Коммунистическая партия Советского Союза и советское правительство постоянно заботятся об укреплении правопорядка в стране и о совершенствовании деятельности ор icon

Коммунистическая партия Советского Союза и советское правительство постоянно заботятся об укреплении правопорядка в стране и о совершенствовании деятельности ор



Смотрите также:
-
Законодательных (представительных) органов государственной власти...
Распоряжение от № г. Ростов-на-Дону Орешении постоянно действующего...
Распоряжение от № г. Ростов-на-Дону Орешении постоянно действующего...
«Новые аспекты федерального законодательства, касающиеся деятельности политических партий»...
В череповецкий городской суд...
Данная работа сделана по заказу Луганского областного совета...
Влияние Советского Союза на национальную русскую кухню в двадцатом веке...
«От солдата до Маршала Победы»...
Методика организации и проведения уроков, классных часов...
Урок мужества, посвященный 65-летию битвы под...
Федоров Л. А. Советское биологическое оружие: история, экология, политика М.: МсоЭС, 2006. 302 с...



страницы: 1   2   3
вернуться в начало
скачать


Суть второй проблемы заключается в необходимости выделения в структуре ситуации иерархии подструктур и элементов, их классификации. Это позволяет сделать структуру менее сложной и более доступной для исследования. Иерархия подструктур строится с учетом значимости каждой из них для создания модели неизвестного преступника. Так в соответствии с целевыми характеристиками и оптимальной последовательностью исследования должны быть выделены и отделены одна от другой подструктуры, объединяюще следы и вещественные доказательства, содержащие информацию об общефизических, анатомических, функциональных, патологических и других признаках человека.

Третья проблема ситуационного анализа - это создание соответствующей системы методов и технических средств изучения этих подструктур и их системы, достаточно гибкой, применимой к бесконечному разнообразию встречающихся в криминалистической практике ситуаций.

Четвертая проблема - создание необходимого информационного фонда, включающего в себя сведения о ситуациях и банк алгоритмов, эвристик, применяемых для их исследования и оперативного использования в упоминавшихся ранее «полевых условиях» полученных результатов50.

Не совсем обычные масштабы и методы ситуационного анализа, одной из задач которого является моделирование неизвестного преступника, вызывают необходимость интегрирования специальных знаний, накопленных в разных видах экспертиз, а также в биомеханике, антропологии, анатомии и других науках. Такая интеграция является основой методики ситуационного анализа и возможности с его помощью переработать вероятные выводы о признаках человека, полученные в результате исследования отдельных следов и вещной обстановки места происшествия в целом, в выводы категорические, которые могут быть успешно использованы в построении криминалистической информационной модели неизвестного преступника.


$ 4. Общие положения методики моделирования неизвестного преступника по его следам


Моделирование физических признаков человека составляет одну из важнейших задач криминалистических (в первую очередь трасологических), судебно-биологических и других диагностических исследований следов и места происшествия в целом. Установление признаков неизвестного человека является базой для создания информационной модели интересующего следствие преступника. Для решения этой задачи должна быть разработана общая методика, включающая систему методов, обеспечиваацих извлечение современными криминалистическими средствами максимальной доказательственной и розыскной информации, содержащейся в следах преступления.

Методика получения данных о физических признаках неизвестного человека путем изучения его следов относится к диагностическим исследованиям. Теоретические положения диагностического уровня экспертных исследований разрабатываются в криминалистической литературе на протяжении последних десяти лет51. Следует однако заметить, что вопросы решения диагностических задач и методика соответствующих экспертных исследований рассматривались и раньше, когда они именовались неидентификационными52.

Обобщение практики экспертных исследований следов, теоретическое осмысливание сущности наиболее эффективных приемов таких исследований привело к дифференциации теоретических основ решения идентификационных и диагностических задач и формулированию ряда основных положений методики экспертной диагностики.

Главное отличие диагностического исследования от идентификационного заключается в том, что последнее непосредственно направлено на установление конкретно-единичного тождества, перед следователем или экспертом стоит задача: этим или не этим объектом оставлен след? и т.п. При решении же диагностической задачи главное - каков объект, как и в какое время происходило или происходит то или иное явление, процесс.

Ю.П.Седых-Бондаренко верно отмечал, что так называемая неидентификационная экспертиза "отличается от криминалистической идентификационной экспертизы содержанием и целями исследования, изучением различных свойств и признаков объектов экспертизы, различными методами и т.д."53 . В то же время он считает, что необходимо оставить термин "неидентификационная экспертиза": "... невозможно найти краткое наименование данного вида криминалистической экспертизы", - и поэтому, - "следует оставить традиционное, уже устоявшееся наименование".54 Это последнее его утверждение было опровергнуто исследованиями других авторов, заимствовавших из техники, психологии и медицины понятие "диагностики", которое в последние годы все чаще используется криминалистами вместо понятия "неидентификационная экспертиза" или в качестве его синонима.

Попытка дифференциировать криминалистические экспертизы на идентификационные и диагностические (неидентификационные) в зависимости от применения или неприменения в ходе исследования метода сравнения55 оказалась безуспешной. Исключить метод сравнении при производстве диагностических исследований нельзя. Так, при установлении признаков неизвестного преступника по его следам постоянно приходится сравнивать комплекс выявленных в следах признаков с комплексами признаков справочного характера, имеющимися в информационных криминалистических фондах таблицах, каталогах, коллекциях и т.д. Следовательно, исключение метода сравнения (сопоставления) из числа "рабочих" методов диагностических экспертиз и использование его в качестве основания для отличения диагностических исследований от идентификационных является ошибочным.

К диагностическим видам криминалистических экспертиз А.И.Винберг и Н.Т.Малаховская относят установление времени происшедшего события, механизма и способа действия данного лица, определение отдельных свойств, относящихся к человеку, вещам, животному. Упомянутые авторы, останавливаясь на природе диагностической судебной экспертизы, правильно указывают, что в принципе методику диагноза надо рассматривать как частный метод научного познания, и, что общими предпосылками создания теории диагноза служат положения материалистической диалектики56, само же понятие "диагноз", означающее распознавание, различение, определение, по их правильному мнению, в наибольшей мере определяет результаты такого исследования.

Согласно методике диагностического процесса требуется, чтобы каждый последующий этап являлся преодолением ограниченности знаний о предмете исследования, сохраняющейся на предшествующих этапах. Структура диагностического познавательного процесса охватывает все ступени научного знания, от познания простого к познанию сложного, от наблюдения и собирания фактов к их обобщению и обоснованию выводов.

Одним из центральных понятий теории криминалистического диагноза, в том виде, в котором она изложена в упомянутой работе, является понятие симптома. Симптомы - это факты, на которых основывается умозаключение при установлении диагноза. По нашему мнению, механическое перенесение этого термина в криминалистику не совсем обосновано. В криминалистических диагностических исследованиях лучше пользоваться устоявшимся термином - признак (в данном сдучае диагностический признак, ср.: идентификационный признак). Так же, как и для идентификационных исследований, важное значение для разработки диагностических методик имеет определение значимости (ценности) диагностических признаков, частоты их встречаемости, выработка критериев, позволяющих отделить существенные диагностические признаки от несущественных.

Чем глубже и детальнее будут изучены специфические диагностические признаки, тем больше оснований для категорического вывода. Это достигается строгой системой описания признаков, правильной их научной классификацией, с указанием на абсолютную и относительную научную значимость каждого из признаков и их совокупности в конкретной и типичной ситуациях.

Очевидно, что для обоснованного диагноза нужно пользоваться не отдельно взятым специфическим признаком, а комплексом диагностических признаков (А.И.Винберг называет это "специфическим симптомокомплексом"57), характерным для данного явления, объекта и т.п.

В связи с изложенным представляется необходимым ввести понятие "диагностическое поле". Диагностическое поле - определенная система свойств, признаков объекта, являющаяся непосредственным объектом изучения в целях решения диагностических задач. По смысловому содержанию этот термин близок к термину "диагностический комплекс признаков" и в некоторых случаях может применяться как его синоним.

Кроме того, представляется целесообразным введение и использование термина "диагностический период" (по аналогии с предложенным в свое время В.П.Колмаковым58 термином "идентификационный период"). Под диагностическим периодом нами понимается временной интервал, позволяющий с учетом устойчивости и изменяемости признаков изучаемого объекта эффективно осуществлять процесс его диагностического исследования.

В ходе решения диагностических задач объекты исследования, как правило, сравниваются (сопоставляются) с аналогичными объектами, или знания об исследуемом объекте, сравниваются со знаниями, накопленными наукой, экспертной практикой о классе (виде) соответствующих объектов.

А.И.Винберг и Н.Т.Малаховская определение физических признаков человека по его следам относят к экспертным задачам установления фактического состояния объектов (каковы особенности строения человека, следы которого обнаружены на данной поверхности и т.п.). Вопросы, касающиеся установления по следам человека его физических признаков, характеризуются высокой степенью специфичности и в то же время ко всем из них применимы положения одной методики, что дает, на наш взгляд, основание выделить их в отдельную группу задач диагностической экспертизы. Это обусловлено еще и большим значением этой группы вопросов для следствия, общей связью всех свойств объекта исследования - человека.

В последние годы заметно активизировался процесс математизации экспертизы. Диагностические экспертные исследования также открывают пока еще не используемые возможности для математических методов. Задачи многих из рассматриваемых исследований сводятся к отысканию и оценке функциональных отношений, например, диагностика роста человека по следам ног. При этом следует указать на следующее. Все поправки при диагностике роста человека должны производиться не на основе только средних и среднеарифметических отклонений, как это в лучшем сдучае делается экспертами, а с учетом также распределения признаков, частоты их встречаемости (такие данные содержат работы по антропометрии, которые будут названы в дальнейшем изложении).

Общим положением методики диагностических экспертиз, проводимых с целью установления физических признаков человека по его следам, является ее комплексный характер, то есть использование специальных познаний, относящихся к различным отраслям науки и техники. Комплексность исследования заложена в сущности решаемых вопросов, относящихся к установлению признаков такого сложного феномена, каким является человек, и многообразием свойств, которые отражают его следы. Однако это вовсе не исключает в отдельных случаях возможности решения вопросов специалистами какого-то одного профиля (трасологом, биологом, судебным медиком и т.д.).

Комплексное исследование в зависимости от характера решаемых вопросов и исследуемых объектов реализуется в разных формах: обычной экспертизы, проводимой одним экспертом59, комплексной экспертизы или ряда последовательно проводимых экспертиз.

В этой связи приобретают актуальность рассмотрение методологических аспектов выделения исходных данных для моделирования человека путем назначения и производства комплексной экспертизы, определение ее понятия и сущности.

Не останавливаясь на процессуальных вопросах комплексной экспертизы, которые дискутируются в юридической литературе60, рассмотрим особенности комплексного подхода при криминалистическом моделировании признаков неизвестного преступника по его следам.

В.Е.Корноухов указывает на три формы реализации комплексного подхода в судебной экспертизе: комплексно-интегративная (ее следствие - комплексная экспертиза), комплексно-кооперативная и комплексно-вспомогательная61. Под комплексно-интегративннм исследованием понимается изучение пограничных проблем методами смежных наук. Только такое исследование подпадает под понятие комплексной экспертизы62. Под комплексно-кооперативной формой понимается совокупность разнородных экспертиз, направленных на решение системной задачи процесса доказывания, обеспечивающей установление отдельных обстоятельств предмета доказывания. Например, исследование совокупности следов (рук, ног, зубов, губ, других участков тела) человека, осуществляемое путем раздельного анализа разными экспертами каждого вида следов и последующей оценки одним из них совокупности полученных результатов для установления признаков, представляющих собой элементы модели человека.

Особенность комплексно-вспомогательной формы, по мнению В.Е.Корноухова, заключается в том, что при проведении основного исследования возникает необходимость проверки, уточнения тех или иных фактов с помощью методов (методик) других наук63.

Нетрудно заметить, что две последние формы использования специальных познаний представляют собой не одну комплексную экспертизу, как полагает В.Е.Корноухов, а комплекс отдельных экспертиз, выводы которых использованы одним экспертом. Заметим, что назначение комплексных экспертиз - соединить специальные познания и деятельность нескольких специалистов, для дачи общего заключения. Именно совместная деятельность обеспечивает высокую эффективность работы участников комплексной экспертизы. Кооперация видов судебной экспертизы определяется спецификой отражения и многокачественностью исследуемого объекта (в нашем случае - человека) и преследует цель получения совокупности информации, позволяющей в последующем смоделировать неизвестного преступника. Событие происшествия сопровождается изменением различных объектов, составляющих обстановку места, где оно произошло. Любой из подвергшихся изменениям объектов содержит информацию об отдельных признаках человека, воздействовавшего на эти объекты, поэтому только комплекс объектов, взаимодействовавших в процессе происшествия, его обстановка в целом отражают достаточно полно совокупность присущих конкретному человеку признаков. Многообразие этих признаков не позволяет установить весь их комплекс путем проведения одного вида экспертизы. Требуются специальные познания в целом ряде областей знания - криминалистике, антропологии, судебной медицине, биологии и т.д., интеграция этих знаний в целях решения экспертных задач.

Большие перспективы открываются перед использованием уже упоминавшегося ситуационного анализа. Исследование следов взаимодействия человека с обстановкой места происшествия, их ситуационный анализ, а также совокупная, комплексная оценка информации, содержащейся в них, разумеется, связаны с некоторыми трудностями. Если методика раздельного исследования следов человека разработана достаточно детально, то методика их комплексного изучения специалистами различных отраслей знания и ситуационного анализа еще нуждается в совершенствовании. Увеличение числа специалистов, совместно исследующих следы на месте происшествия, создает определенные организационные трудности, однако способствует более полному и всестороннему анализу и благодаря этойму дает органам следствия и суду более полную информацию об интересующем их человеке.

Во многих случаях знания о том, какие ситуационные факторы влияют на действия участников расследуемого события, а значит, определяют его механизм и особенности отображения свойств людей, относятся к специальным. Только специалисты знают, как влияют конструктивные особенности преграды на действия взломщика, физическое состояние потерпевшего или нападавшего на их действия, а значит - взаимное размещение и другие связи следов разных участков тела и одежды. Специфика любой формы кооперации экспертных знаний заключается в том, что "во-первых, исследуются качественно разнородные следы преступника, объединяемые целью, которой нельзя достигнуть без согласованного взаимодействия комплекса экспертиз. Во-вторых, она приспосабливается к особенностям отражения, основывается на закономерных ситуациях, а поэтому должна оцениваться как более высокий уровень развития тактических основ судебной экспертизы"64.

Реализация комплексного подхода к исследованию и использованию следов происходит не только через комплексную экспертизу, но и в других формах (например, комплексная тактическая комбинация /операция/). При этом каждая из них способствует решению конкретных задач и в целом позволяет достигнуть тех целей, которых невозможно добиться при раздельном использовании данных нескольких наук, без их согласованного взаимодействия.

Описанию общей методики диагностических исследований следов, проводимых с целью последующего моделирования неизвестного преступника, должно предшествовать определение понятия методики экспертизы. Этот вопрос в разных аспектах (соотношение метода экспертизы, методологии, методики, приема, способа исследования и др.) уже рассматривался в литературе65.

По нашему мнению, методикой экспертного диагностического исследования является детально регламентированная программа изучения лицом, обладающим специальными познаниями, признаков определенных объектов для решения экспертной задачи, содержащей розыскную и доказательственную информацию. Назначение методики - обеспечить применение в оптимальной последовательности специально разработанной для решения диагностических задач системы методов и технических средств исследования.

Внутри каждой разновидности экспертиз можно выделить единые методики решения однотипных экспертных задач, отличающиеся от методик решения задач других типов. Программа исследования, направленного на решение однотипных задач в пределах одной разновидности экспертизы с использованием системы рабочих методов, может быть названа частной методикой экспертного исследования. Примером частной методики экспертного диагностического исследования может служить методика установления возраста человека по показателям плотности папиллярного узора в следах его рук.

А.И.Винберг, А.Р.Шляхов и др. предлагают термин "конкретная методика судебной экспертизы" для выделения следующего уровня решения задач, когда на основании знания частной методики и своего личного опыта эксперт разрабатывает методику решения стоящей перед ним в данный момент задачи, а также программу исследования, приспособленную к конкретной экспертной ситуации66.

Сказанное позволяет представить схему уровней методик экспертного исследования следующим образом:

- общая методика экспертизы, свойственная каждому классу, роду, виду (разновидности) экспертиз;

- частная, предназначенная для решения типичных задач;

- конкретная методика, отобранная или созданная экспертом для решения отдельной задачи на основе оуществухщей частной методики67.

Последняя состоит из алгоритмического правила, заимствованного из частной методики и эвристических модификаций, созданных самим экспертом с учетом экспертной ситуации.

Частные и конкретные методики решения диагностических задач по установлению физических признаков человека по его следам будут рассмотрены во второй главе. Попытаемся вначале раскрыть содержание общей методики такого рода исследований.

^ Общая структура экспертной диагностики признаков человека по его следам. Любое экспертное исследование слагается из ряда последовательно осуществляемых стадий (этапов), которые отличаются своеобразием частных задач, решаемых в процессе акспертного познания. В литературе традиционно указывается на четыре основных стадии: 1) подготовительная; 2) аналитическое исследование объектов, представленных на экспертизу; 3) сравнительное исследование; 4) синтез результатов исследования и формулирование выводов68.

Такая же структура присуща и методике рассматриваемого диагностического исследования. Рассмотрим содержание основных его стадий.

^ Содержание подготовительной стадии комплексного диагностического исследования следов человека. На этом этапе производится совместное изучение экспертами поступивших материалов дела (постановления о назначении акспертизы, предметов со следами или моделей следов, протоколов осмотра места происшествия, схем и фотоснимков, заключений других экспертиз, протоколов допросов свидетелей, потерпевшего, обвиняемого об обстоятельствах происшествия и др.). Эксперты уясняют сущность стоящих перед ними задач, место изучаемых вещественных доказательств (следов) в материальной обстановке преступления, ситуацию, в которой происходило следовое взаимодействие, оценивают изменения, которые произошли с момента происшествия до представления объектов на экспертизу, определяют, достаточны ли для решения вопросов представленные материалы, и, в случае их недостаточности, истребуют дополнительные данные от следователя.

В ходе предварительного ознакомления определяется последовательность, характер (содержание) и объем экспертных исследований. Эксперты решают, в какой последовательности целесообразно проводить исследование представленных объектов, какие методы и дополнительные данные из информационных фондов экспертного учреждения при этом необходимо использовать. В первую очередь применяются приемы и методы, не влекущие каких-либо изменений объектов - визуальные, фотографические, а после этого - приемы и методы, при которых может произойти изменение первоначального состояния объектов.

Ознакомление с материалами дела, осмотр вещественных доказательств и образцов, изучение поставленных вопросов, служат реальной основой для выдвижения экспертных гипотез. Именно с учетом гипотез эксперт определяет порядок исследования, план работы, объем и характер исследования, частные методики и последовательность их применения, сроки, в течение которых должны быть решены те или иные подзадачи.

Содержание стадии анализа следов и справочного материала, выделения в них признаков. На этой стадии производится раздельное исследование каждым экспертом материалов дела, вещественных доказательств и образцов. Следы осматриваются и анализируются с целью выявления признаков (качественных и количественных), характеризующих признаки человека. Например, в следах папиллярного узора рук выделяются - их размеры и форма, плотность папиллярных линий (для определения возраста человека), нарушения структуры
узора, указывающие на те или иные заболевания и т.п.

В ходе аналитического изучения общих и частных признаков производится конкретизация свойств, выясняется сущность, качественная и количественная определенность, происхождение и характер изменений признаков.

Все исследуемые объекты можно подразделить на две основные группы:

1) непосредственный объект экспертизы - исследуемые вещественные доказательства (в рассматриваемом случае - следы человека);

2) справочный сравнительный материал (натурные коллекции, каталоги, альбомы и т.п. из информационного фонда экспертного учреждения).

Возникает вопрос - требуется ли раздельное исследование (анализ) объектов второй группы? Ведь эти объекты - совсем не тот сравнительный материал, который применяется в идентификационной экспертизе. По нашему мнению, этот материал также требует отдельного анализа, в ходе которого определяется сопоставимость характеристик, выделяются существенные признаки, определяется оптимальное диагностическое поле признаков и т.д. Примером может служить изучение справочных таблиц, отражающих закономерные зависимости (корреляции) между антропологическими (качественными и количественными) признаками человека для получения информации о физических признаках человека по следам его рук. Анализ таблиц в этих случаях производится с целью выбора единиц измерения, определения вариабельности признаков и др.

Раздельное исследование завершается фиксацией следов путем их описания, измерения и фотографирования.

^ Сравнительное исследование выделенных признаков с образцами и другими данными информационного фонда. Признаки, которые удается установить в ходе раздельного анализа поступивших для исследования объектов, необходимо сравнить с имеющимся справочным материалом - образцами натурных коллекций и другими данными информационного фонда экспертного учреждения. Если необходимых сведений информационный фонд не содержит, эксперту остается провести самому соответствующие экспериментальные исследования, затребовать необходимые данные (например, ГОСТы, ТУ и т.п.) из располагающих ими учреждений.

Главное в этой стадии - добиться полного совпадения диагностического поля признаков следов с таким же полем признаков, содержащимся в образцах. Кроме того, на этом этапе важными представляются выбор сравнительных образцов, методов сравнения, точная фиксация характера установленных в результате сравнения отношений объектов, и в частности, меры близости сравниваемых признаков, объяснение значимости выделенных экспертом отношений сходства или различия признаков для решения поставленного вопроса.

Методы сравнительного исследования достаточно подробно описаны в криминалистической литературе69 и поэтому не будут здесь рассматриваться. Представляет интерес рассмотрение возможностей использования методик дифференционных исследований в диагностических экспертизах, проводимых с целью установления физических признаков преступника по его следам.

Основные теоретические положения, терминологический аппарат и общая методика дифференционных исследований разработаны И.Д.Кучеровым70. Под дифференциацией И.Д.Кучеров понимает познавательный процесс исследования (выявления и оценки) различий между однокачественными объектами, объединенными групповой принадлежностью, в целях исключения этой принадлежности (разделения объектов), индивидуализации единичного объекта в данном множестве и установления неразличимости объектов (их предельно узкой групповой принадлежности)71. Из понятия дифференциации вытекает, что методом дифференциации является система сенсорных, инструментальных и психологических операций, опирающихся на информационные функции различий в однокачественных объектах и обеспечивающих решение определенных задач криминалистики.

Сущность дифференционной задачи по установлению признаков неизвестного преступника заключается в том, чтобы среди определенного множества людей (например, жителей одного населенного пункта, людей, имеющих доступ к чему-либо) путем изучения следов выделить такого (или таких), который отличался от остальных хотя бы по одному существенному признаку. Примером может служить установление групповой принадлежности вещества потожировых следов, крови и др. Такая информация не имеет сама по себе большого доказательственного значения, но позволяет проверить причастность данного лица к преступлению оперативно-розыскными мерами, экономит время и средства расследования.

Частной дифференционной методикой диагностического исследования следов человека с целью установления его признаков является научно-обоснованная программа применения системы сенсорных, инструментальных и логических операций, обеспечивающая выделение определенного дифференцирующего признака человека (например, роста, возраста, веса и т.п.). Применимость таких методик обусловлена тем, что физические признаки человека с полным правом могут быть отнесены к дифференцирующим. И.Д.Кучеров правильно определяет дифференциирующий признак как существенное качественное или количественное различие, выражающее неравенство состояний либо отношения между сравниваемыми объектами72. Заметим, однако, что одни и те же признаки человека могут выступать как в качестве идентификационных, так и в качестве дифференционных. Но так как в деятельности по моделированию неизвестного виновного его признаки используются в большей мере как дифференционные (установление методом дифференциации предально узкой группы лиц, идентификация человека по следам через дифференциацию и т.п.), в основном в этом аспекте они и будут рассматриваться в дальнейшем изложении. Это тем более оправданно, что дифреренционные подходы к анализу и оценке признаков облегчают решение задач кибернетического моделирования. Вместе с тем нельзя не высказать мнение, что дифференционные методы не позволяют, как это полагает И.Д.Кучеров, установить тождество. Они больше подходят для диагностических исследований. Так, например, отличие модели зубного аппарата, созданной по следам зубов, от обобщенных моделей зубного аппарата представителей монголоидной и негроидной рас, позволяет придти к выводу о том, что данные следы оставлены европейцем.

^ Оценка результатов исследования следов. Синтез. На этом этапе определяется значение выявленных признаков, степень полноты совпадения или различия диагностических полей. Содержанием рассматриваемой стадии является синтез всех полученных по экспертизе результатов, сведение всех выявленных признаков в систему, оценка возможности использования совпадения или различия полей признаков в качестве оснований для формулирования ответов на поставленные вопросы. Эта стадия характеризуется тем, что потенциальная информация, объективно содержащаяся в изучаемых следах, превращается в актуальную информацию в виде количественных и качественных данных о признаках человека, оставившего следы.

^ Формулирование выводов. Описание элементов информационной модели преступника в заключении. Этап оценки результатов исследования завершается выработкой выводов, являющихся ответами на вопросы, поставленные перед экспертом (экспертами) и представляющими собой модель-описание человека, оставившего следы. Описание должно быть четким, полным, исключающим возможность неоднозначной трактовки73.

Если экспертиза проводилась экспертами разных специальностей, то в синтезирующем разделе заключения дается совместная оценка результатов исследования применительно к каждому из поставленных вопросов и приводится обоснование общих (интеграционных) выводов.

Составление синтезирующей части и формулирование выводов осуществляются всеми членами комиссии экспертов, или частью экспертов, результаты исследования которых имеют определяющее значение при решении вопросов.

Рассматривая вопросы общих положений методики экспертиз, проводимых с целью моделирования неизвестного преступника по его следам, нельзя не коснуться и вопроса о возможностях программирования процесса решения экспертами таких диагностических задач.

В криминалистической литературе в последние годы все чаще обсуждаются проблемы алгоритмизации процесса производства судебных экспертиз, создания программированных методик криминалистических экспертиз. Разработаны программированные методики для решения некоторых идентификационных задач74, имеются описания алгоритмов и для диагностических исследований. Необходимость в использовании алгоритмического подхода состоит не только в том, что упорядочивается процесс решения задач экспертизы. Правильное решение подчас может быть получено только если эксперт следует предлагаемым наукой алгоритмам.

Нами предпринята попытка сформулировать и представить в виде блок-схем некоторые правила, которыми должен руководствоваться эксперт, исследующий следы или обстановку места происшествия в целом для получения информации о неизвестном преступнике. Назвать эти правила алгоритмами в строгом смысле нельзя, поэтому при их формулировании мы брали за основу положение о "нестрогих", "ослабленных" алгоритмах.

Правила "ослабления" алгоритмов рассмотрены в работах С.А.Орловского, Б.В.Бирюкова и др.75 Г.Л.Грановским показаны возможности использования программированных методик на основе «ослабленных» алгоритмов при решении различных трасологических задач76. Необходимость в «ослаблении» алгоритмов при проведении криминалистических экспертных исследований обусловлена тем, что в распоряжении криминалистов обычно нет таких определенных исходных данных, какие, например, имеют математики, и без которых нельзя применять "строгие" алгоритмы решения задач. В большинстве случаев исходные данные, представляемые эксперту следователем, страдают неопределенностью и неполнотой. Здесь нужны "ослабленные" алгоритмы, допускающие различные отклонения в процессе экспертного исследования, творческие (эвристические) самостоятельные поиски решения.

Применительно к криминалистическим алгоритмам более точным является наименование - "предписания алгоритмического типа", или, сокращенно, алгоритмические предписания77. Целесообразность введения такого понятия вытекает из того, что пользование "строгим" алгоритмом связано с соблюдением требований, которые при решении криминалистических диагностических задач выполнимы лишь с известной степенью приближения. Одно из них - это требование конструктивности (однозначной опознаваемости тех объектов, над которыми осуществляются операции, предписываемые правилами алгоритма); второе - наличие конечного набора элементарных операций.

Элементарные операции при производстве экспертиз в большинстве случаев - умственные операции. А определить элементарность умственных операций практически невозможно. Понятие предписания алгоритмического типа как раз и позволяет обращаться к операциям, не всегда являющимся элементарными, варьируя их число, а в некоторых случаях - последовательность.

Использование алгоритмических предписаний позволяет создать так называемые программированные методики, сущность которых заключается в строгой упорядоченности деятельности эксперта при решении общей (главной) задачи, в свою очередь состоящей из ряда подзадач.

В диагностических исследованиях следов человека в соответствии с классификацией задач и в зависимости от сложности их решения могут быть разработаны свои алгоритмы. В первую очередь - это общий алгоритм, регулирующий в целом процесс диагностического исследования - от изучения постановления до формулирования выводов. Каждый этап исследования и решение каждой подзадачи, возникающей на этапе, нуждается в своих частных алгоритмах. Рассмотрим некоторые возможные варианты программирования процесса установления признаков человека по его следам. Программированные методики представлены блок-схемами, указывающими последовательность и содержание действий, связи между ними. Они соответствуют приведенным ранее общим принципам методики экспертного установления признаков человека по его следам.

Общая программа решения экспертом диагностической задачи по установлению признаков человека по его следам охватывает шесть алгоритмов решения основных подзадач.















1 Материалы Пленума Центрального Комитета КПСС (14-15 июня 1983 г.). - М.: Политиздат, 1983, с. 16

2 Материалы XXVI съезда КПСС. - М.: Политиздат, 1981, с. 65.

3 Ленин В.И. Полн. Собр. Соч., т. 4, с. 412.

4 Ведомости Верховного Совета СССР, 1983, №3, с. 56.

5 Всего в судах гг. Москвы, Риги, Душанбе изучено 300 архивных уголовных дел /150 по убийствам и 150 по кражам/ за 1978-1982 годы.

6 См.: Информационный бюллетень частных научных разработок, рекомендуемых для внедрения в практику судебно-экспертных учреждений системы Министерства юстиции СССР. Вып.10, М.., 1982, с.З.



7 См., например, Батороев К.Б. Аналогии и модели в познании. -Новосибирск: Наука, 1981; Вальков К.И. Введение в теорию моделирования. -М., 1974; Фельдман Д.М. О соотношении системного подхода и моделирования. - Дис....канд. философ. наук. - М., 1970.


8 См.: Глушков В.М. Гносеологическая природа информационного моделирования. - "Вопросы философии", 1963, №10, с.13-18; Уемов А.И. Логические основы метода моделирования. - М.: Мысль, 1971; Штофф В.А. Моделирование и философия. - М.-Л.: Наука, 1966; Яровикова Р.Т. Гносеологический анализ эволюции понятия модели. - Дис. ... канд. филос. наук. - Новосибирск, 1973 и другие.



9 См.: Баянов А.И. Информационное моделирование в тактике следственных действий. - Дис. ...канд. юрид. наук. - М., 1978; Грановский Г.Л. Некоторые теоретические вопросы моделирования в криминалистике. - В кн.: Вопросы теории криминалистики и судебной экспертизы, вып. I. - М., 1969, с.35-38; Лузгин И.М. Моделирование при расследовании преступлений. - М.: Юридическая литература, 1981, а также работы Г.А.Густова, З.И.Кирсанова, А.А.Леви, Н.П.Майлис, Н.С.Полевого, Н.А.Селиванова, М.Н.Хлынцова и других советских криминалистов.


10 Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. Том I. - М.: Академия МВД СССР, 1977, с. 304.

11 В литературе зафиксировано около сорока его значений. См.: Уемов А.И. Логические основы метода моделирования. - М.: Мысль, 1971.

12 См: Штофф В.А. Моделирование и философия. - М.-Л.:Наука, 1966, с. 19.

13 Глинский Б.А., Грязнов Б.С., Дынин Б.С., Никитин Е.П. Моделирование как метод научного исследования. - М.: МГУ, 1965, с. 34.

14 Сичивица О.М. Методы и формы научного познания. - М.: Высшая школа, 1972, с. 84.


15 Россинский Б.В. К вопросу об определении криминалистической модели. - В кн.: Вопросы криминалистики, судебной экспертизы и криминологии. Сб.науч. работ, вып. 22. - Баку, 1980, с. 118.

16 Кириллов В.И. Логика познания сущности. - М.: Высшая школа, 1980, с. 165.

17 См.:Вицин С.Е. Моделирование в криминологии. - М.:ВШ МВД СССР,

1973; Гаврилов О.А. Математическое моделирование как метод исследования в криминологи. -В кн.:Проблемы правовой кибернетики (материалы симпозиума) -М.,1968, с.91-96; Панкратов В.В. Методология и методика криминологических исследований. - М.: Юрид. лит., 1972.

18 Лузгин И.М. Моделирование при расследовании преступлений. М.,1981.

19 Грановский Г.Л. Моделирование в трасологии. -В кн.: Вопросы современной трасологии. Сб. науч. работ ВНИИСЭ, вып 36. - М.,1978, с. 3-70.

20 Якубович Н.А. Теоретические основы предварительного следствия. -М., 1971, с.25.

21 Салтевский М.В. О некоторых методологических проблемах науки криминалистики. -Труды Киевской ВШ МВД СССР, вып.6. -Киев, 1972, с. 209.

22 Густов Г.А. Моделирование в работе следователя. - Л., 1980.


23 См.: Ананьев Б.Г. Комплексное изучение человека как очередная задача современной науки. - "Вестник ЛГУ",1962, №23, с.34.


24 См.: Агудов В.В. Место и функция "структуры" в системе категорий матери­алис­тической диалектики. - М.: Высшая школа, 1979.

25 Структура, как общее понятие, является основой не только для уяснения сущности человека как совокупности находящихся в определенной взаимосвязи свойств, необходимых для его криминалистического моделирования и идентификации, но является и еще своего рода инструментом, методом познания природы этих свойств, основой для разработки методов моделирования свойств и признаков человека, отображающихся в материальной обстановке места происшествия. Криминалистика, приступая к изучению этих объектов как систем особого рода, должна также разрабатывать свой системно-структурный подход и систему понятий, соответствующих специфике этих объектов и задачам их использования.


26 См.: Скибицкий К.В. Теоретические основы получения информации о преступнике из материальных источников на предварительном следствии. - Дис....канд. юрид. наук.- Харьков, 1974, с.71-72.

27 Нельзя также не отметить и наличие других неточностей в рассматриваемой системе, например, отнесение к психическим признакам признаков почерка (почерк отражает не только навыки, но и многие физические признаки - пол, возраст, тип конституции и др.).

28 См.: Самойлов Г.А. Личностная информация, фиксирующаяся в материальных следах преступления. - Труды Высшей школы МВД СССР, вып.34. - М.., 1972, с.20-33; он же, К вопросу о структуре и информативных свойствах личности преступника. - В кн.: Философские проблемы в криминалистике. - Рига: МВД Латв. ССР, 1970, с.47-49.

29 Г.А.Густов под информационной моделью виновного понимает воспроизводящую образ виновного систему суждений о его признаках, изучение которой позволяет получить новые знания о преступнике, необходимые для его поиска. См.: Густов Г.А. Моделирование в работе следователя. - Л.: Инст. усов. следств. работн. Прокуратуры и МВД СССР, 1980, с.50.

30 См.: Густов Г.А. Моделирование в работе следователя, с.50-51


31 Не очень удачен также термин "модель виновного". Думается, некорректно предрешать юридические вопросы виновности еще на стадии первоначального сбора информации об интересующем следствие человеке, в отношении которого только предполагается, что именно он совершил данное преступление.


32 В советской.криминалистической литературе фактору времени в последние годы уделяется пристальное внимание. Наиболее подробно этот вопрос рассмотрен в работах В.П.Лаврова в связи с проблемами организации и методики расследования нераскрытых преступлений прошлых лет. Совокупность теоретических положений и практических рекомендаций по установлению временных связей при решении большинства криминалистических задач позволяет по мнению Р.С.Белкина консолидировать эти положения в самостоятельную частную криминалистическую теорию (См.: Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. Т.2, с.22-23; Лавров В.П. Особенности расследования нераскрытых преступлений прошлых лет. - М.: Высшая школа МВД СССР, 1972, с.11-14 и ряд других его работ).



33 См.: Варфоломеева Т.В. Производные вещественные доказательства. - М.: Юридическая литература, 1980.

34 См.: Цветков П.П. Предъявление для опознания в советском уголовном процессе. - Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1962, с.20-22.

35 См.: Теория доказательств в советском уголовном процессе.- М.: Юридическая литература, 1973, с. 127.

36 См.: Белкин Р.С. Курс советской. криминалистики. Т.2. - М.: Академия МВД СССР, 1978, с.127.


37 Процессуальные и методологические проблемы использования в уголовном судопроизводстве специальных познаний в форме экспертизы и деятельности специалистов обстоятельно исследованы в работах: Винберг А.И. Криминалистическая экспертиза в советском уголовном процессе. - М.: Госюриздат, 1956; Гончаренко В.И. Использование достижений естественных и технических наук в уголовном судопроизводстве. - Киев: Вища школа, 1980; Дулов А.В. Вопросы теории судебной экспертизы. - Минск: Изд-во Белорус. ун-та, 1959; Лисиченко В.К. Использование данных естественных и технических наук в следственной и судебной практике. - Киев: Вища школа, 1979 и др. и не являются предметом настоящего исследования.

38 На огромную информационную ценность материальных следов преступления указывали еще авторы первых работ по криминалистике. См., например: Гросс Г. Руководство для судебных следователей как система криминалистики. - Спб., 1908; Якимов И.Н. Практическое руководство к расследованию преступлений. М. 1924; Трегубов С.Н. Основы уголовной техники. Пг., 1915; Рейсс Р.А. Научная техника расследования преступлений. Спб., 1912 и др.


39 См.: Ильченко Ю.И. Тактические приемы исследования материальной обстановки места происшествия. - Дис. ... канд. юр. наук. - Алма-Ата, 1965; Крючков В.П. Тактичесые и логические аспекты исследования обстановки места происшествия. - В кн.: Теоретические проблемы криминалистической тактики. - Свердловск: Изд.УрГУ, 1981, с.76-86; Матусовский Г.А. Уголовно-процессуальные и криминалистические вопросы осмотра следов на месте происшествия. - Дис. ... канд. юр. наук. - Харьков, 1964; Мирский Д.Я., Козлов Ю.А. Изъятие следов и составление протокола осмотра места происшествия. - Свердловск, 1965; Петелин Б.Я. Психологические факторы влияющие на эффективность осмотра места происшествия. - В кн.: Вопросы совершенствования криминалистической методики. Сб. научн.трудов. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1981, с.108-113.

40 58% опрошенных экспертов имели стаж экспертной работы 3 года и более, 20% - от 2-х до 3-х лет, 17% - от 1 года до 2-х лет, остальные 5% - менее года.


41 В связи с тем, что определить точное соответствие подтвердившихся и неподтвердившихся выводов о признаках преступника весьма затруднительно мы в анкете предложили варианты ответов в показателях 20%, 40%, 50%, 60%, 80%, 100%.

42 Сопоставление результатов интервьюирования сотрудников экспертно-криминалис­ти­чес­ких подразделений органов внутренних дел СССР и других социалистических стран (НРБ, ВНР, ЧССР, ГДР) свидетельствует о том, что в этих странах уделяется большое внимание работе с микрообьектами. 57% опрошенных экспертов из СССР не указали на микрообьекты как на источник информации о преступнике, в то время как все 20 опрошенных сотрудников экспертно-криминалистических подразделений указанных социалистических стран отметили высокую информационную значимость такого рода следов.



43 Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. Т.З, М.: Академия
МВД СССР, 1979, с.41, 51-53.

44 См.: Светлаков Е.М. Технические средства для производства криминалистических экспертиз на месте происшествия. - В кн.:Теория и практика собирания доказательственной информации техническими средствами на предварительном следствии. - Киев: КВШ МВД СССР, 1980, с.81-86.

45 Белкин Р.С. Указанная работа, с.52.


46 Грановский Г.Л. Криминалистическая ситуационная экспертиза места происшествия. - В кн.: Рефераты научных сообщений на теоретическом семинаре - криминалистических чтениях 21 апреля 1977г. Вып. 16. М., 1977 с. 3-17.

47 См.: Белкин Р.С. Курс советской криминалистики, т. 3, с.59-63.

48 Указанная работа, с. 4 - 5.



49 Ситуация, механизм происшествия и особенности отображения признаков человека, используемых для построения его модели, взаимно связаны. Так, признаки походки зависят не только от свойств человека, но и от условий (ситуации), в которых человек перемещался. Только отделив то, что вызвано ситуацией, можно оставить для ввода в модель то, что характерно для искомого человека.

50 Применительно к ситуалогической экспертизе в целом эти проблемы были сформулированы Г.Л.Грановским (см.: Грановский Г.Л. Ситуалогическое исследование места происшествия. - В кн.: Программированные и ситуалогические методики трасологических исследований. Сб. научн. трудов ВНИИСЭ МЮ СССР. Вып.37. - М.: ВНИИСЭ МЮ СССР, 1979, с.124-125). Здесь сделана попытка интерпретировать проблемы ситуационного анализа применительно к задаче сбора данных для построения модели человека.

51См.: Винберг А.И. Идентификационная диагностическая и ситуационная криминалистические экспертизы. - "Советское государство и право", 1978, № 9, с. 71 - 75; Винберг А.И., Малаховская Н.Т. Судебная экспертология. - Волгоград, 1979, с.155 - 182; Рудиченко А.И. Сущность диагностического метода исследования в судебной экспертизе. - В кн.: Криминалистика и судебная экспертиза. Респ.междуведомств. научно-методический сборник, вып. 22, Киев, 1981, с. 35 - 39; Романов Н.С. Гносеологическая характеристика судебно-экспертной диагностики. - В кн.: Криминалистика и судебная экспертиза. Респ. междуведомств. научно-методический сборник, вып.26, Киев, 1983, с.36 - 40 и ряд других работ.

52 Седых-Бондаренко Ю.П. Криминалистическая неидентификационная экспертиза. - М.: ВШ МВД СССР, 1973; Берзин В.Ф. Логические основания формулирования выводов в неидентификационных криминалистических исследованиях. - В кн.: Криминалистика и судебная экспертиза. Респ. междуведомств. научно-методич. сборник, вып. 12, Киев, 1976, с.38-62.


53 Седых-Бондаренко Ю.П. Указ. Работа, с. 9

54 Там же, с. 5

55 См.: Берзин В.Ф. Указ.работа; Шляхов А.Р. Общие положения методики криминалистической экспертизы. - М.: Высш. курсы усоверш. юристов М-ва юстиции СССР, 1961, с.5.


56 В указанной работе (Винберг А.И., Малаховская Н.Т. Судебная экспертология. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1979), как видно из ссылки авторов, теория диагностики излагается ими с некоторой интерпретацией по работе: Осипов И.Н., Копнин П.В. Основные вопросы теории диагности Томск,1962.

57 Винберг А.И., Малаховская Н.Т. Судебная экспертология, с.159.


58 См.: Колмаков В.П. О криминалистическом понятии идентификационного периода. - В кн.: Проблемы социалистической законности на современном этапе развития Советского государства. - Харьков, 1968, с. 256-258.


59 Комплексное исследование не отождествляется нами с комплексной экспертизой. Последняя имеет место только тогда, когда используются специальные познания, относящиеся к разным родам или видам экспертиз и при этом расследование осуществляется комиссией экспертов.

60 См.: Орлов Ю.К. Процессуальные проблемы комплексной экспертизы. В кн.: Актуальные вопросы теории судебной экспертизы. - М., 1976, № 21, с.82 - 109; Шляхов А.Р. Судебная экспертиза. Организация и проведение. - М.: Юрид.литература, 1979; Корноухов В.Е. О методологии комплексных исследований в судебной экспертизе. - Правоведение, 1981, № 5, с.102-106 и др.

61 Корноухов В.Е. Указ. работа, с.105.

62 См.: Постановление Пленума Верховного Суда СССР № 1 от 16 марта 1971г. "О судебной экспертизе по уголовным делам".- "Бюллетень Верховного Суда СССР", 1971, № 2.


63 См.: Корноухов В.Е. О методологии комплексных исследований в судебной экспертизе, с.105.


64 Корноухов В.Е. Указанная работа, с.105.

65 См.: Мирский Д.Я. Понятие и структура методики экспертного исследования. Обобщенная модель методического руководства по судебным экспертизам. - В кн.: Проблемы теории судебной экспертизы. Сб. научных трудов ВНИИСЭ . Вып. 44. - М.: ВНИИСЭ МЮ СССР, 1980, с.24 - 41; Винберг А.И., Кристи Н.М., Мирский Д.Я. Проблемы эффективности и оценки методов исследования в судебной экспертизе. - Там же, с. Эйсман А.А. Заключение эксперта. Структура и научное обоснование.- М.: Юридическая литература, 1967.


66 См.: Винберг А.И., Шляхов А.Р. Общая характеристика методов экспертного исследования, с.91-92.

67 См.: Мирский Д.Я. Понятие и структура методики экспертного исследования. Обобщенная модель методического руководства по судебным экспертизам, с.32.

68 См., например Шляхов А.Р. Судебная экспертиза. Организация и проведение. - М.: Юридическая литература, 1979, с.101.



69 См.: Винберг Л.А. Сравнение как метод исследования в криминалистической идентификационной экспертизе. - М.: ВШ МВД СССР, 1972; Колдин В.Я. Идентификация при производстве криминалистических экспертиз. - М.: Госюриздат, 1957; Сегай М.Я. Методология судебной идентификации. - Киев: КНИИСЭ, 1970.


70 См.: Кучеров И.Д. Проведение дифференционных исследований вещественных доказательств. - В кн.: Проблемы теории судебной экспертизы. Сб. науч. трудов ВНИИСЭ. Вып. 44, М.: ВНИИСЭ МЮ СССР, 1980, с.78-99.

71 См.: Кучеров И.Д. Указанная работа, с.83.

72 Там же, с.86.


73 О принципах, значении и методике описания явлений, изучаемых криминалистикой, см. Р.С.Белкин. Курс советской криминалистики. Том 1 с.189-197.


74 См., например, Полевой Н.С. Криминалистическая кибернетика. - М.: изд. МГУ, 1982, с. 135-181.

75 См.: Орловский С.А. Проблемы принятия решений при нечеткой исходной информации. - М.: Наука, 1981; Бирюков Б.В., Геллер Е.С. Кибернетика в гуманитарных науках. - М.: Наука, 1973, с.152- 156.

76 См.: Грановский Г.Л. Теоретические вопросы программирования трасологической экспертизы. - В кн.: Программированные и ситуалогические методики трасологических исследований. Сб.науч. трудов ВНИИСЭ, Вып.37. -М.: ВНИИСЭ МЮ СССР, 1979, с. 3 - 31.

77 Там же, с.6.





оставить комментарий
страница3/3
Дата18.10.2011
Размер0,76 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх