Три взгляда в бесконечность icon

Три взгляда в бесконечность


Смотрите также:
1 Непостижимая бесконечность...
О смешивании красок друг с другом, которое простирается в бесконечность...
Катречко С. Л. Квопросу об «априорности» математического знания //Математика и опыт...
Классный Лоскутова И. И моу сош №6 Любовь с первого взгляда...
Экскурсионная программа Питание: завтраки в отелях, Медицинская страховка...
Экскурсионная программа Питание: завтраки в отелях, Медицинская страховка...
Темы рефератов по ксе и экологии бесконечность и космологическая эволюция...
Конспект урока внеклассного чтения по теме: «Загадочный мир сказки»...
В. Щербединский три поросёнка, или сон в кошмарную ночь...
Протагонист как наблюдатель: структурирующая роль взгляда в романе франца кафки «замок»...
Сценарий праздника «День Матери»...
V международный фестиваль импровизационной музыки...



Загрузка...
страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18
скачать
Дмитрий Сергеевич Савельев

Елена Михайловна Кочергина


ТРИ ВЗГЛЯДА В БЕСКОНЕЧНОСТЬ


роман, повести, рассказы


Посвящается светлой памяти дорогого Зигмунда, воина и брата


СОДЕРЖАНИЕ



ТРИ ВЗГЛЯДА В БЕСКОНЕЧНОСТЬ. Роман стр. 3

Часть первая. БЛУДНЫЙ СЫН стр. 3

Часть вторая. ПОСЛУШНИК ГРИГОРИЙ. ЖИТИЕ ОТЦА ПЕТРА (ЧЕРНОВИКИ) стр. 15

Часть третья. ОТЕЦ ПЁТР стр. 34

Часть четвёртая. ТВОРЕНИЯ ОТЦА ПЕТРА стр. 64


ПОВЕСТИ:


ДРУГАЯ ЖИЗНЬ стр. 129

Часть первая. САША стр. 129

Часть вторая. ОКСАНА стр. 144

ПРОБУЖДЕНИЕ стр. 160


ОТЕЦ СИМОН стр. 161

Глава 1. ОТЕЦ СИМОН И МАТЕРИАЛЬНОЕ стр. 161

Глава 2. ОТЕЦ СИМОН И ПРИЗРАКИ стр. 165

Глава 3. ОТЕЦ СИМОН И ПАНК-РОК стр. 168

Глава 4. ОТЕЦ СИМОН И СВИНИНГ стр. 173

Глава 5. ПОХОРОНЫ ОТЦА СИМОНА стр. 176


МАНУАЛЬНЫЙ ТЕРАПЕВТ стр. 179


РАССКАЗЫ:


СТУК стр. 193

ЖИЗНЬ В СТЁКЛАХ стр. 204

СТАТЬ ВОИНОМ стр. 207

БЕРЕМЕННОСТЬ стр. 209

НЕХРИСТИАНСКАЯ КОНЧИНА стр. 210

АЛКАШ стр. 214

СОИСКУПИТЕЛЬ стр. 215

НА ТОМ СВЕТЕ стр. 219

СОННОЕ ВИДЕНИЕ, БЫВШЕЕ МОЛОДОМУ МОНАХУ КОСМЕ стр. 221

МИР РУШИТСЯ стр. 224

ЛЮБОВНЫЙ РОМАН стр. 225

ЦАРЬ стр. 228

КАК Я СТАЛ ХРИСТИАНИНОМ стр. 229

СКАЗКА ОБ ЭНОСЕ стр. 231


Аннотации

Цель романа «Три взгляда в бесконечность» – разрушить некоторые мифы о христианах и показать, чтó есть христианская жизнь. Первые три части отражают внутреннее устройство православного храма, а читатель подобен участнику древней динамической литургии. Входя в притвор, он приобщается мироощущению Бориса. Взгляд Бориса – взгляд оглашенного, пытающегося понять, для чего он оказался в храме. Во второй части читатель входит в трапéзу и видит мир глазами Григория – категоричного неофита, бросающегося из крайности в крайность. В третьей части мы заглядываем в алтарь, в святая святых, и смотрим в бесконечность духовными очами старца, всю свою жизнь посвятившего Христу. Даже после получения дара чудотворений отец Пётр не устраняется от борьбы, но его борьба за спасение переходит на качественно новый уровень, который авторы вместе с читателем пытаются осознать. Четвёртая часть – сборник поучений и стихотворений старца, оценивающего события и явления наддогматическим (термин объясняется в тексте) взглядом любви. Оценки старца противоположны оценкам Григория, изложенным во второй части. Обозначается антагонизм суждений «рядового» христианина, знакомого с Преданием поверхностно, и христианина, получившего православное богословское образование и пытающегося жить согласно учению святых отцов.

В повести «Другая жизнь» две сюжетные линии – внутренняя и внешняя. Внешняя часть показывает безрадостную жизнь супругов Саши и Оксаны. Когда в их жизни, в наиболее сензитивном возрасте, был переломный момент, они не ухватили за хвост свою «птицу удачи», не стали воинами Христовыми. Суетная жизнь без Бога вытягивает из них все соки, с каждым годом они всё больше отдаляются друг от друга и от других людей, приближаются к аду, в их душах царят безысходность и тоска. Основная мысль этой части: без Бога жить невозможно, без Бога можно только постепенно умирать. Внутренняя часть показывает другой вариант развития событий. Экзистенциально-философский поиск приводит супругов к оккультизму, к учению «новых видящих», изложенному в двенадцатитомнике Карлоса Кастанеды, и неожиданно через это учение им открывается Христос. Прелесть следует за прелестью, Саша и Оксана падают, встают и снова падают, но постепенно научаются любить друг друга, Бога и ближних. Основная мысль этой части: искренний поиск непременно приводит человека ко Христу, через какие бы жуткие дебри ему ни пришлось пройти.

Повесть «Отец Симон» даёт реалистичный образ старца, критикуя современное агиографическое мифотворчество и стилизацию жизнеописаний святых под искусственный шаблон.

В повести «Мануальный терапевт» показано противостояние неофита Славы и Пети – оккультиста, ищущего истину. Суждения доброго Пети оказываются более здравыми, чем миропонимание человека, считающего себя глубоко верующим, но не стяжавшего любви.

Рассказ «Стук» – притча, в основу которой легли слова Господа: «Се, стою у двери и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему, и буду вечерять с ним, и он со Мною». Главный герой круг за кругом приближается к центру жизни, встречая на пути самых разных персонажей.

Рассказ «Соискупитель» описывает судьбу, сходную с судьбой покаявшегося разбойника, распятого подле Христа. Оказавшись на кресте, Олег осознаёт свою греховность, кается, получает от Бога прощение и даже сподобляется святости.

Шокирующий рассказ «Как я стал христианином» показывает перерождение малой и смертельно греховной любви в великую и святую.


^ ТРИ ВЗГЛЯДА В БЕСКОНЕЧНОСТЬ


Роман


ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Блудный сын


Григорий и Борис сидели спина к спине в душном прокуренном помещении в полной темноте. Никто из них не видел лица говорившего, но они слышали его голос – приторно-сладкий и липкий.

– Ну, что, дорогие мои? Будем говорить, или нет? Вы же такие милашки, ну зачем вам сидеть в этой вонючей дыре? Шепните мне словечко, и вы свободны как ветер, можете идти на все четыре стороны, обещаю!

– Да мы же сто раз уже говорили, что ничего не знаем! – в сердцах ответил Борис.

– Ну зачем же отпираться, родимые? Мне так не хочется опять звать Васькá! Вы вынуждаете меня идти на крайние меры. А я такой чувствительный, не могу смотреть, как другие страдают. Моя тонкая душа…

Борис уже не слышит, чтó говорит бандит. Перед глазами стоят его письма сестре…


_______


Дорогая моя Марта!

Пишу тебе письмо из N-ска, куда, как ты знаешь, я отправился в творческий отпуск, а также с целью поправления подорванного здоровья. Жаль, что не удалось проститься перед дорогой. У меня было столько важных и неотложных дел! Ты, конечно, упрекнёшь меня и скажешь, что я мог бы отложить их все и съездить навестить тебя в роддом. Я словно слышу твой строгий голос, который говорит: «Ведь не каждый же день у тебя, Борис, рождаются племянники!» Но ты умная женщина, и, я думаю, поймёшь, что человеку с моей утончённой и возвышенной душой иногда бывает просто не до того, чтобы думать о таких прозаических и обыденных вещах! Ты лучше других знаешь, о каких высоких предметах мне приходится размышлять! Я сейчас как раз разрабатываю новую философскую теорию. Возможно, ты удивишься, как я, который не читал ни одной фундаментальной работы по философии и теологии, собираюсь писать такого рода трактат. Но, дорогая моя, ты же понимаешь, что все эти, так называемые, мыслители не могут постичь тайну, которая зовётся жизнью! Только люди, наделённые особым творческим даром, чувствительным сердцем и всепроникающим умом действительно вправе браться за подобную работу. К тому же истинно самобытную теорию может разработать лишь тот, кто мало знает, а иначе будешь вечно повторять за «великими» одно и то же. Ты, конечно, тут же вспомнишь о моих прошлых неудачах, скажешь, что все мои затеи всегда проваливаются. Да, это так! Действительно, мир несправедлив ко мне. Истинному гению всегда тяжело пробить себе дорогу. Череда нелепых случайностей гасила едва затеплившееся пламя всех моих начинаний. Кстати, моя теория как раз и базируется на этом, пережитом мною печальном опыте. Основной её постулат заключается в том, что мир бессмыслен и случаен. Зло всегда побеждает, ничего изменить нельзя. Мы все постепенно скатываемся в пропасть. Жизнь – это вереница несуразностей и несчастных случаев. В ней нет абсолютно никакого смысла. А человек – это одинокий лист на ветру, который несётся помимо своей воли к ужасной катастрофе. Всё это, конечно, ещё только наброски, подробнее напишу в следующем письме. Но осознав даже такую малость, ты наверняка увидишь, каков масштаб моей затеи. Эта теория перевернёт мир! Подумай о ней как следует, когда будешь стирать пелёнки своего сына!


Твой любящий брат Борис.


Дорогая Марта!

Ты зачем-то прислала мне бандеролью учебник по философии. Пустая и бесполезная трата денег! Мне всё равно некогда его читать, слишком многое предстоит обдумать и зафиксировать на бумаге. Уж не намекаешь ли ты, что разработанная мною теория уже существует? Если так, то очень жаль! Значит, кто-то до меня успел снять все сливки. Но ничего, я придумал кое-что получше! Слушай: мира на самом деле нет. Он нам только кажется. Может быть, мы лишь сон божества, а может, мы все в совокупности и есть это самое божество. Нет, лучше пусть будет так: существую только я один, а все остальные люди – игра моего воображения. Так уже лучше. Значит, я могу всем и всеми управлять! Никто мне не указ, никакого бога нет. Я и есть бог! Вот это здорово! Это действительно ново! Они у меня все попляшут! Подумать только, оскорблять самого бога! Это просто неприлично! Говорят: «Не будем ваш хлам печатать! Почитайте сначала умных людей, а уж потом за перо беритесь! Вас тут таких как собак нерезаных, а всё со своими теориями лезете!» Представляешь, какое неуважение! Это про меня-то! Ну теперь я их уделаю! Раз я бог, значит я всё могу! Вот возьму и сотру их всех в порошок! Хотя… Я ведь пока ещё молодой бог, можно сказать, всего пару дней от роду. Опыта у меня ещё мало. А вдруг у меня ничего не получится? Вот стыд-то будет! На всю вселенную опозорюсь. Нет, лучше уж я проверенными методами пользоваться буду, пока не поднатаскаюсь в божественных делах. А самый проверенный метод прославиться – это, как ты знаешь, найти сенсацию. И представляешь, как мне повезло?! Оказывается, прямо у меня под носом, рядом с N-ском, в лесу живёт один известный старец. Может, слышала о таком, отец Пётр зовут? Чиркни, если знаешь о нём что-нибудь. Я решил: напишу о нём книгу разоблачений! Народ такое любит. Завтра пойду к нему на приём. Уже приготовил камеру и парочку провокационных вопросов. Сенсация у меня в руках! О том, как прошла встреча, сообщу в следующем письме.

P.S. Кстати, дорогая моя сестрёнка! Пришли мне, пожалуйста, ещё денег. Камера оказалась уж больно дорогой. Надеюсь, что мне не придётся каждый раз напоминать тебе о твоих обязательствах. Будь умницей и не скупись!


Твой любящий брат Борис.


Дорогая Марта!

Он точно что-то скрывает! Я это чую. Выгнал вчера меня в шею, сказав, что с любопытствующими не разговаривает. Ну ничего, я ещё всё разнюхаю и выведу его на чистую воду. Я-то, дурак, пришёл к нему с пустыми руками. В следующий раз принесу подарок.

P.S. Сестричка! Позарез нужна твоя помощь! Чтобы купить дорогой подарок пришлось заложить дедушкины часы. Выручай! Очень жду твою посылку, а она что-то запаздывает! Надеюсь, не по твоей вине. Ты ведь знаешь, как я не люблю всяких скандалов и семейных сцен. Давай лучше жить дружно!


Твой любящий брат Борис.


Дорогая Марта!

Ну и хитёр же этот тип! Подумать только, не взял подарка! Вот это ход! Уважаю таких. Намекал, что ему нужно от меня что-то другое. «Хочу, – говорит, – чтобы ты покаяние мне своё принёс, а не золото. Это и есть истинная драгоценность!» Я думаю, что это он мне так метафорично про драгоценные камни говорил. Знает себе цену, такого на мякине не проведёшь! Ну да я и сам с усам. Сейчас, держи карман шире, так я тебе брильянты и понесу! Нет уж, буду искать другой подход. И на старуху бывает проруха. Раз уж он так падок на деньги, то я решил предложить ему организовать совместный бизнес.

Спасибо тебе, сестричка, за информацию! Только зря ты меня отговариваешь, это же золотая жила, как ты не понимаешь? Святой, говоришь ты, так ведь святые сейчас в самом ходу, даже ты вот на удочку попалась! Грех к людям приставать? Ну какой же грех? Я же с добрыми намерениями, хочу помочь человеку денег подзаработать. Что же тут плохого? Когда я узнал, что он якобы людей исцеляет и пророчествует, то у меня сразу возник план. Старец, конечно, шарлатан, но талантливый – это сразу видно. Столько лет людей дурит, и всё ему с рук сходит! Ему только грамотной раскрутки не хватает. Сам-то он ведь человек простой, деревенский. Сидит себе в своём лесу и не видит, что в мире делается. Вот я ему и помогу выйти в люди. Ты знаешь, я прирождённый пиарщик. Вместе мы такие деньги зашибать станем! Кашпировский и Чумак отдыхают! Сейчас, как известно, православие вошло в моду – на этом и сыграем. Я книгу напишу, уже и название придумал: «Гигант духа – старец Пётр, или как быстро и недорого исцелиться от любой болезни». Раз уж люди умудряются на каких-то сибирских колдуньях деньги зарабатывать, то уж тут точно беспроигрышный вариант! Скандальные статьи в «жёлтой» прессе, несколько фотографий со знаменитостями – и дело в шляпе! Я уже почти договорился о встрече с менеджером самой А. Б. П-ой. Осталось только заинтересовать старца, но за этим, я думаю, дело не станет.

P.S. Менеджер запросил за встречу большую сумму. Тех денег, которые ты мне прислала в прошлый раз, катастрофически не хватает! Душенька, не губи мои планы на корню – пришли ещё! Клянусь, что возьму тебя в долю. Пять процентов всех прибылей – твоя! Да, кстати, не забудь, что ты обещала матери, когда она лежала на смертном одре!


Твой любящий брат Борис.


Дорогая Марта!

Дело оказалось сложнее, чем я думал. Старый лис засел в норе, и ничем не удаётся его оттуда выманить. Завидев меня, он сразу прячется в своей избушке и не выходит до тех пор, пока я не уйду. Пробовал его обмануть: переодевался в другую одежду, приклеивал усы и бороду, надевал очки и т.д. – ничего не выходит. Он как будто чувствует, что это я. Один раз я сделал вид, что ушёл, а сам спрятался в кусты позади домика. И что бы ты думала?! Просидел там чуть ли не до самой ночи, а он так и не вышел! В этот день он вообще отменил приём посетителей. Может, у него везде вокруг домика расставлены скрытые камеры, или сыщиков он нанимает, чтобы меня пасти? Только не пойму, зачем всё это. Я же добра ему желаю – в люди его вывести хочу, – а он совершенно не ценит моего к нему участия! Есть у меня, правда, одно объяснение такому поведению. Он, наверное, думает, что я лох какой-нибудь, а он с такими дело не имеет. Я решил – надо его интеллектом давить и своей духовной широтой. Если он поймёт, что имеет дело с равным, то сразу выложит карты на стол. Только вот как сделать так, чтобы он меня выслушал? Ведь он, как меня увидит, сразу дверь на засов. Но и эта проблема разрешима для умного человека. Я сейчас как раз разрабатываю хитрый план проникновения к нему в избушку. Расскажу о нём в следующем письме.

P.S. Дорогая моя, ну как ты можешь писать мне о памперсах в такое трудное для меня время?! Решается вопрос о моей судьбе, а ты высылаешь мне так мало средств, ссылаясь на то, что приходится много тратить на сына! Ты просто бросаешь меня с неба на землю. Так нечестно! Ну неужели нельзя использовать многоразовые подгузники и шить самой одежду для ребёнка? Тебе ведь всё равно сейчас нечего делать: почему бы не занять время шитьём и стиркой! Надо идти на жертвы ради будущего своего родного брата! Надеюсь, ты исправишься и впредь не будешь использовать такие глупые и неуместные отговорки. Ведь не хочешь же ты, чтобы я рассказал Андрею об одном маленьком секрете из твоего прошлого? Так не хочется разрушать вашу семью! Полагаюсь на твоё благоразумие.


Твой любящий брат Борис.


Дорогая Марта!

Как и обещал, рассказываю тебе о своём хитроумном плане. Обстоятельства таковы, что вокруг домика старца обычно торчит много всякого сброду. Тут и калеки, и душевнобольные, и другие разные убогие и неприспособленные к жизни люди, которые ждут своей очереди к старцу на приём. Периодически он вызывает кого-нибудь из толпы к себе, причём делает это хаотично, не обращая внимания на порядок очереди. Он называет клиента по имени (не знаю, откуда он их узнаёт, наверное, работа сыщиков), и этот человек заходит внутрь. Попасть в избушку без приглашения совершенно невозможно, а пускает он далеко не всех. Но я придумал, как перехитрить старика. Дело в том, что домик отца Петра весьма ветхий: стены подгнившие, крыша из старого шифера. Я собираюсь нанять нескольких людей. Они оденут спецовки и выдадут себя за рабочих, которые чинят кровлю. Но, естественно, чинить они её не будут, а, наоборот, разберут. Потом на сцене появлюсь я. Меня упакуют в мешок и поднимут на крышу, а затем спустят на верёвках через отверстие в потолке прямёхонько в комнату старца. Но это ещё не всё! Я притворюсь паралитиком. Дедуля, конечно, простит меня за такое экстравагантное появление и сделает вид, что пытается меня исцелить. А я ему подыграю! Притворюсь, что случилось чудо, и он на самом деле меня вылечил. Старец самолюбив и не преминет воспользоваться этим случаем, чтобы укрепить свою репутацию целителя. Тут-то я его и поймаю! Это, конечно, не шантаж, а просто способ привлечь его внимание. Чую, что договор с ним у меня в руках! Останется только отвести его в сторонку и огорошить своей религиозной свободой. Тогда он сразу поймёт, что я за птица, и подпишет контракт (я его уже подготовил). Жди моего рассказа о дальнейшем развитии событий.


Твой любящий брат Борис.


Дорогая Марта!

Всё пропало! Я просто вне себя от горя! Пью валерьянку уже третий день подряд и рву на себе волосы. Какой удар для моей тонкой ранимой души! У меня даже не было сил сразу написать тебе письмо.

Ну да ладно, расскажу тебе всё по порядку. Сначала всё шло точно по плану, как в хорошо отрепетированной пьесе. Четверо мужиков, нанятых мной, быстро разобрали крышу и втащили меня наверх в мешке. Потом, обвязав верёвками, как и было решено, они бережно опустили меня внутрь. Следом за мной спустился один из рабочих, чтобы развязать меня и объяснить всё старцу (парень должен был изображать моего заботливого племянника). Заметь, как хорошо я всё продумал! Сам я собирался молчать, чтобы отец Пётр не узнал моего голоса. Всё лицо моё и тело было обвязано бинтами, будто бы я разбился в автомобильной катастрофе и потерял способность двигаться и говорить. Каков ход?! Меня опустили очень удачно – прямо на кровать старца. Вернее не на кровать, а на узкий и жёсткий диванчик, в котором то тут то там выскакивают пружины. Как на такой лежанке вообще спать возможно – не пойму! Я и часа на такой не пролежу. Обстановка в комнате тоже бедненькая: простой деревянный стол, две табуреточки да несколько дешёвых иконок в углу – вот и всё убранство. Я как всё это увидел, то сразу смекнул – дедуля-то похоже в избушке не ночует. Как стемнеет, так он, небось, сразу в отель какой-нибудь шикарный сбегáет и отходит там от дневных трудов. Поваляется в джакузи, закусит разносолами, глотнёт виски, выспится в мягкой кровати, а с утра опять на работу бежит. Трудновато, конечно, так каждый день бегать, но что не сделаешь ради комфорта!

Ну, значит, опустили меня тихонько на диван, а следом Коля (так паренька зовут) слез, освободил меня от верёвок и рядышком встал. Нас сразу даже никто и не заметил – так мужики всё аккуратно сделали. В комнате полумрак – одна только свеча горит, а лежанка в самом углу стоит, почти в полной темноте. К тому же все так увлечены были, что ничего вокруг не замечали. Вижу, старец на коленях стоит перед иконами, а посреди комнаты на полу какой-то немыслимый комок лежит и вопит что есть мочи. Не то человек, не то зверёныш какой – я даже сразу не разобрал. Но потом свеча поярче разгорелась, и тут я понял, что передо мной калека. Весь скрюченный, такой безобразный, что тошно даже смотреть. Да ещё катается по полу, изо рта пена течёт и звуки какие-то звериные издаёт. Ужас какой-то! Меня до сих пор передёргивает, как вспомню. А старец знай себе невозмутимо перед иконами своими бормочет: «Помилуй, Господи, раба Твоего, Василия. Исцели его, Господи, от тяжкого недуга и прости все согрешения его, вольные и невольные. Запрети злым духом труждати раба Твоего. Верю, что всё можешь, Спаситель и Врач душ и телес наших. Не ради меня, грешного, молитвами матери Твоей и нашей, Богородицы Девы чистой, помилуй Василия!» На глазах слёзы, поклоны один за другим кладёт – талантливый актёр, ничего не скажешь. И тут вдруг, что бы ты думала?! Этот скрюченный испускает самый страшный вопль, какой я когда-либо слышал, потом всё его тело сотрясается в конвульсиях, а потом вдруг наступает полная тишина. Калека лежит без движения. Я подумал было, что он помер. Но он вдруг опять пошевелился, а затем полностью распрямился, и, к моему ужасу и удивлению, оказалось, что передо мной стоит совершенно нормальный здоровый человек. Старец же ничуть не удивился, а стал громко благодарить и восхвалять Иисуса Христа. Василий сначала разрыдался, потом засмеялся, потом бросился ничком к ногам отца Петра и стал благодарить его и Бога за исцеление. Старец поднял его и сказал, чтобы он больше не играл в компьютерные игры и на всю жизнь запомнил, чтó сотворил ему Господь. Потом благословил его и отправил домой. Всё это время мы с Колей были, словно парализованные, слова не могли сказать, а только молча смотрели на происходящее. Поверишь ли, Марта, но на долю секунды мне и вправду показалось, что старец исцелил этого Василия! Но потом я опомнился и сразу понял, что это был грамотно поставленный спектакль. Естественно, «калека» и старец разыграли всё это представление специально для нас! Видимо, они только притворялись, что не замечают нашего присутствия. Неяркий свет, монотонное бормотание отца Петра, хороший костюм и грим «скрюченного» создали эффект того, что произошло чудо. В тот момент, когда я это осознал, одна из пружин диванчика больно впилась в мою пятую точку, и я невольно вскрикнул. Старец повернулся в нашу сторону. Он не удивился нашему присутствию (что лишь подтверждает мою версию) и сказал: «А, это опять ты, Борис! И Николай с тобой! Рад видеть вас, дорогие мои. Хорошо, что пришли. Садитесь, чай пить будем!» Это было сказано так невозмутимо и просто, словно всё было в порядке вещей, и ничего особенного не случилось. Я просто взбесился от ярости, и если бы не был запеленат с головы до ног в бинты, то кинулся бы с кулаками на гнусного обманщика! Ты только подумай, Марта, это просто неслыханно! Сначала пытается втянуть совершенно неповинного человека в свою грязную афёру, а потом как ни в чём не бывало приглашает его за стол! Я буквально задохнулся от возмущения и ничего ему не ответил. Но тут Коля, всё время стоявший молча возле меня, вдруг бросился в ноги старцу и в исступлении стал вопить: «Отец родненький, прости меня! Грешный я!» Довёл-таки дед парня своими фокусами! Но меня так просто не возьмёшь, я человек опытный в таких делах. Хоть отец Пётр психолог, каких мало, но и я не лыком шит. С трудом освободившись от бинтов, я с гордым видом прошествовал к выходу мимо старца, который в этот момент выслушивал бредовые Колины признания. Надо, в конце концов, сохранять своё достоинство даже в такие трудные минуты жизни!

P.S. Пришли денег на лекарства.


Твой любящий брат Борис.


Дорогая Марта!

Я от тебя такого просто не ожидал! Это – удар ниже пояса. Меня обманули, опередили, использовали! Я оказался жертвой махинаций какой-то деревенщины! И вместо сострадания к горю брата ты говоришь о своих мелких неурядицах, да ещё и отказываешь мне в самом необходимом! Ты пишешь, что Андрея из-за меня выгнали с работы. Но это ложь, злые наветы! Не втравливал я его вовсе ни в какие авантюры! Дело было абсолютно чистое и могло сделать вас богатыми. Не я виноват, что у него не хватило ума и осторожности, чтобы довести всё до конца. Я так же пострадал, как и вы. Вы в долгах не из-за меня, а из-за собственной глупости! Уж давно могли бы организовать какой-нибудь прибыльный бизнес, чтобы обеспечивать себя и помогать мне. Эгоисты и лентяи! Ну да ладно, я тебя прощаю! Главное, не забывай вовремя отсылать мне моё содержание (помни наш договор)!


Твой любящий брат Борис.


Дорогая Марта!

Я уже немного отошёл от произошедшей со мной трагедии и могу теперь рассуждать здраво. Надо признать, что старик обвёл-таки меня вокруг пальца. Это надо же! Как он мог пронюхать?! Наверное, это Коля, предатель, рассказал ему о моём плане, и отец Пётр решил использовать мою идею, чтобы раскрутиться без моей помощи! Воспользоваться моим же собственным планом против меня. Гениально! Я его явно недооценил. Похоже, он в совершенстве владеет гипнозом. Даже я чуть было не поддался, едва не поверил в «чудесное исцеление»! Правда, не знаю, то ли это у него врождённые способности, то ли он у кого-то научился. Но знаю одно: надо его заполучить во что бы то ни стало! Ты вот советуешь мне оставить дедулю в покое. Но Марта, подумай сама, как я могу бросить всё на полпути к цели! Ведь я уже столько сил, времени и денег вложил в этот проект! Я почти уже договорился с менеджером А. Б. П-ой о встрече! Надо быть волевым человеком и доводить свои планы до конца! Учись у меня, пока я жив.

Кстати, забыл написать в прошлом письме: у меня появился конкурент. Какой-то дебильного вида молодой человек всё время ошивается около старца. Смотрит букой, ходит с блокнотом и постоянно что-то записывает. Сразу видно – аферист. Между прочим, он тоже присутствовал в келье во время этого показательного выступления и старательно строчил чего-то в свою книжечку. Возможно, отец Пётр нанял его для того, чтобы тот написал о нём книгу. Ты видишь – это мой прямой соперник. Ну ничего, я и с ним разделаюсь!


Твой любящий брат Борис.


Дорогая Марта!

Похоже, я ошибся в своих предположениях. Теперь я верю: старец вовсе никакой не актёр и не гипнотизёр. Как я мог быть таким дураком и верить в эту чушь! Это так приземлённо, материально, в конце концов. А я ещё считал себя духовным человеком! Как же я до такого дошёл?!

Теперь я понял, отец Пётр – маг! Да, да, именно маг, колдун, волхв, или как там их ещё называют?! Я посмотрел по телевизору одну передачу: «Глаз во лбу», по-моему, называется. И тут меня стукнуло. Там как раз рассказывали о всяких чудесах, целителях и колдунах. Показали даже одну операцию, где женщина без помощи медицинских инструментов вылечила больную селезёнку, даже шрама не осталось! Ты представляешь: руками раздвинула кожу, вынула эту самую злополучную селезёнку, промыла её водой из-под крана, а потом вставила обратно. Это как раз мой случай! И ты подумай, какие совпадения! Обстановка та же: маленькое помещение, свечи, несколько человек зрителей. Старец входит в медитативный экстаз и начинает произносить заклинания. (Я тут купил одну книгу, в которой написано, что медитация и молитва это одно и то же. И я так думаю! Ведь всем давно известно, что все религии говорят об одном и том же только разными словами!) Итак, когда шаман отец Пётр уже находится в глубоком трансе, через него начинают проникать в наш мир потусторонние силы. Вызванные им духи роятся в комнате, как мухи, а затем облепляют пациента и своими энергетическими полями закрывают все его больные чакры. Теперь мне действительно стал приоткрываться истинный смысл всего происшествия. Я думаю, что я избранный, так же как и отец Пётр. Я подзатарился литературой и теперь изучаю оккультные техники. Уже неделю пью мускус1 и начинаю чувствовать своё эфирное тело. Как только свяжусь с Высшими Духами, сразу напишу тебе. Буду просить у них денег, чтобы покрыть ваши долги (видишь, как я о вас забочусь!).

P.S. Оказывается, в наше время мускус не так-то просто достать. Но мне повезло – купил сразу бочонок на ближайшем рынке у какого-то лица кавказской национальности. Он сказал, что лично оприходовал всех козлов в своём ауле. Теперь принимаю по столовой ложке перед едой три раза в день. Могу прислать и тебе немного. Взамен пришли мне средств на развитие моих экстрасенсорных способностей. Помни о нашем договоре!


Твой любящий брат Борис.


Дорогая Марта!

Рад сообщить тебе, что дела мои пошли на лад. Старец, кажется, понял, что в моём лице может приобрести себе отличного компаньона. Видно, старый колдун пожалел о своём плохом поведении и решил загладить свою вину. А может, духи сообщили ему о том, что я тоже избранный и меня надо принять в ученики, чтобы передать тайные знания. Так или иначе, отец Пётр пригласил меня к себе на чай. Я, естественно, решил основательно подготовиться к этой встрече. Тщательно продумал одежду и решил остановиться на том, что поверх нижнего белья обмотался оранжевым лоскутом материи (по-моему, так одеваются буддисты), на шею повесил несколько магических амулетов (купил их за сходную плату у местной «бабки»), на голову водрузил феску (смастерил её сам из картона), на ноги одел японские сандалии на деревянной подошве (наконец-то пригодились!), на руку намотал монашеские чётки. Ну, думаю, такой наряд уж точно сразит старца наповал. В этакой амуниции не стыдно на глаза любому мистику попадаться. Духовные люди должны с первого взгляда узнавать друг друга! Я, лично, всегда считал, что человек должен обладать религиозной широтой. По-моему, глупо замыкаться на каком-то одном учении и всю жизнь следовать ему. Ведь истин много, надо экспериментировать, смешивать, обобщать разные верования. Вот это жизнь! Вот это духовность!

Итак, в этом наряде и со спрятанным в одежде диктофоном (на всякий пожарный) я направился к хижине отца Петра. Перед этим ещё деранул мускуса для храбрости. По дороге встретил послушника Григория (это тот самый молодой человек с блокнотиком). Он тоже направлялся к старцу. Это меня удивило. Зачем, думаю, дед пригласил этого зануду, ведь он только помешает нашему общению с Силой. Увидев меня, послушник побледнел и даже остановился. Наверное, от восхищения и зависти. Но потом лицо его перекосило и он процедил сквозь зубы: «Куда идёшь, демон?» Это он про меня! Вот уж не ожидал от него такой похвалы. Он, видно, подумал, что я нахожусь уже на высшей ступени посвящения и почти равен демиургам. Я в знак признательности ответил ему: «Привет тебе, ученик чародея!» Тогда он побледнел ещё больше и почему-то сжал кулаки. Как раз в этот момент мы подошли к двери домика. Старец уже ждал нас на пороге. Он посмотрел на нас, улыбнулся и сказал: «Здравствуйте, родные мои! Я вас уже давно жду!»

На протяжении всего чаепития Григорий исподлобья смотрел на меня и молчал. Из угощения он выбрал только корку хлеба, которую и грыз всё время нашего разговора. Несколько раз он порывался встать, но отец Пётр его удерживал. Сам же старец был приветлив. Ел он с аппетитом, хотя и немного. На столе была вполне сносная рыба, варёная картошка, печенье, клубничное варенье и мои любимые «Мишки». «Специально для тебя!» – подмигнул мне старец и лучезарно улыбнулся. Наверное, духи ему подсказали. Вообще, отец Пётр часто улыбался и даже иногда смеялся. По-моему, шаману следует быть посерьёзней, если он хочет произвести впечатление. Называл он нас с Григорием детьми, детками, чадами, сынками, сыночками, дорогими и родными. Меня это немного коробило, но я терпел. У всех колдунов, думаю, свои причуды. Перечить им нельзя ни в коем случае, это уж я усвоил! В целом вёл он себя, на мой взгляд, как-то странно. Сам говорил мало, в основном слушал. Видно было, что старик получает истинное удовольствие от общения со мной, особенно когда я излагал ему свои религиозные и философские воззрения. Григорий при этом бледнел и порывался уйти. Отец Пётр смотрел то на меня, то на него и просто умирал от хохота. Меня это даже слегка оскорбляло сначала, но потом я увлёкся и уже ничего на замечал. Ну, уж я и развернулся! Показал всё, на что способен. Наконец-то мне удалось продемонстрировать широту своих взглядов и образованность. Я провёл сравнительный анализ всех религий и доказал, что цель их всех – достижение блаженных состояний, т.е. экстаза. Поэтому все они говорят об одном и том же. К примеру, буддисты приносят жертвы, чтобы умилостивить духов, и христиане тоже (например, в причастии). Ну уж, а что нирвана и царство небесное это одно и то же – так это даже ребёнок знает. И всё в том же духе. Однако речь моя не произвела должного эффекта на колдуна. Он вообще как будто не относился всерьёз к моим словам. Словно все мои увлечения были детскими игрушками, с которыми ребёнок возится, пока не войдёт в возраст и не научится обращаться с настоящими взрослыми вещами. Он ласково смотрел на меня, иногда даже, когда я особенно расходился и начинал со страстью что-то доказывать, гладил меня по голове. Он как будто успокаивал разыгравшегося дитятю и при этом приговаривал: «Ничего, ничего, всё будет хорошо! Господь о тебе позаботится». А потом сунул мне книжонку в руки. (Дома рассмотрел, какой-то Феофан Затворник «Что есть духовная жизнь, и как на неё настроиться». Думал, маг новый, а как начал читать… Ужас просто! Это ортодоксальный христианин! Надо же было мне такую свинью подложить, ну и шуточки у этих мистиков!)

В конце концов я не выдержал и прямо спросил старика: когда он начнёт открывать мне тайное знание. Ведь мне доподлинно известно, что он Учитель, может быть, даже скрывающийся тибетский лама. Я сказал, что уже сам начал приобщаться к Вселенской Душе, и мне осталось только пройти обучение у «посвящённого». Первым делом я попросил его показать мне, как отделять «тонкое тело» от физического и перемещаться в пространстве. Ещё я хотел получить дар целительства и ясновидения. Отец Пётр молча выслушал меня, потом встал, перекрестил, обнял и расцеловал сначала меня, а потом Григория. Ну думаю, сейчас инициация будет, и не ошибся. Старый ведун произнёс такую речь (я её на диктофон записал, чтобы доказательства потом иметь): «Детки мои, вы останетесь после меня одни. Запомните, что бы с вами ни случилось, вы – братья! Я поручаю вас друг другу. Любите друг друга и заботьтесь друг о друге! Я сею, а вы жать будете, чтобы нам вместе войти в радость Господа нашего. После моей смерти завещаю вам пасти словесное стадо нашего Отца Небесного. Люди сейчас мечутся как овцы, не имущие пастыря. Будьте им поддержкой и защитой от волков. Жатвы много, делателей же мало. А я недолго ещё буду с вами, скоро мне отходить ко Господу!» При этих словах Григорий кинулся к ногам старца и зарыдал. «Отче! – голосит. – На кого ты нас оставляешь?» – «На Бога, сынок, на самого Господа Иисуса Христа и Его Пречистую Матерь!» Григорий залился слезами пуще прежнего. Я же бочком, бочком, и к двери. Мне почему-то ужасно страшно стало, и ноги сами понесли к выходу. Вышел на улицу и бегом домой. Пришёл, отдышался и думаю: а ведь правильно сделал, что сбежал. Старец и Григорий в экстазе, с ними лучше в такую минуту не связываться. Лучше, думаю, зайду в другой раз, чтобы закончить инициацию.

Твой любящий брат Борис.


Дорогая Марта!

В мыслях всё время возвращаюсь к злополучному чаепитию. Не даёт оно мне покоя! Вот решил с тобой поделиться. Меня, признаться честно, последние слова старца немного смутили и даже растрогали. Как заноза в сердце! Я ведь чуть сам тогда не расплакался, может, поэтому и сбежал. На секунду, Марта, я подумал… Я подумал, что отец Пётр… Да нет, показалось! Я – разумный современный человек, мне просто стыдно поддаваться эмоциям! Я собрал волю в кулак и стал рассуждать логически. И тут меня осенило: может, отец Пётр вовсе никакой не шаман и не мистик? Так кто же он на самом деле? И тогда я понял! Всё сразу стало на свои места. Да ведь он просто умственно отсталый или даже, возможно, шизофреник! А может, и то, и другое одновременно. Этот его беспричинный смех, странные речи, дебильная улыбка и т.д. А главное – его глаза! Да, такие глаза могут быть только у сумасшедшего. Мне даже страшно было встречаться с ним взглядом! И похоже ещё, что у него бывают галлюцинации. Он что-то такое упоминал в разговоре, но я тогда не понял. Думал, что это он про свои шаманские штучки рассказывает. Ну и бред, естественно, налицо. Навязчивая идея, что Иисус Христос – это Бог. Ты представляешь? Это в наше-то время! Ведь живя в современном мире, просто стыдно в такое верить. Бабушкины сказки! Всем давно известно, что Иисус – это учитель нравственности, ну или, в крайнем случае, один из Планетарных Логосов. Но делать из него Бога – это просто сумасшествие! Бедняга отец Пётр, до чего он себя довёл? Я проникся к нему глубокой жалостью. Ты ведь знаешь, какой я чувствительный к горю других людей! Милосердие и сострадание – две мои главные ипостаси. Но главное – этот его так называемый послушник, Григорий этот, вот кто настоящий аферист и эксплуататор! Вместо того, чтобы лечить несчастного больного старика, он только раздувает его помешательство и пытается извлечь из этого личную выгоду. Какую? Деньги, славу, власть, конечно! Наверное, это он всё подстроил тогда со «скрюченным», а я-то, дурак, сразу не понял. Так использовать человека – это же не гуманистично! Но я его выведу на чистую воду – помогу дедуле, а заодно и книгу о том, как попы обманывают народ, напишу! Расскажу о том, как они подсовывают людям сумасшедших, делают на них деньги, а потом ещё кладут в раку и выдают за святых. Двойной обман получается, а им двойная прибыль! Скандал на весь мир будет, не отвертятся. А мне ещё премию за это дадут, вот увидишь!


Твой любящий брат Борис


Дорогая Марта!

Вчера ходил в местную психиатрическую лечебницу на приём к главврачу. Тот принял меня радушно и спросил, в чём дело. Я ответил, что недалеко от города живёт сумасшедший, опасный для общества. Он может заразить своей болезнью других людей, поэтому надо его срочно госпитализировать. Доктор слушал мою речь с большим вниманием. «Кто же это такой?» – спросил он. «Это так называемый старец отец Пётр», – ответил я. Видя, что главврач ещё не совсем убедился в резонности моего предложения, я вошёл в раж и стал горячо доказывать необходимость принудительной госпитализации этого субъекта. «Вы же врач, учёный человек, – говорю, – сами видите, он вводит в заблуждение народ. Люди думают, что он святой и творит чудеса, а он просто умалишённый!» На этом доктор меня прервал и сказал, что отец Пётр исцелил его жену от рака. Поэтому, дескать, он на собственном опыте убедился, что старец абсолютно нормален. Я чуть в обморок не упал! Ну, думаю, если уж психиатры верят сумасшедшим, куда мир катится?! После этого доктор выписал мне какие-то таблетки и посоветовал понаблюдаться у них немножко. Мол, нервишки у меня пошаливают и всё такое. Это у меня-то! Да я спокоен как дохлая лошадь!

Ох, что-то сердце прихватило! Ну вот, довели! Всё, я решил! Завтра в последний раз пойду к старцу и сам разберусь с ним окончательно! Хватит уже честных людей за нос водить! Должен же его кто-нибудь остановить. Если не я, то кто?!


Твой любящий брат Борис.


Дорогая Марта!

Прости, что долго тебе не писал. Ты, наверное, волнуешься за меня, ведь в последнем письме я сообщал тебе, что собираюсь идти в логово к безумному старику, а потом исчез на несколько месяцев и не посылал тебе весточки. Но поверишь ли, я просто не знал, чтó тебе писать! Деньги мне были не нужны, а новостей практически не было. Всё это время я регулярно посещал отца Петра, иногда один, но чаще вместе с Григорием. Отношения у нас с этим послушничком весьма и весьма натянутые, но приходится терпеть его присутствие. Старик всерьёз считает, что мы братья и должны вместе идти по жизни и выполнять какую-то миссию. В том, что отец Пётр – сумасшедший, сомнений у меня больше не осталось. Но народ к нему ходит, верит, что он прозорливец и чудотворец. Народ наш всегда любил дурачков и юродивых. Разоблачать старца мне расхотелось. Зачем? Не поверят, а то ещё и травить меня начнут. Я теперь, как и Григорий, стал его учеником. Так гораздо выгоднее. Я в центре всеобщего внимания, каждая собака меня теперь в нашем городе знает. А это приятно, надо сказать! Многие через меня деньги или подарки отцу Петру пытаются передать. Я не отказываюсь, надо же на что-то жить, а старику всё равно ничего уже не нужно. Кажется, мой план насчёт его раскрутки начал потихоньку осуществляться. Главное теперь – действовать без резких движений. Конспирация и ещё раз конспирация! Только вот Гришка под ногами мешается! Пытался договориться с ним по-хорошему, чтобы действовать заодно, но куда там! Этот фанатик (а он именно фанатик) ничего и слушать не захотел. Плюнул мне в лицо и гадостей наговорил! Теперь мы с ним вообще не разговариваем. Но ты не думай, что я такой уж чёрствый деляга. Я свой хлеб сполна отрабатываю! Старика я добросовестно опекаю, хожу к нему, поддерживаю в болезни, терплю его бред, делаю вид, что слушаю, когда он Библию читает. Учеником старца быть не так-то уж и легко! Приходится иногда даже слушаться. Но, к счастью, не часто. Старец мой хоть и сумасшедший, но добряк, каких мало. Хотя, наверное, только сумасшедший и может быть по-настоящему хорошим человеком в нашем жестоком мире. Любит он всех, даже Гришку. А это, по-моему, подвиг. Порой, правда, бывает, что пугает он меня. Глаза тогда у него становятся, как два раскалённых уголька, и борода вперёд торчит. Но это ненадолго. Главное – переждать и в обморок от страха не упасть. Привязался я к нему, Марта, даже жалко, что он в таком плачевном состоянии находится. Но что поделаешь, такова жизнь! Не всем так везёт со здоровьем, как мне. Ты-то как сама? Почему не пишешь? Все живы-здоровы? Кстати, это мне отец Пётр дал послушание тебе письмо написать. Ну, не скучай! Пиши.


Твой любящий брат Борис.


Дорогая Марта!

На днях у нас с отцом Петром состоялся крайне неприятный разговор, после которого я решил прервать с ним всякое общение. Он хотел, чтобы я стал воином Христовым! Воистину, только сумасшедшему может прийти в голову такая бредовая идея! Но признаюсь, он меня растрогал. Я даже вышел из кельи в слезах. Боюсь, что общение с ненормальным стариком дурно повлияло на мою нервную систему. Я стал часто и совершенно без всякой причины плакать, а вчера даже не взял деньги у одной женщины с тремя детьми, которая хотела попасть на приём к старцу. Я просто так, бесплатно, провёл её без очереди к отцу Петру! Всё это может плохо кончиться! Я чувствую, что теряю свой практический разум и индивидуальность. Возможно, скоро вернусь домой. Увидимся!


Твой любящий брат Борис.


Дорогая Марта!

Со мной происходит что-то странное. Не могу уехать из этого проклятого города! Как будто что-то или кто-то меня здесь держит! Выхожу из дому, а ноги сами несут к старцу. Я пока сопротивляюсь, но боюсь, что силы на исходе. Чувствую, скоро сорвусь и, как побитая собака, прибегу к старику. Ты не знаешь, что это со мной такое? Влюбился я, что ль, в него? Скучаю по его драной бороде, по скрипучему голосу, по безумным и добрым глазам. Совсем в тряпку превращаться стал. Больше того, по Гришке я тоже скучаю! Это уж совсем странно. Он меня терпеть не может, я его тоже, а как будто неведомая сила тянет меня к нему, и ничего с собой поделать не могу. Всё! Хватит! Надо с этим кончать. Завтра уже точно в последний раз зайду к отцу Петру, попрощаюсь и тут же уеду. До скорой встречи!


Твой любящий брат Борис.


Дорогая Марта!

Мир полон жестокости и несправедливости! Невинные люди страдают, а злодеи торжествуют, друзья и близкие предают, любовь оборачивается трагедией, а лучшие мечты разбиваются о рифы безжалостной реальности! К чему мы стремимся, зачем делаем что-то, ведь впереди нас всех ожидает катастрофа?! Трагический финал неизбежен, и никто не спасёт нас от него!

Вчера я был свидетелем того, как судьба жестоко обошлась с жалким убогим стариком. Он стал ни в чём не повинной жертвой обстоятельств. Череда нелепых случайностей привела к тому, что теперь он стоит на пороге смерти! Но расскажу тебе всю историю от начала до конца. Кстати, я решил написать повесть или роман на эту тему. Дам выход своим чувствам, а заодно и на жизнь заработаю. Народ любит читать всякие душещипательные истории, и такая книга может принести мне немалый доход. Сколько было уже написано подобного рода макулатуры, и ведь надо же, читают и читают. Всё готовы скушать, да ещё и автора превозносят до небес! Гений, мол, уловил истинную подоплёку всего, что с нами, людьми, происходит, открыл нам смысл нашей жизни, а вернее его отсутствие. Но дело не в этом. Пишу всё по порядку.

Я, как и упоминал в прошлом письме, зашёл с утра пораньше к отцу Петру попрощаться. В дверях его домика столкнулся с Гришкой. Тот не захотел даже со мной здороваться и демонстративно отвернулся. Я тоже промолчал. Мы вошли в келью и сразу же увидели старца. Несчастный стоял на коленях перед иконами и что-то бормотал в бреду. Увидев нас, он встал с колен и подошёл поближе. Лицо его исказила болезненная гримаса. Он сказал: «Я как раз молился за вас. Большие вас ждут испытания, дети мои, но я просил Господа, чтобы не оскудела вера ваша и сатана не овладел бы душами вашими! А сейчас слушайте меня внимательно и запоминайте: что бы ни случилось, что бы вы ни увидели и ни услышали, ни в коем случае не вылезайте! Особенно ты, Григорий. От этого зависит ваша жизнь! Дайте, я вас поцелую и перекрещу. Вот так. А теперь лезьте скорее на чердак, там они вас не найдут!» Сама видишь, сестра, бред сумасшедшего. Мы с Гришкой немного растерялись, но старец стал подталкивать нас к открытому люку. Я уже давно понял, что с отцом Петром, когда он в таком состоянии, лучше не спорить, поэтому молча полез на чердак. Григорий за мной. Я сразу же закрыл за ним крышку. Только мы немного отдышались, как слышим: внизу возня какая-то, грубые голоса, глухие удары. В потолке щели были, мы с Гришей стали в них смотреть. И вот видим: дверь сорвана с петель, в избушке несколько дюжих мужиков в масках, с ножами и кастетами, а отец Пётр лежит на полу связанный. Просто ужас какой-то! От страха я чуть не закричал, еле сдержался. Сама знаешь, какой я слабонервный. Дальше хуже: они, видно, что-то от старика хотели получить и поэтому били его нещадно. Наверное, деньги. Вот дурачьё, что с сумасшедшего-то возьмёшь? А он молчит как в рот воды набрал. С психами всегда так: когда не надо, они болтают без умолку, а в нужный момент у них словно язык отнимается. Вот и старец мой так же себя ведёт. Нет, чтобы звать на помощь или оправдываться. Он знай себе глупо улыбается, крестит их, бандитов этих, и что-то шепчет себе под нос. А они от этого только звереют и ещё больше расходятся. Я чуть сознание не потерял, ведь я крови боюсь! Гришка бледный, как полотно. Вижу, хочет слезать. Я на него налёг и шепчу в ухо: «Только попробуй! Ты же нас угробишь! Если себя не жалеешь, то хоть меня пожалей, я ведь ещё жить хочу! А старика всё равно не спасёшь, у них же оружие!» Григорий, к счастью, одумался и не стал слезать. Отвернулся от меня и бесшумно заплакал. Я на минуту вздохнул с облегчением. Бандиты же тем временем стали обыскивать домик. Камня на камне не оставили, всё перерыли. Я лежу, чуть дышу: лишь бы наверх не догадались полезть! Уже готов был молиться начать! Но тут на наше счастье их вспугнули. Где-то совсем рядом раздался звук, похожий на выстрел. Может, милицию кто-то вызвал. Тогда грабители испугались, все кастеты с ножами побросали, ноги в руки – и бежать. Через некоторое время мы с Гришкой слезли с чердака. У меня ноги подкашиваются, в голове шумит. Я, конечно, сразу домой пошёл валидол сосать и валерьянку пить. Милиции и скорой не стал дожидаться. Всё равно, думаю, от меня в таком состоянии пользы не будет. А потом ведь, опасно оставаться. Заподозрят ещё, что причастен к преступлению. Я Гришке так и сказал перед уходом: «Смотри, языком не чеши! Меня во всё это дело не впутывай. Я тут человек посторонний и в ваших тёмных делишках не замешан!» А он в ответ только плюнул и пошёл к старцу. Но не знаю, можно ли на него положиться. Кто его знает? Боюсь, что скоро ко мне милиция может нагрянуть. Но я уже решил, что буду всё отрицать.


Твой любящий брат Борис.


Дорогая Марта!

Я решил залечь на дно. Практически не выхожу из дома, но при этом стараюсь быть в курсе событий. Каждый день смотрю новости и читаю местные газеты. Жду, когда будет сообщение о налёте на отца Петра. Но почему-то никто ничего не сообщает. Полное молчание! И милиция так ко мне и не зашла. Странно это всё! Если узнаешь что новое, пиши!


Твой любящий брат Борис.


Дорогая Марта!

Наконец-то узнал что-то новенькое! Вчера в местной газете сообщили, что отец Пётр временно не принимает посетителей в связи с острым приступом ревматизма. Ты представляешь? Ревматизма! Его чуть-чуть не убили, а они пишут – ревматизм! Хорошенький ревматизм! Странно это всё…

Меня любопытство теперь распирает. Хоть это и опасно, но я всё-таки решил зайти на днях к отцу Петру. Апельсинов принесу, поинтересуюсь здоровьем…


Твой любящий брат Борис.


Дорогая Марта!

Вчера зашёл к отцу Петру. Он лежит в постели, на лице неизменная дебильная улыбка. Рядом, словно часовой, сидит Григорий, глаза красные, как у кролика. На меня не смотрит, как будто вообще не замечает моего присутствия. Старец, увидев меня, руки ко мне протянул, хотел приподняться с постели, но не смог, и тут же со стоном откинулся обратно на подушки. Гришка стал его корить, что себя не бережёт. А он отвечает: «Ты, Гриша, лучше бы стул брату принёс, а то видишь, умаялся добрый человек с дороги, отдохнуть хочет!» Гришка только зубами скрипит и на меня недобрым глазом косит. Потом не выдержал и говорит примерно следующее: «Это он – добрый человек? Нелюдь проклятый! Батюшка, да ведь это из-за него с тобой такая беда приключилась! Это он – тот самый наводчик! Это из-за его пустой болтовни эти изверги напали на тебя! Он – служка Князя мира сего (это он, похоже, так главаря преступной группировки называет), который организовал налёт на келью, чтобы украсть твои сокровища!» Ну и всё в этом роде. Такой клеветы я, естественно, потерпеть не мог. Это я-то – нелюдь?! Да и не болтал я почти никому, разве что нескольким людям, которым можно доверять. А уж про какого-то Князя я и вовсе никогда не слышал! Но что меня больше всего поразило, так это то, что сокровища, оказывается, и вправду были. Вот дела! А теперь всё на меня свалить хотят. Поэтому ты поймёшь, что я в праведном гневе ринулся на Гришку с кулаками, и если бы не старец, то была бы крупная заварушка. Но отец Пётр успел кинуться между нами и тем самым пресёк драку в самом начале. Однако это нечеловеческое усилие дорого стоило старику. Он упал на пол и уже не мог сам подняться на ноги. Это немного отрезвило Григория, и он тут же переключился на больного. Некоторое время тот не шевелился и не подавал признаков жизни, потом пришёл в себя, но дышал с трудом и не мог даже говорить.

Дорогая моя Марта! Я смотрел на это несчастное создание и размышлял о его судьбе и о судьбе всех людей. «О, глупец, – думал я, – как же посмеялся над тобою бог, в которого ты так свято верил и которому посвятил свою жизнь! Беспомощное и болезненное состояние, в котором ты оказался на склоне своих дней, доказывает бесполезность и тщетность твоей веры. Ветер случайностей, который ты называл богом, играл с тобою, как с перекати-полем, всю твою жизнь, гоняя по земле то в одну, то в другую сторону. А в итоге – маразм, одиночество и смерть! Мы лишь песчинки в бесконечной и безжалостной пустыне, странники и бездомные бродяги. Как одинок человек во вселенной, нет ему надежды обрести дом, не к кому обратиться за помощью. Мы гоняемся за миражами и думаем, что они принесут нам облегчение. Но они приносят только новое разочарование и боль. А там, там, за гранью этой жизни, там так же одиноко, как и здесь. Там распад, мрак и холод. Нет тебе нигде убежища, человек! Бог умер, и бесполезно взывать к нему о спасении! Мы – всего лишь пыль, оставшаяся после него на дороге, зловонный труп, постепенно разлагающийся в пустыне!»

Но тут мои размышления прервал голос старца. Он привлёк меня к себе и прошептал: «Бедный ты мой, бедный! Прости меня, старика, что я недостаточно любил тебя и так мало успел сделать, чтобы ты наконец-то обрёл Христа!» А потом он взял мои руки в свои и стал покрывать их поцелуями и слезами. «Старик, похоже, уже окончательно впал в маразм», – подумал я. Мне стало как-то неловко и захотелось убежать подальше, но ноги меня не слушались. Захотелось плакать, но усилием воли я сдержал себя. «Нельзя поддаваться эмоциям, это только усугубит помешательство старика», – сказал я себе. Григорий стоял молча, повесив голову. А потом отец Пётр стал вообще какую-то несусветную чушь нести. Я даже пересказать тебе её не могу. Что-то про монастыри, спасение и Христа. Я ничего не понял, а у Гришки, смотрю, глазки загорелись. Похоже, заразил его старец всё-таки своим бредом. Но меня так просто не проймёшь. Я – крепкий орешек, и психика у меня здоровая!


Твой любящий брат Борис.


Дорогая Марта!

Ещё несколько раз был в гостях у старца. Самочувствие его не улучшилось. Выяснил, что в милицию он заявление не подал, и, стало быть, волноваться мне больше не о чем. Несчастный страдалец с каждым днём всё больше и больше впадает в сумасшествие и, похоже, помочь ему уже нельзя. А бандиты разгуливают на свободе и радуются жизни. Вот такая хвалёная справедливость!


Твой любящий брат Борис.


Дорогая Марта!

Почти каждый день хожу к старцу. Мы с Гришей вместе дежурим у его постели. Отец отказывается от медицинской помощи и всё больше и больше уходит в себя. Не выпускает из рук какую-то иконку, смотрит на неё и что-то шепчет. С нами почти не разговаривает и ничего не ест. Зачем я продолжаю к нему ходить? Я и сам не знаю, Марта. Какая-то брешь во мне образовалась, и я ничем не могу её заполнить. Этот старик стал для меня жизненно необходимым, я не могу представить, как я жил без него раньше и что буду делать, когда он меня оставит. Может быть, я подхватил от него какой-то вирус, и теперь скоро сам стану таким же сумасшедшим, как и он? Но всё это теперь совершенно для меня не важно, лишь бы всегда быть с ним!


Твой любящий брат Борис.


Марта!

Отец Пётр сегодня умер у нас с Григорием на руках!

Борис.


^ ЧАСТЬ ВТОРАЯ





оставить комментарий
страница1/18
Дата18.10.2011
Размер5,34 Mb.
ТипСказка, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх