И. Я. Билибин в Египте (1920-1925): Письма, документы и материалы/ Сост., предисл и примеч. В. Белякова. М.: Русский путь, 2009. 316 с icon

И. Я. Билибин в Египте (1920-1925): Письма, документы и материалы/ Сост., предисл и примеч. В. Белякова. М.: Русский путь, 2009. 316 с


Смотрите также:
Государственный терроризм и иррациональный террор...
Государственный терроризм и иррациональный террор...
А. С. Батуев; [предисл. П. В. Симонова]. 3-е изд., испр и доп. М.; Спб.; Нижний Новгород : Питер...
Программа и учебно-методические материалы по курсу «Уголовно-процессуальное право» подготовлены...
Техника. Технические науки 37. 248...
Письма И. В. Сталина В. М. Молотову. 1925-1936 гг. (Сборник документов)...
И. В. Грачева «Путь трудной чести и добра…»...
Ахматова А. А. Избранное/Сост., авт примеч. И. К. Сушилина...
Справочник минск...
Бюллетень новых поступлений за III кв. 2011 Г...
Анна Ахматова в книгах...
Энтони Бивор



Любовь Ивана Билибина

Картина есть картина, и заменить поцелуя она не может


2010-05-20 / Виктор Леонидов




И.Я.Билибин в Египте (1920–1925): Письма, документы и материалы/ Сост., предисл. и примеч. В.Белякова. – М.: Русский путь, 2009. – 316 с.


«Многоуважаемый Владимир Владимирович! Отвечаю на Ваше письмо, которое меня приятно удивило… Это, однако, является для меня действительно «последней минутой». Ибо 22 ноября 1991 года мне исполняется 95 лет, и я уже каждую минуту могу умереть». Так писала Владимиру Белякову Людмила Евгеньевна Чирикова–Шнитникова. Наверное, одно из ее самых последних писем. Людмила Евгеньевна умерла в США, так и не дожив до столетнего юбилея.

В книгу, которую составил Беляков, вошли письма художника Билибина, воспоминания сестер Чириковых, а также переписка Людмилы Евгеньевны с Беляковым. Беляков, долгие годы работая на Востоке, очень много сделал для возвращения наследия русской эмиграции. В Каире, в частности, он нашел неизвестное в России декоративное панно «Восточный танец», выполненное ни много ни мало самим Иваном Билибиным. Именно поиски сведений о великом художнике и заставили Белякова написать старой русской эмигрантке во Флориду.

Билибин оказался в Египте в дни великого исхода 1920 года. Он пережидал смутное время в своем крымском имении Батилиман. Там же жил с дочерьми Людмилой и Валентиной известный в то время прозаик Евгений Чириков. Младшая, Людмила, ходила к Билибину на занятия рисования. Художник, вообще отличавшийся необузданным характером и расставшийся к тому времени со второй женой, полюбил юную ученицу. Но взаимности так и не дождался.

Вскоре красное колесо Гражданской погнало их в Новороссийск, и оттуда они в феврале 1920-го отплыли на пароходе «Саратов», сверх всех возможностей набитого ранеными и семьями офицеров. Им казалось, ненадолго...

Пароход пришел в Египет. Сначала их всех разместили в лагере, где они чуть не погибли от голода и жажды, но дальше Билибину улыбнулась его птица удачи, которую он так любил воспроизводить на своих холстах.

Он познакомился с богатыми греками и получил от них заказ на изготовление декоративных панно для вилл. Впоследствии Иван Яковлевич писал иконы для греческой православной церкви Святого Пантелеймона. Еще работал над декорациями и костюмами к спектаклям труппы Анны Павловой, когда великая балерина со своим коллективом приезжала на берега Нила. Мастер снял мастерскую в самом центре Каира. И помогали ему в работе сестры Чириковы. Они уставили мастерскую розами, которые маэстро требовал менять каждый день. Одно окно выходило прямо на базар, и, бывало, они целые дни работали под монотонное пение нищих и торговцев.

«Я никогда не забуду того потрясающего впечатления, когда я впервые попал в старинные мусульманские кварталы Каира с изумительными мечетями, с его рынками и его толпою… Мне казалось, что передо мною ожила одна из страниц «Тысячи и одной ночи», и не верилось, что все это существует в натуре», – писал Билибин. Каждый свободный день он старался вырвать для поездки по стране, был в Александрии, Луксоре, Верхнем Египте. И беспрерывно писал письма своей возлюбленной, даже когда она была рядом: «Пересмотрите, если хотите, еще раз мои карты. Мне 46 лет. Я хороший художник. Старость близка. Если через пять, шесть лет в моей жизни снова случилась бы катастрофа, то тогда уж, конечно, мне предстояла бы одинокая грустная старость.

Вас я носил бы на руках, старался бы, насколько могу, не ревновать, обрился бы, если хотите, совершенно отказался бы от вина, был бы Вам другом и учителем. Я бы старался помочь Вам выйти на широкий простор нашего искусства. О моей любви к Вам и говорить нечего.


Иван Билибин. Портрет Людмилы Чириковой (1919).
Иллюстрация из книги


Если Вы повторите Ваше «Нет», то останемся такими же друзьями, даже не друзьями, а мы будем братом и сестрой… В любую трудную минуту каждый из нас может постучать в дверь другого и быть уверенным, что эта дверь широко откроется, а внутри будет тепло и ласка…»

Он то предлагал ей руку и сердце, то рисовал проблемы взаимоотношений будущей жизни – и снова и снова давал волю своему яростному воображению: «Теперь я говорю следующее: через четыре года (даже через три с месяцами) мне будет 50 лет. Подумайте, какое страшное и жуткое слов! Брр! Вы же молоды и любите молодость. Я бы, конечно, старался держаться изо всех сил, я бы старался окружить Вас всею ласкою, на какую я способен, но все же появление какого-нибудь третьего человека, допустим, хорошего – молодого и красивого, – вот трагедия. У меня, положим, есть мое искусство, и я, если не умру, могу еще поработать много лет, но простите меня, что я поставлю точки над «i» – картина есть картина, и поцелуя заменить она не может. Ведь правда?»

Но все оказалось напрасно. В апреле 1922 года Людмила Евгеньевна уехала в Европу, в Прагу. К отцу. Иван Яковлевич очень тосковал, однако все это продолжалось не очень долго. Однажды он получил письмо из России от своей ученицы Александры Васильевны Щекотихиной-Потоцкой, не так давно ставшей вдовой. Билибин сразу отправил ей телеграмму с просьбой стать его женой и быстро получил ответ с согласием. Мастер был человеком, умевшим принимать очень скорые решения. В феврале 1923-го Щекотихина-Потоцкая приехала в Каир.

С Людмилой Чириковой Билибин увиделся потом только один раз, в Париже. Там, на своей выставке, он вручил ей ее карандашный портрет, нарисованный им еще в Каире. Потом судьба совсем развела этих двух талантливых и ярких людей. Билибин вернулся в СССР и погиб в ленинградскую блокаду, а Людмила Евгеньевна дожила до глубокой старости и умерла во Флориде.


* * *


^ С НЕГО НАЧИНАЕТСЯ ДЕТСТВО



С творчеством художника Ивана Яковлевича Билибина знакомы все. Или — почти все.

Потому что практически у каждого в детстве были сказочные книжки с яркими, красочными рисунками — рисунками Ивана Билибина.

Жар-птица, Иван-царевич на Сером волке, Золотой петушок…

Так случилось, что именно иллюстрации к сказкам оказались самыми растиражированными и знаменитыми работами художника.

Однако в жизни Ивана Билибина нашлось место не только сказкам.

Иван Билибин прожил очень яркую жизнь.

Он был не только живописцем, но и графиком, сценографом, автором журнальных статей.

Он преподавал в Школе императорского поощрения, работал на «белых», работал на «красных», на Временное правительство.

Его произведения остались на афишах, марках, плакатах, игральных картах того времени.

Он рисовал иллюстрации к книгам, эскизы костюмов и декораций и даже герб свободного Российского государства.

Он мог быть юристом

Иван Яковлевич Билибин родился в 1876 году в селе Тарховке под Сестрорецком. Его отец был главврачом военно-морского госпиталя, мать — ученицей композитора А. Рубинштейна.

Иван начал рисовать очень рано и сам говорил об этом так: «Насколько я себя помню, я рисовал всегда». Учась в старших классах, он посещал Школу императорского общества поощрения художеств. Однако после окончания гимназии по настоянию отца поступил на юридический факультет Петербургского университета. Впрочем, уже на втором курсе Иван поехал в Мюнхен, где в течение полутора месяцев занимался живописью.

Возможно, в лице Билибина Россия потеряла хорошего юриста, зато приобрела замечательного художника. В 22 года Иван поступил в Тенишевское училище И. Е. Репина в Санкт-Петербурге. Кстати, здесь же он познакомился со своей будущей женой Марией Чемберс. Через два года Репин перевел молодого художника вольнослушателем в свою мастерскую в Высшем художественном училище Академии наук. Как утверждают специалисты, в эти годы начинает формироваться «художественный стиль» Билибина. Его увлекает национально-романтическое направление, представителями которого были Васнецов и другие художники мамонтовского кружка.

Вскоре Иван Билибин познакомился с Сергеем Дягилевым и примкнул к его журналу «Мир искусства». В журнале уже сотрудничали его университетские товарищи Николай Рерих, Александр Бенуа и многие другие. При их участии сложился Союз русских художников, который просуществовал до 1917 года. Волею судьбы Иван Билибин был последним председателем этого cоюза.

Здесь русский дух, здесь Русью пахнет…

1880—1890-е годы стали рождением древнерусской темы в искусстве. Художники мечтали о возрождении высокой культуры прошлого, о создании на ее основе «большого стиля».

«Только совершенно недавно, точно Америку, открыли старую художественную Русь, вандальски искалеченную, покрытую пылью и плесенью. Но и под пылью она была прекрасна, так прекрасна, что вполне понятен первый минутный порыв открывших ее: вернуть! вернуть!» — писал Иван Билибин.

Художник начал ездить по глухим провинциям, он изучает русскую архитектуру, народный орнамент, крестьянские вышивки, кружева, узоры, старинную деревянную резьбу, лубочные картинки. В самом начале двадцатого века по заданию этнографического отдела Русского музея Билибин объехал Вологодскую, Архангельскую, Олонецкую и Тверскую губернии, где собирал произведения народного творчества, фотографировал памятники деревянного зодчества. По материалам своих поездок он написал несколько статей, а привезенные фотографии передал И. Грабарю для его книги «История русского искусства».

Новый художественный стиль — стиль русской старины не только обогатил искусство яркими образами, но и способствовал развитию театральной декорации и оформлению книг.

Книжное искусство с иллюстрациями появилось с издания народных сказок и поэм Пушкина, которые были иллюстрированы и оформлены В. Васнецовым, Е. Поленовой, С. Малютиным. Но художники не разработали принципов оформления книги, поэтому живопись многое теряла при печати. Например, иллюстрации Поленовой к сказке «Война грибов» не удалось воспроизвести в цвете, поэтому художница раскрашивала контурные оттиски от руки.

Необходимо было создать особое искусство — искусство книжной графики. Большую роль в этом сыграл Иван Яковлевич Билибин. Он разработал логически последовательную систему графических приемов. Эта система, а также присущее Билибину своеобразие трактовки былинных и сказочных образов легли в основу так называемого билибинского стиля.

Иван Билибин и Экспедиция заготовления государственных бумаг

Имя Билибина стало широко известно после того, как были напечатаны шесть русских сказок с его иллюстрациями. Самой первой стала «Сказка об Иване-царевиче, Жар-птице и Сером волке». Все сказки были изданы в Экспедиции заготовления государственных бумаг (ныне — объединение «Гознак»). С Экспедицией художник сотрудничал 13 лет. Вслед за первыми сказками здесь были выпущены «два иллюстративных цикла по Пушкину»: «Сказка о царе Салтане» и «Сказка о Золотом петушке». Их приобрели Русский музей Александра III и Третьяковская галерея.

В архивах «Гознака» по сей день сохранились не только оригинальные иллюстрации Билибина, но и любопытная переписка между художником и управляющим Экспедицией.

Переписка носила деловой, можно сказать, денежный характер. Сначала Экспедиция платила художнику по 50 рублей за каждый рисунок, однако затем Билибин предложил новые условия — платить ему по 75 рублей за каждую иллюстрацию. В этом случае он предоставлял Экспедиции право «навечно их воспроизводить».

«Принимая, во-первых, во внимание весьма детальный характер моих иллюстраций, во-вторых, то, что гонорар в 50 рублей за иллюстрацию далеко не окупает затрачиваемый мною труд, и, в-третьих, то обстоятельство, что Экспедиции, насколько мне известно, гораздо удобнее иметь в постоянной собственности те образцы, с которых производится работа, я предлагаю оставлять в собственность Экспедиции расцвеченные мною фотографические оттиски, но зато увеличить гонорар до 75 рублей за каждую иллюстрацию», — писал в своем письме Билибин. Руководство Экспедиции приняло эти условия.

Сотрудничество с Экспедицией продолжалось еще многие годы. Так, например, он иллюстрировал игральные карты, издаваемые здесь.

От «Золотого петушка» до «Чистилища святого Патрика»

Книжная, журнальная и газетная иллюстрация составляли лишь часть профессиональной деятельности Ивана Билибина. В 1904 году он заявил о себе как о высокоодаренном театральном художнике, знатоке старинных костюмов разных эпох и народов.

Он создал эскизы костюмов и декораций к знаменитой постановке оперы Римского-Корсакова «Золотой петушок», участвовал в антрепризе Сергея Дягилева, нарисовав эскизы русских костюмов к опере Мусорского «Борис Годунов». Художник работал над испанскими костюмами к комедии Лопе де Вега «Овечий источник», к драме Кальдерона «Чистилище святого Патрика» и многими другими театральными постановками.

В эти годы Билибин создает также карикатурные рисунки для сатирических журналов, иллюстрирует «открытые письма» Красного Креста, оформляет журналы «Солнце России» и «Лукоморье», участвует в интерьерной росписи Нижегородского отделения Госбанка (к 300-летию Дома Романовых). В течение 10 лет Иван Яковлевич преподавал в Школе императорского общества поощрения художеств, директором которого в то время был Николай Рерих. В январе 1917 года на заседании членов Академии художеств Билибина представили к званию академика.

Двуглавый орел без короны

Февральская революция внесла свои коррективы и в жизнь Билибина. Он вошел в историю как создатель нового, «неимператорского» двуглавого орла. Временное правительство, рассматривая вопрос о геральдических символах, решило «раздеть» черного двуглавого орла. Автором стал Иван Билибин. На билибинском эскизе, который был принят новым правительством, орел остался без короны и опустил свои крылья вниз. Народ скептично отнесся к новому варианту герба и называл его «ощипанной курицей». Тем не менее, новый символ поместили на государственные печати и новые бумажные деньги — думки.

Орел Билибина пережил и второй революционный переворот — октября 1917 года. Первые советские банкноты 1918 года печатались в Экспедиции с изображением все той же раскоронованной птицы.

Россия — Египет — Франция — Советский Союз

Во время революционных событий Иван Билибин уехал в Крым, где вместе с Куприным, Короленко, Вернадским и другими владел коллективным имением. Там он сотрудничал в журнале, рисовал плакаты для деникинского информационного агентства. В начале 1921 года на пароходе «Саратов» художник отплыл из Новороссийска и оказался в Египте. Вместе со своей гражданской женой художницей Щекотихиной-Потоцкой он жил в Каире и Александрии, много путешествовал по странам Ближнего Востока. В 1923 году работал с Анной Павловой, создавая эскизы декораций и костюмов для балетов «Роман мумии» и «Русская сказка». В 1925 году Билибин переехал в Париж.

Он много работал: сотрудничал в журналах, иллюстрировал сборники русских, французских и немецких сказок. Рисовал картины на сюжеты арабских сказок. Оформлял обложки, титульные листы, адреса, афиши, торговые марки. Билибин активно участвовал в оформлении русских оперных сезонов в Театре Елисейских полей. Ежегодно он устраивал выставки в крупнейших городах Европы. Художник работал и для европейских изданий, но переиначить себя, европеизировать свою живопись не смог.

В 1936 году Иван Билибин принял советское гражданство и вернулся в свой город, теперь уже Ленинград. Практически не сохранилось информации о том, как приняли «заблудшего» художника советские власти. Однако вскоре он стал преподавать во Всероссийской академии художеств, по-прежнему иллюстрировал книги и работал над спектаклями. В 1939 году ему было присвоено звание доктора искусствоведения.

Иван Билибин умер 7 февраля 1942 года в блокадном Ленинграде. Ему было 66 лет. Он был похоронен в братской могиле на Смоленском кладбище.

Билибин остался в Петербурге

В 2002 году в Петроградском районе, на фасаде дома № 25 по улице Лизы Чайкиной, была установлена мемориальная доска. Текст на ней гласит: «Здесь с 1937 по 1942 год жил и работал художник театра и книги Иван Яковлевич Билибин. Гознак — Санкт-Петербургу». Так была увековечена память выдающегося русского художника-иллюстратора и мастера театрально-декоративного искусства.


Татьяна Балуева


* * *


В 1936 году Иван Яковлевич Билибин вместе с женой, тоже художницей Александрой Васильевной Щекатихиной-Потоцкой (1892-1967) возвращается на Родину, в свой Ленинград. Здесь он много и плодотворно работает. Появляются в свет его шедевры книжной графики. Это, прежде всего, иллюстрации к поэме М. Ю. Лермонтова "Песнь про купца Калашникова", к роману А. Н. Толстого "Петр I”. Много времени отдает Билибин преподавательской деятельности. В 1939 году ему, доктору искусствоведческих наук, посвятившему сорок лет служению русскому искусству, присваивается звание заслуженного профессора. В это время он задумывает необыкновенную серию открыток с образами знаменитых людей, подвижников России. Вместе с талантливым С. М. Эйзенштейном мечтает Билибин и о создании кинофильма "Иван Грозный". Но грянувшая война и блокада Ленинграда разрушила все творческие замыслы художника. Когда в трудные для Ленинграда блокадные дни ему предложили эвакуироваться, он, не размышляя, ответил: "Из осажденной крепости не бегут ее защитники". И в этих словах был он весь, со своим складом ума, настоящий русский патриот, готовый к самопожертвованию ради спасения и чести родной земли. И он защищал ее до последнего вздоха. Измученный и истощенный от голода Иван Яковлевич создает под фашистскими обстрелами и бомбежками патриотические открытки для фронта, пишет статьи и обращения к героическим защитникам города на Неве. В ночь под Новый 1942 год он собрал в своей квартире на Мойке друзей и читал им свою "Оду".


Были в ней и полные веры и надежды слова:
Проходят дни, проходят годы,
Иссякнет сей кровавый пир.
Придет весна, пройдут невзгоды,
И снова улыбнется мир.




Скачать 107.44 Kb.
оставить комментарий
Дата18.10.2011
Размер107.44 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

отлично
  2
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх