Автореферат разослан октября 2010 г icon

Автореферат разослан октября 2010 г


Смотрите также:
Автореферат разослан 15 октября 2010 г...
Автореферат разослан октября 2010 г...
Автореферат разослан сентября 2010 г...
Автореферат разослан 13 октября 2004 г...
Автореферат разослан 1 октября 2007 г...
Автореферат разослан: «27» октября 2011 г...
Автореферат разослан 2010 г...
Автореферат разослан 27 августа 2010 г...
Автореферат разослан 17 декабря 2010 г...
Автореферат разослан ноября 2010 г...
Автореферат разослан «28» июля 2010 г...
Автореферат разослан 27 мая 2010 г...



Загрузка...
скачать
На правах рукописи


Слепченкова Ангелина Александровна


ОРГАНИЗАЦИЯ ПАРТИИ СОЦИАЛИСТОВ-РЕВОЛЮЦИОНЕРОВ

В НИЖЕГОРОДСКОЙ ГУБЕРНИИ: ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ

СТАНОВЛЕНИЯ, РАЗВИТИЯ И РАСПАДА

(1895–1923 гг.)


07.00.02 – Отечественная история


А В Т О Р Е Ф Е Р А Т

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук


Нижний Новгород – 2010

РАБОТА ВЫПОЛНЕНА В ГОУ ВПО «НИЖЕГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМ. Н.И. ЛОБАЧЕВСКОГО»

___________________________________________________________


^ Научный руководитель

доктор исторических наук, доцент

Селезнев Федор Александрович


Официальные оппоненты:

доктор исторических наук, профессор

^ Устинкин Сергей Васильевич,

кандидат исторических наук

Шляхов Михаил Юрьевич


Ведущая организация

ГОУ ВПО «Нижегородская государственная сельскохозяйственная академия»


Защита состоится «11» ноября 2010 года в 13 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212. 162. 06 при ГОУ ВПО «Нижегородский

государственный архитектурно-строительный университет» по адресу: 603950, г. Нижний Новгород, ул. Ильинская, 65, корпус 5, аудитория 202.


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГОУ ВПО «Нижегородский государственный архитектурно-строительный университет».


Автореферат разослан «___» октября 2010 г.


Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат исторических наук А.В. Гребенюк

^ Общая характеристика работы


Актуальность исследования. Изменение политического и социального строя в России в конце ХХ века, возрождение многопартийности вызвали значительный рост исследовательского интереса к истории российских политических партий – противников большевиков в начале ХХ века. В их числе была и неонародническая партия социалистов-революционеров (ПСР).

Перед исследователями стоит задача выяснения и характеристики этапов развития ПСР, ее социального состава, связей с социальной базой, идеологии, политической практики, причин ее популярности и поражения. Максимально полное раскрытие этих аспектов невозможно без исследования политики ПСР в регионах страны, истории ее местных организаций. Обращение к истории региональных организаций политических партий за счет привлечения новых исторических источников даст возможность ответить на различные дискуссионные вопросы, которые существуют в современной исторической науке в отношении политических партий, в том числе и ПСР. В конечном итоге именно изучение местных организаций ПСР поможет воссоздать объективную и полную историю партии. Исследование истории нижегородских эсеров позволяет также осветить одну из слабо изученных тем местного краеведения.

Современная ситуация в Российской Федерации во многом напоминает ситуацию начала XX века. Как и сто лет назад, в России существуют многоукладная экономика, сложная социальная структура, породившая многопартийность. На фоне острых социально-экономических проблем идет дискуссия о путях их преодоления. Изучение истории политических партий начала ХХ века дает возможность использовать уроки их политической деятельности современным партиям, прогнозировать парадигму развития страны.

^ Объектом исследования является Нижегородская губернская организация партии социалистов-революционеров.

Предметом исследования является развитие и деятельность организации партии социалистов-революционеров в Нижегородской губернии на различных ее этапах.

^ Хронологические рамки исследования – со времени появления первого эсеровского кружка в Нижегородской губернии в 1895 году до июля 1923 года, когда Нижегородская губернская конференция бывших эсеров констатировала факт поражения и распада ПСР.

^ Степень изученности темы исследования. Современный исследователь историографии ПСР А.А. Кононенко подсчитал, что она включает в себя около 700 работ русскоязычных авторов и около 90 зарубежных1. Мы придерживаемся, вслед за этим автором, традиционной для отечественной науки периодизации историографии ПСР.

^ Первый период (1917–начало 1930-х гг.). Историографию ПСР этого периода можно разделить на собственно эсеровскую и советскую. Исключением служит работа бывшего жандармского генерала А.И. Спиридовича2. Это был первый обобщающий труд по истории ПСР, написанный на основе сводок МВД, в котором приводятся сведения и о нижегородских эсеровских организациях на момент первого губернского съезда ПСР в декабре 1906 года.

Эсеры не написали более или менее полную историю ПСР и партии левых социалистов-революционеров (ПЛСР). В эмиграции они освещали преимущественно историю Октябрьской революции и гражданской войны3. Это были труды мемуарно-публицистического характера, в которых эсеры обычно оправдывали свою политику. Только В.М. Чернов написал о субъективной причине поражения эсеров в 1917 году – нежелании брать власть в свои руки и проводить реформы, «властебоязни», связанной с догмой, что в буржуазной революции должна руководить буржуазия4. Критически освещали политику эсеровского ЦК и Самарского Комуча члены отколовшейся от ПСР группы «Народ». Они объясняли крах попытки Комуча восстановить демократию уступками эсеров правым силам, которые осуществили колчаковский переворот, арестовывали, сажали в тюрьмы и расстреливали эсеров5.

Советская историография эсеров начиналась фактически с работ, написанных в связи с судебным процессом ПСР 1922 года, в которых освещалась антисоветская контрреволюционная деятельность эсеров6. О начальном периоде истории ПСР (до 1907 года) была написана небольшая работа В. Мещерякова, посвященная преимущественно критике эсеровской тактики индивидуального террора7.

В Н.Новгороде в 1920–1922 гг. были выпущены четыре тома «Материалов по истории революционного движения» под редакцией В.Т. Илларионова. В них были опубликованы документы по истории трех русских революций в Нижегородской губернии, воспоминания, в основном нижегородских большевиков, в которых содержатся правдивые сведения об их отношениях с эсерами. Во втором томе помещены жандармские документы о первом эсеровском кружке в Н.Новгороде в 1895–1896 гг. Имеют научное значение и обобщающие очерки к каждому тому В.Т. Илларионова. Сведения о нижегородских эсерах есть в ряде других историко-краеведческих работ8.

^ Во второй период (1930-е–середина 1950-х гг.) изучение истории эсеров фактически прекратилось. Эсеры упоминались в исторических трудах в духе краткого курса «Истории ВКП(б)» среди противников большевиков, как реформисты с возникновения ПСР и как буржуазная партия с 1917 года.

^ В третий период (середина 1950-х–1980-е гг.) разворачивается серьезное изучение истории ПСР, отколовшейся от нее ПЛСР и других неонароднических партий. Обобщающие труды по истории эсеров написал К.В. Гусев9. Появились фундаментальные исследования теории и идеологии неонародников, Всероссийского Учредительного собрания, эсеровских правительств, их политики в годы гражданской войны10. В работах этого периода использованы ленинские оценки эсеровских партий. Исследователи выявили эклектический характер программы ПСР, соединившей в себе народничество, реформистский марксизм и анархо-синдикализм. Утвердилось мнение о ПСР как революционно-демократической, крестьянской, мелкобуржуазной партии, ставшей реформистской после Февральской революции. Уже не скрывался успех эсеров в 1917 году, их популярность среди крестьянства. Главными причинами поражения правых эсеров называлась политика соглашения с буржуазией, а левых эсеров – их революционный авантюризм.

Положительное влияние на советскую историографию на данном этапе, по мнению А.Ю. Суслова, сыграло знакомство с трудами иностранных авторов, прежде всего, американского историка О. Рэдки11. Рэдки представлял эсеров как искренних друзей крестьян в «одной из великих крестьянских стран». Основной причиной поражения ПСР считал утрату ею революционности в то время, когда вся Россия стала революционной12.

Для нижегородского краеведения в этот период была характерна определенная советская конъюнктура, которая проявлялась в игнорировании большого количества исторических фактов. В «Очерках истории Горьковской организации КПСС» (Ч. 1. – Горький, 1961; Ч. 2. – Горький, 1966) по периоду 1905–1907 гг. умалчивалось о тактике левого блока социал-демократов и эсеров, упоминалось только об участии последних в Сормовском восстании. Развитие крестьянского движения в Нижегородской губернии связывалось с влиянием и руководством большевиков, не говорилось об эсеровском контроле над крестьянскими Советами в 1917 году. Отмечалось лишь наличие крупной организации эсеров в Сормове и начало ее распада в сентябре 1917 года. Но в целом о нижегородских эсерах после октября 1917 года говорилось как о партии, которая шла в авангарде борьбы против советской власти. Наличие конъюнктуры в работах того периода также ярко иллюстрирует замалчивание эсеровского прошлого ряда известных нижегородцев13.

Специальных работ о нижегородских эсеров в этот период издано не было. Однако некоторые нижегородские краеведы, изучающие историю периода трех русских революций и гражданской войны в Нижегородской губернии, приводят различные сведения о нижегородских эсерах. В.Д Федоров рассказал об участии эсеров в Сормовском Совете цеховых уполномоченных и в восстании в Сормове в декабре 1905 года14. В.В. Ниякий, получивший доступ к засекреченным фондам охранных служб Горьковского госархива, осветил деятельность эсеров в губернии в 1905–1907 гг. Он дал сведения о некоторых наиболее крупных эсеровских организациях, указал на сотрудничество эсеров с большевиками во время революции 1905–1907 гг., рассказал об участии эсеров в организации Нижегородского комитета Всероссийского крестьянского союза15. А.В. Медведев первым провел подсчет эсеровских организаций в 1917 году в Нижегородской губернии и определил их общую численность16. Интересные факты о борьбе эсеров и большевиков в Октябрьской революции и в годы гражданской войны, о вытеснении эсеров из властных структур Нижегородской губернии содержатся в работах Н.М. Добротвора, В.П. Кожевникова, К.П. Маслова и А.П. Смородина17.

Советские историки проделали немалую работу по изучению ПСР и других неонароднических партий. Была заложена серьезная база для дальнейшего изучения истории эсеров. Но проявлялась и своя конъюнктура, издержки классового подхода, когда не учитывались другие факторы.

^ В четвертый, постсоветский период, с конца 1980-х гг. и до наших дней начался пересмотр истории. Большинство авторов отказалось от трактовок советской историографии18. А.А. Кононенко отмечает, что смена исторических приоритетов показала зависимость исторической науки от текущей конъюнктуры. «Вместо углубления знаний пошел процесс смены полюсов в оценках событий первой четверти ХХ века, хотя драматизировать ситуацию было бы неправильно. По крайней мере, в новых методологических условиях ряд общеисторических работ … отмечает стремление показать жизнь страны как сложное и вместе с тем внутренне цельное, с учетом всех его составляющих элементов, явление»19.

В этот период увеличилась источниковая база исследований. В 1990 году были рассекречены и стали доступными фонды Пражского архива ГАРФа, губернских жандармских управлений, охранных отделений и другие. Появились сборники документов по истории неонароднических партий, включившие в себя ранее не опубликованные или опубликованные, но малодоступные документы – стенограммы и протоколы съездов, Советов ПСР и ПЛСР, заседаний их ЦК и др.20. Переизданы труды В.М. Чернова21.

Современную историографию эсеров следует делить, по нашему мнению, на три течения: либеральное, марксистское и объективистское, использующее оценки первых двух. К сочинениям первой группы отнесем труды М.И. Леонова, К.Н. Морозова, Б.Д. Павлова, Я.В. Леонтьева22. Эти работы, написанные с привлечением ранее недоступных источников, расширили научные знания о неонароднических партиях. Но данные исследователи преувеличивают роль эсеров в отдельные периоды (например, в 1905–1907 гг.), преуменьшают негативные аспекты их политики (использование репрессий, террора в годы гражданской войны и др.). Ставят вопрос о демократической и социалистической альтернативах развития России, связывая их с эсерами. К работам этого направления принадлежат и многие исследования истории местных организаций ПСР и ПЛСР23.

Марксистская трактовка истории ПСР представлена работами А.В. Медведева, А.А. Добровольского24, и, с оговорками, В.П. Сапона25. Их авторы используют диалектический метод в освещении своих тем, соединяют формационный подход с цивилизационным. Выявляют как утопизм учений неонародников, так и рациональные элементы, воспринятые большевиками – социализацию земли на переходный период, разработки кооперативного социализма. Показывают изменения политической линии ПСР, связанные с колебаниями и анархическими настроениями крестьян и мелкобуржуазных слоев населения России в 1917 году и в годы гражданской войны.

К трудам третьего направления отнесем сочинения К.В. Гусева, Л.Г. Протасова, С.В. Старикова, И.А. Сафонова26. К.В. Гусев показал, что эсеров к поражению привела центристская политика В.М. Чернова в 1917 году: уступки ПСР буржуазии. Л.Г. Протасов, проанализировав предысторию, состав и работу Учредительного собрания, утверждает, что винить большевиков в роспуске собрания неисторично, т.к. они отражали порыв массового радикализма. С.В. Стариков представил борьбу социалистов в Среднем Поволжье в 1917–1918 гг. И.А. Сафонов, в отличие от других авторов, признал обоснованными обвинения, выдвинутые эсерам на процессе в 1922 году.

Из зарубежных работ выделим переизданную в 2000 году работу швейцарского историка М. Хильдермайера, который указывает на четыре причины поражения эсеров: противоречия и расколы внутри ПСР; непонимание лидерами эсеров реальности современной России; неумение организовывать массы, в результате чего ПСР осталась партией интеллигенции, хотя претендовала на представительство интересов крестьян; утопизм политической программы некапиталистического развития России27.

Историю эсеров нельзя рассматривать в отрыве от истории российского крестьянства. Из работ последнего периода выделим труды Л.Т. Сенчаковой, изучившей наказы и приговоры крестьян 1905–1907 гг.28. Она выяснила, что эсеры отражали в своей аграрной программе стремления общинного крестьянства. Требования крестьян на Всероссийских крестьянских съездах проанализировал В.М. Лавров. Интересы крестьян, по его мнению, выражала партия левых эсеров29. Т.В. Осипова считает, что социализация земли, осуществленная советской властью, лишение кулаков избирательных прав порождали враждебное отношение крестьян к Советам, а восстания крестьян были ответом на продовольственную политику советского государства. Она признает, что крестьяне поддержали, в конечном счете, советскую власть, но коренные причины этого не выясняет30. О.В Ефимов отмечает, что крестьяне были благодарны советской власти за передачу им земли, но отказывались выполнять государственные повинности. Крестьяне, страдая от анархии, подчинились советскому государству, увидев в нем сильную власть31.

В нижегородском историческом краеведении в этот период также произошли определенные сдвиги. Материалы рассекреченных фондов Нижегородского губернского жандармского управления (НГЖУ) и Нижегородского охранного отделения (НОО) использовали А.В. Медведев и А.А. Гольцов. Они опубликовали в тезисах свои доклады о нижегородских эсерах, которые были озвучены ими на научных конференциях32. Я.В. Леонтьев опубликовал доклад о жизни и политической деятельности сормовского левого эсера В.Н. Кислякова, в котором есть сведения о Сормовской организации ПЛСР33. Ф.А. Селезнев уделил немало места анализу отношений нижегородских кадетов и эсеров, их сотрудничества и борьбы, особенно во время выборов во II Госдуму в 1906 году, в Городскую Думу Н.Новгорода летом 1917 года и в Учредительное собрание34. А.В. Осипов обратился к истории Нижегородского охранного отделения. Он привел большое количество сведений о борьбе охранки с эсерами в Нижнем, но мало пишет об организациях эсеров в уездах35. Д.Г. Рыжаков изложил историю борьбы НГЖУ и НОО с организациями РСДРП и ПСР в Нижегородской губернии в 1902–1917 гг. В диссертации приводятся сведения о состоянии эсеровских организаций в губернии в этот период, хотя и неполные. Определенным недостатком работы является тот факт, что автор, приводя данные о численности эсеровских организаций, не всегда разъясняет источник своей информации36. Как показано в нашей работе, данные самих эсеров и НГЖУ и НОО имели существенное различие, их сравнение и анализ является необходимым условием воссоздания максимально объективной картины происходящего.

История нижегородских эсеров освещалась в краеведческих работах, но пока имеются отрывочные, фрагментарные сведения о численности эсеров, их организациях, об отдельных аспектах их деятельности. Не проанализированы социальный состав губернской организации, ее социальная база, ее особенности по сравнению с другими губернскими организациями. Необходим обобщающий труд по истории Нижегородской губернской организации ПСР, рассматривающий комплекс вопросов по этой теме, опирающийся на имеющиеся труды и новые источники.

Цель исследования – определить основные этапы развития Нижегородской губернской организации ПСР, выявить общепартийные тенденции и особенности деятельности эсеровских организаций в регионе.

^ Конкретные задачи исследования:

– показать процесс становления, развития и распада Нижегородской губернской организации, определить основные этапы ее деятельности;

– выявить численность, сословно-профессиональный состав организации, ее социальную базу, связи с массами;

охарактеризовать тактику, средства и методы борьбы нижегородских эсеров за массы;

показать причины их успехов, спадов влияния, поражения в Октябрьской революции и гражданской войне;

осветить их аграрную политику, причины поддержки эсеров крестьянами в революциях и потери влияния на крестьян в ходе гражданской войны.

^ Методологическая основа исследования. Методология исследования основана на формационном и цивилизационном подходах. Эпоха трех русских революций – время назревания и осуществления формационных перемен, любые вопросы истории этого времени нельзя рассматривать без их учета. Революции были вызваны обострением классовых, социальных противоречий, изучение которых требует применение диалектического метода, который лежит в основании формационного подхода. Вместе с тем Россия имела и определенные цивилизационные особенности, в частности, существование специфического общинного крестьянского мира, оказывающего влияние на все общество. Эту особенность и отражали в своей программе и деятельности социалисты-революционеры. Следовательно, при анализе их истории надо учитывать и специфику российской цивилизации.

Методологически мы опираемся на принципы историзма, социально-классового подхода и объективности. Принцип историзма требует выяснять, как в противоречиях возникают, развиваются и исчезают исторические явления, проходя определенные этапы развития. Следовательно, историю ПСР надо рассматривать в развитии, в связи с историческими процессами того времени, в связи с дореволюционным, советским и современным опытом истории. Классовый анализ требует выявления социального состава ПСР, ее социальной базы и изучение того, как партия отстаивала интересы тех слоев населения, на защиту которых она претендовала. Объективность требует рассматривать всю совокупность фактов, на их основе делать обобщения, а не отбирать их для обоснования избранной концепции.

Конкретные методы исследования – логический (анализ, синтез), экстраполяция (реконструкция явлений по сохранившимся фрагментам), сравнительно-исторический, статистический, проблемно-хронологический.

^ Новизна исследования состоит в том, что впервые на основе широкого спектра опубликованных и неопубликованных источников выявлены основные этапы становления, развития и распада Нижегородской губернской организации ПСР, выяснены общепартийные тенденции и особенности ее деятельности. Определены численность и сословно-профессиональный состав партии в губернии, ее социальная база. Показаны на основе местного материала причины политических успехов, неудач и поражения ПСР.

^ Источниковая база. В диссертации использованы четыре группы источников: 1) нормативно-правовые и делопроизводственные документы:

а) политических партий, б) государственных органов власти и местного самоуправления, в) общественных организаций; 2) периодическая печать;

3) документы личного происхождения – мемуары эсеров и их противников;

4) публицистика и теоретические работы политических и партийных деятелей.

Неопубликованные партийные документы по дореволюционному периоду ПСР (листовки, брошюры, уставы эсеровских организаций, материалы I и II Нижегородского губернского съезда ПСР) отложились в фонде 918 – Нижегородского жандармского управления (НГЖУ) Центрального архива Нижегородской области (ЦАНО). Данные источники дают информацию о тактике, политике, методах борьбы нижегородских эсеров. Протоколы I Нижегородского губернского съезда ПСР содержат сведения об организациях эсеров в губернии и их численности. Из фондов Российского государственного архива социально-политической истории (РГАСПИ) ЦК ПСР (ф. 274) и ЦК ПЛСР (ф. 564) мы извлекли некоторые неопубликованные сведения о нижегородских правых и левых эсерах: состоянии их губернских организаций, содержащиеся в протоколах заседаний ЦК ПСР и ПЛСР, VII Совета ПСР, II Совета ПЛСР, в отчетах с мест в ЦК ПСР. Из Государственного общественно-политического архива Нижегородской области (ГОПАНО) по периоду 1918–1922 гг. мы использовали фонды уездных парткомов РКП(б) (ф.10,12,14,15,22,25,26,27, 29), документы которых освещают взаимоотношения большевиков с левыми эсерами в советском аппарате, имеют информацию об антисоветских выступлениях правых эсеров. Из опубликованных партийных документов следует отметить «Протоколы первого съезда партии социалистов-революционеров» (Б.м., 1906), «Протоколы первой общепартийной конференции ПСР» (Париж, 1908), а также опубликованные в 1990-х–2000-х гг. общероссийские сборники документов по истории ПСР и ПЛСР, о которых говорилось выше.

Из документов органов государственной власти наиболее информативными по истории Нижегородской губернской организации ПСР до 1917 года оказались документы Нижегородского губернского жандармского управления – НГЖУ (ф. 918) и Нижегородского охранного отделения – НОО (ф. 916), отложившиеся в фондах ЦАНО. В них находятся материалы следственных дел и дознаний в отношении отдельных эсеров, их групп и организаций, донесения агентов слежения и агентов провокаторов, внутриведомственная и межведомственная переписка этих учреждений. Все эти источники содержат богатый фактический материал, который дает возможность выяснить состояние эсеровских организаций в губернии, их численность и социальный состав, тактику, направления их деятельности.

Из документов государственных органов власти и местного самоуправления периода Временного правительства следует отметить материалы из Центрального архива Нижегородской области, а в частности – фонд Нижегородского губернского исполнительного комитета (ф. 1887), документы из фонда Нижегородского губернского комиссара Временного правительства (ф. 1882), Нижегородской окружной по делам о выборах в Учредительное собрание комиссии (ф. 2604 и 2791), фонда Нижегородской Городской Думы (ф. 27). По периоду 1918–1920 гг. нами изучались фонды Исполнительного комитета Нижегородского губернского Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов (ф. 56) и отдела управления этого исполкома (ф.55). Эти источники дают представление о борьбе эсеров за власть, об их роли в органах власти, их политической линии, о взаимоотношениях с большевиками и другими партиями, о влиянии на массы, об антисоветских выступлениях правых эсеров в 1918–1919 гг. и др.

Из документов общественных организаций следует выделить материалы Нижегородского Совета рабочих и солдатских депутатов в 1917 году (ф. 1102) из Центрального архива Нижегородской области, в которых есть информация о его партийном составе, борьбе и политике партий в нем.

Дореволюционные газеты нижегородских эсеров содержатся в фонде НГЖУ. Это малоформатные издания, дающие представление о пропаганде ПСР, сведения о партийном строительстве в губернии. Из газет 1917 года наиболее полезными оказались газеты губкома ПСР «Народ» и «Крестьянская газета» (орган Нижегородского губернского Совета крестьянских депутатов), которые содержат информацию о развитии партийных организаций в губернии, губернских партийных и крестьянских съездах, политике эсеров. Из других нижегородских газет – «Нижегородского листка», «Известий Нижегородских Советов рабочих и солдатских депутатов», «Нижегородской земской газеты», большевистского «Интернационала» мы получили отдельные сведения о деятельности нижегородских эсеров в 1917 году. «Нижегородский листок» превратился в конце 1917 года в «Рабоче-крестьянский Нижегородский листок», а в 1918 году в «Нижегородскую коммуну». В этих газетах имеется информация о левых эсерах как союзниках, а потом противниках большевиков, об антисоветской деятельности правых эсеров.

Опубликованных воспоминаний о нижегородских эсерах, их деятельности существует мало, больше – о борьбе с ними. Следует отметить, изданные под редакцией В.Т. Илларионова «Материалы по истории революционного движения» (4 тома), в которых были напечатаны воспоминания большевиков нижегородцев-участников трех русских революций. Большевики писали о сотрудничестве с эсерами, но с критическим уклоном в адрес последних37. Некоторые сведения об эсерах содержатся в сборниках воспоминаний об Октябрьской революции и гражданской войне38. Для анализа идеологии и политики ПСР и ПЛСР в диссертации использованы труды В.М. Чернова, Г. Гершуни, ряда нижегородских эсеров, а также В.И. Ленина с позиций марксистской критики эсеровского учения.

Отдельно можно выделить опубликованные сборники, в которых представлены документы различного происхождения, партийные, государственные и иные. В советских изданиях материалы об эсерах и их организациях почти не публиковались, о них упоминалось лишь как о противниках большевиков39. По периоду до 1917 года мы использовали сборник «Общественно-политические процессы, партии и движения в Нижегородской губернии в конце XIX–начале XX вв.», составленный Г.В. Набатовым40. По советскому периоду в 2002 году издан сборник нижегородских материалов «Общество и власть. Российская провинция. 1917–1980-е гг.», первый том которого охватывает первые два десятилетия советской власти. Об участии сормовских правых эсеров в оппозиционном движении фабрично-заводских уполномоченных первой половины 1918 года есть сведения в общероссийском сборнике, посвященном этому вопросу41.

^ На защиту выносятся следующие положения:

1. В развитии организации эсеров в Нижегородской губернии можно выделить следующие этапы: 1) 1895–1904 гг.; 2) 1905–1909 гг.; 3) 1910–февраль 1917 гг.; 4) март–октябрь 1917 г.; 5) конец октября 1917–март 1918 гг.; 6) март– декабрь 1918 г.; 7) 1919–1923 гг. Наивысшими точками активности следует считать второй и четвертый этапы.

2. Структура Нижегородской губернской организации ПСР на всех этапах строилась на федеративных принципах: отсутствовали постоянные и прочные связи между Нижегородским губернским комитетом и ЦК, между губернскими комитетом и низовыми партийными единицами на местах.

3. Попытки привлечь на свою сторону различные слои населения, а в особенности крестьянство, увенчались определенным успехом в 1905–1909 гг. Но крестьянство, как правило, принимая эсеровскую программу, в особенности положение о социализации земли, оставалось пассивным на практике. Крестьянское движение в губернии в годы первой революции было относительно слабым и преимущественно стихийным. Нижегородские эсеры не имели достаточного ресурса, чтобы оказывать на него решающее влияние.

4. Нижегородские эсеры обеспечили широкий рост губернской организации весной – летом 1917 года за счет крестьян-общинников, рабочих и солдат крестьянского происхождения, но не смогли сохранить влияние на массы, т.к. действовали, исходя из тактики ЦК ПСР отсрочки реформ до созыва Учредительного собрания и не имели четко функционирующей партийной структуры для контроля за членами своих организаций.

5. Тактика сдерживания реформ в 1917 году привела к расколу ПСР как в общероссийском масштабе, так и на уровне губернии. Выделение ПЛСР, как показывают местные материалы, было одной из причин поражения партии. ПЛСР в губернии была немногочисленной и находилась в зависимости от большевиков. Правые эсеры не смогли сохранить губернскую организацию, имели только отдельные разобщенные группы.

6. В конечном итоге причинами поражения ПСР и ПЛСР, как в Нижегородской губернии, так и в России были федеративный характер построения партийной структуры, разрыв между лидерами партии и ее рядовыми членами, отказ лидеров ПСР реализовывать свою программу до созыва Учредительного собрания, раскол партийных организаций, политика, неадекватная ситуации и интересам масс в годы гражданской войны.

^ Практическая значимость работы. Результаты диссертационного исследования могут быть использованы в обобщающих работах по истории ПСР и ПЛСР, в учебниках и учебных пособиях и при преподавании истории Отечества и Нижегородского края.

^ Апробация работы. Результаты исследования докладывались на конференциях молодых ученых (Н.Новгород, 2004, 2005), на Всероссийской научной конференции «Первая русская революция в Поволжье: вопросы истории, историографии и источниковедения» (Н.Новгород, 2005), на ХV чтениях памяти члена-корреспондента АН СССР С.И. Архангельского «Актуальные проблемы исторической науки и творческое наследие С.И. Архангельского» (Н.Новгород, 2007), межвузовской научно-практической конференции «Россия в ХХ веке, общество и власть: проблемы региональной истории, историографии и источниковедения» (Н.Новгород, 2007). Диссертация обсуждалась и была одобрена на заседании кафедры истории России и краеведения досоветского периода ННГУ им. Н.И. Лобачевского.

^ Структура работы. Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения, приложений и списка источников и литературы


Основное содержание работы


Во Введении обоснованы актуальность, новизна и практическая значимость исследования, определяется его предмет и хронологические рамки, формулируется цель и задачи работы, рассматривается историография проблемы, поясняется ее методологическая основа и источниковая база.

Первая глава – «^ Формирование и деятельность эсеровских организаций в Нижегородской губернии накануне и во время первой русской революции 1905–1907 гг.» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе – «^ Характеристика эсеровских организаций Нижегородской губернии накануне и во время первой русской революции» выявляются и исследуются эсеровские организации в Нижегородской губернии в 1895–первой половине 1907 гг. и делаются следующие выводы:

1. Первый эсеровский кружок в Нижегородской губернии появился еще в 1895 году. Источники дают возможность проследить преемственность между этим кружком и сформировавшимся в 1904 году Нижегородским комитетом ПСР и на основании этого вести отсчет истории Нижегородской организации ПСР с 1895 года. С начала XX века на территории губернии стали находить листовки и брошюры социал-революционного направления, появляются отдельные эсеровские кружки и активисты. Но первые массовые организации были сформированы во время революции 1905–1907 гг.

2. Построение эсеровских организаций и групп в Нижегородской губернии происходило как на территориальной, так и на профессионально-сословной основе. Это разделение было достаточно условным: члены местных территориальных эсеровских организаций принимали участие в работе профессиональных и сословных объединений и наоборот. Особенно активно формирование эсеровских организаций шло в самом Нижнем Новгороде, где находился губернский комитет. Последний наиболее плотно контактировал с теми организациями и группами эсеров, которые или размещались в самом городе, или базировались в непосредственной близости от него (на территории Нижегородского и Балахнинского уездов).

3. Нижегородские эсеры в своей прессе описывали достаточно серьезную организованность партийных структур в губернии. Однако данные НГЖУ и НОО такой широкий размах работы эсеров не подтверждают. Эсеры в 1905 –первой половине 1907 гг. проявили себя в той или иной мере во всех уездах Нижегородской губернии, создавая крестьянские кружки и братства, а также рабочие группы (Сормовская организация, Кулебакская группа и др.), действуя наиболее активно в Нижегородском, Балахнинском, Горбатовском, Ардатовском и Сергачском уездах. Однако структура построения эсеровской организации в губернии имела во многом федеративный характер.

Во втором параграфе«Вопрос о сословно-профессиональном составе и численности нижегородских эсеров» анализируется сословно-профессиональный состав Нижегородской губернской организации ПСР в 1905–первой половине 1907 гг., определяется ее численность и делаются следующие выводы:

1. Анализ источников выявил серьезные расхождения в данных об общем количестве нижегородских эсеров. Сами эсеры оценили свою численность на I губернском съезде в декабре 1906 года в 2200 человек42. Извлеченные нами из фондов НГЖУ и НОО данные о количестве эсеров в Нижегородской губернии (432 человека), эту цифру не подтверждают.

2. Противоречия в источниках объясняются тем, что эсеры рассматривали как членов партии не только тех, кто занимался активной политической работой, но и людей, сочувствующих ПСР. Сведения же, отложившиеся в фондах охранно-розыскных органов, позволяют определить лишь партийный актив эсеров в губернии, который составлял менее 1/5 от ее состава.

3. Источники дают возможность в 60 % случаев восстановить сословное и профессиональное положение эсеровского актива в Нижегородской губернии. Как правило, это были люди крестьянского (гораздо реже мещанского) происхождения, которые были представителями интеллигентских или рабочих профессий. Они оказывали воздействие на людей, сочувствующих ПСР. Под эту категорию попадали крестьяне-общинники, чаще всего не проявляющие партийную активность, но принимающие программу ПСР.

В третьем параграфе – «^ Тактика и методы борьбы за массы нижегородских эсеров в 1902–первой половине 1907 гг.» рассматривается тактическая линия и деятельность нижегородских эсеров в указанный период и делаются следующие выводы:

1. Нижегородские эсеры достаточно эффективно проявили себя в деле пропаганды и агитации. Первые эсеровские листовки стали появляться в Нижегородской губернии еще с 1901 года. Широкого размаха письменная пропаганда и агитация достигла к началу первой русской революции. Местные организации ПСР организовывали типографии и печатали там свои листовки и газеты, в губернию доставлялась в больших количествах и литература из центра. Но наиболее продуктивным методом привлечения в партию новых членов была устная агитация. Распространение эсеровских идей шло из города в деревню. Большую роль в этом играли рабочие, связанные с деревней, а также интеллигенты крестьянского происхождения (сельские учителя, врачи и др.).

2. С 1905 года в тактике нижегородских эсеров стали использоваться новые методы борьбы – террор и экспроприации. В целом, практика террора и экспроприаций имела спонтанный и обособленный от центра характер, имелись случаи нарушения предписаний ЦК партии по этому поводу. Убийство начальника Нижегородского охранного отделения ротмистра А.В.Грешнера было единственным крупным удавшимся террористическим актом в Нижегородской губернии.

3. Эффективность эсеровской работы в губернии дают возможность оценить выборы во II Государственную думу, куда из 9 делегатов от губернии прошло два эсера и один сочувствующий ПСР крестьянин. Причем эсер М.С. Фокеев был избран в Думу от крестьянской курии, что иллюстрирует отношение крестьян к эсерам в губернии. Однако крестьянство, принимая эсеровскую программу социализации земли, часто оставалось пассивным на практике. Крестьянское движение в губернии было во многом стихийным, конкретное руководство им эсерами по источникам не просматривается.

Вторая глава – «Упадок эсеровских организаций на территории Нижегородской губернии в межреволюционный период (вторая половина 1907– февраль 1917 гг.)» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе – «Характеристика эсеровских организаций Нижнего Новгорода и губернии (вторая половина 1907–февраль 1917 гг.)» анализируется состояние эсеровских организаций в Нижегородской губернии в этот период и делаются следующие выводы:

1. Партия социалистов-революционеров в период между первой русской революцией и Февральской революцией 1917 года находилась в состоянии глубокого кризиса: организационного, идейного, финансового, морального. Особенностью Нижегородской губернской организации было то, что этот кризис проявился не сразу. Пиком ее активности стали 1907–1908 гг.43. В это время сохраняются эсеровские организации революционного периода, появляются новые. Это объясняется, с одной стороны, революционной инерцией, а, с другой, – тем обстоятельством, что в губернии не было сильного крестьянского движения, и деятельность карательных отрядов, разрушавших и эсеровские организации, была не так значительна как в других губерниях.

2. Общепартийные кризисные явления в деятельности Нижегородской губернской организации ПСР по-настоящему стали проявляться с 1910 года. Особо сильный урон нижегородским эсерам нанесла деятельность полиции: массовые аресты, слежка за оставшимися на свободе эсерами.

3. В 1910–1914 гг. происходит уменьшение количества эсеровских организаций и групп в Нижегородской губернии, понижается общая численность нижегородских эсеров. Для функционирующих организаций этого периода была характерна утрата межпартийных связей и замыкание деятельности на уровне местных организаций и отдельных партийцев. С 1915 по февраль 1917 гг. нижегородские эсеры практически не проявляли никакой активности44, а организация ПСР сохранилась только на Сормовском заводе.

Во втором параграфе – «^ Численность и сословно-профессиональный состав нижегородских социалистов-революционеров во второй половине 1907–феврале 1917 гг.» дается анализ сословно-профессионального состава и численности Нижегородской губернской организации ПСР в указанный период, который позволяет сделать следующие выводы:

1. Особенностью данного временного этапа является отсутствие обобщающей информации самих нижегородских эсеров о численности своих рядов. По нашему мнению, это было следствием усиленной конспирации со стороны эсеров в связи с репрессиями властей, а также невозможности произвести подсчет в виду недостатка ресурсов и связей между организациями.

2. Данные охранно-розыскных органов дают сделать вывод, что во второй половине 1907–1909 гг. общая численность партийного эсеровского актива в губернии не только не уменьшается, но и немного увеличивается (на 7 %). Сословно-профессиональные характеристики эсеровских активистов фактически не меняются по сравнению с предыдущим периодом. В 1910–1914 гг. численность зафиксированных НГЖУ и НОО эсеров снижается более, чем в 2,5 раза (до 176 человек). Причем на данном этапе в основном речь идет уже о стоящих на учете, бездействующих членах ПСР.

3. К 1915 году в губернии остаются только отдельные, не связанные друг с другом члены партии. Отсутствие в местных документах годных для серьезной статистической обработки сведений не позволяет нам провести полноценный анализ социального состава и численности нижегородских эсеров после 1914 года.

В третьем параграфе – «Тактика и методы борьбы эсеров в Нижегородской губернии (вторая половина 1907–февраль 1917 гг.)» рассматривается тактика и деятельность нижегородских эсеров на данном этапе и делаются следующие выводы:

1. Под влиянием политических условий изменилась тактика нижегородских эсеров. Отказ от немедленного вооруженного восстания был вызван политической ситуацией и пассивностью народных масс. Прекращение практики террора и экспроприаций было следствием несоответствия этих методов борьбы историческому моменту, отрицательного отношения к ним в обществе и в самой партии, их неэффективности, невозможности их контроля.

2. Во второй половине 1907–1908 гг. уровень эсеровской письменной и устной пропаганды в губернии был достаточно широкий. Но с 1908 года заметно сократилось количество центральных эсеровских изданий, распространяемых в губернии, преобладали местные листовки и брошюры. С этого времени развить активную пропаганду и агитацию мешал недостаток денежных и людских ресурсов, аресты полиции.

3. Влияние нижегородских эсеров на крестьян во второй половине 1907–1917 гг. оставалось опосредованным. Источники не дают возможности выявить степень участия эсеров в организации противодействия крестьян столыпинской аграрной реформе. Провал реформы, как на общероссийском, так и на нижегородском уровне был вызван по большей степени ее непринятием самими крестьянами, что говорит лишь о совпадении требований крестьян и эсеров.

Третья глава – «^ Нижегородские эсеры от февраля к октябрю 1917 года» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе – «Характеристика организаций социалистов-революционеров в Нижегородской губернии в марте–октябре 1917 года» анализируется состояние эсеровских организаций в Нижегородской губернии в указанный временной отрезок и делаются следующие выводы.

1. После февраля 1917 года начинается процесс быстрого роста и организационного оформления эсеров в Нижегородской губернии. За весну – лето 1917 года количество нижегородских эсеров выросло как минимум до 11,7 тысяч человек, прежде всего, за счет крестьян – общинников, рабочих и солдат крестьянского происхождения. В Нижегородской губернии ПСР значительно превзошла по численности остальные партии; местная организация была одной из самых крупных в России.

2. Слишком быстрый приток низовых членов весной – летом 1917 года не обеспечивался достаточным количеством опытных партийных работников. Эсеровские лидеры и активисты создавали организации на местах, но не имели сил и времени контролировать их функциональность – агитационную деятельность они совмещали с участием в губернских и уездных органах власти. Вследствие этого большая часть из вновь образованных эсеровских организаций, в особенности сельских, была в малой степени дееспособна и представляла собой неустойчивые группы с тенденциями к дезинтеграции.

3. В итоге произошел разрыв между партийным активом (эсерами, входящими во властные структуры), организациями, территориально находящимися в Нижнем Новгороде, с одной стороны, и партийными единицами в уездах, с другой. В результате этого, а также под влиянием недовольства низовых членов партии общеполитической линией ПСР осенью 1917 года эти организации начинают выходить из-под эсеровского влияния и распадаться.

Во втором параграфе – «^ Участие социалистов-революционеров в органах власти Нижегородской губернии (февраль-октябрь 1917 года)» рассматривается вопрос о степени влияния нижегородских эсеров во властных структурах губернии в указанный период, что дает возможность сделать следующие выводы:

1. Эсеры Нижегородской губернии исходили из общепартийной линии поддержки Временного правительства и активно участвовали в работе его органов на местах. Они входили в состав губернского исполнительного комитета, имея в нем к лету 1917 года около ¼ мест. С апреля Арзамасский и Лукояновский уездные комиссары были эсерами, последний из них – М.И. Сумгин в августе стал губернским комиссаром. В июле начальником Нижегородского гарнизона был назначен эсер прапорщик Б.И. Змиев. В этом же месяце эсеры выиграли выборы в Городскую Думу Нижнего Новгорода.

2. Нижегородские эсеры внесли свой вклад в создание Советов в губернии. Они не рассматривали Советы как орган власти, считая их связующим звеном между массами и партиями, сводили их функции к контролю над Временным правительством. С марта 1917 до января 1918 гг. эсеры контролировали губернский крестьянский Совет. С марта 1917 года были второй по численности фракцией в губернском Совете рабочих и солдатских депутатов, а в августе после перевыборов заняли в нем лидирующие позиции45.

3. Нижегородские эсеры к августу 1917 года смогли взять почти всю полноту власти в губернии в свои руки. Они имели реальные рычаги управления и возможность решать конкретные назревшие общественные проблемы в нижегородском регионе, привлекая на свою сторону представителей различных социальных слоев.

В третьем параграфе – «^ Политика эсеров в Нижегородской губернии в феврале–октябре 1917 года)» характеризуется политика эсеров как партии власти в Нижегородской губернии в данный период времени и делаются следующие выводы:

1. Нижегородские эсеры обеспечили рост своих рядов весной – летом 1917 года, прежде всего, за счет людей крестьянского происхождения, для которых одним из наиболее важных жизненных вопросов был земельный. Основной тактикой нижегородских эсеров, как и ПСР в общероссийском масштабе, в решении земельного вопроса была тактика сдерживания крестьянства. К осени уставшие ждать крестьяне начинают выходить из-под контроля эсеров, в губернии разворачиваются крестьянские восстания.

2. Нижегородские эсеры смогли завоевать симпатии части солдат, прежде всего, крестьянского происхождения. К концу весны в эсеровской военной организации состояло как минимум 4 тыс. человек. Но убедить солдат в необходимости наступления летом 1917 года и продолжения войны эсеры не смогли. В начале июля солдаты подняли восстание, протестуя против их отправки на фронт. Нижегородские социалисты-революционеры заняли в этой ситуации нейтральную позицию, не поддержав солдат, и сделали все возможное для ликвидации их волнения46. Протесты против ведения войны продолжались и в дальнейшем. Позиция эсеров в этом вопросе привела в конце октября к тому, что Нижегородский гарнизон поддержал большевиков.

3. В программе ПСР предусматривалось установление социалистических начал лишь в деревне, в отношении рабочего вопроса эсеры призывали бороться за улучшение социальных и экономических условий труда, что нижегородские эсеры и делали, особенно активно в Сормове. Но осенью 1917 года возникла угроза закрытия Сормовского завода. Рабочие стали требовать его национализации. Не имея поддержки от членов Нижегородской организации ПСР в этом вопросе, многие сормовские рабочие начинают выходить из партии, переходить на позиции левых эсеров или вступать в ряды большевиков.

4. В 1917 году в Нижегородской, потребляющей губернии особенно обострился продовольственный вопрос в связи с засухой и неурожаем хлеба. Нижегородским органам власти не удавалось проводить политику жесткой монополии на продукты первой необходимости. Попытки Совета крестьянских депутатов и Городской Думы решить продовольственный вопрос путем закупок хлеба в других губерниях не увенчались успехом. Нижегородская губерния в полной мере ощутила на себе неспособность властей организовать эффективную продовольственную политику, что негативно сказалось и на авторитете партии эсеров, контролирующей губернские органы власти.

5. Нижегородские эсеры с начала осени 1917 года начинают терять контроль над массами. Проведение коренных реформ в рамках одной губернии было невозможным. Нижегородские эсеры предпринимали некоторые попытки разрешить назревшие коренные общественные вопросы, но в целом исходили из тактики ЦК ПСР – отсрочки реформ до созыва Учредительного собрания.

Четвертая глава – «^ Нижегородские эсеры в Октябрьской революции и гражданской войне (октябрь 1917–1923 гг.)» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе – «Нижегородские эсеры во время Октябрьской революции и в первые месяцы советской власти» рассматривается тактическая и политическая линия нижегородских социалистов-революционеров с конца октября 1917 по март 1918 гг. и делаются следующие выводы:

1. Нижегородские эсеры оказались не готовы к приходу Октябрьской революции и к вооруженной борьбе против большевиков Они вели себя недостаточно решительно, не всегда последовательно, предпочитая часто занимать выжидательную позицию. Это проявилось в создании и роспуске многочисленных антибольшевистских комитетов, в их непоследовательной тактике в Совете рабочих и солдатских депутатов. Сторонники решительных действий среди нижегородских эсеров так и не смогли мобилизовать однопартийцев и организовать по-настоящему эффективное сопротивление большевикам.

2. После Октябрьской революции нижегородские эсеры начинают терять свои позиции во властных структурах; их влияние на массы падает. В конце октября, после ареста начальника Нижегородского гарнизона Змиева, эсеры утратили контроль над солдатами, в период 7–21 ноября над Советом рабочих и солдатских депутатов. В середине декабря эсеры лишились поста губернского комиссара и были вынуждены отозвать свою фракцию из Городской Думы. В середине января 1918 года большевики отстранили правых эсеров от работы в губернском земельном комитете. В марте 1918 года, в результате раскола Нижегородской губернской организации ПСР на правых и левых, эсеры потеряли контроль над губернским крестьянским Советом.

3. Победа на выборах в Учредительное собрание была последним реальным достижением эсеров в Нижегородской губернии. Эта победа была достигнута благодаря тому, что эсеры сумели грамотно подготовиться к выборам, выдвинув совместный с Советом крестьянских депутатов избирательный список, использовать свой прежний авторитет у крестьянских масс, а также сыграть на их неосведомленности о декретах II съезда Советов.

Во втором параграфе – «Правые эсеры в Нижегородской губернии» характеризуется состояние организаций правых эсеров в Нижегородской губернии, их деятельность и делаются следующие выводы:

1. Правые эсеры не смогли остановить распад Нижегородской губернской организации ПСР, начавшийся осенью 1917 года. Сами эсеры констатировали, что к маю 1918 года были потеряны связи с уездами, а большая часть организаций прекратила свое существование. Главная причина – крестьяне получили в свое распоряжение земли помещиков от советской власти. Дальнейшие попытки восстановить единую партийную структуру в губернии не увенчались успехом.

2. Правые эсеры в Нижегородской губернии проявляли себя довольно активно до осени 1918 года, принимали участие в организации крестьянских и рабочих антисоветских выступлений на почве недовольства продовольственной политикой советского государства, в особенности в Сормове, Нижегородском и Сергачском уездах, где влияние ПСР было всегда наиболее заметным. Однако из-за недостатка партийных кадров и распада низовых организаций единый фронт сопротивления большевикам так и не был создан, действия правых эсеров носили локальный характер и приводили лишь к временным успехам.

3. С 1919 года в Нижегородской губернии правые эсеры проявляли себя уже слабо. К концу гражданской войны правоэсеровские организации исчезли в губернии окончательно. Часть их членов отошла от активной политической деятельности, часть вступила в РКП(б), часть была репрессирована. В июле 1923 года состоялась конференция бывших рядовых членов Нижегородской губернской организации ПСР, которая признала, что ПСР как партия сошла с исторической сцены, заявила о разрыве рядовых членов партии со своими лидерами, призвав бывших эсеров вступать в ряды РКП(б)47.

В третьем параграфе «Нижегородская организация партии левых социалистов-революционеров (ПЛСР)» производится характеристика организации левых социалистов-революционеров в Нижегородской губернии, рассматривается ее деятельность как союзника, а впоследствии как политического врага большевиков и делаются следующие выводы:

1. Традиционное для Нижегородской губернской организации ПСР следование политической линии ЦК привело к тому, что левоэсеровская организация в Нижегородской губернии отличалась политической слабостью, была немногочисленна и с самого начала находилась под влиянием большевистской партии. До мятежа 6 июля 1918 года левые эсеры входили в Советы и другие органы власти на всех уровнях, находясь в них в меньшинстве, но имели возможность открыто отстаивать свои позиции.

2. После 6 июля 1918 года начинается постепенно устранение нижегородских левых эсеров из Советов. На уровне уездов процесс расхождения большевиков и левых эсеров проходил с разной степенью быстроты и категоричности; часто зависел от тех отношений, которые сложились в том или ином уезде между членами партий в течение весны – лета 1918 года и в целом завершился к концу 1918 года.

3. С начала 1919 года левые эсеры изображаются большевиками как враги советской власти. Весной 1919 года аресты левоэсеровских лидеров фактически приводят к прекращению работы организаций ПЛСР в Нижегородской губернии. Многие левые эсеры выходят из состава ПЛСР и вступают в РКП(б).

В Заключении диссертации содержатся основные выводы исследования. Подтверждается обозначенная во введении периодизация истории Нижегородской губернской организации ПСР. Анализ основных этапов развития организации социалистов-революционеров в Нижегородской губернии позволил выделить ряд ее особенностей.

Нижегородская организация ПСР начала формироваться достаточно рано. Первый эсеровский кружок возник в Нижнем Новгороде еще в 1895 году одновременно с первыми организациями эсеров в Саратове и Киеве. На всех этапах своего существования Нижегородская эсеровская организация была самой крупной в губернии по сравнению с другими политическими партиями, а также превосходила по численности большинство эсеровских организаций других регионов.

Создание большого количества эсеровских организаций в Нижегородской губернии за время первой русской революции, а также отсутствие сильного крестьянского движения и карательных мер по его подавлению привели к тому, что нижегородские эсеры не были разгромлены к концу первой русской революции, как это было во многих других губерниях России. Пик развития организации пришелся на 1907–1908 гг.

К августу 1917 года нижегородские эсеры взяли под контроль большую часть правительственных и советских властных структур в губернии, что имело место еще только в Тамбовской губернии.

Немаловажное значение для формирования эсеровских организаций в Нижегородской губернии сыграло то, что эсеры смогли опереться на рабочих Сормовского завода, одного из крупнейших в России. Сормовские рабочие внесли большой вклад в создании сельских организаций эсеров. А в 1917 году Сормовская организация была самой крупной из организаций эсеров в Нижегородской губернии.

Однако деятельность Нижегородской организации ПСР не отличалась крайностями, осуществлялась в русле общепартийных тенденций. Определенные случаи нарушения предписаний ЦК партии имели место в отношении практики террора и экспроприаций. Но в целом нижегородские эсеры проводили линию ЦК партии, его центристской группы. Это выразилось, например, в отношении нижегородских эсеров к Государственной Думе, аграрной реформе Столыпина. В 1917 году это проявилось в принятии в октябре решения, вслед за предложением В.М. Чернова, о передаче помещичьих земель в ведение земельных комитетов до созыва Учредительного собрания. Нижегородские правые эсеры следовали за линией ЦК и в 1918 году. Приверженность линии ЦК нижегородских эсеров привел к тому, что выделившаяся в январе 1918 года организация левых эсеров в Нижегородской губернии была немногочисленна и в политическом отношении слабая.

История Нижегородской губернской организации ПСР дает возможность выяснить две главные причины поражения этой партии в общероссийском масштабе. Первой – самой главной – причиной было то, что претендуя на звание общероссийской революционной партии крестьянства, ПСР на деле так и осталась партией, выражавшей преимущественно интересы демократически настроенной прослойки интеллигенции, психологически не готовой к проведению в России революционных перемен. Именно поэтому в 1917 году ПСР превратилась в реформистскую партию, которая отказалась предпринимать решительные действия для реализации своей собственной партийной программы. Второй важнейшей причиной поражения эсеров была слабая структурированность их партии. Это обуславливалось федеративным характером построения отношений между ЦК и губернскими организациями, между губернскими комитетами и низовыми партийными единицами на местах. В результате, превращение ПСР в 1917 году в массовую легальную партию имело поверхностный характер и могло иметь перспективу развития только в случае пересмотра структуры построения партии, преодоления разрыва между центром и периферией, между партактивом и рядовыми членами. Однако все эти мероприятия так и не были эсерами осуществлены.


^ Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях автора:

Публикация в издании, входящем в Перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, рекомендуемых ВАК:

1. Слепченкова, А. А. Интеллигенция и эсеры (начало ХХ в.–1917 г.) / А. А. Слепченкова // Вестник Тамбовского университета. Серия «Гуманитарные науки». – 2008. – Вып. 11 (67). – С. 311–316.

Другие публикации:

2. Слепченкова, А. А. Агитационно-пропагандистские материалы нижегородских эсеров как источник по истории партии социалистов-революционеров (1905 –1907) / А. А. Слепченкова // Первая русская революция в Поволжье: вопросы истории, историографии и источниковедения : материалы Всерос. науч. конф., 21 окт. 2005 г. – Н. Новгород, 2006. – С. 76–80.

3. Слепченкова, А. А. Историография нижегородских эсеров / А. А. Слепченкова // Россия в ХХ веке, общество и власть: проблемы региональной истории, историографии, источниковедения : материалы межвуз. науч.-практ. конф., 12 дек. 2007 г. – Н. Новгород, 2008. – С. 132–135.

4. Слепченкова, А. А. Кризис Нижегородской организации партии социалистов-революционеров / А. А. Слепченкова // Х Нижегородская сессия молодых ученых. Гуманитарные науки : материалы докл. – Н. Новгород, 2006. – С. 44–45.

5. Слепченкова, А. А. Нижегородские эсеры в 1917 году: взлет и падение / А. А. Слепченкова // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Гуманитарные науки. – 2008. – № 2. – С. 9–15.

6. Слепченкова, А. А. Нижегородские эсеры в годы гражданской войны: к вопросу о банкротстве неонародничества / А. А. Слепченкова // Актуальные проблемы исторической науки и творческое наследие С. И. Архангельского : ХV чтения памяти члена-корреспондента АН СССР С. И. Архангельского, 8-9 февр. 2007 г. – Н. Новгород, 2007. – С. 69–72.

7. Слепченкова, А. А. Панинская организация социалистов-революционеров в 1905–1907 гг. / А. А. Слепченкова // Наш «Анабасис» : сб. ст. студентов, магистрантов и аспирантов. – Н. Новгород, 2004. – Вып. 2. – С. 104–108.


1 Кононенко А.А. Историография создания и деятельности партии социалистов-революционеров в 1901-1922 гг.: Дис. … д.и.н. Тюмень, 2005. С. 4.

2 Спиридович А.И. Партия социалистов-революционеров и ее предшественники. М., 1918. 387 с.

3 Вишняк М. Всероссийское Учредительное собрание. Париж, 1932. 235 с.; Керенский А.Ф. Издалека: Сб. ст. Париж, 1922. 249 с.; Святицкий Н.В. Итоги выборов во Всероссийское Учредительное собрание // Год русской революции (1917–1918 гг.). Сб. ст. М., 1918. С. 104–119; Штейнберг И.З. Нравственный лик революции. Берлин, 1923. 312 с.

4 Чернов В.М. Перед бурей. Нью-Йорк, 1954. С. 327.

5 К прекращению войны внутри демократии (Уфимские переговоры и наша позиция): Сб. ст. М., 1919. 111с.; Святицкий Н.В. Реакция и народовластие. Очерк событий на Востоке России. М., 1920. 32 с.

6 Владимирова В. Год службы социалистов капиталистам. М.–Л., 1927. 386 с.; Луначарский А.В. Бывшие люди. М., 1922. 83 с.; Покровский М.Н. Что установил процесс так называемых социалистов-революционеров. М., 1922. 76 с.

7 Мещеряков В. Партия социалистов-революционеров. М., 1922. Ч. 1. 132 с.; Ч. 2. 83 с.

8 1905 год в Нижегородском крае (рабочее и профсоюзное движение): К 20-летнему юбилею. Н.Новгород, 1926. 187 с.; Любовников М., Нечаев И., Шнипров М. Хроника революционных событий в Горьковском крае. Горький, 1932. 341 с.

9 Гусев К.В. 1) Крах партии левых эсеров. М., 1963. 260 с.; 2) Партия эсеров: От мелкобуржуазного революционаризма к контрреволюционности: Исторический очерк. М., 1975. 383 с.; Гусев К.В., Ерицян Х.А. От соглашательства к контрреволюции (Очерк истории политического банкротства и гибели партии социалистов-революционеров). М., 1968. 447 с.

10 Алексеева Г.Д. Неонародничество в ХХ веке: Идейная эволюция. М., 1990. 246 с.; Гармиза В.В. Крушение эсеровских правительств. М., 1971. 294 с.; Гинев В.Н. Борьба за крестьян и кризис русского неонародничества. Л., 1973. 335 с.; Знаменский О.Н. Всероссийское Учредительное собрание. Л., 1976. 364 с.; Спирин Л.М. Классы и партии в гражданской войне в России. М., 1968. 438 с.; Спирина М.В. Критика мелкобуржуазной концепции социализма эсеров. М., 1987. 206 с.; и др.

11 Суслов А.Ю. Социалисты-революционеры в Советской России: Источники и историография. Казань, 2007.С. 156.

12 Radkey O.H. 1) The Agrarian foes of bolshevism. Promise and default of the Russian socialist revolutionaries from February to October 1917. New York, 1958. 521 p.; 2) The sickle under the hummer. The Russian socialist revolutionaries in the early months of soviet rule. New York, 1963. 525 p.

13 Нижегородское окружение А.М.Горького. Горький, 1968. С. 47, 74–75,123.

14 Федоров В.Д. На баррикадах Сормова. Горький, 1975. 120 с.

15 Ниякий В.В. Первая Российская революция в Нижегородском Поволжье. Горький, 1985. 191 с.

16 Медведев А.В. Большевистская пропаганда и агитация в борьбе против эсеров за привлечение трудящегося крестьянства на сторону пролетариата в период от Февраля к Октябрю 1917 г.: Дис. к.и.н. Горький, 1981.230 с.

17 Добротвор Н.М. Историография установления советской власти на территории Волго-Вятского района // Тезисы докл. 1-ой науч. региональной сессии. Горький, 1962. С. 62–68; Кожевников В.П. Нижегородские большевики в борьбе за диктатуру пролетариата в 1917 году. Горький, 1977. 36 с.; Маслов К.П. Из истории строительства местных органов власти в Нижнем Новгороде // Учен. зап. Горьковского гос. ун-та им. Н.И. Лобачевского. Выпуск № 54. Горький, 1961. С. 66–103; Смородин А.П. Борьба нижегородских большевиков за подготовку и осуществление революционного переворота в октябре 1917 года в Нижнем Новгороде // Труды Горьковского сельскохозяйственного ин-та. Т. 10. Горький, 1958. С. 26–53.

18 Суслов А.Ю. Указ. соч. С. 227–228.

19 Кононенко А.А. Историография создания и деятельности партии социалистов-революционеров в 1901–1922 гг.: Автореф. дис. … д.и.н. Тюмень, 2005. С. 16.

20 Партия социалистов-революционеров: Документы и материалы. В 3-х тт. Т. 1 и 2. М., 1996; Т. 3. М., 2000; Партия левых социалистов-революционеров: Документы и материалы. 1917–1925 гг. В 3-х тт. Т. 1. М., 2000.

21 Чернов В.М. 1) Перед бурей: Воспоминания. М., 1993. 406 с.; 2) Конструктивный социализм. М., 1997. 670 с.

22 Леонов М.И. Партия социалистов-революционеров в 1905–1907 гг. М., 1997. 512 с.; Леонтьев Я.В. «Скифы» русской революции: Партия левых социалистов-революционеров и ее литературные попутчики. М., 2007. 328 с.; Морозов К.Н. Партия социалистов-революционеров в 1907–1914 гг. М., 1998. 624 с.; Павлов Б.Д. Большевистская диктатура против социалистов и анархистов. М., 1999. 232 с.; и др.

23 Куцеволов А.А. Деятельность партии социалистов-революционеров в Воронежской губернии (конец ХIХ в.– 1918 г.): Дис. … к.и.н. Воронеж, 2007. 226 с.; Салтык Г.А. Создание и деятельность партии социалистов-революционеров в губерниях Черноземного Центра (конец ХIХ в.–1918 г.). Курск, 2001. 219 с.; Симонова Е.В. Социалистические партии в Тульской губернии, февраль 1917–июль 1918 гг.: Дис. … к.и.н. М., 1998. 255 с.; Тихомиров Н.В. Партия социалистов-революционеров в 1917–1918 гг. (на материалах губерний Верхней Волги): Дис. … к.и.н. Ярославль, 2001. 231 с.; Юрьев А.И. Социалисты-революционеры Центрально-Промышленного района России (февраль 1917–июль 1918 гг.): Дис. … д.и.н. М., 1994. 436 с.; Якимов Д.В. Аграрный вопрос в политике большевиков и левых социалистов-революционеров в феврале 1917–июле 1918 гг.: На материалах Саратовской губернии: Автореф. дис. … к.и.н. Саратов, 2008. 20 с.

24 Добровольский А.А. Партия социалистов-революционеров во власти и оппозиции, 1917–1923 годы: На материалах Сибири: Автореф. дис. … д.и.н. Омск, 2004. 41 с.; Медведев А.В. 1) Неонародничество и большевизм в России в годы гражданской войны. Н.Новгород, 1993. 146 с.; 2) Большевики, неонародники и крестьянство в годы гражданской войны (1918–1920): Дис. … д.и.н. Н.Новгород, 1994. 764 с.

25 Сапон В.П. Терновый венец свободы: либертаризм в идеологии и революционной практике российских левых радикалов (1917–1918 гг.). Н.Новгород, 2008. 332 с.

26 Гусев К.В. В.М. Чернов: Штрихи к политическому портрету: Победы и поражения Виктора Чернова. М., 1994. 208 с.; Протасов Л.Г. Всероссийское Учредительное собрание: История рождения и гибели. М., 1997. 367 с.; Сафонов И.А. Процесс партии социалистов-революционеров 1922 г. Политический и социально-психологический аспект: Автореф. дис. … к.и.н. М., 2005. 29 с.; Стариков С.В. Политическая борьба в Поволжье: Левые социалисты в Великой русской революции. Март 1917–июль 1918 гг. (На материалах Среднего Поволжья). Йошкар-Ола, 1996. 267 с.; и др.

27 Hildermeier M. The Russian Socialist Revolutionary party before the first word war. New York, 2000. P. 338.

28 Сенчакова Л.Т. Крестьянские наказы и приговоры 1905–1907 гг. // Судьбы российского крестьянства. М., 1996. С. 58–89; Приговоры и наказы крестьян Центральной России, 1905–1907 гг.: Сб. док. / Сост. Л.Т. Сенчакова. М., 2000. 416 с.

29 Лавров В.М. Крестьянский парламент: Всероссийские съезды крестьянских депутатов в 1917–1918 гг. М., 1996. 239 с.

30 Осипова Т.В. 1) Обманутый класс // Родина. – 1990. – № 16. – С. 24; 2) Российское крестьянство в гражданской войне. М., 2001. 400 с.

31 Ефимов О.В. Отношение власти и крестьянства в 1917–1918 гг. (на материалах Нижегородской губернии): Дис. … к.и.н. Арзамас, 2004. 242 с.

32 Гольцов А.А. 1) Нижегородская тайная боевая дружина в 1905 году // Российская провинция в годы революции и гражданской войны. 1917–1922 гг. Н.Новгород, 1996. С. 135–138; 2) Организации партии социалистов-революционеров в Нижегородской губернии в 1902–1906 гг. // Россия и Нижегородский край: актуальные проблемы истории: Мат. чтений пам. Н.М. Добротвора 24–25 апреля 1997 г. Н.Новгород, 1998. С. 180–182; Медведев А.В. 1) Эсеровские организации Нижегородской губернии в 1905–1907 гг. // Город славы и верности России: Мат. историко-краеведческой конф. посвященной 775-летию Нижнего Новгорода 26–27 апреля 1996 г. Н.Новгород, 1996. С. 85–87; 2) Эсеровские организации Нижегородской губернии в 1917 году // Россия и Нижегородский край: актуальные проблемы истории: Мат. чтений пам. Н.М. Добротвора 24–25 апреля 1997 г. Н.Новгород, 1998. С. 76–78.

33 Леонтьев Я.В. «Я вырос в Сормово, боролся против царизма на баррикадах…» (Биография председателя Центробалта и сормовского эсера В.Н. Киселева) // Революция 1917 г. в России: Уроки истории и политики: Мат. межрег. науч. конф. 16 ноября 2007 г. Н.Новгород, 2008. С. 55–63.

34 Селезнев Ф.А. Выборы и выбор провинции: Партия кадетов в Нижегородском крае (1905–1917 гг.). Н.Новгород, 2001. 314 с.

35 Осипов А.В. История Нижегородского охранного отделения. Исследования и материалы // Из истории нижегородских спецслужб. В. 2-х тт. Т. 1. Н.Новгород, 2003. 560 с.

36 Рыжаков Д.Г. Органы политического сыска в борьбе с РСДРП и партией эсеров в 1902–1917 гг. (на материалах Нижегородской губернии): Дис. … к.и.н. Н.Новгород, 2009. 290 с.

37 Материалы по истории революционного движения. Н.Новгород, 1920–1922 гг. В 4-х тт. Т. 1. 171 с.; Т. 2. 197 с.; Т. 3. 265 с.; Т. 4. 220 с.

38 Октябрь в Нижнем Новгороде и губернии: Сб. восп. Горький, 1957. 320 с.; За власть Советов. Горький, 1967. 352 с.

39 Революционное движение в Н.Новгороде и Нижегородской губернии в 1905–1907 гг.: Сб. док. и мат. Горький, 1955. 615 с.; Победа Октябрьской социалистической революции в Нижегородской губернии: Сб. док. и мат. Горький, 1957. 604 с.

40 Общественно-политические процессы, партии и движения в Нижегородской губернии в конце ХIХ–начале ХХ вв.: Учебное пособие. В 2-х тт. Н.Новгород, 2001. Т. 1. 261 с.; Т. 2. 366 с.

41 Рабочее оппозиционное движение в большевистской России 1918 г.: Собрание уполномоченных фабрик и заводов: Док. и мат. / Сост. Д.Б. Павлов. М., 2006. 656 с.

42 ЦАНО. Ф. 918. Оп. 8. Ед. хр. 343. Л. 63–64.

43 ЦАНО. Ф. 918. Оп. 8. Ед. хр. 231. Л. 68, 289 об.

44 ЦАНО. Ф. 918. Оп. 8. Ед. хр. 460. Л. 110; Ед. хр. 179. Л. 110; Ед.хр. 506. Л. 18, 71, 110, 142, 179, 216, 234, 260, 290, 306, 320, 336; Ед. хр. 561. Л. 17, 46, 72, 92, 105, 114, 119, 126, 140.



45 Известия Нижегородских Советов рабочих и солдатских депутатов. 1917. 6 августа.

46 Крестьянская газета. 1917. 16 июня.

47 Нижегородская коммуна. 1923. 31 июля.




Скачать 460,86 Kb.
оставить комментарий
Дата23.10.2011
Размер460,86 Kb.
ТипАвтореферат, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх