Учебное пособие. Арзамас: агпи, 2007 300 с icon

Учебное пособие. Арзамас: агпи, 2007 300 с


1 чел. помогло.
Смотрите также:
Учебное пособие для студентов педагогического института г. Арзамас агпи 2008 г...
Учебное пособие для студентов педагогического института г. Арзамас агпи 2008 г...
Учебное пособие/ агпи им. А. П. Гайдара. Арзамас...
Учебное пособие/ агпи им. А. П. Гайдара. Арзамас...
Учебное пособие. Арзамас: агпи, 2007 176 с...
Учебное пособие Нижний Новгород 2007 Балонова М. Г...
Учебное пособие Томск 2007 Н. Н. Соколов История Франции на рубеже XVIII-XIX вв. Учебное пособие...
Учебное пособие Санкт-Петербург 2007 удк алексеева С. Ф., Большаков В. И...
Учебное пособие Санкт-Петербург 2007 Научный редактор: Шипицына Л. М. д б. н., проф....
Учебное пособие Кемерово 2007 удк...
Учебное пособие Ставрополь 2007 ббк 51. 1 (2) удк 614. 2 (076. 5)...
Учебное пособие Томск 2007 ббк: Т3(2)4-2 я73...



Загрузка...
страницы:   1   2   3
скачать



УДК 612,6 (075,8)

ББК 57,3 я73

Ф64


Печатается по решению редакционно-издательского совета

Арзамасского государственного педагогического института

им.А.П.Гайдара


Рецензент

ГОРШКОВ Ю.И.

доктор медицинских наук

профессор-консультант городской больницы

им.Владимирского

заслуженный врач РФ

почетный житель города Арзамаса


Пищаева М.В. Денисова С.В. Маслова В.Ю.

Ф64 Физиологические основы здоровья:

Учебное пособие. – Арзамас: АГПИ, 2007 – 300 с.


Часть 4.

Пищаева М.В. Денисова С.В. Маслова В.Ю.

Профилактика нарушений слуха, зрения и речи. -

Арзамас: АГПИ, 2007. - 76 с.


Четвертая часть учебного пособия состоит из трех глав.

В первой главе рассматриваются физиологические механизмы формирования речи и различные формы речевых расстройств, обусловленные различной локализацией поражения нервной системы. Во второй главе представлена физиология и патология слуха и воздействие звуков на человека. Третья глава раскрывает физиологию и патологию органа зрения, в ней же даются рекомендации по профилактике нарушений функции зрительной системы.





ВВЕДЕНИЕ

В обеспечении контактов организма с окружающим миром ведущая роль принадлежит сенсорным системам, осуществляющим прием и обработку внешних сигналов. На основе информационных процессов создается образ мира, складывается индивидуальный опыт, формируется познавательная деятельность. Речь обеспечивает об­щение между людьми, служит для обмена информацией и побуждения к действию. Посредством слов человек познает предметы и явления внешнего мира без непосредственного контакта с ними, устанавливает связи и отношения. Речь является основой процесса мышления. Среда, в которой развивается ребенок, определяет формирование родного языка. У человека имеются видоспецифические предпосылки языкового общения, они заложены в структуре мозга и артикуляционного речевого аппарата.

Достаточный приток информации и ее активная переработка способствует морфологическому совершенствованию мозга ребенка, что позволяет осуществить более высокий уровень функций, отражающийся в дальнейшем на нервно-психическом развитии ребенка.

В настоящее время установлена причина большинства «ошибок» органов чувств, дано им физиологическое объяснение. Действие на анализаторы световых волн, электричества и механического раздражения далеко не однозначно. Прогресс, который достигнут на сегодняшний день во всех областях знаний, успехи в области техники, медицины, в области освоения космического пространства являются результатом познавательной деятельности человека, основанной на показаниях наших органов чувств.





Глава 1

^ ОСНОВЫ ПАТОЛОГИИ РЕЧИ У ДЕТЕЙ


1.1. Физиологические механизмы развития речи

Речевой процесс осуществляется в сложной системе единства разных уровней нервной системы (коры, подкорковых образований, проводящих путей, ядер черепно-мозговых нервов) и органов артикуляции.

Речь развивается как самостоятельная функциональная система на базе условно-рефлекторной деятельности. Речевой акт, как и другие проявления высшей нервной деятельности, носит рефлекторный характер, в котором участвуют многие уровни нервной системы. Кора головного мозга тес­но связана с подкорковыми образованиями в единую функциональную систему.

Лобный конус выполняет наиболее сложную речевую и психическую функции. Он надстраивается над всеми отделами коры, объединяет их, получая информацию из всех ее областей. Значение лобного конуса состоит в том, что, соединяясь с речевыми отделами коры, он делает речь осмыс­ленной, а мышление речевым, абстрагированным. В этой области коры создается программа речевого высказывания (внутренняя речь), программы волевой деятельности, планирования поведения.

Высшим отделом, обусловливающим формирование речи, является кора головного мозга, каждый из отделов которой выполняет свою функцию:

• в слуховую область коры (височная доля) поступают звуковые раздражения. Наибольшее значение имеет левая височная доля. Здесь звуки анализируются, благодаря чему осуществляется сложный процесс понимания чужой речи.

• двигательная область коры (нижние лобные извилины) участвует в формировании продуктивной речи (лексика и лексико-грамматические структуры).

теменная доля мозга анализирует и фиксирует все раздражения (кинестезии) от артикулярных органов (автоматизация двигательного акта),

• зрительная область (затылочная доля) обеспечивает восприятие зрительных раздражений.

Для развития речи ребенка необходим определенный уровень созревания корковых структур и воздействие окружающей среды, а именно оптимальные зрительные, слуховые и тактильные раздражения. Очень важно, чтобы раздражители, приходящие в кору головного мозга, совпадали по времени. Благодаря сочетаниям раздражителей, приходящих в кору головного мозга одновременно, формируются связи между долями мозга.

На основе этих связей в последующем разовьется восприятие и воспроизведение речи. Поэтому для маленького ребенка так важна речевая среда.

Все движения артикулярных органов, верхних и нижних конечностей фиксируются в теменной доле мозга и определяются как заученные движения — праксис. Между слуховым и зрительным отделом мозга образуются внут­ренние связи, являющиеся базой формирования пассивного словаря — оречевления окружающих предметов.

Связи между зрительным и двигательным отделами коры называются оптико-моторными, а между слуховым и двигательным — акустико-моторными. От моторной области, находящейся в передней центральной извилине коры головного мозга, начинается пирамидный путь (путь произвольных движений). Пирамидный путь условно подразделяется на корково-бульбарный и корково-спинальный, заканчивающиеся в ядрах черепно-мозговых нервов и в спинном мозге.

От ядер черепно-мозговых нервов и спинного мозга отходят периферические нервы к мышцам скелетной и артикуляционной мускулатуры. Импульс к речи подается из коры головного мозга, а реализуется на периферии. В его реализации принимают участие органы дыхания, голосообразования и артикуляции, тесно связанные между собой.

Первой точкой приложения импульса, являющегося сигналом к началу говорения, является дыхательная система. В выдохе участвуют диафрагма и межреберные мышцы, которые регулируются импульсом, обеспечивающим плавный и протяжный выдох, необходимый для произнесения слова и словосочетания, целой фразы. Эту область называют (Н.И.Жинкин) энергетической, так как сила выдыхаемой струи воздуха обеспечивает голосообразование.

Вторая точка приложения нервного импульса — голосовые связки, от которых зависят закрытие голосовой щели, модуляция голоса, образование подсвязочного давления, обеспечивающих образование голоса.

Третья точка приложения нервного импульса на периферии — ротовая полость и надставная труба. В ротовой полости благодаря движению языка, губ и мягкого неба образуются щели и затворы, дифференцируются звуки речи, что необходимо для четкого их произнесения. В резонаторную систему включается вся надставная труба — ротовая полость, глотка, придаточные пазухи и полость носа, которые усиливают голос, придавая ему индивидуальную окраску.

К органам артикуляции подходят также волокна экстрапирамидного пути, несущие импульсы от подкорковых образований, обеспечивающие темп, ритм, плавность и эмоциональную окраску речи. Плавно модулируя и меняя объем на каждом речевом звуке, надставная труба обеспечивает тембр, силу и полетность голоса. Под влиянием двух потоков обратной связи — слуховой и кинестетической — в коре головного мозга складывается память на правильное произнесение определенных слогов данного языка (речедвигательный словарь).

При поражении различных отделов нервной системы, участвующих в формировании речевого акта, возникают разные формы патологии речи.

^ Афазия (распад сформированной речи) и алалия (несформированность речи с раннего детского возраста) связаны с поражением коры головного мозга.

Дизартрия (нарушение артикуляции, фонации, дыхания и др.) — результат поражения различных уровней двигательного анализатора и связанных с ним систем координации.

Заикание — сложное функциональное расстройство нервной системы.


^ 1.2. Влияние наследственных факторов на

развитие речи

Речь — сложившаяся исторически в процессе материальной преобразующей деятельности людей форма общения, опосредованная языком. Речь является основным механизмом мышления, и вне речи невозможно формирование сознания.

При нормальном развитии человека становление речи и формирование коммуникативного поведения тесно взаимосвязаны. Так, у здорового ребенка уже в конце первого года жизни проявляется избирательное отношение к окружающим.

Известно, что основной предпосылкой развития речи в первые 2-3 года жизни служит высокий уровень мотивации речевого общения. Развитие речи происходит при овладении разными способами общения на основе усвоения грамматических основ родного языка.

Нарушения речи — это отклонение от нормы, принятой в данной речевой среде. Для нормального развития речи у ребенка необходимо:

• нормальное созревание и функционирование корковых центров;

• сохранность анатомических и функциональных структур периферической нервной системы; отсутствие нарушений органов рече- и голосообразования; сохранный слух;

• нормальное зрение;

• эмоционально-положительное общение с окружающим миром, что формирует адекватное коммуникативное поведение.

Доказательством значения нормального зрения является наличие особенностей в развитии речи у слепых детей.

К факторам, способствующим возникновению различных дефектов, в том числе развития артикуляционного аппарата, относят:


• болезни матери во время беременности;

• внутриутробные заболевания во время беременности;

• тяжелые токсикозы и т.д.

Известно, что начальные этапы становления речи в значительной степени определяются генотипом. Изучение влияния на развитие речи наследственных факторов с помощью близнецового метода показало, что временные характеристики речи у монозиготных близнецов совпадают. Это подтверждает роль наследственных факторов в речевом онтогенезе. У монозиготных близнецов обнаруживается сходство и в сроках развития речи, и в особенностях функционирования речевого аппарата. Таким образом, основные параметры становления речи у детей во многом зависят от наследственных факторов.

Одна из основных функций речи — общение. Естественная потребность ребенка в общении является мощным стимулом речевого развития в раннем возрасте.

Известно, что первое общение у ребенка устанавливается с матерью или заменяющим ее лицом. Для развития речевого общения важное значение имеет адекватное взаимодействие матери и ребенка. При отсутствии этого взаимодействия ребенок будет отставать в доречевом и речевом развитии, т.е. в этих случаях генетическая «программа» даже при сохраненных речевых механизмах не будет реализована полностью. Известно, что коммуникативное поведение с самого начала своего формирования является интегративным процессом. Поэтому у детей с самыми различными отклонениями в развитии этот процесс может нарушаться.

Отмечается значительный полиморфизм различных параметров речевого развития у детей. Это может быть обусловлено соматической или нервно-психической патологией, условиями воспитания, несформированностью связи мать — ребенок и т.д. Одной из основных причин специфики раннего речевого развития здорового ребенка является генетический фактор, который, в частности, обусловливает более позднее развитие речи, наблюдающееся у мальчиков. Темп и специфика развития речи крайне индивидуальны. Так, дети, находящиеся в одной среде и не имеющие явных психоневрологи­ческих отклонений, имеют разный темп речевого развития. Этапы нормального речевого развития представлены в работах Р.Е.Левиной на основе уровневого подхода. Данный подход отчетливо иллюстрирует значительный полиморфизм в достижениях и сроках речевого развития.

Известно, что раннее или позднее становление речи может прослеживаться в отдельных семьях на протяжении нескольких поколений, т.е. в разных средовых условиях. Это подтверждается и при изучении сроков становления речи у близнецов.


Морфологические и функциональные особенности нервной системы, дыхательного аппарата, гортани, губ, языка, нёба и других органов лежат в основе голосообразования и различных сторон речи. Их специфическое развитие находится под контролем многих генов, образующих полигенную систему, а также факторов среды.

Более сложная речевая деятельность также генетически обусловлена, однако формирование развернутой речи больше зависит от влияния средовых условий, чем формирование морфологических структур, что справедливо и в отношении других сложных психических функций. Многокомпонентность (мультифакториальность) речевых систем обусловливает и мультифакториальность их расстройств.

Тем не менее не исключается возможность моногенного (менделевского) наследования некоторых расстройств речи. Описано также большое число генных и хромосомных синдромов, при которых расстройство речи является одним из симптомов. Поэтому важно, чтобы при логопедическом обследовании обращалось внимание на особенности фенотипа изучаемого ребенка.

Имеется ряд наследственных заболеваний, при которых различные речевые расстройства сочетаются со своеобразными особенностями лица и головы. Необходимо обратить внимание на особенности строения и выражение лица, разрез глаз (монголоидный, антимонголоидный), наличие эпиканта, гипер- или гипотелоризм, микрофтальмию, форму глазной щели, дефекты радужной оболочки глаз (коломбы, гетерохромию), неправильную форму зрачка.

При оценке выражения лица следует учитывать, что специфические гротескные черты с выступающими лобными буграми и седловидной формой носа характерны для мукополисахаридозов. «Птичье лицо» наблюдается при некоторых хромосомных аномалиях. «Монголоидный» разрез глаз характерен для синдрома Дауна, «антимонголоидный» — для синдрома Рубинштейна—Тейби и некоторых хромосомных синдромов.

Следует обратить внимание на особенности строения рта (микростомия, макростомия, «карпий рот», аномалии нёба и дефекты строения зубов) и языка. Макроглоссия (увеличение размеров языка) часто является одним из признаков различных синдромов аномального развития. Так, большой язык часто наблюдается при синдроме Беквита—Видеманна, синдроме Дауна. При этом синдроме большой язык часто сочетается с пупочной грыжей, увеличением органов брюшной волости (печени, почек, поджелудочной железы) и задержкой психического развития. Увеличение языка характерно также для гипотиреоза, нейрофиброматоза, мукополисахаридозов и болезней накопления гликогена.


Важно отметить особенности расположения и формы ушных раковин, которые часто могут наблюдаться при различных врожденных, наследственно обусловленных аномалиях развития:

• низкое стояние;

• асимметричное расположение;

• различная величина;

• увеличение или уменьшение размеров;

• оттопыренные ушные раковины;

• свисающий завиток;

• утолщенная или срезанная мочка;

• преаурикулярные ямки или выросты;

• околоушные свищи.

Среди наиболее частых аномалий в строении черепа отмечаются асимметрии, изменения формы, выступающий затылок, дефекты развития лица, особенно верхней и нижней челюстей, аномалии в строении твердого нёба (высокое, готическое или уплощенное, его расщелины). Обычно патология нёба сочетается с аномалиями развития челюстей и зубов. Подобные пороки развития отмечаются, в частности, при рото-лицепальцевом синдроме. Выраженное недоразвитие речи в первые годы жизни характерно для детей, страдающих синдромом «лицо эльфа». В этих случаях обращает на себя внимание своеобразный разрез глаз, припухшие веки, маленький подбородок, синеватые или ярко-голубые склеры, радужки со «звездчатостью». У этих детей нередко наблюдается сходящееся косоглазие. Обращает на себя внимание форма носа с расширенным и закругленным концом, а также сдавленный с боков лоб.

Микроцефалия является одним из наиболее характерных признаков тяжелой умственной отсталости.

Гидроцефалия характеризуется увеличением размеров головы с диспропорцией между мозговым и лицевым черепом.

Общий осмотр предусматривает оценку телосложения ребенка, пропорциональности у него головы, туловища и конечностей. Нарушение пропорций туловища и конечностей характерно для многих наследственных заболеваний, в том числе и хромосомных синдромов.

Известно, что при врожденных пороках развития часто наблюдаются также изменения в строении твердого нёба, которые могут сочетаться с нарушениями роста и телосложения.

Генетически обусловленные анатомические особенности в строении периферического речевого аппарата, так называемые малые аномалии развития ротовой полости, высокое нёбо, уплощенное нёбо, неправильное развитие челюсти — прогнатизм, микрогнатия и другие дефекты у матери и у ребенка замедляют и искажают развитие звукопроизношения.

^ 1.3. Фонетико-фонематические расстройства речи : дислалия, дизартрия


Наиболее часто встречаемой формой нарушения речи является расстройство звукопроизношения, описываемое как фонетико-фонематическое расстройство. В специальной литературе расстройство звукопроизношения без выраженной неврологической симптоматики определяется как дисла­лия. Термин «дислалия» появился в специальной литературе наряду с термином «алалия». Если алалия — полное отсутствие речи, то дислалия — частичное нарушение речи (преимущественно в плане звукопроизношения).

Таким образом, к дислалии относят формы нарушения речи, связанные с разнообразными фонетическими расстройствами, при относительно нормальной словарно-семантической и синтаксической речи.

При дислалии отмечаются искажения, замещения, пропуски, перестановки отдельных звуков. Дислалии подразделяют на

механические, проявляющиеся в результате неправильного строения артикуляционного аппарата, анатомического дефекта органов артикуляции и т.п., и

функциональные, при которых отмечают многочисленные формы неправильного произнесения шипящих, свистящих, р-л, не обусловленные аномалиями артикуляционного аппарата и отклонениями со стороны нервной системы. Учитывая, что эта форма речевой патологии (функциональные дислалии) в большинстве случаев имеет хороший прогноз и довольно быстро поддается логопедическому воздействию, закономерно полагать, что природа этих расстройств сводится к нейродинамическим (функциональным) нарушениям в коре головного мозга, в частности к некоторой слабости дифференцировочного торможения в речедвигательном анализаторе.

Дислалия часто наблюдается у детей с пониженной массой тела, задержкой физического и психического развития.

Значительно более сложной группой расстройств звуко-произношения является дизартрия. Она представляет собой речевое нарушение, вызванное органическим поражением центральной нервной системы, которое проявляется в расстройстве артикуляции, фонации и дыхания. В зависимости от локализации поражения нервной системы выделяют несколько форм дизартрических расстройств: бульбарную, псевдобульбарную, корковую, смешанную и мозжечковую дизартрию.

Формы бульварной (стволовой) дизартрии были описаны еще в XIX в. При развитии у больных опухоли в области ствола мозга в процесс вовлекаются ядра черепно-мозговых нервов: тройничного, лицевого, языкоглоточного, блуждающего, подъязычного, которые иннервируют определенную группу мышц артикуляционного аппарата,


участвующих в звукообразовании, фонации и дыхании. При поражении ядер черепно-мозговых нервов парез (паралич) носит характер периферического, т.е. нарушается проведение нервного импульса и мышцы атрофируются. Особенно заметны дизартрические расстройства при поражении подъязычного нерва с одной стороны, при этом кончик языка отклоняется в сторону пареза, при хронических процессах на стороне пареза могут появиться трофические язвы.

Бульварная дизартрия может возникнуть и при кровоизлиянии в ствол мозга. В случаях природовых травм с локализацией поражения в стволе мозга у детей формируется характерная форма паралича верхних и нижних конечностей: снижение мышечного тонуса (гипотонус), снижение сухожильных рефлексов (гипорефлексия). Отмечается задержка психомоторного развития.

Более распространенными в детской практике являются псевдобульбарные дизартрии, развивающиеся на фоне детского церебрального паралича (парез). Детский церебральный паралич имеет пренатальную (внутриутробную) и натальную (родовую) этиологию, при этом ведущую роль играют черепно-мозговые травмы с кровоизлияниями в мозг. Для детского церебрального паралича характерна преимущественная локализация поражения во внутренней капсуле (между двумя ядрами подкорки), где проходит пирамидный путь (корково-стволовый и корково-спинальный пути). Поражение пирамидного пути именно в этой области обусловливает паралич (парез) противоположной части тела и всей артикуляционной мускулатуры. В случаях двустороннего поражения пирамидных путей возникает тетраплегия (тетрапарез). Поэтому нарушается функция всей двигательной системы, в патологический процесс вовлекаются кора и подкорковые образования. Большое значение приобретают вторичные нарушения формирования отделов нервной системы, которые развиваются после рождения (премоторно-лобный и теменно-височный), что осложняет дизартрический компонент.

Развитие речи у детей с церебральным параличом разной степени выраженности характеризуется задержкой периода гуления и лепета. Появляющиеся в последующем звуки оказываются однообразными, тихими, редкими, кратковременными, без интонационной выразительности. Дети плохо берут грудь, в ряде случаев молоко при сосании попадает в полость носа или отмечаются поперхивания, что указывает на слабость мышц, иннервируемых лицевым и языкоглоточным нервами.

В результате нарушения артикуляций страдает фонетическая сторона речи. На начальном этапе речевого развития многие звуки отсутствуют, что затрудняет контакт с окружающими. В последующем некоторые звуки формируются, но речь остается смазанной, плохо модулированной, невнятной.


Речедвигательные затруднения вторично приводят к нарушению анализа звукового состава слова. Дети не различают звуки на слух, затрудняются в повторении звукового ряда, выделении звуков в словах, что дает основание рассматривать эти нарушения как фонетико-фонематические расстройства. С возрастом лексическое развитие речи ребенка задерживается.

Неврологическая симптоматика, на фоне которой развивается псевдобульбарная дизартрия, характеризуется недостаточной подвижностью рук и ног с одной или с обеих сторон, выраженной в разной степени. При обследовании выявляются: косоглазие, недостаточная выраженность носогубной складки, плохая подвижность лицевой мускулатуры, слабая смычка губ, повышенное слюноотделение, невозможность надувания щек, слабый, истощаемый хриплый голос, плохая подвижность языка (корня, боковых частей и кончика), короткое поверхностное дыхание. Все это создает картину гипомимии (амимии), дисфонии (афонии), дизартрии (анартрии), характеризующих речь больного.

С дизартрическими нарушениями сочетается расстройство двигательной сферы. Общая моторика нарушена: отмечается ограничение объема движений (паретичность), повышение мышечного тонуса (гипертония) и сухожильных рефлексов (гиперрефлексия), вызываются патологические рефлексы (Бабинского, Россолимо и др.). Все симптомы указывают на поражение пирамидного пути.

При поражении путей, связывающих двигательную область коры головного мозга со стволом и мозжечком, может развиться мозжечковая форма дизартрии, для которой характерны гипотония артикуляционных мышц, а также неравномерное дыхание, фонация и артикуляция. Речь за­медленная, толчкообразная, с нарушенной модуляцией, затуханием голоса к концу фразы (скандированная речь). В неврологическом статусе больных — атаксия, расстройство координации движений.

При смешанной, или экстрапирамидной, дизартрии наблюдается мышечная дистония в общей и артикуляционной моторике. Дистония значительно искажает артикуляцию, возникает непостоянство, замена и пропуск звуков. Дистония артикуляционных мышц обычно сочетается с гиперкинезами мышц лица, языка, губ, диафрагмы, межреберных мышц, в связи с чем дизартрические нарушения сочетаются с расстройством дыхания и фонации. Как отмечает Л.Т.Журба, особенность экстрапирамидной дизартрии состоит в отсутствии стабильных нарушений звукопроизношения, а также в сложности автоматизации звуков. Экстрапирамидная дизартрия нередко сочетается с нарушениями по типу нейро-сенсорных расстройств, прежде всего слуха.


Л.О.Бадалян, Л.Т.Журба описывают при детском церебральном параличе формы корковых расстройств с явлениями затруднений артикулярного праксиса.

У одних детей преобладает слабость кинестетического праксиса — так называемый вариант корковой афферентной апраксической дизартрии, обусловленной односторонним поражением коры доминантного полушария в нижних постцентральных отделах коры. В этих случаях расстраивается произнесение согласных звуков, причем нарушения артикуляции непостоянны. Отмечается поиск определенного артикуляционного уклада в момент речи, что замедляет ее темп и нарушает плавность. При обследовании наблюдаются поиски необходимой артикуляции, больные с трудом находят заданную позу.

У других детей преобладает недостаточность динамического кинетического праксиса — кинетический вариант корковой афферентной апраксической дизартрии, возникающей при поражении нижних отделов премоторной области левого полушария. Он характеризуется затруднениями произнесения сложных аффрикат, которые могут распадаться на составные части. Речь ребенка напряженная, замедленная. При исследовании артикуляционного праксиса отмечаются трудности воспроизведения серии последовательных движений по заданию.

Кинетический и кинестетический варианты корковой дизартрии встречаются в сочетанном виде. Наряду с разнообразными хорошо выраженными формами дизартрии наблюдаются и стертые, малозаметные, при которых артикулярные и общемоторные нарушения выявляются при обследовании или функциональной нагрузке. В этих случаях отмечают слабость мышц, иннервируемых отводящим, тройничным, лицевым, языкоглоточным, блуждающим и подъязычным нервами, и ограничения объема движений в верхних и нижних конечностях с одной и обеих сторон. Нарушение звукопроизношения всегда связано с недостаточной подвижностью группы мышц, выполняющих тонкий, дифференцированный двигательный акт, нарастающий при функциональной нагрузке.


^ 1.4. Лексико-грамматические расстройства речи:

алалия, детская афазия

К группе лексико-грамматических расстройств относятся алалия и детская афазия.

Отсутствие речи в раннем детском возрасте называется алалия (а — отрицание, лалия — лепетная речь). Алалия как форма речевого недоразвития вследствие поражения головного мозга известна давно. Этот термин ввел в специальную литературу в XVIII в. греческий врач Делиус.


Длительное время этот термин использовался в сурдопедагогике, так как отсутствие речи связывалось с нарушением слуха. Новый взгляд на проблему возник в конце XIX в., когда доктор Р.Коэн наблюдал ребенка, у которого при сохранном слухе отсутствовала речь. Такое состояние Коэн назвал «казуистическая алалия», т. е. отсутствие речи непонятной этиологии. В дальнейшем, наблюдая динамику речевого развития, врачи А.Либман, Н.Гутцман, Е.Фрешельс, М.В.Богданов-Березовский обратили внимание на сходство речевых нарушений при алалии с афазией и назвали ее детская афазия или афазия развития.

Ряд специалистов: Н.Н.Трауготт, М.Б.Эйдинова, В.К.Орфинская, С.Н.Шаховская, Б.М.Гриншпун, Г.В.Гуровец и другие для описания этого речевого нарушения использовали термин «алалия». Р.Е.Левина предложила называть эту форму речевой патологии общим недоразвитием речи. Для данного речевого нарушения характерны лексико-грамматические расстройства.

Этиология и предполагаемый патогенез алалии. Этиологические факторы возникновения недоразвития речи не всегда ясны. Но многие авторы считают, что причиной могут быть родовые черепно-мозговые травмы и асфиксии новорожденных с последующими кровоизлияниями в различные отделы мозга. В ряде случаев у матерей во время беременности отмечалась гипоксия — фактор, который сам по себе мог обусловить задержку в развитии корковых зон мозга или привести к патологии родовой деятельности.

На основании работ А.Р.Лурии и его школы можно предположить, что при общем недоразвитии речи происходит поражение сенсомоторной области левого полушария мозга в раннем доречевом периоде. Возможно, в связи с недостаточным созреванием или поражением сенсомоторной области у маленького ребенка речевые нарушения должны быть как моторного, так и сенсорного характера, что находит свое отражение в импрессивной и экспрессивной речи разной степени выраженности.

Одним из характерных признаков алалии является позднее речевое развитие. Н.Н.Трауготт считает, что речь ребенка, возникающая с опозданием, формируется в последующем на патологической основе.

Особенности развития экспрессивной речи у детей с моторной и сенсорной алалией. У детей с моторной алалией обращает на себя внимание отсутствие или ограничение гуления, поздно появляющийся и очень бедный лепет. Если при нормальном речевом развитии лепет появляется у ребенка во втором полугодии первого года жизни, то у детей с моторной алалией лепет появляется на втором или третьем году жизни, поэтому их называют «безречевыми».


К концу третьего года и позже у детей появляются отдельные звуко­подражания или слоговые элементы, которые также сохраняются на длительный срок. Накопление словаря идет медленно и, как правило, за счет существительных, наиболее часто произносимых родителями. Структура слова нарушена: дети употребляют первый или ударный слог, наблюдается упрощение слоговых элементов, редукция флексий. В возрасте 4-5 лет происходит некоторая активизация речи, обогащение словаря за счет наиболее простых по структуре слов. Существительные используются в именительном падеже, глаголы — в неопределенной форме. В этот период становится отчетливо видно отставание в развитии речи. Постепенно начинает формироваться фраза, структура которой резко нарушена (отмечаются выраженные аграмматизмы). Бедность словаря сохраняется. После 5-летнего возраста отмечается активизация речи, наряду с существительными появляются глаголы, но предлоги и дополнения в речи отсутствуют. Таким образом, прослеживаются этапы (Н.Н.Трауготт) или уровни (Р.Е.Левина) речевого развития: позднее речевое развитие, медленное накопление словаря, нарушение структуры слова (трудности переключения от одного слогового элемента к другому), позднее накопление словаря и формирование фразовой речи с выраженными аграмматизмами, недостаточное или полное отсутствие коммуникативной функции речи.

Занятия с детьми по развитию речи выявили трудности запоминания и составления фразы. Рассказ по картинке происходил в форме вопросно-ответной речи (диалога) с называнием отдельных предметов, действия не учитывались.

Особые трудности возникали во время рисования: выявлялись пространственные нарушения, плохое переключение при выполнении заданий, недостаточное знание и понимание лексических и грамматических структур. Дети не могли запомнить буквы, не формировался звукобуквенный анализ, что затрудняло подготовку детей к школе. Коммуникативная функция речи была несформирована.

Необходимо подчеркнуть, что у детей с экспрессивной формой моторной алалии отмечался сенсорный компонент, который проявлялся в недостаточном интересе к речи окружающих. С раннего детского возраста они не реагировали адекватно на звуки речи, в последующем не слушали сказок или рассказов (легко отвлекались, истощались), медленно и плохо усваивали материал, с трудом сопоставляя слово с предметом на картинке, не всегда схватывали грамматические конструкции в речи окружающих (понимание единственного и множественного числа, слова с предлогами и т. д.). Фонематический слух оказывался недостаточным.

Таким образом, в случаях преимущественной экспрессивной алалии прослеживается сенсорный компонент, акустикомнестические и

семантические расстройства. Это необходимо учитывать при работе с детьми, страдающими алалией. Дети с тяжелой алалией должны рано начинать занятия с логопедом по развитию речи и обучаться в школе для детей с речевыми нарушениями. В более легких случаях дети должны заниматься с логопедом до школы и в период школьного обучения, продолжать занятия со школьным логопедом для профилактики дисграфии.

Значительно реже встречаются дети, страдающие выраженной сенсорной алалией. На фоне сохранного слуха (достаточного для развития речи) у детей отмечается нарушение восприятия речи. Возможны некоторые варианты.

В одних случаях дети слышат слова, повторяют их, но не соотносят с предметом, его обозначающим. Связи «слово — предмет» и при многократных повторениях не формируются. Поведение детей правильное, интерес к окружающей обстановке достаточный, экспрессивная речь развивается. В этих случаях можно предполагать затруднение оптико-акустических связей — один из вариантов импрессивной алалии.

Другим вариантом сенсорных нарушений являются собственно сенсорные расстройства, когда дети не понимают речи окружающих и не могут повторить слово вслед за педагогом (Н.Н.Трауготт, Г.В.Гуровец). Интересным является то, что дети с сенсорными нарушениями лучше вос­принимают тихие звуки или звуки средней громкости, в то время как громкие звуки их раздражают. Они лучше воспринимают речь человека, постоянно общающегося с ними, а речь незнакомого человека не воспринимают вовсе. Таким образом, особенности сенсорных нарушений у детей раз­нообразны и проявляются в различной степени.

Все дети нуждаются в раннем выявлении и медико-педагогической помощи для подготовки к школьному обучению. Интеллектуальное развитие детей с моторной и сенсорной алалией может приближаться к норме. В ряде случаев наблюдается задержка интеллектуального развития разной степени выраженности, зависящая от тяжести поражения центральной нервной системы, выраженности алалических расстройств, начала лечебно-педагогических мероприятий, динамики развития.

Следует отметить, что в детском возрасте наблюдаются случаи, когда ребенок имел сформированную речь. Но после травмы черепа или перенесенной тяжелой инфекции может наблюдаться приостановка речевого развития с последующими лексико-грамматическими расстройствами, что называют детская афазия (распад сформированной речи).


^ 1.5. Темпоритмические расстройства речи

В группу расстройств темпа, ритма и плавности речи входят несудорожные (тахилалия, брадилалия и спотыкание) и судорожные (заикание) формы. Каждая из форм патологии речи имеет свою клиническую характеристику, причину возникновения (этиологию) и механизм формирования (патогенез).

Тахилалия — патологически ускоренный темп речи. Тахилалия часто описывается в сочетании с другими формами речевых расстройств. Как самостоятельная форма патологии речи с преимущественным нарушением темпа впервые была описана Ю.А.Флоренской в 1933 г. Многие авторы предполагают наследственный патогенез тахилалии, хотя и не исключают влияние внешних факторов. Центральным звеном в патогенезе тахилалии является расстройство темпа внешней и внутренней речи за счет патологического преобладания процессов возбуждения. В клинике наряду с ус­коренным темпом внешней и внутренней речи наблюдается ускоренный темп общей моторики и всех психических процессов, повышенная поверхностная эмоциональность, гиперактивность.

Современные данные показывают, что преобладание одного из ядер подкорки — паллидума — еще на этапах онтогенеза обеспечивает повышенную двигательную активность. При этом движения недостаточно координированы как в общей, так и в артикуляционной моторике, что выражается в расстройстве темпа, ритма и плавности речевого высказывания. При резком возбуждении (в споре или волнении) речь становится еще более ускоренной и на высоте торопливости появляются запинки, повторения, проглатывания или перестановки слогов, слов, неясность произношения, смазанность, что затрудняет восприятие речи окружающими.

Осложненная психогенией и развивающейся в связи с этим астенизацией тахилалия может способствовать развитию заикания.

Брадилалияпатологически замедленная речь. Данная форма расстройства речи наблюдается у больных, перенесших энцефалит с поражением одного из ядер подкорки (паллидума) и преобладанием другого ядра подкорки (стриатума). В клинике нервных болезней у людей, перенесших энцефалит, наряду с брадилалией наблюдается маскообразность лица, замедленность общей моторики, специфическая поза (руки согнуты в суставах и приведены к груди, ноги присогнуты, больной передвигается маленькими шаж­ками), речь растянутая, монотонная, смодулированная. Замедленность темпа внешней и внутренней речи, замедление психических процессов приводит к инвалидизации больного.

Спотыкание — тяжелое расстройство темпа и ритма речи, которое часто сочетается с другими формами речевых расстройств. Ю.А.Флоренская считала спотыкание следствием сложного расстройства речевого внимания — дезавтоматизации. Зарубежные авторы при проведении дифференциальной диагностики между заиканием и спотыканием выявили, что у больного со спотыканием нет осознания своего дефекта, его речь улучшается при напряжении и привлечении


внимания; чтение хорошо известного текста удается хуже, чем незнакомого; письмо торопливое, повторяющееся, с неясным почерком. Это показывает, что во внешней и внутренней речи происходит процесс дезавтоматизации или недостаточной автоматизации. Патогенетически эти формы могут быть отнесены к разряду корковых нарушений и нуждаются в дальнейшем изучении.


1.6. Заикание

Заикание относится к группе нарушений ритма, темпа и плавности речевого акта и характеризуется судорожными сокращениями в мышцах артикуляции, фонации и дыхания.

Заикание известно давно. В прошлом заикание связывали с болезнью языка и предлагали хирургические методы лечения — прижигание, подрезку уздечки и др. Другие исследователи видели причины заикания в непомерной влажности языка и мозга (Фабриций, Меркуриалис). Позже при­чину заикания искали в ненормальном строении мышц гортани. Механизм заикания усматривали в разрыве связей между внутренней и внешней речью. И только значительно позже начали связывать с патологическим состоянием нервной системы.

Введение в клинику в XIX в. термина «невроз», под которым стали объединять все случаи невротических расстройств, не связанные с органическим поражением нервной системы, позволило подойти к пониманию природы заикания, которое стали также относить к так называемым функциональным расстройствам нервной деятельности. Знаменательной вехой в изучении природы функциональных расстройств нервной системы стали работы И.П.Павлова о механизме неврозов. По Павлову, невроз является своеобразным нарушением деятельности коры головного мозга, возникающим вследствие перенапряжения процессов корковой нейродинамики. В результате срыва в коре образуются застойные очаги возбуждения или торможения (так называемые болевые пункты), которые могут изменить характер разных функциональных систем. Трактовка неврозов тесно связана с концепцией И.П.Павлова о второй сигнальной системе, свойственной человеку.

По мнению В.С.Кочергиной, этиология заикания полиморфна и может включать предрасполагающие и вызывающие факторы. Предрасполагающими факторами могут быть незначительные посттравматические или постинфекционные мозговые дисфункции, проявляющиеся в слабости нервных клеток, их повышенной утомляемости и истощаемости. От­мечающиеся на этом фоне некоторые невропатические явления могут предшествовать началу заикания.


Непосредственно вызывающими причинами могут быть острые шоковые или субшоковые психические травмы, такие, как испуг, разлука с родителями, изменение привычного жизненного стереотипа (помещение в дошкольное учреждение, стационар) или длительные травмирующие психику ситуации, в том числе конфликтные отношения в семье, неправильное воспитание, перегрузка информацией, попытка формировать темп речевого высказывания, резкая смена требований к речевой деятельности, двуязычие

в семье и т.п.

Нередко заикание возникает на фоне другого речевого нарушения органического плана типа алалии или дизартрии. Большое значение в патогенезе заикания имеет тип высшей нервной деятельности, тип реагирования.

Заикание чаще возникает в возрасте 3-4 лет, в период наиболее активного пользования речью. Проявляется заикание в форме судорог тонического или клонического характера. При тонической судороге отмечается спазм в артикуляционной мускулатуре и больной не может произнести нужный звук. При клоническом заикании наблюдаются ритмические повторения отдельных звуков или слоговых элементов и затруднения при переключении к следующему слоговому элементу. Локализация судорог возможна как в артикуляционной мускулатуре, так и в дыхательной и фонационной.

Исследования состояния артикуляционного аппарата при помощи электромиографа показали, что судорожная готовность у заикающихся появляется еще до произнесения звуков, когда больной только создает программу высказывания. Поэтому звуки, требующие наибольшего на­пряжения для произнесения, проходят с судорожным сокращением мышц артикуляционного аппарата, голосовых связок и нарушением дыхания. Как показал Н.И.Жинкин, при заикании нарушается взаимодействие основных нервных процессов — возбуждения и торможения, приводящие к рассогласованию координации артикуляции, фонации и дыхания, необходимой для нормальной речи. От всех органов, принимающих участие в говорении, идут афферентные импульсы в центральную нервную систему, что обеспечивает плавность, ритм и последовательность движений.

В медицинской литературе рассматриваются две формы заикания: невротическое и неврозоподобное.

Невротическое заикание возникает после перенесенных ребенком с неокрепшей нервной системой психологических травм на фоне общей и вегетативной недостаточности. Избирательность нарушения речедвигательной функции при невротическом заикании объясняется наличием врожденной или приобретенной функциональной (возможно, и структурной) недостаточности систем, обеспечивающих моторный компонент экспрессивной речи. На таком фоне при психогенных перегрузках легко возникает нарушение взаимодействия между


возбудительным и тормозным процессами, срыв нервных процессов в коре (по Павлову). Последний ослабляет регулирующую функцию коры на нижние отделы, что приводит к различным невротическим реакциям и заиканию (логоневрозу).

Клинически последствия перенесенной психической травмы могут проявляться в форме мутизма вследствие торможения в области речедвигательного анализатора. Реакция мутизма заключается в отказе от пользования речью. Длительность периода мутизма может быть различной и зависит от состояния нервной системы и тяжести травмы. Торможение захватывает отделы коры и подкорки, спускается на более низкие уровни нервной системы, в частности захватывает ствол и ретикулярную формацию. После растормаживания возникают элементы диссоциации между разными уровнями нервной системы. Ребенок начинает произносить отдельные слова, меняется темп и плавность речи, появляются первые запинки. При неправильном отношении к ребенку (замечания, наказания) и продолжающемся воздействии травмирующих психику факторов запинки усиливаются, формируются различные невротические реакции, в том числе страх речи (С.А.Гриднев, В.В.Ковалев). Наиболее часто заикание возникает в возрасте 3-5 лет. Постепенно присоединяется характерный для неврозов детского возраста синдром страха. Ребенок, критичный к своему речевому нарушению, начинает бояться речевого контакта, формируется нарушение коммуникативной функции речи, дети предпочитают играть обособленно. С возрастом могут сформироваться стойкие невротические реакции: навязчивые действия, страхи, мысли. Динамика речевого нарушения имеет свои особенности: течение его волнообразное — то затихает, то усиливается в зависимости от общего состояния, от собеседника, от школьных или домашних переживаний, от болезненных состояний.

При правильном отношении к ребенку, применении логопедических, психотерапевтических и медицинских воздействий заикание нивелируется. Усиление заикания и усложнение невротических реакций возможно в критические возрастные сроки, например при поступлении в школу.

Усиление заикания и осложнение невротических реакций чаще всего наблюдается в пубертатном периоде (15-17 лет), что связано с возрастными сдвигами в организме подростка, а самое главное — с обострением реакции личности на свой дефект. В этом возрасте резко усиливается логофобия (страх речи), появляются более или менее стойкие субдепрессивные сдвиги настроения, возникают различные астенические и сомато-вегетативные расстройства. На этом фоне у подростков с акцентуацией личности тормозного типа может сформироваться патологическое изменение характера.

Неврозоподобное заикание имеет свою характеристику и динамику симптомов. Оно возникает на фоне резидуально-органических и соматогенных нарушений головного мозга (В.В.Ковалев). Эта форма заикания развивается на фоне запаздывающего речевого формирования (полное отсутствие речи до 3 лет или начало речевого развития с выраженными дизартрическими трудностями). В одних случаях заикание возникает сразу с первыми словами (Н.Н.Трауготт), в других — на фоне фонетических расстройств. Отдельные запинки, предшествующие возникновению заикания, появляются медленно, исподволь. При этом часто отсутствуют указания на испуг или другие травмирующие психику обстоятельства. В заикании преобладают клонотонический компонент в мышцах артикуляции и тикозные подергива­ния в лицевой мускулатуре. В случаях неврозоподобного заикания нет выраженных личностных реакций на дефект — больные подчас многоречивы, не стесняются своего речевого расстройства, не используют логопедические приемы, маскирующие запинки в речи. У детей проявляются и другие признаки органической недостаточности: рассеянная неврологическая симптоматика, астеническое состояние, тики, энурез и др.

При речевой патологии в ряде случаев отмечаются ограничение речевого словаря и выраженные аграмматизмы или расстройство звукопроизношения, на фоне которых и развивается заикание. С возрастом неврологическая симптоматика сглаживается, исчезают многие соматические изменения (со стороны костно-мышечной, пищеварительной, выделительной и других систем организма), но следы неврологической и речевой патологии сохраняются. Проведенные методами электроэнцефалографии исследования выявляли признаки компенсированной гидроцефалии или очаги застойного возбуждения в коре головного мозга.

Динамика неврозоподобного заикания характеризуется монотонностью симптомов, не зависящих от общего состояния и социальной среды. В пубертатном возрасте в связи с относительной редукцией остаточных явлений бывшего органического поражения центральной нервной системы и появлением личностных реакций подростка на дефект речи, трудностями в социальной адаптации возникают вторичные психоорганические отклонения в речи и поведении подростка. Заикание в этих случаях отличается особой стойкостью и резистентностью к терапии (В.В.Ковалев).

Понимание сложного механизма возникновения и проявления заикания дает основание для лечебно-психолого-педагогических мероприятий, направленных на нормализацию общемоторных, дыхательных, артикуляционных функций и всей высшей психической деятельности, В качестве лечебного мероприятия заикающимся должна проводиться лекарственная терапия успокаивающими нервную систему и нормализующими сон средствами.


В условиях специального стационара или оздоровительного лагеря (в летнее время) используется терапия сном.

В подростковом возрасте широко используются психоте­рапевтические методы воздействия, которые наряду с лечебными мероприятиями рекомендуются в клинике неврозов. Для детей с неврозоподобным заиканием приемлемы все методы воздействия, предлагаемые в неврологической клинике для больных с органическими поражениями нервной системы. Общим для всех является развитие общей и мелкой моторики, работа над дыханием, фонацией, артикуляцией, темпом, ритмом и плавностью речи. Для преодоления депрессивных состояний у подростков и взрослых должно широко использоваться психотерапевтическое воздействие.

^ 1.7. Расстройства письменной речи

Расстройства чтения и письма — дислексия и дисграфиявстречаются как у взрослых, так и у детей. У взрослых — это распад сформированной речи после перенесенных заболеваний или травм головного мозга, который нередко сочетается с афатическими расстройствами. Дислексия и дисграфия у детей — своеобразные затруднения в овладении навыками чтения и письма, которые часто сопутствуют недоразвитию устной речи, связанному с различными патологическими состояниями нервной системы.

Расстройства письменной речи у детей варьируют от отдельных затруднений в прочтении или написании букв до полной невозможности овладения процессами чтения и письма. Дети с большим трудом соотносят звук и букву, не могут сливать в слоги и слова, в результате — научиться читать и писать.

Изучение расстройств письменной речи имеет свою историю. В конце XIX в. А.Куссмауль впервые обратил внимание на данную форму патологии речи, считая ее самостоятельным нарушением. В последующих исследованиях расстройства письменной речи связывали со слабоумием, с нарушением зрения и другими болезненными состояниями. Проблема дислексий и дисграфий у детей длительное время существовала как проблема оптического или оптико-пространственного дефекта,

Постепенно понимание природы процесса чтения и письма и механизма их расстройств менялось. В медицинской литературе появились описания различных форм дислексии и дисграфий у взрослых при поражениях различной локализации. Из отечественных клиницистов-невропатологов проблемами дислексии и дисграфий занимались Р.А.Ткачев и С.С.Мухин.

Так, Р.А.Ткачев, наблюдая детей с врожденной неспособностью к чтению, отметил, что ребенок при обучении грамоте может правильно назвать буквы, не удерживая их в памяти. Он объяснил это состояние


плохой ассоциативной связью между слуховыми и зрительными образами букв при достаточно сохранном интеллекте. С.С.Мухин отметил, что расстройство чтения и письма возникает на общей психопатологической основе и сочетается с другими нарушениями, как-то: затруднения в заучивании стихов, запоминании алфавита, дней недели, месяцев и др.

В работах А.Р.Лурии механизм чтения и письма рассматривается с позиций современной нейрофизиологии. Письменная речь представляет собой сложный физиологический акт, в осуществлении которого принимают участие все отделы коры головного мозга, каждый из которых играет в осуществлении целой функциональной системы свою особую роль. Роль полноценного слухового анализатора в актах чтения и письма чрезвычайно важна. Здесь слово подвергается акустическому анализу, который заключается в выделении сплошного звукового потока отдельных дискретных элементов (звуков), в определении их существенных «фонематических» признаков, обусловливающих понимание слова. В коре головного мозга должен произойти не только анализ звуков слова, но и синтез, обеспечивающий понимание слова, удержание его в памяти. Акустический анализатор тесно связан со зрительным и двигательным.

Благодаря связи со зрительным анализатором каждый услышанный звук представляется определенной графемой, изображение которой воспроизводится с помощью двигательного анализатора. Каждый момент движения фиксируется в теменной области коры. Таким образом, все отделы коры головного мозга принимают участие в формировании чтения и письма. При нарушении функции того или иного анализатора возникают затруднения в приобретении и закреплении навыков чтения и письма.

Чтение и его расстройство. Чтение осуществляется при взаимодействии зрительного, слухового, двигательного и кожно-кинестетического анализатора. Акт чтения постоянно сопровождается движением глазных яблок, которые движутся в направлении строк текста; происходят тончайшие адаптационные изменения глазных яблок, связанные с деятельностью двигательного анализатора. В осуществлении функции чтения принимает участие слуховой анализатор как контроль со стороны фонематического слуха.

Таким образом, для осуществления этой сложной функции необходима координация четырех механизмов нервной рецепции, в результате чего устанавливается ассоциация зрительных, слуховых и моторных обликов букв. Замыкание указанной связи осуществляется в области стыка теменной, височной и затылочной долей — угловой извилины, поражение которой обычно вызывает распад созданных стереотипов, и функция чтения расстраивается. В зависимости от локализации поражения могут возникать различные формы расстройства чтения. В одних случаях имеет место потеря уже сформированного навыка; больной перестает узнавать некоторые буквы, они кажутся ему непонятными знаками. При формировании этого навыка впервые такие ученики никак не могут удержать в памяти графический образ буквы. Отсюда при чтении сигнальное значение отдельных букв теряется и возникает полная невозможность прочесть слово, или оно при чтении извращается. В других случаях образ букв у таких лиц сохраняется, но крайне затруднен синтез, т. е. слияние букв в слоги и слова. Нередко эти нарушения сочетаются.

Письмо и его расстройство. Письмо является очень сложной функцией, в основе которой лежит рефлекторный механизм, образуемый взаимодействием анализаторов — кинестетического, двигательного, слухового и зрительного. Письмо тесно связано с устной речью, мышлением. Поэтому недостатки устной речи, например нарушение звукопроизношения, переходят и в письмо, равно как и нарушение мышления отразится на форме и содержании письма. Акт письма осуществляется в результате координации ряда приборов нервной рецепции, однако формы его поражения могут быть разнообразны и характеризоваться некоторой специфичностью в зависимости от того, какой компонент первично пострадал. Выделяют дисграфии акустические, оптические, моторные.

Чаще всего встречаются акустические дисграфии. Это связано с особой ролью слухового анализатора в акте письма. При обучении ребенка грамоте исключительно большое значение приобретает фонематический слух, звучание каждой фонемы, ее отличие от другой, особенно близкой. Все это основано на выработке тонких дифференцировок. Ослабление фонематического слуха вследствие различных причин может обусловить неправильное письмо — перестановку букв и слогов в слове, замену звонких звуков глухими, пропуски, неправильные окончания, слияние двух слов в одно и т.п. В практике специальных школ наиболее часто встречаются акустические дисграфии. Более редки нарушения в письме, обусловленные преимущественным поражением оптических систем в коре. В отдельных случаях этого нарушения письмо вообще невозможно, поскольку такой больной утратил после болезни графический образ букв. Иногда эти способности недоразвиты от рождения. В более легких случаях письмо возможно, но учащиеся путают буквы по оптическому сходству (нп, п — и, с — о, и т, у д).

При некоторых формах оптической дисграфии могут нарушаться и пространственные соотношения (неодинаковые размеры букв, различное расстояние между ними и т.д.). Сюда же могут быть отнесены и случаи так называемого зеркального письма (буквы пишутся в форме их зеркального отражения).


Чаще эти формы письма наблюдаются у левшей, а также у детей, перенесших заболевания мозга.

Моторная дисграфия имеет в своей основе трудности усвоения двигательных стереотипов, участвующих в акте письма. Однако в этих случаях речь идет не о тех формах неправильного почерка, которые связаны с парезом руки, так как в данном случае двигательного паралича нет. Это расстройство является своеобразным видом двигательной апраксии, при которой больной утрачивает навыки привычных движений (в данном случае письма). Письмо таких больных приобретает крайне неряшливый вид: буквы неправильной формы, отмечается их неодинаковый размер, вначале строки пишут крупно, а в конце - мелко. Имеет место стереотипия, редубликация (повторение одних и тех же букв).

Дети с общим недоразвитием речи в процессе обучения чтению и письму выявляют значительные трудности в запоминании букв, соединении их в слоги. У них с большим трудом формируется звукобуквенный анализ, что затрудняет процесс обучения чтению. С еще большими трудностями они овладевают написанием отдельных букв, соединением их в слоги и слова. Даже научившись элементам грамоты, дети затрудняются в написании слов под диктовку: разрушается структура слова, возникают контаминации и сложные расстройства письменной речи.

Нарушение чтения и письма у детей с церебральным параличом и дизартрией может быть связано с недостаточным движением глаз, отсутствием синхронности их движений вдоль строки, сужением полей зрения, специфическими оптико-гностическими расстройствами. В случаях несформированности умственных действий в области звукового анализа либо недостаточности зрительных представлений (при недоразвитии пространственного гнозиса) возникают затруднения в формировании письменной речи. Как считает Л.Т.Журба, характерной особенностью нарушения письма у таких детей является его зеркальность, особенно на начальных этапах обучения. Зеркальность письма наиболее часто отмечается у детей с правосторонним гемипарезом при письме левой рукой. Специфические нарушения у детей возникают в связи с нарушением взаимосвязи анализаторных систем. Нередки ошибки в написании изложения или сочинения, связанные с трудностями планирования целого высказывания.

Таким образом, расстройства чтения и письма возможны у детей страдающих различными формами патологии речи.






оставить комментарий
страница1/3
Дата22.10.2011
Размер1.19 Mb.
ТипУчебное пособие, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3
плохо
  1
отлично
  3
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх