Развитие лексики марийского литературного языка во второй половине ХХ века 10. 02. 22 Языки народов зарубежных стран Европы, Азии, Африки, аборигенов Америки и Австралии (финно-угорские и самодийские языки) icon

Развитие лексики марийского литературного языка во второй половине ХХ века 10. 02. 22 Языки народов зарубежных стран Европы, Азии, Африки, аборигенов Америки и Австралии (финно-угорские и самодийские языки)



Смотрите также:
«Структурно-семантические типы словосочетаний в хантыйском языке» по специальности 10. 02...
Средства выражения экспрессивности в произведениях современных горномарийских писателей 10. 02...
Литература народов Российской Федерации (марийская литература)...
Синтаксические синонимы в марийском языке 10. 02. 22 Языки народов зарубежных стран Европы, Азии...
Лексика, отражающая крестьянский быт, в мордовских языках (этнолингвистическое исследование)...
Примерные вопросы и программа для подготовки к вступительному экзамену в аспирантуру по...
Специфические особенности языка поэзии Джалаладдина Руми 10. 02...
Лексические категории и их стилистические особенности в творчестве лоика шерали 10. 02...
Глагол в ижемском диалекте коми языка: грамматические категории и словообразование (на материале...
Лексико-стилистические особенности языка синьцзян-ойратской и калмыцкой версий эпоса «джангар»...
Лингвокультурный концепт «счастье» в калмыцком и английском языках...
Инфинитные формы глагола монгольского и турецкого языков (семантико-функциональный аспект)...



скачать
На правах рукописи


Орзаева Лариса Николаевна


РАЗВИТИЕ ЛЕКСИКИ МАРИЙСКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА

ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ ХХ ВЕКА


10.02.22 – Языки народов зарубежных стран Европы, Азии,

Африки, аборигенов Америки и Австралии

(финно-угорские и самодийские языки)


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук


Йошкар-Ола

2007

Работа выполнена на кафедре марийского языка Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Марийский государственный университет»


Научный руководитель: доктор филологических наук

профессор Иванов Иван Григорьевич


Официальные оппоненты: доктор филологических наук

профессор Тужаров Геннадий Матвеевич

кандидат филологических наук

доцент Батков Геннадий Иванович


Ведущее учреждение: Государственное гуманитарное научное учреждение

при Правительстве Республики Марий Эл

«Марийский научно-исследовательский институт

языка, литературы и истории им. В.М. Васильева


Защита состоится «4» июля 2007 г. в 14.00 часов на заседании Диссертационного совета

Д 212.116.01 в ГОУВПО «Марийский государственный университет» по адресу: 424001,

г. Йошкар-Ола, ул. Пушкина, 30


С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ГОУВПО «Марийский государственный университет»


Автореферат разослан «1» июня 2007 г.


Ученый секретарь

Диссертационного совета Д 212.116.01

кандидат филологических наук доцент Г. Н. Валитов

^ Общая характеристика работы


Актуальность исследования. Вопросы развития лексики марийского литературного языка являются одной из актуальных проблем. Отдельные ее аспекты частично отражены в научной литературе, в материалах различных научных форумов, на страницах СМИ. Особенностью настоящего исследования является то, что в нем впервые научно анализируются процессы, произошедшие в лексике марийского языка во второй половине ХХ века, рассматриваются пути и способы пополнения ее в сложных условиях перестройки общества. Исследований по рассматриваемым проблемам развития марийской лексики в современный период в языкознании до настоящего времени не имеется. Выявление особенностей развития лексики литературного языка этого периода позволяет выяснить роль и место родного языка в марийском обществе в условиях перестройки, понять важность данного процесса для современного марийского языка, поможет по-новому взглянуть на необходимость развернувшегося движения за обновление языка, понять закономерности развития марийского литературного языка в современных условиях и наметить направление его дальнейшего развития.

^ Цель и задачи исследования. Целью исследования является выявление путей пополнения лексики марийского литературного языка во второй половине ХХ века в условиях устойчивого русско-марийского двуязычия.

Поставленная цель предполагает необходимость решения следующих задач:

1) определить способы новообразований и их место в марийском литературном языке второй половины ХХ века;

2) выяснить специфику образования новых слов морфологическим и лексико-семантическим способами;

3) установить роль и значение диалектного богатства, устаревших слов и неологизмов 20-30-х годов ХХ века в пополнении лексики современного литературного языка;

4) выяснить роль и особенности заимствования в обогащении лексики литературного языка в современных условиях.

^ Источники исследования. Материалом для исследования послужили лексические новообразования, извлеченные из газет и журналов, произведений художественной литературы, научных и публицистических изданий второй половины ХХ века.

^ Теоретической и методологической базой послужили общетеоретические труды отечественных и зарубежных лингвистов, исследования марийских языковедов по актуальным проблемам лексикологии.

^ Научная новизна исследования состоит в том, что в нем сделана попытка оценить развернувшееся в рассматриваемый период движение за обновление марийского языка в систематизации активного лексического обогащения марийского литературного языка во второй половине ХХ века.

^ Метод исследования. Основной метод исследования – описательный, позволяющий воссоздать общую картину развития лексики марийского литературного языка во второй половине ХХ века. Для решения конкретных задач, возникших в ходе работы, применялся также метод структурно-семантического анализа.

^ Практическая значимость исследования. Материалы и выводы исследования могут быть использованы при составлении словарей различных типов, решении проблем языковых контактов в практике преподавания марийского языка в школах и вузах, разработке спецкурсов по марийскому языку.

^ Основные положения, выносимые на защиту.

  1. Во второй половине ХХ века произошли положительные изменения в общественной жизни марийского народа, которые существенным образом повлияли на ход развития лексики марийского литературного языка.

  2. Основной особенностью этого процесса явилось изменение отношения общества к проблемам развития своего языка. В первую очередь это коснулось проблемы обогащения лексического богатства.

  3. Пополнение лексики стало происходить посредством максимального использования собственных словообразовательных возможностей (суффиксация, словосложение, использование диалектных слов, возвращение в активное употребление устаревших слов, неологизмов 20-30-х годов).

  4. Заимствование отошло на второй план, но оно осталось одним из путей лексического обогащения. Этому процессу требуется сознательное вмешательство с точки зрения количественного регулирования и оформления.

Апробация. Основные положения исследования излагались на следующих региональных, всероссийских и международных научных конференциях и симпозиумах: Социальное, культурное развитие Республики Марий Эл: история и современность (I городская конференция молодых ученых г. Йошкар-Олы (Йошкар-Ола, апрель 1999 г.)); Внутривузовская научная конференция по итогам НИР за 1999 г.; Актуальные проблемы марийской филологии (Международная конференция, посвященная 70-летию профессоров Н.И.Исанбаева и А.Е.Китикова (Йошкар-Ола, февраль 1999 г.)); Финно-угристика на пороге III тысячелетия (II Всероссийская научная конференция финно-угроведов (Саранск, февраль 2000 г.)); Коренные этносы Севера европейской части России на пороге нового тысячелетия: история, современность, перспективы (Международная научная конференция (Сыктывкар, ноябрь 2000 г.); Х Международный конгресс финно-угроведов (Йошкар-Ола, август 2005 г.).

^ Структура и объем работы. Диссертация состоит из предисловия, введения, трех глав, заключения, библиографии, списка источников и приложения, где дается список рассматриваемых в диссертации новообразований. Общий объем работы составляет 172 стр.


^ Содержание работы


В предисловии содержится общая характеристика диссертации, дается обоснование темы, теоретической и практической значимости работы, ставятся цели и задачи исследования, определяется научная новизна темы, методы исследования.

^ Во введении рассматривается состояние литературного языка и обусловленность пополнения лексики в условиях второй половины ХХ века.

В конце 60-х годов ХХ века в истории марийского общества, а вместе с ним и в развитии литературного языка начался новый период. Его основная особенность – возобновление прежнего интереса к проблемам языка. Литературный язык, его проблемы вновь становятся объектом внимания ученых, общественности, творческой интеллигенции. Этому способствовали следующие обстоятельства: 1. Реабилитация репрессированных деятелей науки и культуры. 2. Серьезные успехи марийской лингвистической науки. 3. Заметный рост художественной литературы. 4. Установление более тесных контактов с зарубежными финно-угроведами, что позволило марийцам поближе познакомиться с опытом языкового строительства в Венгрии, Эстонии и Финляндии.

Важные общественно-политические и культурные изменения, произошедшие во II половине ХХ века, нашли свое отражение и в развитии словарного состава марийского литературного языка. Заметно усилилась борьба за чистоту языка, появилась тенденция воздерживаться от чрезмерных, ненужных заимствований, засоряющих язык. Начался процесс постепенного обновления лексики литературного языка. После языковой реформы 1938 года марийским языком было перенято множество русских слов. В 60-х годах интенсивность процесса заимствования начала постепенно уменьшаться. Тем не менее русский язык продолжал еще оставаться одним из важных источников лексического обогащения литературного языка. Но в отличие от предшествующего периода оно стало совершаться в разумных пределах, решая одновременно две задачи: пополнение лексического запаса и в то же время сохранение специфики фонетическо-морфологической структуры марийского языка, которое решалось некоторым изменением оформления русских заимствований.

Главным процессом в пополнении лексики литературного языка в это время стало более полное использование словообразовательных возможностей самого марийского языка.

^ Первая глава, состоящая из двух разделов и шести подразделов, посвящена вопросу пополнения лексики литературного языка за счет собственных словообразовательных возможностей. Это происходило следующими способами.

1.1. Суффиксация

В рассматриваемый период она была наиболее применяемой при образовании новых слов.

В образовании имен существительных продуктивными являлись суффиксы:

-зе (-зо, -з) - кемызе ‘сапожник, обувщик’, кугарнязе ‘сотрудник газеты «Кугарня»’, аклызе ‘критик’, тўрлызº ‘вышивальщица’, атызе ‘выпивоха’;

-че (-чо, -ч) – баянче ‘баянист’, йомакче ‘рассказчик, любитель рассказывать’, почеламутчо ‘поэт, стихотворец’, сўретче ‘художник’;

-лык – шуматлык ‘субботник’, рашлык ‘ясность’, сўрзалык ‘нахальство, наглость’, шопылык ‘кислотность’, йºралык ‘пригодность’;

-ышвозыктыш ‘письменность’, сºрастарыш ‘украшение’, шоныш ‘мысль’, тўткыш ‘внимание’, рўдаыш ‘ржавчина’;

-тыш – аралтыш ‘оберег’, кутыртыш ‘говор’, палтыш ‘метка’, шуартыш ‘закалка’, шўкалтыш ‘подмога’.

Имена прилагательные образованы суффиксами -ле (-ло, -л) – курымло ‘вековечный’, перкеле ‘экономный’, акретле ‘древний’, моктале ‘хвастливый’, сулло ‘заслуженный’;

-лыкдокторлык ‘докторская (диссертация)’, кандидатлык ‘кандидатская (диссертация)’ прозылык ‘предназначенный для прозы’, эрлалык ‘завтрашний’ выговорлык ‘выговорный’;

-ан (-ян) шойышан ‘с щитком, имеющий щиток’, порволышан ‘упаднический’, шўртньылшан ‘неритмичный’;

-дыме (-дымо, -дым) авторитетдыме ‘неавторитетный’, книгадыме ‘бескнижный’, лымдыме ‘беспокойный’, озаватыдыме ‘одинокий, холостой’, срокдымо ‘бессрочный’.

Глаголы образованы при помощи суффиксов: -лан мончаланаш ‘мыться в бане, банничать’, родыланаш ‘породниться, подружиться’, уналанаш ‘быть гостем, гостить’, кўртланаш ‘кудахтать’, агытанланаш ‘петушиться’;

вотлаш ‘опутать паутиной’, оалаш ‘обшить, обить досками’, ракетлаш ‘пускать ракету’, тойлаш ‘покрыть латунью’;

-а - пыжашааш ‘обосноваться, загнездиться’, тулшолааш ‘запылать’, языкааш ‘стать грешным, согрешить’, чолгааш ‘осмелеть’.

В образовании наречий-ын: азаплын ‘беспокойно’, мыскыньын ‘жалко, с жалким видом’, намыслын ‘позорно’, ўчызын ‘упрямо, настырно’.

Из названных особо следует отметить заметную продуктивность суффиксов -ле (-ло,

) и -лан.

Производящими основами у новообразований с суффиксами -зе (-зо, -з) и -че (-чо,

) являлись в основном имена существительные. Новообразования с суффиксами -ыш и -тыш, как и прежде, создавались от глаголов. А с суффиксом -лык образовывались новые лексемы от нескольких частей речи: имен прилагательных, имен существительных и глаголов.

Среди имен существительных, образованных посредством суффиксации, можно выделить несколько групп.

1. Неологизмы, возникновение которых связано со стремлением передать значения новых понятий средствами родного языка, создавая новые слова, прежде не встречавшиеся в употреблении. При этом в некоторых случаях, когда им не имелось в марийском языке соответствующего аналога, основа оставалась заимствованной, например: пожарзе ‘пожарник’< рус. пожар, фотозо ‘фотограф’< рус. фото. Но в большинстве случаев заимствованные непроизводные основы калькировались и с помощью соответствующих словообразовательных суффиксов марийского языка создавались новые лексемы. Например: кемызе ‘сапожник’< кем ‘сапог’ + -зе, аклызе ‘критик’< аклаш ‘дать оценку’ + -зе, cретче‘художник’< срет ‘картина’ + -че, шопылык ‘кислотность’< шопо ‘кислый’ + -лык и другие.

2. Новообразования, значения которых прежде передавались словосочетаниями, создавались из основной формы главного компонента словосочетания с помощью соответствующих суффиксов, например: тамакче‘курильщик’< тамакым шупшшо,кварзе‘мостовик’< кварым чоышо и другие.

3. Новообразования с суффиксом -зе (-зо, -з) с нетрадиционными значениями. Эти суффиксы употреблялись в новообразованиях, вопреки ожиданию, в совершенно ином звучании. Например, производные слова атызе, кленчазе по значению своих суффиксов должны были обозначать лиц, у которых род занятий определяется производящей основой, т.е. людей, производящих бутылки, посуду. Но в данном случае слово кленчазеобозначает человека, который не производит, а собирает пустые бутылки. То же самое наблюдается в слове атызе, значение которого также не «производитель», а «тот, кто имеет тяготение к содержимому бутылки». В этих словах происходит смещение значения, что является особенностью развития словообразовательного процесса на современном этапе. Подобные слова в большинстве случаев имеют несколько иронический, отрицательный оттенок.

Анализ материала свидетельствует, что процесс активизации словообразовательных суффиксов во второй половине ХХ века получил заметное развитие. Но нельзя утверждать, что он достиг необходимого уровня. Возможности суффиксации в марийском словообразовании продолжают оставаться не использованными в полной мере, поэтому современное марийское суффиксальное словообразование не может полностью удовлетворить потребности литературного языка. Марийский язык располагает довольно богатым арсеналом словообразовательных суффиксов, общее количество которых достигает 130 единиц. Но в современном языке они утратили свою былую продуктивность, что делает их малопригодными для словотворчества. Поэтому перед марийским обществом неизбежно встает задача активизации этих суффиксов. Приспособление их для современного употребления вполне возможно. В качестве примера можно назвать образования типа корнешке ‘путник’< корно ‘дорога’+ -ешке, улык ‘новшество’< у ‘новый’+ -лык, йлтыш ‘горючее’< йлаш ‘гореть’+ -тыш, олтем ‘топливо’< олташ ‘топить’+ -ем, ужык ‘зрение’< ужаш ‘видеть’+ -ык, ушык ‘соединение’< ушаш ‘соединить’+ -ык, уначе ‘гостеприимный’< уна ‘гость’+ -че, волем ‘спуск’< волаш ‘спускаться’+ -ем, чоеж ‘строительство’< чоаш ‘строить’+ -еж и другие. Данный способ может быть успешно использован для пополнения лексики новыми словами.

1.2. Словосложение

Другим распространенным и продуктивным способом обогащения словарного состава новыми словами в рассматриваемый период являлось словосложение. При словосложении слова, объединяясь в единое целое, вступают между собой в определенные отношения. В марийском языке, как и в других языках, принято делить их в зависимости от характера отношений компонентов на подчинительные и сочинительные типы.

1.2.1. Подчинительный тип словосложения.

Наиболее распространенным в марийском языке является подчинительный тип, который использовался больше в рассматриваемый период.

Преобладающая часть зафиксированных сложных слов данного типа образована путем простого сложения слов без каких-либо фонетических изменений, т.е. здесь соблюдены закономерности сложных слов в марийском языке. Большинство из них, естественно, относится к именам существительным, хотя он иногда может встречаться и в других именных частях речи. Среди таких слов можно отметить следующие: йолорва ‘велосипед’, майатул ‘очаг’, мокмырвер ‘вытрезвитель’, мутвундо ‘лексика, словарный состав’, семмастар ‘композитор, музыкант’, чапмуро ‘ода, гимн’, чаркамут ‘тост’, элкºргº ‘внутренний’ и др.

Некоторые сложные слова в процессе своего образования испытывали различного рода фонетические изменения. Они происходили в соответствии с фонетическими закономерностями марийского языка. В отношении фонетических изменений можно отметить следующие явления:

  1. Озвончение начального глухого согласного звука второго компонента. Оно происходило:

а) вследствие действия явления прогрессивной ассимиляции, например: лмгече ‘юбилей’, мыргорно ‘судьба’, южгойыш ‘мираж’;

б) в случаях, когда начальный согласный звук второго компонента оказывался в интервокальном положении, например: кугарнягудо ‘название страницы в газете «Кугарня»’< кугарня + кудо, окнагомдыш ‘ставни’< окна + комдыш;

в) в случаях, когда конечные безударные гласные первого компонента представлены звуками -э, -о, -, которые закономерно редуцируются и оформляются буквой ы: корныдар ‘дорожный налог’< корно + тар, муныгудо ‘яичник’< муно + кудо, шанчыгорно ‘научный путь’< шанче + корно, кочмывер ‘столовая’ < кочмо + вер, кочывд ‘водка’< кочо + вд и другие.

  1. Выпадение конечного безударного гласного первого компонента. Оно также обусловлено фонетическими законами марийского языка. Такое явление наблюдается в случаях:

а) когда на стыке компонентов два гласных оказываются рядом, что невозможно в марийском языке в силу его фонетических закономерностей, например: мураршаш ‘букет песен’< муро + аршаш, рдола ‘столица’< рд + ола, кргарвер ‘внутренность’< крг + арвер;

б) когда первым компонентом является слово муро ‘песня’. В сложных образованиях с данным компонентом, как правило, использовался его экспрессивный вариант мур, используемый обычно в поэтическом стиле: мурвуянче, мургудо, мурпамаш, мурпаша. Другого слова в качестве первого компонента для данного случая не зафиксировано;

в) если первым компонентом является многосложное причастие, оканчивающееся на безударный гласный: солнышйк < солнышо + йк, эмлымвер < эмлыме + вер.

3. Выпадение конечного слога первого компонента, например: инанмут ‘отступление’< инаныме < инанаш ‘верить’ + мут ‘слово’, волгыжтўр ‘зорька’< волгыжшо < волгыжаш ‘рассветать’ + тўр ‘край’; сотармут ‘упрек, укор’< сотарыме < сотараш ‘раззадорить’ + мут ‘слово’; товатмут ‘присяга, клятва’< товатлыме < товатлаш ‘клясться’ + мут ‘слово’, ужатмут ‘напутственное слово’< ужатыме < ужаташ ‘провожать’ + мут ‘слово’.

Некоторые сложные слова можно рассматривать как своеобразные кальки по моделям русского языка. Тем не менее они включены в этот раздел, так как они в целом все-таки представляют собой словосложение собственно марийского языка.

Среди сложных слов имеются такие новообразования, где одно какое-либо конкретное слово является компонентом не одного, а многих сложных слов. В результате такого употребления некоторые из них начинают абстрагироваться и постепенно теряют свое первоначальное лексическое значение, вплотную приближаются, таким образом, к суффиксам. В числе подобных слов можно отметить такие компоненты сложных образований, как вер ‘место’ (малмывер ‘спальня’, эмлымвер ‘больница’, кочмывер ‘столовая’), вундо < пундо ‘богатство’ (шийвундо ‘деньги’, мутвундо ‘лексика’, йквундо ‘звуковой состав’), кудо ‘дом’ (муныгудо ‘яичник’, кылгудо ‘посольство’, кугарнягудо ‘название страницы в газете «Кугарня»’), вече < пече ‘загородка’ (шурнывече ‘нива’, машинавече ‘машинный двор, гараж’, олмавече ‘яблоневый сад’).

Многие эквиваленты приведенных сложных образований использовались в языке, но они не фиксировались как композиты, а рассматривались как словосочетания. Поэтому с этой точки зрения их нельзя даже считать абсолютными новообразованиями. Сложными словами они стали вследствие правильного орфографического оформления. Но, с другой стороны, их нужно рассматривать как новообразования, так как они не зафиксированы в словарях. Именно поэтому в диссертации они рассматриваются как новообразования.


1.2.2. Сочинительный тип словосложения

Второй тип словосложения – сочинительный, в марийском языке он менее употребителен, но также продуктивен. По семантике компонентов сложные слова сочинительного типа можно объединить в следующие группы:

  1. Сложные слова, образованные из грамматически равнозначных слов:

а) парные слова – имена существительные, например: болт-гайке ‘детали’, солярке-мазут ‘горючее’, тракторист-шофер ‘механизатор’, туткар-азап ‘несчастье’.

Парные слова данного типа представляют собой соединение двух близких по семантике лексем, значения которых после образования новой лексической единицы абстрагируются и начинают выражать новые, обобщенные понятия. Например, слова, выражающие конкретные предметы болт, гайке, объединившись в единое целое, обозначают уже не конкретные болты и гайки, а вообще детали механизма; тракторист, шофер –становятся обобщенным названием ‘механизатор’, ойго-орлык, состоящее из двух равнозначных, независимых друг от друга слов ойго ‘горе’ и орлык ‘страдание’, причем очень близких по своим значениям, в своем новом виде стало обозначать некое абстрактное, новое понятие ‘беда’, составленное из значений его компонентов. Новое значение при этом находится в непосредственной, очень близкой связи с его составляющими: ойго-орлык‘беда’< ойго ‘горе, печаль’ + орлык ‘страдание, мучение’. Это – своеобразный, весьма характерный способ образования новых слов в марийском языке. Данный способ широко употреблялся и прежде, довольно продуктивен он и в современном литературном языке. Нередко такие образования формируются вообще из синонимов, например, туткар-азап, тдº, пленко-чар. Один из компонентов при этом может оказаться современным заимствованием: пайрем-шоу – шоу (англ.), пленко-чар – пленка (рус.);

б) парные слова – имена прилагательные, например: межнеч-нечке ‘избалованный’, сырышан-юалтарышан ‘студеный’, тўвыргººза ‘сочные (губы)’;

в) парные слова – наречия, например: алын-йошкаргын ‘багряно’, вуянчын-чулымын ‘бойко’, ўчашен-кучедалын ‘препираясь, пререкаясь’;

г) парные слова – глаголы, например: ончаш-кўташ ‘наблюдать’, пурлаш-подылаш ‘перекусить’, шарнаш-шонкалаш ‘перебирать в памяти’.

2. Сложные слова, образованные путем сложения противоположных по значению слов: например: вичкыж-кўжгº (йўк) ‘разноголосый’, пурышо-лекше ‘посетители’, толшо-кайыше ‘пассажиры’, шинчын-шогаш ‘пребывать долго (досл. сидеть, стоять)’.

3. Сложные слова, образованные посредством повтора слова, например: огын-огын ‘кругами, кругообразно’, уэшт-уэшт ‘позевывая’, чарналтен-чарналтен ‘с запинками’, чакнен-чакнен ‘попячиваясь назад’, шултышын-шултышын ‘ломтиками’.

Данный способ в марийском языке используется для образования нового значения или оттенка, например, слово огын означает ‘кругом’, но когда мы говорим огын-огын, то получается значение не одним кругом, а ‘кругами, кругообразно’.

В новообразованиях подчинительного типа преобладали имена существительные, чего нельзя утверждать относительно сочинительного словообразования. Данным способом были образованы слова, относящиеся к разным частям речи. В зафиксированных нами примерах среди новообразований данного типа встречаются значительное количество наречий, имен прилагательных, существительных и глаголов.

^ Вторая глава, состоящая из трех разделов, посвящена другим путям пополнения лексики марийского литературного языка.

2.1. Пополнение лексики литературного языка за счет диалектных богатств.

Важным источником пополнения лексики литературного языка во второй половине ХХ века являлись диалектные слова. Марийские диалекты до настоящего времени хранят в себе богатые возможности, которые с большой пользой могли бы быть использованы в пополнении литературного языка.

Особенностью использования диалектных слов на современном этапе, как и прежде, являлось то, что они проникали в литературный язык в основном через творчество писателей, представляющих тот или иной диалект. Представителей осознанного использования диалектных богатств почти не было. Единственным, кто в этом отношении преуспел и обнаружил хорошее знание марийских диалектов и успешно использовал его в своем творчестве в рассматриваемый период, был известный марийский поэт В.Колумб.

Вот некоторые диалектные слова, которые ввел Колумб в литературное употребление: йолымбал ‘простыня’, мунло ‘мудрый’, чопок ‘закусочная’, кк ‘сивый’, тулдаш ‘беситься’, узьмак ‘рай’ (вост.), салым ‘пламя’, сото ‘свет’ (горн.), лодымандаш ‘болтать’, йовыр ‘щеголеватый’, йолаш ‘устать’ (волж.), кыжганаш ‘завидовать’, котьланаш ‘черстветь’, шуйгатан ‘жутковато’ (морк.), врланаш ‘потерять сознание’ (морк.-серн.), росота ‘рассада’, сатурло ‘прекрасный’ (сев.-зап.), йыле ‘быстро’, со ‘все время’ (й-о.) и другие. Одной из особенностей использования диалектной лексики В.Колумбом является то, что диалектные слова, в том числе и горные, употреблялись в его произведениях не только в тех случаях, когда в литературной норме отсутствовали их точные соответствия, но и как синонимы для достижения более точной передачи смысла сказанного. При этом в литературном употреблении он допускал также некоторые отступления от первоначального основного значения диалектного слова.

В последующие десятилетия диалектные слова по-прежнему оставались одним из источников обогащения словарного состава литературного языка. Традицию по использованию богатых возможностей народной речи продолжали современные писатели, выходцы из различных регионов. Наши наблюдения показывают, что в последние десятилетия писатели и поэты старались более полно использовать слова своего родного говора. Из представителей восточного диалекта выделяются Сем. Николаев, В.Абукаев, А.Мурзашев, А.Юзыкайн, В.Микишкин, Ф.Ибатов, И.Караев. Они в своих произведениях смело вводили диалектные слова как в язык героев, так и в авторскую речь, некоторые давали пояснения к ним. Немало представителей восточного наречия являются журналистами, творческими работниками, работают в редакциях газет и журналов. Вот некоторые слова восточного наречия: амызе ‘скверный’, арсырын ‘небрежно, безалаберно’, овылаш ‘очаровать, зачаровать’, ойласаш ‘разговаривать’, погыстараш ‘собирать’, реза ‘согласный, готовый’, рыскал ‘счастье’, тарла ‘деревья, кустарники, растущие около водоема’, тыре ‘шустрый’, узуклаш ‘натравливать, уськать’, чаваланаш ‘проявлять нетерпение’, чувар ‘разноцветный’, ырым ‘примета’ и др.

Из представителей лугового наречия с точки зрения использования диалектного материала следует выделить Ю.Артамонова, Ю.Галютина, А.Волкова, В.Осипова, В.Дмитриева, Ф.Майорова, Л.Яндакова, Г.Пирогова, которые также довольно часто обращались к диалектизмам. В качестве примеров приведем следующие слова: йылкынаш ‘облениться’, кагутньо ‘радужный (цвет)’, как (эыж) ‘сушеная малина’, кокок ‘глухонемой’, лай ‘сливки’ (первонач. зн. ‘сметана’), лодык ‘метка, пометка’, нелмаш ‘водоворот’, оньышвитымаш ‘до сих пор не встречаемое удивительное, непредсказуемое событие’, пекеш ‘жадный’, роткылгаш ‘преть’, согым ‘доброжелательный’, тердывер ‘проказник, шалун’, чаркат ‘верхушка, верхняя часть’, чыкш ‘колотье’, чыкырнаш ‘переполниться, напихиваться’, шакти ‘немало, достаточно’ и др.

Диалекты марийского языка до настоящего времени сохраняют значительный запас лексического материала, который для литературного языка является важным источником пополнения.

В этом отношении много слов для литературного употребления могло бы дать горное наречие. Несколько приспособив для общенародного употребления, их успешно можно было бы использовать в литературном языке, например, такие слова, как атан ‘милый’, вазаш ‘копировать’, валге ‘оттенок’, велык ‘остаток’, вескид ‘заграница’, гишан ‘относительно’, вирле ‘неприятный’, йиш ‘сорт’, коэ ‘прибой’, оксите ‘нехватка, дефицит’, симсе ‘голубой’, яжо ‘прекрасный’ и др.

Немалое количество прекрасных слов могут предоставить для общенационального употребления и другие диалекты марийского языка, которые также сохранили в своих недрах много удачных лексических образований, например: йрвар ‘продукты’, лавака ‘вкусная еда’, лачка ‘приторный’, кутынь ‘продольный’, орышташ ‘воспитывать’, таргаш ‘страдать’, тулаш ‘браниться’, чокым ‘приблизительно’, ыльдыргаш ‘стать довольным, ликовать’ (слова говоров лугового наречия); йомарт ‘добродушный’, карм ‘аппетит’, пане ‘ложечка’, товылаш ‘одобрять’, у ‘рассудительность’ (слова восточного наречия); сирып ‘обильный’, тарваш ‘стружка’, тур ‘тишь, затишье’, цицика ‘сиреневый’ (слова северо-западного наречия) и так далее.

Лексический фонд марийского языка в рассматриваемый период обогащался в определенной мере и за счет диалектных слов. Но, следует отметить, этот процесс еще не получил должного развития. Вне словарей и литературных употреблений еще остаются многие языковые ценности. В настоящее время марийские диалекты изучены достаточно полно. Написаны диссертации, изданы диалектические словари, монографии. Но специальных работ, рассматривающих диалектное богатство с точки зрения пополнения лексики литературного языка, на сегодняшний день практически нет. Поэтому одной из важных задач лингвистической науки остается изучение диалектного богатства, выявление наиболее подходящих диалектных слов и привлечение их для общенародного литературного употребления, естественно, допуская при этом некоторое приспособление, изменение и даже отступление от первоначальных значений. Существенная роль в этом процессе должна принадлежать писателям, творческой интеллигенции.

2.2. Возвращение в активное употребление устаревших слов

Одним из источников пополнения лексики являлось возвращение устаревших слов.

За оживление устаревших слов ратовал один из сторонников творческого отношения к языку Валентин Колумб. В свои произведения он постоянно включал множество таких слов, которые были уже почти забыты или находились в процессе исчезновения, таких, как армай ‘палач’, витньызе ‘доносчик, посредник’, карап ‘корабль’, капыр ‘орда’, кере ‘правда’, кидпышташ ‘подписаться’, куткыж ‘орел’, олпот ‘богач, угнетатель, господин’, пиямбар ‘пророк’, талве ‘поясница’, шрг ‘лес’ и другие. Некоторые из них он использовал в новом измененном значении. Например, слово надыр с первоначальным значением ‘денежная жертва при молении’ в употреблении поэта приобрело совершенно другое, новое значение – ‘взнос, вклад’; слово ор, имеющее значение ‘крепость’, в употреблении Колумба стало обозначать ‘башню’.

В последней четверти ХХ века в литературном языке, хотя и медленно, но развивался процесс возвращения забываемых слов, перехода некоторых архаизмов в разряд активной лексики. Благодаря усилиям некоторых ученых, поэтов, писателей, журналистов, такие слова начали приобретать “вторую жизнь”. В числе творческих работников, занимающихся этой благородной деятельностью, следует назвать писателей Ю.Галютина, Г.Алексеева, Сем. Николаева, В.Дмитриева-Ози, К.Васина, среди журналистов - Н.Алексеева, В.Козлова, ученых - И.Г.Иванова, О.А.Сергеева, Ю.А.Калиева, Г.Е.Шкалину и других. Идею подхватили сотрудники газеты “Кугарня”, журнала “Ончыко”, молодое поколение марийской творческой интеллигенции.

Благодаря их усилиям, в активном словаре современного литературного языка появились многие забытые слова. В их числе можно назвать йот ‘иностранный’, кугыжаныш ‘государственный’, надыр ‘вклад’, оньыжа ‘вождь’, полат ‘дворец, здание’, пўтº ‘пост’, радына ‘полотно’, тат ‘момент’, ту ‘железа’, тын ‘дух’, унагудо ‘гостиница’, шнуй ‘святой’.

Немало слов этой категории обновлялись в современных переводах Библии на марийский язык. Переводчики смелее стали обращаться к древней лексике, черпая недостающие слова из недр марийского языка. В переводах библейских текстов обрели вторую жизнь слова типа шнуй ‘святой’, онае ‘священник’, карап в значении ‘ковчег’ (оно было использовано и В.Колумбом в значении ‘корабль’), штыган ‘караван’, атау ‘бездна’, шутыланаш ‘желать, зариться’, шерча ‘ясли, кормушка для скота’, танык ‘свидетель’, юго ‘наследник’, шынык ‘пример’, ске ‘смоковница’, те ‘верблюд’.

Необходимо отметить, что архаизмы, возвращаясь в активную лексику, в большинстве случаев приспосабливались к современным условиям, т.е. происходило не простое механическое перенесение слова в сегодняшнюю жизнь, а производилось приспособление с точки зрения семантики – слова приобретали несколько иное значение, но в какой-то мере связанное и с прежним. Это по существу являлось непременным условием его возврата.

Однако многие слова из этого пласта марийской лексики все еще остаются неизвестными широкому кругу населения. Они сохранились в старинных рукописных словарях. Этот пласт слов не известен не только широкому кругу читателей, но и не всем исследователям языка. Некоторые из них могли бы быть использованы для пополнения лексики литературного языка. Могли бы найти свое место в активной лексике современного марийского языка, например: алче ‘посол’, виле ‘сок’, кавын ‘венок’, каж ‘колбаса из конины’, лям ‘тина’, майдар ‘ртуть’, пунжук ‘воронка’, сук ‘порука’, чатрык ‘парус’, цапкын ‘почтальон, курьер’, юнар ‘ремесло’.

Устаревшие слова, как и диалектизмы, имеют одно несомненное преимущество перед заимствованиями: они хорошо адаптированы к своему языку в фонетическом отношении, можно легко связать их с современностью и в семантическом плане. Поэтому такие слова легко могут быть освоены носителями языка, что очень важно в решении проблем пополнения лексики литературного языка. Они смогли бы сыграть весьма положительную роль в ограждении марийского языка от ненужных заимствований. Поэтому одна из задач марийской общественности – выявить все возможные случаи использования вышедших из активного употребления слов в литературном языке и сделать их достоянием современных носителей марийского языка.

2.3. Возвращение в литературный язык неологизмов 20-30-х годов ХХ века.

Положительным фактом в пополнении лексики было возвращение неологизмов 20-30-х годов. В эти годы было создано много удачных слов, они уже входили в литературный язык, употреблялись, но в силу определенных обстоятельств были вытеснены из употребления. После реабилитации творческих деятелей эти новообразования постепенно стали возвращаться.

В этот период в активное употребление вошли такие новообразования, как, например: вдшугалтыш ‘водопад’, йырйуж ‘атмосфера’, кучем ‘власть’, малмывер ‘спальня’, мер ‘общество, общественный’, мутер ‘словарь’, ойпидыш ‘договор’, плка ‘отдел, отделение’, савыктыш ‘издательство’, савыртыш ‘оборот’, сымыктыш ‘искусство’, тиште ‘знак’, ушем ‘союз’, шарныктыш ‘памятник’, эмлымвер ‘больница’ и другие.

Однако из-за недостаточной информированности процесс возвращения совершается медленно, потому что большая часть новообразований 20-30-х годов все еще мало известна среди населения. Поэтому сейчас необходимо выявить все наиболее удачные слова 20-30-х годов и начать постепенно знакомить с ними носителей языка. Особо существенную помощь они могут оказать в формировании общественно-политической, публицистической и научной терминологии.

^ Третья глава, состоящая из двух разделов, посвящена обогащению лексики за счет заимствованных слов.

3.1. Прямые лексические заимствования

После реабилитации репрессированных деятелей науки и культуры в конце 50-ых годов постепенно стал возобновляться прежний интерес к проблемам родного языка, началась активизация процесса борьбы за его чистоту. Усиление потока заимствований требовало серьезного сознательного вмешательства. Марийская общественность стала это осознавать и начала подходить к этому процессу более осторожно. Результатом этого явилось некоторое замедление темпа процесса заимствования, он стал совершаться в разумных пределах. Некоторые заимствования начали заменяться собственно марийскими словами, некогда широко употреблявшимися в литературном языке, например: йодыш вм. вопрос, йылмызе вм. языковед, кыдалаш вм. средний, кумыл вм. желаний, мутер вм. словарь, саламлаш вм. поздравлятлаш, сар вм. война, тыныс вм. мир и другие.

Заимствованные слова начали в определенной мере приспосабливаться и к фонетическим особенностям марийского языка. Это коснулось прежде всего оформления конечных безударных гласных:

1) русские существительные с окончаниями на -ия, -ая, -ея, -ие стали оформляться в марийском языке в форме на -ий. Эта закономерность прочно закрепилась, она действовала даже в 40-50-х годах. Последовательно осуществляется она и сейчас, например: акция > акций, гарантия > гарантий, деноминация > деноминаций, инвестиция > инвестиций, назначение > назначений, наркомания > наркоманий, нация > наций, приватизация > приватизаций, продукция > продукций, пунктуация > пунктуаций, распоряжение > распоряжений, токсикомания > токсикоманий и т.д.;

2) существительные, оканчивающиеся в русском языке на безударные гласные а, о, в марийском языке обычно теряли конечные гласные, например: агентура > агентур, адвокатура > адвокатур, гипотеза > гипотез, валюта > валют, вакцина > вакцин, диаспора > диаспор, номенклатура > номенклатур, правило > правил, хромосома > хромосом или оформляются по законам лабиальной гармонии: выписка > выписке, драма > драме, министерство > министерстве, памятка > памятке, паника > панике, панихида > панихиде, педагогика > педагогике, передача > передаче, петрушка > петрушко, пилорама > пилораме, программа > программе, реклама > рекламе, схема > схеме, фирма > фирме и т.д.

Данная закономерность постепенно стала отражаться и в орфографии. Например, в орфографии 1992 года имеется специальное указание о необходимости подобного оформления. Нельзя утверждать, что в этих правилах все было безупречно. В них присутствует и некоторая непоследовательность. Но направление, нам кажется, было взято правильное. Необходимо было только в некоторой мере уточнить отдельные моменты и упорядочить правила их оформления;

3) конечный ударный некоторых русских слов в марийском языке, как правило, заменялся на -а, сохраняя ударение оригинала, например: вещество > вещества, звено > звена, перо > пера, ядро > ядра и т.д.

Заимствования с окончаниями на согласный обычно осваиваются в марийском языке без каких-либо изменений. Таким же образом оформлялись все подобные заимствования рассматриваемого периода, например: акционер, бомж, вексель, героин, дивидент, имидж, инвестор, интернет, колледж, мандат, маркетинг, менеджер, негатив, никотин, павильон, паркет, парламент, пастор, патент, педиатр, педикюр, подписчик, президент, репетитор, спонсор, хит-парад и т.д.

Несомненно, одним из путей обогащения в рассматриваемый период было заимствование. На современном этапе единственным источником заимствования для марийского литературного языка является русский язык. Из него или через его посредство в марийский язык проникло множество лексических заимствований. Особенно сильно это проявилось в области политической, научной, технической терминологии, в области лексики, относящейся к новым культурным, общественно-политическим понятиям. Несмотря на то, что заимствование как способ пополнения лексики во второй половине ХХ в. постепенно стало отходить на второй план, в данный период было заимствовано значительное количество лексем.

В условиях прогрессирующего двуязычия и интенсивно продолжающегося пополнения лексики новыми словами вопросы графической передачи заимствованных слов остаются актуальными. Как было сказано, процесс заимствования в настоящее время происходит только из русского языка, и многие слова из других языков проникают в марийский в русском оформлении. В марийский язык продолжает поступать много всевозможных заимствований. Если принимать этот огромный поток заимствований в варианте источника, без какого-либо приспособления к фонетической системе марийского языка, то в нём он может просто затеряться. Поэтому процессу заимствования требуется сознательное вмешательство не только с точки зрения количественного регулирования, но и оформления. Процесс должен регулироваться. Необходимо иметь в виду, что данный источник в пополнении лексики литературного языка не основной, а только дополнительный.

При оформлении заимствований, особенно интернациональных по происхождению, было бы весьма полезно исходить из формы первоисточника. Например, слово федеральный, проникшее в марийский язык в последнее десятилетие в оформлении русского языка, что по фонетическим особенностям чуждо марийскому языку, можно было оформлять в виде слова федерал, а не федеральный, что полностью соответствовало бы фонетико-грамматической структуре марийского языка. Таким же образом можно оформлять многие другие лексемы подобного типа, как, например, политик вм. политический, науко вм. научный, диалектике вм. диалектический, историй вм. исторический и так далее. Такая тенденция после принятия орфографии 1990 года начала отчетливо проявляться. Остается только закрепить эту перспективную тенденцию в виде правила орфографии, что, кажется, уже сделано в проекте разрабатываемой усовершенствованной орфографии.

3.2. Калькирование

Калькирование можно рассматривать отдельно как один из способов образования новых слов. Но поскольку калькирование в марийском языке во второй половине ХХ века происходило исключительно по моделям русского языка, мы сочли возможным рассматривать данный способ пополнения лексики в разделе русских заимствований. Калькирование, можно сказать, является своеобразной разновидностью заимствования. Это - заимствование семантики чужого языка и оформление ее средствами заимствующего языка.

Под языковыми кальками обычно понимают слова или выражения, образованные путем буквального перевода иноязычных слов или выражений по составляющим их частям, где основным признаком калек считается структурно-семантическое сходство, а не обозначение новых, ранее неизвестных понятий и предметов.

Калькируемые лексемы рассматриваемого периода в нашем исследовании подразделены на 3 группы:

1) полные кальки – слова, которые возникают в результате буквального перевода отдельно значащих частей иноязычного слова или словосочетания. Среди словообразовательных калек выделяются сложные слова и составные термины, созданные по образцу русских слов и составных терминов, например: аватмут ‘матерное слово, матерщина’< ава ‘мать’+ мут ‘слово’, алмаштыше ‘заместитель’< алмашташ ‘заменять, замещать’, йочапрт ‘детдом’< йоча ‘дитя’+ прт ‘дом’, капорол ‘телохранитель’< кап ‘тело’+ орол ‘сторож’, пашадыме ‘безработный’< паша ‘работа’ и др.;

2) полукальки, где одна из составных частей заимствована, а другая калькирована, передается марийским словом, например: бизнесъе ‘бизнесмен’< бизнес + е ‘человек’, киносрет ‘кинофильм, кинокартина’< кино + срет ‘картина’, методполыш ‘методпомощь’< метод + полыш ‘помощь’, райрдер ‘райцентр’< рай + рдер ‘центр’ и др.

Заимствованный компонент иногда являлся составной частью сразу нескольких слов. В качестве таковых часто выступали слова авто, мед, микро, радио, фото, электро, например: радиойомак ‘радиосказка’< радио + йомак ‘сказка’, радиопрт ‘дом радио’< радио + прт ‘дом’, радиотолкын ‘радиоволна’< радио + толкын ‘волна’ и др.;

3) кальки, представляющие собой смысловой перевод иноязычной лексемы:

кечышот ‘календарь’< кече ‘день’ + шот ‘порядок’, кумылсомыл ‘хобби’< кумыл ‘настроение, вдохновение, расположение’+ сомыл ‘дело’, рыктарыш ‘феномен’< рыктараш ‘удивлять’, тупмешак ‘рюкзак’ < туп ‘спина’ + мешак ‘мешок’.

Таким образом, марийский литературный язык во второй половине ХХ века пополнился значительным количеством новых лексических образований. Они возникли главным образом за счет собственных словообразовательных возможностей марийского языка. Активизировались суффиксальное словообразование, словосложение, широкий резонанс получили возвращение в активное употребление устаревших слов, использование диалектных слов, возвращение неологизмов 20-30-х годов. Одним из путей лексического обогащения по-прежнему остается заимствование, единственным источником которого на современном этапе является русский язык.

^ В заключении подводятся итоги исследования, излагаются основные выводы и обобщения, сделанные на основе рассмотренного материала.

В развитии лексики марийского литературного языка во второй половине ХХ века следует выделить два периода: I - с 1960-х годов по 90-е годы прошлого столетия, II - с 90-х годов по настоящее время.

В первом периоде началась реабилитация новообразований 20-30-х годов, возникло движение за возрождение языка. Оно коснулось в первую очередь лексики. Начало движения связано с именем талантливого литератора, поэта-новатора Валентина Колумба, словотворческая деятельность которого сопоставима с направлением языкового строительства 20-30-х годов. В новых условиях он продолжил обогащение словарного состава литературного языка, прерванное языковой реформой 1938 года. В.Колумб своим творчеством наглядно показал возможности обогащения лексики марийского языка на современном этапе.

Во втором периоде марийский язык официально был провозглашен государственным. Стала остро ощущаться недостаточность лексических средств для более полного, всестороннего языкового обслуживания развивающегося общества. Это обстоятельство вызвало у молодого поколения, воспитанного на новом отношении к родному языку, культуре, бурный порыв к словообразовательному творчеству. В этот процесс была вовлечена довольно значительная часть марийской творческой интеллигенции – ученые, писатели, поэты, журналисты, деятели культуры. Каждый из них внес определенную лепту в принимающий все более широкий размах процесс. Весьма заметную роль в обосновании научной основы процесса сыграли ученые. Они не только занимались теоретическими обоснованиями необходимости лексического пополнения литературного языка, но и практически создавали новые лексические единицы.

Словотворчеством активно занимались отдельные энтузиасты. При этом некоторые из них иногда даже переусердствовали, чересчур «омаризировали» слова. Это была другая крайность, здесь тоже нужна умеренность. Но в целом данный процесс, новое направление нужно оценивать положительно. Все это говорит о том, что общественность заинтересованно относилась к проблеме обогащения литературного языка, заботилась о том, чтобы поднять её до уровня современных развитых литературных языков.

В отношении пополнения лексики возникла целая дискуссия в 90-х годах. Одни ратовали за создание новых лексических единиц для новых возникших понятий, другие предлагали ограничиваться заимствованиями.

В настоящее время процесс развития лексики оживляется и принимает довольно активный характер. Молодые носители марийского языка подхватили это движение и успешно развивают его. Это необходимое для современного марийского языка движение. Оно способствует не только сохранению чистоты языка, но и стимулирует интерес к лексическому богатству языка, к процессу словообразования, в котором весьма нуждается современный марийский литературный язык.

В приложении дается словарь рассматриваемых в диссертации новообразований.


^ По теме диссертации опубликовано:

1. Марий мутвундым пойдарымаште кызытсе сылнымутын суапше (Роль художественной литературы в пополнении лексики марийского языка) // Проблемы марийской филологии.- Йошкар-Ола, 1999.- С. 7-12.

2. Кызытсе марий йылмыште у мут-влакым ыштыме годым ччкыдынрак кучылталтше суффикс-влак нерген (Продуктивные суффиксы в образовании новых слов в современном марийском языке) // Марийское краеведение: опыт и перспективы его использования в школе.- Йошкар-Ола, 1999.- С. 58-62.

3. К проблеме обогащения лексики современного марийского литературного языка за счет собственных словообразовательных средств языка // Финно-угристика на пороге III тысячелетия (Материалы II Всероссийской научной конференции финно-угроведов).- Саранск, 2000.- С. 289-291.

4. К проблеме обогащения марийского литературного языка за счет редких и забытых слов // Коренные этносы Севера европейской части России на пороге нового тысячелетия: история, современность, перспективы (Материалы Международной научной конференции).- Сыктывкар, 2000.- С. 503-505.

5. Об активизации словообразовательных суффиксов марийского языка во II половине ХХ века // Conqressus decimus internationalis fenno-uqristarum (Х Международный конгресс финно-угроведов). - Йошкар-Ола, 2005 (находится в печати – 0, 2 п.л).

6. Возвращение неологизмов 20-30-х годов ХХ века – один из способов пополнения лексики марийского литературного языка на современном этапе // Вестник Чувашского университета. - 2007. - № 1. – С. 283-288.




Скачать 343,27 Kb.
оставить комментарий
Дата18.10.2011
Размер343,27 Kb.
ТипАвтореферат, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх