качестве основной привязки закон гражданства супругов. К странам, использующим принцип места жительства (lex domicilii), относятся Венесуэла, Швейцария, Куба. При использовании территориального критерия lex domicilii может проявляться как в виде общего места жительства, так и последнего совместного места жительства. Кроме этих коллизионных привязок существуют и другие, как, например, закон мужа (Египет).

Исходя из изложенного, сделан вывод, что, подчиняя имущественные отношения супругов принципу места жительства, государства предполагают, что отношения супругов наиболее тесно связаны с правом государства, где протекает брак.

Автор выделяет Англию и мусульманские страны в отдельную группу, т.к. имущественные отношения супругов в этих странах не выделяются из массы других имущественных отношений. Их регулирование осуществляется аналогично регулированию отношений между физическими лицами.

В работе отмечено, что Таджикистан относится к странам, ограничивающим автономию воли супругов при выборе законодательства. Избрать правопорядок могут лишь супруги, имеющие различное гражданство и место жительства. Другим супругам такое право не предоставлено.

Параграф «Особенности брачного договора в международном частном праве» посвящен проблеме договорного регулирования имущественных отношений супругов, осложненных «иностранным элементом».

Рассмотрев комплекс мнений цивилистов на понятие и правовую природу брачного договора, автор разделяет взгляд, относящий брачный договор к гражданско-правовым.

В работе отмечается, что брачный договор в отношениях супругов с «иностранным элементом» дает возможность для реализации такой коллизионной привязки, как автономия воли сторон, которая в науке определялась как способность воли самой устанавливать обязательство, т.е. как «воля творит право».

Проанализировав правовую природу брачного договора в отношениях международного характера, автор отметила, что этот институт обладает следующими специфическими признаками: различные гражданства и место жительства сторон договора; личные неимущественные и имущественные (в том числе и по поводу имущества, находящегося за границей страны) отношения как предмет договора; форма, соответствующая закону места заключения договора; наличие оговорки о применимом праве; возможность ограничения применения договора или его части оговоркой о публичном порядке страны.

Рассмотрев научные точки зрения на пределы действия автономии воли при заключении брачного договора, а также проанализировав семейное законодательство РТ, автор пришла к выводу, что несправедливо предоставлять выбор гражданам, имеющим общее гражданство, но проживающим в разных государствах. Ч. 2 ст. 172 Семейного Кодекса Республики Таджикистан построена так, что сторонам, не имеющим общего места жительства или общего гражданства предоставляется возможность выбора права любой страны, поскольку законом не ограничены границы действия автономии воли. Вряд ли справедливо предоставлять такой выбор гражданам, имеющим общее гражданство, но проживающим в разных государствах. В данном случае могут применяться классические коллизионные привязки к общему гражданству супругов или общему совместному месту жительства, поэтому правильнее установить автономию воли сторон только при отсутствии у супругов (будущих супругов) общего гражданства и места жительства путем изменения разделительного союза «или» на соединительный «и» в ч.2 ст. 172 Семейного Кодекса РТ.

В рамках этого параграфа автор обращает внимание на то обстоятельство, что недвижимое имущество неразрывно связано с землей и не обладает мобильностью, поэтому предлагает исключить ее из состава имущества, которое может быть урегулировано волей супругов. Тем более в силу связанности недвижимого имущества с землей ценность ее намного выше движимого, сделки с ней затрагивают интересы государства, на территории которого она находится. Особенно эта проблема актуальна для Таджикистана, в котором земля обладает особым статусом. Поэтому прикрепление статуса вещи к праву страны, где она находится, имеет здесь большое значение. Исходя из этого, и вышеуказанного предложения, необходимо внести изменения в ч.2 ст.172 СК РТ и изложить ее в следующей редакции:

«При заключении брачного договора или соглашения об уплате алиментов супруги, не имеющие общего гражданства и совместного места жительства, могут избрать законодательство, подлежащее применению к движимому имуществу по этому договору или соглашению об уплате алиментов».

Наряду с указанными вопросами в данном параграфе диссертантом освещается проблема предмета брачного договора. Исходя из того, что для брачного договора свойственна тесная связь с личными отношениями сторон, автор предлагает расширить круг отношений, включаемых в содержание брачного договора, дав возможность включения в него не только имущественных вопросов, материальных обязательств в случае расторжения брака, а также вопросов воспитания, проживания детей, размера алиментов на них, а также других вопросов взаимоотношений супругов, которые не противоречат семейному законодательству.

Третья глава «Расторжение брака в международном частном праве» посвящена вопросам расторжения брака, как в Таджикистане, так и за рубежом, признания решений о расторжении брака с «иностранным элементом».

В первом параграфе «Расторжение брака с «иностранным элементом» в Таджикистане» рассматривается понятие «расторжение брака» и «развода», при этом отмечается, что эти понятия в отечественной правовой доктрине используются как тождественные.

Кроме того, затрагивая вопрос о коллизионно-правовом регулировании развода в Республике Таджикистан, автор указывает, что законодательство РТ применило территориальный принцип регулирования развода с «иностранным элементом». Рассмотрев взгляды ученых на имеющиеся коллизионные привязки, диссертант разделил взгляд о том, что закон гражданства супругов при разводе облегчает его признание в стране гражданства разводящихся, но требует от правоприменителя знания иностранного законодательства. Также автор отмечает, что при расторжении смешанных браков необходимо применять закон совместного места жительства супругов или при его отсутствии закон суда является применением территориального начала.

При анализе семейного законодательства РТ диссертант указывает, что семейное законодательство в отличие от законодательства большинства иностранных государств не содержит каких-либо специальных норм, которые предусматривают строго определенные поводы и основания для развода, что при применении территориального принципа не ущемляет права иностранцев.

Рассматривая вопрос о расторжении брака в судебных органах на территории РТ, диссертант отмечает, что ст.25 СК РТ имеет недостатки. Так как в этой статье ничего не указано об обязанности суда направить выписку из решения в орган записи актов гражданского состояния, что, безусловно, дает право предполагать, что любой из супругов после вынесения решения о разводе может получить свидетельство, не ставя в известность другого. Естественно, это ущемляет права другого супруга. Поэтому правильнее было бы внести изменения в ст. 25 Семейного Кодекса РТ и обязать судебные органы направлять выписку из решения в органы записи актов гражданского состояния в течение недельного срока.

В параграфе «Расторжение брака с «иностранным элементом» за рубежом» рассматриваются основные коллизионные привязки и порядок расторжения брака в Великобритании, США, Германии, Франции и мусульманских странах. При этом отмечается, что при разводе применяются различные коллизионные привязки: закон гражданства супругов (Франция, Германия), закон места жительства (США, Англия), закон гражданства мужа (Египет, ОАЭ). Выделяются недостатки и преимущества этих принципов.

Рассмотрены теоретические и нормативные аспекты, регулирующие коллизионно - правовые и материально-правовые принципы развода во Франции, Германии, Англии, США и Иране.

Диссертант указывает, что французская цивилистика придерживается в вопросах развода коллизионной привязки к личному закону супругов. Поэтому, когда речь идет о смешанных браках, суд имеет дело со столкновением двух различных личных законов, которые нередко противоположно регулируют эти правоотношения. В данном случае, при наличии у супругов общего домицилия в делах о разводе применяется закон этого домицилия, при отсутствии такого домицилия учитываются национальные законы обоих супругов. Французские суды допускают широкое применение оговорки о публичном порядке в вопросах признания разводов.

В свою очередь, семейное законодательство Германии, расторжение брака подчиняет тому праву, которое является определяющим для общих последствий брака на момент начала бракоразводного процесса. Если истец - гражданин Германии, то существует императивная коллизионная норма к законодательству ФРГ и компетентным органом является суд.

Англо-американское право исходит из того, что в вопросе о разводе должна быть решена лишь проблема подсудности дела. Вопрос юрисдикции решается по признаку домицилия супругов.

В мусульманских странах коллизионной привязкой, используемой при расторжении брака, является закон гражданства мужа.

По мнению диссертанта, законодательства о расторжении брака рассмотренных стран постепенно отходят от принципа вины и наказания виновной стороны и переходу к понятию развода как непоправимого распада брака. Однако, имеющиеся последствия развода, несовместимые с порядком принятым в других странах, имеют действие только в рамках конкретного государства.

В рамках третьего параграфа «Признание иностранных решений о расторжении брака в Республике Таджикистан» исследуются проблемы признания решений, вынесенных компетентным органом по спору одного государства на территории другого, т.е. полное приравнивание решения иностранного суда к вступившему в законную силу решения суда страны.

Автор отмечает, что признание иностранных судебных решений о разводе является одним из способов устранения «хромающих разводов».

Диссертант, рассмотрев взгляды коллизионистов на проблему признания иностранных судебных решений, присоединилась к мнению, что следует признать развод, совершенный по законодательству места расторжения брака. При этом определяющим фактом вынесения решения она считает компетентность органа. Соблюдение законодательства страны места вынесения решения, о компетенции вынесших решение органов означает также, что выполнены требования законодательства о пределах компетенции судов данного государства по рассмотрению дел о расторжении брака. При этом диссертант предлагает применять закон места расторжения брака как для признания решений о разводе иностранных, так и смешанных браков.

При анализе законодательства Республики Таджикистан о расторжении брака автор приходит к выводу, что ч.3 ст.171 СК РТ несправедливо ограничивает права граждан РТ, расторгнувших брак за рубежом, не включив эту категорию в круг признаваемых разводов. Поэтому диссертант предлагает дополнить эту статью словосочетанием «между гражданами Республики Таджикистан» и изложить ее в следующей редакции: «Расторжение брака между гражданами РТ либо расторжение брака между гражданами РТ и иностранными гражданами, или лицами без гражданства, совершенные за пределами территории РТ с соблюдением законодательства соответствующего иностранного государства о компетенции органов, принимавших решения о расторжении брака, и подлежащем применению при расторжении брака законодательстве, признается действительным в Республике Таджикистан».

В диссертации указывается, что признание совершенного за рубежом развода супругов – иностранных граждан, таким образом, не влечет признания последствий развода ,согласно иностранным законам.

В рамках этого параграфа сделан вывод, что любое государство может не признавать развод супругов, национальные законы которых на этот момент его не допускают. Обычно правоприменительные органы, выносящие решение о расторжении брака проверяют отношение норм национального закона супругов к разводу. Применение кумулятивных привязок (к личному закону и закону суда) является превентивной мерой, направленной на сокращение количества «хромающих браков», случаев применения оговорки о публичном порядке. А также условием увеличения числа оснований для признания действительности развода третьими государствами.

^ В заключении диссертационного исследования автором предложен целый ряд рекомендаций по совершенствованию действующего семейного законодательства Республики Таджикистан в области брачных отношений, осложненных «иностранным элементом».


По теме диссертации опубликованы следующие работы:

  1. К вопросу о правовом регулировании заключения смешанных браков в Республике Таджикистан» // Давлат ва хукук (Государство и право). –Душанбе. 2002. -№4. -0,5 п.л.

  2. К вопросу о коллизионных нормах национального законодательства // Актуальные проблемы развития законодательства РТ: история и современность. -Вып.2. -Душанбе, 2003. -0,5 п.л.

  3. К вопросу об автономии воли в отношении супругов с иностранным элементом (По законодательству РТ) // Актуальные проблемы законодательства РТ: история и современность. -Вып.3. –Душанбе, 2003. -0,3 п.л.

  4. К вопросу о расторжении брака в международном частном праве // Давлат ва хукук (Государство и право). –Душанбе, 2004. -№1. -0,5 п.л.

  5. К проблеме консульских браков // Чавонон ва чахони андеша (Молодежь и мир идеи). Материалы 6-ой научной конференции молодых ученых Республики Таджикистан. -Вып.6. -Душанбе: Ирфон, 2004. -0,4 п.л.

  6. Личные неимущественные отношения супругов // Актуальные проблемы законодательства РТ: история и современность. -Вып.4. -Душанбе, 2004. -0,8 п.л.

  7. Брачный договор в международном частном праве // Давлат ва хукук (Государство и право). –Душанбе, 2004. -№3. -0,5 п.л.

  8. Экстерриториальная форма брака// Вестник РТСУ. –Душанбе, 2005. -№1 (9). - 0,4 п.л.

  9. Расторжение брака с «иностранным элементом» в Республике Таджикистан // Вестник РТСУ. –Душанбе, 2005. -№3(11). – 1 п.л.

  10. Признание брака, заключенного за пределами Республики Таджикистан //Актуальные проблемы законодательства РТ: история и современность. -Вып.5. –Душанбе, 2005. -0,4 п.л.

  11. Признание иностранных решений о расторжении брака в РТ // Чавонон ва чахони андеша (Молодежь и мир идеи). Материалы 7-ой научной конференции молодых ученых Республики Таджикистан. -Вып.7. -Душанбе: Ирфон, 2005.-0,5 п.л.

  12. К правовой природе брачного договора // Вестник РТСУ. –Душанбе, 2006. –№1(13). -0,3 п.л.

  13. Тенденции развития семейного законодательства // Вестник РТСУ. –Душанбе, 2006. -№2(14). -0,4 п.л.

  14. К проблеме содержания брачного договора в международном частном праве // Известия АН РТ. Серия: философия и право. –Душанбе, 2007. -№3. -0,5 п.л.

  15. Коллизионно-правовое регулирование заключения брака в Республике Таджикистан // Известия АН РТ. Серия: философия и право. –Душанбе, 2007. -№4. -0,5 п.л.



Annotation


This thesis is devoted to the theoretical and normative questions of the inference and the dissolution of marriage, from which are following the rights of the spouse’s relations in international private laws.

The actuality of this problem is the freedom of the tajik citizens departure from the Tajik Republic abroad, for education, probation, to find there the citizenship and work, the arrival of the foreign citizens here, are became the factor of the marriages increasing with them and the person without the citizenship.

In this condition, the importance is to study and explain both of the international and national standards of the foreign governments, which are letting to comprehend and integrate their best and progressive conditions in the Republic legislations.

The first chapter «The marriage inference in international private laws» is devoted to the theoretical problem of the marriage inference with the «foreign element» and the consideration of the main collision fond of the comparative investigation of the material-juridical standards of foreign governments, councils marriages, the mainly confessions of inference marriages abroad.

In the second frame of the work «The marriage inference in international private laws» are considerate the problems of personal own and no own laws and spouses obligation in relations, which are complicated by «foreign element».

The third chapter «the marriage dissolution in international private laws» is devoted to the problems of inference of marriage doth in Tajikistan and abroad also, the confession decision of the marriage inference with «foreign element».

In conclusion of the thesis investigations, the author offer full number of recommendations for the perfection forcing in family legislative of the Republic Tajikistan in marriages relations field, complicated by the «foreign element».


Сдано в набор 05. 10. 07 г.

Подписано в печать 08. 10. 07 г.

© Издательство РТСУ 2007 г.

Зак.№285. Объем 1,5 п.л. Тираж 100 экз.

Отпечатано в типографии РТСУ

1 Далее РТ











Скачать 344.48 Kb.
оставить комментарий
Дата25.10.2011
Размер344.48 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

плохо
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх