В. Гитин Сказка о демократии icon

В. Гитин Сказка о демократии


Смотрите также:
Концепция «Основы эффективного функционирования Общественной палаты Республики Коми» Введение...
-
Игра викторина «Угадай сказку!» для обучающихся 1- 4 классов Воспитатель гпд...
Михаил носов
Сказка о рыбаке и рыбке», «Сказка о золотом петушке»...
Новая сказка о новом наряде короля...
Ф. М. Достоевский «Мальчик у Христа на елке» (в учебнике) >12. А. П...
Предпосылки возникновения и утверждения полиархий...
Книга Д. Шарп была впервые опубликована в Бангкоке в 1993 г...
Книга Джина Шарпа «От диктатуры к демократии»...
Советизация российского учительства в годы нэпа...
Сказка в XXI веке по-прежнему остается мощным источником духовно-эмоциональных впечатлений...



Загрузка...
страницы:   1   2   3   4   5   6   7
скачать
В.Гитин

Сказка о демократии


2008


* * * * *


Глава 1. Клык


В одном не очень захудалом лесу, кичащемся своей многовековой дремучей культурой и замшелой образованностью, случилось несчастье. Состарился и одряхлел царствующий тиран и деспот – Лев. Нельзя сказать, что это произошло внезапно и неожиданно. Нельзя сказать и то, что он был действительно настоящий тиран и деспот. Просто так было принято считать. Если правитель, да к тому же еще и клыкастый – то уж обязательно есть в нем что-то от тирана и узурпатора.

Как царь зверей, Лев уже давно управлял лесным народом так себе – спустя рукава. Выпивал частенько, а потом спал беспробудно. На жизнь и чащобную большую политику смотрел вяло и с прищуром. Толи от лени, толи от многолетней мудрости. Но временами, когда в лесу возникал какой-то очередной скандал или несуразица, он встряхивался, бодрился и тяжелой лапой власти мог так поддать расшалившимся виновникам суеты, что доставалось всем! И виновным. И сочувствующим. И тем, кто вообще был ни при чем, но по глупости или неосторожности оказался рядом. Вот тогда по всем закоулкам неслись визг, стоны разбегающихся подданных и громовой рык проснувшегося для великих дел правителя леса. Но длилось это обычно не долго. Звери быстро выражали готовность подчиниться державной власти протрезвевшего на время царя. А он, увидев восстановленный порядок и спокойствие, снова погружался в ленную дремоту власти. Ведь главный смысл и мудрость его разумного управления заключался в том, чтобы поменьше вмешиваться в дела лесные и не препятствовать жизни развиваться самой по себе, в своей собственной логике.

Возможно по старости лет, а возможно по ущербности воспитания, но мздоимствовал царь зверей умеренно. Сильно лесной народ своими поборами не донимал. Больше того, и другим хищным зверям, силу имеющим, злобствовать не позволял. А еще хоть и обременен он был властью не первый год, однако лесть принимал неохотно. Обильные похвалы в свой адрес выслушивал не долго. Засыпал на полуслове, прерывая лизоблюда своим гневным мощным храпом.

Неумеренность в вине тоже не очень досаждала его подданным. В виду преклонного возраста он давно уже не отличался буйством и разухабистостью закоренелого пьяницы. По молодости лет, конечно, случалось, что, хватив лишнего, Лев мог погонять лесных жителей по чащобе. Не по злости, а больше ради забавы. Но время шумного дебоша прошло. И сейчас, если случалось царю зверей уйти в запой, то опасность у обитателей леса была лишь одна – попасть ему в лапы для долгой нравоучительной проповеди. Приходилось смиренно выслушивать его скучные нетрезвые воспоминания о прелести прошедших времен. Что, в общем-то, свойственно многим старикам. Даже если они и не занимают столь высокого и важного положения и должности.

Одним словом, Лев был обычный. Не хуже и не лучше других царей и самодержцев. При нем в лесу сохранялся относительный порядок и разумное сосуществование различных звериных семей. Но вот он состарился. Это не сильно отразилось на общественной жизни. Но как всегда в таких случаях находится кто-то рядом, кто своими благими намерениями начинает портить жизнь окружающим.

Первым на беззубость власти напоролся Заяц. Все было как обычно. Лукаво светило хитрое летнее солнце. Лес, окутанный обычной волшебной суетой раннего утра, нашептывал нежные песни листвой и шевелением веток. Воды реки струились и освежали воздух пушистым туманом искристых брызг. Ничего не предвещало беды и ненужных неожиданностей. В это прекрасное и спокойное время Заяц как обычно творчески бездельничал и скакал на боковой аллее, недалеко от набережной центрального озера. Именно здесь он случайно и наткнулся на львиный зуб. Вначале Заяц даже не понял, что он нашел. До сих пор зубы Льва на своей шкуре ощущать косому не приходилось. Нет, конечно, Заяц был интеллигентный и образованный. Поэтому в оппозиционных газетах он не раз читал про смертельную хватку власти. Про ее ненасытное чрево и антинародное рыло. В школе он изучал анатомию власти и строение ее органов. Более того, огромный портрет с лучезарной улыбкой любимого тирана даже висел у него дома. Так, на всякий случай. Вдруг придут из компетентных органов! А у него дома портрет висит. И не какого-то там классика поэзии или художника мариниста с мировым именем. А самого царя зверей – помазанника и милого сердцу узурпатора. Что тут скажешь?! Ничего! Одним словом предусмотрительный был Заяц. Опытный и по-настоящему культурный. Но вот так неожиданно, среди бела дня, на дороге, наткнуться на настоящий зуб самого Льва – этого косой от себя не ожидал. Такого он даже своему злейшему другу пожелать не мог. Поэтому первое, что он сделал, как всякий настоящий заяц – испугался и задрожал. Нельзя сказать, что он был самый трусливый заяц в лесу. Просто такова была его заячья гражданская натура. Бояться всего что страшно, что не понятно. И еще бояться просто так, на всякий случай.

Для того, чтобы испуг получился более полноценный и соответствующий значимости события, Заяц даже юркнул мордочкой в кусты. И какое-то время дрожал своей попкой и хвостиком очень демонстративно и художественно. Но в это время суток на аллее никого не было. И поэтому засвидетельствовать верноподданнический испуг Зайца при столкновении с зубом царствующей особы никто не мог. Даже оценить эстетическое великолепие дрожи его хвоста было некому. Лес отдыхал, а алея до обидного была пустынной.

Подрожав приличествующее событию время, Заяц вновь вынул свою гражданскую мордочку из кустов, осмотрел свою интеллигентно дрожащую задницу и стал лихорадочно соображать. Какую пользу может принести ему лично, столь необычная находка? Бросить и пройти мимо – было жалко. Вдруг найдет кто-то, кто сможет с большей пользой для себя распорядиться находкой. А подобрать – опасно. Вдруг Лев узнает, что Заяц нашел его зуб и осерчает. Добра от сердитого Льва Заяц не ждал. Да и вообще, он никогда не ждал добра ни от кого. Особенно от тех, кто сильнее, умнее и богаче его. И уж тем более, если они еще и при власти. Возможно, поэтому и остался жив до сих пор, что не питал ложных иллюзий о доброте власти и силы.

Осмотревшись вокруг, Заяц все же заметил, что мир не рухнул. Земля не перевернулась вспять. Лес продолжал шуметь своей зеленой листвой. А наглое озеро даже не подернулось рябью от дрожи, которая колотила косого. Природа сохраняла возмутительное спокойствие. И только Зайцу было не по себе от своей счастливой находки.

В маленькую трусливую голову достойного гражданина лесного народа ничего путного не приходило. Толи голова была слишком маленькая, толи гражданское самосознание было недозревшим. Одним словом, по всему требовался мудрый совет более подкованного товарища. Или, на крайний случай, жены Зайчихи. По своему жизненному опыту Заяц знал, что любой совет полезен. Даже не тем, что ему можно последовать. А для того, чтобы знать, как не надо поступать в данном случае, если это был совет жены или доброжелательных друзей и соседей. И поскольку случай, в который вляпался косой, был необычный, то, пораскинув имевшейся в наличии заячьей извилиной, он решил сбегать к старику Ежу. Колючая округлость и настороженность по отношению к миру и другим обитателям леса не раз спасали и выручали Ежа из разных очень щекотливых и не простых ситуаций. Он мог дать дельный совет. Спрятав находку подальше от завистливых глаз добрых соседей и прочей чащобной нечисти, Заяц поскакал к норке Ежа.

Домовитый и работящий Ежик не любил сидеть без дела. Несмотря на свои зрелые годы, он регулярно шастал по лесу в поисках запасов пропитания. Он постоянно чего-то искал и таскал к себе в нору. То грибы, то ягоды, то еще что-нибудь. Казалось, что праздное безделье для Ежа более утомительно, чем переноска тяжестей. Многие добропорядочные жители леса не одобряли такое вызывающее трудолюбие Ежа. Им и их воспитанности это претило. Они были уверены, что Еж специально своей рабочей суетой хочет укорить их за их любовь болтать о судьбах Отечества, о политической ситуации в соседних лесах, о великой национальной идее лесного сообщества. Сороки, например, считали, что Еж специально демонстративно шуршит в кустах, когда они трескочут о вечных проблемах бытия. Он намеренно работает так громко, что мешает им сконцентрироваться на одной мысли. И поэтому бытие все время требует нового и нового обсуждения. А вороны вообще полагали, что всем своим видом Ежик показывает свое негативное отношение к их призывному карканью и пророчествам о неизбежности плохих событий, о которых каждая ворона знала достоверно точно еще от рождения.

Были, конечно, в звериной среде и особи, не столь интеллигентные и культурные, как сороки и вороны. Они поддерживали Ежа в его безобразном и вызывающем трудолюбии. К примеру, белки. Те и сами не сидели, сложа лапы. И Ежа одобряли. Но кто ж их белок слушать будет? Что с них взять? Скачут себе по веткам, только о своих бельчатах и думают. Нет того, чтобы о смысле жизни или бесконечности Вселенной поразмышлять. Они все норовят что-то полезное сделать. Запасы какие-то в свой дом затащить. Дупло обустроить. В округе прибраться. В общем, нет в них чувства коллективизма и близости по духу к радетелям всеобщего блага. Их только работа, порядок и свое беличье семейное благо и волнует.

Так что, это возмутительное трудолюбие Ежа не всем нравилось, но многих выручало, когда надо было пережить голодные дни. Поэтому к Ежу относились с нелюбовью, но терпимостью. Своей работоспособностью он хоть и унижал многих лесных бездельников и болтунов, но все же был им полезен. Еж не был злобным и жадным. Поэтому помогал соседям в моменты, когда необходимо было где-то занять съестного, если кончались собственные припасы. Такая его неосторожная доброта чаще всего не оставалась безнаказанной. И, получая вместо благодарности попреки и оскорбления, Еж, обычно, еще больше ожесточал свои колючки. Но потом со временем отходил и забывал обиды. Потому что как зверь трудолюбивый он больше думал о том, что надо сделать для блага, чем о том, как это благо отнять у других и присвоить себе. Колючая натура, в общем, был этот Еж. Колючая и противоречивая.

Когда запыхавшийся Заяц прибежал к Ежу, тот как обычно над чем-то озабоченно трудился. Всем своим видом демонстрировал нежелание отвлекаться на всякую болтовню и ерунду. Но волнение Зайца по поводу случившегося с ним события было настолько сильным, что оказалось способным победить даже рабочее рвение Ежа.

- Ежик! Ежик, колючая зараза! Выслушай меня, - почти вежливо и культурно обратился к нему тяжело дышащий Заяц.

Поскольку Еж давно знал косого, его трусливую натуру, то столь дерзкое обращение не могло не произвести впечатление.

- Что случилось? – спокойно поинтересовался колючий сосед и на всякий случай осмотрелся по сторонам. Чем бы поласковей огреть бездельника, если тот не прекратит отрывать его от дел.

С трудом, переводя дыхание, Заяц рассказал Ежу о своей неожиданной находке. На удивление Еж выслушал его очень внимательно. Долго водил носиком в разные стороны, а затем задумчиво изрек:

- Быть беде!

- Какой беде?! - Опять задрожал всем телом Заяц. – Я же ни в чем не виноват. Я совершенно случайно нашел этот зуб. Мне это счастье совсем не нужно…

- Вот я и говорю, что никому оно не нужно. Любые зубы должны находиться там, где они должны находиться! – многозначительно изрек Еж.

- Где, где? – не понял оторопевший Заяц.

- Где?! Во рту! – грозно ответил Еж.

Во время столь глубоко философского разговора к ним незаметно подлетела лесная сплетница пестрая Сорока. Она тихонько примостилась на ветке, демонстрируя свою полную незаинтересованность. Со скучающим видом она, как истинно воспитанная и культурная птица, стала подслушивать чужую болтовню.

- А где сейчас находится зуб Льва? У тебя в кармане! Что это значит? Либо ты его украл у царя зверей… - продолжал свою причинно-следственную мысль Еж.

- Я! Украл! – не столько возмутился, сколько испугался бедный Заяц. – Как ты мог обо мне такое подумать?

- Я глупостей не думаю! Поэтому такое о тебе я не подумал, только сказал. У тебя духу никогда не хватит, не то что чужое своровать, но и свое сберечь. Я просто логично размышляю. А раз ты украсть не мог, то наверно со Львом что-то случилось. Что-то очень плохое. Не станет же он сам по тропинкам свои зубы разбрасывать! Логично?

- И что теперь? – так и не поняв, к чему клонит Еж, насторожился еще больше Заяц.

- А то, что раз зуб Льва, царя зверей, у тебя, то значит, скорее всего, у нас уже нет царя зверей. Потому что беззубых царей у зверей не бывает! – сурово подвел итог Еж.

- А-а-а! – попытался толи еще больше испугаться, толи проявить вселенскую горесть Заяц. - Я всегда так любил нашего тирана и узурпатора, что даже тайно исполнял многие его указы!

- Поздно оправдываться, – одернул ненужные причитания Еж. – Сам виноват. У кого львиный зуб? У тебя! Значит, тебе и отвечать за то, что случилось с нашим царем. Не к добру все это! Быть беде. Надо ждать неприятностей.

- И что делать? – ошарашено спросил совсем очумевший Заяц.

- Работать больше! Продуктами запасаться! – сурово ответил Еж. - Раз грядут лихие времена, то значит надо ждать голода и смуты.

От таких новостей Сорока сидевшая на все это время на ветке хотела уже два раза свалиться в обморок. На нее упало небывалое счастье! Таких сплетен в лесу не разносил еще никто за все годы ее продуктивной информационной деятельности. И вдруг сногсшибательные новости она узнает первой! Она уже воочию представляла, как возрастет ее личный авторитет и рейтинг в рядах лесных средств массовой передачи слухов и дезинформации. Радость первооткрывателя переполняла все ее естество. Хотелось скорее лететь и распространять новость даже не зная ее до конца и не зная, что правда, а что вымысел. И лишь жадность узнать больше удерживала ее на ветке и заставляла со скрипом в клюве молчать.

Тем временем, пришедший немного в себя Заяц, опять обратился к Ежу:

- Работать, работать! Прекрати болтать глупости. А что-нибудь более дельное и приличное от тебя услышать можно? Я же к тебе за умным советом пришел. А ты мне всякую чушь предлагаешь – больше трудится!

Еж с сожалением посмотрел на соседа, но не стал ему ничего возражать. Тяжело вздохнул, подумал и ответил:

- Все что я могу тебе порекомендовать – это спрятать львиный зуб куда-нибудь подальше! И никому его не показывай! Лучше будет, если никто ничего не узнает. Пусть все идет, как идет. Жизнь - мудрая штука. Все и всех расставит по своим местам.

После этих слов Еж решительно схватил лежавший неподалеку гриб и стал с еще большим упорством работать, всем своим видом показывая ценность и полезность добросовестного труда. А Заяц решил не мешать Ежу и поэтому не стал помогать ему таскать тяжести. Он грустно вздохнул и понуро поплелся к своему дому.

Поняв, что других слухов и сплетен здесь больше не будет, Сорока сорвалась с ветки и понеслась выполнять свою благородную миссию – дезинформировать обитателей леса. В ее голове роились новостные сообщения особой срочности. Они бегущей строкой выплескивались на головы лестных жителей.

- Заяц украл зуб у царя зверей! Мог ли Заяц украсть зуб у живого Льва?! Если Лев жив, то почему жив Заяц после кражи царского зуба? Канцелярия царя зверей молчит и не комментирует факт появления у Зайца клыка Льва! Где наш царь зверей? Общественность встревожена! Общественная безопасность под угрозой! За что Заяц выбил Льву зуб? Жив ли наш Лев? Честный ли это был поединок? Самые свежие новости от пестрой Сороки. Вы можете заказать у меня самые точные и самые оперативные сведения обо всех важных событиях в лесу и за его пределами. Мои сплетни самые честные. Мои слухи самые проверенные. Принимаю в оплату урожай рябины прошлого и следующего года!

Наверно ураган с градом не произвел бы большего впечатления на лесной народ, чем столь взбалмошная трескотня пестрой Сороки. Паника в лесу стала нарастать стихийно и лавинообразно.


* * * * *


Когда Лиса услышала столь важное и значительное сообщение, она не на шутку взволновалась. Новость больно ударила рыжую своей неожиданностью. Особенно неприятно для ее истинно женской натуры было то, что не она первая из лесных сплетниц узнала о таком серьезном изменении в общественной жизни. Эта несправедливость тяжким камнем легла на чуткую, ранимую душу главной лесной интриганки. Таскать такую ношу одна интеллигентная хищница не могла. Лиса была не жадной и всегда любила делиться неприятностями с окружающими. В отличие от добра и счастья. Их она старалась приберечь и припрятать себе. И из чувства гуманизма не делилась ими, чтобы не развращать друзей достатком и радостью. Поэтому рыжая стала напряженно думать, как сбросить камень с души, чтобы посильнее придавить им пару тройку соседей.

По своей силе и властности вторым по значению в лесу был Тигр. Разумнее всего в условиях безвластия было заручиться его поддержкой. Поэтому немедля, она рванула к Тигру на бегу соображая, как использовать ситуацию в своих интересах.

Тигр не отличался большим умом и сообразительностью. При таких клыках и когтях как у него он считал излишним напрягать свои мозги. Особенно учитывая то, что их и так было мало. Его жизнь текла спокойно и размеренно. Досаждать ему особо было некому. Друзей у него не было уже давно. Как-то перевелись все. Его не приглашали в гости и сторонились в повседневной жизни. Всем было хорошо известно, что такие прожорливые товарищи, как Тигр, слишком опасны для здоровья, либо разорительны для семейного бюджета. Поэтому он жил одиноко. Враги тоже постепенно исчезали. Их становилось все меньше. А оставшиеся были все мельче и мельче. Жизнь теряла свою привлекательность. Хотя при этом Тигр чувствовал себя еще полным сил и желаний. Когда он был трезв, его ум всегда завидовал твердой памяти. Он всегда помнил - сколько накануне выпил, где и чего. Но никак не мог сообразить и придумать, как повторить тоже самое еще раз сегодня.

Лиса застала хищника за началом трапезы. Тигр приготовился после удачной охоты обильно закусить и выпить, когда рыжая интриганка, пригибаясь на полусогнутых лапах, подкралась к нему мягкой походкой.

- Приятного аппетита, – заискивающе почти пропела Лиса.

- Мой аппетит всегда при мне. А вот еда – не всегда. Поэтому мне не жалко поменять свой аппетит на чужую еду, - умиротворенно промурлыкал Тигр. Он уже успел откусить жирный кусок мяса и с удовольствием его поглощал. – Чего прибежала, рыжая? Хочешь поживиться за чужой счет?

- Ну что ты! – обиженно скривила мордочку Лиса. – Наоборот хочу тебе предложить важное дельце.

- Для кого важное? – уточнил Тигр.

- Для тебя и для всего нашего леса, - быстро ответила Лиса. – Только такой умный зверь, как ты, сможет разобраться в случившемся.

Однако у Тигра в этот момент голос разума явно не соответствовал урчанию его желудка. Поэтому он вяло воспринял комплимент Лисы.

- Мне сейчас не до твоих хитростей. Видишь, я кушаю! Приходи завтра… - Тигр опять с нескрываемым удовольствием принялся обгладывать милую сердцу косточку. Здесь голос сердца у Тигра полностью соответствовал бульканью желудка.

- Я вижу, что ты очень занят. И я ни за что не позволила бы себе отвлекать тебя по мелочам. Но в лесу произошло чрезвычайное событие! Что-то случилось с царем зверей.

Тигр так сильно и вдохновенно увлекся косточкой, что от наслаждения даже на минуту забылся.

- А кто у нас царь? И что с ним произошло? – с урчанием и хрипением от пожираемой пищи невнятно проронил он.

- Как кто?! – изумилась Лиса. – Лев, конечно! Вернее был Лев. А теперь не понятно…

- Что его уже нет? – не отрываясь от косточки, без всякого интереса к теме опять переспросил Тигр. – Его кто-то сожрал? Или что?

- Кто же мог съесть Льва, кроме тебя? Только ты мог соревноваться с ним в силе и ловкости, – Лиса не знала, как привлечь внимание собеседника. Вся ее хитрость и изворотливость была бессильна противостоять желанию Тигра насытить свое брюхо. – Ты случайно Льва не ел сегодня?

- Нет. Льва не ел, – честно признался Тигр.

Он не понял явной иронии и сарказма рыжей. Более того, его природная прямолинейность в политике и общественной жизни заключалась обычно в том, что он поедал зверей значительно слабее себя. Он не любил хитрить и изворачиваться, чтобы бороться с близкими по силе зверями. Он считал это хлопотным и нечестным занятием сражаться с равными себе.

- Если ты не ел Льва, то с ним произошло что-то непонятное…

- С чего ты взяла? – недовольно, оторвавшись все же от куска мяса, спросил Тигр.

- Потому что Заяц принес домой львиный клык. У живого Льва отнять клык Заяц никак не мог. Это, надеюсь, ты понимаешь?

- Понимаю! – рыкнул Тигр.

Он начинал злиться не только потому, что его отрывали от любимого занятия - еды, но еще и потому что на самом деле решительно ничего не понимал. Ощущение собственной глупости не способствовало размеренному и приятному пищеварению. Оно раздражало и могло вызвать преждевременную икоту.

- Если так, то мы остались в лесу без царя зверей! Надо срочно разобраться с тем, что произошло.

- И что ты хочешь? – наконец проникся серьезностью случившегося Тигр.

- Пойдем к Зайцу. По дороге можно еще кого-нибудь с собой прихватить для приличия и солидности. Расспросим – что и как было. Потом примем решение, как жить дальше.

- А что без царя мы жить не сможем? – опять засомневался в лисьей торопливости Тигр.

Мысль, что сейчас придется оторваться от вкусной пищи и выпивки, была ему совсем неприятной и какой-то суетливой.

- Не можем! Это же анархия! Власть не может долго оставаться ничейной. Об этом даже ты обязан знать. Это знает каждый дурак! – возмутилась его непонятливости Лиса.

- Но я же не каждый! – обиделся благородный Тигр.

И это было справедливо. Его глупость давно дошла до такого совершенства, что округлилась и приобрела форму совершенства и идеала.

- Конечно, ты выдающийся! – Поспешила исправиться рыжая. – Тебе нет равных.

С этим Тигр был согласен. Он полагал, что если бы в лесу кто-то был сильнее его, то тот бы уже давно его съел. А раз он жив, значит равных ему нет. Видимо поэтому в борьбе с самим собой Тигр всегда оставался победителем.

- Ты должен ради подтверждения своего величия и во благо вечности срочно взять на себя управление безвластием! – уже совсем патетически воскликнула Лиса.

- Успокойся! У нас еще куча времени. Успеем. Давай выпьем, закусим…

- Вечность не может ждать, она торопит! Как ты не понимаешь, вдруг кто-то другой возглавит наш хаос. И установит в лесу не наш, а свой собственный беспорядок.

- Ну и что? – с ноткой сомнения, но уже не столь категорично возразил Тигр.

- Как что? А где же справедливость? Ведь ты самый уважаемый и достойный зверь во всей округе. Ты самый умный, самый честный, самый благородный! Самый полосатый!

Последний аргумент был неоспорим. Против него Тигру нечего было возразить. Оставалось лишь гордо выпятить спину, прогнуться и громко рыкнуть. Он решил ради справедливости, в отношении себя естественно, пожертвовать всем. Даже остатками совести, разума, чести. Дилемма: «лучше быть трезвым или народным?» - разрешилась сама собой. Тигр мужественно выпил рюмку и принял благоразумное решение стать народным.

Лиса же обалдела от количества ума, обнаруженного в своей голове. Уговорить Тигра отложить еду и выпивку ради реализации ее планов, такого она сама от себя не ожидала. Она зауважала себя еще больше. И вся как-то окрылилась, воспрянула духом.

По дороге они встретили Журавля и Лошадь и позвали их для соблюдения солидности визита к Зайцу.


* * * * *


Понурый и отягченный свалившимся на него неожиданным счастьем Заяц приплелся домой. За годы совместной жизни Зайчиха видела своего мужа в разных состояниях. И трезвого, и пьяного, и даже пару раз пугающе ласкового и нежного. Но такого она его не видела еще никогда. Правое ухо вздрагивало мелкой рябью. Левое - болталось из стороны в строну. Губы тряслись и шептали какие-то невнятные слова. А хвост норовил оторваться от туловища и убежать куда-то в неизвестном направлении.

Любая опытная жена знает – хороший муж это сытый муж. Поэтому первым делом она решила его накормить. На всякий случай достала из запасов самую крупную морковку и молча подала ее Зайцу. Муж к полному изумлению Зайчихи даже не взглянул на лакомство. Он понуро сидел посреди комнаты и молча смотрел в угол. Как будто оттуда должно было появиться что-то важное и необычное, что вернет его к жизни, а, следовательно, и к нормальному пищеварению. Отчаявшись что-то понять, Зайчиха решила предпринять крайний и почти запретный прием. Мягко и участливо она спросила:

- Хочешь водочки? С огурчиком…

Заяц мутным взглядом окинул комнату, потом жену и с дрожью в голосе все же заговорил:

- Я нашел зуб…

- Ну и что? – ничего не поняла Зайчиха.

- Зуб! Это же зуб! – возопил косой.

- Я услышала, что зуб, а не хвост.

- Но это зуб самого… самого… Льва! – почти шепотом со страхом в голосе произнес он, и осмотрелся по сторонам, как будто его кто-то мог подслушать.

- Льва? – опешив, переспросила жена. – Это как же? Это что же? Это зачем же ты его нашел?

- Не знаю, так получилось, - попытался оправдаться Заяц.

- Тебе что, больше всех нужно? Почему другие находят грибы, ягоды, бобы. А тебя угораздило зуб царя зверей найти! – у Зайчихи начиналась обычная женская паника и истерика, характерная для всех жен, когда они не знают что говорить своим непутевым мужьям. – Все зайцы, как зайцы. Живут себе спокойно и тихо. Не высовываются. А ты вечно вляпаешься в какую-нибудь историю. Что мы теперь будем делать? Детям новую одежду надо купить. Пять лет ремонт в доме не делали. Мусор со вчерашнего вечера из ведра так и не вынес. Но вот на тебе! Зуб Льва где-то нашел на свою голову! На кого я потратила свои лучшие годы?! Нет, мама была права. Надо было выходить замуж за пегого зайца с третей поляны! Сейчас была бы уважаемой зайчихой с полным домом морковки. Я целыми днями кручусь, тружусь, не покладая лап. В благодарность – он зуб Льва домой приносит!

Дальнейший монолог отчаявшейся жены Заяц мог воспроизвести почти дословно. За многие годы совместной жизни он выучил его почти наизусть и мог повторить без запинки. Он давно понял, что из всех форм садомазохизма семейная жизнь самая распространенная. В ней воображение не на долго может победить разум, но только в медовый месяц. В это время молодожены испытывают наслаждение от того, что со временем превращается в настоящую муку. Понимание ошибочности первоначальных ощущений приходит позже. К ним либо можно просто привыкнуть, научившись принимать уколы за ласки, взаимные упреки за комплименты, а ругань за проявление любви. Или можно не менять своих оценок происходящего, но тогда терпеть все тоже, испытывая раскаяние за ошибочность своих заблуждений молодости. Учитывая, что две трети семейной жизни проходят в совместной постели побег, из которой равносилен предательству, большинство супружеских пар выбирают первый путь. И садомазохистская форма совместной жизни сохраняет брак от распада.

К тому же с годами семейной жизни супруги лучше узнают друг друга. Очень часто, вначале брака жена не очень хорошо знает, чего она хочет на самом деле от мужа. Зато муж точно знает, чего он хотел бы регулярно от жены. Позже жена уже начинает догадываться, чего она хотела бы от мужа, а он начинает догадываться, чего бы не хотел от жены. Вскоре жена уже точно знает, чего она хочет от супруга. А муж точно знает, чего бы он хотел, но не от жены. В итоге, жена понимает, чего она никогда не добьется от мужа. А муж уже знает, что он ничего не хочет от жены…

Заяц по молодости и глупости лет погнался за своей будущей супругой в расчете на счастье. В погоне за ней Зайчиха очень быстро его поймала. Ведь любая женщина сама выбирает того глупого мужчину, который ее выберет. Главное чтобы он не только выбрал ее, но и не забыл при этом жениться. Поначалу любовь помогала им обоим коротать время. Оно летело незаметно. Но потом постепенно время стало укорачивать любовь. Она становилась все более спешной и суетной. Пока не превратилась в обычную семейную жизнь. И если в любви Заяц потерял рассудок, то в браке быстро обнаружил его потерю. Но поскольку первое время ему были небезразличны ее чувства, Заяц быстро научился врать жене. Исключительно из высоких и благородных чувств к ней. Чтобы не обижать и не расстраивать ее. Потом он начал делать это по привычке. Потом просто отвык говорить правду. Правда в их семейных отношениях умерла. И от этого стала такая красивая и привлекательная, что не хотелось тревожить ее покой и умиротворение. Лучше было не трогать правду по пустякам, посчитал Заяц.

Зайчиха по-своему поняла суть семейной жизни. Она считала, что отношения с мужчиной могут быть устойчивы, если привить ему комплекс вины. Привить постоянную любовь было очень сложно для нее. Поэтому она в меру своих сил упорно боролась за устойчивость их семейной жизни. Изо дня в день она пилила его по всякому поводу и без повода. Видимо так она хотела сделать из него прекрасную половину по своему образу и подобию. Муж был виноват в том, что много ест, пьет, спит, валяется без дела. Не хочет обеспечить благополучие семьи, детей, родственников. Покупать жене новые красивые вещи, цветы, украшения, духи. Не любит ее подруг и просто знакомых мужчин, тещу, противозачаточные средства. Не видит и не хочет знать, как ему крупно повезло, как она его любит, сколько сил тратит на уют в доме, заботится о нем. Не замечает, что ей нечего надеть. И так далее и тому подобное…

- Ладно, хватит! – прервал до деталей знакомые причитания жены Заяц. – Тут и без тебя тошно. А ты еще больше мне нервы портишь. Лучше подскажи, что теперь делать?

- Ты же все равно не послушаешь и поступишь по-своему, – резонно возразила Зайчиха. Она тоже знала своего мужа не первый год. И обидчиво добавила: – А потом все равно обвинять будешь меня.

- Вот так! Дождался я от тебя помощи, когда нужно! Если тебя не просят, то ты своими советами задушить готова. А когда от тебя ждешь поддержки – ты сразу в кусты. Жена называется! Опора и надежный тыл! – съязвил рассерженный муж.

- Ладно, слушай, если хочешь. Я бы на твоем месте подбросила этот проклятый зуб какому-нибудь твоему врагу. Зачем эту неприятность дома хранить? Пусть твои недруги с ним маются. Вот так.

Услышав такой совет, Заяц вначале задумался. Может действительно кому-нибудь подкинуть львиный зуб. Глядишь, и неприятности к нему перейдут. Но тут же вспомнил давешнюю свою мысль:

- Ага, а если тот, кому я зуб подброшу, придумает, как им правильно распорядиться, себе во благо. Я же тогда от зависти умру! Ладно, уговорила – давай водки!

Выпив рюмку, Заяц быстро окосел. Но поскольку он и так был косой по жизни, то это не сильно отразилось на его внешнем виде. Только мысли приобрели более развязанное и непрямолинейное течение.

- Что собственно такого?! – задал риторический вопрос Заяц. – Ну, нашел я львиный зуб! И что? Может быть, я его вовсе не нашел, а заслуженно получил! Можно сказать в награду за все мои многолетние страдания и волнения. Это как орден за то, что я выжил в этих диких условиях несправедливого мироустройства и постоянных гонений от хищников. В конце концов, чем я хуже других трусливых тварей? Я не хуже, а лучше многих. У меня и шерстка пушистая. И ушки всегда на стреме торчат! Вот сама посмотри – у кого еще в лесу такие красивые ушки и усики, как у меня?

Зайчиха почувствовав, что ей снова разрешили высказаться, приободрилась и попыталась вновь надоумить непутевого мужа:

- Конечно, у тебя самые красивые ушки и самые чудесные усики. И вообще ты самый привлекательный заяц на нашей поляне. Иначе, разве я вышла бы за тебя замуж? Сам подумай!

Такой логичный аргумент, казалось, должен был убедить Зайца в искренности слов Зайчихи. Но по поводу их женитьбы Заяц придерживался иной точки зрения. Конечно, когда-то давно на заре их первого знакомства Заяц возможно даже любил Зайчиху. Правда, лишь в некоторых местах и побыстрому. В отношениях с женщинами он отличался последовательностью. Всегда понимал, что когда ты увидел красивую зайчиху – нельзя отвлекаться на другую. Это приводит к косоглазию и раздвоению личности. Кончил дело – гуляй с другой смело. Увлекшись своей будущей женой, он не подозревал, что она станет его женой. Поэтому когда, как любая женщина, она захотела от него подарка и подтверждения чувств, Заяц спокойно, не предполагая подвоха, сделал его. Зная, что во Вселенной нет ничего достойнее его, он решил подарить ей себя. Всего и без остатка. И на целую ночь! Но она подло и коварно обманула его доверчивость. Сразу забеременела от такого счастья. И его возвышенная и романтическая любовь была быстро опошлена ее желанием выйти за него замуж. Тут уж вмешались родственники и вездесущая общественность. Пришлось принять муки супружеской жизни, как плату за свое желание сделать приятное удовольствие симпатичной женщине. Воистину ни одно доброе дело не остается безнаказанным. Вот и Зайца жизнь наказала женитьбой и многодетным семейством в полном расцвете его творческих сил и физических возможностей.

- Я не про твое счастливое замужество говорю. Я о своей тяжелой жизни размышляю! – грубо обрезал ее Заяц. – Может быть, мне этот зуб достался, как плата за мои мучения. В том числе и с тобой. Не мог же Лев просто потерять зуб. Скорее всего, он либо заболел тяжело, либо… того… уже сдох!

От этой мысли хвост Зайца снова затрясся мелкой дрожью.

- Ты что такое говоришь? – испугалась и Зайчиха. – Как это царь зверей сдох?

- Как, как! Взял и помер твой Лев! Как все умирают. Или от старости, или от перепоя. Напился пьяный и свалился в озеро или болото. Утонул. Вот и все. Иначе как бы зуб оказался на тропинке? Налей лучше водки еще. Не видишь, у меня опять лапы и хвост трясутся от волнения.

Зайчиха хоть и знала, что вторая рюмка для ее мужа уже лишняя, но в силу чрезвычайности ситуации перечить не стала. Она бы сейчас и сама выпила чего-нибудь крепкого. Но не знала, что в таких случаях должны пить жены. Потому как всегда была показательной трезвенницей и противницей семейного алкоголизма.

- Если Лев умер, то кто же теперь царь зверей? - Тихо и пугливо спросила Зайчиха.

- Как кто? По законам леса, либо наследник, а его у Льва нет. Либо тот, кто его победил… - путаясь в собственных косых мыслях, произнес Заяц.

- Но его же никто не побеждал. Ты сказал, что он сам утонул… Ты нашел случайно его зуб, - возразила глупая жена.

- Я? Да, нашел... Значит, я его и победил… - неуверенно сделал совершенно потрясающий для себя вывод Заяц. – Следовательно, я теперь этот… царь зверей…

От последних слов мужа Зайчика вначале тихо и монотонно, а затем громко и с надрывом взвыла на всю норку. Она причитала о том, какое это горе. За что на них такие напасти. Как же им теперь жить. Как другим зайцам в глаза смотреть. И еще всякую иную дурь и несуразицу, которую обычно причитают женщины, когда хотят показать свои неимоверные страдания и горечь выпавшей на них доли. А Заяц, сам не понимая, что сказал, ушел в глубокий полупьяный транс.

Обычно Заяц сильно не высовывался по жизни. Комплекс неполноценности на самом деле был объективной оценкой им своих способностей. Но изменившиеся обстоятельства в корне преобразили косого. Он налил себе уже сам третью рюмку водки и попытался прислушаться к внутреннему голосу. Внутренний голос, так же как и голос разума, нес какую-то чушь. Поэтому слушать их совсем не хотелось. Но больше посоветоваться было не с кем.


* * * * *


Из состояния, в котором они оказались, заячью супружескую чету вывел громкий стук в дверь. Не понимая, что он делает, Заяц подошел к двери и открыл ее. На пороге стояла делегация, состоящая из Лисы, Журавля, Лошади и Тигра. Такое сочетание зверей уже само по себе было необычно для лесной жизни. Но после выпитой водки и пережитых волнений Заяц не выразил ни тени трепета, ни удивления. Наоборот, оглядев всех пришедших косым взглядом, он довольно спокойно спросил:

- Чо надо? Чего пришли?

Развязное и заторможенное поведение обычно трусливого и подобострастного Зайца произвело впечатление на посетителей. Не ожидавший такого обращения, Тигр даже поперхнулся. А Лошадь заржала и подпрыгнула. Первым нашелся Журавль. Ему было не привыкать совать свой длинный нос в чужие дела:

- Видишь ли, Заяц. Извини, что беспокоим тебя дома в неурочный час. Но по лесу гуляет слух, что с нашим царем, Львом, случилось что-то неладное. И ты имеешь к этому какое-то отношение…

- Имею! – опять флегматично и развязано ответил Заяц. – А вам-то что?

- Ты только не обижайся, косой. Но мы бы хотели узнать правду. Так сказать из первых уст. То есть от тебя. Дуры сороки разное болтают по лесу. Согласись, нас ведь всех это касается. Все-таки Лев – верховная власть в нашем обществе, – продолжил свои расспросы любопытный Журавль.

- Был верховная власть! – вяло ответил Заяц

- Как был?! - Не выдержав такого тона и отсутствия ясности, рыкнул Тигр. – Ты понятнее можешь объяснить?!

В этот момент, какими-то проблесками оставшегося, еще не захмелевшего сознания, Заяц понял, что сейчас не до спокойного упоения своим успехом. Нужно живым выходить из этой счастливой ситуации, в которой он случайно оказался. Жизнь неожиданно потащила его в захватывающую неизвестность. И совершенно не понятно за что? Отступать было некуда. Надо было нестись вперед и во всю прыть.

- Я и объясняю, понятно и доходчиво! Был ваш Лев царем зверей, да весь вышел! Нет его больше! Вот подтверждение того, что Льва больше нет.

Заяц достал из кармана злополучный зуб. Повертел им у носа всех присутствующих. И потом, слегка шатаясь, задал риторический вопрос:

- Или вы считаете, что Лев лично мне подарил свой зуб на долгую добрую память? А сам живой и здоровый сейчас разгуливает без клыков по лесу?

Более убедительное доказательство, чем показать львиный клык, сложно было придумать для подтверждения недееспособности Льва. Даже, если он остался где-то лежать еще живой, все равно царь зверей с выбитыми клыками – это уже не власть и не царь. Тигр опять поперхнулся и от неожиданности рыкнул. А Лошадь еще громче прежнего заржала и начала гарцевать по поляне. Было не понятно, толи это выражение радости, толи горя. Но одно не вызывало сомнений - звери переживали сильную эмоциональную встряску.

Первой пришла в себя Лиса:

- Скажи милый Зайчик, как же это получилось? Кто же теперь будет у нас царем?

- Поскольку наследников у Льва нет, то царем по закону престолонаследования считается тот, кто его победил. Значит я! Просекаешь рыжая?

- Ой, просекаю, просекаю мой красавец Заинька! – Тут же запричитала Лиса. – Мне всегда нравилась твоя шерстка и многое в тебе нравилось…

- Получилось все очень просто, – приободрился косой и стал рассказывать.

Здесь завиральная натура заячьей породы взяла свое. Зайца понесло. Он так долго и так много болтал о своей сокрушительной победе надо Львом, что сам поверил этим россказням. Единственное, за что ему было обидно, так это за то, что победу одержал он один. А вот ее плоды принадлежали всем. Это была какая-то вселенская несправедливость. Ему никак не хотелось делиться своей удачей и мифической победой. Поэтому он врал хвастливо и самозабвенно. И ему было очень приятно, что его так внимательно слушают и верят.

Звери действительно в гробовом молчании стояли и пытались переварить Заячью болтовню. Но поскольку сам Заяц не очень хорошо понимал, о чем он говорит, что несет, то и бедной делегации понять это было еще сложнее. Наконец, косой остановился передохнуть. А Лошадь, застоявшаяся от длительного рассказа, громко спросила:

- Так, а нам что теперь делать?

- Я думаю – не надо спешить. Утро вечера мудренее, – задумчиво произнес Тигр. - Завтра решим – что и как делать.

- Согласна, совершенно согласна, – запричитала Лиса. – Не надо спешить. Вопрос очень серьезный. Общественно важный! Поэтому завра соберем общее лесное собрание всех зверей. На нем, пожалуй, и решим – кто будет царем зверей.

- Как так? – стряхнув хмельную пелену, удивился Заяц. – А как же я? Ведь это же я герой и победитель!

- А ты, Заинька, отдохни. Успокойся пока. Видно, что ты перенервничал сильно. Ты не в себе сейчас. Вот отоспись и завтра приходи на сходку. И ничего не бойся. Это будет безопасное собрание. На нем никто никого не тронет. На время собрания будет установлено всеобщее лесное перемирие, – Лиса многозначительно посмотрела на Тигра. – Ведь, правда, Тигр?!

- Клянусь! Никто и никого даже не укусит. Иначе я сам всех покусаю и съем! – с готовностью подтвердил Тигр.

- Мудрое решение, – поддержал Журавль.

- И демократичное, – добавила Лошадь.

Возражать было бессмысленно. Да и сил спорить со зверями у Зайца не было никаких. Он так выдохся, рассказывая о своих подвигах и смелости, что сейчас с трудом стоял на лапах, прижавшись к дверному косяку.

- Ты только зубик Льва завтра не забудь принести на сходку, мой смелый герой! – улыбнулась Лиса.

- Ну, ладно. Пусть будет по-вашему, – заплетающимся языком проговорил Заяц. И когда звери уже повернулись уходить, на последнем усилии не вошел, а ввалился в свою норку.

Дома Зайчиха стала укладывать своего непутевого мужа в постель. Однако его запал тщеславия и воспылавшей гордыни продолжал коптить. Поэтому он решил продолжить обсуждение темы своего неожиданного величия с женой.

- Ты моя вторая половина. Почему ты все время пытаешься стать первой? Тебе не стыдно быть такой нескромной? Я тебя уволю.

- Как уволишь? Откуда уволишь? – не поняла Зайчиха.

- Не откуда, а куда. Я тебя уволю по сокращению штатов. Либо в связи с профессиональной непригодностью. Устрою конкурс на замещение должности моей жены. Сейчас это модно принимать молодежь по конкурсу.

- Что ты плетешь? Я твоя жена, а не секретарша. Меня нельзя уволить.

- Можно. Вот стану царем и приму такой Указ. Все мужья могут увольнять своих жен по собственному желанию мужей, – эта мысль явно понравилась Зайцу, и он весело захихикал и распустил пьяные слюни.

- Когда ты ухаживал за мной, то готов был умереть ради меня. Так ты говорил! А теперь не можешь жить со мной, - обиделась Зайчиха.

- Да, уж лучше б я умер тогда…

- А как же наши дети? Как наши малыши? Кому я их рожала? Соседу?

- Не знаю. Я у него не спрашивал.

- Что ты говоришь? Как тебе не стыдно! Я приличная женщина, – снова заплакала жена.

- Если ты хорошая и приличная жена, то научись делать все тоже самое, что умеют делать неприличные и нехорошие жены. Иначе мне с тобой скучно. Но только научись это делать хорошо и прилично, – стал поучать супругу досточтимый муж. - Я теперь герой и царь зверей! Гражданский долг не позволяет мне оставить себя в собственность только тебе одной. Я теперь принадлежу всему лесу! Поэтому ты должна смириться. Наш брак стал анти-гражданским и противоестественным. Может быть, ко мне в будущем придет большая и чистая любовь. Ты этому визиту, как жена, будешь только мешать!

- Ты что такое несешь? - не поняла Зайчиха.

Она никак не могла снять с Зайца штаны. И мучалась, расстегивая пуговицы.

- Не несу, а размышляю вслух. Ты видела, как Лиса на меня смотрела? Как она на меня пялилась! Сколько страсти, сколько чувств!

- Конечно, сожрать хотела. Но не могла…

- Ничего ты не понимаешь! Ты глупая женщина. Разве ты можешь почувствовать силу настоящей любви?! – с сожалением укорил ее Заяц. – Нет, мне решительно, как новому царю зверей, нужна другая жена. Более благородная и воспитанная.

От этих слов Зайчиха уже почти раздевшая мужа остановилась, выпучила глаза и уставилась на него ошарашенным взглядом.

- Да ты в своем ли уме?!

Но, не слушая свою жену, косой продолжал бубнить и выплескивать свои размышления о новом устройстве своей семейной жизни.

- Возможно, я возьму себе в жены Лису. Она меня поддержала. Она благородных кровей. Вон у нее мех, какой красивый и пушистый. Да, решительно Лиса достойная для меня партия. Мне с ней будет не стыдно показаться в обществе и ума ей не занимать…

- Как ты можешь не то что говорить, думать такое?! – возопила Зайчиха.

- Это ты? - обратил внимание на свою жену Заяц, и потом удивленно спросил: - Ты еще здесь? А что ты здесь делаешь? Пошла прочь глупая жирная старуха! Ты мне больше не нужна. Я беру себе новую молодую и красивую жену. А ты вон отсюда!

Из последних сил он склонился с кровати дотянулся до своего рваного, но уже почти царского тапочка и запустил им в Зайчиху, мать своих детей… После этого благородного и интеллигентного поступка он отрубился в пьяном забытьи.


* * * * *


Лиса быстро сообразила, какими благами может обернуться лично для нее безвластие в лесу. Еще больше выгоды для себя она увидела в возможности повлиять на то, кто станет новым царем зверей. Ее хитрая натура почувствовала широкое поле для интриги и реализации самых корыстных и тщеславных идей. Конечно, она даже мысли не допускала, что царем станет Заяц. Такой пошлости в их лесу, привыкшем к авторитарному порядку, никто не допустит. Но вот кто займет трон – это во многом зависело от того, какой сценарий будет у завтрашней сходки.

Больше всего шансов было у Тигра. По силе и ловкости он уступал только Льву. Но Тигр был индивидуалист и не пользовался авторитетом и уважением у лесного сообщества. Он был хоть и самый сильный, но одинокий и не самый умный. Его боялись, но не признавали за вождя. Не было в нем харизмы! Когда Тигр решал поделиться своими размышлениями, его невнятное и тупое бормотание не понимал никто. Все просто согласно кивали головами и поступали по-своему. Тигр не раз заявлял, что готов был начать решительную борьбу с мздоимством в лесу при условии, если ему за это хорошо заплатят или дадут хорошую взятку. Он все время пытался объединить прелесть жизни для себя с риском для окружающих. В целом, он был обычный правильный Тигр, потому что сам выдумывал правила и сам по ним жил. И это многих не устраивало.

Лучшей кандидатурой на царствование для Лисы являлся Волк. Он был глупым, но достаточно сильным для удержания власти в своих лапах. В лесу его боялись. У него было на кого опереться – целая стая клыкастых и жестоких помощников. При старом правителе Волк выполнял функцию тайной полиции. Вынюхивал и высматривал, что где не так. Искал - кто злоумышляет против власти и порядка. Лиса знала, что Волком она спокойно сможет управлять. А значит, по сути, будет царствовать сама. С ее хитростью и умом она могла бы всегда мягко и ненавязчиво диктовать Волку свои решения. Он ее послушает.

Вопрос заключался в том – как сделать Волка царем? Для начала нужно было переговорить с ним и объяснить выгоды от должности царя зверей. Зная умственные способности своего протеже, Лиса предполагала, что ее идея для Волка будет не сразу очевидна. Почву предстояло должным образом подготовить. Рыжая интриганка поспешила на переговоры.

Она нашла Волка быстро. Волчья стая на своей поляне вяло дожевывала остатки очередной добычи после охоты. Это обрадовало Лису. Общаться с сытым зверем, а тем паче мужского пола, всегда приятней и перспективней, чем с голодным.

- Вы хоть иногда отдыхаете от еды? – игриво и завистливо подкралась Лиса к вожаку стаи. – Все жрете и жрете…

- Рыжая, привет. Я не жру! Я восстанавливаю утраченные силы, – лениво и вяло прорычал Волк. – Чего прибежала?

- Да вот поболтать, – кокетливо присаживаясь на безопасном расстоянии, промолвила Лиса. – Такие события в лесу происходят. Подумала, что надо к своим добрым друзьям заглянуть. Вдруг я вам чем-то полезна буду.

- Какие события? – удивился Волк. – И чем это ты можешь быть нам полезна? Кроме обмана и подвоха от тебя разве есть какая-то польза?

- Обижаешь, друг мой. Я всегда для вашей стаи готова сделать все, что попросите.

- А нам от тебя ничего не надо. Гадости мы сами умеем делать, – расхохотался Волк.

- Зря ты так. Ты новости знаешь? Слышал, что Лев скончался? На завтра всеобщая сходка зверей назначена?

- А мне что с этого? Помер Лев – туда ему и дорога. Все помрем, если не съедят. А если съедят, то тем более помрем!

Волку показалась его шутка очень смешной. Он громко расхохотался. Стая подобострастно подхватила этот смех. Поляна затрепетала от грубого гогота мощных глоток хищников. Лиса на всякий случай тоже демонстративно хихикнула, но тут же продолжила вести свою интригу:

- Оно, конечно, так. Но теперь предстоит решить, кто будет новым царем. А это уже и вас всех касается. Все-таки верховная власть в лесу. Все ей подчиняемся.

Волк прекратил смеяться и внимательно посмотрел на Лису. Такая простая мысль, что после смерти Льва будет новый царь зверей, в голову серого хищника не приходила. Его голова обычно была занята лишь одним соображением – кого бы съесть побыстрее. Две мысли в голове обычно не умещались.

- И что? Кто будет? – сурово уставился на Лису серый.

- Вот я и пришла посоветоваться. А может чем-то помочь тебе, – уклонилась от ответа она.

- Ты не юли! Ты давай выкладывай. Мы хоть и сытые сейчас, но ведь подрать рыжую шерстку можем и так – забавы ради, – оскалив пасть, улыбнулся Волк.

- Какой ты грубый! – обиделась Лиса и отсела подальше от своего заклятого друга. – Я к тебе со всей своей добротой. Готова услужить. А ты – подрать шерстку! Фу, как это пошло и невоспитанно.

- Ладно, не бойся. Я пошутил. Обожрался и у меня хорошее настроение. Говори, с чем пришла?

- Пришла я с деловым предложением, – Лиса не стала дожидаться, чтобы ее долго упрашивали. Она почувствовала, что надо приступать к сути своей идеи. – Завтра соберется сходка. Наследника у Льва нет. Поэтому звери должны решить – кто будет новым царем. Я считаю, что лучше тебя, кандидатуры нет. И если ты меня попросишь, то я готова организовать, чтобы тебя назвали нашим новым царем.

- А мне-то это зачем? – удивился Волк. - Мне и так хорошо. Мы волки индивидуалисты. Каждый волк сам себе на уме! Стаей просто легче нападать. А стая у меня тоже есть.

- Как ты не понимаешь? Сейчас тебе приходится самому себе еду добывать. Если станешь вождем всего леса, то обложишь всех зверей налогом. Тебе пищу будут прямо к ногам приносить. Сейчас ты стаей волков командуешь. А станешь царем - всем лесом командовать будешь. И тиграми, и пантерами, и крокодилами, и быками… Сейчас тебя просто боятся и то не все. А тогда тебя все будут уважать. Трепетать при одном упоминании твоего имени.

Волк внимательно слушал рыжую интриганку и пытался понять, где же она его дурит. Он знал, что не обманывать Лиса не может. Но выглядела ее болтовня убедительной и привлекательной. Волк задумался, что ему было не свойственно. Но сейчас почему-то понравилось. Тогда он попытался задуматься еще раз. Но ничего не получилось. Видимо, способность задумываться была у него ограниченной. Вызвать ее по желанию можно было только один раз. В сутки или в год - Волк этого не знал. Пришлось отложить эти потуги на неопределенное будущее.

По сути, у Волка не было сомнений в том, что он достоин стать царем зверей. Но у него было подозрение, что такие сомнения могут быть у других. И еще были опасения, что эти сомнения родятся в первую очередь у друзей и родственников по племени, постоянно мечтающих о своем возвышении. Как известно, никто не предает так коварно, как ближайший друг и брат. Поэтому он решил отогнать своих соплеменников подальше и продолжить разговор с Лисой наедине. Рыкнув, чтобы все убирались, Волк поближе уселся к рыжей подруге и спросил:

- Так чего же ты хочешь?

- Я могу тебе помочь стать царем. Если ты конечно попросишь…

- А тебе это зачем?

- Как бы тебе объяснить… - замялась Лиса. Она вильнула своим опытным задом и, потупив глазки, скромно промолвила. - Меня всегда возбуждали интимные отношения с властью.

- Это что, такое новое сексуальное извращение? – удивился Волк.

- Нет. Это индивидуальная сексуальная ориентация, – кокетливо заявила Лиса. - Ничего не вижу в этом порочного. Я потомственная заслуженная девственница нашего леса. Имею право на личные симпатии и сексуальные отклонения.

После этих признаний разомлевший от сытости и уединенности беседы, Волк вяло потянулся и взглянул на Лису уже томным похотливым взглядом.

- Ты рыжая вообще-то ничего. Шельма, правда, та еще! Но с тобой можно кое-что придумать…

- Со мной много чего можно придумать! – многообещающе и пошловато хихикнула Лиса. – Ты даже не представляешь, что со мной можно…

Волк уже хотел начать придумывать. Слащаво высунул язык и подсел совсем близко к Лисе. Но это не входило сейчас в планы рыжей шаловницы. Поэтому она жеманно отодвинулась от поползновений на свою потомственную девственность и продолжила линию политического обольщения:

- Ты мужчина, конечно, выдающийся. Против твоего очарования трудно устоять. Но сейчас важно сначала сделать тебя царем. Нельзя распылять твои силы. Надо подготовиться к завтрашнему собранию.

- А чего готовиться? – обломался, настроившийся на более интимное, продолжение беседы Волк. – Ты скажи, что надо сделать. Я все сделаю.

- Для начала надо убедить твою стаю, чтобы она не подвела и не предала тебя, когда будет решаться вопрос о царе. Вдруг кому-то из твоих соплеменников самому захочется в вожди. Сам сказал, что вы волки индивидуалисты. И можете начать рвать глотки друг другу в самый неподходящий момент.

- Понято. Всех построю. Не волнуйся, – успокоил серый и убедительно клацнул клыками.

- Потом надо чтобы завтра на сходке, когда я выдвину тебя, они поддержали мое предложение.

- Поддержат.

- А самое главное, – вкрадчиво и стеснительно вздохнула Лиса, - чтобы ты не забыл меня и мою заботу о тебе, когда станешь царем. А то все мною пользуются. Я ведь такая простодушная, такая доверчивая, такая бескорыстная. И меня все обманывают. Вот ты же будешь со мной делиться долей царских благ потом?..

Выражение мордочки рыжей интриганки было искренним и печальным. Не зная истинной сути ее натуры, хотелось разрыдаться, посочувствовать ее тяжелой судьбе и пожалеть бедную Лису. Однако Волк давно и хорошо изучил свою подругу. Поэтому он лишь оскалился во всю свою клыкастую пасть. Он был совсем немелочный волк и поэтому никогда не обманывал партнеров по стае по мелочам. Всегда берег силы для сокрушительного однократного удара по принципу «раз и навсегда». Если отнимал, то отнимал все и сразу. Добычу предпочитал делить по-честному. Так ему всегда доставалось больше. Поровну ему никогда не нравилось. Собственная доля, если поровну - получалась меньше. Поэтому и сейчас он честно ответил:

- Не скули. Я тебя не обделю. Получишь, что заслужила.

- Как что заслужила? – удивилась такой простоте ответа Лиса. – Я рассчитывала на большее!

- Большее?! – возмутился Волк. – За что?

- Без меня ты никогда царем не станешь! И вообще, как настоящий мужчина мог не спрашивать за что. Мог бы просто преподнести девушке подарок!

Как всякой женщине больше всего ей нравились те подарки, которые она еще не получила.

- Мельчишь рыжая. Ты еще ничего не сделала, а уже хочешь выторговать все.

Во взгляде Волка появилось что-то, что не предвещало ничего хорошего для Лисы. Поэтому она решила отступить:

- Хорошо, хорошо! Пусть будет, как ты хочешь. Я согласна на то, что заслужила, – но потом все же обиженно добавила. – Вот так всегда. Используют бедную девушку, как хотят, а благодарности никакой. Одни упреки и претензии…

Волк опять ухмыльнулся. В нем не было злопамятности. Все свои злодеяния он забывал быстро и напрочь. Жалобы Лисы воспринимал, как милое кокетство шалавы. Лиса тоже это понимала, что зла у нее на всех не хватает. Приходится делать неприятности добром и лаской. Но цель окупала средства. А вот оправдывала или нет – это было уже не важно.

- Зови своих. Проведем инструктаж, – вдохнула Лиса.

Она подпудрила носик, профессионально повела глазки. И приняла позу благородной девицы на выданье. Стоять перед сворой сытых грубых мужиков надо было достойно и привлекательно. Жизнь сложна и противоречива. Мало ли где, когда и с кем она столкнет ее из этой стаи клыкастых головорезов.

Волк обратился к соплеменникам:

- Братья и сестры! Мы одна семья! И мы самые сильные и самые непобедимые, если мы вместе. Поэтому мы всех должны поставить на колени. Мы должны стать главными в лесу. Все кто не с нами – тот против нас. Всех недовольных съедим. А тех, кого не съедим – сдадим в зоопарк. Став царем, я вас всех не забуду. Чтобы завтра все сделали, как скажет Лиса.

Дальше Лиса коротко объяснила стае суть политического момента и его международное значение. Конечно, никто ничего не понял, но все прониклись своей исторической миссией и перспективой сытой и легкой жизни. В конце Волк внушительно и пространно выступил еще раз. Его матерный бред подчиненные приняли за руководящее указание, и пошли с рвением выполнять. На этом первая часть лисьей интриги была выполнена.


* * * * *






оставить комментарий
страница1/7
Дата18.10.2011
Размер2,11 Mb.
ТипСказка, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4   5   6   7
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх