План работы Введение 3 1 Движение за трезвость в Российской империи в конце XIX начале XX в. 6 icon

План работы Введение 3 1 Движение за трезвость в Российской империи в конце XIX начале XX в. 6


Смотрите также:
Программа специального курса Российская монархия в конце XIX начале ХХ вв...
Просветительская деятельность Ильи Казаса...
1 Правовое положение русских сектантов в Российской Империи...
2 Развитие законодательства о правах человека в Российской империи к началу ХХ столетия...
История Российской империи в поисках масштаба и парадигмы...
Планы семинарских занятий Тема Экономическое развитие России в конце XIX начале XX в. (4 часа)...
История России вторая половина XIX начало XX вв. Содержание лекционного курса...
История России вторая половина XIX начало XX вв. Содержание лекционного курса...
Тематическое планирование «История России». 9 класс...
Татарское общественно-политическое движение в конце XIX начале ХХ вв как фактор конструирования...
Совершенствование системы государственного управления Российской империи во второй половине XIX...
Изменения ментальности городского населения российской провинции в конце XIX начале ХХ века...



Загрузка...
скачать
Православный Свято-Тихоновский Гуманитарный Университет

Богословский факультет


Курсовая работа

Кафедра практического богословия


Тема курсовой работы:

«Движение за трезвость на территории Челябинской епархии в конце XIX – начале XX века»


Студента III к. з/о БФ

Бушуева Олега Юрьевича


Научный руководитель

Свящ. К. Стриевский


Челябинск

2011


План работы



Введение

3

1

Движение за трезвость в Российской империи в конце XIX – начале XX в.

6

2

Движение за трезвость на территории Челябинской епархии в конце XIX – начале XX в.

9




2.1

Территория Челябинской епархии в конце XIX – начале XX в.

9




2.2

Обсуждение вопроса о пьянстве и трезвости на страницах газет и журналов.

12




2.3

Движение за трезвость на Южном Урале. Участие духовенства в борьбе за трезвость.

18







2.3.1 Челябинский уездный комитет попечительства о народной трезвости

18







2.3.2 Градо-Челябинское Иоанно-Предтеченское общество трезвости

20







2.3.3 Сельские общества трезвости Южного Урала.

23







2.3.4 Сторонники движения за трезвость после революции: связь с обновленчеством и отношение к советской власти.

26

Заключение

30

Библиография

31



Введение

Перед современным российским обществом очень остро стоит демографическая проблема, происходит неуклонная убыль народонаселения, особенно характерная для традиционно русских областей и регионов. Среди показателей общественного регресса низкая продолжительность жизни мужчин (62,5 года), высокая смертность от внешних причин и болезней системы кровообращения. По данным Федеральной службы государственной статистики, «большое влияние на это оказывает злоупотребление алкоголем. От причин непосредственно связанных с алкоголем в 2009 г. умерло 50,5 тыс. мужчин и 18,1 тыс.женщин. Однако его влияние на смертность от других причин существенно выше»1. По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) каждая пятая смерть в России и соседних странах происходит от причин, связанных с алкоголем2. При этом уровень потребления алкоголя в нашей стране классифицируется как максимально опасный для здоровья населения. К этому стоит добавить тот социальный урон, который несет обществу высокая алкоголизация населения: ей обязаны огромное количество преступлений, распад семей, брошенные и неполноценные в физическом отношении дети.

В основах социальной концепции Русской православной Церкви говорится, что «основная причина бегства многих наших современников в царство алкогольных или наркотических иллюзий — это духовная опустошенность, потеря смысла жизни, размытость нравственных ориентиров. Наркомания и алкоголизм становятся проявлениями духовной болезни не только отдельного человека, но всего общества. … Не отрицая необходимости медицинской помощи на острых стадиях наркомании, Церковь уделяет особое внимание профилактике и реабилитации, наиболее эффективных при сознательном вовлечении страждущих в евхаристическую и общинную жизнь»3.

С точки зрения Церкви лучшей профилактикой любого рода зависимостей является духовно-нравственное воспитание, вовлечение в евхаристическую и общинную жизнь. История Русской Православной Церкви свидетельствует о большом опыте, накопленном приходскими обществами трезвости начала XX века. Тогда при активном участии в Церкви велась обширная просветительская работа – проводились Праздники трезвости, читались публичные лекции с туманными картинами, произносились проповеди о вреде пьянства и пользе трезвости. Общее число участников обществ трезвости доходило до 500 000 человек. Такое движение не могло оставаться незамеченным, и к 1914 году в отношении царского правительства к алкоголю наметились серьезные сдвиги, породившие массу позитивных перемен, улучшивших демографические, социальные и экономические показатели развития страны. К сожалению, война и революция изменили ситуацию, и теперь ценный опыт приходится приобретать и осмыслять заново.

Именно воспитание установки на трезвый образ жизни, сопряженное с религиозно-нравственным воспитанием, по мысли выдающегося педагога С.А. Рачинского, способно дать человеку надежную прививку от пьянства. "С самого начала моей школьной работы, - пишет Рачинский, - я не мог не обратить внимания на вопиющее зло, причиняемое моим ученикам постоянным усилением пьянства в крестьянской среде... Для меня стало очевидным, что для ограждения моих учеников от окружающего зла нужны средства более сильные, чем простые увещевания и поучительные речи. И единственное средство, которое я мог придумать, было устройство в тесном кругу моих учеников (из коих многие в то время были уже взрослые) общества трезвости, т.е. абсолютного воздержания от спиртных напитков"4.

В настоящее время происходит поиск, обобщение церковного опыта в преодолении алкогольной проблемы. В этом отношении востребованным является опыт дореволюционных церковных обществ трезвости. Исследованию различных обществ и деятелей движения начала XX в. посвящен ряд научно-исследовательских работ, но проблема в целом остаётся не изученной. Более того, для современного общества трезвенное движение является неизвестным движением. Это значит, что опыт его не осмыслен и не взят на вооружение, хотя сегодня общество остро нуждается в поисках способов и мер противодействия алкогольному разрушению.

Цель данной курсовой работы – исследовать движение за трезвость на территории Челябинской епархии в конце XIX – начале XX века.

Задачи исследования:

  1. Провести поиск и анализ источников, содержащих информацию о деятельности обществ трезвости на территории Челябинской епархии.

  2. Выявить тот опыт, который может быть использован в современном практическом церковном служении.

Основная информация о движении за трезвость на территории Челябинской епархии до революции содержится в материалах периодической печати – в Оренбургских и Екатеринбургских епархиальных ведомостях, светских местных газетах. Также часть информации можно найти в публицистике и воспоминаниях современников, находящихся в архивах.

Особенное значение имеют отчёты и уставы обществ, которые наиболее полно отражают их деятельность. Как правило, отчёты и уставы церковных обществ трезвости публиковались в «Епархиальных ведомостях», выходивших почти в каж­дом губернском городе, и в трезвенной периодической печати. К сожалению, далеко не все общества имели уставы и публиковали отчеты о своей деятельности.

Также при подготовке данной работы использовались сведения из энциклопедий «Челябинск» и «Челябинская область».

^ Глава 1. Движение за трезвость в Российской империи в конце XIX – начале XX века.

Вторая половина XIX века – время серьезных перемен во всех сферах жизни Российского государства. В 1861 году состоялась отмена крепостного права, начавшая новый этап в истории России – наметился существенный рост производства, произошло усиление политической активности всех слоев населения, появление новых идей и духовных исканий у ведущих мыслителей русской культуры.

Благосостояние страны росло огромными темпами: за 1885-1913 годы крупные акционерные предприятия увеличили свои фонды в 11,1 раза. Средний рост производственных фондов составлял за 1885-1913 годы 596%, или 7,2% в год, то есть выше, чем в США за тот же период. Механизация производства проходила ускоренными темпами. Темпы роста производства средств производства на частных предприятиях в России были в два раза выше темпов роста лёгкой и пищевой промышленности. В результате удельный вес производства средств производства достиг 43 % всей промышленной продукции, 63 % оборудования и средств производства, необходимых в промышленности, производились внутри страны и только немногим более трети ввозилось из-за границы. За первое десятилетие царствования Николая II государственный бюджет России увеличился с 965 до 1 947 млн руб., то есть более чем в 2 раза. В 1902 году он в полтора раза и более превосходил госбюджеты Англии, Франции, Германии, являясь первым по своим размерам. Причем сосредоточение народных ресурсов происходило не только за счёт усиления налогообложения, но и путём развития государственного хозяйства. В 1895 году Россия перешла на систему золотого обращения и установила чрезвычайно строгие условия для выпуска в обращение кредитных билетов, которые должны были обязательно обеспечиваться золотом. Уже к 1904 году золотой запас Государственного банка России составлял 903 млн руб., тогда как кредитных билетов было выпущено на 578,4 млн руб., то есть золотое покрытие составляло 156%. К 1914 году этот показатель несколько снизился, составляя 101% золотого покрытия при увеличении денежного обращения: 1664,7 млн руб. кредитных билетов обеспечивались 1695,2 млн руб. золотого запаса. Вместе с положительным торговым балансом страны, твердая обеспеченность российской валюты придавала уверенность иностранным инвестициям, способствуя привлечению иностранных капиталов в страну.

С 1861 по 1913 годы промышленность России выросла в 13 раз. Темпы экономического роста были самыми высокими в мире, а по отдельным отраслям просто гигантскими — производство стали возросло в 2234 раза, нефти — в 1469 раз, угля — в 694 раза, продукции машиностроения — в 44 раза, продукции химии — в 48 раз. К началу первой мировой войны Россия перестала быть преимущественно сельскохозяйственной страной: в 1912 году сельское хозяйство дало продукции на 6,1 млрд руб., а промышленность — на 5,6 млрд руб. Народный доход России, по самым приуменьшенным расчётам, вырос с 8 млрд руб. в 1894 году до 22-24 млрд в 1914 году, то есть почти в три раза. Средний доход населения России удвоился. Особенно высокими темпами росли доходы рабочих в промышленности. За четверть века они возросли не менее чем в три раза.

За период с 1880 по 1913 г. население России увеличилось в 1,9 раза (с 84 до 159 млн) и по темпу роста этого показателя Россия сравнялась с США.

Наряду с бурным ростом промышленности и улучшением экономического положения страны, происходит обострение социальных противоречий, вызванных неравномерностью уровня жизни различных слоев населения. К концу 70-х годов заметно ухудшилось положение российского крестьянства, что было обусловлено некоторыми негативными последствиями проведенной крестьянской реформы, не решившей до конца существовавшие проблемы.

Несмотря на то, что уровень потребления алкоголя на душу населения в год по сравнению с современностью тогда был невысок (4,7 литров против 18,5 литров сегодня), общество, и особенно духовенство, ответило на рост потребления алкоголя массовым созданием обществ трезвости. В конце XIX – начале XX вв. в России развернулось широкое трезвенное движение. Под последним понимается «общественное движение за добровольный отказ граждан (временный или постоянный) от потребления алкоголя, принятие ограничительных, запрети­тельных и просветительных мер против распространения, производства и потребления алкоголя на местном, региональном и государственном уровне»5.

Первые российские общества трезвости с уставами и продуманной программой действий начали появляться примерно в 1880-х годах. В 1882 году Рачинским С.А. было создано знаменитое Татевское общество трезвости.

Наибольшее развитие в истории страны движение за трезвость получило в 1907-1914 годах (между революцией 1905-1907 гг. и первой мировой войной), когда многие осознали необходимость отрезвления как условие спасения и мирного обновления страны. В первую очередь, это связано с переменой правительственного курса, когда власть, наконец, всерьез задумалась об алкогольной угрозе.

Еще в 1894 году в связи с переходом к государственной винной монополии по всей стране начали создаваться Попечительства о народной трезвости – государственные учреждения, целью которых было распространение здравых понятий о вреде пьянства. Члены попечительств о народной трезвости в отличие от других попечительств получали жалование, а сами попечительства пользовались крупным финансированием. К сожалению, деятельность многих попечительств была крайне пассивной и малоэффективной6. Причем «правительство понимало неэффективность начатой борьбы» и искало другие способы решения назревшей алкогольной проблемы.

Наряду с попечительствами в стране создавались различные церковные и гражданские общества трезвости. К 1911 году в стране насчитывалось более 2000 обществ трезвости с огромным количеством членов. При этом общества трезвости были по преимуществу религиозными православными и крестьянскими своему составу. То есть большинство обществ трезвости в российской империи были созданы при сельских приходах, а их работой руководил местный священник.

В 1914 году, в том числе в связи с начавшейся войной, был принят ряд антиалкогольных постановлений, который в значительной степени снизил разрушительное воздействие алкоголя на российское общество. Произошло резкое уменьшение количества потребляемого алкоголя и вслед за этим резкое улучшение демографических и социально-экономических показателей развития страны, описанное в литературе7.


^ Глава 2. Движение за трезвость на территории Челябинской епархии в конце XIX – начале XX в.



    1. Территория Челябинской епархии в конце XIX – начале XX в.

Территории, которые сейчас входят в состав Челябинской епархии, до революции 1917 года принадлежали разным епархиям. Большая часть Челябинской области входила в Оренбургскую губернию – в Верхнеуральский, Троицкий и Челябинские уезды (Оренбургская епархия). Северная часть области (вместе с городом Касли и близлежащими селами) входила в состав Екатеринбургского и Шадринского уездов Пермской губернии (Екатеринбургская епархия). Западная часть области (западнее города Златоуста) входила в состав Златоустовского уезда Уфимской губернии (Уфимская епархия).

Территория Оренбургской епархии по занимаемой площади была одной из самых больших в России. Управлять подобной территорией епархиальному архиерею было не под силу, в связи с чем в 1908 году было открыто Челябинское викариатство. Первоначальной резиденцией викарного епископа был Оренбург, и только в 1913 году он переехал в Челябинск. По данным переписи 1897 года, плотность населения в Оренбургском уезде составляла на квадратную версту 16,99 чел., в Челябинском – 14,3, Троицком – 9,79. Это означает, что большая часть епархии находилась в состоянии освоения зоны первопроходцев – до 15 человек на кв.км. Регион отличал высокий удельный вес нерусского и, как следствие этого, нехристианского населения. Традиционно сильные позиции здесь занимало старообрядчество, а в начале XX в. получило развитие и сектантство как мистического, так и рационалистического характера. Религиозная обстановка в крае была очень сложной, расстановка сил постоянно менялась. В Оренбургской губернии в 1897 ислам исповедовали 22,8% населения. Такая пестрая религиозная ситуация придавала особую актуальность миссионерскому аспекту деятельности Церкви. Большая площадь занимаемой территории при небольшом количестве приходских церквей делала приходы весьма многолюдными. К 1915 православное население возросло до 1 680 209 человек, а количество приходов – до 798, т.е. приход в среднем насчитывал 2106 чел. При низкой плотности населения многолюдность среднестатистического прихода означала территориальную удаленность населенных пунктов от приходского храма, что снижало эффективность воздействия на прихожан со стороны церкви и негативно сказывалось на религиозно-нравственном состоянии паствы. Низким был удельный вес духовенства. По 50 губерниям европейской России к духовному сословию относилось в 1905 – 0,7% всего населения, в Оренбургской епархии доля священноцерковнослужителей от количества православного населения составляла в 1915 году 0,096%. Вследствие немногочисленности епархиального духовенства местная структура духовного образования была несложной: духовная семинария в Оренбурге и 3 (впоследствии 2) духовных училища в Челябинске, Оренбурге и Уральске. В 1915 в Оренбургской епархии насчитывалось 1 680 209 человек православного населения, 950 церквей и молитвенных домов, 798 приходов, 47 протоиереев, 195 дьяконов, 626 псаломщиков, 4 мужских, 8 женских монастырей и 1 женская община8.

Челябинск до 1917 года развивался как уездный город. После реформы 1861 года жизнь в городе начала развиваться быстрыми темпами. За первые 30 лет после этой реформы население Челябинска выросло в 2,5 раза. За это время в экономике города прочно укоренились мукомольная, винно-водочная отрасли, возникла чайная торговля. В Челябинске появились первые типографии, заработал телеграф. Новая эпоха в истории города наступила после превращения Челябинска в железнодорожную станцию Транссибирской железнодорожной магистрали. Это событие положило начало бурному экономическому, демографическому росту города и ускорению его культурного развития. Уже в 1897 население Челябинска составило почти 20 тыс. чел. и впоследствии увеличилось в несколько раз за счет активной миграции. К началу 20 века Челябинск превратился в крупный торгово-транспортный узел общероссийского значения. Это определило открытие здесь главного переселенческого пункта страны. Быстро благоустраивалась центральная часть города: появились водопровод, уличное освещение, строились мосты, велось мощение улиц и площадей, внедрялись цветоводство и озеленение. Горожане начали пользоваться телефоном. Неотъемлемой частью культуры Челябинска стали первые библиотеки, издание челябинских газет и журналов (“Голос Приуралья”, “Челябинская неделя” и др.).

Культурная жизнь Челябинска была тесно связана с общероссийскими процессами. Типичной для начала 20 в. формой городской культуры стали культурные центры (Народный дом), различные клубы (железнодорожного Общественного собрания, “Новый клуб”), работа которых имела просветительский и развлекательный характер. В моду вошли прогулки челябинцев в городском саду Общественного собрания, Саду-острове, сопровождавшиеся музыкой в исполнении духовых оркестров, посещением кинематографа. Закладывались основы для создания городского театра: возникали любительские театральные труппы, были созданы музыкально-драматическое общество, симфонический оркестр. В городе появились фотоателье, свои художники. Современники и ведомственные источники информации свидетельствовали о большой тяге к знаниям во всех слоях населения, особенно непривилегированных. Динамично развивалась и библиотечная сеть Челябинска. Появлялись новые интеллектуальные запросы и занятия, наряду с традиционными формами увеселений и развлечений, присущими крестьянской и мещанско-купеческой среде.

Однако прогресс в культурно-бытовой сфере был не столь стремителен, как в экономической области. Современники оставили много удручающих оценок по поводу благоустройства города и патриархальности нравов его жителей в начале века (В. А. Весновский, А. Нечаева, В. Н. Гартевельд, А. А. Яблочкина). Челябинск начала XX века они сравнивали с “Зауральским Чикаго”, с “далеким западом Америки”. Но с другой стороны, отмечали дистанцию в культурном развитии между Челябинском и Екатеринбургом и Пермью – уральскими городами с устоявшимися культурными традициями. Большой привлекательной силой обладали такие развлечения, как ярмарочные балаганы с традиционным набором номеров: музыкальные сценки, выступления комиков, трагиков, акробатов, атлетов-борцов, клоунов и танцоров. Еще в 70-е гг. XIX века в Челябинском саду-острове сложился некий культурный комплекс, способный удовлетворить вкусы поклонников русской и цыганской песни, гитары, мандолины и балалайки.

Ф.И. Горбунов, бухгалтер Челябинского переселенческого пункта, секретарь Градо-Челябинского Иоанно-Предтеченского общества трезвости, несколько позднее, уже в 30-е годы XX века, давал крайне негативные оценки жизни дореволюционного Челябинска с точки зрения досуга горожан9. Он описывает разврат, который творился на этом самом острове реки Миасс: буфет с неиссякаемым источником вина, выступление на открытой сцене танцовщиц, певиц с легкими нравами, «продажными душой и телом». «Люд напивался до чертиков, нередко тонули в реке. Летом, например, 1912 года при катанье на лодках в пьяном состоянии утонула целая компания – кассир и чиновник переселенческого пункта и еще какой-то их собутыльник».

«В первые годы 20-го века в городе начали появляться кинотеатры, открытые на перебой предпринимателями», но вместе с кинотеатрами открывались буфеты. «Всякие культурные новшества вводились предпринимателями, которые преследовали единственную цель наживы и обогащения, вводя культуру в народные массы с вином». То есть по мысли Ф.И. Горбунова, предприниматели использовали ситуацию для извлечения максимальной прибыли, а не заботились о культурном досуге граждан. Жизнь с начала 20-го века все же улучшалась, хотя, по мнению автора, «Челябинск до самой революции продолжал оставаться грязным, пьяным, малокультурным». «Единственным культурным уголком был Челябинский переселенческий пункт».


    1. ^ Обсуждение вопроса о пьянстве и трезвости на страницах газет и журналов.

В начале XX века материалы, посвященные вопросам борьбы с пьянством и утверждения трезвого здорового образа жизни, публиковались на страницах местных газет и журналов. Особой активностью отличалась челябинская газета «Голос Приуралья»10. Церковный аспект дореволюционной борьбы за народную трезвость на территории современной Челябинской области отражен в Оренбургских и Екатеринбургских епархиальных ведомостях.

Все статьи и материалы можно условно разделить на два типа. Первый – это перепечатка всероссийских докладов, резолюций, информация о всероссийских мероприятиях в области борьбы с пьянством, отклик на данные события, обсуждение опыта других епархий. На страницах Оренбургских епархиальных ведомостей, например, находит свое место объявление о подписке на двухнедельный журнал «Всероссийский вестник трезвости». Это говорит о том, что церковная общественность Оренбургской епархии была в курсе тех вопросов, которые волновали широкую общественность и делали утверждение трезвости одним из наиболее насущных занятий того времени. Второй тип – это статьи местных священников о необходимости проповеди трезвого образа жизни, сообщения об открытии сельских обществ трезвости, публикация годовых отчетов, как правило, городских и епархиальных обществ трезвости.

В одном из номеров Оренбургских епархиальных ведомостей за 1912 год в разделе «Иноепархиальная жизнь» помещены извлечения из доклада Обер-прокурора о состоянии церковных обществ трезвости и результатах их деятельности за 1909-1910 гг11. Сообщается, в частности, что «деятельность этих обществ объединена в том отношении, что она сосредоточивается около Церкви, находится под ближайшим руководством священнослужителей и осуществляется способами религиозно-нравственного и просветительного характера». Говорится о том, что принятие в члены общества происходит по особому чину, который предваряет беседа со священником о пользе трезвости для духовной и телесной жизни. После приема новые трезвенники благословляются образками, снабжаются листками и брошюрами о вреде пьянства и приглашаются усердно посещать храм Божий. Среди форм работы обществ упоминаются следующие способы утверждения трезвости: «а) совершение торжественных вечерних богослужений с чтением акафистов и по возможности с общим пением церковных песнопений; б) расположение трезвенников к усердному посещению храмов Божьих и к исправному исполнению долга исповеди и святого Причастия; в) неустанная живая проповедь за богослужениями о вреде пьянства и необходимости трезвенной жизни; г) устройство крестных ходов и религиозных паломничеств к местам чтимыми святынями; д) внебогослужебные беседы как в храме, так и вне храма, в школах, в частных домах и прочее, с общим пением; е) устройство вне храма чтений, сопровождаемых показыванием соответствующих картин с помощью волшебного фонаря; ж) распространение в народе книг, брошюр и листков, описывающих всю пагубу от потребления алкоголя; з) открытие бесплатных библиотек читален, соответствующих целям общества; и) проведение идей трезвости через школу, и к) посильная материальная помощь бедным трезвенникам».

В обсуждении результатов работы обществ трезвости указывается, что сила обществ трезвости зиждется на обете и на молитве с упованием на милосердие и помощь Божию. «Для простых верующих людей, которые составляют почти исключительный контингент обществ, молитва и сознание, что пьянство – тяжелый грех перед Богом, оказываются действительными средствами, и громадное большинство записавшихся в общества нерушимо исполняют данный ими обет». Как сообщается в отчетах обществ трезвости многие лица, бывшие ранее горькими пьяницами, бичами своих семейств и разорителями своих хозяйств, по вступлению в общества трезвости совершенно изменились, сделали примерными работниками и усердными посетителями храмов Божиих. В отчете говорится, что повсюду наблюдается «сочувственное отношение лучшей части населения к доброму начинанию духовенства», а «самыми горячими и убежденными защитниками трезвенного движения являются женщины». С особенной страстностью убеждают они крестьян поддержать возникающие общества, с особенной ревностью заботятся об увеличении числа их членов, в значительном количестве сами собираются на беседы и влекут упорствующих мужей и братьев, справедливо поставляя благосостояние и здоровье семьи в зависимости от процветания обществ трезвости.

Благотворное влияние обществ трезвости «распространяется на все население данной местности. Во многих приходах, где имеются общества трезвости, выводится обычай винопития на мирских сходах, во время праздников, при общественных работах, при купле и продаже и при других случаях общественной и частной жизни. В некоторых местах крестьяне укрепляли свое намерение воздерживаться во всех указаниях и других подобных случаях от употребления спиртных напитков соответствующими приговорами». В качестве примера приводятся общества трезвости, существующие на территории Оренбургской епархии. Говорится, что «крестьяне с. Травянского (Челябинский уезд) под влиянием общества трезвости, составили приговор о том, чтобы праздники проводить трезво и гостей не принимать». В заключении говорится, что «энергичная деятельность церковных обществ трезвости во многих отношениях изменила к лучшему приходскую жизнь: пьянство среди народа значительно сократилось и утратило тот пагубный характер разгула, какой наблюдался раньше; материальное благосостояние бедных деревень, а равно и религиозно-нравственное состояние населения значительно улучшилось». Таким образом, опубликованный отчет, положительно оценивающий деятельность обществ трезвости, с одной стороны, указывает на существование в Оренбургской и соседних епархиях приходских обществ трезвости, с другой стороны, побуждает сельских священников к активным действиям – созданию обществ трезвости у себя на приходах.

В другом номере Оренбургских епархиальных ведомостей в том же 1912 году в официальной части опубликовано письмо председателя Совета Всероссийского Трудового Союза Христиан-Трезвенников (ВТСХТ), автора книги «Толкование на Евангелие» Б.И. Гладкова преосвященному Феодосию, епископу Оренбургскому и Тургайскому, о создании так называемых «Кружков трезвой молодежи». Епископ Феодосий наложил на письме свою резолюцию, в которой всячески поддержал борцов за трезвость на пользу Церкви и родины. Вместе с письмом напечатано обращение Совета ВТСХТ «Кружки христианской трезвой молодежи» и утвержденные МВД Правила для Кружков христианской трезвой молодежи12. Цель публикации данных правил – побудить учителей к созданию в учебных заведениях своеобразных ячеек для воспитания учащихся в духе трезвости.

В неофициальной части того же номера помещена речь председателя Совета ВТСХТ Б.И. Гладкова при его открытии 13 февраля 1911 года13. В ней, в частности, говорится о причине неэффективности государственных попечительств о народной трезвости – эти учреждения Министерства Финансов не несли установки на абсолютную трезвость, но пытались утвердить так называемое умеренное ежедневное употребление водки, что было связано с огромными денежными доходами. Тем самым подчеркивалась противоречивость данных учреждений: с одной стороны, они назывались попечительства о народной трезвости, с другой стороны, именно утверждение абсолютной трезвости народа не было их задачей.

В том же номере после речи Б.И. Гладкова помещена статья из Пермских Епархиальных Ведомостей «Несколько слов о желательности открытия ученических обществ трезвости» неизвестного автора, видимо, приходского священника. В статье звучит призыв ко всем выступить на борьбу против пьянства. «Борьба за трезвость – это борьба за счастье мира. Главный завет трезвости, дающий смысл всем остальным заветам мира, заключается в евангельских словах: «Братья, любите друг друга»», – говорит автор статьи.

Интересно, что через некоторое время на страницах ведомостей появляется реакция на письмо Б.И. Гладкова. В №21 от 24 мая опубликована небольшая заметка неизвестного священника «Проповедь трезвости в школе» в рубрике «Письма из прихода». В этой заметке автор поддерживает идею проповеди трезвости в школе, причем подтверждает эту мысль авторитетом выдающегося отечественного педагога С.А. Рачинского, приводя его слова: «Опыт со временем научит Вас, в какой степени трезвость облегчает всякое доброе начинание в области нравственного просвещения народа, – какая она драгоценная союзница школьного дела».

В 17-м номере Оренбургских епархиальных ведомостей размещено воззвание новгородского епархиального миссионерского совета14, в котором на основе обобщения опыта братств и обществ трезвости новгородской епархии содержится призыв к духовенству «усердно идти на помощь народу, истомившемуся под властью алкоголя». «Священникам необходимо стать впереди и во главе этого пробуждающегося в народе похода против алкоголя. С этой целью они должны при каждой церкви учреждать общества трезвости с определенным уставом; совершать молебны и чиноприемы для обещающихся на трезвость перед крестом и Евангелием, по возможности при богомольцах; устраивать общетрезвеннические праздники, богомоления, крестохождения и паломничества», – говорится в воззвании. Вместе с воззванием приведена резолюция архиепископа Новгородского Арсения (Стадницкого), в которой он также призывает духовенство на защиту от порока нетрезвости главным образом примером собственной жизни.

Значительное место в Оренбургских епархиальных ведомостях занимает отчет священника Иоанна Набивача об участии во Всероссийском Съезде практических деятелей по борьбе с алкоголизмом, прошедшем 6-12 августа 2912 года в Москве под председательством архиепископа Новгородского Арсения (Стадницкого)15, а также опубликованные резолюции этого съезда по различным вопросам утверждения трезвости в Российской империи16. Священник Иоанн Набивач в 1907 году был благочинным XIII округа Челябинского уезда17, в своем отчете он говорит о себе, как о трезвеннике и руководителе приходского братства трезвости.

Помимо публикации всероссийских резолюций и обращений, в Оренбургских епархиальных ведомостях нашло свое отражение обсуждение злободневных вопросов местными священниками и учителями, в том числе из Челябинского уезда. Их основная цель – призвать духовенство в массовом количестве уделять внимание вопросам утверждения трезвости на приходе.

Статья «Кто виноват?»18 неизвестного священника повествует о трех смертях, происшедших у них в приходе на почве распития вина – два убийства и утопление. Автор сетует на то, что в деревнях развивается пьянство, отход от нравственных норм, пренебрежение церковной жизнью. «Как в проказе русский народ загнивает в водочном пойле. Вместе с хлебом насущным щедрою рукою сейте ему грамотность и трезвость», - призывает священник. Более всего автор выступает против так называемого «пьяного угощения», обычая, который приводит ко многим очень печальным последствиям. «Нам думается, что как в чарке вина, так и во всяком гривеннике, подаренном на вино есть капля отравы, которая скоро ли, поздно ли – но вместе с другими каплями совершит свою разрушительную работу над телом и душой нашего ближнего, а в разрушении том не безответными будут и те, которые сознательно или бессознательно, вольно или невольно, принимали прямое или косвенное участие в том».

Другая статья неизвестного священника «Две борьбы»19 поднимает серьезную проблему, связанную с трудностями утверждения трезвой жизни на селе. Автор сетует на то, что очень много говорят о борьбе с голодом, но не видят причины экономического разорения деревни, связанной с пьянством. Точнее, казалось бы, доброе дело – закрытие кабака, находит своих противников, в первую очередь среди «крестьян-мироедов», «крестьян-бездомников». Больше всего, автор-священник сетует на то, что власти внимают голосу подобных мужиков, в то время как вместо борьбы с последствиями разрухи надо бы устранить причину этой разрухи – пьянство. По мысли автора, именно пьянство мужика приводит к разрухе и голоду, а не наоборот.

В №50 от 15 декабря 1912 года опубликована статья инспектора Еткульского городского 4-х классного училища (Челябинского уезда) А.Кривощекова «В единении сила» (в борьбе с алкоголизмом)20. В этой статье содержится призыв, в первую очередь, к сельским священникам смело встать на борьбу с народным пьянством. Автор свидетельствует о том, что по его субъективному ощущению пьянство на селе увеличивается, а борцов за трезвость – единицы, тогда как нужны многочисленные сильные общества трезвости, объединяющие усилия священства и интеллигенции, учителей.

Довольно часто на страницах газет и журналов встречаются упоминания о том, что принимаемые на учебу или на работу (например, церковными сторожами) должны быть безусловно трезвыми людьми21. Также неоднократно приводятся сведения о том, что очередной священнослужитель или псаломщик лишен сана и должности за постоянную нетрезвость22. Это подчеркивает внимательное отношение церковного начальства к вопросу о трезвом образе жизни.

В Екатеринбургских епархиальных ведомостях существовала специальная рубрика – «Успехи трезвости», в которой сообщалось о создании новых и успешной деятельности уже существующих обществ трезвости.


    1. ^ Движение за трезвость на Южном Урале. Участие духовенства в борьбе за трезвость.




      1. Челябинский уездный комитет попечительства о народной трезвости

В 1895 году в Оренбургской губернии наряду с Пермской, Уфимской и Самарской губерниями вводится винная монополия, и вместе с этим создаются губернский и уездные комитеты Попечительства о народной трезвости. Участковым попечителем Челябинского уездного комитета становится Туркин Петр Филиппович (1851-1919), нотариус и общественный деятель, челябинский городской голова (1894–97, 1898–1900, 1915–17).

Членами-соревнователями Комитета в разное время являлись священники: прот. Митрофан Кремлев (умер в 1907)23, свящ. Виталий Милицын (выбран 24 января 1904 г. на три года, в это время (с 1898 по 1911) священник Петро-Павловской Церкви г.Куртамыша Челябинского уезда), свящ. Константин Лукин (член-соревнователь с 1911 года), свящ. Михаил Пеньковский (с января 1914 года).

В 1903 году по инициативе Комитета для проведения культурно-просветительской работы и организации досуга горожан был открыт Народный дом, который стал настоящим культурным центром с самым крупным в городе театрально-концертным залом, чайной и библиотекой-читальней. Построила Народный дом городская управа на средства комитета и добровольные пожертвования горожан. В помещении Народного дома Челябинское музыкально-драматическое общество проводило концерты, литературно-музыкальные вечера, осуществляло постановку спектаклей, культивируя такие “разумные развлечения”, как организация гастролей, постановка спектаклей, концертов, детских утренников. В разные годы в Народном доме существовали воскресные курсы, выступали заезжие гастролеры и местные любители театра, работали кружок любителей словесности, музей наглядных пособий, юношеская библиотека, первый детский сад, военный госпиталь во время русско-японской войны и др.

Библиотека-читальня в Народном доме открылась в 1907 году. Первым зав. библиотеки-читальни стал В. К. Покровский, а библиотекарем – учитель Г. А. Алфимов. Библиотека-читальня работала с 11 до 19 ч, в воскресные и праздничные дни до 17 ч. Выдача книг на дом производилась в будни с 16 до 19 ч, в воскресные и праздничные дни с 12 до 15 ч. Фонд библиотеки был на первых порах небольшим, тем не менее только в 1908 было выдано на дом 6719 книг, из них беллетристики – 5699. При библиотеке действовал читальный зал, работавший с 10 до 20 ч. В 1908 его посетили 7346 чел., из которых 6473 составляли мужчины.

С началом 1-й мировой войны Народный дом был передан военным, библиотека-читальня прекратила свою деятельность.

В 1917 году Народный дом стал центром политической жизни города: в нем работал Совет рабочих и солдатских депутатов, проходили выступления партийных лидеров. С 1919 года Народный дом являлся сценической площадкой театральных коллективов Челябинска. Сейчас в здании располагается Челябинский государственный театр юных зрителей, а само здание является памятником истории.

По свидетельству Ф.И. Горбунова, Попечительство о народной трезвости «построило «Народный дом» с библиотекой при нем, разбило сквер для трезвенных гуляний, открыло книжную торговлю и на этом успокоилось, предоставив весь дальнейший ход народного отрезвления этим своим предприятиям» 24.

Несмотря на данные меры, деятельность Попечительства была малоэффективна. Среди причин малой эффективности: формальное членство незаинтересованных лиц, отсутствие у них трезвенных убеждений, и, как следствие, непоследовательность в борьбе с пьянством.

Горбунов Ф.И. пишет, что все меры Попечительства на деле оказывались бесполезными: «Народный Дом по своим ценам оказался недоступен для «народа» и его заполонила интеллигенция и купечество. Хотя там и был буфет без крепких напитков, но выходили из Дома люди довольно в веселом, а иногда и в буйном состоянии. Пили внизу, в уборной, принося вино в карманах. В трезвенном сквере никаких «трезвенных гуляний», никаких культурных развлечений не устраивалось». «Посещался этот сквер днем детьми, по вечерам влюбленными меланхоликами, а по ночам служил прибежищем для пар любителей сильных ощущений и для ширмачей. Своего же первоначального назначения не оправдал, забытый и заброшенный своими основателями».


      1. ^ Градо-Челябинское Иоанно-Предтеченское общество трезвости

В противоположность «Обществу попечения о народной трезвости» Горбунов Ф.И. приводит Общество трезвости, созданное 2 сентября 1912 года в честь известного Евангельского трезвенника Иоанна Предтечи по инициативе настоятеля Александро-Невской церкви священника Михаила Пеньковского, получившее название «Градо-Челябинское Иоанно-Предтеченское общество трезвости».

Благодаря энергичной проповеди о. Михаила о вреде пьянства и пользе трезвости, в общество вовлекалось все больше и больше членов. Работа развивалась, общество росло и стало пользоваться популярностью. «В общество шли преимущественно рабочие и ремесленники, особо подверженные влиянию «Зеленого Змия»», - пишет Ф.И. Горбунов в своей статье «О старых методах борьбы с пьянством».

Наиболее полная информация о Градо-Челябинском Иоанно-Предтеченском обществе трезвости содержится в Оренбургских епархиальных ведомостях25, в которых опубликован первый годовой отчет Общества за 1913 год. В том отчете, приведена информация о росте численности членов общества, о составе органов управления общества, о деятельности общества в истекшем году, а также финансовый отчет о доходах и расходах общества.

При организации общество насчитывало 23 человек, к концу первого года существования (на начало 1914 года) – 243 человека. Члены общества давали обет в течение определенного времени не употреблять спиртных напитков. Не реже 2-х раз в месяц созывались общие собрания, помимо разрешения хозяйственных вопросов, много говорилось и читалось о пользе трезвости. Особо стойкие и чем-либо проявившие себя члены премировались специальными грамотами, и для всех вообще членов общества присвоено было право ношения знака члена общества из бронзы под золотом.

Деятельность общества выразилась в проповеди с церковного амвона о вреде пьянства, в раздаче устава Общества, иконок, листовок, брошюр против пьянства всем вступающим по отдельности, в расклейке картин против пьянства по папертям городских и ближайших поселковых храмов26, лекционной работе. В Народном доме проходили «народные чтения с туманными картинами» (диапозитивами) о вреде пьянства27. Собрания общества проходили в Александро-Невской церкви.

Была собрана порядочная библиотека по вопросам трезвости, которая все пополнялась выпиской вновь специальных трезвенных журналов, плакатов, журналов религиозно-нравственных и общепопулярных газет того времени. Кроме этого, библиотека пополнялась книгами религиозно-нравственного содержания, пожертвованных горожанами; на членские взносы приобретались брошюры, которые распространялись бесплатно среди населения28.

Общество продолжало расти. По свидетельству Горбунова Ф.И., «к началу 1914 года в обществе насчитывалось до 900 членов в городе и кроме того в некоторых деревнях были открыты филиалы со значительным числом членов». 10 апреля 1913 года открылся филиал в Кременкуле (предс. А.В. Кнутарев), 21 июля – в Медиаке (П.А. Белихов).

29 августа 1913 года в Челябинске проводился праздник трезвости. В этот день во всех храмах города прошли торжественные богослужения, читались проповеди о борьбе с алкоголизмом. На ярмарочной площади у Александро-Невской церкви после литургии состоялся крестный ход и молебен Св. Иоанну Крестителю.

В апреле 1914 года был устроен еще один «Праздник трезвости», в котором приняло участие много интеллигенции, особенно учителей. Так описывает это событие Ф.И.Горбунов: «Был устроен грандиозный ход по городу с хоругвями и духовым оркестром, привлекший массу публики. По городу, разукрашенные цветами и цветными лентами с лозунгами о вреде пьянства, были рассыпаны сборщики и сборщицы с кружками по сбору средств в пользу общества. Сбор был хороший. На эти собранные средства рядом с Народным Домом была открыта обществом чайная и читальня».

Популярность общества росла. Но в июле 1914 года началась война. Много членов общества ушло на войну. Продажа вина была закрыта. Трезвость для всех стала обязательной и «в обществе, как в роге спасения, надобность отпала». По свидетельству Ф.И. Горбунова, «общество захирело и к концу 1916 года совсем замерло». После 1917 года деятельность общества вовсе прекратилась.

В первый состав правления Градо-Челябинского Иоанно-Предтеченского Общества трезвости входили: священник М. А. Пеньковский (председатель), священник К.В. Лукин (товарищ председателя), И.И. Лямин (казначей), Ф.И. Горбунов (секретарь), священник К.Прокопьев, Г.Н. Хоробрых, М.Л. Одегов.

^ Свящ. Михаил Пеньковский родился в 1880 г. В 1902 году окончил Уфимскую духовную семинарию со званием студента. В 1902-1904 году – надзиратель Житомирского духовного училища в Волынской епархии (видимо, во время учебы он познакомился с правящим архиереем Уфимской епархии, позже переведенным на Волынь, еп. Антонием (Храповицким), который и назначил его инспектором). В 1904 году рукоположен в священники Троицкой Церкви с. Травянского Челябинского уезда. Заведовал церковно-приходской школой, был членом благочиннического совета по выбору духовенства. С 1912 года в Челябинске: настоятель Александро-Невской церкви, преподаватель Закона Божиего, исполнял обязанности инспектора в женском епархиальном училище. С 1912 года председатель правления городского Иоанно-Предтеченского общества трезвости29. Неоднократно выступал с речами о пользе трезвого образа жизни на страницах Оренбургских епархиальных ведомостей.

^ Священник Константин Лукин родился в 1885 г, рукоположен в сан священника в 1908 году. С 1911 года являлся членом-соревнователем уездного комитета попечительства о народной трезвости. С мая 1912 служил вторым священником в Александро-Невской церкви г.Челябинска, а с сентября 1912 года стал товарищем председателя Градо-Челябинского Иоанно-Предтеченского общества трезвости30. Являлся смотрителем свечного склада, окружным противосектантским миссионером, преподавал Закон Божий. Был известен своими проповедями, пользовался любовью и уважением прихожан. К 1930 году в семье священника К. Лукина было 12 детей.

^ Священник Константин Прокопьев родился в 1872 в крестьянской семье. В 1894 году был рукоположен в священники. В 1903 году окончил Казанскую духовную академию со степенью кандидата богословия. С 1906 года – преподаватель Закона Божиего в Челябинском реальном училище, в 1906-12 – в женской гимназии. В 1908-14 состоял председателем Челябинского уездного отделения епархиального училищного совета и с 1908 по 1912 членом совета челябинского епархиального женского училища. Являлся членом правления городского Иоанно-Предтеченского общества трезвости, так как, видимо, вел трезвый образ жизни.

^ Иоанн Илларионович Лямин в 1914 году был старостой Свято-Покровской церкви при Челябинском духовном училище31.

Федор Ильич Горбунов родился в 1871 году, окончил Златоустовское окружное училище, работал учителем в деревне Ново-Андреевке, недалеко от Миасского завода, затем на золотых приисках Урала и Забайкалья. В 1902 начал публиковаться в уральской прессе. В 1911 секретарь в газете “Казак” на Миасском заводе. С 1912 жил в Челябинске, до 1928 работал счетоводом, затем бухгалтером на Челябинском переселенческом пункте. С сентября 1912 года Ф.И. Горбунов становится секретарем Градо-Челябинского Иоанно-Предтеченского общества трезвости, выступает с речами о пользе трезвости, посещает филиалы общества. В своих речах призывает встать на борьбу за спасительную народную трезвость, дабы водворить на земле благоденствие, «желанное Божие Царство».

Среди остальных членов общества упоминаются кандидаты в члены правления В.Д.Сорокин, М.И. Софронов; члены ревизионной комиссии А. А. Хохлов, И. Н. Рогов, А.Софронов; почетные члены священник А. А. Земляницын, Егоров Е. Е., Попов В. А., Мезевая А.М., Булатов С.М., Екишев К.Д., Россихин Д.Г., Родогов И.Н.

Как правило, звание почетного члена присуждалось за полезную для общества деятельность и материальную его поддержку.

^ Священник Александр Земляницын родился в 1868 году, окончил Тобольскую духовную семинарию (1888), 2 курса Казанской духовной академии (1890). В 1891 году рукоположен во священники к Введенской Церкви Верхнеуральского уезда, в 1904 году – перемещен к Рождественско-Богородицкой Церкви на станции Челябинск, где прослужил до конца своих дней. Был благочинным градо-челябинских церквей, возглавлял совет Челябинского епархиального женского училища. Был известен своей благотворительностью32. Умер в 1923 году в Челябинске.

По данным энциклопедии, свящ. А. Земляницын (не ясно – этот же священник или его родственник, например, сын) вместе с волостным писарем И. Мальцевым создали в с.Ивановском Челябинского уезда Иоанно-Предтеченское общество трезвости33.


      1. ^ Сельские общества трезвости Южного Урала.

По свидетельству исследователей обществ трезвости (А.Л. Афанасьев, Е.А.Дегальцева), именно сельских обществ было подавляющее большинство.

В Оренбургских, и особенно в Екатеринбургских епархиальных ведомостях неоднократно упоминаются общества трезвости, создаваемые при приходах Оренбургского, Шадринского, Челябинского, Екатеринбургского, Камышловского уездов. К сожалению, в отличие от крупных городских обществ трезвости, сельские общества ограничивались краткой информацией об инициаторе создания общества и описанием двух-трех своих мероприятий, среди которых особенно часто встречаются закрытие местного кабака и проведение праздников трезвыми компаниями.

В Челябинском уезде общества трезвости существовали в с. Ивановское (свящ. А.А. Земляницын), с. Травянское (ранее 1909 года, свящ. М. Пеньковский). Крестьяне с.Травянского под влиянием общества трезвости составили приговор о том, чтобы праздники проводить трезво и гостей не принимать34. Руководителем приходского братства трезвости был благочинный XIII округа Челябинского уезда свящ. Иоанн Набивач.

В рапорте Благочинного градо-Шадринских церквей (1911 год) сообщается о борьбе пастырей Спасо-Преображенского собора с деревенским пьянством35. В ведении собора находилось девять деревень, в которых созданы Бакальское, Мыльниковское, Кайгородское, Занинское, Погорельское, Хлызовское, Ганинское, Осиевское общества трезвости. Причем Осиевское общество объединяет несколько деревень. Основная задача этих обществ, как видно из рапорта, – борьба с пьянством крестьян во время церковных праздников. По настоянию священства, крестьяне составляют «общественные приговора в праздники не покупать пьяного зелья, ни водки, ни пива, ни вина, самим не пить и гостей не поить». Данные меры дают реальный результат – на праздники «против обыкновения» «не слышно ни шума, ни сквернословия».

В рапорте Благочинного 6-го округа Екатеринбургского уезда (1912 год) с радостью сообщается «о движении и нарастании трезвости» в Карабольском приходе36 (ныне территория Челябинской епархии). В рапорте говорится, что энергичный, молодой священник Михаил Носилов ведет с крестьянами разговоры о пьянстве, сначала осторожно, затем смелее и настойчивей зовет к трезвости «как основе новой счастливой, благоденственной и богоугодной жизни». Так, в приходе под влиянием священника крестьяне начали трезво проводить церковные праздники.

В одном из номеров Екатеринбургских епархиальных ведомостей опубликован рапорт священника Пророка-Ильинской церкви в с. Клеоповском Екатеринбургского уезда Александра Топоркова о своей работе по устройству сельского общества трезвости и деятельности по борьбе с народным пьянством и буйством молодежи37. В своем рапорте священник приводит приговоры Клеопинского сельского схода о пресечении буйства молодежи, о том, что «в празднике съезжие (престольные) ни в каком доме ни у какого домохозяина не должно быть вина», а также прошение учащихся на имя Его Преосвященства о благословении создать в селе Клеоповском школьный кружок трезвости.

В №37 Екатеринбургских епархиальных ведомостей за 1912 год (стр. 901) сообщается о создании 2 сентября священником Петром Ларионовым общества трезвости при Казанско-Богородицкой церкви Каслинского женского монастыря (ныне территория Челябинской епархии). Через полтора года, в №7 за 1914 год (стр. 144-145) появилась небольшая статья о. Петра с описанием празднования Рождества Христова Каслинским Михаило-Архангельским обществом трезвости. Трезвенники организовали разговение для бедных нищих и сирот Каслинского завода (45 человек), устроили елку для детей с пением рождественских песнопений и гимнов трезвости, а также чтением детьми трезвенников стихов исключительно противоалкогольного содержания. На елке присутствовало более 200 детей трезвенников, их родители и много посторонних, желающих посмотреть на это событие. «Не могу выразить и описать той радости, какую испытывали члены-трезвенники во время праздничных дней Рождества Христова. Их жены, их дети, теперь только, как они сами говорят, увидели светлые дни своей жизни», - такими словами заключил своей доклад о. Петр.

В епархиальных ведомостях публиковались приговоры сельских сходов о закрытии винных лавок. Например, в одном из номеров Екатеринбургских епархиальных ведомостей помещена копия приговора Теченского сельского схода «о закрытии в селе Теченском казенной винной лавки и обеих пивных лавок». Настоятель сельской Спасской церкви протоиерей Владимир Бирюков пишет об этом событии, как о радостном и долгожданном.

Кроме этого, известно о существовании приходского общества трезвости в с.Багаряк, которое было открыто 29 октября 1906 г. Председатель – священник П. Архангельский. Членов в первый год – 47, к 1911 году – 18. Проводились беседы, принимались обеты трезвости. Общество не имело своего устава38.

К сожалению, несмотря на то, что, по всей видимости, сельских приходских обществ трезвости на территории епархии было немало, сведений об их деятельности сохранилось немного. Развернутых отчетов они не предоставляли, многие общества не имели устава, скорее всего, не вели и обширной деятельности. Но все же при анализе найденного материала видно, что создание таких обществ было повсеместным, рассматривалось как неотъемлемая часть социальной и просветительской работы приходского священника, а самая распространенная форма борьбы за трезвость – сельские приговоры против спиртного и проведение трезвых праздников для членов общества и других прихожан. Интересно и то, что участие в обществах было добровольным, а закрытие кабаков происходило решением большинства сознательных крестьян при водительстве священника.


      1. ^ Сторонники движения за трезвость после революции: связь с обновленчеством и отношение к советской власти.

Революция и последующие за ней события показали, насколько деятельность тех или иных лиц была искренней, основанной на глубокой вере и желании послужить ближнему, а где было лишь следование политическому курсу, и социальная работа была продиктована конъюнктурными интересами. Особенно это касается городского духовенства.

Было ли трезвенное движение тесно связано с желанием возрождения религиозно-нравственной жизни или было продиктовано другими мотивами? Скорее всего, у каждого участника был свой мотив, в том числе у священнослужителя. Для кого-то это было делом чести и долга, а кто-то преследовал «свой» интерес, развивая в некотором смысле «популярную» деятельность.

Важно найти опору, мировоззренческий фундамент трезвенной работы. В этом отношении начало 20-го века в высшей степени сложный период, в котором переплетаются разнообразные чаяния людей: это и желание оздоровления, обновления церковной жизни в правильном, духовном смысле, связанное с готовностью на подвиг, самоотверженное служение ближнему, отказ от формальных отношений к Церкви, навязанных Синодальным периодом; это и желание, вслед за модными «культурными» новинками – материализмом и либерализмом – большей свободы в реализации своих корыстных намерений, поиск земного счастья, благоденствия, «рая на земле».

Видимо, именно здесь находится водораздел – на границе жизнь земная / жизнь вечная. В этом существенное отличие мотивов. Один говорит: «Я занимаюсь утверждением трезвости, потому что понимаю, как пьянство и алкоголь вредит моей душе, главное для меня – Бог и жизнь вне этого мира». Другая точка зрения – трезвость есть непременное условие земного благосостояния. В практической жизни две точки зрения связаны, но все-таки революция их разорвала – стало понятным, куда обращены взоры каждого – к небу, что зовет на подвиг, на исповедание своей веры, или к земле, что вынуждает идти на компромисс с новой идеологией, отказываться от веры, от Бога, от вечной жизни.

К сожалению, приходится признавать, что не каждый поборник общественного блага выдержал данное испытание. У каждого из них судьба сложилась по-разному.

^ Горбунов Федор Ильич, будучи в свое время секретарем Градо-Челябинского Иоанно-Предтеченского общества трезвости, немало потрудился для утверждения трезвости, но принял революцию, и впоследствии отпал от веры. Вряд ли это было связано только с давлением советской власти. Скорее, новый режим и новая идеология оживила надежды на исполнение глубинных желаний – «Царства Божиего на земле», точнее земного рая без Бога. Видимо, вера в Бога была неглубокой уже во время формального вхождения в Церковь. Центром, узловым моментом жизни виделся не Бог, не спасение в вечности, но что угодно другое, пусть даже трезвость для народа и его благосостояния. Эта подмена чудовищна.

Горбунов Ф.И. принял революцию, а затем и власть большевиков. Как он сам позже писал, весть о падении царского режима он встретил с облегчением, даже радостью39. О более позднем неверии Ф.И. Горбунова, даже некоторой изобретательности на аргументы против религии говорит его статья «Небесное видение»40, в которой, в частности, он говорит: «Такие {т.е. «ложные», «низкокультурные», по мысли автора – О.Б.} убеждения укрепляли попы через проповедь священного писания, которое гласит, что в давние времена через 300 лет после Рождества Христова Греческий Император Константин видел в небе видение». Ф.И. Горбунов считает себя поборником просвещения, видит источник проблем народа в отсутствии культурных развлечений и общем низком уровне культурного развития, что по его мысли особенно характерно для старого, дореволюционного Челябинска. Становится очевидным соблазн современников Горбунова: из-за технических достижений начала века, из-за «новой», материалистической культуры изменить вере, которая к этому времени уже стала формальной, лишь оболочкой, сдерживаемой от разрушения государственной системой.

До 1928 года Горбунов Ф.И. проработал бухгалтером в Челябинском переселенческом пункте, уволен по инвалидности, в 1935-36, уже перед самой кончиной, работал бухгалтером Челябинского областного краеведческого музея (ЧОКМ). Печатался в газете “Советская правда”. В конце 20-х годов занялся краеведением, был членом различных краеведческих обществ. Входил в правление краеведческого кружка при ЧОКМ (1928–34), в 1930 возглавил его. Работы Горбунова о дореволюционном Челябинске, которые он писал в 30-х годах, отличались острой критической направленностью, субъективизмом. В Объединенном государственном архиве Челябинской области имеется личный фонд Ф.И.Горбунова. Исследование эволюции его взглядов и составление его биографии как общественного деятеля – отдельная самостоятельная задача.

^ Свящ. К. Лукин в 1926 году вместе с прот. П. Холмогорцевым перешел на позиции григорианского раскола, арестован, вскоре освобожден. В 1929 снял сан, заявил о поддержке закрытия церквей. Вторично подвергся аресту, но бежал, чтобы спасти своих 12 детей. Увез семью в Уфу, работал счетоводом, бухгалтером. В конце 1940-х годов переехал в Новосибирскую область. Принес покаяние, восстановлен в сане. Служил протоиереем в храме св. Александра Невского в Новосибирске. В 1954 году награжден бриллиантовым крестом и митрой. Умер в 1961 году, похоронен в Новосибирске41.

^ Свящ. К.Прокопьев в 1919 возглавлял Челябинский епархиальный совет. В 1920 арестовывался за участие в монархическом Союзе Михаила Архангела. Принял участие в борьбе с голодом 1921–22 в Челябинске. С 1922 занял обновленческие позиции. В декабре 1922, будучи во втором браке, стал обновленческим епископом, позднее архиепископом Курганским. Принимал участие в обновленческом 2-м поместном соборе в 1923 году. В последние годы жизни работал счетоводом санитарно-гигиенической лаборатории Кургана. 19 октября 1937 был арестован органами НКВД, обвинен в преступлениях, подпадающих под ст. 58 и расстрелян в 1938 году. Реабилитирован Курганским обл. судом посмертно 11 мая 1957.

^ Священник М. Пеньковский в 1923 году был арестован за участие в нелегальном собрании духовенства, выслан на 2 года за пределы Уральской области. По возвращении из ссылки служил в п. Баландинском (1926-1927), затем протоиереем церкви в честь Успения Пресвятой Богородицы в Челябинске. Коллегией ОГПУ 8 июля 1930 года приговорен к 3 годам исправительно-трудовых работ, которые провел в Вишерских лагерях. Проходил по делу «Союза спасения России» (прекращено в 1933 году). Жил в Уфе. Дальнейшая судьба неизвестна42. В списке новомучеников и исповедников Российских, канонизированных Зарубежной Русской Православной Церковью в 1981 году, находится имя: МИХАИЛ пресвитер (Пеньковский), н-свмуч., без указания даты смерти и отдельного дня памяти.

Заключение

Большинство обществ трезвости создавались на территории Челябинской епархии в довольно поздний (после 1911 г.) период развития общероссийского движения за трезвость. Они не были первооткрывателями, новаторами в своей области. Скорее, они создавались по образцу существующих, уже наработавших опыт обществ и братств трезвости в других регионах. Вследствие этого местные общества существовали сравнительно недолго (вскоре началась война и затем революция) и, скорее всего, не смогли развернуть широкую деятельность. К сожалению, в рассмотренных источниках имеется немного информации об их реальной деятельности, а та, которая имеется, носит вполне формальный характер, не дает полного представления о пастырском служении священников-руководителей данных обществ.

Подчас общества трезвости обязаны своим появлением государственной и церковной политике, но также среди инициаторов подобной работы было немало энтузиастов, искренно желавших потрудиться на благо Церкви и своего народа.

Формы работы местных обществ трезвости не отличались разнообразием: церковная проповедь, богослужения, моральное воздействие, пример трезвенников. Сами по себе просветительские мероприятия обществ трезвости не вели к серьезной перемене в масштабах региона и всей страны. Без государственной поддержки, без запретительных мер, скорее всего, не было бы достигнуто значительных положительных результатов. Без сомнения, огромная положительна черта обществ трезвости: они подготовили почву для проведения ограничительных мер со стороны государства, воздействуя на общественное сознание. Но реальный результат – заметное снижение потребления по всей стране – проявился только вследствие решительных государственных мер.

Для современных деятелей, связанных с вопросами профилактики алкоголизма, занятых помощью людям, попавшим в зависимость, а также занимающихся утверждением трезвого образа жизни наши соотечественников, окажется полезным дореволюционный церковный опыт, главным образом заключающийся в проповедях и личном примере трезвой жизни. Конечно, ситуация в стране за прошедшие 100 лет изменилась, нужны новые формы работы, адаптированные к современным условиям. Но сам факт того, что в нашей истории, и в частности г. Челябинске, существовало общество трезвости, члены которого вели трезвый образ жизни ради спасения себя и своих близких от порока пьянства, ради возрождения нравственных ориентиров своих сограждан, вселяет в нас уверенность и смелость встать на путь трезвости и личным примером трезвой жизни внести свой вклад в преодоление страшной беды, угрожающей нашему Отечеству.

Библиография

Источники

  1. Объединенный государственный архив Челябинской области

    1. Фонд И-73. Дела Благочинного Челябинских церквей.

    2. Фонд Р-623. Личный фонд краеведа Горбунова Федора Ильича (1871-1936)

    3. Фонд И-22. Челябинское реальное училище.

  2. Оренбургские епархиальные ведомости. 1912, 1914 гг.

  3. Екатеринбургские епархиальные ведомости. 1911, 1912, 1914 гг.

  4. Газета «Голос Приуралья». 1913 г.


Литература

  1. Афанасьев А.Л. Трезвенное движение в России в период мирного развития: 1907–1914 годы. Опыт оздоровления общества. – Томск: ТУСУР, 2007.

  2. Введенский В.Н. Опыт принудительной трезвости. М.: Издание Московского Столичного Попечительства о Народной Трезвости, 1915.

  3. Дегальцева Е.А. Общественная благотворительность в Западной Сибири в XIX – начале XX века // Благотворительность в России 2003/2004: Исторические и социально-экономические исследования / Под общ. ред. О. Л. Лейкинда. СПб.: Изд-во им. Н.И. Новикова, 2004.

  4. Лобашев А. «Верою побеждали!..» Книга о духовном подвиге православных южноуральцев. Челябинск, 2007.

  5. Лавринов В., прот. Очерки истории обновленческого раскола на Урале (1922-1945). М.: Изд-во Крутицкого подворья. 2007.

  6. Мочалкина Е.В.Отечественный опыт профилактики алкогольной и наркотической зависимости на основе духовно-нравственного воспитания // Духовно-нравственная культура России: православное наследие: материалы Всероссийской науч.-практ. конф. Вып. 1. (VII Славянский научный собор «Урал. Православие. Культура»). Челябинск: ЧГАКИ, 2009.

  7. Осипов О.В. Церковно-приходские школы Оренбургской епархии (1864-1917 гг.). Дисс. … к.истор.н. Челябинск, 2002.

  8. Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. Москва, 2001. С.89.

  9. С.А.Рачинский. Сельская школа. М., 1991.

  10. Утверждение трезвости в современном обществе. Сборник материалов III научно-практической конференции. Екатеринбург, 2008.

  11. Цыпин В., прот. История Русской Церкви. Книга девятая: 1917-1997. М.: Изд-во Спасо-Преображенского Валаамского монастыря, 1997.

  12. Энциклопедия «Челябинск». Челябинск: Изд-во «Каменный пояс», 2001.

  13. Челябинск: Энцикл. / Сост.: В. С. Боже, В. А. Черноземцев. – Изд. испр. и доп. – Челябинск: Каменный пояс, 2001.

  14. Челябинская область: Энцикл./ [Редкол.: К. Н. Бочкарев (пред., гл. ред.) и др.]. — Челябинск: Камен. пояс, 2008. Тт. 1-7.

1 СОВРЕМЕННАЯ ДЕМОГРАФИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (аналитический материал Федеральной службы государственной статистики), 2010.

2 World Health Organization. Global Status Report on Alcohol and Health. Switzerland, 2011. P. xi.

3 Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. Москва, 2001. С.89.

4 С.А.Рачинский. Сельская школа. М., 1991, с.109-111.

5 Афанасьев А.Л. Трезвенное движение в России в период мирного развития: 1907–1914 годы. Опыт оздоровления общества. – Томск: ТУСУР, 2007.

6 Дегальцева Е.А. Общественная благотворительность в Западной Сибири в XIX – начале XX века // Благотворительность в России 2003/2004: Исторические и социально-экономические исследования / Под общ. ред. О. Л. Лейкинда. СПб.: Изд-во им. Н.И. Новикова, 2004. С. 78.

7 См., например, Введенский В.Н. Опыт принудительной трезвости. М.: Издание Московского Столичного Попечительства о Народной Трезвости, 1915.

8 Энциклопедия «Челябинск».

9 ОГАЧО. Ф. Р-623. Оп. 1. Д. 19. Л. 118-127

10 См., например, «Голос Приуралья», 1913, №185 (Потребление алкоголя в России в 1912 году) или «Голос Приуралья», 1913, №56 (о потреблении алкоголя в Оренбургской губернии)

11 Оренбургские епархиальные ведомости, 1912, №8, ч. неоф., стр. 195-200

12 Оренбургские епархиальные ведомости, 1912, №14, ч. оф., стр. 140-146

13 Оренбургские епархиальные ведомости, 1912, №14, ч. неоф., стр. 317-325

14 Оренбургские епархиальные ведомости, 1912, №17, ч. неоф., стр. 411-412

15 Всероссийский в Москве съезд по борьбе с алкоголизмом / Набивач И., свящ. // Оренбургские епархиальные ведомости, 1912, №48-49, ч. неоф., стр. 993-1001

16 Оренбургские епархиальные ведомости, 1912, №50, ч. неоф., стр. 1045-1052

17 См. Осипов О.В. Церковно-приходские школы Оренбургской епархии (1864-1917 гг.). Дисс. … к.истор.н. Челябинск, 2002.

18 Кто виноват? // Оренбургские епархиальные ведомости, 1912, №4, ч.неоф., стр. 106-108

19 Две борьбы // Оренбургские епархиальные ведомости, 1912, №8, ч. неоф., стр. 189-191

20 В единении сила (в борьбе с алкоголизмом) / Кривощеков А. // Оренбургские епархиальные ведомости, 1912, №50, ч. неоф., стр. 1036-1042

21 См. Оренбургские епархиальные ведомости, 1912, №7, с. 171; №14, с. 135

22 См. Оренбургские епархиальные ведомости, 1912, №3, с. 21; №11, с. 118

23 Энциклопедия «Челябинск»

24 ОГАЧО. Ф. Р-623. Оп. 1. Д. 19. Л. 102-103.

25 Оренбургские епархиальные ведомости, 1914, №3, ч. неоф., стр. 54

26 Оренбургские епархиальные ведомости, 1914, №3, ч. неоф., стр. 54

27 Энциклопедия «Челябинская область», том. 2: Д-И, стр. 612

28 Там же, том. 5: П-Се, стр. 308

29 ОГАЧО. Ф. И-73. Оп. 1. Д. 1. Л. 42-53.

30 ОГАЧО. Ф. И-73. Оп. 1. Д. 1. Л. 42-53; см. также Энциклопедия «Челябинск», с. 464.

31 ОГАЧО. Ф. И-73. Оп. 1. Д. 1. Л. 56-65

32 Энциклопедия «Челябинская область», том. 2: Д-И, стр. 429

33 Энциклопедия «Челябинская область», том. 5: П-Се, стр. 308

34 Оренбургские епархиальные ведомости, 1912, №8, ч. неоф., стр. 200

35 Екатеринбургские епархиальные ведомости, 1911, №41

36 Екатеринбургские епархиальные ведомости, 1912, №14, стр. 323-324

37 Екатеринбургские епархиальные ведомости, 1912, №18, стр. 412-417

38 См. Афанасьев А.Л. Трезвенное движение в России в период мирного развития: 1907–1914 годы. Опыт оздоровления общества. – Томск: ТУСУР, 2007. Приложение.



39 ОГАЧО. Ф.Р-623. Оп. 1. Д.19. Л.176

40 ОГАЧО. Ф.Р-623. Оп. 1. Д.19. Л.104

41 Энциклопедия «Челябинск», с. 464

42 Энциклопедия «Челябинская область», том.5: П-Се, стр. 89; См. Лобашев А. «Верою побеждали!..», с. 109.




Скачать 449,5 Kb.
оставить комментарий
Дата18.10.2011
Размер449,5 Kb.
ТипКурсовая, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх