Книга «Года далёкие-2», являющаяся второй частью дилогии. Первая книга «Года далёкие» icon

Книга «Года далёкие-2», являющаяся второй частью дилогии. Первая книга «Года далёкие»


Смотрите также:
Книга первая
Библейские сюжеты...
Руководство по древнемуискусству исцеления «софия»...
Книга первая «родовой покон»...
Книга первая. К.: «София»...
Книга первая. К.: «София»...
Мы редакционная коллегия...
Книга Первая
Книга Самюэля Хантингтона “Столкновение цивилизаций” первая проба практического применения новых...
Тематическое планирование основы книжной культуры 6 класс...
Курт Фон Типпельскирх...
Фотографией Андрей Юдин занялся в далекие 70-е годы...



Загрузка...
скачать
Хроника жизни и творчества

Джемса Ильича Саврасова


Вниманию читателя предлагается книга «Года далёкие-2», являющаяся второй частью дилогии. Первая книга «Года далёкие» выпущена в свет самим Джемсом Саврасовым в 2003 году в новосибирском издательстве «Сибтехнорезерв» . Рассказы и очерки к данной второй книге подготовлены автором в 2008 году, но редакцию и издание книги пришлось осуществить его друзьям.

Кто же он, Джемс Ильич Саврасов, и чем интересна его книга?

Излагая хронику его жизни и творчества, постараемся показать, что эта книга познакомит вас с выдающейся личностью, интересным собеседником, являющим собой заслуженного ветерана отечественной алмазодобывающей промышленности, видного ученого алмазной геологии, талантливого писателя, создателя единственного в мире Музея кимберлитов,


1931 год – родился 5 января на исконно русской земле, в деревне Выселки на севере Вологодской области, в трудовой семье советских колхозников.

Отец, Илья Федорович , 1901 г. рождения (с тремя классами образования он на селе считался грамотеем), был правоверным коммунистом, работал секретарём сельского Совета, проводил в жизнь решения партии, в том числе «раскулачивание» и «коллективизацию», но, как с облегчением писал Джемс Ильич, делал это не очень ревностно. Дал дочерям имена: Тереза, Роза, Клара (налицо коммунистический подтекст), сыну имя – Джемс (вероятное влияние трехдневной английской оккупации в годы Гражданской войны). Погиб на фронте Великой Отечественной Войны в 1942 году.

Мать, Павла Петровна, 1903 г. рождения (с образованием на деревенских курсах всеобуча 20-х годов), трудилась на колхозных полях от зари до зари и прокормила семью, дала образование детям, несмотря на многие лихие годины. Втайне от отца крестила трехлетнего сына Джемса. Умерла в 1984 году.

Джемс с десяти лет начал зарабатывать трудодни в колхозе «Борьба за новую жизнь», познал тяготы и проблемы этой «борьбы» российской деревни, фактически – борьбы за существование.

В большой семье Саврасовых знали и чтили народный фольклор. Один из прадедов известен песнями собственного сочинения, сестры Джемса знали, и могли многими часами исполнять (ни разу не повторяясь), весёлые и разгульные мудрые деревенские частушки. Джемс также знал множество частушек, присказок, обычаев своих предков, впрок используя их для доказательства мудрости своих земляков-«пошехонцев». В разделе «Из тумана далёкого прошлого» можно прочитать много интересного и поучительного из истории Вологодчины.

1948 – окончил с отличием десятилетнюю школу в районном центре, в городе Вельске, так что поступление в высшее учебное заведение для него не представляло трудности. Примем это как свидетельство того, что может собственных ученых российская земля рождать.

1948-1953 – учёба в одном из лучших геологических институтов страны – в Ленинградском горном институте. Здесь он три года учится на маркшейдерском отделении, проходит маркшейдерскую практику на угольных шахтах Воркуты, а затем переходит на геофизическое отделение и проходит геофизическую практику на Кольском полуострове на апатитовых месторождениях. Защитив на «отлично» дипломную работу в столь престижном институте, получив специальность горного инженера-геофизика, получив хорошее математическое образование, он начинает свой трудовой путь с крепким фундаментом знаний, что позволит ему в дальнейшем участвовать в разработке теоретических основ геофизических методик.

1954 – распределён на работу в трест «Алтайцветметразведка» (Рудный Алтай, г.Усть-Каменогорск), где два года в качестве начальника геофизического отряда вёл производственные работы на поисках полиметаллических руд комплексом методов (магниторазведка, электроразведка, металлометрия).

1956 – в июле принят инженером-геофизиком в Амакинскую геологоразведочную экспедицию, базирующуюся в посёлке Нюрба Якутской АССР, на берегу красивейшей реки Вилюй. С этого года вся жизнь Джемса Ильича Саврасова связывается с алмазной геологией и Якутия становится его второй родиной. Удачей его жизни стала эта работа в легендарной Амакинской экспедиции, геологами которой были открыты первые якутские алмазы на Вилюе (в 1949 году), а за год до его приезда были открыты богатейшие алмазные месторождения – кимберлитовые трубки «Мир», «Удачная», «Сытыканская». Вдохновленный таким началом алмазной эпопеи Джемс Ильич гордо называл себя амакинцем и со своей стороны внёс весомый вклад в работу родной экспедиции,

1956-1960 – в качестве техрука и начальника геофизической партии проводит магнитные съёмки по поискам алмазных месторождений на территории, прилегающей к алмазной кимберлитовой трубке «Мир». В проведении этого нового для алмазной геологии метода поисков кимберлитовых трубок с помощью наземной и аэромагниторазведки Д.И.Саврасов привносит теоретическое обоснование для методики этих работ (расчеты сети наблюдений, оптимальной точности съёмок, высоты аэрополётов, формулы и диаграммы определения геологической эффективности аэромагнитной съёмки различных масштабов), которое стало основой при проектировании и ведении производственных геофизических поисковых работ Амакинской экспедиции.

1957 – составил и защитил свой первый геологический отчет «О результатах геофизических работ, проведенных партией № 1 в 1956 г. в бассейне реки Ботуобия с целью поисков кимберлитовых трубок». В настоящее время в республиканских геологических фондах в г.Якутске находится 25 отчетов с авторством Д.И.Саврасова. Большинство отчетов принято с отличной оценкой.

1960 – в феврале назначается начальником геофизической лаборатории Амакинской экспедиции, задачей которой являлось изучение физических свойств (магнитности, плотности, радиоактивности, электропроводности, упругих свойств) кимберлитов и всех других вмещающих и окружающих их горных пород, С тех пор изучение этого, ранее нам неведомого, камня, иногда, вмещающего другой чудо-камень – алмаз, стало делом жизни Джемса Ильича. За 8 лет работы, добывая в полевых маршрутах и исследуя в лаборатории тысячи образцов кимберлитов и других горных пород, сотрудники лаборатории создали банк данных физических свойств по всей провинции. Эти сведения составляли геолого-геофизические предпосылки для постановки поисковых работ и использовались геологами и геофизиками Амакинской экспедиции в каждом проекте и в каждом геологическом отчете.

1962 – публикует свои первые научные статьи «Некоторые сведения о физических свойствах кимберлитов» и «Некоторые сведения об эффективности применения магниторазведки при поисках коренных месторождений алмазов» в журнале «Геология и геофизика» Сибирского отделения АН СССР. Всего Д.И.Саврасовым опубликовано более 50 научных статей и докладов на научных конференциях и семинарах по алмазной тематике, где он являлся обязательным и ожидаемым участником.

1966 – публикует свою первую полемическую статью «Алмазная волокита» в газете «Комсомольская правда». В статье были подвергнуты критике недостаточно профессиональные методы работы Лаборатории аэрометодов, прилетающей из Ленинграда с целью опробования аэрофотосъёмки для поиска кимберлитовых трубок. С тех пор Д.И.Саврасов ежегодно помещает свои критические статьи и заметки в газетах, в журнале «Вилюйские зори», выступает на многих геологических совещаниях и научно-технических советах на волнующие его темы. Объектами его критики были и некомпетентные рекомендации некоторых ученых, трактуемые им как лженаука или около алмазная наука (лозоходство для поисков трубок, дистанционная геохимия для поисков не выходя из кабинета, многочисленные неоправданные «прогнозы» на открытие месторождений), и плагиат в публикациях некоторых коллег (особенно руководителей, использующих исследования подчиненных им сотрудников без ссылок), это и тревога за судьбу российской и якутской деревни (на основе горького опыта вологодских деревень), и обоснование необходимости частной собственности на землю (открытое письмо писателю В.Распутину), и переживания за судьбу и сохранность вверенных ему музейных коллекций кимберлитов и приобретенных им других коллекций редких минералов.

1968 – в марте получает перевод в Ботуобинскую геологоразведочную экспедицию, в городе Мирном, где становится начальником партии физических свойств, строит новую геофизическую лабораторию, тем самым продолжая своё главное дело по изучению кимберлитов. Город Мирный к тому времени становится столицей алмазного края и отсюда было сподручнее выезжать на карьеры разведуемых кимберлитовых трубок и пополнять коллекции ценными образцами.

1968 – 10 мая, находясь в командировке в г.Якутске, «убежденный холостяк» Джемс Ильич женился. Избранницей его сердца стала молодая иркутянка, выпускница Иркутского университета, Тамара Мироновская, работавшая в то время преподавателем химии в Якутском университете. Женитьба была во всём необычной: хмельная праздничная атмосфера тех дней, мгновенность решения «молодых» в ответ на дружескую подначку друзей, чрезвычайная по сложности организация регистрации брака в ЗАГСе в нерабочий праздничный день, редкостное волнение-«мандраж» жениха и невесты, сказочные букетики первых весенних подснежников, сразу же после регистрации – весёлая импровизированная свадьба в дружеском доме. Так создалась дружная геологическая семья Саврасовых. Через год у них родился сын Евгений (ныне предприниматель, с медицинским образованием), есть любимая внучка Света (1996 года рождения).

1969 – защищает в Институте земной коры АН СССР в Иркутске диссертацию на тему «Магнетизм кимберлитов Якутии» и получает ученую степень кандидата геолого-минералогических наук. Диплом кандидата наук МГН № 006564 в 1970 году ему вручил Председатель ученого Совета, профессор М.М.Одинцов, один из светил алмазной геологии. В диссертации впервые в алмазной геологии всесторонне и полноценно даны и проанализированы магнитные свойства всех кимберлитовых трубок Якутии. Большую научную ценность представляли палеомагнитные исследования диссертанта: по ориентированным образцам кимберлитов и долеритов определялось местоположение геомагнитных полюсов Земли во время извержения кимберлитовой магмы и соответственно определялся возраст образования кимберлитовых трубок и внедрения трапповых интрузий.

1974 – переходит на работу во вновь организованную в Мирном научно-исследовательскую организацию – в Алмазную лабораторию московского Центрального научно-исследовательского геологоразведочного Института (ЦНИГРИ). Так начинается профессиональная научная деятельность Д.И.Саврасова в должности заведующего сектором геофизики Алмазной лаборатории. За 8 лет коллективом сектора были исследованы и завершены две большие научные темы: «Геолого-геофизическое обоснование моделей глубинного строения алмазоносных районов с целью направления поисков» и «Совершенствование геофизических методов поиска и прогнозирования погребенных кимберлитовых трубок в Мало-Ботуобинском алмазоносном районе». Также были продолжены и даже расширены исследования физических свойств кимберлитов, траппов и других горных пород с изучением их на глубину в карьерах и скважинах в процессе отработки алмазных месторождений. По этим данным впервые были составлены реальные физико- геологические пространственные модели алмазных месторождений, кимберлитовых трубок и полей.

На этом научном поприще Джемс Ильич сталкивается с такими рекомендациями научных деятелей, с такой практикой подготовки научных отчетов и публикаций множества монографий, которые он считал необоснованными и недопустимыми и псевдонаучными. Многие годы ведя с такими учеными ожесточенные научные и околонаучные споры, Д.И.Саврасов накопил большой обличительный материал, который в виде 11 рассказов готовился поместить в данную книгу. Причины для возмущения достаточно веские, поскольку руководители использовали его данные по физическим свойствам и построенные физико-геологические модели без ведома автора и без ссылок на него. В спорах по более общим геологическим вопросам, как прогнозирование перспективных на алмазы площадей, трудно быть судьями. С позиций сегодняшнего дня большинство этих профессиональных противоречий не могут заинтересовать читателя. Редакционная коллегия оставила в этом разделе 4 статьи, которые позволят читателю ознакомиться с кругом вопросов, по которым Д.И. Саврасов боролся с оппонентами.

1982 – переходит на работу в Мирнинскую геологоразведочную экспедицию, где назначается начальником тематической партии. Темой его исследований продолжало оставаться изучение физико-геологического строения кимберлитовых тел, с конкретизацией на изучение состава промышленно-алмазоносных кимберлитовых трубок (Мир, Удачная, Сытыканская) на уровнях их эксплуатационной разведки и отработки с глубиной. В результате богатых находок разнообразных включений в кимберлитах, особенно уникальных ксенолитов-эклогитов (пород верхней мантии Земли, вынесенных с глубин 200-250 км.) создавалась основа для создания интересных музейных экспозиций.

1992 – все геологические организации алмазного края, в том числе лаборатория Д.И.Саврасова, переходят под юрисдикцию научно-производственного объединения «Якуталмаз».

/ Позднее, на волне рыночной стихии, НПО «Якуталмаз» преобразуется в Акционерную компанию «Алмазы России-Саха» а затем в 2002 г.– в АК «АЛРОСА» (ЗАО) /.

1993 – Д.И.Саврасов назначается «де юре» начальником музейного отряда Мирнинской ГРЭ АК «Алмазы России-Саха», а «де факто» становится заведующим объединенным минералогическим музеем при Мирнинской экспедиции. В музее по приказу руководства АК собираются все коллекции геологических организаций города, львиную долю каменного материала вносит геофизическая лаборатория Д.И.Саврасова. Под Музей выделяется отдельный деревянный домик на базе экспедиции на окраине города, который вскоре становится местом постоянных экскурсий геологов и школьников..

1995 – награждается орденом «За заслуги перед отечеством» 2 степени указом Президента РФ. Памятность и значимость этой награды для орденоносца и его друзей повышена тем, что вручил её в мирнинском клубе «Алмаз» лично Председатель Правительства РФ В.С.Черномырдин.

1999 – ему присваивается почетное звание «Заслуженный геолог Республики Саха (Якутия)» указом Президента Республики. К этому времени Д.И.Саврасов заслужил уважение всей геологической общественности Республики как работами в алмазной геологии, так и изучением физических свойств древних пород Алданского и Анабарского кристаллических щитов, а материалы его исследований легли в основу многих геологических карт по всей Якутии.

2001 – 5-6 января проведена в г.Мирном при Ботуобинской экспедиции школа-семинар Д.И. Саврасова «Петрофизика кимберлитов», посвященная 70-летию со дня его рождения. Юбиляр сделал основные памятные доклады, подводящие некоторый итог его научной деятельности: «Физические свойства кимберлитов, палеомагнитная оценка возраста и физико-геологические модели кимберлитовых трубок», «Петрофизика траппов, возрастное расчленение трапповых интрузий. Палеомагнитные исследования на траппах», «Физические свойства метаморфических пород докембрия в пределах Западно-Якутской алмазоносной провинции». Все выступавшие представители экспедиций (АК «АЛРОСА» и ПГО «Якутскгеология») отмечали помощь и консультации Д.И.Саврасова в создании их лабораторий и партий по изучению физических свойств и называли себя его учениками в развитии петрофизического направления в Якутии.

2001 – летом с.г. по решению руководства акционерной компании «АЛРОСА» и её Президента В.А.Штырова для музея выделяется второй этаж каменного здания площадью 800 кв. м., в центре города. После проведенного евроремонта, размещения загодя закупленных современных витрин и профессионально подготовленных коллекций кимберлитов музей приобрёл красочный презентабельный вид. С тех пор Музей кимберлитов становится достопримечательностью и гордостью города Мирного, а Джемса Ильича Саврасова общественность города станет уважительно называть директором Музея кимберлитов. Отныне ни одна из делегаций, посещающих город Мирный, не минует Музей кимберлитов, награждая его лестными эпитетами: «единственный в мире», «уникальный», «достойный занесения в книгу рекордов Гиннеса». Наш читатель может убедиться в правоте этих отзывов, рассмотрев прилагаемый красочный буклет о музее кимберлитов. Достигнув вершины своего главного дела жизни, создав уникальный Музей кимберлитов, имеющий непреходящую научно-практическую значимость, Джемс Ильич Саврасов по праву вошёл в когорту учёных-алмазников с мировым именем.

Здесь следует открыть читателю и оборотную сторону медали: создание этого музея было делом трудным и не всегда благодарным. В раздел «Дела музейные» Джемс Ильич приготовил четыре рассказа, наполненных гневом и обидой, о том какие трудности и лишения ему пришлось пережить в период, когда музейный отряд (стало быть и Музей кимберлитов) входил в состав тематической партии Ботуобинской экспедиции (2002-2005 гг.): отобрали камнерезный цех, где Д.И. самолично готовил образцы для музейных коллекций; организовали комиссию по инвентаризации коллекций, которая пыталась обвинить Д.И. в расхищении экспонатов; перевели Д.И. из начальников отряда в рядовые сотрудники, с соответствующим уменьшением зарплаты; установили Д.И. четырехчасовой рабочий день с половинной зарплатой (хотя служба охраны продолжала фиксировать, что Д.И. приходит на работу в 7-30 и сдаёт музей под охрану в 20-22 часа). Однако, сегодня по прошествии времени, когда геологи-алмазники, в том числе и ботуобинцы, глубоко соболезновали кончине Д.И.Саврасова, мы решили эти эмоциональные рассказы в книгу не включать

2002 – награждается Почетной грамотой АК «АЛРОСА» (ЗАО) и званием ветеран алмазодобывающей промышленности. Эти награды имели и моральное и материальное значение и укрепляли авторитет ветерана.

2003 – публикуется первая книга рассказов и очерков Д.И.Саврасова «Года далёкие» (в новосибирском издательстве «Сибтехнорезерв»,тиражом 1000 экз.). Его своеобразный литературный стиль (точность и простота языка, яркость и сочность описаний интереснейших событий и по-настоящему хороших людей) понравился читателям и книга быстро разошлась. Интересно, что большинство читало книгу «от корки до корки», хотя могли прочитать отдельные рассказы, выбирая по оглавлению. Вероятно, в книге есть какая-то связующая нить, некая интрига:«а что он ещё повидал в своей интересной жизни», «а что он думает по другим жизненным реалиям?».

2005 – Музей кимберлитов передается в состав Культурно-спортивного комплекса АК «АЛРОСА», где Д.И.Саврасов получает должность заведующего сектором. После выхода, в этом же году, на пенсию он продолжает работу в Музее по годичным трудовым договорам. И привычной ситуацией было, что он днюет и ночует в своём музее, неустанно пополняя витрины с экспонатами новыми образцами кимберлитов. Кроме Якутии здесь теперь представлены Архангельская алмазоносная провинция, Африка, Бразилия Австралия, Канада.

Традиционно в Музее по вечерам и в выходные дни собирались ветераны-алмазники (геологи, геофизики, горняки), приезжающие в Мирный на какие-либо юбилейные мероприятия (здесь можно было видеть всех первооткрывателей алмазов, лауреатов всевозможных премий, академиков, поэтов и бардов). Здесь в дружеской обстановке, создаваемой Джемсом Ильичем, бойцы вспоминали минувшие дни, читали стихи, пели свои геологические песни. Музей становился местом нашего духовного общения и своеобразного очищения от стародавних недомолвок и споров (по каким-либо отчетам и статьям, по личностям истинных первооткрывателей, по недооцененным или забытым именам друзей и товарищей).

2006 – впервые официально, в помещении Музея кимберлитов, был общественностью города отмечен юбилей Д.И. Саврасова в день его 75-летия. Руководство АК «АЛРОСА» в лице главного геолога С.И. Митюхина высоко оценило роль юбиляра в создании Музея. В приветствии коллектива Амакинской экспедиции юбиляр был введен в когорту ученых-алмазников с мировым именем и особо отмечена его фанатическая целеустремлённость и несгибаемая воля в достижении поставленной цели …

Саврасову – любое дело – по плечу!

И жить ему ещё – сверх всяческих лимитов!

Спич посвящаем Джемсу Ильичу –

Создателю Музея Кимберлитов!

2007 – 14 июля в торжественной обстановке, в праздничный День металлурга, награждается только что учрежденным Администрацией города почетным знаком «За заслуги перед городом Мирным», с удостоверением № 2. Было приятно, что городская администрация продемонстрировала свою благодарность и уважение нашему ветерану.

2008 – С мая этого года тревожные предчувствия посетили Джемса Ильича, он пишет: «Пространство со временем сужается и сужается. Как бы оно не превратилось до размера квартиры или хуже того. Грустные мысли терзают меня постоянно. Только работа и выручает». Надо сказать, что ранее Д.И. никогда не жаловался на здоровье, только шутил, что ногам становится трудно носить столь грузное тело (более 100 кг.). А тут накопилось, навалилось (зрение, слух, ноги, сердце…). После операции на глаза, проведенной в Новосибирске в мае, он в электронных посланиях стал делиться с друзьями и коллегами беспокойствами по судьбе своих незавершенных дел. Назовём основные из них, требующие продвижения и контроля:

- книга рассказов «Года далёкие-2» (предоставляется вашему вниманию),

- атлас или альбом геолого-геофизических материалов по кимберлитовым трубкам Якутии (материалы подготовлены в цифровом виде, находятся в разных местах),

- сохранение и использование дополнительных коллекций кимберлитов (находятся в запасниках и на складе, в их числе должна быть коллекция для Якутского госуниверситета).

И, может быть, самое существенное беспокойство, мучившее создателя последние годы и находящееся в компетенции руководства АК «АЛРОСА» – найти достойного преемника Д.И. Саврасову для продолжения его усилий по неустанному росту научной значимости мирового уровня коллекций Музея кимберлитов.

1958-2008 – все эти годы Джемс Ильич читал нам стихи, соответствующие практически любой возникшей жизненной ситуации, или подсказывал слова многих забытых нами песен. Никто, так как он, не знал наизусть такого бессчетного количества стихов, от любимого Омара Хайяма до его земляка Николая Рубцова и многих самодеятельных поэтов из числа геологов и геофизиков всей России; никто не помнил, как он, столько полных текстов русских народных и наших геологических песен. Читая его взволнованный рассказ «Амакинская песня», убеждаешься с какой большой любовью он относился к песням, к стихам, к друзьям. Обладая литературным даром Джемс Ильич легко мог бы писать и стихотворения, но, вероятно ощущая высокую планку настоящей поэзии, категорически отказывался от авторства приписываемых ему стихов. Однако, несколько стихотворений, помеченных им: «творчество народное, запомнил Саврасов» – принадлежат явно ему. Пять стихотворений из них мы решили включить в эту книгу.

1948-2008 – все эти годы Д.И. встречался с хорошими людьми, которые оставались его друзьями на всю жизнь. В разделе книги «О людях хороших» Д.И. с большой сердечностью повествует о многих интересных и разных людях: о школьных и студенческих товарищах, о геологах Алтая и Якутии, о первооткрывателях алмазов, таких почитаемых в народе как Лариса Попугаева, Григорий Фанштейн, Игорь Богатых. Много интересных людей встречается и в других рассказах дилогии. Добавим, что в перечень людей хороших, встреченных Д.И. Саврасовым, должны были быть включены Л.А. Сафонов (генеральный директор НПО «Якуталмаз»), В.Т. Калитин (Президент АК «АЛРОСА»), В.А. Штыров (Президент Республики Саха (Якутия), оказавшие решающую поддержку Музею кимберлитов на извилистых зигзагах его истории.

^ 2008 – 18 ноября в г Иркутске, в кругу своей семьи, в результате инсульта на 78-м году жизни Джемс Ильич Саврасов скончался.

Проводили его в последний путь: родная семья (вдова Тамара Владимировна, её сестра Ольга Владимировна, сын Евгений); первооткрыватели алмазных месторождений Владимир Щукин, Валентин Кривонос, Юрий Эринчек, друзья ветераны алмазной геологии из Нюрбы, Мирного, Якутска, Москвы, Санкт-Петербурга, Симферополя, Иркутска, представители экспедиций и комбинатов АК «АЛРОСА» (Георгий Балакшин, Виктор Боланев, Александр Артёмов, Маргарита Богатых, Раиса Щукина, Владимир Никулин, Валерий Хамкалов, Герман Фон дер Флаасс, Сергей Костровицкий); прощальные фотоснимки сделал кинорежиссёр и кинооператор Валентин Венделовский; от родной вологодчины проводил племянник Сергей Саврасов, предприниматель-компьютерщик.

Искренние соболезнования прислали: из Санкт-Петербурга – Наталья Попугаева (дочь Ларисы Попугаевой), декан геологоразведочного факультета ЛГУ М.Иванов, доктор наук ВСЕГЕИ В.Л.Масайтис, ветераны-амакинцы Л.Лебедева, М.Орлова, Н.Мурашкина, из Москвы – первооткрыватель Е.Елагина, ветераны-якутяне Б.Ложников, В.Хныкин, Е.Дудко, Н.Рымаренко, Настя Карева (дочь амакинских ветеранов); с Украины – ветераны, амакинцы и ботуобинцы, А.Крючков, О.Крючкова, Б.Парасотка, И.Парасотка; из Симферополя – доктор наук Г.И.Смирнов, пилот В.Куст; из Новосибирска – ветеран якутской геологии Эрнест Келле, доктора наук Н.Похиленко и В.Афанасьев, академик Н.В.Соболев; из Мирного – руководители АК «АЛРОСА» Ю.А.Дойников, С.И.Митюхин, главы Администраций Мирнинского района и города Мирного И.Р.Султанов и С.Ю.Александров, руководители Амакинской, Ботуобинской, Мирнинской экспедиций, Нюрбинского и Удачнинского ГОКов и КСК (В.П.Серов, В.Е.Мещанчук, С.Л.Трещев, В.Т.Курнев, В.Н.Филиппов, Г.П.Юст), геофизики Юрий Молчанов, Геннадий и Ирина Никитины, геологи Зоринской партии БГРЭ; из Якутска – ветераны-амакинцы Сергей Фейгенберг, Лилия Балакшина, Раиса Андреева, Будимир Андреев, Николай Федоров; из Нюрбы – ветеран-амакинец Олег Свиридов, от имени десятка уцелевших в Нюрбе участников алмазной эпопеи ...

Похоронили великого алмазника 22 ноября на погосте Покровский, что у деревни Пивовариха. Вечером друзья и близкие, поминая Джемса Ильича согласно завещания, пропели его любимые песни: «Если я заболею, к врачам обращаться не стану», «Спокойно, дружище, спокойно!», «Когда умру, похороните, где я с друзьями пировал».

^ Пусть пухом будет вологодско-якутскому хорошему человеку иркутская земля!


2009 – 30 марта приказом АК «АЛРОСА» (ЗАО) «Об увековечении памяти ветеранов АК «АЛРОСА» (ЗАО), внесших значительный вклад в становление и развитие алмазодобывающей промышленности» Музею кимберлитов в городе Мирном присвоено имя Саврасова Джемса Ильича.


В завершение очерка выскажу такую возникшую сейчас мысль: Джемс Ильич Саврасов олицетворяет собой истинного русского мужика, выходца из гущи народной, со всеми характерными достоинствами и особенностями русского характера.

«По рожденью – вологодский, по ученью – ленинградский, по творениям – якутский, также – усть-каменогорский, мирнинский, московский, и ещё – он наш нюрбинский, а в итоге – он российский настоящий человек».

Он был даровит от природы, обладал феноменальной памятью, все науки давались ему легко – по уровню знаний и интеллекту быть бы ему академиком… но он абсолютно не стремился к чинам и званиям, предпочитая конкретный и подвижнический труд.

Он был мужик, что бык, которому втемяшилась в башку такая «блажь», как вечные понятия: честность, порядочность, справедливость. Идя по этому пути, он превращался в «Дон-Кихота, борца с ветряными мельницами», теряя массу времени (и нервов) на эту принципиальную по мнению Д.И., но зряшную по мнению многих его товарищей («гуманистов и бесконфликтников»), многолетнюю борьбу с некоторыми руководящими коллегами.

^ Его широкая натура требовала путешествий и гуляний, и он имел их в достатке, становясь при этом душой дружеской компании, но и приобретая завистливых недругов.

«Джемс Ильич – любимец женщин, всех, за малым исключением; привлекает их душою, широченною как поле, привлекает своим сердцем, и отзывчивым и добрым».

И несмотря на все сложности вышеприведенных жизненных коллизий и серьёзные препоны на своём трудовом пути, главное дело своей жизни (историческую миссию) он был обязан осуществить и в реалии осуществил, создав Музей кимберлитов, который будет по праву носить имя Джемса Ильича Саврасова.

^ Последние свои предсмертные письма Джемс Ильич завершал четверостишиями Омара Хайяма. Вот последнее рубайи, адресованное из глубины веков нам всем:

«Сколько Бог вам отмерил для жизни, друзья,

^ Увеличить нельзя и уменьшить нельзя.

Постарайтесь же с толком истратить наличность,

На чужое не зарясь, взаймы не прося».


Георгий Балакшин,

ветеран алмазной геологии с 1956 г.


Первое столкновение с госпожой Удачей

или «ни алмазной трубки, ни фанфар»


1956-й год. Это было время, когда геологами Амакинской экспедиции уже были открыты в 1955 году богатые месторождения алмазов – кимберлитовые трубки «Мир», «Удачная», «Сытыканская». В этот, 56-й, год, казалось, открытия шли валом: геологи Амакинской экспедиции открыли новое Верхне-Мунское кимберлитовое поле с десятком кимберлитовых трубок; геофизики Восточной геофизической экспедиции в районе посёлка Далдын выявили аэромагнитные аномалии трубочного типа и при их наземной проверке было открыто 13 кимберлитовых трубок; также несколько десятков подобных аэромагнитных аномалий, выявленных в районе города Мирного, сулили и здесь открытие новых кимберлитовых трубок.

В это время молодой специалист, выпускник МГРИ 1956 года, Гоша Балакшин вернулся в родную Нюрбу: прибыл по приказу Западного геофизического треста, базирующегося в Ленинграде, в Восточную геофизическую экспедицию для работы в качестве инженера-геофизика. Вначале я пару месяцев в составе аэромагнитной партии «камералил»: помогал строить графики и карты магнитного поля. В октябре получил задание: готовиться к наземной заверке аэромагнитных аномалий в Иркутской области. Начал изучать выданный мне прибор – отечественный магнитометр М-2, ранее называемый «магнитные весы Шмидта». Это был удивительный советский прибор: с одной стороны – простейший и надежнейший, с другой – хитрейший и коварный при его настройке.

Этим летом аэромагнитная партия Восточной экспедиции провела сверхплановую съёмку масштаба 1:200 000 в Иркутской области. Начальник аэропартии Б.В. Бабушкин сам был борт-оператором на этой съёмке. Съёмка велась на самолёте ЛИ-2 с аэромагнитометром АЭМ-49 (отечественный аэромагнитометр, по тем временам почти высокоточный, но капризный в техническом отношении). В ажиотаже ожидаемых открытий новых алмазных месторождений начальник нашей экспедиции П.Н.Меньшиков повелел сгустить сеть аэромаршрутов на площадях, перспективных на обнаружение алмазов, и выделить там все аэромагнитные аномалии трубочного типа для открытия новых кимберлитовых трубок. Несколько таких типичных аномалий было выявлено и с согласия руководства Иркутского геологического управления было решено срочно организовать их наземную заверку.

В ноябре меня включили в новый поисковый отряд из трех человек. Двоих представляли опытные ленинградские кадры. Техником-оператором был Георгий Кошкин, который был знаменит тем, что прошёл самый первый магнитный профиль через первую кимберлитовую трубку «Зарница» и на счету которого уже было открытие нескольких кимберлитовых трубок. Это был мужчина высокого роста, крепкого телосложения, бывший морской офицер, закончивший Великую Отечественную войну в Копенгагене; интеллигентный, имевший музыкальное образование (в гостиннице он играл нам на фортепьяно второй концерт Рахманинова). В Ленинграде он обучился на курсах для операторов на магниторазведке и завербовался в Восточную экспедицию, следуя на Восток и за романтикой и за рублём. Добродушный, улыбчивый он был прост в общении и все обращались е нему просто «Жора».

Техником-топографом в отряд был назначен Владимир Алексеев, также коренной ленинградец. Он окончил школу топографов и имел значительный опыт работы в геологии. Невысокого роста, заикающийся, он был мало разговорчив, не общителен, но весьма образован (к примеру, писал и читал нам свои «топографические» стихи). Как к старшему по возрасту мы обращались к нему – «Палыч». Меня, несмотря на молодость и отсутствие опыта, устно объявили старшим в отряде, учитывая мою инженерную должность.

В конце ноября наш отряд самолётом «Нюрба-Иркутск» и поездами «Иркутск-Тайшет» и «Красноярск-Лена» добрался до железнодорожной станции Чуна, где в посёлке Чунский базировалась Вилюйская геологоразведочная экспедиция (она подчинялась «Главзолоту» Министерства цветных металлов, в январе 1956 года была названа Вилюйской и готовилась перебазироваться в район города Мирного в следующем году). Встретили нас как почетных гостей: лучший номер в гостинице, хорошая баня, бесплатный ужин. Начальник экспедиции Валентин Трофимович Андрианов и его окружение были почти уверены, что с нашей помощью им предстоит наконец-то открыть вторую тайну Сибирской платформы. И, действительно, наши аномалии были расположены в самых «нужных» местах, привлекали вероятностью быть связанными с источниками тех алмазов, которые встречались на этих участках. И мы сами начали надеяться: а вдруг, откроем …

К утру следующего дня для выезда в район аэромагнитной аномалии № 1/56, проверка которой выпала на мою долю, была сформирована колонна грузовых автомашин (Зис-5, ГАЗ-66) с различным снаряжением, с бригадой горняков и геологов, во главе с начальником экспедиции Андрияновым (его все называли кратко – «ВТ»), восседавшем в новеньком газике. «ВТ» был колоритной личностью, типичным представителем геологической элиты, сформировавшейся в послевоенные 40-50-е годы при МВД СССР в «Дальстрое». «ВТ» много лет работал главным геологом таких могучих организаций как «Алданзолото» и «Енисейзолото», имея генеральские регалии и большую власть. Здесь в Вилюйской экспедиции он также являлся полновластным хозяином. /Судьба свела меня с ним в дальнейшем в городе Мирном, где «ВТ» был назначен в 1959 году начальником Ботуобинской геологоразведочной экспедиции, а в 1962 году снят с этой должности в результате бунта амакинских геологов, не принявших его «дальстроевский» стиль руководства/

Наша колонна двигалась по заснеженным лесным дорогам, при температуре воздуха порядка –10 градусов. В дорогу нам был выдан сухой паёк с бутылкой местной водки, называемой «сучок» . К месту назначения, к базе геологоразведочной партии (начальник партии – Донцов), прибыли вечером в темноте. Не обошлось без злоключения. В конце пути нужно было форсировать речку, скованную льдом. Легковой газик проскочил, а следующая грузовая машина провалилась во льду до уровня кабины и заглохла посредине речки. Всё последующее вспоминается как фантастический боевик. «ВТ», стоя на высоком берегу речки в свете многочисленных фар, в гудении моторов, командовал операцией спасения автомашины, как боевой командир времён Котовского и Чапаева. Для поднятия энтузиазма был выставлен ящик водки, с базы партии срочно вызвали трактор. Добровольцы, сбросив телогрейки и полушубки, смело бросались в ледяную воду, протягивая троса, прикрепляя крюки …. После этой, стремительно проведенной, операции преодоления водной преграды, нас всех ожидал праздничный стол в теплом и светлом камеральном помещении. После морозного дня и ледяной купели водка казалась божественным спасительным напитком. По командам «ВТ» провозглашались тосты, которые, в основном, сводились к пожеланию открытия месторождения алмазов и преображению экспедиции в алмазодобывающую. Далеко за полночь хмельной и радостный я ложился спать, чувствуя себя почти ангелом-спасителем этой земли.

С утра начались, опять-таки стремительные, сборы для выезда на аномальный участок. По командам «ВТ» быстро сформировали полный полевой отряд: бригаду рабочих для прорубки просек, записатора мне в помощь (техника-геофизика , который будет записывать в журнал отсчеты, какие я увижу в окуляре прибора), и даже бригаду горняков для обустройства палаток и строительства деревянного барака (6х6 м.) и затем для проходки шурфов на ожидаемой кимберлитовой трубке. До места расположения аномалии на правобережье речки Тангуй было менее 20 км и, преодолев наледи и снежные заносы, ночь мы уже коротали в тайге в палатках с железными печками.

Следующий день был посвящён рекогносцировке, то есть точному опознанию на местности по топографической карте масштаба 1:100 000 (в 1 см – 1 км), где нанесена точка расположения аэромагнитной аномалии. Когда убедились, что место определено правильно, то по методике, принятой в геофизической экспедиции, прорубили просеку-магистраль от опознанной точки на речке Тангуй по направлению к центру аномалии. Затем от магистрали прорубили профили через 100 метров таким образом, чтобы площадь съёмки составила 500х600 м с аномальной точкой в центре. Встав на лыжи, мы с записатором начали магнитную съёмку, соблюдая все требования инструкции. После второго дня в душе появилась тревога: все наблюденные значения были одинаковыми (называем мы это в геофизике – «нормальное поле»), повышенных («аномальных») значений не наблюдалось. Ещё через три дня, когда после съёмки всей площади аномалия не подтверждалась, я был уже почти в отчаянии, придумывая, что же делать дальше. Следующие дни лихорадочно работал: продлил профили магнитной съёмки на все четыре стороны света, проверил и перепроверил настройку чёртова магнитометра, повторил наблюдения на большей части всех профилей. Наконец, убедился, что аномалии действительно нет, и не было. И пришло время доложить об этом начальству и чонскому и нюрбинскому ….

Я заметил, что с каждым днём моего неудачного поиска меняется отношение окружающих ко мне. Основной реакцией было растущее недоверие: молодой и, вероятно, неопытный спец, да ещё какой-то абориген … На базе партии Донцова я прежнего благорасположения также не встретил и добирался до Чоны на попутной машине. Здесь на базе экспедиции разочарование мною и моими результатами было ещё более ярко выражено. Ни начальник, ни главный геолог со мной встречаться не стали, доложил я об отсутствии результатов рядовым работникам геологического отдела.

В поселковом почтовом отделении я отправил в Нюрбу начальнику нашей экспедиции П.Н. Меньшикову срочную подробную телеграмму, сообщая об отрицательных результатах моей работы. Ответная телеграмма П.Н. Меньшикова была уничтожающей меня. Эту историческую для меня телеграмму я сохранил и привожу её полностью (в сканированном виде). В оформлении телеграммы виден стиль времени (пятидесятые годы 20 века), а в содержании – категоричность отрицательной оценки моей работы и, соответственно, острота ситуации для начинающего специалиста.

См. Т е л е г р а м м а в конце рассказа.

В эти же дни Жора Кошкин провёл наземную заверку другой аэромагнитной аномалии № 2/56. Аномалию он подтвердил, но бригада горняков вскрыла там другие магнитные (но не кимберлитовые) породы – долериты. Рассказал я ему о своей горестной ситуации, показал все полевые материалы. Дальше, в любом случае, надо было выполнять приказ начальства о повторном розыске аномалии. В руководстве Вилюйской экспедиции, уповая на опыт Жоры Кошкина, снова воскресла надежда. Нам снова выделили автотранспорт и мы, уже в полном составе своего отряда, выехали на повторную заверку аэромагнитной аномалии № 1/56.

На речке Тангуй горняки уже достроили деревянный барак, где мы и разместились.

Вначале топограф В. Алексеев перепроверил и подтвердил правильность привязки местоположения аэромагнитной аномалии на местности. Затем оператор Кошкин за несколько дней прошёл со своим магнитометром по всем моим профилям, и, к моему огромному удовлетворению, подтвердил достоверность моих измерений в том, что на этой площади действительно нет никаких аномальных повышений магнитного поля.

На этом первый этап нашей работы в Иркутской области была закончен. На носу был Новый 1957-й Год и наш отряд отбыл обратно в Нюрбу, чтобы отчитаться о содеянном. /Рассказ об этом новогоднем путешествии прилагаю ниже/

В январе нового года аэромагнитной партии Бабушкина было поручено, с моим участием, перезалетать все иркутские аномалии, выделенные в прошлом году, и сбросить, для надёжности, бумажные вымпелы на участки аномалий. В результате воздушной детализации было выделены четыре надёжные аэромагнитные аномалии. При этом «моя» аномалия № 1/56 при повторной съёмке не подтвердилась и была квалифицирована как «приборная отписка». Таким образом произошла моя окончательная реабилитация как профессионала инженера-геофизика.

В феврале 1957 года наш отряд ещё раз побывал в Вилюйской экспедиции. Снова в районе работ партии Донцова, но уже на речке Верхний Тангуй. По деловому, на этот раз без «фанфар», мы проверили на местности эти новые четыре аномалии. Все они оказались не кимберлитовой природы. С тех пор, после многолетних геологических поисков, на территории Иркутской области алмазных месторождений так и не было найдено.

^ Новогоднее «Комеди франсез» приключение


В почтовом отделении посёлка Чунский мы все трое получили 30 декабря денежные переводы из Нюрбы – авансы по тысяче рублей, и все крупными купюрами по сто рублей. Срочно закупив железнодорожные билеты, мы поняли, что Новый год нам придётся встречать в поезде. И вечером 31 декабря на станции Тайшет мы загрузились в отдельное купе «мягкого» вагона скорого поезда «Москва-Пекин».

Вскоре публика мягкого вагона стала с уважением поглядывать на двери нашего купе, которые были гостеприимно раскрыты для всех. Мы приоделись: извлекли из своих вместительных рюкзаков цивильные костюмы, белые сорочки, яркие галстуки – и выглядели, я думаю, вполне презентабельно. Началось с того, что Жора Кошкин, как самый представительный из нас, посетил вагон-ресторан, сделал благородный заказ, расплачиваясь крупными купюрами, и произвёл ожидаемое впечатление на обслуживающий персонал. В течение нескольких предновогодних часов официанты курсировали к нашему купе, доставляя советское шампанское, шоколад, бутерброды с черной икрой … Наконец, нас посетила делегация представительных дам, которые и пригласили нас к 11 часам вечера в вагон-ресторан для праздничной встречи Нового 1957 года. Уходя, одна из них (явно, «общественница-комсомолка-красавица») произнесла: «Особо просим принять участие в нашем празднике вашего китайского товарища!» Я автоматически заулыбался и закивал головой, почти по-китайски, в ответ: «Спасибо…, пожалуйста …, спасибо …, хорошо!». /В институте я учился в одной группе и в студенческом общежитии жил в одной комнате с китайцем Гао-Юнь-Лунем, и, вероятно, какой-то стереотип поведения гражданина Поднебесной в подсознании сохранился/. Взбодрённые шампанским, готовые на подвиги, мы быстро сориентировались в новой ситуации. Жора Кошкин радостно вскричал: «Так тому и быть. Ты, Гоша, – наш партнер и гость, китайский инженер-геолог. Мы с Палычем – представители Ленинградского геологоразведочного треста. И едем мы в Пекин для подписания контракта о сотрудничестве с КНР.»





Скачать 265.2 Kb.
оставить комментарий
Дата18.10.2011
Размер265.2 Kb.
ТипКнига, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

отлично
  2
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх