Святитель Николай Сербский (Велимирович) - Индийские письма - 2004 icon

Святитель Николай Сербский (Велимирович) - Индийские письма - 2004


Смотрите также:
Святитель Николай Сербский индийские письма...
Святитель Николай Сербский (Велимирович) - Миссионерские письма - 2003...
Святитель Николай Сербский (Велимирович) - Молитвы на озере - 2001...
Святитель Николай Сербский (Велимирович) - Мысли о добре и зле - 2001...
Святитель Николай Сербский (Велимирович) - Десять Божиих заповедей - 2009...
Общее время звучания около 36 часов. Читает Владимир Козичев...
Святитель Николай Сербский (Велимирович) - Верую. Вера образованных людей. - 2002...
Святитель Николай Сербский (Велимирович) - Феодул, или раб Божий - 2005...
Святитель Николай Сербский (Велимирович) - Объяснение молитвы Отче наш... - 2007...
Святитель Николай Сербский (Велимирович) - Библейские темы - 2006...
Святитель Николай Сербский...
Святитель Николай Сербский...



Загрузка...
страницы:   1   2   3   4   5   6   7
скачать
Святитель Николай Сербский


Индийские письма


По благословению епископа Саратовского и Вольского ЛОНГИНА


Перевод с сербского


© З. Пейкова, перевод, примечания, 2004


© Издательство Саратовской епархии, 2004


Печатается по изданию:


Велемировић, Николаj Д. Индиjска писма. — Београд: Evro, 2000.


Содержание


О Сербии и Индии – с любовью и болью

1. Три миссионера пишут махарадже Малабара

2. Сисодия пишет своему брату Арджуне

3. Феодосий Мангала пишет митрополиту Малабара

4. Госпожа Индумати пишет своему супругу Пандиту Гаури Шанкаре из Аллахабада

5. Снова госпожа Индумати пишет своему мужу Пандиту Гаури из Бомбея

6. Феодосий Мангала пишет Малабарской Церкви

7. Госпожа Катьяяни пишет своему сыну Раме Ямуне Сисодии

8. Сисодия пишет своему брату Арджуне

9. Госпожа Индумати пишет своему супругу Пандиту Гаури

10. Феодосий Мангала пишет Малабарской Церкви

11. Пандава, градоначальник Бенареса, пишет Раме Ямуне Сисодии

12. Пандава, градоначальник Бенареса, пишет Раме Сисодии

13. Рама Сисодия пишет Халилу Сеад-Едину в Дели

14. Доктор Ефим пишет отцу Каллистрату Святогорцу в Белград

15. Пандит Гаури Шанкара пишет махарадже Малабара

16. Госпожа Катьяяни пишет своему сыну Раме Сисодии в Сербию

17. Халил Сеад-Един пишет Раме Сисодии в Сербию

18. Феодосий Мангала пишет митрополиту Малабара

19. Ануширвана пишет из Бомбея своему отцу Пандиту Гаури Шанкаре

20. Душан Митринович пишет из Лондона доктору Ефиму в Белград

21. Митринович пишет из Лондона монаху Каллистрату в Сербию

22. Пандава из Бенареса пишет Раме Сисодии

23. Рама Сисодия пишет Халилу Сеад-Едину в Дели

24. Госпожа Индумати пишет из Бомбея своему супругу Пандиту Гаури Шанкаре

25. Монах Каллистрат пишет Митриновичу в Лондон

26. Митрополит Малабара пишет Феодосию Мангале

27. Воевода Рамачандра пишет Раме Сисодии в Сербию

28. Рама Сисодия пишет Митриновичу в Лондон

29. Корреспондент «Таймс» пишет из Дели

30. Рама Сисодия пишет своей матери Катьяяни

31. Пандава, начальник Бенареса, пишет Раме Сисодии

32. Джон Элиот пишет из Лондона Раме Сисодии

33. Брамин Сомадева из Бомбея пишет Пандиту Гаури Шанкаре в Сербию

34. Брамин Сомадева из Бомбея пишет Пандиту Гаури Шанкаре в Сербию

35. Феодосий Мангала пишет митрополиту Малабара

36. Феодосий Мангала пишет митрополиту Малабара

37. Визирь махараджи пишет из Траванкора Раме Сисодии

38. Махмуд Омар пишет Халилу Сеад-Едину в Дели

39. Госпожа Индумати пишет своему мужу Пандиту Гаури Шанкаре в Сербию

40. Сарала Метра пишет из Лондона редактору «Индийского зеркала»

41. Воевода Рамачандра пишет Пандиту Гаури Шанкаре в Сербию

42. Пандит Гаури Шанкара пишет благородному Кешаву, визирю махараджи Малабара

43. Махмуд Омар пишет Халилу Сеад-Едину в Дели

44. Пападопулос, попечитель церкви в Коломбо на Цейлоне, пишет своему приятелю Куманиди в Афины

45. Феодосий Мангала пишет игумении женского монастыря в Малабаре

46. Пандава из Бенареса пишет Раме Сисодии

47. Арджуна пишет своему брату Раме

48. Пандит Гаури Шанкара пишет визирю махараджи Малабара

49. Монах Каллистрат пишет со Святой Горы Митриновичу в Лондон

50. Первое письмо индийской миссии монаху Христодулу и ответ на него

51. Второе письмо индийской миссии монаху Христодулу и ответ на него

52. Третье письмо индийской миссии монаху Христодулу и ответ на него

53. Четвертое письмо индийской миссии монаху Христодулу и ответ на него

54. Пятое письмо индийской миссии монаху Христодулу и ответ на него

55. Шестое письмо индийской миссии монаху Христодулу и ответ на него

56. Седьмое письмо индийской миссии монаху Христодулу и ответ на него

57. Восьмое письмо индийской миссии монаху Христодулу и ответ на него

58.Феодосий Мангала пишет Церкви в Малабаре

59. Пандава из Бенареса пишет Раме Сисодии

60. Монах Каллистрат пишет со Святой Горы доктору Ефиму в Белград

Примечания


О Сербии и Индии – с любовью и болью


«Индийские письма» святителя Николая Сербского1 — еще одна жемчужина из богатейшего литературного наследия, оставленного этим замечательным церковным писателем минувшего столетия, с которым знакомится сегодня российский читатель. Жанр, выбранный в данном случае святителем, весьма оригинален. Это удивительно глубокая, проникновенная переписка, в которой принимают участие его герои, очень разные люди: индийские брамины и кшатрии (названия каст.— Ред.), сербские ученые, арабы-мусульмане, монах-святогорец. Объединяет их одно — любовь друг ко другу и искреннее желание найти истину в Боге, спасти свою душу, послужить спасению ближних. И обстоятельства их жизни, и происходящие в ней события, отражающиеся в письмах,– все свидетельствует о том, что обрести как искомую истину, так и спасение можно лишь во Христе. А остальные пути все ведут в никуда, в какой-то страшный тупик, выйти из которого собственными силами уже невозможно.

При всей своей «художественности» «Индийские письма» представляют собой на редкость содержательное, могущее служить источником серьезных и основательных познаний произведение. В некотором смысле они раскрывают для нас самую душу двух очень своеобразных, непохожих на прочие, народов — сербского и индийского, говорят об их вере и сомнениях, истории и настоящем, чаяниях и скорбях.

Почему именно Сербия и Индия? Казалось бы, эти страны настолько далеки одна от другой, настолько непохожи…

Впрочем, почему Сербия — гадать не приходится. Православная Сербия с ее героической и вместе трагической историей бесконечно дорога сердцу владыки Николая. И по его мысли в этой истории — превосходная иллюстрация того, как народ делает свой выбор между двумя царствами — Небесным и земным, теряя земное и предпочитая Небесное. Выбор этот очень поучителен для современного мира, отдающего предпочтение земному и в результате постепенно теряющего всё.

Между тем Сербия с ее удивительным своеобразием, с ее верой, с ее историей и обычаями, с ее преданностью Православию до смерти недостаточно известна сегодня, в том числе и нам — русским*2 . И искреннее желание святителя Николая — сделать сербский опыт, опыт стояния в вере и за веру до конца, доступным и открытым для всех, кто захотел бы к нему прикоснуться и его воспринять. Он сам всей душой любит свою родину и желает, чтобы так же от души полюбили Сербию все, кто узнает ее.

Неудивительно и то, что владыка решает обратиться к индийской теме. Если когда-то Индия была колонизирована Европой в лице британцев, то в ХХ столетии произошло нечто обратное. Европа столкнулась с индийским религиозным и философским феноменом и была зачарована им. Очень образно и емко пишет об этом в одной из своих книг современный церковный автор архимандрит Рафаил (Карелин): «Ворота Гималаев и Тибета приоткрылись, и на христианский — теперь уже, увы, нехристианский мир обрушились потоки восточной пантеистической мистики, оккультных систем, буддийских, индуистских, китайских религий, перемешанные с каббалистикой и различными руководствами по магии. Это вторжение по своим масштабам превосходит нашествие гуннов и монголов. Если поток гуннов захлебнулся на Каталаунских полях, то этот поток не встречает перед собой никаких преград. В столицах Европы рядом с христианскими храмами и древними европейскими университетами строятся капища Шивы и Будды, вместо креста христиане-отступники вешают себе на грудь амулеты в виде белых слонов, ступы Шивы, каббалистические знаки, талисманы и даже изображение демона. В иных христианских странах становится больше восточных ашрамов, общин кришнаитов, буддистов, шиваитов, чем монастырей»*3.

И вместе с тем такое стремительное знакомство с индийской духовностью в Европе началось сравнительно недавно и продолжает оставаться очень поверхностным. Это неудивительно, поскольку первые индийские религиозные тексты, Упанишады, были переведены на европейские языки только в XIX веке (первый перевод отдельных их фрагментов вышел в Калькутте в 1872–1874 годах, в Лейпциге в 1889-м и на русском языке в 1963 году) и до сих пор не исследованы в достаточной мере.

Потому представления о философско-теоретической стороне индийских религиозных верований остаются неполными, абстрактными, идеалистичными, такими, какими они сложились у их первооткрывателей — романтическо-эстетски настроенных европейских мыслителей XIX века. Восхитительные в своей возвышенности этические постулаты, облеченные в привлекательную литературную форму и удивительно точно отвечающие запросам европейской души, возросшей на христианстве,— вот что вынесли эти мыслители из восточных религий. Они нашли нечто родственное для себя в гигантских пластах индийской культуры, но не успели дойти до всего остального. И с тех пор с их легкой руки, говоря словами самой Бхагавад-гиты, «люди, обладающие скудными знаниями, прельщаются цветистыми словами “Вед”, предлагающими совершать различные кармические действия для вознесения на божественные планеты, для высокого рождения, для завоевания могущества» (Глава 2, тексты 42–43).

Представлений же об онтологической — практической, повседневно-бытовой, а также ритуальной стороне мира индийских религий явно недостаточно. А она в своем неприкрытом виде предстает ужасной, очень часто — как уже явное поклонение не свету, а тьме, не Богу, а сатане, о чем некоторые современные индийские гуру говорят порой совершенно откровенно. Страшным холодом веет от этого мира, погружение в него — погружение во мрак. И вместе с тем — в этом мраке живут люди, так же, как и сербы, зачастую предпочитающие Небесное земному, хотя и не ведающие верного пути к небесам.

Об этих людях, индийцах и сербах,— книга святителя Николая. А вернее, эта книга, как и все, что писал святитель,— о Христе, о разных путях к Нему. Или, еще точнее,— о том, как Христос Сам становится для каждого человека, искренне ищущего Бога, этим единственным истинным путем.


Издатели


1


Три миссионера пишут махарадже4 Малабара*


Салам, светлый наш махараджа!

Сообщаем тебе, что мы перешли из настоящей Европы на Балканы, и вот мы в Сербии – центральном балканском государстве.

До сих пор мы старательно и подробно описывали тебе в письмах наши впечатления и наблюдения об европейских народах. Все они очень далеки от нас своими мыслями, чувствами и идеалами. Наш общий вывод таков: Европа — это больной, выдающий себя за здорового; безумец, строящий из себя умника; нищий, притворяющийся богачом, и хилый, изображающий из себя сильного.

Главная причина падения Европы — в ее отпадении от Бога. «Мы отвернулись от Бога, и Бог отвернулся от нас»,— говорил нам один немецкий пастор. А во Франции мы слышали такое саркастическое высказывание: «Некогда Христос ехал на осляти, а нынче ослы ездят на Христе».

За целый год нашего странствования по европейским державам мы всеми силами старались найти связь людей с Божеством, связь земли с небесами, то есть то, что у нас, в Индии, столь очевидно, что бросается в глаза! То, что важнее всего в жизни людей. Как мы ожидали увидеть на каком-нибудь торжище картину, столь обычную у нас в Бомбее и Калькутте, а именно: чтобы в отведенное для молитвы время продавец молился Богу, а покупатели ждали его,— но напрасно. Напрасно – этого не было нигде и ни разу. Они только раз в неделю ходят в храм для молитвы, и то в столь малом количестве, что это поражает. Мы исследовали, высчитывали и поняли, что лишь один процент населения знает о храме и ходит в храм на молитву, причем раз в неделю. Это значит, что в городе с тридцатью тысячами жителей — а таких городов в Европе много — три тысячи душ ходят в храм на молитву один раз в семь дней.

Можно представить себе, каким несчастным почувствовал бы себя ты, если бы услышал, что в Малабарском царстве молится Богу лишь каждый сотый человек, о ты, наисветлейший цветок лотоса!5 4 В Европе люди ищут истину в науке, а правду — в равенстве. Это два напитка, которым упоено это белое человечество. Между тем, мы, испытав их, нашли, что и в одном, и в другом напитке больше яда, чем сладости. Нет ни истины в науке, ни правды в равенстве. Но говорить европейцам что-нибудь против науки и равенства было бы так же бесполезно и даже небезопасно, как говорить пьяницам о вреде вина и водки.

Европейские ученые в университетах и академиях принимали нас с учтивостью, но без любви, и приглашали нас читать лекции об Индии. Когда мы предлагали рассказать им о религии, о Божестве, о монашеских мистериях, о мудрости Веданты5 и подобном этому, они с презрением отклоняли это и предлагали поговорить об экономической ситуации в Индии, о политических правах граждан, о полезных ископаемых нашей родины, о статистике людей, животных, экспорта и импорта, всех и вся. Обо всем, но только не о Боге и не о тайне человеческого существа до его рождения и после его смерти. Мы отчаялись из-за этого. Мы дышали европейским воздухом, как ядом.

Сейчас нам немного легче дышится здесь, на Балканах. Но об этом мы тебе скоро напишем.

Да приумножит бог Вишну6 дни твои и да укрепит твое здоровье. Да будешь ты днями и здравием настолько богаче нас, насколько твой золотой престол выше треногих скамеечек малабарских крестьян.

Пандит Гаури Шанкара

Рама Ямуна Сисодия

Феодосий Мангала


2


Сисодия пишет своему брату Арджуне


Салам, дорогой мой Арджуна.

Усталые и огорченные впечатлениями от Европы, мы намеревались быстро пройти Балканы. Мы спешили как можно скорее добраться до нашей дорогой Индии.

Мы полагали, что Балканы — это какая-то незначительная окраина Европы, лишенная всякой оригинальности, не представляющая для нас никакого интереса. Ведь ты знаешь, что мы в Индии едва ли слышали о Балканах, равно как и на Балканах едва ли слышали о нашем святом городе Бенаресе6 8 или о буддийском Тибете. Но мы сильно ошиблись. По совету известного любителя Индии, живущего в Лондоне серба Митриновича, мы остановились в Сербии.

Первой неожиданностью для нас стало полученное нами из королевского дворца приглашение явиться к королю Сербии. Король — это махараджа Сербии. Король принял нас с простодушной любезностью. Три его сына говорили с нами по-французски, а между собой по-английски. Это удивило нас. Почему бы им не говорить на языке своего народа? Король прежде всего спросил нас, как живет народ в Индии. Затем спросил, какова была наша миссия в Европе: политическая, экономическая или культурная. Мы отвечали, что светлый махараджа Малабара послал нас изучить дух, душу и характер европейских народов и понять основные причины минувшей страшной мировой войны, которая не пощадила и нашу далекую отчизну.

— Ваш махараджа,— сказал король,— должно быть, великий мудрец и Божий человек, если предпринял нечто подобное. Но скажите мне, благородные господа, если это не секрет, к каким выводам вы пришли? То есть что обусловило последнюю мировую резню?10 

— Безбожие, эта злая мать двух злых дочерей: эгоизма и насилия.

— Верно, верно! — воскликнул король с таким радостным удивлением, будто гадалка открыла перевернутую карту.

Далее, когда я в ходе беседы признался, что сам я кшатрий7 и после религии меня больше всего интересует армия, он пригласил нас прийти в первый день Пасхи на смотр своей гвардии. А это самый великий христианский праздник, когда славят Воскресение Христа из мертвых.

— Как вы сказали? — спросил король.— Вы сказали, что вас как кшатрия больше всего интересует армия после религии? Значит ли это, что ваше воинское сословие, кшатриев, религия все-таки интересует больше, чем армия? Так ли это?

— Это так, светлый махараджа,— ответил я.— Для всех сословий Индии, то есть для браминов, кшатриев, вайшьев и париев11 , религия прежде всего и выше всего. Всё ниже религии и существует в свете религии.

Король, чуточку взгрустнув, посмотрел вдаль и сказал:

— Да, это так. Именно так должно быть всегда и у всех народов.

В день Пасхи мы были во дворцовом храме. Божественную службу служили священники в златотканых облачениях. Как мы потом узнали, у христиан Божественная служба символизирует драму жизни Христа Мессии. Пелась одна и та же песнь — то протяжно и магично, то быстро и с восклицанием и чуть ли не с пляской. Пелась бесчисленное множество раз. Эта песнь звучит так:


Христос воскресе из мертвых,

смертию смерть поправ

и сущим во гробех живот даровав12 .


Действительно, чудо и таинство. Я дрожал от какого-то необъяснимого страха. Наши христианские миссионеры в Индии бесконечно убоги в сравнении с этим образом величественного Мессии, Победителя смерти. Священник произнес речь, весьма волнующую. Я просил брата нашего Феодосия Мангалу постараться перевести ее на индийский.

В конце службы все присутствовавшие подходили к королю и поздравляли его с праздником следующими словами: «Христос воскресе!», на что король каждому отвечал: «Воистину воскресе!». По выходе из церкви мы пошли на смотр королевской гвардии. Гвардейцы были в праздничной красочной форме, что нашим глазам было особенно приятно. Все воины — молодцы, дивные статью и красотой. Как наши кашмирцы8 и гималайские горцы. Трубы возвестили прибытие короля. Как мне объяснили, трубы исполняли пьесу «Это наш король! Это наш король!». Когда воцарилась тишина, король приветствовал войско словами: «Христос воскресе, братья!», на что грянул громогласный ответ из сотен молодецких грудей: «Воистину воскресе!». В волнении я сказал себе: вот где люди не шутят с верой. Вот неслыханная и невиданная для нас картина: чтобы властитель поздравлял свою армию с самым неслыханным и невиданным фактом человеческой истории — Воскресением Христовым! Он поздравляет, будто утверждает факт Христова Воскресения, а его армия поздравляет его в ответ подтверждением этого факта: «Воистину Христос воскресе!». Здесь нет того заигрывания с верой, какое имеется у нас, в Индии.

После военного парада мы были приглашены во дворец на завтрак. Здесь дарили друг другу вареные яйца, окрашенные в красный цвет в знак радости. В знак радости о победе Христа над смертью. В самом деле удивительно! Затем стали христосоваться яйцами: король и королева, и их дети, и офицеры, и все приглашенные гости. Один держит яйцо в руке, а другой ударяет. Тот, кто ударяет, восклицает: «Христос воскресе!», а тот, кто держит, отвечает: «Воистину воскресе!». Когда мы вышли на улицу, со всех сторон слышали поздравления: «Христос воскресе!» и «Воистину воскресе!». Никто не говорит: «Доброе утро» или «Добрый день», но: «Христос воскресе!» и: «Воистину воскресе!». Газеты печатают передовицы с заголовком: «Христос воскресе! Воистину воскресе!». Весь воздух исполнен этим поздравлением. Я сказал бы, что и птицы щебечут, и листья шелестят, и великий Дунай гудит только эти слова: «Христос воскресе!» и «Воистину воскресе!».

О мой Арджуна, в первый раз мое сердце осияла радость с тех пор, как я разлучился с Индией. Благодарение богине Кали9 13 , которой мы здесь всегда мысленно приносим жертвы. А ты не забудь принести ей жертву по нашему обычаю и от моего имени тоже.


Любящий тебя брат Рама


3


Феодосий Мангала пишет митрополиту Малабара


Христос воскресе, старче митрополите. Скажи: «Воистину воскресе», и тогда мы по-сербски поздравим друг друга.

Вчера мы так поздравляли друг друга во дворце сербского короля, а он — махараджа сербов. Сербы так поздравляют друг друга и сегодня, на второй день Пасхи; и мне говорят, что так будет целых сорок дней, до самого праздника Вознесения Христова. Поистине, удивительно и трогательно.

Вчерашний день, первый день Пасхи, был для нас, индийцев, днем восхищения и духовного укрепления. Мы были гостями короля сначала на молебне в дворцовой церкви, а потом на завтраке во дворце.

Ты уже видел православную литургию, и тебе известно, насколько она драматична и мистична. Потому не стану описывать тебе то, что ты знаешь. Хочу лишь передать тебе дословно переведенную речь старого дворцового священника, которую он произнес в конце литургии. Я потрудился сделать этот перевод и по личному моему желанию, и по желанию моих друзей, Пандита Гаури Шанкары и Рамы Ямуны Сисодии. Речь эта гласит следующее.

«Государь король, Христос воскресе!

По предвечному плану Божию должен был Мессия и Спаситель мира сойти в мутный поток земного бытия человечества, который как омут засасывал всех людей в подземный ад; сошел, чтобы очистить этот поток и направить его течение вверх, к бессмертному Царству Небесному, Царству вечного света и вечной жизни. Эту задачу полного переворота не мог выполнить человек, даже самый великий из величайших, но только один Бог всемогущий. Для этого явился миру как Мессия, вечный Сын вечного Отца в лице Человека Господа Иисуса Христа, рожденного во плоти от Духа Святаго и Святой Девы Марии и исполненного Божественной мудрости, силы и красоты. Явился среди народа еврейского Тот, пришествие Которого Бог веками готовил через пророков и праведников, и через страшные знамения и чудеса, и образы и обстоятельства, слова и символы. Но — о слепота людская! — Его не приняли. Евреи отвергли Его за то, что Он творил добро для всех людей и народов, а не только для евреев, и за то, что назвал Себя Мессией всего мира, а не только малого племени Израилева. Дегенерировавшие в ведении и вере еврейские священники времени Иисусова пожелали лучше провозгласить своим мессией разбойника Варавву, который кровью отомстил римлянам за пролитую ими еврейскую кровь, нежели Иисуса, проповедовавшего милость и любовь ко всем людям. Всякого, сделавшего что-либо доброе неевреям, евреи воспринимали как своего врага, сколько бы добра он ни сделал им самим. По их понятиям, Мессия должен был не только делать добро лишь евреям, но точно так же должен был причинять зло всем другим народам.

Такова была суть противостояния, государь король. Столкнулись зависть и доброта, злоба и любовь, самолюбие и человеколюбие, шовинистическая узость и торжествующая всечеловечность Божия, мрак духовный и свет небесный.

Зло победило. Но его победа над добром была мнимой. Она продолжалась всего лишь три дня. На третий день Христос воскрес из гроба. И добро таким образом победило зло. И эта победа продолжается, торжествует и ширится вот уже две тысячи лет. Победа зла продолжалась неполных три дня, а победа добра длится вот уже две тысячи лет и будет продолжаться до конца времен.

Велика победа над злобой людей, еще величественнее победа над злом демонским. Но самая великая победа — это победа над смертью. Христос одержал все три победы: над людьми, над демонами и над смертью.

Кто из великих людей когда-либо одерживал все эти три победы? Никто. Если кто и побеждал людей, то никто не побеждал демонов. Помышлял ли когда-нибудь кто-нибудь из самых великих в мире людей победить смерть? Никогда и никто на всех пяти континентах. Один лишь Христос трижды победитель — несравнимый, непознаваемый и недостижимый. К этому Христу, победителю всех победителей, прилепился наш сербский народ тысячу лет тому назад и от Него не отделяется. Для него нет ничего дороже Христа, нет ничего светлее и святее. Крест Христов стал знаменем сербского народа14 . На всех битвах сербского народа с неверными реял крестный флаг: как над царем Душаном15 , так и над Лазаревым войском в Косове16 , и над нашими крестьянскими князьями-повстанцами Карагеоргием17 и Милошем18 , на Мишаре19 и Любиче20 .

Мессию мира, Которого евреи отвергли и распяли на Кресте, мы, сербы, приняли и сделали заступником нашего народа, нашей истории, нашей судьбы.

Но за это наша история превратилась в новую драму Его жизни. За это мы, как народ Христов, много раз страдали, много раз умирали и много раз воскресали. Наш исторический путь отмечен кровавым крестом и светлым воскресением. Всё под знаком Христа, распятого и воскресшего. И все наши великие исторические личности прославились только потому, что прошли путем Христовым, путем Голгофы и Воскресения.

Потому, государь король, для нас, сербов, Великий Пяток вдвойне тяжек, а Пасха вдвойне радостна. Ведь оплакивая Христовы страдания на Кресте в Великий Пяток, мы оплакиваем миллионы наших соотечественников, убитых за Христа во все века; а славя Христово Воскресение, мы славим и их, бессмертных в Небесном Царстве Христовом, в великой многомиллионной Сербии, торжествующей на небесах. В этой бессмертной небесной Сербии торжествуют и многие твои предки, государь, и я, как и всякий серб, надеюсь, что есть там и мои предки. Нашу радость мы соединяем с их радостью. И вместе с ними восклицаем: “Христос воскресе!”. А это значит: Бог победил сатану; жизнь поглотила смерть; правда стерла неправду; любовь упразднила ненависть; свет разогнал тьму. Потому и поем мы трижды: “Христос воскрес! Христос воскрес! Христос воскрес! — радость принес!”21 . Аминь».

Когда ты прочтешь эту речь, старче митрополите, ты поймешь, какое огромное впечатление она произвела не только на меня, но и на моих некрещеных земляков: на брамина Гаури Шанкару и кшатрия Раму Сисодию. Тем более после нашего печального опыта в безбожной и окамененной Европе.

Знай, что через месяц, когда ты получишь это письмо, в этой чудесной земле во все концы еще будет звучать приветствие: «Христос воскресе!» и: «Воистину воскресе!».

Желаю тебе всяческой радости от Христа и остаюсь преданным тебе

Феодосий Мангала

4

Госпожа Индумати пишет своему супругу Пандиту Гаури Шанкаре из Аллахабада10 

Желаю тебе счастья — больше тебе, чем мне.

Ты это я, я это ты11. Это чувство с первых наших дней живет во мне, и сейчас, спустя двадцать лет, оно цветет, как прекраснейший лотос на священной реке Ганг12. Это чувство еще более окрепло по причине долгого твоего отсутствия. Изо дня в день и из ночи в ночь я живу более с тобой там, в этой дикой Европе, чем здесь, в нашей Индии. Действительно, я больше ты, чем я. Там, с тобой, действительная я, здесь же только моя тень. Одно за другим получила я несколько твоих писем, и все они — одно другого горше. И если ты, призванный как брамин22 к сдержанности и строгой объективности, настолько мрачно пишешь о Европе, то я могу представить, как страшна эта зверская земля, не обладающая ничем, кроме зубов и желудка. Поэтому, чтобы облегчить твою участь, я взяла на себя труд и пошла в Аллахабад на праздник свечей в честь богини Кали.

Тебе этот праздник известен, мы не раз с тобой на нем были. Никогда он не был для меня ни таким красивым, ни таким торжественным, как сейчас,— но не был и таким грустным, без тебя. Скажу тебе, что в этом году в Аллахабаде было около двух миллионов паломников со всей Индии. Будто песок на берегу Ганга ожил и превратился в людей. Привела я с собой и нашего сына Ануширвану. Никогда он еще не был в Аллахабаде. Ночью, когда паломники зажгли миллионы свечей и пустили их по реке в честь богини Кали, вид был такой величественный, что Ануширвана запрыгал и захлопал в ладоши от восхищения и возбуждения. Он своими руками, как я научила его, зажег и пустил по Гангу семь свечей за твое счастье, в честь наших самых великих божеств: Брахмы23 , Вишну, Шивы24 , Индры25 , Савитри26 и Кали. Чтобы они были тебе защитниками в твоем пути через эти зверские джунгли. А я, со своей стороны, зажгла много свечей в честь любимой мною Кали, чтобы она сохранила нам тебя и вернула живым. Ты это я, я это ты. Почитает тебя и кланяется тебе

Индумати


5


Снова госпожа Индумати пишет своему мужу Пандиту Гаури из Бомбея


Желаю тебе мира, блаженный мокша13 ,— более тебе, чем себе.

Вернулись мы из Аллахабада в Бомбей и пошли в гости к нашему родственнику Сомадеве. Брамин, как и ты, он очень беспокоится о тебе, чтобы ты в этой языческой Европе ничем не осквернился. Говорит, что тебе не следовало бы здороваться за руку с теми зверскими людьми, ни есть вместе с ними, ни спать в постелях, в которых они спали. Рассказывает мне, как Махатма Ганди27 , отправляясь в Европу, взял с собой двух коз, чтобы пить их молоко, причем из посуды, которую он привез с собой из Индии. И говорит мне об одном махарадже, который, отправляясь в Европу, повез с собой на корабле из Индии бочки с водой. Чтобы пить воду из святого Ганга и умываться ею и чтобы не оскверниться нечистой водой из несвятых рек европейских. И для Сомадевы великое беспокойство, а для меня еще большее,— как тебе сохранить браминскую чистоту в тамошней мути языческого мира. Итак, остерегайся и блюди себя. А мы будем стараться отсюда помогать тебе чем можем.

Договорились мы с Сомадевой сделать для тебя следующее:

1. Сомадева будет каждые семь дней перечитывать всю Бхагавад-гиту14 28 во имя твоего блага.

2. Наш сын Ануширвана будет каждый день читать по несколько шлок1529 из Веданты.

3. А я буду каждый день приносить букет цветов лотоса богине Кали, да сохранит она тебя в чистоте, что белее гималайского снега.

4. И наконец, послала я с одним бхикшу1630 дары в тибетские монастыри, чтобы читали за тебя тантры и мантры31 , написанные на всех пятистах плитах17.

Нашу помощь ты, несомненно, ощутишь. Потому что хотя мы и далеко друг от друга, но боги близки ко всем нам на всяком месте и во всякое мгновение. Об этом не имеют понятия грубые европейские материалисты. Но у нас, в Индии, это знают все, как князья, так и носильщики, как старцы, так и дети.

Почитает тебя и кланяется тебе

Индумати


6


Феодосий Мангала пишет Малабарской Церкви


Мир вам и радость от Господа Иисуса Христа.

Вот мы и в Сербии, чудесной стране на Балканском полуострове. Мы здесь не думаем о чудной красоте здешней природы, ведь природа Божия всюду есть несказанное чудо красоты, а думаем об этом народе и его исторической судьбе. Ибо человек важнее природы, а часто и прекраснее ее. Не человек ради природы, но природа ради человека.

Мы взяли себе за правило, как только ступим на какую-нибудь новую землю, прежде всего узнавать прошлое ее народа. В Сербии нам сопутствовала удача и мы нашли индолога, который прекрасно знает и весьма любит Индию. Десять ночей он читал и рассказывал нам об истории сербского народа. Если бы даже он рассказывал нам не десять ночей, а десять месяцев, нам и того было бы мало. Но то, о чем мы услышали от нашего нового друга и любителя Индии за десять ночей, я должен, к отчаянию моему, сократить так, чтобы вы могли прочитать это за десять минут. Ведь письмо, которое невозможно прочитать за десять минут,— это не письмо, а уже иной жанр литературы.

Святые люди сделали самостоятельными и объединили племена, переселившиеся некогда на Балканы из Индии. Запомните это: из Индии. Святой Симеон Неманя




оставить комментарий
страница1/7
Дата11.10.2011
Размер2.19 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4   5   6   7
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх