Правила человечности о родителях и воспитании дети учатся на примере собственной жизни почему я выбираю моего отца своим папой icon

Правила человечности о родителях и воспитании дети учатся на примере собственной жизни почему я выбираю моего отца своим папой


Смотрите также:
27 мая 2003 года будет уже 10 лет как нет на свете моего отца эпова петра георгиевича. Нет отца...
С п. новиков математики и физики академии 60—80-х годов семейные воспоминания...
Я выбираю жизнь вместо наркотиков, алкоголя и табака! Суррогатная жизнь...
Темы вашего учебного проекта...
Уроков обучения грамоте...
А. Белый почему я стал символистом...
«Наблюдатели единодушно подтверждают вывод об исключительной роли отца и вообще старших в семье...
Учить чувствовать это самое трудное, что есть в воспитании. …Добрые чувства...
Внастоящее время в условиях социально-экономического кризиса...
В. Г. Колташов...
И. Б. Чуйко учитель мировой художественной культуры и истории моу сош №5 г. Южно-Сахалинска...
В. Г. Колташов Диалектическая психология...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15
вернуться в начало
скачать


Они составили программу занятий, которая состояла из бега, лазанья, плавания и полета. Чтобы было легче контролировать выполнение программы, она была одинаковой для всех животных.


Утка отлично преуспевала в плавании, даже лучше своего наставника, но у нее были посредственные оценки за полет и еще хуже — за бег. Поскольку она так медленно бегала, ей приходилось оставаться после уроков и отказываться от плавания, чтобы учиться бегу. От этого ее бедные лапки совсем ослабли, так что она и плавать стала неважно. Но посредственные оценки в этой школе засчитывались, так что это никого не беспокоило, кроме самой утки.


Кролик сначала был" лучшим в классе по бегу, но у него случился нервный срыв из-за того, что нужно было так много наверстывать в плавании.


Белка была отличницей по лазанью, но вскоре у нее начались неприятности на занятиях по полету, где учитель заставлял ее взлетать с земли, а не спускаться с верхушки дерева. У нее также произошел срыв из-за переутомления, и она получила тройку за лазанье и двойку за бег.


Орел вообще оказался трудным учеником, и его постоянно строго наказывали. На занятиях по лазанью он первым добирался до вершины дерева, но упорьо делал это по-своему.


В конце года аномальный лось, который умел отлично плавать, а также бегал, лазал и немного летал, получил самые высокие средние оценки и выступал на выпускном вечере от имени своего класса.


Луговые собачки не стали ходить в школу, потому что администрация не включила в программу рытье нор. Они научили своих детей охотиться и позднее, объединившись с лесными сурками и сусликами, создали преуспевающую частную школу.


Есть ли у этой басни мораль?


Джордж X. Ривис


ПРИКОСНОВЕНИЯ


Она — моя дочь, и ее жизнь шестнадцатилетнего подростка полна тревог, бурных страстей и разочарований. После недавней болезни она узнала, что ее лучшая подруга вскоре переедет в другой город. В школе дела шли не столь хорошо, как она надеялась, и мы, ее родители, тоже были разочарованы ее результатами. Закутавшись в одеяло, она пребывала в грусти и тоске, ожидая утешения. Мне хотелось протянуть к ней руки и прогнать все ее несчастья, терзавшие ее юную душу. Однако, зная, как я люблю ее и как хочу сделать ее счастливой, я все же понимал, как важно действовать с предельной осторожностью.


Как семейный врач, я прекрасно был осведомлен о неуместных выражениях близости между отцами и дочерьми, главным образом клиентами, жизнь которых оказалась разрушенной сексуальными домогательствами. Я также понимаю, как легко забота и близость могут приобрести сексуальный оттенок, особенно у мужчин, для которых область эмоций оказывается совершенно непознанной, и они ошибочно принимают любое выражение нежных чувств за сексуальное приглашение. Насколько легче было обнимать и утешать ее, когда дочери было два-три года или даже семь лет. Но теперь ее тело, наше общество и мой пол — все словно сговорились, не позволяя мне утешить дочь. Как я мог успокоить ее, не нарушая при этом необходимых границ между отцом и дочерью-подростком? Я решил ограничиться массажем спины. Она согласилась.


Я мягко массировал ее худенькую спину и напряженные плечи и извинялся за свое недавнее отсутствие. Я объяснил, что только что вернулся с финала соревнований по массажу спины, где занял четвертое место. Я заверил ее, что совсем не просто было победить ее" отца, особенно если учесть, что он массажист мирового класса. Я рассказывал ей о соревновании и его участниках, пока мои руки и пальцы разминали напрягшиеся мускулы, прогоняя тревоги и огорчения ее юной жизни.


Я рассказал ей о стареньком азиате, занявшем, третье место. Изучая на протяжении всей жизни акупунктуру, он мог сосредоточить всю свою энергию в кончиках пальцев, возвысив массаж спины до уровня искусства.


— Он разминает тело с ловкостью фокусника, — объяснял я, показывая дочери то, чему я научился у старика.


Она застонала, и я так и не понял, то ли от моего рассказа, то ли от моего прикосновения. Потом я рассказал ей о женщине, занявшей второе место. Она была из Турции и с детства исполняла танец живота, так что могла легко заставить мускулы двигаться плавно. Когда она массировала спину, ее пальцы пробуждали в усталых мышцах и телах желание танцевать.


— Ее пальцы словно шли вперед, увлекая за собой мышцы, — сказал я, демонстрируя это движение.


— Это фантастика, — прошептала дочь, зарывшись лицом в подушку. Что она имела в виду — мои слова или мое прикосновение?


Потом я просто растирал спину дочери, и мы молчали. Спустя некоторое время она спросила:


— Так кто же занял первое место?


— Ты не поверишь! Это был младенец! — И я объяснил, как нежные, доверчивые прикосновения младенца, изучающего мир запахов и вкусов, не могут сравниться ни с одним прикосновением в мире. Нежнее нежного, они непредсказуемые, мягкие. Крошечные ручки говорят больше, чем могут выразить слова. Они говорят о родстве душ. О доверии. О невинной любви. И потом я мягко прикоснулся к ней, как научился у младенца. Я отчетливо вспомнил ее в младенчестве — как я носил ее на руках, качал, наблюдал, как она растет и познает мир. Я понял, что, по сути, она была тем самым младенцем, который научил меня нежным прикосновениям.


Еще немного помассировав спину дочери и помолчав, я сказал, что рад был научиться многому у ведущих массажистов мира. Я объяснял шестнадцатилетней дочери, вставшей на болезненный путь взросления, что я стал еще более опытным массажистом. И я произнес про себя благодарственную молитву за то, что ее жизнь доверена моим рукам, и благодарил Господа за счастье прикоснуться хотя бы к части этой жизни.


Виктор Нельсон


^ Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ, СЫНОК!


Мысли, посещающие меня утром, пока я отвожу сына в школу.


Доброе утро, малыш! Ты отлично смотришься в своей форме младшего скаута, гораздо лучше, чем твой старик, когда он был младшим скаутом. Пожалуй, мои волосы никогда не были такими длинными в школе, я позволил себе это только в колледже. Но я все равно узнал бы тебя издалека по немного растрепанным волосам, сбитым носкам ботинок, мятым штанам на коленях... Мы привыкаем друг к другу.


Теперь, когда тебе восемь лет, я замечаю, что стал мало видеть тебя. В День Колумба ты ушел в девять утра. Потом я видел тебя сорок две секунды за ленчем, а затем ты появился на ужине в пять часов. Я скучаю по тебе, но понимаю, что у тебя свои серьезные дела. Несомненно, они не менее серьезны, если не более, чем у других людей, которые сейчас находятся в пути.


Тебе предстоит расти и выходить в жизнь, и это важнее, чем разбираться в тонкостях биржи или играть на понижение. Ты должен узнать, на что ты способен, а чего не можешь, и тебе нужно научиться справляться с этим. Ты должен многое узнать о людях и их поведении, когда они сами себе не нравятся — как хулиганы, болтающиеся у стоянки велосипедов и пристающие к ребятам младше их. Да, тебе даже придется научиться делать вид, что ты не обижаешься, когда тебя обзывают. Тебе всегда будет обидно, но тебе придется не показывать виду, потому что иначе в следующий раз прозвище будет еще обиднее. Я очень надеюсь, что ты запомнишь это чувство — на тот случай, если тебе вдруг придет в голову обидеть ребенка, который младше тебя.


Когда я в последний раз говорил, что горжусь тобой? Пожалуй, раз я не могу вспомнить, мне нужно хорошенько задуматься. Я помню, когда последний раз кричал на тебя — когда торопил тебя, боясь опоздать, — но в сухом остатке, как говорил Никсон, я чаще кричал на тебя, чем хвалил. Кстати, если ты вдруг прочтешь это, знай — я горжусь тобой. Мне особенно нравится твоя независимость, то, как ты сам о себе заботишься, хотя иногда меня это и ругает. Ты никогда не ныл, и, с моей точки зрения, уже поэтому ты — замечательный парень.


Почему отцы с таким трудом понимают, что восьмилетним детям нужно столько же ласки, сколько и четырехлетним? Если я не буду внимателен, то вскоре начну подталкивать тебя в бок и спрашивать:


— Что ты сказал, парень? — И это вместо того, чтобы обнять тебя и сказать, как я люблю тебя.


Жизнь слишком коротка, чтобы скрывать свою любовь. Почему восьмилетки так медленно понимают, что и тридцатишестилетним нужно столько же ласки, сколько и четырехлетним?


Как жаль, что путь до школы такой короткий... Я хочу поговорить о вчерашнем вечере... когда твой младший брат спал, и мы разрешили тебе посидеть подольше и посмотреть игру "Янки". Такие моменты бесценны. Их никогда нельзя спланировать заранее. Каждый раз, когда мы пытаемся что-то запланировать вместе, все бывает не так хорошо, нет такой теплоты. Несколько мгновений, которые оказались слишком быстротечными, мне казалось, что ты уже вырос и мы сидим и просто разговариваем, без дежурных фраз вроде: "Как дела в школе, сынок?" Я уже проверил твое домашнее задание по математике единственным доступным мне способом — с помощью калькулятора. Ты считаешь намного лучше меня. Мы говорили об игре, и ты знал об игроках больше, чем я, и я много узнал от тебя. И мы оба были счастливы, когда "Янки" выиграли.


Ну, вот мы и приехали. Как жаль, что тебе нужно идти в школу! Мне так много нужно сказать тебе. Ты так быстро покидаешь машину. Я хочу насладиться последними мгновениями, а ты уже заметил двух своих друзей.


Я только хотел сказать:


— Я люблю тебя, сынок...


Виктор Б, Миллер


^ ВАЖНЫ НЕ ТОЛЬКО ТВОИ НАМЕРЕНИЯ, НО И ТВОИ ПОСТУПКИ


Вы так громко говорите, что я не слышу ваших слов.


Ралф Уолдо Эмерсон


Это был солнечный день в Оклахома-Сити. Мой друг и гордый отец Бобби Льюис повел двух своих сындшек играть в мини-гольф. Подойдя к билетеру, он спросил:


— Сколько стоит билет? Молодой человек ответил:


— Три доллара для вас и три доллара для ребенка старше шести лет. Детей шести лет и младше мы пропускаем бесплатно. Сколько вашим?


Бобби ответил:


— Одному три, второму семь, так что я должен вам шесть долларов.


Билетер поинтересовался:


— Послушайте, мистер, вы что, только что разбогатели? Вы ведь могли сэкономить три доллара. Могли бы сказать мне, что старшему всего шесть, я бы и не заметил.


Бобби ответил:


— Да, может, и так, но ведь дети заметили бы.


Как сказал Ралф Уолдо Эмерсон, вы так громко говорите, что я не слышу ваших слов. В трудные времена, когда нравственные нормы важны, как никогда раньше, старайтесь служить хорошим примером всем, с кем вы живете и работаете.


Патриция Фрипп


^ МАМИНА ЖИЗНЬ


Пожалуйста, отнеси свою тарелку на кухню.


Отнести это вниз, когда будешь уходить.


Не оставляй это там, отнеси наверх.


Это твое?


Не бей брата!


Я с тобой разговариваю.


Подожди немного, пожалуйста. Ты что, не видишь, что я разговариваю?


Я же сказала, не перебивай.


Ты зубы почистила?


Ты почему не в кровати?


Вернись в постель.


Нельзя смотреть телевизор днем.


Что значит — тебе нечего делать?


Иди погуляй.


Почитай книгу.


Сделай потише.


Положи трубку.


Скажи своей подруге, что перезвонишь. Сейчас же!


Алло! Нет, ее нет дома.


Она позвонит тебе, когда придет.


Возьми куртку. Возьми свитер.


Убери.


Кто-то оставил свои ботинки у телевизора.


Убери игрушки из коридора. Вытащи мальчиков из ванны. Убери игрушки с лестницы.


Ты понимаешь, что кто-нибудь мог из-за этого разбиться?


Поторопись.


Поторопись, все тебя ждут.


Я считаю до десяти, и мы уходим без тебя.


Ты в туалет сходила?


Если не сходишь, ты никуда не идешь.


Я не шучу.


Почему ты не сходила до ухода?


Потерпеть можешь?


Что там происходит?


Прекратите.


Я же сказала, прекратите!


Ничего не хочу об этом слушать.


Перестань, или я сейчас же веду тебя домой.


Ах, вот так. Мы идем домой.


Поцелуй меня.


Обними меня.


Заправь постель.


Убери в своей комнате. Накрой на стол.


Ты мне нужна, чтобы накрыть на стол.


И не говори мне, что сегодня не твоя очередь!


Пожалуйста, пододвинь свой стул к столу.


Сядь ровно.


Ну попробуй немножко, не обязательно есть все.


Перестань шалить и кушай.


Поосторожнее нельзя?


Подвинь стакан. Он стоит на самом краю.


Осторожнее!


Что значит "еще"?


А пожалуйста, еще. Так лучше.


Ну съешь хотя бы немного салата.


Не всегда получаешь то, что хочешь. Такова жизнь.


Не спорь со мной. Больше я это не обсуждаю.


Отправляйся в свою комнату.


Нет, десять минут еще не истекли.


Еще одна минута.


Сколько раз я говорила тебе не делать этого!


Куда делось печенье?


Съешь вчерашние фрукты, а потом уже будешь есть свежие.


Нет, я не дам тебе грибов. Я выбрала все грибы, видишь?


Ты сделала домашнюю работу?


Перестань кричать, если хочешь что-то спросить, иди сюда.


Я подумаю об этом.


Не сейчас.


Спроси отца.


Посмотрим.


Не сиди так близко к телевизору, это вредно для глаз.


Успокойся.


Успокойся и начни сначала.


Это правда?


Пристегни ремень безопасности.


Все пристегнули ремни безопасности?


Извини, таковы правила. Извини, таковы правила. Извини, таковы правила.


Делил Эфрон


^ ИДЕАЛЬНАЯ АМЕРИКАНСКАЯ СЕМЬЯ


Сейчас ровно 10.30, прекрасное субботнее утро, и мы пока идеальная американская семья. Моя жена повезла нашего шестилетнего сынишку на первый урок игры на фортепьяно. Наш четырнадцатилетний сын еще не изволил встать. А наш четырехлетний сын сидит у телевизора и смотрит, как крошечные человекоподобные существа сталкивают друг друга со скал. Я сижу на кухне и читаю газету.


Аарон Малачи, четырехлетка, явно утомленный мультипликационной расправой и насытившийся чувством собственной значимости от того, что ему доверили телевизионный пульт, вторгается в мое пространство.


— Я хочу есть, — говорит он.


— Кукурузные хлопья будешь?


— Нет.


— А йогурт хочешь?


— Нет.


— А яичницу?


— Нет. А можно мороженого?


— Нет.


Вполне возможно, что мороженое гораздо сытнее и питательнее, чем подвергшиеся технической обработке хлопья или куриные яйца, напичканные антибиотиками, но, согласно моим убеждениям, нельзя начинать субботнее утро с мороженого.


Аарон молчит секунды четыре.


— Папа, нам ведь еще долго жить, да?


— Да, еще очень долго, Аарон.


— И мне, и тебе, и мамочке?


— Верно.


— И Исааку?


— Да.


— И Бену?


— Да. И тебе, и мне, и мамочке, и Исааку, и Бену.


— Нам еще долго жить, пока все люди не умрут.


— Как это?


Аарон усаживается на стол, скрестив ноги на моей газете, как Будда.


— Что ты имеешь в виду, Аарон, говоря "когда все люди умрут"?


— Ты же говорил, что все умирают. Когда все умрут, тогда вернутся динозавры. Пещерные люди жили в пещерах, в пещерах динозавров. Потом динозавры вернулись и растоптали их.


Я понимаю, что для Аарона жизнь уже стала ограниченной во времени, с началом и концом. Он представляет себя и нас в этой плоскости, которая заканчивается неопределенностью и потерей.


Я оказываюсь перед этической дилеммой. Что. мне следует сделать? Попытаться рассказать ему о Боге, спасении и вечности? Или обрушить на него фразу вроде: "Твое тело — всего лишь оболочка, и после смерти наши души всегда будут вместе"?


Или же оставить его с этой неуверенностью и тревогой, потому что я считаю, что так оно и есть? Пытаться сделать из него неврастеника и экзистенциалиста или пытаться успокоить его?


Я не знаю. Смотрю в газету. "Кельты" постоянно проигрывают по пятницам. Ларри Берд критикует кого-то, только я не вижу кого, потому что мешает нога Аарона. Я не знаю ответа, но весь мой опыт подсказывает мне, что это очень важный момент, момент, когда Аарон начинает осознание мира. Или же мне просто кажется, что это так? Если смерть и жизнь — иллюзия, то зачем мне тревожиться о том, как их понимает кто-то другой?


Аарон поднимает ногу, и я вижу, что Ларри Берд сердился на Кевина Макхейла. Нет, не на Кевина Макхейла, а на Джерри Сичтинга. Но Джерри Сичтинг уже не играет за "Кельтов". А что произошло с Джерри Сичтингом? Все умирает, все приходит к своему концу. Джерри Сичтинг играет за Сакраменто или Орландо или вовсе исчез.


Нет, я не должен безразлично относиться к тому, как Аарон понимает жизнь и смерть, потому что я хочу, чтобы у него было ощущение прочности, постоянства. Можно вспомнить, как хорошо надо мной поработали монахини и священники. Середины не было — либо агония, либо блаженство. Ты был или на стороне Бога, или же в аду, а там очень горячо. Я не хочу, чтобы Аарон обжегся, я хочу, чтобы у него было чувство прочности и уверенности. Неизбежные переживания и тревоги могут подождать.


Возможно ли это? Возможно ли чувствовать, что Бог, дух, карма*— это нечто высшее? Можно ли передать это ощущение, не травмируя бытия человека, не отягощая его этим? Можем ли мы совместить несовместимое? Или же его хрупкие ощущения, ощущение им бытия будет подорвано?


Аарон завозился на стуле, и я понимаю, что он заскучал. Чувствуя драматизм наступающего момента, я откашливаюсь и начинаю менторским тоном:


— Аарон, некоторые люди считают, что смерть...


— Пап, — перебивает меня Аарон, — давай поиграем в видеоигру? Это не страшная игра, — объясняет он, жестикулируя. — Никого не убивают. Ребята просто падают.


— Да, — говорю я с некоторым облегчением. — Давай поиграем, но прежде нам еще кое-что нужно сделать.


— Что? — спрашивает Аарон уже на полпути к игре.


— Сначала давай поедим мороженого.


Еще одна идеальная суббота для идеальной семьи. На сегодня.


Майкл Мерфи


^ ПРОСТО СКАЖИ ЭТО


Если бы вам предстояло вскоре умереть и у вас остался всего один телефонный звонок, кому бы вы позвонили и что бы сказали? И почему вы медлите?


Стивен Левайн


Однажды вечером, покончив с еще одной из сотен прочитанных мной книг о воспитании детей, я испытал некоторое чувство вины, потому что в книге говорилось о некоторых приемах воспитания, о которых я как-то позабыл. Главный прием заключался в том, чтобы разговаривать со своим ребенком и произносить три магических слова — "я люблю тебя". В книге вновь и вновь подчеркивалось, что дети должны знать совершенно однозначно, что вы действительно их любите.


Я поднялся наверх, к комнате сына, и постучал в дверь. За дверью раздавался грохот барабанов. Я знал, что он там, но не открывает дверь. Я приоткрыл ее сам, и, конечно, он сидел в наушниках, слушая музыку, и при этом играл на своих барабанах. Встав перед ним, чтобы привлечь внимание, я спросил:


— Тим, у тебя найдется минутка? Он сказал:


— Да, конечно, для тебя всегда.


Мы сели, и после пятнадцати минут разговора о том о сем я просто посмотрел на него и сказал:


— Тим, мне очень нравится, как ты играешь на барабанах.


— Спасибо, пап, мне это очень приятно, — ответил он


Когда я спускался по лестнице, до меня дошло, что я поднялся к сыну с определенной целью, но не выполнил задачу. Я чувствовал, что мне нужно обязательно вернуться и еще раз попробовать произнести те три волшебных слова.


И снова я поднялся наверх, постучал в дверь и открыл ее.


— У тебя есть минутка, Тим?


— Конечно, пап. Что ты хотел?


— Сынок, когда я пришел к тебе первый раз, я хотел кое-что тебе сказать, но отвлекся. Тим, помнишь, когда ты учился водить машину, у меня возникла масса проблем в связи с этим? Я написал три слова и положил записку тебе под подушку, надеясь, что ты обратишь на это внимание. Я выполнил свой родительский долг. — Наконец, поговорив еще немного, я посмотрел на Тима и сказал: — Я хочу, чтобы ты знал — мы любим тебя.


Он внимательно посмотрел на меня:


— О, спасибо, папа. Ты и мама?


— Да, мы оба, только мы недостаточно выражаем эту любовь.


Он сказал:


— Спасибо, это для меня много значит. Я знаю, что вы любите меня.


Я повернулся и вышел. Спускаясь вниз, я подумал: "Нет, просто не могу поверить! Я уже два раза поднимался к сыну. Я знаю, что хочу сказать, и тем не менее совсем другие слова звучат из моих уст".


Я решил, что снова вернусь и выражу Тиму свои истинные чувства. Он услышит это непосредственно от меня. И не важно, что он уже ростом под два метра. Итак, я возвращаюсь, стучу, и он кричит:


— Погоди минуту. Не говори, кто это. Папа, неужели это ты?


Я спросил:


— Откуда ты знаешь? И он ответил:


— Я знаю тебя с тех пор, как ты — мой отец. Потом я спросил:


— Сын, у тебя есть еще секунда?


— Ты же знаешь, что есть, так что входи. Думаю, ты не сказал мне того, что хотел?


Я спросил:


— А откуда ты знаешь?


— Я же знаю тебя с тех пор, как ты менял мне подгузники. Я глубоко вздохнул, как бы набираясь храбрости.


— Так вот что я никак не мог тебе сказать, Тим. Я просто хотел сказать тебе, как ты нам дорог. И дело не в том, что ты делаешь или что сделал. Речь о тебе как о человеке. Я люблю тебя и хотел, чтобы ты это знал. Не понимаю, почему я так долго скрывал это.


Он посмотрел на меня и сказал:


— Послушай, папа, я это знаю, и мне особенно приятно слышать это от тебя. Спасибо и за твои мысли, и за желание выразить их. — Когда я направился к двери, сын остановил меня: — Послушай, папа, у тебя есть минутка?


Я подумал: "О нет! Что еще?" А вслух произнес:


— Конечно, для тебя — всегда.


Не знаю, откуда дети этому учатся, уж конечно не от родителей, но мой сын сказал:


— Папа, я только хочу задать тебе один вопрос. Я спросил:


— О чем?


Он посмотрел на меня и сказал.


— Папа, ты что, ходил на какие-то занятия или что-то ,в этом роде?


— Нет, я просто читал книгу, и в ней говорится о том, как важно говорить детям о своих чувствах к ним.


— Спасибо, что потратил на это время. Еще поговорим, папа.


Я думаю, что тем вечером Тим преподал мне самый наглядный урок о том, что понять истинное значение любви можно только если ты готов совершить поступок. Нужно найти в себе смелость сказать об этом вслух.




Скачать 2,15 Mb.
оставить комментарий
страница6/15
Дата28.09.2011
Размер2,15 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх