Московсий Кремль, русская художественная культура 15 - 16 веков icon

Московсий Кремль, русская художественная культура 15 - 16 веков


Смотрите также:
Урокам для учителя по учебному предмету «Русская художественная культура»...
Емохонова Л. Г...
Тематическое планирование по предмету «Мировая художественная культура» 9 класс...
Авторская программа «Мировая художественная культура» (9-11 классы) (г...
Авторская программа «Мировая художественная культура» (9-11 классы) (г...
Методические рекомендации по их подготовке Раздел «Художественная культура Древнего мира»...
«Мировая художественная культура»...
Н. А. Бердяев, тяготевший к образной метафоричности в своей яркой философии...
Рабочей программы учебной дисциплины «русская литература и культура»...
Программа «Художественная культура древнего мира, средних веков и эпохи Возрождения». 6-8 кл...
Программа «Художественная культура древнего мира, средних веков и эпохи Возрождения». 6-8 кл...
Программа «Художественная культура древнего мира, средних веков и эпохи Возрождения». 6-8 кл...



страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11
вернуться в начало
^ СИЙУКАЗ НОВЫМ ЧЮДОТВОРЦЕМ НА КИЙЖДО ДЕНЬ УКАЗАСЯ КОЕМУЖДО ПРАЗНОВАТИ*.

л. 55 об. Месяца сентебря 7 Иоанну архиепископу Новгородскому. // Месяца ноября в 17 преподобному Никону Сергиеву ученику. Месяца того же 23 великому князю

л. 56 Александру Невскому. Месяца генваря 11 преподобному Павлу Обнорскому. // Месяца марта 17 преподобному Макарию Колязинскому. Месяца тогож 30 Ионе митрополиту. Месяца апреля 17 Зосиме Соловецкому. Месяца Майя 1 преподоб-

л. 57 ному Пафнотию Боровскому. Месяца июня 1 преподобному Дионисию // Глу-шицкому чюдотворцу. Месяца августа 30 преподобному Александру Сверскому.

^ N. ИЗ ЖИТИЯ ПРЕПОДОБНОГО МАРТИНИАНА БЕЛОЗЕРСКОГО**.

л. 365 об. Почто великий святитель Макарий митрополит Руския земли не положи в гра­мотах, иже пела по градом и великим монастырем в лето 7055 года в преминове-нии царя и великаго князя Иоанна Васильевича всеа Росии и иже избра и разеу-ди с тогоже бяша Собора пети и праздновати повеле святых отец по всем церк-л. 366 вам Великйя Росии, а сих остави, понеже не небрежением //сия сотвори святый митрополит, ниже просто яко же прилучися вещь сия. Приехавши убо игумен тоя обители после Собора того много дней минувшым и жития святых отец Фера-понта и Мартиниана с собою привезшу повеления и благословения государьска просити и вдаст сия в руце святителя. Великий же сия бяже расмотрев повеле па­ки Собору быти и собравъшимся к нему всем святителем перваго того Собора Алексию архиепископу Ростовскому, да Ионе епископе Суздалскому, да Ионе же

л. 366 об. епископу об Рязанскому, да Акакию епископу // Тверскому, да Феодосию еписко­пу Коломенскому, да Савве епископу Сарскому, да Киприану епископу Пермско­му и з честными архимандриты и с честными игумены великих монастырей и старцем издбранным и всему священному Собору и взят книги святыя и повеле пред собою прочести жития святых и чюдеса. И разеудив всем тем Собором, яко неправедно есть оставити святых, благослови и повеле игумену тоя обители пе­ти и праздновати святых отец с предиреченными святыми преподобного Фера-л. 367 понта и Мартиниана и // жития их чести на Соборе в славу Отца и Сына и Свя-таго Духа Вседержителя Бога. Но и се яко да не возглаголют нецыи мнением ре-куще, повелел есть святый митрополит единой церкви обители тоя праздновати святых. Смотри и испытай известно, не бывает сицево повеление во святых пи-саниих неправды зазор сотворили и обрящещися ложь пред Богом. Святыя книги пишут: едино стадо и един Пастырь Христос, едина церковь, едина вера, дал есть

л. 367 об. Единой Церкви и иным // вда не дати ниже единой вдасться Добре святый митрополит сотвори и зело полезно есть, якоже некую утварь царскую Церкви Бо-жией приложи святых отец праздновати повеле, и блгослови. Мы же блаженныя сия отцы поминающе, братие добрая их предания не имамы ино что воздаянием даровати или достойно похваление принести противу трудов их и болезней и лю­безно попечения еже о душах наших искренно положиша и любовь о Христе ве-л. 368 лику // показаша всегодно празднуем пречестную память их, аки благовродная и возлюбленная чада родитель своих и тепле молим всии купно глаголюще, но о пастырие добрии преблаженнии и истинии строитилие винограда Христова и на-казатели иноческаго жития, отцем слава, преподобным единокровнии и правед­ным иноком наставницы, ангельским житием жизнь свою поживше смиреннии мудростию приятели всекраснии прибегающым к вам всем помощницы проро-л. 368 об. ком и по // стником радование и сожительства иже с ними.

О преблаженнии отцы Ферапонте и Мартинианне свыше нас назирайте отече­ский призирающи, иже над нами державу добре и боголюбезне устроити и егда же Бог на суднем Престоле сядет и наша дела и словеса испытая праведно при-идите предложите болезни и труды ваю, их же в постничестве тмами понесли ести и благому помолитися Владыце, иже нас ради Самому до крестныя смерти исшедъшему спасеных части причастники сотворите нас // благодатию и щедро­тами и человеколюбием Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, Ему же слава, честь и держава и поклонение со Безначалным Его Отцем и со Пресвятым и благим и Животворящим Духом ныне и присно и во веки веком. Аминь.

^ V. ПОСЛАНИЕ НОВГОРОДСКОГО АРХИЕПИСКОПА ПИМЕНА (1552-1570) ВСЕРОССИЙСКОМУ МИТРОПОЛИТУ МАКАРИЮ В СВЯЗИ С ОБРЕТЕНИЕМ МОЩЕЙ СВЯТИТЕЛЯ НИКИТЫ*.

Послание об обретении мощей Никиты епископа.

Да здесь, господине, в Новегороде явися благодать Божиа и милость сего лета в соборной, господине, церкви в Софеи Премудрости Божий, прослави Господь угодника Своего епископа Никиту Новогородского чюдотворца, о нем же пи­шется в Патерице Печерском. Бысть убо сий блаженный на епископии в Вели­ком Новеграде (1)3 лет и преставися лета 6616 и погребен бысть в святей Софеи,

в приделе святых праведных Богоотец Иоакима и Анны. И ныне, господине, Бо-жиим изволением пресвященный архиепископ Пимин и узре святаго епископа Никиту в гробе лежаще в святительстем сану в плоти и благоухание велие ис-пущающе. И о сем убо государь радости исполнися и вскоре возвести о том прав-славному царю и государю, великому князю Ивану Васильевичю всеа Русии и святейшему Макарию Митрополиту. Царь же православный, и Митрополит, и все людие прославиша Бога о таковом великом чюдеси. И повелеша архиепи­скопу ис тое раки каменыа выняти святое тело и положили в новую раку древя-ну тем же образом, яко же Алексей чюдотворец лежит в раце и праздновати ему велели, яко же прочим чюдотворцем. Архиепископ же о том велик подвиг со-творити к Богу месяца апреля в 30 день, на память святаго Апостола Иакова, брата Иоанна Богослова, сотвори празник светел обретению честных его мощей с архимандритом и с игумены и с всем освященным собором молебная пели всем градом не по един день. И того дни служило в Софеи Премудрости Божий с ар­хиепископом велий собор, яко 60 человек игуменов и священников и диаконов, и на столованье было у архиепископа в полате не по един день. А того дни архие­пископ за столом сам стряпал, ясти и пити ставил въ все столы. И бысть того дни и потом и ныне христаном радость, яко в последняя дни проявил Господь Своего угодника святителя Никиту чюдотворца. Святый же лежит ныне в раце всеми ви­дим и покланяем, яко же Алексей чюдотворец, и Иона, и Сергий, и прочий свя-тии откровени в святых раках лежат. Истачает целбы с верой приходящим. А ле­жал, господине, погребен 450 лет и три месяци. И мы, господине, милости ради святаго послали к тебе на бумазеобраз святаго Никиты епископа, да от риз свя­таго две части на благословение твоему преподобьству. Аще убо, господине, по-лучиши сий дар, и ты и иных сподоби таковыа благодати, а с того, господине, об­разца вели написати икону, образ святаго. И вели, господине его писати без бра­ды, чтоб было немножко власов на браде и на усе, чтобы едва знати власы брад-ные на теле седы, якоже бысть и при животе, тако и ныне обретеся в гробе. Таков аз и к тебе послал образец, да тропарь и кондак святому послал же есми тебе. И ты, господине, помяни нас въ святых своих молитвах. А о том, господи­не, не сумнися, что он написан епископом, а не архиепископом, понеже изначала была в Новеграде и в Ростове епископы до Иоанна архиепископа Новогороцкаго чюдотворца, а от Иоана, господине, почали быти архиепископы и до сего време­ни. А Никита, господине, бысть шестый епископ в Новеграде. И ты, господине, вели его писати епископом, и зде его поминают епископом.

^ VI. ОТКРЫТИЕ МОЩЕЙ МУРОМСКИХ ЧУДОТВОРЦЕВ*.

л. 51 об. В лето 7061-го году государь царь и великий князь Иоанн Васильевич всея Рос­сии по благословению отца его и богомольца преосвященнаго Макария митро­полита Московскаго и всея России и всего освященнаго Собора пойде на без-божнаго царя Казанского и на его агарян на злых босурманов незнающих Бога. И прииде государь царь Иоанн Васильевичь со всем своим царским воинством во град Муром и пребысть во граде Муроме две недели и прииде помолитися в первоначалную церковь Благовещения Пресвятыя Богородицы и к Муромским л. 52 чудотворцем и молебны повеле служити. И по совершении молебнаго // пения из ыде из церкви и нача вопрошати священноинока Герасима, где почивают отца моего и мои сродичи Муромские чудотворцы благоверный князь Константин с чады. И священноинок Герасим поведа и место указа, где почивают мощи благо-вернаго князя Константина с чады. И на них лежит дека самородная каменна ве­ликая. Та дека стоит и до ныне на их месте с южная страны у церковныя стены.

И государь царь и великий князь Иоанн Васильевичь у чудотворцевых гробниц поклонися, моляся им со слезами, помощи прося на сопостаты, победы и одоле-л. 52 об. ние. И нача боляром глаголати, аще Господь Бог // и Пресвятая Богородица и Муромские чудотворцы благоверный князь Константин с чады своими подадут мне победу на казанскаго безбожнаго царя и на его злых босурманов немилости­вых одоление и с своим недругом управлюся и Казань град возму и возвращуся с победою и аз повелю зде устроити храм каменный Благовещения Пресвятая Бо­городицы и предел Муромских чудотворцев благовернаго князя Константина с чады со всею лепотою Божиею и церковною.

л. 53 И иде государь царь и великий князь Иоанн Васильевич из Мурома в Казань град и Божиею милостию и предстательством Пресвятыя Богородицы // и молением Муромских чудотворцев Казань град взял в лето 7061-м году, месяца октоврия во 2 день на память священномученика Киприана и святыя мученицы Иустины. И прииде государь царь к Москве и того же лета прислал в Муром каменщиков и начата копати пд храм пошву и обретоша мощи благовернаго князя Константи­на и чад его князя Михаила и князя Федора. Обретены мощи в лето 7061-м году месяца иуния в 6 день на память преподобного Илариона Нового и преподобно­го Виссариона.

л. 53 об. И повеле Герасим звонити во вся тяжкая и услышание // граждане муромстии на роди звон во обители пресвятая Богородицы и снидошася мужие и жены и вся­ких чинов множество людей и реша вси: повеждь нам Господа ради, священнои-ноче Герасиме, почто нас призываеши в обитель святую, не потай от нас данныя ти благодати от Господа, повеждь нам честный отче скоро, да не вотще труды на­ши будут, что тебе мзда сристанию (!) нашему будет в дом Пречистьи Бгороди-цы. И рече им священноинок Герасим: отцы и братия моя вас бо созываю не на плотское веселие, но призываю вас на духовную трапезу, и не на земное пирше-л. 54 ство, но на небесное. И хощу // вам объявити новоявленных чудотворцев, мощи благовернаго князя Константина с чады своими Михаилом и с князем Феодором, просветителей наших, и предлагаю вам, всенародному множеству сию трапезу духовную а не телесную.

Народи же слышавше от священноинока Герасима глаголы сия и реша ему все людие от радости сердечныя со слезами: о священоиноче, отче Герасиме, не на тленное мы богатство стекохомся, но приидохом видети благодать духовную, мо­щи святых чудотворцев. И священноинок Герасим слыша сие от народа, от радо-

л. 54 об. сти сердечныя рекши: // О велие милосердие Божие, какое дарова нам богатство негиблемое и сокровище некрадомо, како посети нас убогих и нищих своею ми­лостию. И рече к народу: приидите отцы и братия, приидите и видите благодать духовную, а не телесную, се бо трапеза духовная предстоит, се пиво духовное пивше возвеселимся. Приидите вси любящий, приимите исцеление, приидите вси почерпите здравие от источника неистощимаго. Приидите вси богатии и убозии, раби и свободни и вси людие возвеселитеся себе нам радостная весна возсия, се-л. 55 бо нашы учители и просветители явишеся, сими познавше свет // истинный Го­спода нашего Иисуса Христа, сими избавлшеся тмы и познавше свет и вси вкупе возвеселимся в нынешний день праздника торжественнаго. И начаша молебное пение воздавати новоявленным чудотворцем, благоверному князю Константину с чады и в то время бысть чудо от святых мощей их пре-славно, исцелити старицу Феодосию, четыре лета глуха и безгласна пребысть. Да в то же время подали исцеление боярскому сыну именем Иоанну, много лет бо-лезнию и недугом одержим бысть и многия недужныя исцеление получина и ду-

л. 55 об. хи нечистыя от человек отгнаша и весь град Муром просветиша // невечерним светом. Святыя мощи их источают чудеса и до сего дни непрестанно. И на преднее возвратимся. Егда обретоша святые мощи чудотворцев и бысть на святых мощах земли полторы пяди, и совершивше каменную церковь Благове­щения Пресвятыя Богородицы и предел чудотворцев Муромских и содеявше в церковной стене святым мощем их место, сиречь пещеру. И гости муромския пи­сали к Москве к государю царю и великому князю (Ивану) Васильевичу Чет­верток Сычев, да Семен Попяткин о обретении мощей святых чудотворцев и о чудесах от святых мощей бывших, и о церковном строении что тот храм строи-л. 56 ли. И государь царь и великий князь Иоанн Васильевич // прислал в Муром в храм Благовещению Пресвятыя Богородицы и к муромским чудотворцем в предел образы, книги, ризы и колокола и на святыя мощи покровы и всю утварь церковную. И прислал государь царь с Рязани в Муром богомолца своего пре­освященного Гурия и повеле святыя их мощи в раке положити и в церкве в сте­не каменной в пещере честно поставити и устроити монастырь пречестен и по­веле быти игумену и священником и братии. И по государеву цареву велению епископ Гурий прииде в Муром честныя святыя и целебныя их мощи в раке по­ложил и в церкве в пещере поставил и храм Благовещения // Пресвятыя Бого-л. 56 об. родицы и предел святых чудотворцев освятил и все якоже лепо по чину церков­ному и монастырскому устроил месяца генваря в 24 день на память преподобныя матери нашея Ксении Римляныни. И моляся епископ Гурий Благовещению Пре-святей Богородице и святым чудотворцем Муромским и пренесение их мощей праздноваша честно, игумену и братии яже о Христе целование подав, изыде из Мурома с великою честию на свой святительский престол во град Переяславль Рязанский, а государь царь и великий князь Иоанн Васильевичь во своем царском богомолий у Благовещения Пресвятыя Богородицы и чудотворцев игумена з л. 57 братиею // по чину устроил и пожаловал их и даде им из своея царския казны ми-лостину неоскудну. И даде им свою царскую уставную грамоту за красною печа­тью, како игумен з братиею во обители Благовещения Пресвятыя Богородицы и у святаго Апостола Иоанна Богослова и святых чудотворцев благовернаго князя Константина с чады в предидущия лета служити и потом своей царской грамоте велел игумену з братиею ругу имати на пропитание, а за него государя Бога мо-лити о Христе Иисусе Господе нашем, Ему же слава и ныне и присно и во веки веков аминь.

^ VII. О ПРИШЕСТВИИ ЕПИСКОПА ИОАСАФА В МОНАСТЫРЬ

И О ИГУМЕНЕ ИЛАРИОНЕ. ЧЮДО ТРИДЕСЯТОЕ. 1561 Г.

ИЗ ЖИТИЯ ПРЕПОДОБНЫХ ГРИГОРИЯ И КАССИАНА АВНЕЖСКИХ*.

л. 40 об. Преосвященный же Митрополит Макарий, собра архиепископы и епископы, и весь освященный Собор и устави праздновати святым. И посла книги своя Перм-л. 41 скому епископу // Иоасафу, да идет тамо, идеже святии лежаху. Епископ же по­сла книги своя во вся монастыри сущыя под ним, да идут с ним вси игумены в пу­стыню, идеже святии лежаху, по повелению же преосвященного Митрополита видети очима слышанная. Сам же епископ со дщанием седе в ладицу, поим с со­бою весь причет церковный и потребная повеле братии сущым в пустыни, и плы-ша тамо по реке. Такоже игумены по повелению епископа, кождо их от мона­стыря своего тамо идуще. В них же бе игумен Иларион Лопотова монастыря, яко тяшко сие внят путное шествие и яко же тщету некую вменяя и всуе труды: гла-

л. 41 об. голя в себе, бе бо яко мало // верием одержим ко Преподобным, но бояшеся пре-слушати епископа и нехотя идяше путем: от своего (епископа) монастыря на осляти еха. Егда же бысть ему близ монастыря святых разсвирепеся осля его, и зсверже его с себе и сокруши его толико, яко же ничим ему не владети, и состави ему вси сотрясошася, и принесоша его в монастырь святых. И внесоша его в келлию и положиша и на одре. Прииде же епископ и вси игумены с ним и певше вечерню и заутриню. Тому же игумени Илариону болезнующу, и кающуся о не­верии своем, и молящуся Богу и святым Его на одре своем. И тако помалу нача л. 42 ощущати облегчение болезни своея, и повеле пети вечерню и заутриню // и тако боле облегчение получи и повеле правилная вся пети потребная к Божественной Литургии. Егда же приспевшу времени святей службы входит епископ и сущий с ним игумени и священницы во святую церковь, входит же и той с ними игумен Иларион. И бысть служа со епископом, святую Литургию. По совершении же службы бысть здрав, яко николиже что пострада. И извествует епископу и всем ту сущым с ним Божию Благодать и преподобных отец Григория и Кассиана ве­ликая, и дивная, и преславная их чюдеса, иже прежде инем, неверующым о свя-л. 42 об. тых последи же сам: известен сказатель святых о чюдесех бываемых // той же игумен Иларион. Егда же совершивше Божественную Литургию и повеле епи­скоп раскопати землю, идеже святии лежаху, и обрете гроб цел и открыта, и во-ня благоухания на вся предстоящыя и видеша мощи составы нерушимы, и не иму­ще дебельства тела, яко кожа присохла к костем, и светящеся яко снег. Другий же гроб рушим от mejhu якоже и прежде писахом, егда свеща являхуся, и мнеша, яко сокровище ископаху, тогда в нощи и смесиша, мощи с перстию, тем же и месть тогда прияша. И паки покаявшеся здравие получиша. Мы же на предлежа-л. 43 щее да возвратимся. Тогда же // прииде чернец некий от веси глаголемыя Наре-мы, именем Иеремий. И той бысть в иступлении ума от многих лет, припадая к мощем святых и в той час здрав, и смыслен. И отиде во своя си, прославляя Бо­га и святых Его угодников.


^ Ю.А. ПЯТНИЦКИЙ

МОСКОВСКИЙ КРЕМЛЬ И ГРЕКО-РУССКИЕ СВЯЗИ XVI-XVII ВЕКОВ

Московский Кремль занимает особое место в русской истории и культуре. В течение многих столетий он был политическим центром страны, резиденцией пра­вителей Московского государства. В то же время Кремль - исторически сложив­шееся собрание памятников древнерусского, византийского, поствизантийского, западноевропейского и восточного искусства. Соборы и дворцовые молельни со­держали наиболее чтимые святыни Русской земли, как в подлинниках, так и в точ­нейших списках. В Кремле хранилось значительное количество произведений ви­зантийского и поствизантийского (т.е. созданных уже после падения Константи­нополя в 1453 г.) искусства. Они бережно собирались московскими князьями. В казне великого князя и его домовом храме - Благовещенском соборе - находились «образы украшенныя златом и бисером многоценным, Греческого писма, праро­дителей его от много лет собранных»1. Утрата таких святынь особо отмечается в источниках о пожаре 1547 г., когда «да и в казнах великого князя и в постельных крест животворящее древо, на нем же распят Господь Наш Иисус Христос, и мо­щи святых, и пречистыя образ Редегитцкая, и иные святые образы Карсуньского письма и Греческого и Цареградского, и платья и все казны выгореше»2. В опреде­ленной степени пожар 1547 г. стимулировал собирание в Кремле святынь, в том числе древних византийских и поствизантийских икон, которые должны были за­менить погибшие. Сразу же после пожара царь Иоанн IV «розослал по городам по святыя и честныя иконы, в Великий Новгород, и в Смоленск, и в Дмитров, и в Зве­нигород, и из иных многих городов многие чюдные святые иконы свозили и в Бла­говещение поставили на поклонение Царево и всем христианам доколе новые ико­ны напишут»3. Однако после создания новых образов далеко не все «чюдные ико­ны» вернулись на свои исторические места. По-видимому, именно тогда появился в Благовещенском соборе Кремля знаменитый Деисус, приписываемый Феофану Греку4. При Иоанне IV Грозном была перенесена из Коломны прославленная ико­на Богоматери, получившая наименование «Донской»5.

Большое значение имели контакты Русского государства с Православным Востоком, особенно активные в XVI-XVII вв. Приезжающие в Россию «за мило­стынею» иерархи, как правило, привозили с собою различные «древности и свято­сти». Этот значительный поток всевозможных «подношений» и «благословений» способствовал созданию в Кремле уникального собрания произведений византий­ского и поствизантийского искусства6. Свидетельство тому - опись Образной па­латы 1669 г. (с включением более ранних описей 1651-1652 гг.) - своеобразного древлехранилища Церковных памятников7. Анализ этого документа, дошедшего до нас фрагментарно, позволяет выделить более ста икон с обозначением «грече­ского письма» и сотни произведений прикладного искусства «греческого дела», «с греческими подписями» или поднесенных восточным духовенством. Учитывая фрагментарность описи, краткость описаний и то, что часть святынь находилась в придворном Благовещенском соборе, жилых покоях и казне и не отражена в описи, количество византийских и поствизантийских памятников в Московском Крем­ле к XVII в. исчислялось, вероятно, сотнями. Из Кремля они раздавались в церк­ви и монастыри России, с них делались списки и копии. Нередко подобные памят­ники служили образцами для древнерусских мастеров, и, в первую очередь, для ма­стеров кремлевских мастерских.

Наконец, Московский Кремль на протяжении нескольких столетий являлся крупнейшим художественным центром, объединившим в своих мастерских пред­ставителей практически всех регионов и культурных центров России. Вместе с русскими умельцами здесь трудились иноземные мастера: и западно-европейские, и восточные, и из стран Средиземноморья и Балкан. В кремлевских мастерских смешивались разные стили, технические и декоративные приемы. В искусствовед­ческой литературе даже появился специальный термин - «мастерские Московско­го Кремля», - наиболее часто применяемый при характеристике произведений прикладного искусства. Уникальное сочетание в Московском Кремле политиче­ского и религиозного центра, хранилища святынь и привозных произведений ис­кусства, а также наличие художественных придворных мастерских, бесспорно, во многом определило пути развития древнерусского искусства.

В обширной, сложной и многогранной теме греко-русских культурных взаи­моотношений в XVI-XVII вв. хотелось бы акцентировать внимание на роли в этих взаимоотношениях поствизантийского искусства, остановившись лишь на отдель­ных особенностях, которыми, естественно, не исчерпывается ни данная проблема­тика, ни собранный материал. В истории поствизантийского искусства наблюдает­ся любопытный процесс: мастера XVI в., прежде всего иконописцы, обращаются к произведениям палеологовского времени. Не памятники предшествующего XV в. и не современные мастерам художественные явления, а именно византийское ис­кусство эпохи Палеологов вдохновляет их на создание новых произведений. Осо­бенно ярко это проявилось в мастерских материковой Греции и в славянских цен­трах Балканского полуострова. Причем восприятие особенностей палеологовско­го искусства нередко было столь глубоким, что иногда датировка дошедших до нас произведений вызывает затруднение. При всей самобытности и своеобразии древ­нерусского искусства аналогичное обращение в XVI в. к палеологовским образцам наблюдается и в памятниках, связанных с мастерскими Московского Кремля.

Примером может служить золотая византийская иконка конца XIII в. «Бого­матерь Умиление», хранящаяся ныне в Эрмитаже. Этот высокохудожественный византийский памятник уже в конце XIV - начале XV в. находился в Московском Кремле, потому что именно к этому времени и к так называемым мастерским ми­трополита Фотия может быть отнесено оглавие и драгоценные камни, закрывшие на полях первоначальные чеканные изображения святых8. Драгоценные камни вставлены в очень своеобразные оправы, характерные для этой мастерской. В ка­честве аналогий могут быть привлечены оклад лицевого Евангелия Успенского собора Кремля, венец иконы «Дмитрий Солунский», венец «Донской Богоматери» из Троице-Сергиевой Лавры (вклад В. Обедова), цата с образа «Владимирской Бо-жией Матери», принадлежавшего М.В. Образцову9. Видимо, тогда же были встав­лены среди растительного орнамента «гурмыцкие жемчужины на спнях», от кото­рых остались отверстия в местах крепления. В XVI в. иконка, должно быть, вхо­дила в состав казны великих княгинь и потому уцелела в пожаре 1547 г., посколь­ку Хронографическая летопись отмечает, что «казна великие княгини не горела в полате у Лазаря святого»10. Связь с казной великих княгинь косвенно подтверждается, на наш взгляд, тем фактом, что в 1589 г. этот византийский памятник по­служил образцом русскому мастеру, работавшему над золотым ковчежцем для Ирины Годуновой11. Русский ювелир не только воспроизвел, хотя и с некоторыми модификациями, изображение восседающей на троне Богоматери, но повторил и общую декоративную систему украшения жемчугом и драгоценными камнями. Од­нако ковчежец Ирины Годуновой - не слепая копия, а оригинальное произведение XVI в. с излюбленным для этого времени сочетанием красных и зеленых камней, жемчужной обнизью, чернью. Но исходным импульсом для мастера, бесспорно, послужил византийский памятник палеологовского времени.

В приделе Вход в Иерусалим Благовещенского собора Кремля выделялась изысканнейшая икона «Иоанн Предтеча», датируемая 1560-ми годами. Святой изображен по пояс, в милоти, наброшенной на левое плечо обнаженного тела. В левой руке он держит древко с процветшим крестом на конце, правая - перед гру­дью, с именословным перстосложением12. Памятник имеет явную греческую ори­ентацию и в иконографии, и в художественной интерпретации образа. Поскольку Иоанн Предтеча являлся святым патроном царя Иоанна IV Грозного, то представ­ляется естественным широкое распространение изображений этого святого в ис­кусстве XVI в. и особенно в произведениях, связанных с именем самого Грозного. Достаточно упомянуть пластину XVI в. на Васильевских дверях XIV в., переве­зенных Грозным из Новгорода в Александрову слободу13; панагию с Иоанном Предтечей на трехслойном сардониксе14; икону из Троице-Никольской единовер­ческой церкви во Пскове15. Последнюю традиция связывает с вкладом Грозного, что подтверждается изображениями Иоанна Лествичника и Феодора Стратилата на полях - святых, соименных сыновьям царя. Художественное решение памятни­ка близко образу Иоанна Предтечи в приделе Благовещенского собора. Вкладом Иоанна IV Грозного является икона «Иоанн Предтеча» из Толгского монастыря, находящаяся ныне в Ярославском художественном музее (ил. 1). Она настолько близка кремлевскому произведению, что может считаться репликой с него16. Вме­сте с тем оба памятника - и кремлевский, и ярославский - в своей основе восходят к византийскому палеологовскому прототипу. Сравнивая икону из Толгского мо­настыря с аналогичной константинопольской иконой второй половины XIV - на­чала XV в.17, мы наблюдаем столь поразительное сходство в иконографии, трак­товке изможденного тела, одеяний, что приходится отбросить всякие сомнения в византийском источнике, прямом или опосредованном, этого русского памятника. Однако при столь разительном сходстве видно, что это произведения разного вре­мени и разных культур: сложный, эстетически утонченный византийский образ (ил. 2) и более упрощенный, в чем-то даже примитивный русский, с ярко выра­женной местной стилистикой живописи.

Сложнее обстоит дело с интерпретацией кремлевского «Предтечи». Бесспор­но это - столичный памятник, отличающийся высокими художественными досто­инствами и техникой исполнения. Столь же бесспорна и его ориентация на визан­тийские образцы палеологовского времени. Если это произведение действительно принадлежит русскому мастеру 60-х годов XVI в., как считается сегодня, то веро­ятно икона повторяет древний византийский памятник, хранившийся во времена Грозного в Московском Кремле, который пользовался особым почитанием и лю­бовью царя Иоанна IV. О правомочности подобного предположения свидетельст­вует икона «Смоленской Богоматери» 1560-1570-х годов из придела Собор архан­гела Михаила в том же Благовещенском храме18. Икона довольно близко следует



1. Иоанн Предтеча. Икона. Около 1570. Из Толгского монастыря под Ярославлем. Ярославский музей



2. Иоанн Предтеча. Икона. Константинополь, вторая половина XIV-XV в. Лондон. Частное собра]



3. Апостолы Петр и Павел. Икона.

Середина XVI в. Частное собрание за рубежом

древнему византийскому оригиналу, некогда принесенному из Смоленска и до 1456 г. стоявшему в Благовещенском соборе. В то же время суховатый рисунок, обилие ассиста на одеждах, характер личного письма выдают в придельской иконе памят­ник XVI в.

Широкое распространение на Руси получили и собственно поствизантийские произведения, причем нередко с ярко выраженными западноевропейскими черта­ми. Несмотря на явный западный характер, подобные памятники нередко станови­лись почитаемыми православными святынями. Примером может служить «Бого­матерь Барловская» - одна из прославленных святынь Благовещенского собора19. По иконографии икона относится к типу Млекопитательницы, то есть Марии, кор­мящей грудью Младенца Христа. Хотя данная иконография была известна в ви­зантийском искусстве20, развитие этого сюжета в XV и последующих столетиях связано с воздействием итальянской, в частности, венецианской живописи. В ита­льянизирующем виде он получает распространение в поствизантийской, славян­ской и русской иконописи, где известен под именами «Богоматери Типикарницы», «Барловской», «Блаженное чрево», «Млекопитательницы»21. Среди поствизан­тийских произведений нужно выделить «Богоматерь» XV в., вероятно, исполнен­ную греческим мастером в Венеции, и подписную икону XVI в. (?) работы масте­ра-грека Сиропуло (обе иконы в собрании Эрмитажа)22, а также целый ряд памят­ников XVII-XVIII вв., отражающих большую популярность этого иконографического извода. По-видимому, в круг поствизантийских произведений следует вклю­чить как саму чудотворную «Бардовскую» икону (сегодняшнее местонахожде­ние неизвестно), так и список с нее, хранящийся в Оружейной палате. Послед­ний предположительно датировался сотрудником музея «Московский Кремль» Н.Д. Маркиной второй половиной XV в.23 К XVII в. образ «Барловской Богомате­ри» имеет устойчивую традицию почитания, о чем говорит точный список, быв­ший в Смоленском соборе Новодевичьего монастыря, икона-пядница в Благове­щенском соборе, аналогичная икона XVII-XVIII вв. из частного собрания в Швей­царии24. Поновление в XVII в. чудотворного «Барловского» образа было поруче­но знаменитому мастеру Симону Ушакову, что также свидетельствует о большом почитании этой иконы25.

Интерес к поствизантийским образцам в России отражает также створка складня с изображением апостолов Петра и Павла с моделью храма в руках (част­ное собрание за рубежом; ил. 3). В каталоге она датируется серединой XVI в. и от­носится к московской школе. Ее басменный оклад подтверждает древнерусское происхождение или, по крайней мере, бытование на Руси этого памятника26. По­добная иконографическая схема была широко распространена в поствизантийском искусстве, Как это можно проследить на целом ряде памятников. При сравнении с аналогичной створкой из Ватиканской пинакотеки (ил. 4) мы наблюдаем почти полное совпадение их иконографии27. Стилистически древнерусская створка близка к Деисусу из Сараева, итало-греческого мастера Н. Ритзоса (умер в 1507 г.), и отражает интерес к греческим образцам в России Грозненского времени28. Не ис­ключено, что створка выполнена итало-греческим мастером.




4. Апостолы Петр и Павел. Икона. Итало-греческий мастер, XVI-XVII вв. Ватикан. Пинакотека

Итало-греческими произведениями следует считать парадные иконы апосто­лов Петра и Павла, хранившиеся в церкви Двенадцати апостолов в Московском Кремле29. Аналогичные иконы находились в храме села Новоспасское у Голови­ных и были привезены из Рима30. О довольно широком распространении данной иконографии в поствизантийском искусстве свидетельствуют две иконы XVI-XVII вв. из Эрмитажа. Обе они происходят с Афона (одна из Лавры св. Афанасия). Для нас важен факт их афонского происхождения, поскольку он указывает еще на один путь, по которому могли поступать поствизантийские образцы в Россию: че­рез Балканы и Афон. На пути проникновения поствизантийских произведений иногда указывает даже название иконы. «Богоматерь Палестинская» XVII в., при­писываемая мастеру Оружейной палаты Семену Хромому, копирует итало-грече­ский иконографический тип «Madre di Consolazione»31. Данный тип был распро­странен в поствизантийском искусстве необычайно широко и возник под непо­средственным воздействием западноевропейской живописи. Один из самых ранних примеров этого извода принадлежит мастеру второй половины XV в. Н. Зафури, который считается чуть ли не родоначальником данной иконографии32. Памятни­ки XVI-XVII вв. многочисленны, в одном только Эрмитаже хранится несколько десятков икон подобного типа. Таким образом, поствизантийская икона «Madre di Consolazione» была, видимо, принесена в Москву из Палестины и в Оружейной па­лате Московского Кремля стала образцом для произведения Семена Хромого.

В кремлевских мастерских использовались и собственно западноевропейские произведения. Например, в панагию патриарха Филарета Никитича была вставле­на итальянская камея на яшме «Мадонна с Младенцем»33.

Другим аспектом греко-русских связей являются факты работы в России гре­ческих мастеров. Яркий пример - крест выемчатой эмали 1576 г. из Александро-Свирского монастыря. Он был изготовлен по заказу игумена монастыря Вениами­на мастерами-греками, сосланными в Александро-Свирскую обитель царем Иоан­ном IV Грозным34. По-видимому, до этого они трудились в придворных кремлев­ских мастерских, и данный крест был не единственной работой этих мастеров на Русской земле.

О работе в Кремле иноземных мастеров свидетельствует золотая панагия конца XVI-XVII в. из Тулы (ныне в Эрмитаже). На лицевой стороне панагии -итало-византийская камея «Преображение» конца XIII - первой половины XIV в. На обороте - дверца с черневым четырехконечным крестом. Форма креста, осо­бенно распространенная при патриархе Никоне, и характер черни не традиционны для русских произведений. Они указывают на участие в работе иноземного, скорее восточного мастера, вероятнее всего стамбульского грека35.

Схожим примером в иконописи может служить эрмитажная икона «Михаил Малеин» XVII в. (ил. 5). Греческие надписи и особенности живописи позволяют считать ее работой иконописца-грека в Москве. Икона происходит из Преобра­женского дворца под Москвой и считается молельным образом царя Михаила Фе­доровича. О работах в Кремле иконописцев-греков известно по письменным ис­точникам XV-XVII вв. По имени, конечно, достаточно трудно судить о нацио­нальной принадлежности мастера, тем более, что в России иноземные имена не­редко переделывались на более привычные для русского слуха. В строительных





оставить комментарий
страница2/11
Дата11.10.2011
Размер3.4 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11
плохо
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх