Д. А. Леонтьев icon

Д. А. Леонтьев



Смотрите также:
А. А. Леонтьев (председатель), Д. А. Леонтьев, В. В. Петухов, Ю. К. Стрелков, А. Ш. Тхостов, И...
Леонтьев А. Н
А. И. Леонтьев > М. В. Леонтьева...
А. Н. Леонтьев Избранные психологические произведения...
А. Н. Леонтьев Избранные психологические произведения...
Д. А. Леонтьев Феномен свободы: от воли к автономии личности...
Учебник" (Близнец И. А., Леонтьев К. Б.) (под ред. И. А. Близнеца) ("...
Дошкольное детство большой отрезок жизни ребенка. Дошкольный возраст, как писал А. Н. Леонтьев...
А. Н. Леонтьев...
А. Н. Леонтьев...
А. Н. Леонтьев...
"Российская историко-психологическая школа (Л. С. Выготский, А. Р. Лурия, А. А...



страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21
вернуться в начало
скачать
Глава I. интервьюирование как исследование

15

социальной инженерии, управления людьми; в метафоре путешественни­ка — поблизости от гуманитарных наук и искусства.

^ Беседа кок исследование

Беседа — основной вид взаимодействия людей. Люди разговаривают друг с другом — они взаимодействуют, ставят вопросы и отвечают на них. Посредством беседы мы узнаем других людей, узнаем об их переживаниях, чувствах, надеждах и том мире, в котором они живут.

Беседа может иметь разнообразные формы — в обыденной жизни, в литературе, в профессиональной ситуации. В обычной жизни она варьиру­ет от болтовни и коротких разговоров, через обмен новостями, диспуты или официальные переговоры до глубинного личностного взаимопроникнове­ния. В литературе встречаются разнообразные беседы — от драмы до ро­манов, рассказов, которые могут содержать короткие или длинные диалоги. Профессиональные беседы включают журналистские интервью, допросы, устные экзамены, исповедь, терапевтические диалоги и — что, собствен­но, и обсуждается здесь — качественные исследовательские интервью. Каждый из этих разговорных жанров использует собственную технику и строится по определенным правилам.

Исследовательское интервью основано на обыденном разговоре, но яв­ляется профессиональной беседой. В этой книге будет рассматриваться одна из форм исследовательского интервью — полуструктурированное интервью о жизненном мире человека. Оно определяется как интервью, цепь которого описать жизненный мир интервьюируемого, что подра­зумевает интерпретацию смысла описываемых феноменов.

В использовании интервью как исследовательского метода нет ничего таинственного: интервью — это беседа, которая имеет структуру и цель. Интервью идет дальше спонтанного обмена мнениями, характерного для обыденного разговора, и превращается в тщательное расспрашивание и внимательное выслушивание с целью получения досконально проверенно­го знания. Исследовательское интервью не является беседой равных парт­неров, так как исследователь определяет и контролирует ситуацию. Тема интервью определяется исследователем, который к тому же упорно доби­вается, чтобы собеседник отвечал на поставленные вопросы.

Примеры интервью будут даны во всей книге (особенно в главах 2 и 7). Чтобы проиллюстрировать форму вопросов, приведем фрагмент интервью, взятый из исследования влияния отметок в датской старшей школе (Kvale, 1980):

Интервьюер (И): Раньше ты упоминал что-то об отметках, не мог бы ты сказать об этом немного больше?

^ Ученик (У): Отметки часто несправедливы, потому что очень часто — очень часто — они только отражают то, как много ты говоришь и насколько ты соглашаешься с мнением учителя. Например, я могу высказать мнение, ос­нованное на проверенных идеях, которое будет противоречить взглядам учите­ля. Тогда учитель, конечно, скажет, что он прав, а я — нет, потому что это его взгляды, и он уверен, что они лучше всех. И: Как это повлияет на отметку?

У: Ну, он тогда, наверное, подумает, что я идиот — кто же еще вылезает с неправильными ответами?

^ И: Это не только твое мнение?

У: Нет, есть много конкретных примеров.

В ответ на прямой вопрос интервьюера ученик сам формулирует осно­вание своего переживания отметок — они несправедливы — и спонтанно приводит доказательства того, почему они несправедливы. Интервьюер упорно следит за ответами, уточняет детали и проверяет глубину убежде­ний ученика, ставя их под сомнение.

Интервью может охватывать нескольких участников социального дей­ствия. Ниже приведены еще два взгляда на справедливость отметок: при­ятеля ученика и учителя:

У: Я думаю, что на самом деле учителя ставят отметки скорее справедли­во, чем нет. Их невозможно обмануть, хотя многие верят, что можно. Если ты сидишь там и, как только кто-то поднимает руку, учитель его спрашивает, и по­том — (поднимает руку). Нет, я не думаю, что это сработает. Не думаю, что они такие дураки.

* * *

^ И: Вы думаете, что есть ученики, которые блефуют, поднимая руку?

Учитель: Ну, я так не думаю, я не думаю, что они специально хитрят та­ким образом — так или иначе, — чтобы произвести впечатление, что они зна­ют больше, чем на самом деле, У меня нет такого впечатления, по крайней мере, в моем классе.

Эти утверждения противоречат словам первого ученика; второй ученик находит оценки справедливыми и уверен, что учителя насквозь видят по­пытки учеников блефом получить более высокие отметки, и этот взгляд подтверждается мнением учителя. Получив от этих трех действующих в этой «пьесе» лиц такую противоречивую информацию, кто-то может по­чувствовать искушение отказаться от качественного интервью как исследо­вательского метода: полученное знание не объективно, а субъективно, в том

^ Глава I. интервьюирование как исследование

17

смысле, что оно слишком сильно зависит от интервьюируемого. На про­тяжении всей книги я буду доказывать, что в этом, напротив, сила интер­вью — возможность охватить множество взглядов собеседников на вопрос и описать многообразный и противоречивый человеческий мир. Основная проблема состоит в том, как получить надежные и валидные знания соци­ального мира на основании разных взглядов взаимодействующих между собой людей. В главах 12 и 13 я вернусь к интерпретации и обоснованию приведенных выше положений, а также к обсуждению их репрезентатив­ности (глава 5).

исследования методом интервью В общественных науках

Не будь разговоров, вряд ли было бы возможно какое бы то ни было общее знание о социальной жизни. Если в порядке мысленного экспери­мента представить, что разговора, беседы не существует, то, следователь­но, не будет существовать и знаний, получаемых через общение, — ни личных знаний читателя, ни совокупного знания человечества. Тем не ме­нее в методических пособиях для социальных наук беседа как метод полу­чения знаний до последнего времени упоминалась редко.

Беседа — очень древняя форма получения знания. Фукидид опраши­вал участников Пелопонесских войн, чтобы написать историю этих войн, а Сократ использовал диалог для получения философских знаний. Однако в современных общественных науках, зародившихся в XIX веке, системати­ческие исследования с помощью интервью стали фактом лишь последних де­сятилетий. Беседа принадлежала к области гуманитарных наук и философии, в то время как методология социальных наук долгое время строилась по об­разу естественных. Нынешний акцент на интервью как беседе и на интерпре­тации смыслов сближает интервью с областью гуманитарных наук.

Однако интервью и раньше использовались в общественных науках. Антропологи и социологи длительное время использовали неформализо­ванные интервью для получения знаний от своих информаторов. Социо­логи и психологи беседовали со своими испытуемыми, чтобы получить общие представления, необходимые для использования тестов и лабора­торных экспериментов. Новым в последние десятилетия является то, что качественное интервью все больше применяется как узаконенный метод исследования, при этом увеличивается объем методической литературы, посвященной тому, как проводить систематические исследования с помо­щью интервью.

^ 18

Часть I. Введение

Можно предложить и технические, и теоретические объяснения сегод­няшнего роста использования качественного интервью в исследовательс­ких целях. Появление в 1950-х годах карманных диктофонов сделало лег­кой точную запись интервью. В 1980-х годах компьютерные программы облегчили качественный анализ записей интервью. Широкие изменения в мировоззрении, отразившиеся в философии, выдвинули на первый план такие темы, как мир повседневной жизни и его обыденный язык, смысл и внутренние связи. Повествования и беседы сегодня считаются необхо­димым условием получения знания о социальном мире, включая и науч­ные знания.

До недавнего времени область качественных исследований была расчленена на различные дисциплины с коммуникативными барьерами, разделявшими научные сообщества с разными правилами интерпретации. В отсутствие общих для всех литературы, методических процедур и кри­териев интервьюеры были вынуждены в большой степени полагаться на собственное творчество. Одним из следствий этого стало то, что изолиро­ванные друг от друга исследователи снова и снова изобретали небольшие колеса.

Сейчас — с увеличением количества книг, журналов и конференций по вопросам качественных исследований — положение дел изменилось. Уже опубликованы междисциплинарные работы*; в последние десятилетия по­явилось несколько журналов, посвященных качественным исследовани­ям**. С появлением новой литературы и расширением общей информаци­онной базы качественные исследования могут развиваться теоретически и методически.

В данный момент качественные исследования разрабатываются в соци­альных науках неравномерно. Хотя большая часть сказанного здесь — уже вчерашний день для антропологии и социологии, все это относительно ново и, возможно, выглядит даже шокирующе ненаучным для некоторых областей психологии. Можно было бы предположить, что получение зна­ний посредством взаимодействия людей в процессе интервью является центральной заботой психологии. В профессии психолога интервью — не­обходимый инструмент (например, в отборе персонала, консультировании и терапии). Однако научная психология, долго учившаяся у естественных

* См. ^ Handbook of Qualitative Research I ed. by Denzin and Lincoln (1994); Handbuch Qualitative Sozialforschung I ed. by Flick, Kardoff, Keupp, Rosenstiel and Wolff (1991).

** Qualitative Sociology (Качественная социология) (с 1978 г.), Qualitative Studies in Education (Качественные исследования в образовании) (с 1988 г.), Qualitative Health Research (Качественные исследования здоровья) (с 1991 г.) и междисциплинарный Qualitative Inquiry (Качественные исследования) (с 1995 г.)

^ ГлаВо I. интервьюирование как исследование



наук, в значительной степени пренебрегает человеческими аспектами при­обретения знаний, включая информационный потенциал человеческой бе­седы. На протяжении всей книги я буду указывать на ценные находки, об­наруженные при использовании интервью в психологической практике, в частности в психоаналитических интервью (глава 4).

То, что практические и концептуальные проблемы применения ин­тервью как исследовательского метода осмысляются редко и не системати­чески, возможно, обусловлено сходством исследовательского интервью с обычным разговором в обыденной жизни. Таким образом, подразумевает­ся, что излишне осмыслять интервью методологически. Кроме того, ак­центирование сходства исследовательского интервью с обычным разгово­ром могло угрожать научной легитимности «молодых» социальных наук. Еще одной причиной недостатка концептуализации и отсутствия общих критериев понимания в качественном исследовании может быть то, что его близость гуманитарным наукам шла вразрез с доминирующим пони­манием социальной науки как разновидности естественной. К несколько противоречивому месту исследовательского интервью в социальных на­уках мы еще вернемся в главе 4.

^ Теоретические Вопросы

Развивать интервью как исследовательский метод — значит стремить­ся к обновлению, расширению и обогащению представлений о знании и ис­следовании в социальных науках. Исследовательское интервью — это не только новый метод, результатом применения которого становятся каче­ственные тексты, а не количественные данные, этот метод еще и отражает альтернативный взгляд на предмет исследования социальных наук. Многие на первый взгляд методические проблемы порождены не относительной новизной метода интервью или неудовлетворительным развитием техники, а являются следствием непроясненности теоретических допущений.

Некоторые авторы отмечали пренебрежение теорией в современных ка­чественных исследованиях. Э. Страусе (Strauss, 1995), например, критикует отсутствие теоретического обсуждения в большинстве глав упомянутого выше Handbook of Qualitative Research (1994). А. Джорджи так завершает свой обзор современной литературы по качественным методам: «Таким ооразом, чтобы лучше теоретически осмыслить и более последовательно практиковать качественные исследования, требуется большая теоретичес­кая ясность и согласованность, а также более глубокое осмысление и луч­шее использование возможностей воображения» (Giorgi, 1994. С. 190).

20

Часть I. Введение

Обращение к методическим вопросам проведения интервью подводит нас к теоретическим проблемам — представлениям о конкретном предме­те исследования, а также о природе социального мира. Качественные ме­тоды — не только некая новая, нежесткая технология в добавление к су­ществующему арсеналу жестких количественных методов социальных наук. Способ понимания, подразумеваемый качественными исследова­ниями, предполагает альтернативную концепцию социального знания, смысла, реальности и истины в социальных исследованиях. Основным предметом науки уже не являются объективные данные, которые нужно квантифицировать, их место заняли значимые отношения, которые нужно интерпретировать. Переход от метафоры интервьюера как шахтера и ин­тервьюирования как добычи самородков значимых данных к метафоре ин­тервьюера как путешественника, а интервьюирования — как сочинения рассказов был рассмотрено выше.

Налицо движение от получения знаний с помощью прежде всего внеш­него наблюдения и экспериментальных манипуляций с испытуемым в на­правлении к пониманию человека с помощью беседы. Опрашиваемые не только отвечают на вопросы, подготовленные экспертом, но и сами в диало­ге формулируют свое представление о мире, в котором они живут. Гибкость интервью и его близость к жизненному миру опрашиваемых могут привес­ти к знанию, которое может быть использовано для улучшения условий че­ловеческого существования. Однако само по себе интервью не является ни прогрессивным, ни манипулятивным методом. Ниже будет показано, что полученные знания могут быть использованы как во благо исследуемого человека, так и для того, чтобы повысить эффективность манипулирования его поведением (см. главу 4).

За последние полвека позитивистская философия науки пошла на убыль. Позитивизм считал социальные науки, так же как и естественные, основывающимися на объективных количественных данных, а их целью — предсказание и контроль поведения других людей. Сейчас в философской мысли произошел сдвиг в сторону гуманитарного знания. Сюда относится постмодернистское социальное конструирование реальности, герменев­тические интерпретации смысла текстов, феноменологические описания сознания и диалектическое помещение деятельности людей в социальные и исторические контексты. То, что качественное интервью вышло на сце­ну именно сегодня, может отчасти объясняться совпадением его централь­ных вопросов с основными темами современной философии — пережи­вание, смысл, жизненный мир, беседа, диалог, повествование и язык (см. главы 2 и 3). Таким образом, постмодернистский подход, вместе с мета-

^ Глава I. интервьюирование как исследование

21

форой интервьюера как путешественника, подчеркивает конструктивную природу знания, порождаемого взаимодействующими партнерами в бесе­де-интервью.

На протяжении всей книги я буду стараться обсуждать применение этого философского анализа к пониманию исследовательского интервью. Я не предлагаю читателю всеобъемлющую теорию исследовательского ин­тервью. Скорее, будут представлены разные философские понимания бе­седы и ее применения в качестве метода исследования. Таким образом, будет обеспечен теоретический контекст для концептуального осмысления теоретических и методологических вопросов, возникающих при использо­вании беседы-интервью в качестве метода исследования. Этому посвяще­на часть II этой книги — «Осмысление исследовательского интервью».

^ Методические Вопросы

Использование интервью в целях исследования обладает обманчивой простотой; кажется так просто начать интервью без всякой предваритель­ной подготовки или осмысления. У начинающих исследователей может возникнуть прекрасная идея схватить магнитофон, найти нескольких лю­дей и начать их расспрашивать. Записанные интервью расшифровываются, и тут — в ходе анализа сотен страниц расшифровки — начинают появлять­ся вопросы о цели и содержании исследования. Такая теоретическая наи­вность и методологическая спонтанность отчасти объясняются реакцией на абстрактные теории и формализованные методы, которые изучаются на не­которых факультетах общественных наук.

Более методологически ориентированный начинающий исследователь может задаться множеством вопросов относительно методических и прак­тических аспектов использования интервью в своем проекте. Например: Как я начну проект? Сколько людей мне нужно опросить? Может ли ин­тервью причинить вред человеку, с которым я разговариваю? Как избежать наводящих вопросов и их влияния на собеседника? Могу ли я быть уверенным, что я понял именно то, что имел в виду собеседник? Необ­ходимо ли расшифровывать запись? Как анализировать интервью? Будут ли интерпретации субъективными? Как мне описывать мои подробные ин­тервью?

Если подобные вопросы уже кем-то поднимались, например в опросах, то на них, конечно, легко ответить, Существует стандартная техника прове­дения опросов и множество справочников, содержащих общепринятые Ранила, схемы и нормы для размера выборки, формулирования вопросов

^ Часто I. Введение

и вариантов ответов, кодирования ответов, статистических методов обра­ботки с уровнями значимости для полученных данных и так далее. Можно найти и стандартные формы таблиц и графиков, в которых представляются количественные данные.

Ситуация с качественными исследованиями прямо противоположна. Во-первых, среди исследователей, использующих этот метод, общепри­нятыми являются очень немногие стандартные правила и методические рекомендации; во-вторых, вряд ли найдется достаточно общий труд, в котором бы обсуждались методические вопросы, подобные вышеназ­ванным. Эта вторая проблема сейчас довольно быстро разрешается, и на сегодняшний день задача состоит прежде всего в том, чтобы сориенти­роваться в море литературы по качественным исследованиям. Обзор ли­тературы, посвященной интервьюированию, будет дан ниже (глава 5, врезка 5.3).

Первая проблема — стандартные правила качественного интервью­ирования — сложнее. Для исследовательского интервью не существует общепринятой процедуры. Исследовательское интервью — это ремесло, которое становится искусством, если его знать хорошо. Разнообразие ис­следовательских интервью сопоставимо с широтой спектра человеческих разговоров. Формы анализа интервью могут различаться настолько же, насколько различаются способы прочтения текста. Качественное интер­вью иногда называют неструктурированным или нестандартизованным интервью, так как существует очень немного заранее структурированных или стандартизованных процедур для проведения этой формы интервью, во время которого сразу должны приниматься многие методические реше­ния и производиться их анализ. От интервьюера это требует большого мастерства, ему нужно быть сведущим в той теме, которая обсуждается, быть знакомым с доступными методическими решениями, а также уметь ухватить концептуальные проблемы получения знаний посредством бе­седы.

В этой книге я попытаюсь преодолеть крайности свободной спонтан­ности не-методического подхода и жесткой структурированностью всеце­ло-методического подхода, сосредоточившись на экспертизе, умениях и мастерстве интервьюера-исследователя. Некоторые из решений, которые нужно принять, проходя различные стадии интервью, и доступные методи­ческие возможности будут выделены в части III — «Семь этапов исследо­вания с помощью интервью».

^ Глава I. интервьюирование как исследование

23

Общая структура книги

В этой книге моя задача состоит в том, чтобы дать общий обзор и неко­торые базовые принципы проведения интервью-исследования, а также представить философские взгляды, полезные в деле осмысления интервью.

Горизонтальное — методическое — измерение обеспечивают главы третьей части, в которых читатель проходит методические стадии иссле­дования с упором на интервьюирование как ремесло и на техники, исполь­зующиеся в этом ремесле, и получает практическое руководство для про­ведения исследовательских интервью. Исследовательское интервью может быть разбито на семь методических стадий, от начальной идеи до оконча­тельного отчета: 1) определение темы, с обоснованием предмета исследо­вания и формулированием задач исследования; 2) планирование исследо­вания таким образом, чтобы оно отвечало задачам исследования, решало проблемы конструирования знания и учитывало морально-этические по­следствия; 3) само интервью; 4) расшифровка; 5) анализ; 6) проверка (ве­рификация); 7) составление отчета. В этих главах поднимается вопрос об умениях интервьюера, которые кажутся мистическими. Эта иллюзия по­следовательно развенчивается — через описание конкретных шагов, при­меры и выделение практических и теоретических трудностей.

В вертикальном — эпистемологическом — измерении в главах части II предложены теоретические схемы для концептуального прояснения мето­дических вопросов, задающих контекст, направляющий размышления об исследовательском интервью. Эпистемология здесь понимается как теория познания. Один из главных вопросов всей книги — взаимосвязь практичес­ких вопросов метода интервью с теоретическими проблемами природы знания, получаемого с помощью интервью.

Поскольку использование качественного интервью как систематичес­кого метода исследования не только сравнительно ново, но и сопряжено с множеством противоречий, я сначала обращаюсь к эпистемологическим вопросам в части II — «Осмысление исследовательского интервью», а за­тем, в части III, к методологическим вопросам — «Семь этапов исследова­ния с помощью интервью». Неискушенные читатели, которые в первую очередь интересуются практикой интервьюирования, могут начать сразу с главы 7 — «Ситуация интервью», чтобы «попробовать ремесло на вкус», а потом продолжить чтение описаний конкретных методических шагов в ис­следовании с помощью интервью. Затем они могут вернуться к теоретичес­кому обсуждению в части II и общему описанию метода в первых двух гла­вах части III.

^ Часто I. Введение

Глава I. интервьюирование как исследование

Рис. 1.1. Исследовательское интервью как МеждуВ

згляд

Качественное исследовательское интервью — это пространство конст­руирования знания. Интервью (interview) — это дословно междувзгляд (inter view), взаимный обмен взглядами между двумя людьми, беседующи­ми на интересующую обоих тему. Взаимозависимость взаимодействия лю­дей и продуцирования знания — вот основная тема, которая проходит че­рез всю книгу.

Двойственное изображение на рисунке 1.1 было предложено датским психологом Э. Рубиным как пример феномена фигура-фон в визуальном восприятии гештальта. Его можно видеть по-разному, как два лица или как вазу, но никак невозможно видеть оба изображения одновременно. Я поль­зуюсь этим рисунком, чтобы проиллюстрировать мое понимание интер­вью как междувзгляда. Мы можем сосредоточиться на двух лицах в двой­ственном изображении, увидеть в них интервьюера и интервьюируемого и

считать интервью взаимодействием между двумя людьми. Или мы можем сконцентрировать внимание на вазе между двумя профилями, увидеть в ней сосуд знаний, конструируемых между взглядами интервьюера и ин­тервьюируемого. Это смена образов — от знающего к знанию, от создате­лей знания к созданным знаниям. Эта двойственность интервью — как межличностных взаимоотношений и как знаний между взглядами, к кото­рым эти отношения приводят, — проходит через все главы этой книги, в которой сосредоточение на личностном взаимодействии и на знаниях, кон­струируемых в этом взаимодействии, сменяют друг друга.

Я подчеркиваю человеческое взаимо действие между взглядами, в ко­тором производится научное знание. Взаимоотношения между интервьюе­ром и его собеседником рассматриваются в главе 2 — «Интервью как бе­седа», а моральные следствия этого взаимодействия людей — в главе 6, посвященной этическим проблемам. Ситуационное взаимодействие интер­вьюера и интервьюируемого является основной темой глав 7 и 8 — о ситу­ации интервью. Общение читателя с текстом, который получается в ре­зультате интервью, проходит сквозь главы об анализе (главы 10, 11 и 12). В последних трех главах (13, 14 и 15) круг рассмотрения расширяется и включает не только обмен взглядами исследователя и его собеседника, но и обмен взглядами между исследователем, использующим интервью, и его аудиторией. Это расширение иллюстрирует рис. 15.1, который является расширением рис. 1.1. В главе 15, завершающей, разговор идет о ценности и валидности знаний, получаемых в исследовательском интервью, и завер­шается обсуждением потенциала этих знаний для расширения наших зна­ний о человеческом общении.

Природа знания, конструируемого между взглядами исследуемого и исследователя, обсуждается в связи с беседами в главе 2 и в связи с фило­софскими концепциями знания в главе 3 и продолжается в главе 4 в связи с различными взглядами на науку и исследование. Глава 13, о валидизации, посвящена действительной ценности получаемого знания и созданию ис­тинного знания в диалоге, а глава 15 описывает беседу как привилегирован­ный доступ к миру человека, понимаемому как диалогическая реальность.

'Л-

^ Часть II.

ОСМЫСЛЕНИЕ

иССЛе£ЮВЙТеЛЬСКОГО иНТЕРВЬЮ

Значение трех ключевых терминов подзаголовка книги — интервьюи­рование, исследование и качественное — связано как раз с этой второй, эпистемологической частью книги. Описывается способ понимания в ка­чественном исследовательском интервью, который обсуждается в соот­ветствующем философском контексте и связывается с представлениями о научном исследовании в общественных науках. Представленное здесь кон­цептуальное осмысление интервью послужит основой для прояснения ме­тодических и теоретических вопросов, возникающих на разных стадиях исследования с помощью интервью.

В главе 2 качественное исследовательское интервью рассматривается как одна из форм беседы и соотносится с другими формами беседы, такими как философский трактат или терапевтическое интервью. Глава завершает­ся планом-схемой способа понимания в качественном исследовательском интервью и обсуждением разных контекстов интервью.

В главе 3 представлены философские традиции, созвучные природе качественного исследовательского интервью. Это постмодернистское лин­гвистическое конструирование реальности, герменевтические интерпрета­ции смысла текста, феноменологическое описание сознания и диалекти­ческое развитие через противоречие.

В главе 4 обсуждается значение термина исследование в контексте представлений о науке, включая позитивистский взгляд на науку, который плохо согласуется с качественным интервьюированием. Значение термина качественный трактуется в связи с общим противопоставлением количе­ственного и качественного. Также затрагивается вопрос об объективности

й субъективности в качественном интервью и, наконец, даются примеры качественных исследований в практике: маркетинговые исследования, фе­министские исследования и психоанализ.

Читатели, не знакомые с методологией общественных наук и филосо­фией, могут, как предложено выше, обращаться непосредственно к описа­нию ситуации интервью в главе 7 и последующим главам, посвященным стадиям интервью, а потом вернуться к нижеследующему концептуально­му обсуждению.

ГлоВо 2.

интервью как беседа

Исследовательское интервью является специфической формой беседы. Чтобы прояснить природу исследовательского интервью, я буду сравнивать его с другими формами беседы. Ниже приведены выдержки из трех различ­ных бесед: во-первых, из беседы Сократа с Агафоном о природе любви, во-вторых, отрывок из психотерапевтической сессии К. Роджерса, на которой пациентка узнает о своем чувстве ненависти, и, наконец, исследовательс­кое интервью, посвященное переживаниям, связанным с «узнаванием» внутренней архитектуры, представленное А. Джорджи. Три разных интер­вью включают различные формы взаимодействия, порождающие в резуль­тате разные типы знания. Глава завершается описанием способа понимания качественного исследовательского интервью и обсуждением интервью в связи с различными контекстами разговора.

^ Знание кок беседа

В главе 1 для понимания исследовательского интервью была введена метафора интервьюера-путешественника, которая подчеркивает, что ин­тервью — это разговор. Я провожу различие между беседой как частью повседневного взаимодействия, беседой как профессиональным обсужде­нием и беседой как философским диалогом. Эти три контекста можно рас­сматривать в качестве специфических вариантов обыденного понимания беседы как «...устного обмена чувствами, наблюдениями, идеями, мнения­ми» (Webster's..., 1967); они включают разные формы взаимодействия и различные уровни отражения формы и содержания беседы.

В спонтанном повседневном разговоре внимание в основном сосредо­точено на теме разговора, в то время как цели и структура разговора не ста­новятся специальной проблемой. Однако если возникают какие-то сложно­сти, может произойти переход со спонтанного уровня на метауровень, где цель и форма разговора становятся объектом рефлексии. Например, это может произойти, если один из участников заинтересуется: «Почему вы меня об этом спрашиваете?».

^ Профессиональное интервью принимает различные формы: допрос, ,, интервью при приеме на работу, терапевтическое интервью или иссле- | довательское интервью. Каждое из них имеет свои цели и структуру, бо­лее или менее систематизированную технику расспрашивания, а также

^ Глава 2. интервью как беседа



свое понимание цели и особую манеру ставить вопросы. По сравнению с обыденным разговором, исследовательское интервью характеризуется ме­тодологической осознанностью формы вопросов, акцентом на динамике взаимодействия между интервьюером и интервьюируемым, критическим отношением к тому, что говорится. В профессиональных интервью пози­ции участников, как правило, асимметричны — профессионал ведет опрос более или менее наивного субъекта, который идет на это более или менее добровольно. В противоположность обыденной или философской беседе в профессиональных интервью происходит скорее одностороннее расспра­шивание субъекта профессионалом.

В философской дискуссии партнеры находятся на одном уровне и рас­спрашивают друг друга о логике вопросов и ответов собеседника и о при­роде обсуждаемого знания. Этот дискурс основывается на совместном обя­зательстве обоих участников найти истину — попытаться выйти за пределы простых мнений и достичь истинного знания. Дискуссия ведется посред­ством расспрашивания о предмете разговора в режиме диалога, следует определенным правилам аргументации, которые партнеры договариваются соблюдать (см. Bernstein, 1983).

Философ-герменевт Х.Г. Гадамер описывает подлинную беседу, опира­ясь на диалоги Платона:

«Беседа — это процесс взаимопонимания двух людей. Таким образом, любая истинная беседа характеризуется тем, что каждый открыт для другого, действительно принимает его точку зрения как достойную внимания и прони­кает в другого в такой мере, чтобы понять не конкретного индивида, а то, что он говорит. Необходимо понять, является ли его мнение объективно истинным или ложным, тогда они смогут прийти к согласию относительно предмета раз­говора» (Gadamer, 1975. Р. 347).

Намерения собеседников отступают перед тем, что Гадамер называет «закон предмета разговора»: если кто-то вступает в диалог с другим чело­веком и этот диалог увлекает его, то с этого момента не существует опреде­ляющей воли отдельной личности. Скорее, речь идет уже о законе предме­та разговора, который порождает аргументы и контраргументы и, в итоге, полезен каждому собеседнику.

Это идеальное описание беседы относится к философской дискуссии и может в некоторых случаях применяться и к обыденному общению. Одна­ко в профессиональной беседе обычно существует асимметрия позиций Участников, имеющих специфические, иногда противоположные, цели.

Приведу теперь пример философской беседы и два примера професси-альной (терапевтического и исследовательского интервью). Философе-

^ 30

Часть II. Осмысление исследовательского интервью

кая беседа направлена на поиск истины в аргументированном изложении; терапевтическое интервью проводится с целью спровоцировать изменения в личности и самосознании пациента, посредством интерпретации в эмо­циональном взаимодействии; исследовательское интервью направлено на получение знаний о мире респондента путем его расспрашивания. Приро­да знаний, получаемых в результате взаимодействия, различна в этих трех беседах: логическое концептуальное знание, эмоциональное личностное знание и эмпирические знания об обыденном мире.

^ Философский диалог Сократа о любВи

«Пир» Платона представляет собой философский диалог в художе­ственной форме. Сам пир был устроен в честь поэта Агафона, который в 416 году до нашей эры получил приз за одну из своих пьес. Гости по очере­ди произносят речи в честь Эрота, бога любви. Их речи сопровождаются обильными возлияниями: Аристофан должен бы пропустить свою очередь из-за сильной икоты, но все же произносит свой тост; пьяный Алкивиад неожиданно разражается любовной речью, обращенной к Сократу — един­ственному, кто встречает рассвет, все еще сидя за столом.

«Пир» состоит из монологов и диалогов, в которых чередуются рито­рические речи, жаркие споры и юмор. Платон использует непрямую форму коммуникации: притворное невежество Сократа и его иронический стиль не поддерживают и не отвергают провозглашаемые истины. Он вскрывает противоречия в аргументах своих оппонентов, давая тем самым пищу для ума тем, кто хочет услышать.

В своей речи Сократ рисует Эрота как желание добра, красоты и прав­ды. Он начинает с вопроса к Агафону, который выступил с напыщенной речью в традициях риторики софистов. Введение и заключение этого пас­сажа в диалоге были следующие:

«— Ты показал в своей речи поистине прекрасный пример, Агафон, когда говорил, что прежде надо сказать о самом Эроте и его свойствах, а потом уже о его делах. Такое начало очень мне по душе. Так вот, поскольку ты прекрасно и даже блестяще разобрал свойства Эрота, ответь-ка мне вот что. Есть ли Эрот непременно любовь к кому-то или нет? Я не спрашиваю, любовь ли это, ска­жем, к отцу или матери — смешон был бы вопрос, есть ли Эрот любовь к мате­ри или отцу, — нет, я спрашиваю тебя так, как спросил бы ну, например, об отце: раз он отец, то ведь он непременно доводится отцом кому-то? Если бы ты захотел ответить на это правильно, ты бы, вероятно, сказал мне, что отец все­гда доводится отцом дочери или сыну, не так ли?





оставить комментарий
страница2/21
Дата18.10.2011
Размер5,04 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх