А. С. Плоткин Подвигов не совершал… icon

А. С. Плоткин Подвигов не совершал…


1 чел. помогло.
Смотрите также:
Программа дисциплины история Великой Отечественной войны 1941-1945 гг...
Пособие предназначено для преподавателей медицинских вузов...
Герман Ломов «Двенадцать подвигов Геракла: эпический миф или историографическая матрица?»...
«книга памяти»...
Е. А. Приходовская П77 Двенадцать подвигов Геракла: поэтический цикл...
Www trubnikova com Агент Трубникова Татьяна 89166912426...
Ix международная дистанционная олимпиада «Эрудит» История...
Экспансия государства и строительство "центров силы" — первые шаги...
План Война в Северной Африке: Вступление > Вступление...
Сценарий классного часа...
Соловки Начало биологических исследований на Белом море...
Орлов Г. Церковь Христова...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4   5
вернуться в начало
скачать

Война


В субботу 21 июня, закончив рабочий день, я опять побежал домой в Хворостово к маме. От Полустевича до Хворостова около двенадцати километров. Это не больше четырех часов ходьбы. Такой пустяк, такая хорошая дорога, через хвойный лес, где на дегтярном заводе угощали заквашенным березовым соком. Если поторопиться, то можно успеть на танцы. Я все успел. С танцев вернулся около часу ночи и проспал до десяти утра. В деревне было спокойно. Люди работали в поле, ведь летний день в деревне год кормит. Детишки играли в прятки, в лапту, в чижики. В сельсовете дремал дежурный. Молчал огромный деревянный телефон с металлической ручкой. Для того, чтобы позвонить в соседнюю деревню или в райцентр, ее надо было крутить, а после кричать: «Алё, Алё, Пузичи, вы меня слышите»? Трубку поднимали во всех деревнях, спрашивали: «Вам кого?» и узнав, что не их, вешали трубку. А звонивший все кричал: «Алё, Алё, Пузичи». Могли позвонить из райцентра, для этого и сидел здесь дежурный. Но двадцать второго июня 1941года, телефон молчал, дежурный дремал, громко похрапывая. В сельсовете на тумбочке стоял батарейный радиоприемник, конфискованный у помещика. По этому приемнику мы разучивали новые песни - «Если завтра война», «Броня крепка и танки наши быстры», «Широка страна моя родная», устраивали комсомольские собрания, слушали передачи из Минска.

Далеко на Западе, в Европе шла война, гитлеровские войска расправлялись с сильнейшими капиталистическими странами, а мы Гитлеру помогали продовольствием, топливом. 14 июня ТАСС опроверг слухи о подготовке Германии к войне против Советского Союза. – «Это всё происки мирового империализма, пытающегося посорить СССР и Германией. На эти провокации мы не поддадимся». - Так думали мы, так безоговорочно мы были уверены в завтрашнем светлом будущем... «Любимый город, можешь спать спокойно!» Вот и проспали!

Дежуривший в сельсовете не знал, как включается приёмник и продолжал спокойно дремать. Дверь была открыта и легкий сквознячок приятно обдувал дремавшего. Он не слышал, как к сельсовету подъехал верховой представитель из райвоенкомата, который резким толчком прервал сладкую дремоту дежурного.

— Немедленно председателя! — скомандовал приезжий»

— Что? — спросил спросонья дежурный.

— Немедленно председателя! — вторично скомандовал приезжий.

Через десять минут представитель военкомата информировал о нападении гитлеровской Германии на Советский Союз. Председателю сельсовета было вручено двадцать повесток о мобилизации.

Верховой тут же оседлал лошадь и рысью поехал дальше. Слух о войне быстро пронесся по деревне. Народ стал собираться у сельского совета, ждали подробностей от председателя. А он сам ничего не знал. Пришел секретарь сельсовета Кравец, включил радиоприемник. По радио передавали отрывочные сводки о боях с фашистскими агрессорами. Из сообщений трудно было понять, что творится на границе. Было ясно — началась война. В домах уже оплакивали уходящих на фронт, пили водку, устраивали проводы со слезами и прощальными песнями. К концу дня мобилизованные уехали на телегах, они подбросили меня до Полустевич. Я зашел в контору при мельнице, одну комнату в которой снимал отец бывшего хозяина мельницы, местный немец, "фольксдойче". Его сына с семьей накануне войны репрессировали. Отец хозяина встретил меня в понедельник утром с явным злорадством. Во время оккупации этот "фольксдойче" стал переводчиком в местной комендатуре и участвовал в изощренных пытках местных жителей. А пока обстановка оставалась неясной. Высоко в небе летали самолеты с запада на восток. По звуку мы пытались угадать чьи это самолеты. Очень уж хотелось, чтобы это были наши «сталинские соколы», но мы ошибались. Люди говорили, что рано утром вражеский самолет расстрелял из пулемета пастушка, пасшего корову. Было жаль мальчика. Женщины его оплакивали. Но мы стрельбы не слышали. У нас пока было тихо. Жернова крутились. Людей не мельнице прибавилось и образовалась очередь, которую все строго соблюдали. Я работал охотно, пятипудовые мешки с зерном поднимал по ступенькам к жерновам, помогал засыпать их в деревянный конус. В работе прошло два дня. Только во вторник я решил сбегать в Ленин, повидаться с Ривой и узнать новости, ведь всего-то девять-десять километров.

В местечке творилось что-то неладное. Все государственные учреждения разбирали бумаги, часть из них сжигали, а часть упаковывали в ящики. Большинство восточников уже отправили свои семьи в эвакуацию, а сами ждали распоряжений сверху. На мосту через реку Случь стояла пограничная застава, сохранившаяся с тридцать девятого года. 3ападников, то есть уроженцев западной Белоруссии через границу не пропускали. В Ленине скопилось очень много беженцев из Бреста, Пинска и других западных городов, через мост их не пропускали. Районный финансовый отдел, где работала Рива, бездействовал. Заведующий Ольшанский уже отправил семью на Восток. Через мост пропускали только отступающую Красную Армию. Сестра мне рассказала, что отец уже эвакуировался вместе с заводом. Мне трудно судить отца: сестра довольно легко его убедила, что мы уедем без его помощи. Бог ему судья. Вспоминая эти дни, я только сейчас понимаю, что у нас это был единственный шанс. За сутки мы бы смогли быть в Миклашевичах и уехать вместе с отцом… Но кто тогда мог предположить чем обернется наше промедление, никто и не поверил бы что фашисты истребят всех евреев. Тогда я поддержал Риву и был уверен, что мы найдем выход.

В тот день побывал я и в райкоме комсомола. Кабинет секретаря Купченко был завален пачками документов, на них сидел растерянный хозяин кабинета. На мой законный вопрос: Что делать? - он мне ответил, что сам не знает и ждет указаний. Больше узнать ничего не удалось и я вернулся на свою мельницу в Полустевичи.

В среду мама приехала в Ленин попутной подводой. Встретились мы у сестры. Мама нам сказала, чти она никуда не поедет, но мне с Ривой посоветовала уходить на Восток. Мы с ней попрощались, пожелали друг другу пережить войну и проводили маму домой в Хворостово. Там оставалась наша младшая сестра Сонечка.

С каждым днем беженцев становилось все больше и больше. Люди спали под открытым небом. Правда, в столовой кормили всех бесплатно, но в Восточную Белоруссию никого не пропускали. Купченко нервничал, но ничем помочь нам не мог. В субботу собралось в райкоме комсомола человек двадцать комсомольцев. Мы предлагали Купченко создать партизанский отряд, просили направить нас на передовую, но на все наши просьбы следовал ответ:

— Ждем указаний.

После собрания мы отправились в военкомат с требованием отослать нас на передовую. Но и там получили отказ:

— Нет указаний, я не знаю как и куда Вас отправить. Оружия у меня нет.

Единственное, что нам предложили - это охранять местечка от возможной высадки десанта. Тут же нашлись старые охотничьи ружья. Мы с товарищем получил одну на двоих двустволку с одним патроном, заряженным жиганом. Мы должны были охранять мостик, на окраине местечка. Заступили на пост, когда начало смеркаться. Было тепло, на горизонте алела заря. После полуночи я заступил на дежурство. Ночью по дороге прошла колонна заключенных. Их уводили на Восток. Как же я им тогда завидовал! Под утро, присев на перила мостика, я заснул и проснулся от ощущения холода. Оказывается во время сна я свалился в ручеек. Самое страшное, что не только вся одежда была мокрой, но и подмочен единственный патрон. Напарника я так и не разбудил, с утра нам семенил местный милиционер.

Так прошла вторая неделя. Настоящей войны мы еще не видели, жили только слухами. Некоторые говорили, что немцы уже под Минском. О начавшейся войне напоминал только непрерывный гул самолетов и бесконечные толпы беженцев. Все дни я проводил на площади у райисполкома: может что-нибудь разъяснят.

Так и не получив никакой информации мы стояли и обсуждали, что нам надо делать, как жить, если не удастся эвакуироваться и окажемся на оккупированной территории. Среди нас был беженец из Польши, знавший на практике жизнь в оккупации. Он рассказывал об издевательствах фашистов над евреями, о непосильном принудительном труде, о постоянных унижениях. Помню кто-то спросил:

— А евреев убивают?

— Нет, не убивают — был ответ.

Все умолкли. Каждый думал о себе, о родных. На восток нас не пускали, в армию не брали.

Около десяти часов утра на площади появились бойцы из войск НКВД. Всех мужчин, собравшихся на площади, построили в четыре ряда. Два командира обошли строй, отобрали оружие и повели на кладбище. У ворот поставили часовых. Для чего нас собрали? На этот вопрос никто ничего не мог ответить; часовые молчали. Вместе со мной на кладбище оказалось несколько местечковых ребят, которые знали как выбраться, минуя часовых, и мы этим воспользовались.

Вскоре к кладбищу подошли грузовики. В кузова загнали всех задержанных и увези на запад от местечка. В этот же день машины вернулись, но уже пустыми. Судьбу мужчин, вывезенных 29 июня 1941 года из местечка Ленин я так и не узнал.

Я решил пойти к начальнику НКВД Сахарову и напомнить, что мы с сестрой комсомольцы, а я еще и бригадмилец5. В кабинет к Сахарову я прошел свободно. Он сидел в глубоком кожаном кресле, моего прихода он даже не заметил, слов не слышал. Три раза я просил о пропуске для эвакуации. Наконец, отвлекшись от своих тяжких дум произнес:

— Ничем помочь не могу, не имею права. Идите с сестрой в Хворостово. Через Хворостово будут отходить на восток воинские подразделения. Примкнете к любой группе красноармейцев и уйдете вместе с ними.

У крыльца ждала меня Рива и не заходя на её квартиру мы пошли в Хворостово. Погода начала портиться, пошел мелкий моросящий дождь, быстро стемнело. За всю дорогу мы не проронили ни слова. Не о чем было говорить. Впереди грозная, пугающая неизвестность.

Домой добрались заполночь. В нашем стареньком, покосившемся домишке бледно светилось небольшое окошко. Мама не спала, что-то как всегда шила или перелицовывала старые вещи. Наше появление маму не обрадовало, наоборот — она испугалась.

— Зачем? Почему Вы вернулись? Почему вы вернулись, Вам нельзя здесь оставаться – все повторяла и повторяла она.

0казывается, что она решила, что нас либо пропустили через границу и мы уже очень далеко или записались добровольцами в Красную Армию.

Прошла ночь. Наступил второй военный понедельник. Позавтракав на скорую руку, я побежал в сельсовет. В этом же здании помещался и медпункт. Я надеялся застать там комсомольских вожаков Марусю и Настю. С ними можно было бы решить вопрос, куда податься в это страшное время. Девушек в медпункте не было, хотя дверь была открыта. Зашел я в сельсовет, но ни председателя, ни секретаря, даже дежурного не было. На скамейке у стены судачили подвыпившие мужики. Я попробовал позвонить, но несмотря на все мои усилия трубка молчала. Ясно, телефон отрезан, связи с внешним миром нет. Мужики смотрят на меня и хихикают.

— Крути, крути! — сказал один из них.

— Все! Нет больше твоих Советов, — добавил другой.

—Ваша власть кончилась. Тяперь мы твоя власть. Хватит, поиздевались над мужиком.

Подавленный наглостью мужиков, я пошел к своему товарищу Моте. Он – то мне и рассказал о ночных событиях.

Вчера вечером в Пузичах банда напала на сельский совет и ограбила его. Бандиты унесли из сельсовета все документы. Председатель совета Козловский успел вскочить на оседланную лошадь и галопом умчался в райцентр. По пути его обстреляли, но до местечка Ленин он добрался. Почти сразу же выехала в Хворостово автомашина с энкаведешниками. Они захватили с собой Машу с Настей и поехали обратно. На обратном пути машина попала в засаду. Сейчас в деревне нет никакой власти.

Что мне делать? 0сталась надежда на директора Челонецкой школы. Он восточник и, конечно, знает как ухать. Может согласиться взять меня с собой?

У школы на скамейке сидел директор, учитель математики и молоденькая учительница из Клецка. Все евреи, объединенные общей бедой. Они не знали что делать, куда податься. Говорили шепотом, опасаясь, что кто-то их подслушивает, что все рухнуло, что Советский Союз, у которого "броня крепка и танки быстры» и поэтому "любимый город может спать спокойно", где есть любимый вождь и учитель, товарищ Сталин, оказался совершенно неподготовленным к войне. Я впервые слышал такие откровенные разговоры и не верил своим ушам. Неужели советская система такая порочная, что все построено на лжи. Меня они не боялись, и не стесняясь, говорили о том, что в этой войне виноват и Гитлер и Сталин.

Наконец, мы сошлись на том, что во вторник утром надо вместе идти, а если удастся нанять мужика с телегой, то и уехать в Ленин. Там видно будет, что делать дальше. Во второй половине дня я вернулся домой. Поговорил с Ривой и мамой. Рива решила остаться с мамой и Соней, а я стал готовиться к уходу. Прошла еще одна тревожная ночь, а утром узнал, что мои попутчики наняли подводу и на рассвете уехали. По дороге их перехватили бандиты, сняли с них верхнюю одежду, отобрали все ценные вещи. Так я лишился последнего шанса выбраться из мышеловки. Мои опасения подтвердились после разговора с соседом Филиппом. Копа — крепенький, румянолицый веселый мужичок, часто занимал у мамы последние гроши на бутылку. Он любил выпить, вкусно закусить и сходить к вдове Христине. Когда зимой 40-го года увозили в ссылку семью Пана Профессора, Филипп под шумок перетащил из дома помещика к себе все что мог. Мама видела как высылают семью пана Профессора и сильно переживала. Еще в 39-м наш любимый пан просился работать учителем сельской школы. Его не взяли — помещик. А какой он там помещик? Но так или иначе, пока семья Профессора собиралась в далекий неведомый путь, Филипп беззастенчиво перетаскал все, что плохо лежало. Мама мне тогда говорила:

— Смотри Арелэ, сейчас можно грабить помещика и Филипп грабит его, завтра можно будет грабить евреев и Филипп первый придет грабить нас.

Чувствовала бедная моя мама, что большие беды еще впереди. Но именно Филипп предупредил меня, чтобы я даже и не пытался уходить, поскольку все дороги контролирует банда, а я и так уже всем растрезвонил о своем уходе…

- Моё дело маленькое, предупредить тебя по-дружески, - говорил он.

В среду, второго июля, в деревне, не таясь, появились вооруженные люди — дезертиры, бежавшие со сборного пункта сразу после получения оружия. Сборный пункт находился за пятьдесят километров от Челонца на станции Сенкевичи. Учитель из Пузич Стачак узнал о появлении дезертиров и организовал из них банду. Стачак объяснил, что по закону военного времени дезертиров расстреливают, поэтому единственный выход — объединиться для защиты от энкавэдэшников. Был создан штаб банды, куда вошли Стачак, учитель из Челонца, Бучек и лесничий Кулаковский. Все поляки. Жителям деревень они объявили, что ими найдены в сельских советах списки крестьян, подлежащих раскулачиванию. В списки, якобы, были включены большинство жителей деревень. Штаб банды разместился в здании бывшего сельсовета в Хворостове.

Тем временем из леса выходили по одному и небольшими группами бойцы и командиры Красной Армии. Они шли из-под Бреста и Минска, после тяжелых боев, пробирались через непроходимые Пинские болота, через речку Дань. Я видел их — измученные, обессиленные, раненные, большинство безоружные. У тех, кто появлялся с оружием, его немедленно отбирали бандиты. Нужно сказать, что им разрешали покормиться в деревне и отпускали с миром.

В один жаркий июльский день вышла из леса организованная группа вооруженных красноармейцев. Их было человек двадцать. Я в это время пас нашу корову у дороги. Шагавший впереди командир спросил меня нет ли немцев в деревне.

— Немцев нет — ответил я — но и советской власти нет, орудует банда.

— Но немцев нет? — переспросил командир.

Я повторил то, что сказал раньше. Командир дал команду бойцам подтянуться и группа пошла в деревню. Не прошло и двадцати минут, как в сторону деревни побежал наш сосед Филипп с винтовкой в руке. Не успел Филипп добежать до деревни, как началась перестрелка. Из деревни к ближайшему перелеску побежали, отстреливаясь на ходу красноармейцы. Как только они скрылись в кустарнике стрельба прекратилась. Двух, тяжелораненых, подобрали бандиты, привезли в деревню, поместили в бывший медпункт. Местный фельдшер оказал посильную помощь. Бандиты разрешили мне взять окровавленное обмундирование красноармейцев для стирки. Мама постирала, заштопала и выгладила обмундирование, а сестра в это время сварила курицу. Обмундирование и курицу с бульоном отнес я раненным. Меня к ним не пустили, и предупредили, чтобы больше я к раненным не приходил.

В этот день увеличилось количество винтовок у банды. Оружие раздавали крестьянам, втягивая их тем самым в банду. Некоторым досталось даже по несколько винтовок.

Однажды бандиты захватили на дороге возле Пузич грузовую машину вместе с шофером. В деревню бандиты въехали в кузове грузовой машины с песней "Партизанские отряды занимали города". Это себя они считали партизанами, у них не было ни убеждений, ни цели, они были опьянены безвластием, силой оружия в собственных руках.

Первой жертвой банды стал еврей-красноармеец. Его застрелил наш музыкант Яблонский. Застрелил без всякой злобы, просто ради интереса. Единственная причина — еврей. Когда пришли немцы Яблонский стал полицейским и участвовал во всех расстрелах евреев. В 43-м он перешел к партизанам и в соединении Комарова занимался ремонтом оружия. Позже его расстреляли по приказу командира.

Как-то ночью ворвались к нам трое бандитов. Они приказали нам молчать, перерыли наш скромный скарб и забрали мой единственный костюм. Одним из грабителей был Иван Дрозд, исключенный нами из комсомола за отказ ехать на работы по укреплению границы. Иван был из большой батрацкой семьи. Зимой 40-го братья Дрозд имитировали ограбление имения, подняли ложную тревогу. Когда туда явился участковый, грабители уже успели скрыться. Все понимали, что ограбили братья Дрозд, но их боялись и помалкивали.

После визита непрошеных гостей, по распоряжению Стачека к нам подселили семью Шиманских. Для чего их подселили? Не знаю. Ведь дней через десять они вернулись обратно. Но эти десять дней я жил под одной крышей с мечтой моей юности Яниной. За все десять дней мы не обмолвились даже словом. Мы жили в разных мирах.

Прошла третья неделя войны, немцы подходили к Смоленску, а в нашу глушь еще не добрались. Обошли стороной и местечко Ленин. Вся власть сосредоточилась в руках банды. Наши жизни также зависели от них. Однажды, подъехали к нашему дому на велосипедах Стачак с Бучеком. Они устроили у нас обыск. Чего искали не знаю, но ничего не взяли. После обыска Стачак подошел ко мне и спросил:

— Ты коммунист?

— Нет, — ответил я, — только комсомолец.

Дом, в котором мы жили, как я уже писал, был старой лесной конторой, в нем было много комнат, соединенных дверями. Стачак велел мне раскрыть все двери и встать у последней. А сам спокойно, не спеша, загнал патрон в ствол, взвел курок, прицелился, … осталось только нажать. Я стоял в проеме последней двери лицом к Станчаку и ждал выстрела. 3начит, это моя судьба. Шли секунды, к Станчаку подошел Бучек и что-то шепнул ему в ухо. Стачак опустил винтовку, а после они громко захохотали. Это была "шутка". Одним из шутников был мой любимый учитель Бучек.

В одну июльскую субботу, утром, пришел Филипп и передал распоряжение Станчака, собрать пожитки и немедленно перебраться в дом богатого еврея Иоселя. Ему приказали нас разместить и накормить. Сколько придется жить в чужом доме нам не сказали. Расположились мы со своими пожитками у входной двери. Я чтобы отвлечься от страшных мыслей, достал из сумки учебник немецкого языка, я был уверен, что знание языка злейшего врага очень скоро мне понадобится.

Скоро пришел бандит и увел меня в здание сельсовета. Там уже собрали всех еврейских мужчин местечка.

Мы сидели в темной комнате, слабо освещенной полоской света, проникающей через щель ставни. Все молчали, ждали решения своей участи.

Тишину нарушил Иоська, командовавший уборкой урожая в 39-м.

— Ай- ай - ай - я - ай! Почему это я, должен страдать за этих гопников? - и он показал на меня, - это они все натворили комсомольчики! Из-за них всех нас тут держат.

Разговор никто не поддержал. Все помнили как он, Иосл, оседлав помещичьего рысака, выгонял нас на работу. Сейчас он скулил от страха, готов был служить хоть чёрту, пожертвовать кем угодно, лишь бы спасти свою шкуру. Поняв, что поддержки не будет, он замолчал.

Второй раз тишину нарушил маленький, щупленький, длинноносый еврей в ломаных очках. До присоединения Западной Белоруссии он имел маленькую лавочку.

— А я думаю, что хуже, чем при большевиках нам не будет. Немцы - культурные люди, они разрешат опять торговать, и мы как-нибудь проживем. Пережили мы Первую мировую, пережили гражданскую войну, пережили банды Романчука, пережили польский антисемитизм, и это переживем.

Время шло, сумерки густели, в нашей клетке стало совсем темно. Мы уже не видели друг друга. Только слышно было дыхание и отдельные глубокие вздохи. Кто-то дремал, кто-то даже похрапывал. Вдруг в темноте кто-то пробурчал:

— Ну и есть хочется!

Другой подхватил:

— Я даже не завтракал. Когда нам дадут поесть?

После этих разговоров я вспомнил, что сам голоден.

Разговор смолк, теперь все ждали ужина. Но вместо этого раскрылась дверь и нас вывели в комнату, слабо освещенную керосиновой лампой.

Там мы узнали, что еще утром Стачак поехал в Ленин, и чтобы с ним там ничего не случилось нас взяли в заложники. Но в Ленине уже были немцы. Местечко они взяли без боя. Стачак получил от немецкого коменданта указания, что делать дальше. Одна из первых задач — организовать местную полицию.

Отпустили нас по домам этой же ночью.

В этот же вечер Стачак объявил мужикам, что банда становится полицией и будет выполнять распоряжение оккупационных властей. Кто из бандитов не хочет служить в немецкой полиции, должен сдать оружие и вернуться к своему хозяйству. Большинство мужиков не согласились служить в полиции и сдали оружие, но несмотря на это, созданная Станчаком полиция была самой большой в районе и самой агрессивной. В полицию пошли бездельники и пьяницы, среди моих знакомых — сосед Филипп и Иван Дрозд.

На следующий день Филипп опять явился к нам рассказать о новой службе.

— Хватит батрачить на других. Сейчас другие будут батрачить на меня. Вас я буду оберегать, а что бы ничего не случилось, возьму к себе на хранение все что есть ценного в доме — с важным видом говорил он.

Поскольку никаких ценностей у нас не было, то мы отнесли ему две перины и несколько подушек.

Через пару дней полицейским выдали черную униформу с серой отделкой. На правом рукаве — белая повязка с надписью на немецком «Schutzmann»6. Выдали им и добротные яловые сапоги. Вместе с униформой для полицейских привезли распоряжения коменданта местечка Ленин об ограничениях для евреев. Нас обязали носить на правой руке белые повязки с нашитой желтой звездой Давида. Евреям также запрещалось ходить по тротуарам, которых в деревне никогда не было, выходить из дома после 22-х часов. Мы обязаны были снимать головной убор при встрече с немцем и выполнять любое указание полицейского. За нарушение — одно наказание: расстрел.

Для управления деревнями приехали два молодых немца в гражданской одежде, ставшие официальными представителями оккупационной власти. Они поселились в помещичьей усадьбе в Лузичах.

Бывший сельский совет стал опять полицейским участком как при панской Польше. Комендантом полиции стал Булаковский.

Ежедневно в участке устраивались экзекуции над бывшими активистами и депутатами. Привозили их из ближайших и дальних деревень. Их не расстреливали, но так истязали, что крики доходили до нашего дома, расположенного за полкилометра от участка. Истерзанных и замученных отдавали родственникам. Стачак с группой полицейских рыскал по деревням — искал очередную жертву.

Числа 10-12 августа полицейские устроили погром у одного еврея, бывшего лавочника. Его избили резиновыми палками, а имущество разграбили. Мы боялись, что погромщики придут к нам и вечером всей семьей ушли из дому. Притаились в помещичьем амбаре, и всю ночь наблюдали за нашим домом, но никто к нам так и не пришел. Под утро, измученные, вернулись домой. Мама пошла доить корову, а мы уснули крепким сном. Проснулся я от легкого ласкового прикосновения маминой натруженной руки. Нужно было выгнать корову на луг.

Какое это было утро! Свежее, теплое… Лежа в траве, я не слышал, как к ручью подошла Янина прополоскать белье. Стройная, молоденькая, красивая, недосягаемая Янина! Я по-прежнему любил ее пылкой юношеской любовью.

— День добрый! — сказала она, и я почувствовал как тут же улучшилось настроение.

Не дожидаясь ответа на приветствие, Янина продолжила:

— Арка, хочу тебе сказать, что скоро тебя убьют.

— Меня не убьют, за что меня убивать, я ничего преступного не делал. Пуля меня не возьмет!

— Убьют, убьют, — твердила Янина, то ли жалея меня, то ли злорадствуя.

— А с тобой что будет? — спросил я.

— Папа вернется из Сибири и мы все уедем в Польшу. Гитлер восстановит Польское государство. — А тебя убьют, еще раз повторила Яна.

После этого говорить было не о чем, да и девушка быстро закончила свою работу.

Больше я никогда Янину не видел. Мне известно, что зимой 43-го, во время облавы на партизан, фашистские каратели убили мать и двух ее младших сестер. Янину каратели увезли с собой.

Сейчас, когда жизнь прожита, я иногда вспоминаю ее пророческие слова. Хотела ли она меня предупредить или просто пересказывала услышанные сплетни, я не знаю …

Я любил ее беззаветно, посвящал ей стихи, которые она так и не прочла, готов был .для нее на любую жертву. Где Ты сейчас, мечта моей юности? Если Ты жива, помнишь ли Арку из Хворостова, Арку – неудачника?

В этот страшный август сорок первого Рива подружилась с Ароном Зайчиком, учителем начальных классов. До осени 1939г. Арон учился в ешиботе и готовился стать раввином, но с приходом новой власти он пошел на ускоренные курсы учителей. Через полгода он уже учил малышей грамоте. Это был интеллигентный, эрудированный молодой человек. Риве с ним было интересно. Они полюбили друг друга и могли быть счастливыми. Но судьба распорядилась по-другому. Им суждено стать одними из первых жертв.

До нас докатился слух о массовом расстреле еврейских мужчин в Кожан-Городке. Не верилось, что такое возможно. Мы ложились на землю, прикладывали ухо и слушали далекие приглушенные артиллерийские канонады. Иногда казалось, что фронт приближается, тогда появлялась надежда на скорый приход Красной Армии. Доходили слухи, что где-то в лесах прячутся партизаны и мы надеялись, что они могут нас спасти. Временами полиция уходила в лес на поиски партизан, но никого не находила.

Между тем ушел в лес Семен Данилюк. Ему грозила расправа за сотрудничество с НКВД. Семен хорошо знал леса и надеялся найти партизан. Я жалел, что не напросился к нему в напарники, хотя сомневаюсь, что он взял бы меня с собой.

В один августовский день встретил в деревне слепого Кузьму. Этого человека я знал еще с тех пор, когда мы квартировали в Челонце у Павла Коржа. Тогда Кузьма имел упряжку и ездил со своей одноглазой женой по деревням собирать милостыню. У каждого двора Кузьма «пел Лазаря», играл на скрипке. Пел он так жалобно, что многие хозяйки выносили то немного продуктов, а то и деньги. Кузьма всегда останавливался у хозяина наших комнат. Несмотря на то, что сам Корж ютился со всей семьей в одной комнатке, Кузьму принимали как очень солидного гостя, накрывали стол, ставили четвертинку. После сытной еды Кузьма преображался, распрямлял плечи, на лице играла добрая улыбка. Он брал в руки скрипку и начинал свой импровизированный концерт. Небольшая комната постепенно заполнялась гостями. Они тоже приносили водку, угощали Кузьму. А он играл и пел украинские песни, протяжные и грустные, им веселые и задорные. Мне запомнилась его песня "У сусида хата била, у сусида жинка мила. А у мэнэ хатынки нэма, счастя нэма, нэма жинки". От песен переходили к танцам. В перерывах он смешил собравшихся историями, деревенскими анекдотами, Свою Акулину обнимал, прижимал к себе и шутил: «Акулина, я тебе кохаю, як волк овечку». Все кругом смеялись. Как тогда было хорошо, весело беззаботно. Иногда мой папа беседовал с Кузьмой о политике, о жизни и смерти. Он еще тогда говорил моему отцу:

— Живите, пока живется, и радуйтесь жизни, не огорчайтесь по мелочам. Впереди нас ждут тяжкие испытания».

Сейчас Кузьма выглядел очень встревоженным. Я подал ему руку и он меня сразу узнал. Он задержал мою руку в своей большой теплой ладони, но в его рукопожатии уже не было прежней жизненной силы. Рукопожатие было нежным, прощальным. На следующий день я узнал, что Кузьму с женой убил немец посреди дороги между Челонцем и Пузичами.

Наступило двадцать седьмое августа 1941г. Все еще стояла теплая летняя погода. В этот день я проснулся рано; на душе было тревожно. Накануне, в пустующую большую комнату нашего дома, по приказу Кулаковского, поселили старика Янкеля, работавшего при Советах кучером в лесничестве. Перебрался к нам Янкель со своей старухой и внучкой, лет десяти. Когда Янкель возил Кулаковского, он выполнял для него разные поручения по дому. Сейчас Янкель надеялся на защиту Кулаковского.

Я умылся у колодца холодной водой и обтирался льняным полотенцем, когда увидел уходившего в лес еврея-парикмахера, бежавшего в 39-м из Варшавы. Поселился он у вдовы-еврейки Доры- киевлянки. Тогда многие польские евреи-беженцы приехали в нашу деревню, но все они двинулись дальше, на восток, а парикмахер остался. Он искусно брил и красиво стриг. Клиентов ему хватало.

Сейчас он быстро шагал к лесу, даже не ответив на мой вопрос, куда и почему он спешит. Я подумал, что он не расслышал вопрос и вошел в дом.

После завтрака я хотел отправить пасти корову, но увидел в окно Ивана Дрозда, направляющегося к нашему дому. Поняв, что разговаривать с ним мне не хочется, я выпрыгнул в боковое окно, и спрятавшись в кустах, стал наблюдать за домом.

Иван вошел в дом, а через некоторое время вывел из дому маму с сестрами. В руках они несли небольшие свертки. Дрозд повел их в сторону леса, но потом внезапно остановился на опушке и наклонившись к маме что-то сказал. После этого мама и сестры начали кричать:

— Арэ, Арэлэ, Арэ! Выходи из леса! Если не выйдешь, нас убьют. Выходи!

Что мне оставалось делать? Естественно, покинув свое ненадежное убежище, я вышел к ним. Иван полушутя спросил меня:

— Зачем прячешься, чего убегаешь?

— А зачем нас забираешь, для чего? Что с нами будет? — ответил я вопросом на вопрос.

— Ничего с вами не будет. Вас отправят в местечко. Всех евреев из деревень выселяют. Там все вместе будете жить.

Очень хотелось ему верить, хотелось жить. Когда Иван привел нас в полицейский участок, он посмотрел на меня с ненавистью и велел снять брюки.

— Тебе они уже не будут нужны — сказал он.

Я остался в бязевых кальсонах.

Кулаковский забрал у мамы и Ривы документы и узелки с пожитками и ввел нас в большую светлую комнату, где уже находились Дора-Киевлянка с дочерью. В комнате были два больших окна, с двойными рамами, выходившими во двор. Внутренние рамы были открыты. Во дворе было много полицейских, все пьяные.

Через толстые кирпичные стены доносились крики молодой красавицы Двойрэлэ Кравец, над которой издевались пьяные полицейские. Двойрэлэ было семнадцать лет, когда приехавшие два немца забрали ее к себе в именье, в Пузичи. Красавица с иконописным лицом, гордость семьи столяра Кравца, попала в лапы двух прыщавых фашистских юнцов. Как они с ней обращались никто не знает, а в этот страшный августовский день ее отдали на растерзание пьяным полицейским. Через два дня немцы приказали девушке одеть самое красивое платье, повели ее к лесу и там расстреляли.

…Сидим в полицейском участке и не знаем, что нас ждет. Около одиннадцати утра появились во дворе верхом на помещичьих рысаках оба немца. Несмотря на летнюю жару, они были в вышитых шелком полушубках с опушкой, подпоясанные ремнями с кобурами от пистолетов, в хромовых, начищенных до блеска сапогах и штанах "галифе".

Один из них вместе со Станчаком и Кулаковским вошли в нашу комнату. Немец огрел меня плеткой и спросил, понимаю ли я по-немецки.

— Да, — ответил я.

— В полседьмого будете все расстреляны, — сказал он.

Я расценил это как злую шутку, наверно немец хотел проверить нашу реакцию или мое знание немецкого языка. Не мог я тогда поверить, что просто так, без суда и следствия новая власть может убить человека. С другой стороны, мы знали, что немцы пунктуальные люди и свои угрозы выполняют точно. В комнате установилась гробовая тишина. Оставалось ждать и надеяться на чудо.

Двор полицейского участка опустел. Воцарилась зловещая тишина. В голове крутились разные мысли. Рождались невероятные картины нашего спасения. Вдруг в деревню ворвется партизанский отряд и нас освободит. Все мы уйдем с партизанами в лес......

Но нужно было думать, что делать дальше, что можно предпринять. Ведь нельзя ждать спокойно смерти. И я решил приоткрыть оба окна, выходящие во двор. Окна были двойные. Внутренние были открыты, а от внешних окон я тихонько выдвинул шпингалеты. В случае необходимости можно будет их открыть толчком, через них выпрыгнуть во двор и попытаться убежать. Я рассказал о моем плане. Если действительно придут за нами в седьмом часу, мы должны немедленно прыгать в окна и бежать в разные стороны — кто-нибудь, да спасется. Так и решили. Часа в два или позже открылась дверь и вошел Кулаковский.

Он принес миску спелых яблок и велел кушать. На вопрос матери, что с нами будет, он сказал, что сам не знает. Меня он увел от женщин и закрыл в карцер. Захлопнулась железная дверь, и я оказался в каменном мешке с маленьким зарешеченным окошком. Отсюда бежать никакой возможности не было. Я сел на пол и стал вспоминать свою короткую жизнь с раннего детства.

Какая там жизнь? Трудное голодное детство. От недоедания постоянные болячки. Замучили чирьи на шее. От них остались рубцы. Несколько лет не прекращались ячмени на веках. Только с переездом в Челонец мы перестали голодать и я поправился. С присоединением к Советскому Союзу у меня появилась надежда, что смогу выучиться, выйти в люди. Сейчас все в прошлом. Никакой надежды вырваться из лап этого разъяренного зверья.

Неужели расстреляют? Я встал к зарешеченному окошку. Еще высоко стояло солнце, в небе кружились ласточки. Они были свободны, они беззаботно парили в небесной синеве, их ласкали нежные солнечные лучи; они были свободны, им ничего не грозило. Стать бы вольной птицей! До чего прекрасен мир, а нам всем грозит расстрел. За что? Чем мы прегрешили перед Богом и людьми? И где он всемогущий, справедливый Всевышний? Сумеют ли мои родные воспользоваться приоткрытыми окнами?

Солнце уже спускалось над лесом, когда все зашумело, загудело - во двор въехали повозки с пьяными полицейскими. Открылась дверь в карцер и ко мне втолкнули двух старых избитых евреев. На мои вопросы они рассказали, что их подобрали между Челонцем и Хворостовым. В Челонце уже убили всех евреев, скорее всего и нам жить осталось недолго. Что делать? Неужели нет никакого шанса спастись? Мимо двери протопали полицейские. Я выглянул в окошко и увидел, что по двору пробежала мама с Соней и Ривой. Стрельбы не слышно. Мама с сестрами юркнули в дырку дощатого забора. Страх во мне исчез. Я верил, что родные спаслись.

Тихонько, напевая и всхлипывая читали предсмертную молитву старики. Они искренне считали, что на все воля Божья. Их молитва прервалась, когда открылась дверь и Кулаковский, вооруженный десятизарядной винтовкой, скомандовал выходить. Я поторопился выходить первым, за мной плелись старики, а за ними Кулаковский с двумя немцами. Выход был узким. Вниз к выводу вели три ступеньки, от нижней ступеньки до выходной двери несколько шагов. Я прибавил шаг и опередил стариков. У выхода охраны не было и как только я оказался за дверями, бросился бежать к спасительному лазу в заборе. Пьяные полицейские не обратили на меня никакого внимания, они копались в награбленном барахле. Я успел выскочить, когда раздался первый выстрел. Я ожидал его, мне показалось, что я ранен, но продолжал бежать. Выстрелы не прекращались, но я, не думая ни о чем, продолжал бежать. Увидев конопляные заросли, я упал и пополз в кусты. Выстрелы прекратились, видимо полицейские подумали, что убили меня. На мое счастье, я не получил даже царапины. Правда это я понял уже гораздо позже, когда укрылся от преследователей в болоте. Я рассчитывал, что полицейские, обутые в новые хромовые сапоги, пожалеют себя и не полезут за мной в болото. Они уверены, что евреи никуда не денутся, все равно их всех убьют. Мне же нужно как можно дальше уйти от деревни. Цепляясь за кусты орешника, я перебирался все дальше в лес. Вот уже орешник сменился настоящим лесом, болото стало глубже, я уже был по пояс в воде, но надо двигаться вперед. Погода испортилась, подул резкий ветер, начался дождь. Как же я замерз в ту страшную ночь!

Вдруг услышал жалобный крик Сони

— Аре, Арре, Аррре......... !

Откуда этот голос, где она, моя любимая сестренка? Где ты Сонечка? А голос ее то приближается, то удаляется. Я остановился, стал прислушиваться к дорогому, такому родному голосу…

Вдруг понял —филин. Это он по ночам кричит в лесу человеческим голосом. Как я тогда рассердился, даже выломал палку, чтобы убить эту безжалостную птицу. Но где ее найти? Только слышу: «Арре....,Арре…»

Перевалило за полночь. Где - то далеко пропели первые петухи. Нужно остановиться, передохнуть. Дождь прекратился. Я примостился на высоком пне и задремал. Проснулся от пронизывавшего холода. Наступило серое ненастное утро, первое утро после расстрела. Где же вы сейчас, дорогая мама и сестренки?

Стал осматривать лес вокруг себя. Справа, сквозь ольшаник, разглядел бугорок. Значит, там суше. Хотелось быстрее выбраться из проклятого болота. Слез с пенька и стал пробираться к бугорку. Здесь оказались кусты орешника, на которых оказались еще неспелые зеленые орехи. От такого завтрака я почувствовал еще больший голод, но надо двигаться дальше. Через какое-то время я оказался в сосновом бору, который пересекала наезженная лесная дорога. Я пристроился в кустах и стал наблюдать. Проехала повозка с двумя мужиками. Они о чем-то говорили, но слов не было слышно. Повозка скрылась за бугром и опять наступила тишина. Только шумят от ветра верхушки деревьев, как будто о чем-то шепчутся между собой. Иногда прокаркает ворона и опять тихо.

Вдруг услышал коровье мычанье, появилось стадо коров. Значит, сейчас появится и пастух. Действительно, вслед за коровами появился мальчик пастух, с холщовой сумкой через плечо и длинным бичом. Возле пастушка небольшая собака. Я решил покинуть свое убежище и узнать где я и что происходит в деревне. Но, как только пастушок увидел меня, он бросился бежать. Я вернулся в свое укрытие. Пастух также скоро вернулся - ведь коров-то не бросишь. Когда мальчик оказался недалеко от меня, я окликнул его и сказал, кто я. На этот раз мальчик не убежал. Вскоре он объяснил причину своего бегства. В деревне все считают, что меня убили. От него я узнал и хорошую новость о том, что мама с Сонечкой спаслись. Они успели выбежать со двора полицейского участка и спрятались в зелени какого то огорода. Искать их не стали.

Но Сестра Рива побежала по дорожке к нашему дому и ее догнал Дрозд, вернул в полицию. Там вскоре ее расстреляли с другими евреями.

Я заплакал. Очень жалко было Риву. Сколько ее помню она постоянно работала, я даже не помню чтобы она смеялась. А как она хорошо училась! После окончания семилетки она помогала директору проверять тетрадки за пять злотых, и это после дневной работы у портнихи, где за десятичасовой рабочий день получала еще пять злотых. Возможно, что счастливой она была лишь неделю-другую перед расстрелом, когда подружилась с Ароном Зайчиком. Арона убили вместе с ней.

Мальчик угостил меня мягкой опалькой. Вкус того хлеба помню и сейчас. Несмотря на мучившие меня голод, опальку ел медленно, откусывал маленькие кусочки и долго жевал, прежде чем проглотить. Я знал, что не скоро удастся мне еще раз покушать. Пастушок зажег небольшой костер. Опалька съедена, сижу на корточках у огня и не хочется уходить от этого доброго маленького человека. Но долго задерживаться мне нельзя, да и у моего кормильца могут быть серьезные неприятности. Я взял из костра горящую головню и пошел по совету мальчика в сторону Нестерова острова. К нему недалеко, но пробираться нужно через болото. Пока пробирался к острову, пошел дождь и моя головня потухла. Что дальше делать, где спрятаться от дождя, в какую нору забраться? Я решил пробираться на сенокосное болото, там стоят стога сена. В стогу можно спрятаться и отогреться. Сенокосное болото было недалеко и я быстро туда добрался. Залез в стог, быстро согрелся и уснул.

Во сне ко мне пришла моя любимая покойная бабушка. Она стояла передо мной в белой длинной рубахе, какая-то неземная, просветленная. Она смотрела куда-то вдаль, мимо меня. Я старался заглянуть в ее добрые глаза, но они куда то исчезали. Не удалось мне поймать ее взгляд. Я стал молить ее, чтобы она упросила Бога спасти нас, несчастных. Мне хотелось верить, что Бог добрый и справедливый.

Сколько я пролежал в этом стогу - не знаю; выходить из этого уютного убежища не хотелось. Дождь не прекращался, все заволокло серой пеленой. Выглянул из своей норы и увидел шедшего по тропинке человека. Обутый в лапти, шел он легко и споро. Приглядевшись, я узнал его. Это был хозяин нашей довоенной квартиры — Павел. Его я не опасался и окликнул. Он остановился и стал осматриваться. Я вылез из своей норы и подошел к нему. Павел меня узнал и посоветовал идти к своему дому. Полицаев сейчас в деревне нет. Они куда-то все уехали. Возможно, что у дома найду маму. Однако засветло выходить из леса я боялся и решил дождаться темноты. Вернулся в свою нору. Когда стемнело, я пошел по тропинке к деревне. На опушке леса остановился, осмотрелся, прислушайся. Кругом ни одной живой души. Никаких звуков, только шум непрекращающегося занудливого дождя. Вышел из леса, перешел вброд «канаву», и вот уже старая, вросшая в землю лесная контора-дом, в котором мы прожили последние два года. К дому подошел со стороны двора и в окошко увидел маму и Сонечку. Какое у нее было лицо — бледное, осунувшееся, лицо восьмилетней старушки.

— Мамочка! — крикнул я

Мама не сразу меня узнала, отшатнулась, не веря своим глазам.

Ей сказали, что я убит и вдруг она слышит мой голос.

— Мама! — повторил я — Я жив… Это я, твой Аре.

Мама бросилась ко мне, я заплакал.

— Пойдём со мной, пойдем — сказала мама.

— А как же Сонечка?

— Пусть останется со стариками. Ребенка не тронут, — ответила она.

С Сонечкой мы попрощались через окошко. Сестренка не плакала, ни о чем нас не просила. Мы еще не знали, что видим ее в последний раз.

Мама взяла меня за руку и повела в сторону леса. Там, у опушки леса, стоял разрушенный деревянный дом без окон, без дверей, со сломанной печкой. В верху, где был дымоход, потолок обвалился и мы забрались на чердак. На чердаке было много старой соломы. Главное, крыша была цела. Мы надеялись, что здесь нас не найдут и мы можем дождаться возвращения Красной Армии. Отсюда, через щель в стене хорошо был виден наш дом.

Я рассказал маме как спасся, как провёл эти сутки. Мама слушала и молчала. Она думала о расстрелянной Риве, о Сонечке, оставшейся у стариков. Мама рассказала о том, что было с ними.

Когда въехали во двор повозки с пьяными полицейскими, она решила бежать во чтобы-то ни стало. Она приоткрыла одно окно, а Рива второе. Увидев, что несколько полицейских вошли в участок, они вылезли в окно. Мама с Соней побежали в спасительные заросли конопли, а Рива, к дому, где ее и поймал Дрозд. Только ночью, когда полицейские пьяные от водки и крови, разошлись по домам, они пробрались к дому.

На чердаке было тепло и сухо. Мы так устали за эти страшные дни, что вскоре забылись тревожным сном. Но даже во сне, я думал, о событиях прошлой ночи. Может нужно было действовать как по-другому, может тогда бы спаслась Рива…

Утро было солнечное. Через щель мы видели нашу деревню, залитые солнцем поля и луга, дымились печные трубы над деревенскими хатами. Жизнь шла своим чередом. Мы молчали. О чем говорить? Мы с тревогой слушали, что творится вокруг нас.

Рядом с нашим убежищем в старом домике жил бывший помещичий батрак Герасим с женой и сыном. Последний служил в полиции. Нам было видно как он выходит из дому, вооруженный винтовкой и направляется на «службу». Этого полицейского мы не боялись. Нам казалось, что его соседство служит нам прекрасным прикрытием.

Ближе к обеду началась стрельба в деревне. Мы поняли, что опять кого-то расстреливают. Нам ничего не оставалось делать, как сидеть и ждать наступления ночи, чтобы спуститься и пойти к своему дому и узнать, как там Сонечка. День казался вечностью. Наконец стемнело. В окнах погасли огни, наступила полная тишина. Мы спустились с чердака и в обход пошли к нашему дому. В доме никого не оказалось. Все двери раскрыты, все разграблено…Не нашли мы ни старика с женой, ни нашу Сонечку. Где они, что с ними?

На земляном полу в сенях валялись сочные малосольные огурцы. Я вспомнил, как мама незадолго до установления нового порядка их солила… Скорее всего Филиппу понадобилась наша бочка.

Огурцы были вкусные и сочные, но них после мы почувствовали страшную жажду. Пришлось опять спускаться с чердака, возвращаться обратно в соседнем огороде, где мы сорвали две большие тыквы.

В эту ночь уснуть так и не удалось. Что случилось с Сонечкой? Как узнать, у кого? Следующий день был спокойным, не слышно было и стрельбы. Вечером мы спустились с чердака, понаблюдали за домом Герасима и; убедившись, что сына-полицейского дома нет, зашли к нему. Хозяева встретили нас хорошо, угостили молоком и хлебом и рассказали, что Филипп схватил Сонечку, повел ее в деревню и возле строившейся школы застрелил.

Остались мы с мамой вдвоем. Мы считали себя виновными в гибели Сонечки. Почему не увели ее с собой из дома? Начиная с этого момента, мы все больше молчали, не знали о чем говорить, не было и не могло быть никакого утешения.

В душе крепло желание убить, задушить собственными, руками Кулаковского, его молодую жену красавицу, кормившую первенца. Мне казалось, что я мог бы убить и младенца. Кровь Сонечки не давала покоя, За что ее убили? Кому мешала восьмилетняя девочка. Филиппу я бы горло перегрыз. Эти мысли не покидали меня. Только об этом думал, зарывшись в старой соломе.

На чердаке мы просидели около двух недель. Наступил сентябрь, ночи стали холодными и промозглыми. У мамы стали опухать ноги. Нужно было уходить. Перед тем как покинуть деревню, мы зашли к рыжему портному. От него мы узнали, что творится в мире. Он рассказал о том, что большинство евреев в деревнях Хворостово, Солонец и Пузичи убиты. Трое мужчин из Чеченца сумели скрыться. Две еврейские семьи оставлены немцами для обслуги. Это семья сапожника Ткача из шести человек и семья рыжего портного из пяти человек. В Челонце хотели оставить в живых молодого портного Голуба Шимона, но он отказался остаться без родных и пошел на расстрел вместе со стариками родителями и многочисленными братьями и сестрами.

Я уже говорил о красавице Двойре Кравец. Мы узнали, что случилось с ее братьями, Сандером и Шамшелем. Они были силачами, в деревне никто не мог их перебороть. Фашисты приказали выкопать могилу и заставили их бороться. Обещали оставить живым победившего, того, кто свалит другого в яму. Братья стали бороться, сначала они старались обмануть палачей и незаметно отходили от края, но фашисты не давали этого сделать. Полицейские ждали финала… Но братья крепко прижались друг к другу и в обнимку скатились в могилу. Раздалось несколько пистолетных выстрелов и ребят не стало. В Пузичах молодей немец взял на руки маленького ребенка местного кузнеца-еврея, дал ему конфетку, потом подбросил ребенка вверх и выстрелил в него. Так происходили акции по очистке деревень от евреев.

От этого же человека мы узнали, что в местечке Ленин евреев не убивают. Там есть еврейский совет - "Юденрат", созданный оккупантами. На него возложено управление еврейской общиной.

Рыжий портной пожелал нам побыстрее добраться до Ленина. По слухам, там нашли убежище евреи, бежавшие из Челонца и Хворостова. Для нас это было единственным спасением. Здесь нас могли убить в любое время. До местечка Ленин - 28 километров. Этот путь нужно пройти за одну ночь. Хватит ли сил у мамы? Могут и убить по пути, поскольку предстояло пройти три деревни. В каждой по ночам дежурит охрана - «варта»; члены которой, жители деревни, несут ночное, поочередное патрулирование. В деревнях полно собак и, если они залают, может появиться полицейский. А это верная смерть.

Вышли из Хворостова около полуночи. Я в грязных кальсонах и рваной рубахе, босиком, обросший грязной бородкой. Мама тоже босиком в грязном рваном платье с распущенными седыми волосами. Было темно, но когда свет луны прорывался через облачную завесу, нас могли принять за оживших мертвецов. Мы шли в обнимку, поддерживая друг друга и были готовы к любому исходу. И все-таки тлела слабая надежда — вдруг повезет.

Вот и первая деревня - Баранья гора. Идем посередине улицы. Тишина. Не видно и варты. Собаки подбегают к нам, обнюхивают, но не лают, а как бы охраняя, провожают нас до околицы. Также прошли и вторую деревню. Начался рассвет, когда мы подошли к развилке дорог. Она вела в местечко, вторая поворачивала в Полустовичи и проходила мимо мельницы, где я работал до начала войны. Из Полустовичей нам на встречу ехала телега. Увидев нас, крестьянин подхлестнул лошадь и быстро проехал мимо. Он вполне мог принять нас за привидения.

Мы очень устали. Решили зайти к моему бывшему начальнику. Пробрались огородами, улеглись на куче сена. Мы не стали будить хозяев, а ждали, когда хозяин выйдет кормить скотину. Ждать пришлось недолго. Тихо, без скрипа, открылась массивная дверь и на крыльце появился хозяин Он постоял, осмотрелся кругом и неторопливым уверенным хозяйским шагом направился мимо нас к хлеву. На обратном пути я преградил ему дорогу.

Он не сразу узнал меня, но узнав пригласил в дом и усадил на русскую печь согреться. Хозяйка готовила завтрак. В печи пеклись пышные блины из ячменной муки, а на огромной сковороде жарилась яичница с салом. На столе круглая буханка свежего ржаного хлеба. Голова кружилась от запаха пищи, было тепло, уютно, безопасно, одолевала сладкая дремота. Мы умылись, начали завтракать. Поглощенные едой мы не заметили, как в дом зашел местный полицейский. Он подошел к столу и сел на краешек скамейки, выпил рюмку самогонки. Мы приготовились к самому худшему.

— Ты и есть Арка, работавший перед войной на мельнице?

— Да.

— Это ты помогал моей жене и, дочке молоть рожь?

Я даже не сразу понял, что он имеет ввиду. Вдруг вспомнил, что перед самой войной я помог женщине с ребенком. Да, я им действительно помогал, делал это с удовольствием. Мне вообще нравилось помогать женщинам, а тем более такой хорошенькой девчонке. Я таскал их мешки с зерном, грузил на телегу. Они меня благодарили, а я смущался и краснел. Мне очень тогда понравилась девочка.

— Если это была Ваша семья, то да.

— Спасибо тебе, хлопчик, — сказал полицейский и рассказал нам, как пробраться в местечко незамеченными.

Во-первых, мне нужно было надеть штаны, дальше в кальсонах идти опасно. И он побежал за штанами. Скоро он вернулся с поношенными штанами. Штаны были мне велики, пришлось их затянуть бечевкой вокруг талии. Потом он рассказал, как боковыми дорогами войти в Ленин, чтобы не напороться на комендантский патруль.




оставить комментарий
страница2/5
Дата21.10.2011
Размер1.45 Mb.
ТипКнига, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5
плохо
  1
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх