Связь истории и философии науки. Классификация наук. Естественные, социальные, гуманитарные и формальные науки icon

Связь истории и философии науки. Классификация наук. Естественные, социальные, гуманитарные и формальные науки


Смотрите также:
1. Связь истории и философии науки. Классификация наук. Естественные, социальные...
1. Предмет и проблемы философии науки. Классификация наук...
Программа кандидатского экзамена по истории и философии науки (по отраслям)...
Информационный бюллетень новых книг, поступивших в библиотеку нгти в октябре 2007 года...
Типовая учебная программа (Образование высшее профессиональное) русскийязы к по группам...
Литература и примерная тематика рефератов к кандидатскому экзамену по философии и истории науки...
5. Формы, средства и способы познавательной деятельности...
Методические указания для подготовки к экзамену кандидатского минимума по истории и философии...
Учебная программа дисциплины Отечественная история....
Программа кандидатского экзамена по истории и философии науки (для аспирантов и соискателей)...
Вопросы кандидатского экзамена по истории и философии науки для аспирантов...
Вопросы к кандидатскому экзамену по истории и философии науки...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11
вернуться в начало
скачать

  1. Т. Кун о научных революциях. По работе «Логика и методология науки. Структура научных революций» ». (ПРИСУТСТВУЕТ В 2-УХ БИЛЕТАХ)




^

См. предыдущий вопрос.

  1. Методолгический анархизм. На примере идей Пола Фейерабенда в работе «ПРОТИВ МЕТОДОЛОГИЧЕСКОГО ПРИНУЖДЕНИЯ. Главы 1-9»


Пол Фейерабенд (1924-1994).
“Против метода” и др.работы
“Наука есть, в принципе, анархистское предприятие. Теоретический анархизм гуманистичнее и в большей степени способствует прогрессу, чем его альтернативы, основанные на порядке и законе”
1. Пример с переходом от геоцентрической к гелиоцентрической картине мира. Вывод из него: история науки приводит к сомнению в познават. ценности науки, т.к. научное знание не только включ. в себя заблуждения, но и не имеет средств избавления от них (и не стремится расстаться с ними). Наука – не высший тип знания, а очередная интеллектуальная традиция, пришедшая на смену мифу, магии, религии. Обращ-е науки к опыту столь же обоснованно, как и обращ-е к Священному писанию: данные опыта тоже принимаются учеными на веру, как верующими – библейские свидетельства.
2. Наука = синкретичное и нестрогое образование, в к-ром многое заимствовано из примитивных идеологий. Наука не основана на надежном методе, напротив, все значительные открытия появл. в рез-те отступления от метода и вообще вненаучным факторам. Жесткое применение канонов научного метода не только не ускорили бы разв-я науки, но и остановили бы его.
3. Наука = некритическое сознание, родственное мифу, идеологии, религии. Значит, нельзя разграничить науку и ненауку (в том числе, и с т.зр. эффективности: миф, напр., сделал гораздо больше науки – он создал культуру. “Разве можно серьезно утверждать, что атомная энергия, синтетика и антибиотики – более высокое достижение, чем приручение животных, огонь и колесо?”)
4. Констатация плюрализма и в самой науке. Ученый не д.б. скован методолог. стандартами, он должен их свободно выбирать, исходя из своих научных и ненаучных соображ-й. Концепция гносеологического анархизма: отриц-е универсальности научных методов. Единств. универсальная норма познания – “anything goes” («все подходит»). Каждая научн. теория – замкнута, ее нельзя опровергнуть изнутри, поэтому без множественности подходов наступит стагнация.
5. Что такое истина? – неизвестно. Лучше отказаться от этого понятия.

Пол Карл Фейерабенд (1924-1994) — американский философ и методолог науки, профессор Калифорнийского университета. Фейерабенд назвал свою концепцию эпистемологическим анархизмом.

Основная работа: «Против методологического принуждения. Очерк анархистской теории познания» (1970).

Фейерабенду принес известность его критический талант. Нещадная критика, особенно в направлении неопозитивизма и критического рационализма, не могла остаться незамеченной в кругах эпистемологов XX в.

Рассматривая переход от геоцентрической к гелиоцентрической системе, Фейерабенд приходит к выводу, что научное знание включает в себя заблуждения и не имеет средств избавиться от них (и не стремится расстаться с ними).

Следовательно, наука не рациональна и должна быть лишена своего центрального места. ^ Наука – очередная интеллектуальная традиция как мифология, религия или даже магия (и, следовательно, нельзя разграничить науку и ненауку).

Не существует ни одного методологического научного правила или нормы, которые не нарушались бы в то или иное время тем или иным ученым. Кроме того, все значительные открытия появились в результате отступления от существующих методологических правил. Следовательно, наука - образование нестрогое, и вместо существующих

методологических правил, мы можем принять прямо им противоположные. Но и первые, и вторые – не универсальны философия науки должна вообще отказаться от установления каких-либо правил научного исследования.

Фейерабенд утверждает, что рост знания осуществляется в результате размножения (про лиферации) теорий, являющихся несоизмеримыми (дедуктивно не связанными единым логическим основанием и использующими различные понятия и методы).

^ Принцип пролиферации (размножения^) теорий разрешает создавать и разрабатывать теории, несовместимые с при­нятыми точками зрения, даже если последние достаточно подтверждены и общепризнанны. При этом новые теории могут казаться окружающим абсурдными и нелепыми. Отсюда и возникло известное выражение «допустимо все»

^ Принцип несоизмеримости гласит, что теории невозможно сравнивать друг с другом. Опыт всегда теоретически нагружен, поэтому каждая теория формирует свои собственные факты. Если кто-то изобрел самую фантастическую теорию (что допускает принцип пролиферации) и не желает с ней расстаться, то с этим ничего нельзя сделать: нет фактов, которые можно было бы ей противопоставить, так как у этой теории свои собственные факты. Даже если положения новой теории противоречат логике, эта теория всё равно имеет право на существование, так как можно пользоваться своей собственной логикой. От понятия истины вообще лучше отказаться.

Помимо принуждений чисто методологического характера со стороны методологических правил и требований, ученый ограничен своим собственным арсеналом исследования, понятливостью своих коллег и соратников, материальной основой телесных, физиологических, социальных и духовных принуждений, а также прагматических приоритетов. Всё это - препятствия научному открытию.

С одной стороны, действительность флуктуирует и меняется, ее трудно подогнать под гладкую непротиворечивую научную теорию. С другой стороны, сама наука иррациональна. Поэтому, познавательный процесс характеризуется принципиальной нерегулируемостью, хаотичностью, и этому случайному процессу никакая методология не нужна.

Наука является некритическим сознанием; она родственна мифу, идеологии, религии. Нет точного критерия для разграничения науки и ненауки. Все попытки провести черту являются по мнению Фейерабенда беспочвенными. нельзя разграничить науку и ненауку (в том числе, и с т.зр. эффективности: миф, напр., сделал гораздо больше науки – он создал культуру. “Разве можно серьезно утверждать, что атомная энергия, синтетика и антибиотики – более высокое достижение, чем приручение животных, огонь и колесо?”)

Констатация плюрализма и в самой науке. Поскольку каждая научная теория замкнута внутри себя, то ее нельзя опровергнуть изнутри, поэтому подходы к проверке должны быть множественными. Поэтому ученый не должен быть скован методологическими стандартами, он должен их свободно выбирать, исходя из своих научных и ненаучных соображений. Единственной универсальной нормой познания может считаться концепция “anything goes” («все подходит»).

Если невозможно определить что такое истина, то лучше отказаться от этого понятия

Методологический анархизм следует из принципа пролиферации и несоизмеримости научных теорий.
^

Набросок основных рассуждений (из работы «Против методологического принуждения»)

Введение


Наука представляет собой по сути анархистское предприятие: теоретический анархизм более гуманен и прогрессивен, чем его альтернативы, опирающиеся на закон и порядок. 

1


Это доказывается и анализом конкретных исторических событий, и абстрактным анализом отношения между идеей и действием. Единственным принципом, не препятствующим прогрессу, является принцип допустимо все (anything goes) (Выражение “anything goes” может быть переведено в соответствующем контексте и как “все сгодится”, “все сойдет”. В авторизованном немецком издании книги Фейерабенда этот оборот дан как “mach, was Da wi list”, т. e. “делай, что хочешь”. — Прим. ред.

2


Например, мы можем использовать гипотезы, противоречащие хорошо подтвержденным теориям или обоснованным экспериментальным результатам. Можно развивать науку, действуя контриндуктивно. 

3


Условие совместимости (consistency), согласно которому новые гипотезы логически должны быть согласованы с ранее признанными теориями, неразумно, поскольку оно сохраняет более старую, а не лучшую теорию. Гипотезы, противоречащие подтвержденным теориям, доставляют нам свидетельства, которые не могут быть получены никаким другим способом. Пролиферация теорий благотворна для науки, в то время как их единообразие ослабляет ее критическую силу. Кроме того, единообразие подвергает опасности свободное развитие индивида. 

4


Не существует идеи, сколь бы устаревшей и абсурдной она ни была, которая не способна улучшить наше познание. Вся история мышления конденсируется в на-уре и используется для улучшения каждой отдельной теории. Нельзя отвергать даже политического влияния, ибо оно может быть использовано для того, чтобы преодолеть шовинизм науки, стремящейся сохранить status quo. 

5


Ни одна теория никогда не согласуется со всеми известными в своей области фактами, однако не всегда следует порицать ее за это. Факты формируются прежней идеологией, и столкновение теории с фактами может быть показателем прогресса и первой попыткой обнаружить принципы, неявно содержащиеся в привычных понятиях наблюдения. 

6


В качестве примера такой попытки я рассматриваю аргумент башни, использованный аристотеликами для опровержения движения Земли. Этот аргумент включает в себя естественные интерпретации — идеи, настолько тесно связанные с наблюдениями, что требуется специальное усилие для того, чтобы осознать их существование и определить их содержание. Галилей выделяет естественные интерпретации, несовместимые сучением Коперника, и заменяет их другими интерпретациями. 

7


Новые естественные интерпретации образуют новый и высокоабстрактный язык наблюдения. Они вводятся и маскируются таким образом, что заметить данное изменение весьма трудно (метод анамнесиса). Эти интерпретации включают в себя идею относительности всякого движения и закон круговой инерции

8


Первоначальные трудности, вызванные этим изменением, разрешаются посредством гипотез ad hoc, которые одновременно выполняют и некоторую позитивную функцию: дают новым теориям необходимую передышку и указывают направление дальнейших исследований. 

9





Скачать 1,11 Mb.
оставить комментарий
страница5/11
Дата28.09.2011
Размер1,11 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх