Учебно-методическое пособие. Ульяновск: УлГУ, 2005. 112 с icon

Учебно-методическое пособие. Ульяновск: УлГУ, 2005. 112 с


Смотрите также:
Учебно-методическое пособие Ульяновск, 2004 г. Ббк: 74. 200. 52 + 74. 265. 1 Удк: 373. 523: 331...
Учебно-методическое пособие по курсу «Соматопсихология» Ульяновск...
Учебно-методическое пособие для студентов заочной, вечерней и дистанционной форм обучения москва...
Учебно-методическое пособие Москва Издательство Российского университета дружбы народов 2005...
Учебно-методическое пособие Москва Издательство Российского университета дружбы народов 2005...
Учебно-методическое пособие Для студентов всех специальностей Таганрог 2005...
Ульяновск, 17-19 декабря 2008 г. ( сайт: www uni ulsu ru ) Ульяновск 2008...
Учебно-методическое пособие для студентов 1...
Методическое пособие для студентов 2 курса гуманитарного факультета, специальность «История»...
Учебно-методическое пособие для студентов дневного и заочного отделений специальности 350300...
Учебно-методическое пособие Минск, 2005 удк616. 33-07-08-053. 3-053. 6+616. 342-07-08-053. 3-053...
Учебно-методическое пособие Санкт-Петербург 2005 ббк 73: 81. 1 З-38...



Загрузка...
страницы: 1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13
вернуться в начало
скачать
3.3. Креативный результат

3.3.1. Оценка результатов научного творчества

Результатом научной деятельности является получение нового знания, которое должно быть представлено научному сообществу с соблюдением определенных требований не

"7 Юревич А.В., Цапенко И.П. Функциональный кризис науки //Вопросы философии. 1998. № 1 С.17.

103

только в содержательном аспекте (о критериях научности подробно писалось во второй главе), но и в формальном (требования к дискурсу научных статей, монографий).

О проблеме должного представления результатов исследования говорил еще MB. Ло­моносов, который стоял за ясность и простоту изложения: "Еще же примечено в академи­ях, что весьма знающие в своих науках профессоры мало притом искусны в словесных науках, так что их сочинения излишними распространениями, неявственными, сомнитель­ными и ненатуральными выражениями в чтении скучны и невразумительны. Для того ака­демики должны быть достаточны в чистом и порядочном штиле, хотя и не требуется, что­бы каждый из них был оратор""8.

Из "формальных характеристик" научного текста оценивается его структурные особен­ности - композиционная организация, стилистика речи, её лексико-фразеологические средства, а также соответствие выбранной формы изложения идей существующей тради­ции в данной дисциплине. В науке в течении XX века сложилась практика использовать в качестве единственно приемлемых дискурсивных типов, в которых возможно репрезента­тивное представление результатов научного творчества, - научный и научно-публицистический типы, хотя в предыдущие периоды допускалось, при представлении на­учных идей, использовать и научно-философский дискурс, который был характерен для научно-философских трактатов. Для научного типа дискурса характерны понятийный вид речи и инструментальность её стиля, бедность семантических свойств (используются только концептуальные метафоры, простые сравнения), использование общезначимых (теоретические и эмпирические) способы аргументации - прямое и косвенное подтвер­ждение, дедукция тезиса на его совместимость с другими законами и принципами, анализ тезиса с точки зрения принципиальной возможности его эмпирического подтверждения, включение тезиса в какую то теорию и т.д. В научно-публицистическом типе дискурса возможно использование понятийно-эмоционального вида речи и её эмоционально-инструментальный стиль, что проявляется в более богатой семантической выразительно­сти, допускающей лексические и овеществляющие метафоры, иронию и тропы, разверну­тые сравнения, образы-символы. Аргументационные конструкции могут включать контек­стуальные способы обоснования то есть ссылку на авторитет, на интуицию, на традицию, могут использоваться аргументы к личности.

Полученное новое знание или научное открытие предстает в виде концептуальных сис­тем (гипотез, теорий, законов), изобретений новых приборов, инструментов и установок, но­вых способов и методов экспериментального исследования объектов (процессов, вещей, яв­лений). Существует сформулированная, универсальная система критериев оценки представ­ляемых концепций и изобретений, независимо от отрасли знания и научной дисциплины. Ее квинтэссенция представлена в требованиях, сформулированных Высшей Аттестационной комиссией: " Диссертация на соискание ученой степени доктора наук должна быть научно-квалификационной работой, в которой на основании выполненных автором исследований разработаны теоретические положения, совокупность которых можно квалифицировать как новое крупное научное достижение, либо решена крупная научная проблема, имеющая важ­ное социально-культурное или хозяйственное значение, либо изложены научно обоснован­ные технические, экономические или технологические решения, внедрение которых вносит значительный вклад в развитие экономики страны и повышение её обороноспособности. Диссертация на соискание ученой степени кандидата наук должна быть научно-квалификационной работой, в которой содержится решение задачи, имеющей существенное значение для соответствующей отрасли знаний, либо изложены научно обоснованные тех­нические, экономические или технологические разработки, имеющие существенное значе­ние для экономики или обеспечения обороноспособности страны""9. Работа должна быть

118 Ломоносов MB. Полное собрание сочинений. М.-Л., 1950-1957, Т. 10, С. 140

119 Бюллетень Высшей Аттестационной комиссии Министерства образования Российской Федера­
ции. 2002. № 2. С. 5.

104

написана единолично, содержать совокупность новых научных результатов и положений, выдвигаемых автором для публичной защиты, иметь внутреннее единство и свидетельство­вать о личном вкладе автора в науку. Предложенные автором новые решения должны быть строго аргументированы и критически оценены по сравнению с другими известными реше­ниями. В работе, имеющей прикладное значение, должны приводиться сведения о практиче­ском использовании полученных автором научных результатов, а в работе, имеющей теоре­тическое значение, - рекомендации по использованию научных выводов.

О проблемах возникающих при экспертной оценке научных работ писалось довольно много, эти проблемы связаны с действием "субъективного" фактора — эксперты любого уровня (входящие в редакции журналов, научные советы, экспертные комиссии) имеют свои привычные ожидания, представления по поводу оцениваемой тематики работы, по­этому необходимо корректировка личного мнения коллективным решением. Но это не га­рантирует от недооценки значимости слишком оригинальной работы, неприятия междис­циплинарного исследования, выходящего за рамки принятого стереотипа восприятия дис­циплины. Например, в начале 1929 года в журнале "Изобретатель" появилась статья инже­нера Е. Перелъмана "О бесплодном творчестве". Автор рассуждал о некоторых, по его мнению, нерациональных задачах, решение которых полагал невозможным. Например, пе­ревод стрелок трамвайных путей непосредственно рукояткой вагоновожатого. Сейчас ав­томатические стрелки, управляемые "запрещенным" способом, широко применяются на трамвайных линиях (аппарат управления создал советский изобретатель И. Логинов). В статье содержались сомнения в реализации и многих иных начинаний, таких, как приспо­собление для изготовления волнистых труб прессования, механизация разводки пил, и другие. Все это было доведено позднее до стадии воплощения в производство.

Долгое время большинству естествоиспытателей был совершенно неясен смысл введен­ного А. Эйнштейном понятия фотона. Среди большинства оказались выдающиеся физики, и даже из числа тех, что возглавляли разработку квантовых идей, например, Н. Бор. Об умона­строении тех времен можно хорошо судить по такому факту. В 1907 году А. Эйнштейн при­нял участие в конкурсе по кафедре теоретической физики Венского университета на долж­ность приват-доцента. В качестве конкурсной работы представил опубликованную статью, в которой развивал новые взгляды в области квантовых явлений. Факультет признал работу неудовлетворительной, а профессор Э. Форстер, читавший курс теоретической физики, воз­вращая статью, грубо сказал: "Я вообще не понимаю, что вы тут написали!". В 1921 году А. Эйнштейну была присуждена Нобелевская премия, именно за эти исследования120

Естественно, что парадоксальные идеи принимаются с трудом, при большом сопротив­лении, и полоса такого сопротивления может быть не кратковременной. Но, все же новое, в конце концов, признают, оно входит даже в программы обучения. Однако еще и после этого оно может долго остается на особом положении: его будут принимать, но не пони­мать. Например, крупнейший американский физик Р. Фейнман сказал: "я смело могу ска-ить, что квантовой механики никто не понимает". Подобным образом высказывался и со­ветский математик С.Л. Соболев - "квантовую механику нельзя понять, к ней надо при­выкнуть". Другой не менее яркий пример, реакция Э. Резерфорда на вопрос как он отно­сится к теории относительности: "А, чепуха Для нашей работы это не нужно". Это мнение прозвучало в 1923 году, когда теория относительности уже была признана научным сооб­ществом, а Э. Резерфорд был всемирно известным ученым.

Достаточно оригинальный (но сложно сказать, что эффективный) способ вылавливать парадоксальные идеи практикуется американским журналом «Физическое обозрение». Обычно он печатает сообщения, в которых ниспровергаются основы науки. Большинство статей, направляемых в журнал, отвергается редакцией не потому, что их нельзя понять, а потому именно, что их можно понять. Редакция журнала исходит из того, что великое от­крытие, когда оно едва появляется, возникает в запутанной и бессвязной форме. Самому

'" Сухотин А К. Парадоксы науки. М., 1980.

105

первооткрывателю оно понятно лишь отчасти, а для всех остальных оно остается совер­шенно непонятным. Поэтому любое оригинальное построение кажется поначалу безум­ным, не имеющим никаких надежд на успех. Академик ПК. Анохин, в связи с проблемой непонятности научному сообществу новых открытий, полагал, что если работа не являет­ся совершенно абсурдной, ее можно обнародовать.

3.3.2. Система вознаграждения в научном сообществе

Очевидно, что в составе научного сообщества существует, выбранная на основе действия определенного механизма, элита. Существуют методики, которые указывают на ряд необхо­димых атрибутов и признаков при решении вопроса об отнесении того или иного предста­вителя научного сообщества к его элите. В качестве таковых предлагаются следующие по­казатели:

  • избрание конкретного ученого действительным членом, членом-корреспондентом, по­
    четным членом академий, научных учреждений и обществ;

  • присуждение премий и медалей за научную деятельность;

  • включение биографических справок о них в специальные биографические справочники и
    энциклопедии;

  • участие ученых в работе редакционных коллегий, изданий с высоким научным цензом;

  • высокий индекс цитирования публикаций ученого членами мирового научного сообще­
    ства.

В науке действует так называемый "эффект Матфея", при котором уже признанные уче­ные получают новые поощрения (премии, награды, цитирование) значительно легче своих пока еще не признанных коллег.

Внутри профессии существует система вознаграждения, выступающая дополнитель­ным стимулом для специалиста и обеспечивающая высокую мотивацию относительно про­фессиональной карьеры (мотивы подразделяются на две группы: удовлетворение личной амбициозности или стремления к лидерству, и общественно-значимые мотивы - желание упрочить и популяризировать представляемую дисциплину, получить гранты на проведение исследовагельских работ). Механизм научного признания отвечаег за здоровье научного со­общества. Заслуги членов научного сообщества находят признание в накоплении его про­фессионального статуса. О желании научного признания как основного вознаграждения пи­сали многие ученые. М.Планк по этому поводу сказал так: " реальный мир в абсолютном смысле не зависит от отдельных личностей и даже от всего человеческого мышления, и по­этому любое открытие, сделанное отдельным человеком, приобретает всеобщее значение. Это дает исследователю, работающему в тихом уединении над своей проблемой уверен­ность в том, что каждый найденный им результат получит прямое признание у всех компе­тентных людей. Сознание значимости своей работы является счастьем для исследователя. Оно является полноценной наградой за те различные жертвы, которые он постоянно при­носит в повседневной жизни" . Более импульсивно высказался на эту тему Г. Селье: " Я крайне редко встречал ученых, если встречал вообще, которые не были бы заинтересованы в одобрении своих коллег и не были бы обеспокоены тем, получат они приоритет на свои открытия или нет. Редко кто берет в руки книгу или статью по своей тематике из желания немедленно увидеть в перечне литературы или авторском индексе свое имя. Почему же многие так ужасно стыдятся этого чувства?"122.

Признание отражается в способности ученого определять деятельность научного со­общества в данный момент, то есть его актуальной заметностью. Институты дисциплинар­ной коммуникации обеспечивают возможность оперативно доводить этот показатель до научного сообщества. Результатом признания этой деятельности являются: расширение возможности получать исследовательские субсидии или гранты; приток аспирантов (они приносят плату за обучение или фанты университету); приглашение к участию в пре­стижных проектах. Тем самым поощряется работа на научное сообщество.

1 Цит. по: Селье Г. От мечты к открытию. М , 1987. С. 86.

2 Там же, С. 87.

106

Одной из главных форм вознаграждения участника научного сообщества является ин­формация. Статус официального рецензента журнала дает доступ к рукописям статей, со­держание которых станет известно сообществу лишь через несколько лет. Членство в ред­коллегии журнала не только расширяет возможности, но и позволяет оказывать влияние на политику внутри соответствующей области исследований. Участие в экспертных ко­миссиях и советах фондов и финансирующих агентств знакомит эксперта с исследования­ми, которые еще только предполагается проводить, то есть с прогнозом развития его на­правления работы. И чем более успешно работает ученый, тем больше информационных преимуществ он получает от научного сообщества. Наряду со статусным доступом к ин­формации успешно работающий ученый попадает и в круг элитной коммуникации. Обра­щаясь в этом кругу с корифеями, он может быстро узнать о проблеме или добиться макси­мально квалифицированного обсуждения собственной проблемы практически немедленно. Но кроме несомненных плюсов, связанных с приобретением признания в науке, суще­ствует ряд психологических и социальных проблем. А. Эйнштейн как-то заметил, что "Из всех ученых, которых я знал, одна только мадам Кюри осталась неиспорченной успехом". По-мнению Г. Селье, гораздо больше людей могут противостоять неудачам, чем выдер­жать испытание успехом и не превратиться в символ самодовольного авторитета или "доб­рого" покровителя тех, кого обошла слава. Психологические проблемы, возникающие по­сле получения признания, связаны с возникновением чувства опустошенности после окон­чания трудной работы ("меланхолия завершения"), кроме того, происходит приспособле­ние к определенному типу работы, а она независимо от степени оригинальности стано­виться рутинной. Ученый, долгое время работавший над определенной проблемой и вставший пред проблемой поиска новой исследовательской цели, оказывается плохо готов для восприятия чего-то нового - возникает психологическая установка, что нет ничего достойного внимания по значимости в сравнении с решенной им проблемой.

Социально детерминированные препятствия творчеству возникают в связи с возрас­тающим профессиональным статусом ученого и увеличением "спроса" на его присутствие в коммуникативной и институционально-образующей деятельности в научном сообществе. Становясь руководителем научных учреждений, участвуя в деятельности экспертных ко­миссий и научных редакций, получая корреспонденцию и участвуя в различных общест­венных и научных конференциях и церемониях, ученый имеет все меньше времени, что бы заниматься собственно научной деятельностью. Необходимость поддерживать имидж нау­ки и своей дисциплины, заставляет участвовать ученого в различных программах телеви­дения и давать интервью прессе, часто по вопросам, не имеющим отношения к его профес­сиональной деятельности, что связано не только с тратой времени, но и определенными моральными проблемами - превращением знаменитости в оракула. В этом случае следует вспомнить пример А. Эйнштейна, который старался отвечать всем своим корреспонден­там, что отнимала у него не мало времени, но и развлекало. В 1946 году он получил пись­мо из школы-интерната в Кейптауне: "Мне бы следовало давно написать Вам, если бы только знать, что Вы еще живы. Я историей не очень интересуюсь, и мне казалось. Что вы жили в восемнадцатом веке или что-то в этом роде. Для меня перепутались Вы и сэр Айзек Ньютон". Эйнштейн ответил "Дорогой Спасибо тебе за письмо. Приношу извинения за то, что еще жив. Впрочем, это поправимо. Изогнутое пространство пусть тебя не тревожит. Позже ты поймешь, что для пространства легче всего быть искривленным"123. Но его тяго­тила все, что было связано с "издержками" его известности. Когда в Берне в 1955 году бы­ла запланирована научная конференция, по случаю 50-й годовщины теории относительно­сти, и Эйнштейн был приглашен в качестве почетного гостя, он ответил: " Старость и бо­лезни не позволяют мне участвовать в таких чествованиях, и должен признаться, что эта дарованная свыше вольность приносит чувство облегчения. Мне всегда было неприятно все, связанное с культом личности"124.

123 Цит. по: Дкжас Э., Хофман Б Альберт Эйнштейн как человек // Вопросы философии. - 1991.
№1.-С. 97.

124 Там же, С. 95.

107


2, 3. 4. 5. 6. 7. 8. 9. 10 11 12,

13. 14. 15.

16.

17. 18. 19. 20. 21.
Принимая участие в организации механизма воспроизводства научного сообщества ученый тратит время не только на созданную им научную школу, институт, но на рецензи­рование работ молодых ученых, которые ему не интересны, но являются аспирантами его коллег, участвует в комиссиях по распределению премий, степеней и грантов.

Заключение

Обращение к истории и философии науки имеет своим результатом не только обога­щение соответствующими сведениями, но и понимание путей движения науки, что спо­собствует расширению научного горизонта, повышает креативный потенциал ученого, формирует его нормативно-ценностную систему, определяющую его творчество и поведе­ние в научном сообществе.

Размышляя о науке и людях, которые её делают, А. Эйнштейн сказал: "Храм науки -строение многосложное, и различны люди, пребывающие в нем, и приведшие их туда ду­ховные силы. Одни занимаются наукой с гордым чувством своего интеллектуального пре­восходства, для них наука - это тот подходящий вид спорта, который дает им удовлетво­рение честолюбия и чувство полноты жизни. Другие приносят сюда на алтарь продукты своего мозга лишь в утилитарных целях. Но если бы посланный Богом ангел пришел и из­гнал бы этих людей из храма, то храм бы катастрофически опустел. Но если бы в нем были бы только люди, подобные изгнанным, он не мог бы подняться, как не может вырасти лес из одних вьющихся растений".

О том как следует жить в науке Н. Винер написал: "Я понял, что наука - это призвание и служение, а не служба. Я научился люто ненавидеть любой обман и интеллектуальное притворство и гордиться отсутствием робости перед любой задачей, на решение которой у меня есть шансы. Все это стоит тех страданий, которыми приходится расплачиваться, но от того, кто не обладает достаточными физическими и моральными силами, я не стал бы требовать платы. lie не в состоянии уплатить слабый, ибо это убьет его".

^ Рекомендуемая учебная литература к курсу "История и философия науки":

Ильин ВВ. Философия науки / ВВ. Ильин. - М, 2003.

Лешкевич Т.Г. Философия науки: традиции и новации. -М, 2001.

Микешина Л.А. Философия науки / Л.А. Микешина. — М., 2005.

Негодаев И.А. Философия техники / И.А. Негодаев. - Р. н/Д., 1997.

Никифоров А.Л. Философия науки: история и методология / АЛ. Никифоров. - М,

1998.

Степин B.C. Философия науки и техники /B.C. Степин, В.Г. Горохов. М.А. Розов. -М,

1996.

Философия и методология науки / Под ред. В.И. Купцова. - М, 1996.

Философия науки / Под ред. С.А. Лебедева. - М., 2004.

Рекомендуемая специальная литература: к главе 1. "Наука как объект философско-методологического анализа"

Андрюхина Л.М. Стиль науки: культурно-историческая природа / Л.М. Андрюхина. -Екатеринбург, 1993.

БажановВ.А. Наука как самопознающая система /В. А. Бажанов. - Казань, 1991. Башляр Г. Новый рационализм / Г. Башляр. - М., 1987.

Вернадский В.И. Труды по всеобщей истории науки / В.И. Вернадский. - М, 1988. Волков Г.Н. Социология науки / Г.Н. Волков. - М., 1969. В поисках теории развития науки. -М., 1982.

Гайденко П.П. Эволюция понятия науки / П.П. Гайденко. -М., 1980. Доброе Г.М. Наука о науке / Г.М. Добров - Киев, 1989. Ильин ВВ. Природа науки / ВВ. Ильин, А.Т. Калинкин. — М., 1985. Кузнецова НИ. Наука в её истории / НИ. Кузнецова. -М, 1982. Кун Т. Структура научных революций / Т. Кун. -М., 1982, 2003.

Лакатос И. Фальсификация и методология научно-исследовательских программ / И. Лакатос.-М, 1995.

Лакатос И. Методология исследовательских программ / И. Лакатос. - М., 2003. Малкей М. Наука и социология знания / М. Маклей. - М, 1983.

Москвичев Л.Н. Современная буржуазная социология знания / Л.Н. Москвичев. — М, 1977.

Наука: возможности и граница. — М., 2003.

Наука в социальных, гносеологических и ценностных аспектах. — М., 1980 Наука и культура. —М., 1984. На пути к теории научного знания. — М, 1984 Научная деятельность: структура и институты - М., 1980 . Полани М. Личностное знание / М. Полани. — М, 1986, 1998. Поппер К. Логика и рост научного знания / К. Поппер. - М, 1983, 2001. Степин B.C. Научная картина мира в культуре техногенной цивилизации / B.C. Степин, Л.Ф. Кузнецова. -М, 1994. Современная философия науки. -М, 1996. Теория познания: В 4-х т.,-М, 1988-1995.

Фейерабенд П. Избранные труды по методологии науки / П. Фейерабенд. - М, 1986. Философия естествознания: ретроспективный взгляд. -М., 2000. Философия и социология науки. -М, 1987.

Философия науки: Гносеологические и логико-методологические проблемы. - М, 1996.

Философия науки: В поисках новых путей. -М, 1999. Философия науки в историческом контексте. - СПб., 2003. Швырев B.C. Научное познание как деятельность / B.C. Швырев. - М., 1984. Шухардин СВ. История науки и техники: Часть 1 /СВ. Шухардин. -М, 1974. Яблонский АИ. Математические модели в исследовании науки / АИ. Яблонский. - М., 1982.


108

109

К главе II. "Структура и методы научного знания "

  1. Ахутин А.В. История принципов физического эксперимента / А.В. Ахутин. — М., 1976.

  2. Дорожкин A.M. Научный поиск как постановка и решение проблем / A.M. Дорожкин. -
    Нижний Новгород, 1995.

  3. Вартофский М. Модели. Репрезентация и научное понимание / М. Вартофский. — М.,
    1988

  4. .Вейль Г. Математическое мышление /Г. Вейль. - М., 1980.

  5. Гастев Ю.А. Модели и гомоморфизмы / Ю.А. Гастев. -М., 1975.

  6. Ильин ВВ. Критерии научности знания / В.В. Ильин. - М., 1989.

  7. Кезин А.В. Научность: эталоны, идеалы, критерии / А.В. Кезин. - М., 1985.

  8. Кураев В.И. Точность, истина и рост научного знания / В.И. Кураев, Ф.В. Лазарев. -
    М.,1988.

  9. Очерки истории и теории развития науки. - М., 1969.

  10. Логика научного исследования. -М., 1965.

  11. Микешина Л.А. Ценностные предпосылки в структуре научного познания / Л.А. Ми-
    кешина.-М., 1990.

  12. Огурцов А.П. Дисциплинарная структура науки / А.П. Огурцов. - М., 1988.

  13. Петров Ю.А. Логика и методология научного познания / Ю.А. Петров, АЛ. Никифо­
    ров. -М., 1982.

  14. Природа научного открытия -М., 1986.

  15. СтепинВ.С. Становление научной теории / B.C. Степин. - Минск, 1977.

  16. Структура и развитие науки. — М., 1978.

  17. Чудинов Э.М. Природа научной истины / Э.М. Чудинов. — М., 1977

К главе III. "Научное творчество и организация науки "

  1. Агацци Э. Моральное измерение в науке и технике 13. Агацци. — М., 1998

  2. Аллахвердян А.Г. Психология науки / А.Г. Аллахвердян, Г.Ю. Мошкова, А.В Юревич.
    -М, 1998.

  3. Борн М. Физика в жизни моего поколения / М. Борн. — М., 1963.

  4. Бройль де Л. Революция в физике / Бройль де Л. - М., 1965.

  5. Гейзенберг В. Шаги за горизонт / В. Гейзенберг. - М., 1987.

  6. Грэхэм Л. Естествознание, философия и науки о человеческом поведении в Советском
    Союзе / Л. Грэхэм. -М., 1991.

  7. Гончеренко Н.В. Гений в науке и искусстве / Н.В. Гончеренко. —М., 1991.

  8. Идеалы и нормы научного исследования. - Минск, 1981.

  9. Капица П.Л. Эксперимент, теория, практика / П.Л. Капица. - М., 1981.

  10. Кляус Е.М. Поиски и открытия / Е.М. Кляус. -М., 1986.

  11. Лейман И.И. Наука как социальный институт / И.И. Лейман. — Л., 1971.

  12. Лук АН. Психология творчества / АН. Лук. -М.,1978.

  13. Маршакова И.В. Система цитирования как средство слежения за развитием науки. /
    ИВ. Маршакова. -М., 1988.

  14. Научное творчество. -М.,1969.

  15. Научное открытие и его восприятие. -М., 1971.

  16. Организация научной деятельности. — М., 1968.

  17. Сухотин А.К. Парадоксы науки / А.К. Сухотин. -М., 1980.

18. Тацуно Ш. Стратегия - технополисы / Ш. Тацуно. - М, 1989.
19.Ученые о науке и её развитии. - М., 1971.

  1. Человек в системе наук. -М., 1989.

  2. Школы в науке. -М., 1977.

Оглавление

Введение. Феномен научного знания 4

Глава ^ I. НАУКА КАК ОБЪЕКТ ФИЛОСОФСКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКОГО 11
АНАЛИЗА

  1. Концепции исследования развития науки 11
    1.1.1. История философии науки 11
    /. 1.2. Подходы к анализу особенностей процесса научного познания 14
    1.1.3. Наука как традиция 16
    /. 1.4. Наука как социальный институт 17
    1.1.5. Наука как коммуникация 18

  2. Наука в исторической ретроспективе 20




  1. История науки: презентизм и антикваризм 20

  2. Проблема начала науки. Изменение образа наука в XVIIXX веках 20
    1.2.3.Развитие науки и научная картина мира 25

Глава II. ^ СТРУКТУРА И МЕТОДЫ НАУЧНОГО ЗНАНИЯ 28

2.1. Структура научного знания 28
2.1.1 процесс возникновения и структура научной теории 28

  1. Критерии научности 36

  2. Формы научного знания 41

2.2. Методология научного познания 46

  1. Система научных методов 46

  2. Общенаучные принципы и методологические подходы 58

  3. Методологические системы отдельных дисциплин 63
    Глава III. ^ НАУЧНОЕ ТВОРЧЕСТВО И ОРГАНИЗАЦИЯ НАУКИ 70

3.1. Ученый и формирование креативного отношения 71

  1. Психология научного творчества 72

  2. Типы субъектов научной деятельности 81

3.2. Организация креативного действия в науке 86

  1. Научное сообщество: институализация в социальном измерении 86

  2. Коммуникация в научном сообществе 92
    5.2.3 Научное творчество и управление 96

3.3. Креативный результат 103

  1. Оценка результатов научного творчества 103

  2. Система вознаграждения в научном сообществе 106
    Заключение 108
    Рекомендуемая литература 109


ПО

111




Скачать 2,97 Mb.
оставить комментарий
страница13/13
Дата27.09.2011
Размер2,97 Mb.
ТипУчебно-методическое пособие, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх