Этой книги не должно было бы быть icon

Этой книги не должно было бы быть


Смотрите также:
Если хочешь быть счастливым...
Тому, без кого не было бы этой книги, так как не было бы любви, поддержки и ребенка...
Тому, без кого не было бы этой книги, так как не было бы любви, поддержки и ребенка...
Предварительным расчетом по образцу книги расчет выполнен автоматически программой transformator...
Болгарская литература в IX-XII столетиях...
Описание бизнес-процессов...
Кандель-клуб Чешских львов...
Темы рефератов для студентов 5-го курса исторического факультета ( справа начальные буквы...
Конспект-анализ проблемы...
Информация об авторских правах...
«Средняя общеобразовательная школа №13»...
Гюйонварх К., Леру Ф. Кельтская цивилизация...



Загрузка...
страницы:   1   2   3   4   5   6
скачать
Николай Харитонов


ИМПЕРИЯ ДДТ


«ВАГРИУС» Москва, 1998.

От автора


Этой книги не должно было бы быть.

Судите сами: жил себе автор нормальной про­винциальной архангельской жизнью, в меру веселой, в меру насыщенной, не то чтоб шибко состоятель­ной, но и не бедной. Организовывал гастрольные туры самых что ни на есть звезд своего поколения: БГ и "Аквариума", Кинчева и "Алисы", Макареви-ча и "Машины времени", Бутусова и "Наутилуса Помпилиуса", Александра Градского... Делал свою рок-н-ролльную газету "Кайф" с хорошей полигра­фической базой и специальной "Кайф-почтой" для доставки ее в тысячи (таков был спрос!) городов и поселков. И даже вел на архангельском телевидении собственную передачу "Звезды в провинции".

В общем, было все, чтобы не замечать, как мелькает за окошком жизнь.

И вдруг все это разом рушится да еще и по собственному желанию: отменяются гастроли, свертывается газета, закрывается "Кайф-почта". На Старо-Невском, в питерской коммуналке, сни­мается более чем спартанское жилье, на последние деньги покупается подержанный диктофон, несколько коробок кассет, миллион батареек, и сле­дующие три года автор живет так, что даже неког­да трепетно любимый Питер превратился в лич­ную радиоактивную зону, в эпицентре которой мощный реактор с аббревиатурой "ДДТ". Год встреч с людьми, чья судьба либо влилась, либо соприкоснулась с Юрием Шевчуком и "ДДТ"... Еще год расшифровок записей разговоров, мно­гие страницы которых до сих пор хочется вырвать из памяти, но увы... И в конце концов - книга, ко­торую вы держите в руках.

Вроде бы все? Победа?! Нет - катастрофа! Это вовсе не тот случай, когда наутро проснулись зна­менитым... С тихим ужасом вы начинаете осозна­вать, что создали оружие, которым вас и накроет...

...Никогда, слышите, никогда не приближай­тесь к поэтам. Стремитесь к ним, желайте обще­ния, только не приближайтесь. И близкими не ста­новитесь - испепелит.

Нет, не приближайтесь к поэтам.


КРИК


Навтуха и Амударис жили в живописной баш­кирской деревушке Муртазино, что в шестидесяти километрах от Уфы. Амударис был человеком весь­ма религиозным, имел, по преданию, родственников, богатое издание Корана и пострадал за свои религи­озные убеждения. В семье считают, что именно вер­ность мусульманству послужила поводом его арес­та в скорбно известные тридцатые годы. Больше Амудариса ни в Муртазино, ни где бы то ни было еще никто не видел. Многие, кого забрали вместе с ним, потом вернулись. Должно быть, слишком гор­дым и бескомпромиссным оказался характер мужа Навтухи. Да и сама Навтуха ловчить и изворачивать­ся не умела. Они были простой крестьянской татар­ской семьей: много детей, много хозяйских забот, но при этом - гостеприимный дом с геранью на окош­ках и большим столам в горнице, с внуками за этим столом, с "деревянной ложкой по лбу проказнику от деда". Но что-то уже ускользало, рушилось в, каза­лось, незыблемых вековых исламских традициях та­тарской семьи. Младший сын Амудариса и Навтухи Нухтазий, вместо того чтобы от зари до зари вкалывать по хозяйству, заупрямился: "Хочу учиться". Мало того, зная, что отец воспротивится, тайком ушел из Муртазино. Страшно рассердился тогда Амударис и лишил Нухтазия всяческой поддержки. Талига украдкой неделю собирала брату кое-какие продукты, а в воскресенье Нухтазий тайком заходил в дом... Может, знай Амударис, сколь немилосерд­но поступит с ним жизнь в тридцатые годы, не был бы так суров к сыну. А Нухтазкй доучился-таки, за­кончил Военную академию имени Фрунзе, служил в кавалерии, прошел всю Великую Отечественную войну и умер далеко от родной башкирской дере­веньки. Мы еще встретимся с ним на этих страни­цах, а вот Амударис и Навтуха уходят, оставаясь для потомков: он - крепким, высоким и строгим, она маленькой, ласковой и доброй.

Талига и Акрам познакомились тоже в Мур­тазино. Акрам был из состоятельного дома. Со­стояние конфисковали революционные товарищи, но Акрам родился в 1900 году и лет семнадцать успел пожить в человеческих условиях. Возможно потому всю оставшуюся жизнь он не очень удач­но вписывался в повороты советской истории. Амударис будто предчувствовал, сколь неспокой­ную жизнь принесет этот важный отпрыск фами­лии Гареевых его дочери, и зятя на дух не перено­сил. Переносим-то не переносил, тем не менее высокие, статные Талига и Акрам в конце концов стали мужем и жсион. Они родили пятерых детей. Четвертой родилась Фания, будущая мать наше­го главного героя - Юрия.

Неделю изо дня и день мы встречались с этой удивительно приветливой маленькой женщиной на Васильевском острове. Вот дал же Бог человеку талант рассказчика!

- Моя мама, Талига, великая труженица. Бла­годаря ей мы все выжили. Весь ее досуг, все время занимали мы, дети. Она жила ради нас. Пять детей семья большая. А папа, Акрам, был страшно гор­дым, немногословным, очень задирал нос, посколь­ку принадлежал к семье зажиточной, и не скажу, что­бы был особо трудолюбивым. Мама и папа оказа­лись среди организаторов колхоза в Муртазино. Правда, отец все потом отрицал. Папу назначили бригадиром, и он раздал голодным сельчанам семен­ной фонд. Чтобы не поплатиться, уехал на Крайний Север, на Бодамские золотые прииски. Надо, конеч­но, было мужество иметь. Но что там мужество папы! Вот у мамы это мужество! С папиным и не сравни­мо. Будучи совершенно не грамотной, не зная рус­ского языка, она со всеми детьми поехала искать сво­его Акрама на Север. Русский язык в семье более-менее хорошо знала только я. Было мне всего 11 лет, но мама решилась, оставила дом и хозяйство:

- Знаешь, дочка, думаю, нам надо найти папу...

Насушили мешок сухарей, припасли сколько-то сахару. Еще взяли с собой гуся. С гуся капал жир. В том жире мочили сухари и ели. Это была вся наша пища до тех пор, пока не нашли папу. Шел 1938 год.

Мы ехали, толком не зная, где наш папа, по­скольку в последнее время он не писал. Папа... за­гулял! В Витиме у его знакомых мама выяснила какой-то адрес. Я сходила в милицию. Милиция послала телеграммой запрос в Якутск. И папу тут же нашли. Его едва успели остановить - снова со­бирался уехать, теперь уже в Заполярье. Добрались мы из Витима до Якутска. Идем по городочку, ищем "Главсевморпуть". Догоняем высоченного статного человека с рыжей бородой.

- Мама, я у него спрошу?..

Подходим ближе, окликаю, оборачивается, что-то хочет сказать... Вдруг мама ему - раз - и оплеуху! Раз - и другую! Я заволновалась:

- Что такое?!

- Что такое? Это ваш папа, дети!

Мария и Сосфен жили далеко от Талиги и Акрама, на Украине. Зажиточными не были, но жили хорошо. А как можно жить по-другому на теплой и щедрой на урожаи украинской земле? Вели боль­шое хозяйство, которого в скорости враз и лиши­лись. Сосфен служил младшим чином в царской армии, а этого красные товарищи простить ну ни­как не могли. И выслали Марию и Сосфена в неве­домую им Сибирь. А в те годы страшен был тот далекий простор для теплолюбивых, обласканных южным солнцем украинцев, люто холодными ви­делись его зимы, жутко суровыми земли. Да и бро­шенного, нажитого трудом праведным, добра было ой как жалко. Мария внукам потом не раз говорила:

- Коль все, что было в доме да хозяйстве, вы­везти с собой разрешили, хватило бы самим, детям и внукам - правнукам бы еще досталось.

Везли их в русскую Сибирь в теплушках. Наташа Шевчук, внучка Марии и Сосфена, сестра Юрия, прочно хранит семейные предания:

- Ехали трудно. Стояли лютые холода. Все время хотелось кушать. Дед Сосфен рассказывал: на станции, где их выгрузили, встречали на подводах. Ему запомнился огромный мужик, коренной сибиряк, в тулупе и шапке, который собрал всех детей и укрыл этим тулупом. А у самих их теплых вещей с собой не было, только самое необходимое - на Украине зимы-то теплые. Вещи, которые вроде и раз­решили с собой взять и даже были упакованы и отправлены, так и не дошли, затерялись в пути. А Сибирь зимой - земля холодная… И вот, закутав детей в шубу, тот сибиряк остался в одной рубахе на стуже, на ветру, на жутком морозе... Детей было пяте­ро. В живых остались только папа с сестрой.

Не должны были встретиться в этой жизни Фания и Юлиан. Но время, бросившее в неведо­мое Заполярье Талигу и Акрама, сорвавшее с родной украинской земли Марию и Сосфена, не мог­ло оставить в покое и их детей.

Времени отомстит их внук, сын Фании и Юлиана. С его песней "Осень" на устах будут это са­мое время изгонять из страны России. Но пока до этого еще так далеко...

Вернемся на Васильевский остров, к неспеш­ному негромкому разговору с маленькой хрупкой женщиной. Никто лучше ее не расскажет о судьбе татарочки Фани:

- Учиться я пошла рано, закончила три класса татарской школы, больше не было. Зато в Башкирии было много немцев. В четырех километрах от нашего Муртазино стояла немецкая колония, и мы пошли туда учиться, не зная ни русского, ни немецкого языка. Мы тогда удивлялись: "Смотри какой маленький, а уже по-русски разговаривает!" Вскоре приехал мой дядя Нухтазий. К тому време­ни он уже закончил военное училище, служил лей­тенантом. Вот он-то и увез меня с собой в военный городок, определил в русскую школу и даже на­шел мне подружку, чтоб я быстрее начала гово­рить по-русски. Русского я не знала абсолютно, мо­жете представить, какой смех вызывали мои пер­вые языковые опыты у детишек, с которыми я учи­лась в одном классе! Но через полгода я уже умела не только говорить по-русски, но и прочла сказки Пушкина... Вот так, училась с татарами, с немца­ми, с русскими, а закончила с якутами, уже в Запо­лярье. Учитель в школе говорил на якутском - дру­гого языка дети просто не понимали...

Так Фания закончила семь классов, поучив­шись в пяти школах на четырех языках. Но все-таки она получила залетное образование и стала радист­кой. Ее мотало по всему Северу: Янек, Казачий,Эги-Хни, Гпкш, Усть-Омск, Якутск... Она попадала в немыслимые житейские переплеты, какие возмож­ны только на Крайнем Севере. Из-за пурги не успе­ла мн самолет и чудом оказалась жива - самолет разбился. Ее... забыли во время спецморпроводки на судне, поставленном на отстой. Команда ушла, оставив держать радиосвязь, - и все, забыли. Дело было в жуткую стужу. До Якутска двадцать кило­метров, просто так живым не доберешься. Она чудом нашла какой-то барак, в котором невесть чего дожидались некие люди с материка. Они все - и мужчины и женщины - жили скопом, спали вповал­ку, вместе. Молоденькая Фания забивалась ночью на дальних нарах в самый угол, чтоб только не за­метили. Ее вытащила из этого ада случайно зае­хавшая на пароход жена капитана. Она увезла Фаню в Якутск, но каждый день хрупкая радистка долж­на была возвращаться на этот пароход на работу -ремонтировать аппаратуру.

После Крайнего Севера у Фании остались теп­лые воспоминания юности, медаль "За самоотвер­женный труд в годы Великой Отечественной вой­ны", знак "Почетный полярник" и... муж Юлиан.

Фания встретила Юлиана в Янеке. Она ока­залась комсомольским вожаком на общественных началах. Юлиан курировал весь заполярный ком­сомол. Но в 1949 году Фания уехала на полярную станцию, и пути их на несколько лет разошлись. Однако молодой статный украинец уже серьезно запал в душу юной красивой татарочке. Она на­шла его адрес. Завязалась переписка. И пять лет спустя после их первой встречи Юлиан попросил у Акрама и Талиги руку их дочери Фании, А серд­це ее он взял уже давно. Родители не противились, и Фания уехала к Юлиану в Магадан...

- В наше время никаких свадеб не было, - го­ворит Фания Акрамовна. - Домашним кругом -папа, мама, я, Юлиан Сосфенович - посидели, по­кушали - отметили, и все. Даже родственников не было... Мы сразу улетели в Магадан и дальше, в Усть-Омчуг. Юлиан Сосфенович привез вызов -еще до недавнего времени без вызова в Магадан не пускали...

Самый разгар советской эпохи: уже был за­пущен первый спутник, но еще не взлетел в космос первый человек. Уже умер Сталин, но еще не сме­щен Никита Хрущев. Первая волна реабилитаций. 11риоткрыт, но не поднят "железный занавес". И Есенина с Ахматовой больше не шельмуют, но все еще держат под клеймом "врагов народа". Уже ворвался в Москву Международный фестиваль молодежи и студентов, но еще не вышли на пло­щадь шестидесятники...

Вот тогда, 16 мая 1957 года и родился на Ко­лыме у Фании и Юлиана мальчик Юра. Среди сопок и бараков. Зато прямо в их поселке мыли золото.

Юлиан уже был номенклатурным комсомоль­ским работником, но молодые все равно жили "на подселении": две семьи в одной комнате, ситцевая занавесочка исполняет роль перегородки.

- Вскорости Юлиану как руководящему ра­ботнику дали отдельное жилье - комнату в бара­ке, продолжает Фания Акрамовна. - Длинное такое строение, поделенное на крохотные комнат­ки: стол, тумбочка и кровать - больше ничего не входит. В бараке жили мы и реабилитированные. Тогда я увидела их в первый раз. Была огромная кухня. Посредине - огромная плита. На этой плите реабилитированные люди целыми сутками готовили себе мясо. Они ели мясо. Мясо, мясо и мясо.


В жизни не видела, чтоб столько ели мяса. Ели, ели и ели...

У одного из них, изможденного мотылечка-старика, я увидела "Искусство всех времен и на­родов" Бенуа и была просто потрясена этой кни­гой. Когда наступил день рождения, попросила Юлиана Сосфеновича: "Ничего не надо, только купи мне эти четыре тома". Для реабилитирован­ных, казалось, вещи не имели особой ценности - они все продавали, чтобы купить еду. Буквально все. Чтобы есть и есть. Что было, то было... Тот старичок, видя мой восторг, книги продал легко. Они есть у меня и сейчас...

Фания ходила тогда в девятый класс.

- Я представляла собой достаточно забавное зрелище в этой школе рабочей молодежи: учились-то одни подростки. Я выглядела тоже молодо, од­нако живот был большим...

Сын родился не в рубашке, зато с голосом, да еще каким. Этим голосом он два года никому из находившихся рядом не давал покоя. Кричал дол­го и громко, прерываясь разве что на еду да сон.

- Когда Юре исполнилось два месяца, Юлиа­на Сосфеновича перевели в Магадан. Наш приезд с орущим Юрой был для всех соседей каким-то кошмаром. Я так измучилась, что через пять ме­сяцев уехала к родителям, вернувшимся к тому времени в Уфу. Хотелось хоть немного передо­хнуть от сыновнего крика. Два месяца передышки и снова Магадан. И снова Юрин крик. Два года крика!


^ Нас сомнения грызут

Я сомнениям этим не рад.

Эта мерзкая тяжесть в груди

Разбивает любовь.

А пока мы сидим и страдаем,

Скулим у захлопнутых врат...

Нас колотят уже чем попало

Да в глаз, а не в бровь.

Вот хитрейшие просто

Давно положили на все,

Налепив быстро мягкий мирок

На привычных их телу костях.

Лишь смеются над нами,

Погрязшими в глупых страстях.

Им давно наплевать на любое твое и мое...

Вопрошаем отцов, но не легче от стройных речей,

^ Не собрать и частичный ответ из подержанных фраз.

Их тяжелая юность прошла вдалеке от вещей,

Тех, которые так переполнили доверху нас.

И когда нам так хочется громко и долго кричать

Вся огромная наша родня умоляет молчать.

И частенько не веря в уже одряхлевших богов

Сыновья пропивают награды примерных отцов...

^ Я ПОЛУЧИЛ ЭТУ РОЛЬ,

Мне выпал счастливый билет!

Я ПОЛУЧИЛ ЭТУ РОЛЬ...


Затаившаяся было от его неистового, срыва­ющегося на крик хрипо-шепота. Дворцовая пло­щадь Санкт-Петербурга разом выдохнула, и сот­ни тысяч глоток заорали вместе с ним так же неис­тово и почти животно долгое "О-о-о-о! Я получил эту роль".

В Питере стояло жаркое лето и белая ночь. И запутавшийся в собственных тайнах город, и эта ночь - вечная загадка Мира, и многотысячные толпы, бушующие людским морем возле сцены у са­мых его ног... Впечатляло, еще как впечатляло. Такое могло быть только триумфом жизни. Апо­феозом. Чему? С этой площади началось то самое время, что с остервенением и злобой гнуло и коре­жило Талигу и Акрама, Марию и Сосфена. Теперь с той же площади их внук гнал прочь время, ло­мавшее его бабок и дедов. Гнал не пулями, не на­гайками, не кровью, но время отступило. Он по­лучил эту роль. Она ему удалась. Вот что странно: замешав такую гремучую смесь не только в его жилах, разлив ее по миллионам людских сосудов, неужели творцы светлого будущего всего челове­чества не думали, что она взорвется, когда-нибудь обязательно взорвется? Вот и взорвалась...

- Наш папа, Юлиан Сосфенович, всю жизнь был крупным партийным руководителем, - гово­рит Наталья, сестра Шевчука. - Закончил партий­ную школу в Москве. Сколько его помню, папа все время писал партийные доклады. Возможно, из него вышел бы неплохой писатель... Дома он бы­вал только вечерами. Любимое занятие - пресса. Оно остается таковым и сейчас. Попробуй я про­читать газеты вперед него! Буря у почтового ящи­ка. Он до сих пор верит всему, что печатают в га­зетах. Иногда в них пишут и о нем. Естественно, когда пишут о Юре... - Юлиан Сосфенович и дочь Наташа живут сейчас в Уфе. Фания Акрамовна и сын Юра уже много лет живут в Санкт-Петербур­ге. Ездят друг к другу в гости...


^ «РЕВ БЫКА»


...Никто уже не может вспомнить, когда точ­но Юра Шевчук впервые взял в руки гитару. Вот первую свою мелодию он... написал что ли, а точ­нее, настучал, в младшем школьном возрасте. Было это в Нальчике, куда из Магадана на какое-то время переехала семья Шевчуков. Этот момент хорошо запомнила Фания Акрамовна.

- Музыкой Юра начал заниматься в Нальчи­ке. Мы купили ему баян и записали в кружок бая­нистов. Помню момент: стоит у окна и барабанит пальцами по стеклу.

- Что делаешь?

- Мама, не мешай, я пишу мелодию. У меня в голове ритм, и я стараюсь его запомнить...

А гитарная эпоха началась в Уфе. В той са­мой Уфе, где благополучно, под свист кулаков в уличных драках и хрип радиол и первых отечественных магнитофонов, протекало ничем особо не отмеченное отрочество нашего пока еще совсем маленького героя. Впрочем, кое-какие отметины все-таки остались.

- Тогда баян и вообще обучение детей музыке было очень модным, и все музыкальные школы Уфы оказались забиты до отказа юными дарованиями. В педагогическом училище нашелся моло­дой человек Вагиз, который согласился быть преподавателем у Юры. Это был его первый учитель музыки.

Как-то я обнаружила под кроватью сына что-то выпиленное из фанеры и напоминающее гитару. Запротестовала страшно! Мне хотелось, чтоб он знал нотную грамоту и хорошо играя на баяне. А гитара... Я считала это несерьезным занятием. С баяном как-то все незаметно кончилось само собой - Юра больше не захотел брать уроки му­зыки. Он как-то сказал мне:

- Думаешь, Вагиз со мной занимается? Он просто сидит, читает - и все.

Баян ушел. Но гитару я по-прежнему не при­ветствовала совсем, и моменты его первого обще­ния с этим инструментом в памяти не сохранились. К тому же начались проблемы со школой. Там происходили жуткие драки. Юра частенько при­ходил домой изрядно побитым. Но никогда не рас­сказывал о своих проблемах. Черта чисто муж­ского характера - не перекладывать свои пробле­мы на плечи других. Он не вовлекал меня в свои неприятности тогда, не вовлекает и сейчас. А если случайно узнаю, то еще и сердится...

То было время "Битлз" и "Шизгары". Теперь трудно представить, что еще могло тогда и может ныне вызвать в юных душах такой восторг на гра­ни сумасшествия, какой вызывала "Шизгара". (Многие из тех юных "сумасшедших" лишь спус­тя много лет узнали, что песня группы "Shoking Blue" на самом-то деле называлась "Venus".)

Полет Гагарина в космос головы миллионов мальчишек наполнил мечтами о дальних мирах. "Шизгара" заставила миллионы советских подро­стков мастерить самопальные колонки и усилите­ли, выпиливать самодельные электрогитары. Сре­ди этих миллионов был и Юра Шевчук. Свою первую гитару он начал мастерить в седьмом классе. - Юра учился в седьмом, а я в пятом, - про­должает сестра Наталья. - Он все время тренькал. Мы жили в одной комнате. Она была совсем ма­ленькая. Стояли две кровати и секретер. Мы так и закончили институт, живя в одной комнате. И ког­да он, вначале, все время тренькал, какое уж тут удовольствие. Раздражало! А потом даже стало нравиться. А как же, мой брат играет в ансамбле в школе! Для меня это было престижно. И потом, как бы я ни относилась, Юра же мой брат. И чем бы он ни занимался, я всегда его поддерживала.

Наташа Шевчук, Юрина сестра, помнит мель­чайшие детали и подробности уфимской эпопеи своего брата. Такое ощущение, что Юре особо повезло на самых близких людей - каждый из них сам по себе интереснейший рассказчик. А, может, судьба семьи Шевчуков-Гареевых такова, что каж­дый эпизод как художественное полотно...

Уфа времен "Шизгары", уличных боев, фанер­ных гитар и клешей это вовсе не последний за­штатный провинциальный городишко. Скорее, не­кий нефтяной центр с огромными нефтеперераба­тывающими заводами и очень сильными партий­ными устоями. К тому же центр автономной рес­публики, в которой не известно какая религия пра­вила бал - официальная, коммунистическая или национальная - ислам. Вероятно, они каким-то непостижимым образом взаимопроникли, отчего общая обстановочка тех времен в Уфе была еще та! Город тоталитарного режима. Так, по крайней мере, считают многие из тех, с кем приходилось общаться, кто жил в Уфе семидесятых годов, кто присутствовал и помнил самое начало "ДЦТ".

Известно: клин клином вышибают. Особые ре­жимы вызывают особо прочное противостояние. И потому Уфа семидесятых пахла не только нефтью, партией и исламом. Юная Уфа хипповала напро­палую. Чего только стоит легендарная личность Бориса Борисовича Развеева, первого уфимского хиппи, из первых хиппи в стране вообще, а ныне священнослужителя одного из городских храмов? Он уже отслужил в армии, Юриными сверстника­ми считался человеком взрослым и был их явным кумиром. Молодежь того времени до сих пор вспо­минает, как уфимский Борис Борисович гулял бо­сиком в плюшевых штанах с поросенком на повод­ке по центральному месту города - улице Ленина.

Внешней стороной дело молодежного бунта, естественно, не ограничивалось. Тот же Развеев счи­тался одним из самых активных уфимских дисси­дентов. Такой стойкий антисоветчик, побывавший за это и в тюрьме, писал статьи для западной прес­сы и был постоянно в центре внимания журналис­тов "Голоса Америки". Шевчук в пору студенчества не раз и не два встречался с папой уфимского ан­деграунда. Их познакомил еще один известный уфимский хиппи тех лет, Джимми. Споры между ними носили весьма принципиальный характер. Вот как об этом рассказывает сам Джимми:

- Как-то Юра вдвоем с Сигачевым ( клавишник начального периода "ДЦТ" - прим. авт.) вы­ступили в клубе "Дебют". Я сидел за пультом. На весь гонорар - сорок рублей - мы купили коньяку и поехали к другу, который жил в одном доме с Развеевым. Когда спиртное кончилось, а случилось это уже на следующий день, отправили кого-то за день­гами к Развееву. Борис сам зашел к нам. И пьяный Юра с ним сцепился: "Ты, мол, - антисоветчик как бы мелкий, а я - антисоветчик более серьезный! Вчера пел на концерте антисоветские песни, в зале было человек двести и все понимали - вот это кру­то!" Боря, человек умный, ответил, что путь крив­лянья на сцене не считает правильным и идет дру­гим.

На следующий день Развея посадили. Все кон­фисковали и дали много лет. Посадили при Анд­ропове - Черненко, а выпустили его уже при Гор­бачеве. Выпустили в конце срока, когда коммунизм был готов вот-вот навернуться... Юру тоже креп­ко прихватывали. Дело доходило до маразма: вы­зывали в обком и говорили:

- Подписывай бумагу, что ни петь, ни писать песен больше не будешь!

Был в той Уфе и свой "бродвей". Между дву­мя центральными танцплощадками - на одном конце площадка "Нефтяник", на другом - парка имени Матросова. Что играли? Да что угодно, только чтоб не западное и ни в коем случае не соб­ственного сочинения. Отчего-то музыкальных рок-авторов уфимские власти опасались особо. Еще одна легенда Уфы семидесятых, гитарист Рустем Асамбаев, чью игру приходил слушать начинаю­щий музыкант Юра Шевчук и с кем впоследствии создавал будущий ансамбль "ДДТ", хорошо помнит ту атмосферу.

- Тысяча девятьсот семьдесят третий год. Наша площадка считалась центральной, стояла невдалеке от обкома партии. Местность гористая, звук разносится далеко, и претензии комиссии от­дела культуры были особо строгими. Западное играть не разрешали, но две композиции стран соцлагеря исполнить разрешалось. Мы пели из репертуара Джимми Хендрикса. Худруком сиде­ла зловредная старушенция:

- Что это вы такое поете?!

- Так ведь польское же...

- Ну тогда разрешаем.

На прослушивание собрались взрослые дядьки из национального отделения Союза композиторов. У гастролирующих иностранцев мы "сняли" компо­зицию "Узкое горло океанического кита". Сыграли с опаской - по идее, должны были нам ее "зарезать". Но все обошлось - какой-то старый дядька-компо­зитор из комиссии сказал:

- Вот эту, как ее... "Рев быка" играли очень

трогательно.

На нашей танцевальной площадке тогда со­биралось до четырех тысяч человек молодежи...

Шевчук застал тот неимоверный бум танце­вальных площадок. Он успел поиграть на танцах в школе. Самопальные гитары, фонящие "кина-повские" колонки. Танцевальная публика терпе­ливо сносила утомительные настройки между пес­нями, поскольку на сцене стояли пусть и провин­циальные, но "звезды". Уфимские "звезды" пели для уфимской публики, которая их таковыми для себя и сделала. В каждом большом ДК и крохот­ном клубике нашей огромной страны были свои музыкальные "звезды". Такое ощущение, что в то время, в самом начале 70-х, по количеству "муз-звезд" на душу населения мы как раз и были впе­реди планеты всей. Пластинки не поспевали за шлягерами. Зато поспевали музыканты танцпло­щадок. Наши музыкальные вкусы и пристрастия рождала, поддерживала и оформляла живая му­зыка танцплощадок. Здесь, здесь впервые были услышаны и "Шизгара", и "Летутби", и "Йестудей". Не надо переводить в английскую орфогра­фию - далеко не все уфимские музыканты знали язык "Битлз". Уфимские парни, как и тысячи дру­гих российских, записывали тексты их песен рус­скими буквами. И все равно были настоящими му­зыкантами. Кто сказал, что им повезло не так, как "Битлз"? Они были в своем отечестве и кумира­ми, и "звездами".

Но Шевчук выбрал иной путь. Его зарожда­ющейся бунтарской рок-религии было явно не до­статочно восхищения раскрасневшихся в танцах девчонок. Танцплощадки всех времен мало уделя­ли внимания словам, и уфимские площадки семи­десятых не были исключением. А все, что делал Шевчук, изначально было ориентировано на сло­во. Если уж его генетической гремучей смеси долж­но было взорваться, то это просто обязан быть взрыв слов, бунт слов. Так и случилось. Юра пи­лил из фанеры самопальную электрогитару, но его первые песни скорее обращали на себя внимание нервом стихотворной строки, нежели напором ги­тарных риффов. Электричество на какое-то время как бы отошло на второй план. И это станет его вечной творческой мукой - соединение стиха с электрическим звуком. Он будет мучиться этим всю оставшуюся жизнь.

А пока он ездит из своей провинциальной Уфы на бардовские фестивали в такие же провинции и поет там свои первые песни под простую акусти­ческую гитару. Вот один на один с этой гитарой, своими песнями и залом он всегда, сколько бы ни прошло лет, будет предельно гармоничен и поче­му-то всю оставшуюся жизнь будет бежать этих публичных акустических встреч, выстраивая за спиной стену электрического звука.

Первый шаг к этой стене он сделал все в той же Уфе. Похоже, это случилось в 1978 году в педагоги­ческом институте. Ансамблем на факультете обще­ственных профессий института тогда руководил Нияз Абдюшев. Нияз всего на три года моложе Юры, но это потом, когда вам шлепнет сороковник, то и десятилетняя разница в возрасте не берется во вни­мание. В юности же все иначе и даже несколько ме­сяцев - ого какой срок! Эти три года возрастной раз­ницы обернулись, например, тем, что Нияз и его од­ноклассник, гитарист Рустем Асамбаев оказались в числе первых, кто начал играть в Уфе рок-музыку (правда, тогда никто так неземные композиции Джимми Хендрикса еще не называл - понятие "рок" на просторах СССР появится гораздо позже), а Юра Шевчук оказался в числе тех, кто их слушал. Но в 1978-м все изменилось, так сказать, историческая справедливость была восстановлена. Свидетельству­ет Нияз Абдюшев:

- Название институтской группы "Вольный ве­тер" я получил в наследство вместе с кое-какой оте­чественного производства аппаратурой от своего предшественника Геры Ямкина. Год набирал разные составы - ничего не выходило. С горя даже пропил барабаны и какие-то гитары. И вот в 1978 году кто-то мне предложил:

- Есть на примете два парня, возьми в ан­самбль, может, что и получится.

Одним из них и оказался Шевчук. Заходит в кожаном тулупе, на башке треух. С бородой. Очки разбиты - даже не изолентой, а лейкопластырем посередине замотаны. Еще тот видок. Но - полу­чилось! Все по-лу-чи-лось. Просто у Юрки оказал­ся такой голосище, что уже через год поехали на первый свой фестиваль в Глазов и сразу стали ла­уреатами.


^ КОЛЫМСКИЙ ТУЛУП


Прервем пока воспоминания первого руково­дителя ансамбля, в котором начинал петь Юрий Шевчук, и расскажем о том, о чем он не знает, - о большой тогда редкости - кожаном тулупе, и вов­се не редкости - разбитых очках. Это все - и ту­луп, и треух, и очки - тоже неспроста.

Кожаный тулуп Шевчуку выдали на Колыме в качестве рабочей спецодежды. Случилось вот что...


Уфа тех времен, кроме коммунизма, ислама, хиппи и музыки, славилась еще и жуткими драка­ми. Люто не убивали, но бились смертным боем, двор на двор, улица на улицу. Впрочем, кровь тог­да утирали с лица многие молодые посетители танцплощадок по всему пространству Советского Союза, мода такая была, что ли... Шевчук не был Гераклом, но спуску никому из обидчиков не да­вал. Фания Акрамовна, встречая сына в синяках и ссадинах, молила Аллаха, чтоб только не убили, дали закончить десятый класс. Школу Юрий за­кончил, но характер от этого враз не поменялся. Он продолжал утверждаться в уфимской жизни, в том числе и кулаками. А как только началась сту­денческая жизнь, к этому добавилось еще и спирт­ное. Тогда вообще пили много, особенно студен­ты, а уж музыканты и все, кто с ними связан, про­сто за должное почитали. У будущего рока в семи­десятых был даже свой "элитный" напиток- "портвешок" и собственные сигареты - "Прима". Ан­деграунд тех лет не мог шиковать и для своих "опознавательных знаков" выбирал все самое де­шевое.

Шевчук пил, курил, дрался, писал картины, стихи и музыку, играл на гитаре и много пел. Мно­гие вокруг так жили.., Но в какой-то момент он не вписался в очередной поворот и институтское ру­ководство потребовало сатисфакции. Степень вины вольнодумца и хулигана для вершителей сту­денческих судеб не оставляла сомнения - отчисле­ние и ничего кроме отчисления из института. Да что ж он наделал-то? А вот, полюбуйтесь на такой, к примеру, эпизод. В деканат, где работала секретарем Фания Акрамовна, врывается препо­даватель истории коммунизма:

- Фания Акрамовна, что у вас за сын! Как он себя ведет! Он у меня десять лет будет сдавать по­литэкономию!

- Вот и пусть сдает, наизусть выучит...

- Ни за что не поставлю тройку! Знаете, что он мне сейчас сказал?

- Что же?

- Что вы привязались к моей бороде, я же ни­чего не говорю о вашем животе! Я не трогаю ваш живот, а вы не касайтесь моей бороды.

Студент Шевчук выглядел вполне бунтарски: бородища и волосы до плеч. Это за таких как он ректору института Рустему Кузееву на первомайской демонстрации выговаривал секретарь обкома КПСС:

- Вон твои длинноволосые идут, волосами тротуар подметают. Почему ты их даже на демон­страцию подстричь не можешь?!

А когда Шевчук не только попал в вытрезви­тель, но и поколотил там милиционера, в ректо­рате сообщили: "Будем исключать". Но вместо этого Юрия всего лишь отправили в академичес­кий отпуск.

Он собрался было на лето на юг, к теплому солнцу и Черному морю, поиграть в ресторанном ансамбле. Но вместо моря и солнца оказался на Колыме. По суровейшему требованию Фании Акрамовны. Они уехали в холодный край, где Юра когда-то родился и где Фания Акрамовна встре­тила свое семейное счастье, вместе.

Юрина Колыма началась в Черском районе. Точка взлетов и приземлений самолетов, обслужи­вающих полярные станции. Зеленый мыс. Зеленомысский морской порт. Чем тяжелее, проще, не­профессиональнее работа, тем больше платят. Де­вятнадцатилетний уфимский бунтарь-студент ус­троился работать докером. Весил он в ту пору не больше мешка, которые нанялся грузить в порту. Мама студента, секретарь деканата уфимского института, в свои пятьдесят лет пошла работать приемосдатчицей. Рабочая смена двенадцать ча­сов через полсуток. Снег, ветер, колымский мороз и холод. Фания Акрамовна вспоминает:

- Мне говорили: "Вы жестокая мама! Как вы могли отправить вашего мальчика на такие испы­тания?!" Могла... Знаете, Юра к тому времени уже настолько был проблемным, что мне казалось, только через такой тяжелейший физический труд, через общение с такими суровыми людьми мой сын сумеет понять какова жизнь и чего она стоит... Нам выдали одеяла и матрацы, но все равно был лю­тый холод. Помню как однажды, чтобы согреть постель, накалила утюг и сильно обожгла ногу. Лежала и терпела боль, потому что лучше было терпеть боль, чем откинуть одеяло - холод стоял ужасный. Утром вода превращалась в лед, а хлеб и продукты - в камень.

- Юра, вставай, тебе на вахту.

- Но я только согрелся и уснул, это не жизнь, это кошмар!

Зимой грузов не было и Юра работал на смотровой охранной вышке. Там был маленький обо­греватель и телефон. И мы начали свой учебный процесс. Юра звонил:

- Мама, обед готов?

- Конечно, готов. А готова акварель?

- Нет еще...

- Вот когда будет акварель, будет и обед.

- Л?! Холодно же!

- Ну что делать, вода же у тебя не мерзнет, можно работать.

Юра приносил акварель и взамен получал обед. Жестоко? Знаю, жестоко. Зато какие чудные акварели остались в память о Колыме! Правда, половину он раздал, но и то, что сохранилось, ярко характеризует тот роскошный пейзаж. Конечно, с Колымы Юрий вернулся мужиком взрослым, крепким, закаленным. Он зарабатывал столько, сколько его сверстникам в теплой хиппующе-мятущейся Уфе и не снилось. Да и взрослым не снилось. Но он и вкалывал так, как им тоже не снилось. Дело не только в мешках больше его ве­сом, десятки которых он перекидывал за смену. После этой адской работы он возвращался на чет­вереньках домой, отлеживался и... шел играть и петь. Шевчук все-таки исполнил желание, поиг­рал в кабаке. Не на берегу Черного моря, так хоть на Колыме. Колымский люд - портовики, стара­тели, полярники были в тот год слушателями его песен. И, судя по всему, первыми поклонниками-почитателями тоже. Дорогого стоит...

Вот там, на Колыме, и выдали Юрию Шевчуку спецодежду - шикарный кожаный тулуп, в кото­ром он и пришел в первую свою настоящую музы­кальную группу. У этого тулупа еще будет своя "ле­бединая песня". Это произойдет в Питере, в когда-то знаменитом кафе "Сайгон" на Невском. Рок-н-ролльные предания гласят, что здесь, впервые по приезде в Мекку отечественного рок-н-ролла, встре­тятся никому из питерцев еще не известный Шев­чук и весь в ореоле андеграундной славы богемный БГ. БГ будет весь в белом полушубке, а Шевчук в шикарном черном кожаном тулупе. Том самом, колымском. И в питерской тусовке с тех пор нач­нет гулять крылатая фраза, якобы оброненная Шев­чуком: "Он понял, что я его черная карма!"





оставить комментарий
страница1/6
Дата18.10.2011
Размер1.55 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4   5   6
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх