А. С. Плоткин Подвигов не совершал… icon

А. С. Плоткин Подвигов не совершал…


1 чел. помогло.
Смотрите также:
Программа дисциплины история Великой Отечественной войны 1941-1945 гг...
Пособие предназначено для преподавателей медицинских вузов...
Герман Ломов «Двенадцать подвигов Геракла: эпический миф или историографическая матрица?»...
«книга памяти»...
Е. А. Приходовская П77 Двенадцать подвигов Геракла: поэтический цикл...
Www trubnikova com Агент Трубникова Татьяна 89166912426...
Ix международная дистанционная олимпиада «Эрудит» История...
Экспансия государства и строительство "центров силы" — первые шаги...
План Война в Северной Африке: Вступление > Вступление...
Сценарий классного часа...
Соловки Начало биологических исследований на Белом море...
Орлов Г. Церковь Христова...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4   5
вернуться в начало
скачать

Партизаны


Прошел первый день после побега. Когда стемнело, мы выбрались из сосняка и пошли в сторону Лунинца. Ночью заходили в деревни и на хутора, просили хлеба, молока, а в поле сами копали картошку и пекли ее на кострах. На наши расспросы о партизанах ответа мы не получали. В деревнях о нас уже знали. Впереди нашего маленького отряда уже проходили бежавшие из лагеря. Некоторые крестьяне даже осторожно указывали направление, по которому следовало идти. Так по подсказкам крестьян, а больше по интуиции и везению мы уходили все дальше и дальше от Ганцевич.

С погодой нам повезло. Днем мы отдыхали в лесу, а по ночам шли. В одну из таких ночей мы набрели на небольшую лесную деревеньку. Здесь не было ни немцев, ни полиции. Мы разбрелись по домам, чтобы попросить продукты, а, если повезет, расспросить про партизан. Нам рассказали, что этим же вечером здесь проехали партизаны, которые, скорее всего, скоро будут возвращаться обратно. Мы вышли на лесную просеку, где по нашим подсчетам должны были проехать партизаны и устроились на обочине. Уже стало рассветать, а партизан все не было. Мы уже стали сомневаться, ждать или идти дальше. На дороге оставаться стало опасно, нужно было уходить в лес. Когда надежда уже не было, на дороге заклубилась пыль, мы услышали лошадиный топот. Перед нами появилась группа верховых партизан, одетых в гражданскую одежду, только на головных уборах - красные ленточки со звездочками. Мы выскочили на дорогу. Лошади остановились, мы бросились целовать ноги партизанам, обнимали лошадей, плакали и смеялись. Мы нашли партизан, мы спасены!

Партизаны смотрели на нас доброжелательно, ни о чем не спрашивали, а мы, перебивая друг друга, старались рассказать кто мы и откуда. Старший разъезда выслушал нас и спокойно сказал, что мы не первые из концлагеря, нашедшие их, и предложил нам следовать за отрядом.

Лошади несли всадников легкой рысью, а мы бежали за ними, не чувствуя ног. Так добежали до леса. Здесь партизаны создали временный лагерь для бежавших из концлагеря. Партизаны выделили бывшим узникам продукты, чтобы накормить людей, больше похожих на скелетов. В нашем лагере было не меньше полутораста наших. 3а главного выступал бывший помощник Гринберга, молодой мужчина из Погоста. 0н уже успел сходить в родное местечко и в лагерь вернулся с женой, которая чудом осталась жива. Во время расстрела она упала в яму, когда пуля попала в грудного ребенка, которого она прижимала к груди. Пощадила ее смерть и тогда, когда достреливали людей в яме. Ночью она выбралась из могилы, добралась до знакомых белорусов, которые спрятали ее до появления мужа. В лагерь они вернулись вооруженными пистолетами. Мы рассчитывали, что после разведки в Погосте партизаны вместе с бывшими узниками концлагеря нападут на полицейский гарнизон. Это даст нам возможность найти оружие.

Но, к глубокому сожалению, наши ожидания не оправдались. Мы, совершенно неожиданно узнали, что партизанский отряд ушел из этих лесов, а мы остались… Оставаться в лесу для нас было смертельно опасно. В любой момент в лес могли каратели нагрянуть. Нужно было срочно расходиться, раствориться в лесах и болотах Полессья.

Мы стали объединяться в небольшие группы. Беженцы из Польши сформировали несколько групп для ухода на запад, в Польшу, где были польские партизанские отряды. Выходцы из местечка Погост подались в свой район, в окрестности Пинска, а жители местечка Ленин и окрестных деревень направились на восток. Но все шли разными путями. Лесных тропинок было много. Я примкнул к группе из пятнадцати человек, которая обнаружила следы ушедшего отряда и пошла по ним.

Через несколько часов мы наткнулись на небольшую группу партизан, прикрывавший отход основных сил. Нас сразу же предупредили, что начнут стрелять, если мы и дальше пойдем по следам отряда.

Старший группы, который вел нас со дня побега из концлагеря, стал просить у партизан дать хотя бы одну винтовку и с десяток патронов. Его просьбу передали командованию отряда. Партизаны вернулись к нам с малокалиберной винтовкой со сломанным затвором. Партизаны сказали, что и с такой винтовкой мы сможем добывать пищу. После этого наш небольшой отряд повернул назад.

К вечеру мы вышли на Вольские хутора, за которыми начинались Гричинские болота. Летом они были непроходимы. Только зимой был санный путь от Хворостова до Лунинца. Я вспомнил загадочную историю. Отец отвозил сошедшую с ума женщину из Челонца к колдуну на Вольские хутора. Колдун что-то сделал и сказал, что она болеет от "порчи", которая пройдет, когда умрет человек, наславший порчу. Когда на обратном пути выехали из леса, люди услышали звон церковного колокола. Тут же больная стала узнавать местность, к ней вернулась память. Колокола звенели по ее свекру.

На хуторах местные жители сказали, что оккупанты распространяли листовки, в которых призывают узников концлагеря вернуться в Ганцевичи, обещают сохранить им жизнь. Позже мы узнали, что несколько человек поверили, но когда они вернулись, их тут же казнили. На хуторах мы запаслись едой. Ночь провели в лесу на краю болот. С рассветом тронулись в трудный путь, вооружившись длинными палками. К нашему счастью, лето было жаркое и засушливое. Болото покрылось потрескавшейся серой коркой, кое-где высились кочки с хилыми березками. Опираясь на палки, мы перепрыгивали с кочки на кочку. После каждого прыжка с трудом вытаскивали из болота палки. Попадались места, где болото переходило в небольшие озерца, такие участки проходили легче, хотя и по пояс в воде.

Прошла половина дня, солнце ласково грело, мы измучились, прыгая как лягушки по кочкам, проголодались. По команде старшего остановились и пристроились на кочках. Перекусили и даже чуть-чуть задремали. Но долго отдыхать мы не могли, уже к ночи надо было выбраться из болота, а сколько мы прошли и сколько ещё осталось не знал никто. Главное - не терять направление и двигаться вперед. Уже никто не мог говорить, все выбились из сил, но упорно шли вперед.

К вечеру мы выбрались на болотистый луг. Здесь стояли стога сена, вывозить его будут только зимой. Вскоре мы обнаружили кладку из сдвоенных бревен. Она была очень старой, местами бревна прогнили, но для нас эта ненадежная тропа стала дорогой жизни, выведшей нас из болот. По бревнам мы вошли в густой лес, а к полночи выбрались на сухое место. От усталости свалились на теплую, сухую землю и уснули крепким сном, пренебрегая опасностью.

Нам везло. Здесь никто нас не ждал и не искал. Мы вышли в Ленинский район, недалеко от деревни Гричиновичи. Утром обнаружили лесной родниковый ручеек. Умылись, очистились от грязи, позавтракали.

Куда идти дальше?

Группа распалась. Теперь каждый выбирал свою дорогу. Я решил идти на Раховичские хутора. Там не было полиции и местное население также не уничтожало евреев. Я рассчитывал узнать у местных жителей о судьбе мамы. Со мной пошло пять человек, среди них мой друг Бецалел Клигер, беженец из Польши.

В этот же день мы перешли дорогу Ленин-Челонец, обошли деревню Березняки и вышли к хуторам.

Все хутора были расположены в дремучем лесу на расстоянии полтора-двух километров. До войны мама шила одежду женщинам из одного из этих хуторов. До войны мы очень дружили с ними и я был уверен, что эти люди не выдадут нас карателям.

На хуторе шла мирная спокойная жизнь. Хозяева пришли с поля на обед. Увидев нас, не удивились. Они мне рассказали о смерти моей мамы. До этого я еще надеялся на то, что мама жива и ждет меня здесь, но теперь я точно был уверен в том, что должен отомстить за смерть близких.

Хуторяне нас покормили, дали с собой немного продуктов и рассказали, как идти на восток, где много партизанских отрядов. Ночь провели под стогом сена на лугу, недалеко от хутора, а с рассветом путанными лесными тропинками пошли дальше.

Около полудня мы встретили на полянке в лесу небольшую группу партизан. Среди них оказался мой земляк из Челонца Семен Данилюк, ушедший в партизаны еще в августе сорок первого года. Он был прилично одет и вооружен, как и все в этой группе.

Всех нас не могли принять в отряд. Семен хотел взять меня одного, но я, в свою очередь, не мог покинуть группу, которая не ориентировалась в лесу и полностью от меня зависела.

Нам показали, куда идти. В Любанском районе, за рекой Аресой расположен целый партизанский край и там нас всех возьмут в отряды.

По маршруту, рекомендованному Семеном, мы шли к намеченной цели. Шли днем, а по ночам отдыхали. Это уже была восточная Белоруссия. В деревнях нас кормили горячей пищей, делились продуктами, помогали выбирать безопасные лесные дороги и тропинки. Через три дня подошли к неширокой реке Аресе. В тальнике стояла большая лодка, на которой мы переправились на левый берег. Очень скоро мы столкнулись с партизанской заставой. Нас отвели в большой амбар, заполненный соломой, здесь уже сидели человек десять из нашего лагеря. Они нам рассказали, что от реки Аресы начинается партизанский край. Все отряды расположились в деревнях, хотя в лесах имеют свои базы, оборудованные землянками, приспособленные для жизни в зимнее время. В лесах есть и делянки с запасами продовольствия. Из отрядов приезжали представители и беседовали с каждым вновь прибывшим.

Ремесленников забирали в отряды, а нас без специальности и без оружия никто, не брал. Несколько дней прожил я в амбаре. Мне трудно было дальше идти, после болот у меня на ногах появились нарывы, которые очень сильно болели. Единственно, что я мог сделать, это прикладывать к ранам листья, подорожника, лопуха, ольхи, березы. При помощи верного друга Клигера я забинтовал ноги и мы ушли из амбара проситься в партизанский отряд.

Мы побывали во многих деревнях, умоляли командиров, чтобы нас взяли, но нам везде отказывали. Мы только слышали: «Достанете оружие, тогда возьмем». Но где мы могли достать оружие? Некоторые евреи, убедившись, что в отряды их не возьмут, пошли батрачить к местным крестьянам, но мы с Клигером упорно продолжали искать отряд. Так мы добрались до Октябрьского района Полесской области.

В одной небольшой деревушке стоял отряд, собранный из местных крестьян. Командир — бывший председатель колхоза Пакош. Измученные, босые, в одежде, которая давно уже превратилась в лохмотья, — такими нас первый раз увидел командир. Я опустился перед ним на колени и умолял принять нас в отряд, рассказал о гибели родных, о побеге из концлагеря, о том, что нам некуда больше идти.

Никаких вопросов Пакош нам не задавал, он не только поверил моему рассказу, но в конце его заплакал вместе со мной.

— Ладно, хлопчики, идите на кухню и помогайте повару Завхозу Левину скажу, чтобы вас зачислил в хозяйственный взвод.

— Но я хочу воевать, я хочу мстить фашистам за кровь моих родных.

— Успеешь, еще навоюешься, а пока нужно вам окрепнуть, набраться сил. Война не скоро кончится. Посмотрите на себя, вы же живые скелеты. Идите хлопчики, идите на кухню — ответил Пакош.

Это не был приказ боевого командира, это были слова мудрого, доброго крестьянина, хорошо знавшего жизнь.

Но я ответил по-военному:

— Есть, товарищ командир!

На кухне нас встретили доброжелательно, покормили и усадили чистить картошку. Мы радовались, что уже при деле и работали с небывалым усердием.

Наступило время обеда и к кухне стали подходить партизаны, наши будущие товарищи, в основном молодые здоровые парни, одетые в деревенскую одежду. Они ели за длинными, сколоченными из не- струганных досок, столами. На обед сварили щи из свинины. Жирные куски свинины партизаны не ели, а откладывали в сторону. Мы с Бецалелом их тут же подбирали и съедали. И хотя повар нас предупредил, чтобы мы не ели так много, остановиться мы не могли. К вечеру у нас начался понос: из нас лило как из ведра. Всю ночь провели в кустах. Только к утру удалось прикорнуть на часок. Разбудил нас завхоз Левин. Начинался новый трудовой день. Работы было много. Нужно было колоть и таскать дрова, мыть котлы, скоблить столы, убирать мусор и, конечно, чистить картошку. Мы стали потихоньку оживать, поправляться, с каждый днем у нас прибавлялось сил.

В отряде мы прижились. Вечерами собирались у костра, партизаны слушали как Бецалел поет польские и еврейские песни. У него был хороший слух, приятный тихий голос. Правда к его имени партизаны не могли привыкнуть и назвали его Васей.

И Бецалел привык к тому, что он Вася.

Вася - Бецалел три раза в сутки уходил к кустарнику и там молился. Через все испытания, выпавшие на его долю, он не только не потерял веру в Бога, но и сохранил тфилин и шахрис.

Завхоз Левин, еврей из Бобруйска, потерявший, как и мы, всех родных, жил в отряде с еврейкой средних лет, бежавший из какого-то местечка. Он был вечно занят, дел у него было невпроворот. Нужно было заботиться о запасах продовольствия, об одежде для партизан, а источник один — поборы у населения. Жители партизанской зоны добровольно сдавали часть своих продуктов партизанам. Иногда партизанам доставались продукты и одеяла при разгроме фашистского гарнизона или захвате обоза. Хуже было крестьянам нейтральных деревень. Днем грабили их немцы и полицейские, а по ночам хозяйничали партизаны, выезжавшие на «хозоперации». Как правило, их проводили в деревнях, расположенных около вражеских гарнизонов. Ночью, после предварительной разведки, в деревне появлялась группа партизан. На выездах из деревни устраивались засады. В это время командир с небольшой группой партизан заходил к старосте и предъявлял ему список требуемых продуктов, одежды и обуви. Староста должен был указать у кого из жителей деревни все это есть. После этого партизаны расходились по деревне и собирали добычу. Старосте выдавали расписку о том, что взято в деревне. Эти расписки староста предъявлял немецким властям, докладывая им о ночном "визите". Всё добытое сдавали завхозу Левину, который подчинялся заместителю командира отряда Дубовскому.

У нас с "Васей" зимней одежды не было, мы ходили в латаных обносках и лыковых лаптях. Первые несколько пар лаптей принес нам Левин, потом мы сами их доставали. В лаптях ногам было тепло и просторно. Позже Левин дал нам овчинные полушубки. В мороз они становились жесткими, а в оттепель размокали. Но мы и этому были рады. В октябрьские праздники 1942-го года отряд Пакоша, вместе с другими партизанскими отрядами Пинской и Полесской областей, участвовал во взрыве железнодорожного моста через реку Птич. Операция прошла успешно. Мост охраняли словаки, мобилизованные немцами. Их сопротивление было подавлено в считанные минуты и мост, заминированный опытными диверсантами, взлетел в воздух.

Когда отряды возвращались на свои базы, им встретился батальон словаков, направлявшихся из гарнизона в Копаткевичах на помощь охране моста. Словаки не оказали сопротивления партизанам, сложили оружие и сдались в плен.

Отряд Пакоша по пути на базу захватил в одной деревне стадо овец. Свинина кончилась и партизан стали кормить бараниной. Овец можно было резать и эту работу поручили мне с Васей-Бецалелом. Бецалел резать категорически отказался и эту варварскую работу пришлось делать мне.

Мне очень жалко было этих животных, на всю жизнь запомнились огромные глаза и жалобное блеяние первого зарезанного мной барана. Я резал его, а сам плакал. За что я его убивал? Чем он провинился передо мной? Однако, отказаться я не мог и постепенно привык к этому кровавому занятию. Работа у меня спорилась, повар был очень доволен. Вскоре приходилось забивать бычков и даже коров. Это было намного труднее, но и с этим я справлялся.

Бараньи головы и ножки я относил в деревню хозяину, у которого ночевал. Хозяйка варила вкусный холодец. Я до сих пор помню его фамилию — Чернявский. Ни его семья, ни его хозяйство не пострадали от войны. Немцы даже не появлялись в этой деревне. Только один раз они попробовали, но партизаны отряда Пакоша дали им бой. Потеряв несколько человек, полицейские спешно вернулись в свой гарнизон. После этого установилась граница между территорией, контролируемой партизанами, и владениями полицейских.

К концу 42-го года Левин организовал в лесу даже откорм свиней. Кормов в отряде хватало, использовали отходы кухни и отруби, имевшиеся в запасе. Меня с «Васей» назначили свинарями. Я к этому времени окреп, набрался сил и вполне мог участвовать в боевых операциях. Несколько раз обращался к Пакошу, а ответ один:

— Нет оружия, жди!

Наш добрый повар понимал меня и сочувствовал. Однажды, он мне сказал по секрету, что в обозе, в одной телеге хранится старая французская винтовка и двадцать патронов. Я нашел винтовку. Вполне приличная, но очень-очень длинная, ствол выходил за пределы ложа сантиметров на шестьдесят. Я очень обрадовался, теперь надо было научится стрелять. Но так получилось, что в затворе была очень слабая пружина, для того чтобы выстрелить надо нажать на спуск раза три-четыре. Я понимал, что воевать с такой винтовкой смешно, но мне очень хотелось в строй и я был уверен, что настоящую винтовку добуду в первом же бою. Оседлав старую костлявую клячу, с винтовкой за спиной и заклеенной бумажкой переносицей, пораненной при рубке дров, я отправился в деревню, где находился штаб отряда.

В деревне остановился возле кузницы и попросил кузнеца отрезать у винтовки кусок ствола. Получился обрез, похожий на карабин, Я был страшно доволен. Отпустив лошадь, я направился к Пакошу.

я Дождался его возле штаба, встал перед ним, отдал честь и громко сказал:

— Боец Плоткин явился с оружием для зачисления в строевую часть!

— Вольно, — скомандовал Пакош. Покажи, что у тебя за оружие. Я передал ему обрез и гордо сообщил, что у меня есть еще 20 патронов.

Командир, строго посмотрев, начал ругать:

— Зачем ты испортил винтовку? Кто тебе ее дал? Кто позволил?

— Я не портил, товарищ командир. Она все равно не стреляет, — пытался я оправдаться

— Молчать! — крикнул Пакош. — Знаю, что винтовка не стреляет, но зачем ты ее обрезал?

Я стал в очередной раз рассказывать, как мечтаю попасть в строй вместе с другими партизанами и бить ненавистного врага. Он выслушал меня и спокойно сказал:

— Иди в третий взвод и скажи командиру, что я приказал тебя зачислить. Приказ будет сегодня. Надеюсь, что будешь хорошим бойцом. Иди!

Вечером меня послали в наряд, нести караульную службу на выезде из деревни. Я должен был наблюдать за дорогой. Ночью проверял меня начальник караула. Я действовал строго по уставу:

— Стой, кто идет? Пароль! — требовал я четко по - военному.

После бессонной ночи, завтракал вместе с бойцами взвода, а после на построении услышал благодарность за хорошую караульную службу.

Дело в том, что настоящей военной дисциплины в отряде не было. Некоторые партизаны, находясь в карауле, заходили к девушкам, прогуливались с ними по деревне, и естественно отвлекались от своих обязанностей.

Я сразу почувствовал себя равным. Меня поместили в деревенской хате, где размещалось все наше отделение. Обзавелся друзьями. Один из местных партизан, хороший выпивоха, узнал что я умею играть на мандолине и вскоре она у меня появилась. Меня тут же стали приглашать на вечеринки, где мы вдвоем с балалаечником играли на танцах. Мы часто сбивались с ритма, но это не мешало молодым парням и девушкам танцевать до упаду.

***

Зима шла, где-то в соседних районах немцы проводили облавы на партизан, жгли деревни, убивали жителей, а у нас все было спокойно. Была хорошо организованная разведка, были свои агенты в местной полиции. Налаживалась связь с власовцами, прибывшими в ближайший гарнизон для борьбы с партизанами. Некоторые из них вскоре перешли к нам. Остальных немцы перебросили в другие районы. Отряд пополнялся местными жителями. Все военнообязанные должны были вступить в партизанский отряд и, как правило, со своим оружием. В отряды приходили братья, отцы с сыновьями — все с оружием. У всех местных жителей оказалось припрятанное на всякий случай ружья, еще со времен гражданской войны. Многострадальному белорусскому народу не раз приходилось браться за оружие для защиты своего дома, своей семьи.

К концу сорок третьего года был создан штаб партизанских отрядов Полесской области. Здесь, в лесах, партизанские отряды контролировали территорию нескольких районов, включая районный центр Копаткевичи. За деревней на лесной поляне оборудовали партизанский аэродром. Сюда изредка прилетали самолеты с Большой земли и привозили боеприпасы. Обратным рейсом вывозили раненых. Иногда самолеты не садились, а груз сбрасывали на парашютах.

Был организован штабной партизанский отряд, куда вошли проверенные бойцы. Пришлось и Пакошу выделить одного партизана —жребий выпал на меня.

Меня приодели, вооружили отличным бельгийским карабином и дали к нему сорок патронов. Весенним солнечным утром я оставил отряд, который приютил меня в 42-ом году. Жалко было расставаться с партизанами, с которыми так сдружился: с Васей - Бецалелом, все еще находившемся в хозвзводе; с поваром, который помог мне перебраться в строй. Но приказ не обсуждают.

Вышел после завтрака с пакетом в кармане и с винтовкой за спиной. К Филатовке подходил в полдень. У выхода из леса меня задержала партизанская застава. Они взяли у меня пакет, отнесли его командиру и вскоре я был уже перед ним. Фамилию командира я не помню. Был он выше среднего роста, по- военному подтянутый, в армейской форме, человек угрюмый к в меру требовательный. Потом я понял, что он не был доволен своим положением. До появления штаба он был командиром самостоятельного отряда, неплохо воевал. Сейчас ему поручили работу коменданта. Он должен был обеспечить безопасность и хозяйственное обслуживание штаба. Но командир этим не ограничился. Он организовал разведроту и диверсионное подразделение.

Меня зачислили в караульное подразделение. Мы охраняли штаб, несли службу на ближних заставах, патрулировали лесные дороги. Жили в деревне. Штаб помещался в добротном деревянном доме с резным крыльцом. Здание штаба охранялось днем и ночью двумя часовыми. 0дин стоял у крыльца и проверял документы, а второй ходил вокруг дома, наблюдая за подходами к штабу и за окнами, чтобы ни одна бумажка не вылетела через окно. В штабе посменно работали радисты, поддерживая связь с Москвой. Слышен был стук пишущих машинок. В течение дня подъезжали к штабу верховые с донесениями о боевых действиях отрядов. Если пакеты доставляли связные, то их в штаб не пускали, выходил дежурный, забирал опечатанный пакет и давал связному расписку. Командиры отрядов приезжали в штаб только по вызову. Их сопровождала личная охрана. Партизанские отряды, в большинстве, возникли из групп красноармейцев, оказавшихся в окружении. Мало выжило отрядов, созданных партийными органами при отступлении Красной Армии. До лета 42-го года отряды сами выбирали себе командиров, они действовали независимо от Центра, по велению совести. Весной 42-го года Москва стала управлять партизанским движением, появились штабы, а вместе с ними и особые отделы контрразведки СМЕРШ с неограниченными правами. Особист был и в штабе Полесских партизан.

Лето 1943 года было солнечное, теплое. Немцы нас не тревожили. Им было не до нас — шли ожесточенные бои на Курской дуге. Теплыми вечерами через окна штаба слышна была музыка. Играл новенький патефон, недавно привезенный самолетом с большой земли. Штабники развлеклись под надежной охраной партизанских отрядов. Большинство штабного люда уже побывало на Большой земле. Вернулись они в новеньком армейском обмундировании, перепоясанные блестящими ремнями с портупеями, на груди - медали и ордена.

Иногда штабники проводили вечера на крыльце штаба, пели песни под гитару. Мне запомнилась песня "Пел недаром за рекою, за рекою соловей».

Пели хорошо, голоса чистые, звучные. Выделялся молодой нежный женский голос. Это была штабная машинистка Маша. До войны она работала деревенской учительницей. Среднего роста, стройная, с гордо поднятой русой головкой. Лицо с легким девичьим румянцем, добрые, лучистые синие глаза с длинными черными ресницами, настоящая белорусская красавица. Штабники ходили за ней чередой. Когда Маша возвращалась поздним вечером ее провожали несколько штабников. Все пытались за ней ухаживать. Все, что творилось в штабе считалось военной тайной. За этим следил «особист» - мужчина средних лет в военной форме, с орденом на груди. Он был подтянут, опрятен и молчалив. Когда на штабном крыльце пела штабная "братия", он молча стоял у дверного косяка, курил папиросу и внимательно за каждым следил.

В теплую летнюю ночь я стоял в карауле на выезде из деревни, у дороги на Копаткевичи. Караул менялся через четыре часа. Заступил я на пост в 11 часов вечера. Солнце уже скрылось за лесом, но было еще светло. Я всегда любил и сейчас люблю это время суток, когда уже уходит день, но еще не наступила ночь. В это время приятно отдохнуть, помечтать, расслабиться. Но это все было раньше, в мирной жизни. Сейчас же я стою в карауле и не смею даже думать об этом.

От деревни отделилась пара и стала приближаться ко мне. Я присмотрелся. Ко мне шли особист с Машей. Он элегантно вел ее под руку. Я залюбовался ими. Казалось, что идет влюбленная пара. Когда они подошли ко мне, особист отпустил Машу, а мне велел запереть ее в клеть, стоявшую у дороги. Она был без окошек, сложена из толстых бревен.

Особист сам втолкнул в клеть Машу и запер дверь деревянной задвижкой. Мне он приказал строго следить, чтобы Маша не убежала.

Особист ушел, а я присел на порожек клети. На душе было муторно. Не верилось, что Маша в чем-то виновата. Близилась полночь взошла бледная луна, на севере небо еще светлело. От этой смеси дня и ночи, летнего тепла и ночной прохлады хорошо мечталось. Одолевала дремота. Так и заснуть можно на боевом посту. Чтобы преодолеть сонливость я поднялся и стал прохаживаться по тропинке вокруг охраняемой клетки. Раздался тихий стук в дверь.

— Что нужно? — спросил я.

— 0ткрой, пожалуйста, мне душно, дышать нечем, — попросила арестантка.

Я знал, что не должен этого делать, что это грубейшее нарушение партизанской присяги, но отказать не мог и открыл дверь. Какое у нее было лицо, освещенное бледным лунным светом. Это было Божество! А божество не может быть преступным. Маша села на порожек клети, руками обхватила колени и тихо заплакала.

Мне было бесконечно жаль ее, я готов был бежать с ней на край света, если бы она попросила. Но она меня ни о чем не просила. Когда зашла луна, Маша тихо сказала: «Мне пора», и вернулась в клеть. Светало. Скоро кончится мое дежурство.

Утром меня разбудили пистолетные выстрелы. Это 13-летний мальчик Илья расстрелял на опушке леса Машу по приказу особиста. Илья, еврейский мальчик, потерявший всех родных, и сам чудом спасшийся от рук фашистов, нашёл прибежище в партизанском отряде. Именно его использовал особист для такого грязного дела, а за разоблачение «опасного преступника» получил очередную награду.

Могила Маши на опушке леса заросла кустарником, да и никто толком не знает, где ее могила. А где сейчас, ты, Илья, погубивший невинную душу?

К лету 1943 года появился в Филатовке мой друг Вася - Бецалел. Он поправился, окреп, выглядел прилично, был опрятно одет. За зиму он научился пить самогон и прилично ругался по-партизански. Стал своим парнем.

Его назначили заведующим партизанской мельницей. Она работала круглые сутки. Работы хватало. Приезжали не только из деревень партизанской зоны, но и из деревень, контролировавшихся немецкой администрацией. Других мельниц поблизости не было. Правда, многие крестьяне мололи дома ручными жерновами, но это очень тяжелый труд. За помол крестьяне платали зерном, которого хватало и на партизанский штаб и на штабной отряд. Клигер организовал сбор мучной пыли, которую скармливали свиньям. Вася – Бецалел работал добросовестно, начальство им было довольно. Во время редких и коротких встреч мы любили побеседовать.

Однажды, Бецалел рассказал, что особист требует от него от него сотрудничества. Бецалел не согласился и сказал, что сексотом никогда не был и не будет.

0т мельницы его отлучили сразу. Вскоре он не вернулся с задания. Говорили, что его поймали немцы и повесили.

Летом 43-го года прилетела из Москвы к нам в штаб группа важных начальников в сопровождении личных телохранителей. Среди них был секретарь ЦК компартии Белоруссии Альхимович, прокурор республики, фото и кино корреспонденты. С Альхимовичем мне удалось поговорить. Он расспросил меня про мой путь в партизаны, про судьбу родных, посочувствовал, и сказал:

— Ваши евреи плохо себя повели в начале войны, они, попав под оккупацию, отдали немцам все свое золото, а Советской власти не хотели золото отдавать.

Я ему возразил:

— Евреи не отдали немцам свое золото, а немцы ограбили евреев и уничтожили их.

Мой ответ он уже не слышал, он разговаривал с другими.

К этому времени я уже выглядел как настоящий партизан. Я приглянулся фотокору и он меня сфотографировал. Высоким гостям из Москвы нужны были фото и кинокадры, о том, как воюют партизаны. Возле деревни Филатовка проходила заброшенная одноколейная железная дорога, до войны соединявшая Бобруйск с Калинковичами. Эту дорогу оседлали партизаны еще в начале войны и немцы ее не использовали. За два года войны полотно разрушилось, заросло бурьяном, шпалы сгнили. Лишь отдельные участки остались целыми. На один из таких участков мы и пришли. Мы развинтили рельсы, вытащили костыли, скрепляющие рельсы и шпалы, затем доставили ручные пулеметы. Начались киносъемки. Из-под насыпи, пригибаясь к земле, с автоматами на перевес бежал Альхимович, прокурор, а за ними телохранители и местное командование. Вот они уже на полотне, ухватились за концы рельсов и потащили под откос, но даже в этом им помогают ломами местные партизанские командиры. «Стоп! Начинаем сначала», — командует кинооператор. Так повторяется несколько раз. Оператор доволен. Получился хороший материал, и без риска. Довольны и командиры, их ждут награды. И мы довольны, после этой "операции" нас вкусно покормили и дали по сто граммов спирта. Гости усталые после удачной "боевой" операции легли спать. Только не спят их телохранители. Завтра прилетит за ними самолет.

В эту ночь я охранял дом, в котором отдыхали гости. Ночь была беззвездная, теплая. На душе было муторно. Что же это такое? На Курской дуге идут упорные бои, гибнут десятки тысяч бойцов, гибнут и партизаны на боевых операциях. Идет рельсовая война. А здесь разыгрывается спектакль. Мне очень захотелось хоть как-то нарушить сладкий сон вельмож, уставших от обильного ужина. Я снял автомат с плеча и сделал несколько коротких очередей в сторону перелеска. Что тут началось? Выскочили телохранители, прибежал начальник караула.

— Что случилось? Почему стрелял?

— В кустах кто-то пробежал — ответил я.

— Где он, сколько их было?

— Не знаю, кажется, двое.

Прибежали командир отряда с группой разведчиков. Они осторожно пробрались к перелеску, прочесали его и ничего подозрительного не нашли. Командир стал меня ругать:

— Ты что? Уснул на посту?

— Никак нет!

— Так что ты там видел?

— Кто-то там пробежал

— Разгильдяй ты, мать - перемать. Отдай автомат и сними ремень. Марш на губу!

— Слушаюсь!

В сопровождении начальника караула меня отвели в ту самую клеть, где сидела Маша.

Просидел я сутки. За это время гостей отправили на Большую землю. К вечеру следующего дня пришел ко мне сам командир отряда, шепнул мне «молодец» и выпустил в отряд,

После этого случая я пошел к командиру отряда проситься в диверсионную группу. Хотелось участвовать в настоящем деле. Смерти я не боялся. Главное - отомстить за мать, за сестер, за всех безвинно погибших. Командир перевел меня с карательной службы в диверсионную группу. Командиром группы был «лыжник», прибывший в Полесье еще зимой 42-го года. Он был не только хорошим командиром, но и хорошим взрывником. Группа была дружной, состояла из окруженцев и бежавших из плена. Меня, новенького, приняли в группу без особого восторга. В диверсионной группе я кое-чему научился, но и узнал-то, что лучше бы не знал.

На первую для меня диверсию пошли группой, вместе с командиром, через занятое партизанами местечко Капаткевичи, а дальше, через охраняемую немцами зону, к полесской железной дороге. Мы должны были спустить под откос эшелон.

Несколько суток ходили мы вдоль железной дороги. Наблюдали, изучали обстановку, выбирали место для взрыва. Дорога охранялась патрулями и дотами, построенными вдоль дороги. Широкая полоса леса, не менее двухсот метров, была вырублена вдоль дороги. Незаметно подойти к дороге было практически невозможно и очень рисковано, а рисковать жизнью ребятам не хотелось.

На третьи сутки командир пошептался со своими помощниками и повел группу обратно. Остановились в тихой небольшой деревушке, у радушной молодой хозяйки. За деревней протекала небольшая речка. Здесь мы наглушили рыбы толовыми шашками, предназначенными для минирования железной дороги. Остальной тол спрятали в заброшенном сарае. Молодуха поджарила рыбу. Нашёлся и самогон. После сытного обеда, в хорошем настроении, командир нам объявил, что поезд мы пустим под откос в соседнем районе и на карте указал место, где нужно подложить мину и дал всем подписать акт о списании взрывчатки. Я замешкался, не зная как поступить.

— Чего трусишь? — спросил меня один из помощников командира, — Подпиши и запомни — ты член нашей группы. Понял?

Я понял, что должен подписать, обязан подчиниться, но все-таки сказал:

— Разве так можно?

— Можно! — ответили мне хором несколько человек. - Мы не впервые так делаем.

В отряд я вернулся в ужасном настроении. Вскоре, опять пошли группой на железку. На этот раз с заданием взорвать рельсы. Была объявлена рельсовая война и мы обязаны были принять в ней участие. Каждый из группы готовил несколько толовых зарядов. В толовую шашку вставляли капсуль, а в капсуль фитиль из бикфордового шнура. Длина фитиля была рассчитана так, чтобы за время горения фитиля взрывник мог отбежать от дороги метров на пять - десять. Для поджога фитиля нам выдали негаснущие спички.

Вышли мы на опушку леса ночью. Моросил дождь, темень тьмущая. До дороги метров триста. Лежим под дождем и ждем команды. Я - крайний слева, весь в напряжении.

Вперед! – услышал я негромкую команду и бросился к железнодорожному полотну. Лег под насыпью, подготовил две шашки, зажег бикфордовой шнур, поднялся на насыпь, чтобы шашки к рельсам приспособить.

Тррах., тррах — раздались выстрелы из-за насыпи. Пули просвистели над головой. Я упал и бросил заряды через насыпь, а сам со всех ног припустил к лесу. Больше не стреляли. За насыпью раздались два взрыва. Когда добежал до леса, то увидел всех на месте. Никто, кроме меня, на дорогу не выходил. Я стал возмущаться, а командир мне говорит:

— Команды выходить на дорогу я не давал. Это ты сорвал нам операцию.

Через день вернулись в отряд. Как отчитался командир за эту операцию не знаю, но я заявил командиру отряда, что хотел бы выйти из этой группы и создать свою диверсионную группу. Мое предложение было принято. Меня прикрепили к инструктору, который меня учил подрывному делу. Я изучил конструкции разных взрывных; устройств, технику их изготовления, а также способы установки мин на железных и шоссейных дорогах. Учеба длилась не больше десяти дней.

Пока я осваивал подрывное дело, на лесной поляне возле деревни Филатовки приземлился самолет, доставший из Москвы спецгруппу под командованием Павла Романовича Дубовского. В группу входили ещё пять человек: Тоня Цыплакова от ЦК комсомола: Вася Бабич, уполномоченный НКВД, Леня Нерад, из под Гродно и еще два московских юноши — Дима и Митя, радисты. Группа имела задание пробраться в Гродненский район Белостокской области и организовать партизанское движение. Поскольку в Гродненском районе жило много поляков, то группе нужны были знающие польский язык. Так я попал в группу Дубовского. Всего в отряде было около двадцати человек. Здесь я встретил земляка и солагерника Айзика Рубинштейна. Мы были ровесники и я знал его по местечку.

В концлагере находились его отец, два брата и муж его сестры – Шульман. Им всем удалось бежать из лагеря. Отец с тремя сыновьями перезимовали зиму в одной из деревень партизанской зоны: они помогали крестьянам молотить рожь, за что их кормили. Шульман был принят в партизанский отряд сразу после побега из лагеря, стал командиром диверсионной группы, пустил под откос больше двадцати пяти эшелонов, был даже представлен к званию Героя Советского Союза.

После войны Шульман уехал в Польшу, а оттуда в Израиль. От Айзика я узнал, что Гринберга расстреляли партизаны по доносу бывшего лагерника, который написал, что Гринберг работал на оккупантов. Вечная память добрейшему человеку, профессору, доктору химии Гринбергу .спасшему от гибели сотни евреев.

Из группы Дубовского я многих помню. Из Филатовки с нами ушли: Базыленко и Чернышев - два неразлучных друга, бежавшие из плена: двоюродные братья Степан и Иван Дубина; Валентин Корбут, Виктор Гринкевич и другие.

Командование партизанскими отрядами Полесья помогло нам пройти в тылу врага. Километров пятьдесят нас везли на подводах по лесным дорогам, дальше мы шли пешком партизанскими тропинками. Проходили через деревни, сожженные вместе с жителями зимой 1942 года. Это было страшное зрелище.

В августе сорок третьего группа Дубовского вошла в Ленинский район. На ночевку остановились в деревне Яськовичи. Здесь встретил соседку из Челонца Ганну. У нее я и переночевал. Вечером мы с ней помянули родных, погибших от рук фашистов в Челонце, Хворостове и других деревнях и местечках. Утром наша группа направилась в Хворостово, где находился штаб соединения партизан Пинской области во главе с Василием Коржем (Комаровым). На этот раз проводником был я. К исходу дня прошли Баранью Гору. С этого места обычно хорошо просматривались Челонец и Хворостово. Сейчас вместо деревень чернели обугленные печные трубы. Ни единого жителя. При входе в деревню нас встретил партизанский патруль, который проводил Дубовского с Бибичем в партизанский штаб. За деревней в, лесу, где два года назад после побега из под расстрела я бродил, не зная куда деваться, было сейчас много землянок. В них жили спасшиеся от смерти во время зимней облавы на партизан местные жители. Когда немцы сконцентрировали силы для уничтожения партизанского соединения Комарова, он увел свои отряды на запад, а население оставил незащищенными. Не найдя партизан, фашисты убивали всех местных .жителей: женщин, стариков, детей. В Пузичах сожгли живьем около четырехсот человек в помещичьих амбарах; в Хворостове согнали людей в церковь и подожгли.

В лесу я нашел землянку старика Яблонского, который до войны лихо играл на скрипке на танцах в клубе. Недалеко от Яблонского наткнулся на землянку Павла Коржа, у которого мы снимали жилье до войны. Павел пригласил меня переночевать в его землянке. И опять помянули погибших, вспомнили довоенные годы. Это были очень печальные встречи.

Утром, умывшись холодной водой из лесного ручейка, и позавтракав с дорогими мне людьми, ушел вместе с группой в сторону Клецка.

По пути движения группы она пополнялась новыми бойцами. В деревне Калиновке Любаньского района пришёл к нам молодой парнишка Ваня Полышевский. 0н и сейчас живёт в этой деревне и мы переписываемся. В районе Клецка попросился в нашу группу молодой красивый мужчина, назвался Фирсовым, хотя я сразу узнал в нем еврея. Он рассказал, что в сорок первом попал в плен и находился в лагере для военнопленных под Иноком. Это был временный лагерь и немцы выпускали тех, в ком местные жители узнавали родственников. Жительница Слуцкого района пришла к лагерю искать своего родственника. Не найдя его, забрала "Фирсова", как своего мужа. Он прожил у нее около двух лет, после чего ушел в лес искать партизан. Звали его Яшей. До войны он учился в медицинском институте и успел закончить первый курс. Дубовский вручил Яше санитарную сумку с красным крестом и он стал «доктором».

Через две недели после нашего выхода из Филатовки мы добрались до партизанского соединения Капусты, которое затем было переименовано в Белостокское соединение. Отряды Капусты расположились в красивом сосновом бору, они готовились к переходу по указанию московского командования в Белостокскую область, где наряду с небольшими советскими партизанскими отрядами находились хорошо вооруженные формирования польской Армии Крайовой, подчинявшейся польскому правительству в Лондоне. Соединение Капусты должно было перехватить инициативу в Белостокской области и взять под свой контроль партизанское движение.

Дубовский решил пристроиться к этому соединению вместе с ним добраться к назначенной цели - Гродненский район. Нашу группу передали в партизанский отряд им. Александра Невского, который потом вырос в бригаду. В отряде отобрали у нас оружие, которое выдал нам Дубовский - автоматы ППШ, пистолеты, а вместо него выдали винтовки. Нас это огорчило, мы считали, что Дубовский нас предал.

Было начало осени, еще совсем тепло. Жили мы в парусиновых палатках. В свободное время занимались боевой подготовкой. Кормили хорошо. Пока мы стояли в этом лесу, Капусте в Москве присвоили звание генерала. Прилетел с большой земли самолет и привез ему генеральскую форму. В лесу на большой поляне организовали парад. Соорудили трибуну для Капусты и его заместителей, политработников. Мимо трибуны парадным маршем проходили отряды во главе со своими командирами. Это был настоящий партизанский праздник. Душа радовалась, что в глубоком вражеском тылу есть такая сила, и я ее частица.

К этому празднику Шкворин, мой ровесник, еврей из Лахвы, бежавший во время ликвидации гетто, написал оду, посвященную генералу Капусте. Шкворин был мастер «на все руки» — искусно изготовлял любые печати, хорошо рисовал, чинил часы, имитировал губами игру на трубе. По утрам над лагерем раздавался звук горна — это Шкворин играл "подъем". Высшее командование относилось к нему снисходительно, он был нужным в соединений человеком. Но командир взвода Базыленко, шедший вместе с нами из Филатовки, люто ненавидел Шкворина, поскольку был ярый антисемит.

Помню такой случай. После трудного ночного перехода мы проходили деревушку. Многие партизаны разбрелись добывать еду. Побежал и Шкворин.

Когда он догнал колонну, на него набросился Базыленко, начал бить плеткой и кричать: «Когда ты бросишь жидовские привычки?"

В сорок четвертом году Шкворин ушел в Польшу, и, по дошедшим до меня слухам, уехал в Палестину.

В соединении Капусты было много бывших власовцев, осенью 42-го бежавших к партизанам. Впоследствии, некоторые из них стали командирами рот, батальонов и даже партизанских отрядов. Об их прошлом говорить было не принято. Но однажды получился такой казус. Нашему Дубовскому приглянулась кожаная куртка на партизане Черном. Он сказал об этом Капусте, и тот велел Черному отдать ее Дубовскому. Куртка Дубовскому подошла, он тут же ее надел. Прежде чем застегнуть верхние пуговицы, сунул руку во внутренний карман, откуда достал пачку фотографий. На фотографиях красовались власовцы, нынешние командиры партизанских подразделений, в новеньком немецком обмундировании с откормленными собаками на поводках. С фотографий на представителя ЦК Компартии Белоруссии смотрели довольные физиономии немецких прислужников. Дубовский передал фотографии генералу и сказал:

— Вот твои кадры!

Капуста был в бешенстве, он приказал срочно собрать всех командиров и показал им фотографии. Некоторые на фотографиях узнали себя. Наступило тягостное молчание.

Генерал заорал на весь лес:

— Несите веревку, повешу этого дурака.

Рядовой Черный, малограмотный туповатый деревенский парень, даже не понял весь трагизм своего положения. При немцах он служил в охранных войсках…

Прошло несколько напряженных минут. Капуста выплеснул ушат матерных слов, махнул рукой и ушел вместе с Дубовским. Партизаны разбрелись по шалашам, а за ними и Черный.

На наш импровизированный лесной аэродром каждую ночь прилетали самолеты, доставляли боеприпасы, взрывчатку. Готовились к рейду.

Наконец, палатки сняты, все имущество загружено на повозки, у каждого в вещмешке запас патронов и свой нехитрый скарб. Начался рейд на запад.

Как правило, мы передвигались ночью. Днем отдыхали, спрятавшись в лесных чащобах. При переходе железных дорог рвали рельсы, взрывали мосты, закладывали мины.

При переходе через железную дорогу Барановичи - Брест я впервые участвовал в диверсии. Каждый подрывник должен был взорвать два рельса. Мне пришлось рвать рельсы у самого переезда и я видел, как на переезде Капуста лично следил за движением колонны. «Быстрей, быстрей... марш, марш...», — подгонял он отстающих плеткой, сидя на вороном коне. Казалось, что конь и всадник слились в единое целое. Прогромыхала последняя повозка, взвилась ракета и мы стали зажигать фитили. Шашки с толом прижаты к рельсам, фитиль горит, нужно как можно дальше убежать от дороги. Успели отбежать метров 100-150, когда начались взрывы, над головами просвистели обломки от рельсов.

К месту нашего перехода через железную дорогу приближалась платформа с фашистами. Когда началась канонада толовых взрывов, платформа помчалась обратно на станцию, но взорвалась на подложенной партизанами мине.

В эту ночь, перейдя дорогу, мы напали на небольшой полицейский гарнизон, разгромили его, захватили маслозавод и пополнили запасы хорошим сливочным маслом. Дневать остановились в молодом сосновом перелеске. Повара кормили нас очень вкусным пюре, где масла было больше, чем картошки. К вечеру начался поголовный понос. Всю следующую ночь партизаны просидели под кустами со спущенными штанами. Утром мы покинули "заминированный" лес и подались в сторону Бреста.

На отдых и пополнение запасов остановилось недалеко от станции Иванцевичи. В лесу мы наткнулись на польский лагерь. Фашисты хотели их уничтожить за ряд диверсий, совершенных польскими патриотами на железной дороге. Возглавлял лагерь статный усатый поляк - железнодорожник. Это он организовал диверсии на дороге. Его кто-то выдал немцам. Он успел бежать, но его жену и двух детей фашисты убили. Мы поговорили, с ним о возможности заминирования железной дороги в районе станции. Он рассказал, что ночью дорога сильно охраняется, но в дневное время к ней можно подобраться.

Мы пошли с ним в разведку. Он вывел нас на опушку леса близко к станции. Вдоль железной дороги метров на двести лес был вырублен, но остались пни, давшие молодую поросль. Между ними можно было проползти незамеченным. Место для минирования мы определили и наметили операцию на воскресенье. Вернувшись в лагерь, я стал готовить мину. Предстояло мое первое боевое крещение. Я аккуратно скомпоновал толовый заряд, многократно проверил механизм мины нажимного действия.

Наступило воскресенье. Стояла теплая солнечная погода. До опушки леса меня сопровождала группа прикрытия. Помощником я взял молодого паренька Ваню Плышевского. Группа прикрытия осталась на лесной опушке, а мы с Ваней поползли к железнодорожному полотну. Я тащил мину в вещмешке, а Ваня нёс обыкновенную лопату с длинным черенком. Немножко правее за насыпью находилась вышка с немецким наблюдателем, а за насыпью, совсем близко, шоссе Москва — Варшава. По этому шоссе непрерывно сновали немецкие военные машины и мотоциклы. Когда мы подползали к железной дороге, низко над нами пролетал маленький немецкий самолет. Часовой на вышке часто смотрел в бинокль, осматривал окрестности. Ползли мы медленно и осторожно. Наконец, мы у полотна. Насыпь здесь невысокая. Ваню оставляю под кустиком, а сам выхожу на дорогу. Вырыл яму под шпалою, аккуратно установил мину, замаскировав щебенкой, и снял предохранитель. Обратно к лесу мы ползли быстрее, там вместе с товарищами ждём взрыва.

От станции отошла ручная дрезина, на ней три человека. Напряженно ждём бессмысленного взрыва под колесами дрезины. К счастью, дрезина мину проскочила, вес дрезины был недостаточным для нажатия на спусковой механизм. Вскоре от станции отошёл, медленно набирая скорость, пассажирский поезд.

Кто едет в этом поезде? Кого ждет уготованная моими руками смерть? Поезд на малой скорости приближается к мине, под колесами паровоза вспыхивает огромное пламя, оглушительный взрыв сотрясает землю.

Однако взрыв был не таким сильным, как я думал. Взорвалась только мина, а заряд, подложенный под миной, не детонировал. Зря загублен шестикилограммовый заряд тола, доставленного самолётом с Большой земли. Нужно было в заряд вставить ещё несколько капсулей. С другой стороны, моя ошибка спасла жизнь многим гражданским пассажирам, ехавшим в этом поезде.

Командование же не посчитало взрыв неудачным. Важно было доказать оккупантам, что их ждёт неминуемая кара в любом месте и в любое время.

Когда мы вернулись в отряд, всех кто ходил со мной на железную дорогу, вызвали в штаб для оформления наградных листов. Каждого спрашивали, сколько он раньше совершил диверсий. Большинство, сопровождавших меня до опушки леса и наблюдавшие за минированием издалека, говорили, что у них на счету есть несколько взорванных эшелонов. Их представили к наградам, орденам и медалям. Я сказал, что это мой первый подрыв поезда. Меня к награде не представили, но объявили благодарность.

Через несколько дней после взрыва на железной дороге, на наш лагерь налетели немецкие самолёты и стали бомбить. К этому времени мы их уже не так боялись. В этом бою нам удалось даже сбить один самолет.

Долго мы в этом месте на задержались. Прихватив с собой польский отряд, двинулись к Беловежской пуще, но вглубь заходить не стали, а повернули на север, в сторону Липичанской пущи, что находится между рекой Щарой и Неманом.

Мы петляли по лесным дорогам Западной Белоруссии, сбивая с толку следившего за нашим движением противника.

Запомнился один очень трудный переход, когда за двое суток прошли больше 130 км. В первые сутки прошли 80 км, а за вторые - больше 50. Шли, нагруженные оружием, запасом боеприпасов. Я нес, кроме своего оружия, еще два диска от ручного пулемета. Все валились с ног от усталости. На привалах моментально засыпали, но при первой команде вскакивали и продолжали трудный путь. В первые сутки утром остановились на привал на опушке леса вдоль лесной заросшей травой дороги. На обочине дороги в неглубокой канаве текла чистая холодная вода. Солнце припекало и очень хотелось пить. Партизаны стали набирать воду в котелки и кружки. Вдруг на дороге появился верхом на коне разъяренный Капуста, сопровождаемый ординарцем. В руках он держал пистолет и орал:

— Вылить воду немедленно! Не смейте пить! Застрелю, кто будет пить эту воду!

Партизаны испуганно смотрели на разгневанного командира, не могли понять причину его гнева, но приказ выполнили. Я не успел сделать даже глотка. Прозвучала команда: - «Вперёд!», и с трудом поднявшись на ноги мы двинулись дальше по давно неезженой лесной дороге. Из лесу мы вошли в сожженную деревушку, расположенную на берегу небольшого красивого озера, из которого вытекал ручей. На поверхности озера плавали набухшие трупы, от них шел удушающий смрад. Тут мы поняли, почему командир запретил нам пить воду из канавы. Однако, с теми, кто попил водицу из ручья, ничего не случилось.

В конце сентября наше соединение вошло в Липичанскую пущу — партизанский край. Сколько времени придётся задержаться в этом месте, мы не знали. Начали создавать партизанский лагерь. Строили добротные землянки из толстых плах, с утепленными дверьми, небольшим тамбуром. Крыши тоже крыли плахами, поверх укрывали дерном, маскировали молодыми елочками. В землянках ставили деревянные нары, стол, пару скамеек и железную печку из бочки, с выведенной трубой через крышу. Для командиров строили более комфортабельные землянки. Была штабная землянка; построили большую землянку под лазарет. Наш "доктор" Яша Фирсов стал помощником настоящего врача.

Начала действовать наша разведка, ближняя и дальняя. Уходили группы под Гродно и к Белостоку, создавалось подпольное движение сопротивления. Участились взрывы на железных дорогах. Мы думали, что обосновались в Липичанской пуще надолго. Но у командования были свои планы. Нас ждал марш-бросок в сторону Белостока, в Русскую пущу.

Ко времени нашего прихода в Липичанскую пущу там было два еврейских партизанских отряда. Активной боевой деятельности они не вели, но обеспечивали жизнь небольшого количества еврейских семей, спасшихся от уничтожения. По распоряжению Капусты эти отряды были расформированы, боеспособные мужчины, имевшие оружие зачислены в разные отряды соединения, а семьи остались беззащитными. Весной 1944, во время облавы на партизан, многие из них погибли.

В конце ноября 1943 г. мы стали готовиться к последнему переходу. Через Неман построили временную переправу. Открыто, демонстративно, без какой либо маскировки, средь белого дня переправились через Неман и с ходу, без боя, форсировали железную дорогу, расположенную в десяти километрах за Неманом. Шли по дороге, через населенные пункты, шли организованно, местная полиция отступала без малейшего сопротивления.

Двухтысячная колонна с двумя пушками, десятком минометов, конные и пешие, хорошо вооруженные мы двигались по открытой местности, а впереди неслись слухи о мощном десанте Красной Армии. Через сутки добрались до большого лесного массива. Начиналась Русская пуща. Соединение остановилось на отдых вдоль лесной опушки. Были расставлены "секреты", разведка следила за дорогами. Уставшие бойцы завалились спать.

Стоял густой туман, из-за которого не видели, что делается на хуторах, расположенных что в двухстах метрах от леса. Когда туман стал рассеиваться и появись солнышко, часовые увидели цепь фашистских солдат, двигающуюся к лесу. Вдали слышен был шум моторов. Немцы на машинах подвозили подкрепление. Мы поняли, что нам готовили ловушку. С одной стороны наступали на нас со стороны хуторов, с другой стороны вход в пущу блокировали полицейские занявшие дорогу, которую нам предстояло перейти.

Раздалась команда: - «Приготовиться к бою!» Партизаны заняли позиции за деревьями. Мы хорошо видели, как немцы с автоматами на груди перебежками начали продвижение к лесу. Когда в очередной раз каратели поднялись для очередного броска, мы открыли плотный огонь из ручных пулеметов. Немцы залегли. Они еще несколько раз пытались подняться, но наш дружный огонь заставлял их снова лечь. Немцы стали отходить. С нашей стороны велся прицельный огонь. Справа от меня стрелял из ручного пулемета мой друг Виктор Гринкевич. Сколько немцев было убито в этом бою я не знаю. Если верить сводкам нашего штаба, то их потери были огромными.

Отступление врагов нас подбодрило. Разведка докладывала, что немцы повозками вывозят убитых и раненых. Политчасть экстренно распространила листовку о прошедшем бое. Были названы партизаны, отличившиеся в бою. Среди них - еврейский паренек лет пятнадцати.

После короткого отдыха стали готовиться к прорыву через шоссе. Была создана ударная группа, вооруженная автоматами и ручными пулеметами. Они должны были перекрыть дорогу и прикрыть соединение.

Около полуночи, с криками: «Урра! 3а Родину, за Сталина!!!», перемежающимся отборным русским матом, партизаны бросились в атаку. Полицейский кордон не выдержал натиска. Потери с нашей стороны были небольшими. Погибших тут же за дорогой похоронили. Среди них был десантник из Москвы, цыган, отважный партизан. Сейчас его прах покоится на территории сельской школы в поселке Бершты.

Преодолев шоссе, соединение беспрепятственно уходило вглубь лесного массива. На рассвете остановились у небольшой мирной деревеньки.

В фольварке, рядом с деревней, расположился штаб соединения. Отряды разбили лагерь в лесу. Партизаны устали и после завтрака завалились спать. День выдался солнечным, осеннее солнце ласково пригрело измученных переходами и боями партизан. Казалось, ничто не может нарушить эти минуты покоя. Лагерь спал. Бодрствовала только караульная служба, и в штабе шла напряженная работа, разрабатывалась дислокация отрядов, радисты непрерывно держали связь со штабом в Москве.

Около десяти утра, меня разбудили и послали отнести завтрак связным нашего отряда при штабе. Когда я вышел из штаба, то услышал гул моторов. В безоблачном небе появились самолеты противника, они покружились над деревней, а потом один за другим стали пикировать и бомбить здание штаба. 3атарахтели бортовые пулеметы. До того, как загорелся штаб, все успели перейти в укрытие. Я стоял недалеко от штаба под деревом и видел как самолет со свастикой на фюзеляже пикирует прямо на меня. Мне стало очень страшно. К счастью, рядом со мной оказалась картофельная яма, укрытая тонкими бревнами и соломой. Я шмыгнул туда, но убежище оказалось таким ненадежным. Я почуял запах дыма, горела солома. Пришлось срочно выбираться наружу, но бомбардировка уже закончилась.

Людских потерь не было, погибло только несколько лошадей. Штаб в срочном порядке пробрался из фольварка в лес. Соединение заняло круговую оборону. Со всех сторон на нас наседали немецкие войска. День и ночь не смолкала стрельба. Запас боеприпасов у партизан был ограничен и мы стреляли только по явной цели. Капуста метался по позициям и подбадривал партизан острым словцом. На третьи сутки меня, вместе с группой из нашего отряда, перебросили на другой участок обороны, за 12 километров. Оттуда ждали наступление немецких танков. Там уже были вырыты траншеи и мы заняли оборону.

В двух-трех верстах, через поле, была расположена деревня, в которую немцы стягивали войска для решающей атаки. Мы готовились к утреннему сражению: чистили винтовки, считали патроны, заряжали гранаты. В центре нашей обороны установили противотанковое ружье. Мы знали, что без приказа с этой позиции уйти нельзя и были полны решимости бороться до последнего патрона. Вдалеке послышалась стрельба. Приехал посыльный от командира отряда. Нам приказали срочно вернуться в отряд. Тихонько снимаемся с обустроенных позиций и бежим следом за верховым. Наша деревня вся в огне, на дорогу выходить слишком опасно, поэтому идем лесом, вдалеке какой-то обоз. Чей? Наш ли, немецкий, в темноте не видно. Приближаемся и видим — наш, убитые лошади, разбомбленные телеги… Догоняем хвост колонны партизан и выяснили, что Капуста надеется прорвать кольцо окружения и выйти к Щучинскому гарнизону. Осталось пройти совсем немного, но мы попадаем под шквальный огонь противника. Стреляют со всех сторон, все дороги перекрыты. Осталось только одно — идти к непроходимым, так называемым «Святым болотам».

До утра оставалось несколько часов, погода испортилась, костры разжечь нельзя, сразу же заметят. Все как подкошенные валились на мокрую землю и тут же засыпали. Я же получил приказ заминировать до рассвета подходы к лесу. Иду, сплю на ходу, и уже вижу теплую избу, желтые доски пола, деревянный стол, на котором глиняная миска с вареным рассыпчатым картофелем... Спотыкаюсь о корень и падаю в грязь; кругом тягучая предрассветная темень…Ничего не сказал ребятам, поднялся и поплелся дальше. Догнали отряд, когда все уже встали, привал кончился.

Оказалось, что пробраться через Святые болота нельзя: шесты не достигают дна, настилы не из чего сделать. Казалось, положение безвыходное. Капуста рвал и метал… Решений не было. Но тут к нему подвели неприметного мужичка, который заявил, что знает где есть старая кладка из бревен, проложенная еще во время Первой мировой.

Первым пошел наш поводырь, за ним все остальные. Это был очень тяжелый переход, отряд две ночи не спал, раненых тащили на самодельных носилках, и все шли, шли и шли, казалось, что этот путь бесконечен.

Неужели суша?! Но это всего лишь маленький островок посреди топи.

На острове оказались люди, это еврейские семьи, женщины, детишки. С весны 42-го года они живут здесь. Питаются непонятно чем. Нас встретили безрадостно, с опаской. Вдруг по нашим следам придут фашисты? Делать было нечего, пришлось идти дальше. На наше счастье топь скоро закончилась, мы были спасены!

Соединение Капусты шло на север, заметая следы, чтобы через две недели вернуться в Липичанскую пущу. В последние часы похода, когда партизаны перешли железную дорогу и вошли в полосу польских отрядов Армии Крайовы, те открыли стрельбу по партизанам. Уставшие, измученные боями и походами, партизаны развернулись и погнали аковцев к Неману, загнали их в ледяную воду. Они подняли руки и стали просить пощады. Капуста с ними побеседовал и отпустил под польское четное слово, что больше никогда не будут нападать на советских партизан. Соединение переправилось через Неман и отряд наконец вернулся «домой», в свои уютные землянки.

Группа Дубовского, в которую входил и я, по приказу командования, задержалась в Святых болотах для организации подпольной работы и партизанского движения в Гродненском районе. Мы забрались в гущу заболоченного леса и "замерли". Немцы шарили в окрестных деревнях, над лесом кружились самолеты – искали исчезнувших партизан. Одежда, промокшая при переходе, замерзла и превратилась в ледяной панцирь. Костров жечь нельзя, нас тут же обнаружат.

Нас было 20 человек, на всех 10 кг ржаной муки, и больше ничего. В сутки выдавали полкружки муки, которую мы разбавляли болотной водой и выпивали маленькими глотками. Скоро кончилась мука, тогда мы по очереди скребли мешок, обдирая прилипшие остатки.

Так жила вся группа, кроме Дубовского. У него был вещмешок с продуктами, который таскал его ординарец, Петя - армянин. В вещмешке были мясные консервы, сухари, шоколад, папиросы и даже банка топленого сливочного масла. Петя чуть не погиб, спасая вещмешок во время перехода через болота. Сейчас же Дубовский не выпускал вещмешок из рук, а когда был обед, то он, прячась от нас в кустах, кушал, до нас доходил легкий дымок дорогих папирос. Пете он и крошки не дал. Мы все, включая прилетевших с ним десантников, страшно возмущались, но предпринять что-нибудь не посмели. Как-никак, - представитель ЦК ВКП(б).

Так мы прожили дней десять. Потом к нам заявились представители местных партизан, доставили еду и сказали, что немцы сняли блокаду. На радостях мы разожгли большие костры, просушили одежду, отогрелись, жить стало веселей.

Не выдержала испытаний наша Тонечка. У нее так распухли ноги, что она и встать не могла. Было решено переправить ее в Липичанскую пущу, в партизанский лазарет. Несли ее четыре здоровые партизана. Постепенно, под разными предлогами, ушли от Дубовского и остальные. Леня Нерод вместе с Иваном Базыленко ушли в деревню, где жила семья Нерода. Нерод там занялся подпольной работой, а Базыленко стал связным с Гродненским подпольем, занимался разведкой. Дубовский никого не задерживал. К середине декабря при Дубовском остались я и ординарец Петя. Наступили зимние морозы и мы с Дубовским перебрались на хутор. Хозяин хутора, зажиточный мужик, крепкое хозяйство. Нас хорошо кормили, поили самогоном. Дубовский за все расплачивался фальшивыми оккупационными марками, выданными в Москве.

Несколько раз к Дубовскому приходил мужчина средних лет, плотный невысокий с рябым от оспы лицом и мутными прищуренными глазами - связник Авдонин. Он был специально оставлен Москвой для подпольной работы. За бутылкой самогона решались все местные «партийные» дела.

Я охранял Дубовского. Такая "служба" мне не нравилась, но после того как я сказал об этом "шефу", он лишь выругал меня. Накануне нового 1944 года я вернулся в Липичанскую пущу, где снова встретился со своими друзьями – товарищами по отряду.

Потекла обычная партизанская жизнь: караульная служба, наряды на кухне, вылазки на "хозоперации". Землянки обжиты, в них тепло. Кормят нормально. Правда, обувь у меня полностью износилась и я перешел на лыковые лапти. Зимой ногам тело и сухо, а в слякоть вода в них не задерживается. Только они недолговечны, быстро изнашиваются. Лапти мне плел мой давний друг и попутчик Витя Гринкевич. Он, как и я, остался один, всех родных убили немцы в начале 42-го, когда была облава на партизан в Полесской области. Виктору удалось убежать в лес и его приняли в партизанский отряд.

В январе командование нашей бригады вывело отряды в деревню, стоявшую на берегу Немана. Пришли мы в деревню на рассвете. День прошел спокойно. Ночью я попал в караул вдвоем с усатым поляком. Мы укрылись за толстым деревом и наблюдали за полевой дорогой, шедшей к Неману. Стоял крепкий морозец, но снега не было. Река покрылось молодым льдом. Мимо нас поскакала в сторону Немана наша конная разведка. Мы были уверены, что никаких ЧП не ожидается.

Заполночь услышали конский топот. В темноте рассмотрели приближавшихся всадников. Мы думали, что это возвращаются наши разведчики.

— Стой! Пароль! — крикнул мой усатый напарник. - Стой! Стрелять будем!

Ответа не последовало, всадники не остановились и мы открыли стрельбу по верховым. Кони вздыбились и повернули обратно. К нам прибежал начальник караула с группой партизан. Когда мы подошли к боя, то обнаружили польскую конфедератку с белым орлом, а утром мы увидели, что через Неман по льду были проложены доски, по которым и пробрались наши "соседи".

После этого случая в деревне осталась только застава, а отряды вернулись в свои землянки.





оставить комментарий
страница4/5
Дата21.10.2011
Размер1.45 Mb.
ТипКнига, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5
плохо
  1
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх