Реферат по истории основам информационно-библиографической грамотности Тема: Дети блокадного Ленинграда icon

Реферат по истории основам информационно-библиографической грамотности Тема: Дети блокадного Ленинграда


2 чел. помогло.
Смотрите также:
«Дети Блокадного Ленинграда в Краснозерском»...
Тема. «Знакомство с библиотекой»...
Тема. «Знакомство с библиотекой»...
Основные мероприятия...
Программа элективного курса Основы информационно-библиографической грамотности...
Образовательная программа повышения квалификации методика преподавания основ...
Программа «Основы информационно-библиографической грамотности» 5 класс Автор: Кашурникова Т. М...
Методические материалы в помощь преподавателю курса «Основы информационно-библиографической...
Содержание Библиография: вопросы теории, истории, методологии...
Блокада Ленинграда Блокада Ленинграда...
Образовательная программа «начальная морская подготовка класса гражданско-патриотического...
Изобразительное искусство блокадного Ленинграда...



ГОУ средняя общеобразовательная школа №183 с углубленным изучением английского языка Центрального района Санкт - Петербурга


Реферат по истории основам информационно-библиографической грамотности

Тема: Дети блокадного Ленинграда


Работу выполнила ученица 10 класса:

Виноградова Маргарита

Учитель: Т.М. Кашурникова


Санкт – Петербург

2010

Содержание





Введение

С. 3

Глава 1.

Начало блокады Ленинграда

С. 5

1.1.

Кольцо вокруг города замкнулось …

С. 5

1.2.

Оборона и снабжение города

С. 7

1.3.

Эвакуация

С. 10

Глава 2.

Детские дома во время блокады

С. 13

Глава 3.

Школы и ремесленные училища

С. 19

3.1.

1941-1942 учебный год

С. 19

3.2.

1942-1943 учебный год

С. 23

3.3

1943-1944 учебный год

С. 26

3.4.

Ремесленные училища

С. 28

Глава 4.

Блокада в детской памяти: из воспоминаний Н.Н. Березиной

С. 29




Заключение

С. 32




Список источников

С. 34




Приложение 1. Памятники юным

ленинградцам-блокадникам

С. 36




Приложение 2. Список школ, которые работали во время блокады

С. 37




Приложение 3. Иллюстрации

С. 38




Приложение 4. Список детских книг из личной библиотеки Н.Н. Березиной















Введение


В 2010 году исполняется 65 лет со Дня Победы. Свой реферат я хотела посвятить участникам Великой Отечественной войны, ленинградцам, пережившим ужасы блокады и сказать им огромное спасибо за то, что они отстояли наш город! ениградцам ественной ды,

Великая Отечественная война – это героический подвиг, совершенный нашим народом, и независимо от возраста все участники тех событий приближали Великий День Победы.

Цель реферата – собрать и систематизировать информацию о жизни детей в блокадном Ленинграде.

Для достижения поставленной цели необходимо было решить следующие задачи:

1. Изучить материал о военных действиях, предшествующих блокированию Ленинграда, а также о положении населения города в первые месяцы Великой Отечественной войны.

2. Систематизировать информацию о работе детских домов, школ и ремесленных училищ во время блокады Ленинграда.

3. Особое внимание уделить изучению мемуаров, дневников, воспоминаний детей, переживших блокаду.

В школьной, районной библиотеке им. М.Ю.Лермонтова и в Центральной публичной библиотеке им. В.В. Маяковского мне помогли подобрать справочную, научно-популярную литературу, статьи из периодических изданий по теме реферата.

Основным источником о работе детских домов во время блокады Ленинграда стала книга С. Котова «Детские дома блокадного Ленинграда». С большим интересом я прочла книгу учительницы блокадной школы Ползиковой – Рубец о деятельности ленинградской школы в 1941-1942 г.г. Очень подробная информация о жизни школьников и их участии в защите города содержится в статье кандидата исторических наук, ветерана Великой Отечественной Войны П.П.Данилова «И в блокадном Ленинграде дети учились».

Я посетила Государственный мемориальный музей обороны и блокады Ленинграда в Соляном переулке, внимательно изучила наиболее ценные экспонаты коллекции: блокадные дневники и воспоминания рядовых участников битвы за Ленинград и блокадников, любительские фотографии, графические и живописные произведения художников блокадного Ленинграда.

Интересную информацию и иллюстративный материал я нашла на тематических сайтах, посвященных блокаде Ленинграда, таких как «Блокада Ленинграда», «Эхо блокады Ленинграда» и др.

Основная трудность в работе над темой была в большом количестве источников. Передо мной стояла проблема не поиска, а отбора источников. Поэтому живые свидетельства очевидца тех страшных лет представляют, на мой взгляд, большую ценность. Наталья Николаевна Березина, выпускница нашей школы 1957 года, пережившая все ужасы блокады маленьким ребенком, любезно согласилась дать интервью и представила нам вещи, письма, детские книжки, фотографии, документы того времени из семейного архива.


^ Глава 1. Начало блокады Ленинграда

    1. Кольцо вокруг города замкнулось …

22 июня 1941 г. «Всю ночь мне не давало спать какое-то жужжанье за окном. Когда, наконец, к утру оно немного затихло, поднялась заря. Сейчас в Ленинграде стоят лунные, светлые, короткие ночи. Но когда я взглянул в окно, я увидел, что по небу ходят несколько прожекторов. Все-таки я заснул. Проснулся я в одиннадцатом часу дня, вернее, утра. Наскоро оделся, умылся, поел и пошел в сад Дворца пионеров. (… )

...Вчера в 4 часа ночи германские бомбардировщики совершили налет на Киев, Житомир, Севастополь и еще куда-то — с жаром говорил паренек.— Молотов по радио выступал. Теперь у нас война с Германией!

^ Я просто, знаете, сел от изумления. Вот это новость! А я даже и не подозревал такой вещи. Германия! Германия вступила с нами в войну!...»

8 сентября. День тревог, волнений, переживаний. (…)

Дали тревогу. Я и внимания не обратил. Но затем слышу, на дворе поднялся шум. Я выглянул, посмотрел сперва вниз, затем вверх и увидел... 12 «юнкерсов». Загремели разрывы бомб. Один за другим оглушительные разрывы, но стекла не дребезжали. Видно, бомбы падали далеко, но были чрезвычайно большой силы.(…) Полнеба было в дыму. Бомбили гавань, Кировский завод и вообще ту часть города. Настала ночь. В стороне Кировского завода виднелось море огня. Мало-помалу огонь стихает. Дым, дым проникает всюду, и даже здесь ощущаем его острый запах. В горле немного щиплет от него.

^ Да, это первая настоящая бомбежка города Ленинграда.(…)

Да, эту неделю фашисты хотят сделать оставленной в памяти у нас, у всех ленинградцев. Видно, взять Ленинград с суши не удалось, так вот они и решили его с воздуха уничтожить. [3].

Так описывает в своем дневнике начало войны и блокады Ленинграда в своем дневнике Юра Рябинкин, которому в момент этих событий было 15 лет. В 1941 году он закончил 8 классов, перешел в 9-й класс.

8 сентября утром немецкие войска группы армии Север заняли Шлиссельбург. 12 сентября немцы захватили Красное Село, Слуцк. Не смотря на многочисленные потери, они продолжали продвигаться вперед и 17 сентября вышли на южный берег Финского залива. Со стороны Урицка вражеские войска находились на самом близком расстоянии от Ленинграда. Враг захватил предместья, куда обычно ходили трамваи. Всего, какие - нибудь 14 - 15 км отделяли немцев от центра города. Фашисты невооруженным глазом видели окраины Ленинграда, заводские трубы, портальные краны верфей, купол Исаакиевского Собора. Город Колпино оказался на линии фронта, а города Петергоф и Пушкин были оккупированы врагом.

С северной стороны, наступающие финские войска 4 сентября заняли Белоостров, однако, на другой день были выбиты из города. 5 сентября неприятель овладел городом Олонец, через 2 дня финны подошли к реке Свирь. После упорных боев им удалось форсировать реку и 12 сентября захватить Подпорожье. Гигантские клещи, охватившие Ленинград, сжимались. Оставалось преодолеть небольшое пространство, чтобы передовые части немецкой армии, наступавшие с юга, соединились с финнами. Близость желанной цели придавала неприятельским войскам силу и упорство для яростных атак на оборонительные линии советских войск. [5, с. 5-10]

В подготовленных в ставке Гитлера тезисах доклада «О блокаде Ленинграда» от 21 сентября 1941 года указывалось: «… б) сначала мы блокируем Ленинград (герметически) и разрушаем город, если возможно, артиллерией и авиацией… г) остатки гарнизона крепости останутся там на зиму. Весной мы проникнем в город… вывезем все, что осталось живое, вглубь России или возьмем в плен, сравняем Ленинград с землей и передадим район севернее Невы Финляндии».

7 октября 1941 года фельдмаршал Йодль направил Верховному главнокомандующему группы армий «Север», наступавшей на Ленинград из Главной квартиры фюрера, секретную депешу, которая начиналась словами: «Фюрер снова решил, что капитуляция Ленинграда, а позже Москвы не должна быть принята даже в том случае, если она была бы предложена». «Моральную сторону этого мероприятия» фашисты видели в том, что город будет вести уличные бои, что могут возникнуть эпидемии, опасные для немецких солдат, что жителей города надо будет кормить «за счет германской родины». В то же время директива эта служила признанием: взять Ленинград штурмом не удастся. Рейхсфюрер СС Гиммлер вынужден был признать стойкость горожан. Он писал в секретном циркуляре: «Ненависть населения создала важнейшую движущую силу обороны».

Фашистская пропаганда, подогревая наступательный дух своих солдат, оповещала о том, что из Ленинграда эвакуируются учреждения, заводы, население и что город, не выдержав атак немецких войск и их союзников финнов, через несколько дней сдастся. Страшная опасность нависла над Ленинградом, тяжелые бои шли днем и ночью.


1.1. Организация обороны и снабжение города

В блокированном городе оказались 2554 тыс. ленинградцев, в том числе 400 тыс. детей. Эти сведения приводит Д.В.Павлов по данным выдачи хлебных карточек за сентябрь 1941 г. Детские карточки получали те, кому не исполнилось 12 лет. Детям старшего возраста полагались иждивенческие, с более низкими нормами снабжения, а 15-16-летние учащиеся ремесленных, железнодорожных училищ и школ ФЗО получали рабочие карточки. Однако следует учитывать, что в блокадном кольце оказались еще 323 тыс. человек, проживавших в неоккупированной части Слуцкого, в Парголовском и Всеволожском районах Ленинградской области. Среди них тоже были дети, но они не вошли в подсчеты Павлова, поскольку эти жители были приняты на государственное обеспечение хлебом только с 24 января 1941 г. [13, с. 13]

Уже ночь на 23 июня 1941 г. Ленинградцы услышали вой сирен воздушной тревоги. Летевшие со стороны Карельского перешейка две группы Ю-88 были встречены огнем зенитных батарей и к городу допущены не были. А утром 23 июня по распоряжению начальника противовоздушной обороны города полковника Е.С.Лагуткина началось строительство щелей открытого и закрытого типов, приводились в порядок бомбоубежища, была развернута система местной противовоздушной обороны (МПВО). (См. рис.1, приложение 3).

В дополнение к ее штатным формированиям – пожарным командам, восстановительным и ремонтным полкам – создавались группы самозащиты из мужчин в возрасте от 16 до 60 лет и женщин – от 18 до 50 лет, имевших подготовку по нормам ПВХО 1-й ступени (противовоздушная и химическая оборона) или ГСО (Готов к санитарной обороне). В соответствии с решением Ленгорисполкома от 11 июля 1941 г. Все население от 16 до 60 лет стало привлекаться к всеобщей обязательной подготовке к противовоздушной и химической обороне. Дети от 8 до 16 лет обучались пользованию средствами индивидуальной защиты.

В первых числах июля приступили к массовому строительству оборонительных сооружений на дальних подступах к Ленинграду. На “окопы” как тогда говорили, в районы по течению реки Луги двинулись эшелоны ленинградцев, в число которых были включены юноши с 15 и девушки с 16 лет, а их места в городских группах самозащиты заняли учащиеся 5-6-х классов.

Захватив 8 сентября Шлиссельбург, немцы прервали сухопутную связь города со страной. Ленинград оказался в блокаде. Вечером того же дня немецкая авиация совершила первый массированный налет. На Московский, Красногвардейский и Смольнинский районы было сброшено 6328 зажигательных бомб. Возникло 178 пожаров и различные мелкие возгорания.

С того дня налеты немецкой авиации на город стали почти ежедневными. В отдельные дни воздушные тревоги продолжались по 10 и более часов. Часто они сопровождались артиллерийскими обстрелами. Наряду со взрослыми в ликвидации последствий воздушных налетов принимали участие и дети. Отмечая заслуги гражданского населения в борьбе с последствиями вражеских бомбардировок, Ленгорисполком 29 октября 1941 г. наградил 56 человек ценными подарками, 85 человек были удостоены почетных грамот, а 19 получили денежные премии. Среди награжденных были школьники Виктор Куропат, Валентин Чадров, Юрий Гамелайнен, Евгений Гладков и др.

В сентябре 1941 г. ожесточенные бои шли на окраинах города. Горожане готовились к уличным боям. Из комсомольцев и пионеров создавались специальные подростковые группы. Во время налетов немецкой авиации учащиеся выслеживали ракетчиков и сигнальщиков. На случай уличных боев юноши и девушки готовились стать разведчиками, связистами, подносчиками боеприпасов, санитарами, проводниками через проходные дворы.

Блокированный с юга и востока немецкими войсками, а со стороны Карельского перешейка армией финнов, город испытывал острый недостаток металла, угля, нефтепродуктов, электроэнергии. Наибольшие трудности сложились со снабжением населения и войск продовольствием. Уже 2 сентября был сокращены нормы продажи хлеба, а 9 сентября – и других продуктов питания. В первый год войны для детей и иждивенцев были установлены следующие нормы (г. в мес.): крупа и макароны - 1200, мясо – 400, жиры – 500, сахар и кондитерские изделия – 1700 , рыба – 300. Для иждивенцев нормы были ниже на 600 г. по крупе и макаронам и на 200 г. – по жирам и сахару.

По октябрь включительно продовольственные карточки отоваривались полностью. С ноября фактическая реализация продуктов питания осуществлялась в зависимости о их наличия в городе и от объемов завозов. В первую декаду декабря продовольственные карточки не были отоварены вообще. С 14 декабря 1941 г. по 1 января 1942 г. по иждивенческим карточкам было отоварено по 200, а по детским – по 400 г. муки, смешанной на 50% со жмыхом. В третьей декаде декабря продовольственное положение осложнилось настолько, что лишь в результате разбронирования запасов муки, мясных и рыбных консервов из неприкосновенных запасов Кронштадта, кораблей и фортов Балтийского флота удалось обеспечить всем категориям населения нормы по сахару, мясу (рыбными и мясными консервами), а по детским карточкам и по жирам.

1.2. Эвакуация

Самый первый этап эвакуации продолжался с 29 июня по 27 августа, когда части вермахта захватили железную дорогу, связывающую Ленинград с лежащими к востоку от него областями. Этот период характеризовался двумя особенностями:

1. Нежеланием жителей уезжать из города;

2. Много детей из Ленинграда было эвакуировано в районы Ленинградской области.(см.рис.2, приложение 3)

За этот период из города было вывезено 488703 человека, из них 219691 детей (вывезено 395091, но в последствии 175000 возвращено обратно) и 164320 рабочих и служащих, эвакуировавшихся вместе с предприятиями. Были также вывезены 86 крупных оборонных заводов.

29 июня 1941 г. из Ленинграда начинается эвакуация. В Свердловск и Челябинск выехали рабочие кадры, специалисты и большая часть производственных мощностей подъемно-транспортного завода (им. С.М.Кирова) для налаживания на новом месте производства танковых моторов. (Знаменитый Челябинский Танкоград был основан именно на базе Кировского завода). 13.07.41 объявлена эвакуация Невского машиностроительного завода, "Русского дизеля", "Экономайзера", а затем Ижорского, Металлического заводов, "Светланы", "Электросилы" и многих других. На Урал, в Сибирь, республики Средней Азии уезжают целые НИИ, лаборатории, проектные и исследовательские организации.

До октября 1941 г. из Ленинграда вывезли более 80-ти предприятий

Тысячи ящиков с особо ценными экспонатами музеев (произведениями живописи, скульптурой, ювелирными украшениями, фарфором, предметами мебели) отправляются в восточные районы страны. В Исаакиевский собор свозят для укрытия в подземных помещениях ценности из пригородных музеев (гобелены, мебель, посуду и др.).

В галереях Исаакиевского собора было укрыто около 117 000 ценнейших экспонатов из пригородных дворцов-музеев (Петергофа, Пушкина, Павловска, Гатчины, Летнего дворца Петра I). Многие ценности Эрмитажа переместили в его подземные анфилады.

Эвакуируются многие творческие учреждения. В конце лета 1941-го в Пермь переведены Театр оперы и балета им. С.М. Кирова (Мариинский театр) и хореографическое училище. В Ташкент выехала Ленинградская консерватория, в Новосибирск - Пушкинский драматический театр (Александринский) и Ленинградская филармония. Малый оперный теперь размещается в Оренбурге, Большой драматический театр им. М. Горького (позднее - им. Г.А. Товстоногова) и Академическая капелла осваиваются на новом месте - в Кирове (Вятке).

Из 17-ти ленинградских театров вcю блокаду в городе оставались и действовали Театр комедии (позднее - им. Н.П. Акимова), Театр музыкальной комедии.

В отличие от спланированной и поэтапно проводимой эвакуации промышленности, материальных ценностей и личного состава научных и творческих объектов, эвакуация обычного населения проходила безалаберно и несогласованно. Из-за уверенности, что военные действия будут разворачиваться на территории противника, многие детские сады и интернаты в начале войны эвакуировали в южную часть Новгородской и некоторые районы Калининской (Тверской) областей, не предполагая, что эти места очень скоро окажутся за линией фронта. Когда в середине июля немцы заняли Псков и вторглись в Ленинградскую область с юга, часть эвакуированных успела вернуться в Ленинград вместе с отступающими частями наших войск, но несколько эшелонов с детьми немцы разбомбили. (С августа 1941 г. маленьких ленинградцев отправляли уже, в основном, в Кировскую, Горьковскую области и на Урал). Подобное происходило не только при отправке несовершеннолетних, но и взрослых людей. Поезда были переполнены, расписание менялось ежедневно. К тому же далеко не все стремились покинуть город, большая часть жителей (более 2 млн. чел.) осталась - кто не успел, а кто и не захотел, не веря, что Ленинград будет сдан.

28 августа 1941 через ст. Мга проскочили последние эшелоны с эвакуированными. До того, как сомкнулось кольцо блокады из города, выехало около 500 000 коренных ленинградцев. [20]


^ Глава 2. Детские дома во время блокады


К концу 1941 года в детские дома начали массово поступать дети, родители которых погибли при защите города под обстрелами и бомбами или умерли от истощения и холода в первую суровейшую блокадную зиму.(см.рис.3, приложение 3)

Детские дома Ленинграда не были подготовлены к такому повороту событий, и одно из решений Ленгорисполкома (протокол № 57, п. 9 от 17.12.41 г.) красноречиво подтверждает сложность возникшей ситуации (пункт решения приводится полностью):

«Разрешить Ленгороно:

а) организовать с 15 декабря в помещении для детского сада по Ново-Литовской улице, д. 7, Выборгского района новый детский дом дошкольного возраста на 150 мест;

б) с 20 декабря – в помещении 114 школы Выборгского района по Большой Озерной улице, д. 50 детский дом № 52 на 160 мест для детей школьного возраста;

в) расширить с 15 декабря детский дом № 49 для детей школьного возраста по Загородному проспекту, д. 58 Фрунзенского района на 50 мест, т.е. до 300 мест;

г) увеличить с 15 декабря количество мест 16 школьного детского дома по Перфильевскому переулку, д. 3, Выборгского района на 30 мест, всего до 200 мест;

д) расширить с 15 декабря существующую школу – интернат с особым режимом (Мойка, 26) Дзержинского района на 60 мест, всего 120 мест».[1, с.17]

Учитывая бедственное положение детей, Совет Народных Комиссаров СССР ^ Постановлением “Об устройстве детей, оставшихся без родителей” (№ 75 от 23.01.42 г.) обязал исполнительные органы всех уровней считать важнейшим государственным делом устройство детей и проведение мероприятий по предупреждению детской безнадзорности. Во исполнение этого правительственного постановления Леноблисполком своим решением № 50 – 47 от 23.02.42 г. дал указание исполкомам районных и городских советов, под личную ответственность их председателей, обеспечить устройство детей, оставшихся сиротами или потерявших родителей при переезде в другую местность, “ не допуская оставление детей безнадзорными”. На Управление НКВД Ленинградской области возложена обязанность выявления всех безнадзорных детей, размещение в приемниках – распределителях и организация их дельнейшего определения. [1, с.21]

Говоря о формировании блокадных детских домов, необходимо отметить особую роль директоров, воспитателей и обслуживающего персонала: нянечек, прачек, уборщиц, истопников, работниц столовых. Это им приходилось выводить вшивость, чесотку, убирать фекалии больных дистрофией детей, стирать грязное белье, собирать и увозить в братские могилы детские трупы. Это они заботились о питании детей, их досуге, режиме дня, дисциплине. Это они, как могли, старались утешить, снять надломленность, стрессовое состояние своих воспитанников, видевших ужасы блокады и смерть родных. Не хватало специально подготовленных директоров и воспитателей, должности которых занимали люди в лучшем случае с общим средним образованием, но зачастую и его не было. Однако беззаветная, порою близкая к самопожертвованию работа в значительной мере сглаживала названный недостаток, обеспечивая функционирование блокадных детских домов. Следует обратить внимание на объективную сложность в формировании детских коллективов из-за разновозрастности воспитанников (от 3 до 14 лет) и различного семейного положения их при поступлении в детские дома. Наибольшую и социально сильнее травмированную группу (54,1%) составляли круглые сироты, часть детей (29,5%) имели мать или отца, находившегося в рядах Красной Армии, у остальных (16,4%) были братья и сестры.

И теперь становится возможным понять, благодаря каким неимоверным усилиям Правительства и Государственного Комитета Обороны к апрелю 1942 года в Ленинграде действовало 98 детских домов, в области - 32. Общая численность воспитанников в них превышала 60 тысяч человек, которым предстояло до конца пройти через трагическую блокадную детдомовскую будничность и выжить с надеждой на будущее.

К концу мая 1942 года через ДПР области прошли 1 454 человека, в том числе в мая 717 детей, из которых 695 были определены в детские дома.

В июне 1942 года Ленгорисполкомом отмечено, что в детских домах имеется много свободных мест и поступление детей в приемники-распределители резко сократилось из-за проведенной эвакуации их из города.

В связи с этим необходимость в 16 ДПР отпала, и по решению Ленгорисполкома от 17 июля 1942 года (№ 71-36) количество приемников-распределителей было сокращено до шести.

В 1943 году наполнение ДПР города помесячно не превышало 200 человек, а к лету снизилось до 60-70 человек, однако в решении Леноблисполкома от 09.06.43 года (протокол №65) «О борьбе с детской беспризорностью и преступностью» отмечалось: « Органы НКВД и милиции не занимаются выявлением детей, оставшихся без родителей, и их устройством. Из поступивших с 1 января по 1 мая в детские приемники области 1035 человек выявлено органами милиции всего 38 человек, органами НКВД-13 человек». [1, с. 29]

С детьми, содержавшимися в ДПР, проводили учебные и трудовые занятия, политинформации, коллективные читки газет и художественной литературы, гимнастические упражнения. Дети писали письма на фронт и готовили подарки для бойцов Красной Армии.

В начальный период формирования блокадных детских домов, когда беспризорность росла лавинообразно, и детская смертность достигала уровня катастрофы, вся деятельность воспитателей и обслуживающего персонала сводилась к единственной цели - спасти детей, а значит, накормить их, защитить от эпидемических болезней, укрыть от вражеских обстрелов и бомбардировок. Из-за нехватки продовольствия, из-за непригодности помещений для срочно создаваемых детских домов, их переполненности, отсутствия элементарных удобств и предметов первой необходимости работа сотрудников детских домов была настоящим гражданским подвигом.

Особенно напряженным оказались декабрь 1941 года и первая половина 1942 года, ибо в эти месяцы одновременно проявились и массовая детская безнадзорность, и отсутствие борьбы с ней.

На этом фоне беспрецедентным событием в обороняющемся городе явилась организация для детей в первых числах января 1942 года новогодних праздничных елок.

Специальным решением Ленгорисполкома (протокол №57, п. 33, от 23.12.41 года с грифом «Весьма срочно») предписывалось городским райисполкомам и отделам народного образования совместно с профсоюзными организациями провести с 1 по 10 января 1942 года новогодние елки: «для учащихся 7-10 классов в трех пунктах на район с охватом 9 тысяч человек по городу в целом; для учащихся 1-6 классов в двух пунктах с охватом 40 тысяч человек; для дошкольников и воспитанников детских домов непосредственно в этих детских учреждениях и лишь для постоянного контингента с охватом 61 тысяч человек». Решением предусматривалась заготовка тысячи елок и рекомендовалось проведение праздничных мероприятий «лишь в помещениях, оборудованных бомбоубежищами». Участники праздников обеспечивались подарками и обедами без вырезки талонов из продовольственных карточек, а программа самих праздников посвящалась защите Родины и обороне города. [1, с. 32]

Одним из основополагающих документов того времени было ^ Постановление совета Народных Комиссаров №75 от 23.01.42 года «Об устройстве детей, оставшихся без родителей», где определялись важнейшие направления повседневной работы в блокадных детских домах. Для выполнения этого постановления 23 февраля 1942 года было принято решение Леноблисполкома №50-47, а 24 февраля 1942 года организованно совещание в Леноблсовете и 16 марта 1942 года вышло Постановление секретариата обкома и горкома ВЛКСМ «Об ответственности комсомольских организаций за выявление и устройство безнадзорных детей и подростков». [1, с.34]

В этом последнем документе впервые уделено конкретное внимание кадровому составу работников детских домов и необходимости обеспечения повседневного воспитательного процесса.

Подтверждением бытовой неустроенности может служить принятое 4 марта 1942 года постановление Леноблисполкома, в котором для детских домов различным предприятием области в счет плановых заданий марта и апреля предписывалось безотлагательно пошить по 3100 штук белья и одежды различного ассортимента, включая шапки, платья, сорочки, трусы, трико, кальсоны и костюмы, 6200 наволочек, изготовить по 3100 кроватей или деревянных топчанов и матрасов, по 200 ведер и корыт, 100 бочков для кипяченой воды и много других, более мелких изделий. [1,с.35]

Вместе с тем, несмотря на предпринимавшиеся срочные, но разрозненные меры, бытовая обеспеченность детских домов в некоторых районах, как отмечалось на совещании Леноблсовета 24 февраля 1942 года, «пущена на самотек, граничащий с преступлением, которое нельзя оправдать войной, так как в деле спасения детей оправданий нет, и безобразия, творящиеся в детских домах, являются результатом распущенности».

По-разному преодолевались неординарные ситуации в детских домах. Во Всеволожском, например, из-за отсутствия сменного нижнего белья полураздетых детей оставляли на целые сутки в постелях, а за это время белье стиралось и просушивалось.

Но вопреки всем трудностям, всем невзгодам блокадная жизнь в детских домах шла своим чередом.

В зависимости от состояния здоровья детей, от налетов авиации и артиллерийских обстрелов, наличия света, непосредственно в детских домах, а часто в бомбоубежищах работали школы для учеников 1-6 классов


Глава 3. Школы и ремесленные училища


3.1. 1941-1942 учебный год


Несмотря на фронтовую обстановку, предполагалось, что с 1 сентября 1941 г. начнется очередной учебный год и 201 тыс. школьников, оставшихся в Ленинграде, вновь сядут за парты. Однако тяжелые бои, развернувшиеся в сентябре под Ленинградом, не позволили приступить к занятиям ни 1 сентября, ни 1 октября. Лишь 26 октября исполком Ленгорсовета вынес решение о начале учебного года, и 27 октября в 103 школах из 408, функционировавших до войны, около 60 тыс. учащихся с 1-го по 6-й классы приступили к занятиям. С 15 октября начались занятия в спецшколах, а с 3 ноября за парты сели более 30 тыс. учеников 7-10-х классов.

Занятия проводились 3 раза в неделю по 3 урока в день. Все учебные классы располагались в северном крыле здания, поскольку оно было наименее опасным при артиллерийских обстрелах. В школе было печное отопление, но поскольку дров было мало и отапливалась лишь меньшая часть здания, в классах было холодно. Занимались в пальто, валенках. Заданий на дом не получали. Писать приходилось редко из-за того, что онемевшие от холода руки плохо слушались, а чернила замерзали. В случае воздушной тревоги занятия прекращались, и все переходили в бомбоубежище, расположенное в здании рядом со школой. Учащиеся с 1-го по 5-й классы занимались в квартирах, красных уголках, бомбоубежищах. В них было не только холодно, но сыро и душно. Керосиновые лампы плохо освещали помещение. Поэтому у малышей проводилось только по 2 урока в день по 20-25 минут.

Самыми тяжелыми для детей стали декабрь 1941 г. и январь 1942 г. Чтобы как-то поддержать силы школьников, в декабре после уроков давали по тарелке белкового дрожжевого супа, который они ели с большим удовольствием, а на десерт маленькую баночку фруктового желе. Это хотя и мизерное дополнительное питание стимулировало посещение занятий и в какой-то степени поддерживало силы детей. Успехи в учебе были малоутешительными. Посещаемость занятий падала и уже к середине декабря. Из-за неявки учителей и учеников срывались занятия в младших классах. В январе 1942 г. в городе их посещали только 36 тыс. учеников. По распоряжению Ленсовета в конце декабря 1941 г. - начале 1942 г. в школах начали прекращать занятия.

В самые трудные блокадные месяцы зимы 1941 – 1942 гг. появились бытовые отряды. Первый отряд был сформирован в феврале 1942 года в Приморском районе. Отряд состоял из 80 человек, в основном из девушек – работниц фабрики “Красное Знамя”. За два месяца бойцами отряда обслужено 1810 квартир. Оказана медицинская помощь 350 пострадавшим, установлен ежедневный уход за 780 ранеными. Всего по району бойцами отряда было обслужено 7678 человек разными видами помощи.

Бытовым отрядам помогали тимуровские команды. При помощи Приморского РК ВЛКСМ осенью 1942 года была организована тимуровская команда. Тимуровское движение являлось массовым явлением в блокадном Ленинграде. В созданных 1941 – 1942 гг. 753 тимуровских командах успешно работало 12800 пионеров.

С первых дней блокады в Ленинграде проходил массовый сбор теплых вещей для бойцов Красной Армии. Трудящимися Петроградского района было собрано 1965 метров мануфактуры и 18825 штук теплых вещей. [10, с.7]

С каждым днем войны предприятия осажденного города нуждались в большом количестве металла. Он был необходим для массового производства различной боевой техники.

В июле 1941 года школьниками было сдано на склады “Вторцветмета” 2307 тонн лома и отходов цветных металлов и десятки тысяч тонн черного металла. С июля по сентябрь этого же года ленинградцы сдали для нужд обороны 860 тысяч килограммов цветного металла.

Существовали добровольные боевые дружины пионеров и школьников. В октябре 1941 года горком комсомола принял решение «О создании пионерских организаций при домохозяйствах». В этом решении указывалось, что пионерские форпосты создаются во всех домохозяйствах и, в первую очередь, в крупных. Основным направлением работы фортопостов являлась общественно – полезная деятельность ребят: помощь в охране дома, наблюдение за правилами светомаскировки, поддержание чистоты и порядка в доме, помощь семьям красноармейцев, сбор металлолома.

Учителя и комсомольцы – старшеклассники организовывали работу добровольных дружин школьников. В зимний период 1941 – 1942 гг. в домохозяйствах действовало 56 боевых пионерских дружин, которые принимали самое активное участие в оказании разнообразной помощи фронту, госпиталям, детским домам, ослабевшему населению, военкоматам, райсоветам, РК ВЛКСМ.

Проявлением заботы о детях явилось проведение праздников новогодних елок в условиях голодной зимы блокированного Ленинграда.

После новогодних каникул из-за большой смертности от голода многие школы были закрыты. Городские запасы продовольствия к тому времени были исчерпаны, а его завоз осуществлялся в столь незначительных размерах, что лишь 13 января всем категориям населения было выдано по 100 г мяса, 200 г крупы и 200 г муки . 200-граммовая пайка черного хлеба оставалась единственным продуктом питания для большинства детей на целый день. 31 января было объявлено о продаже детям в счет норм истекшего месяца крупы - 150, мяса - 200 и сахара - 250 г. Паек иждивенцев составил: мяса - 100 и сахара - 150 г.

Трудной была первая блокадная зима. Но даже в самое тяжелое время учителя и ученики 39 школ (в них обучалось около 2 тыс. детей) решили не прекращать занятия и со 2 января возобновили их (см. приложение 2).

Учиться в таких условиях было настоящим подвигом. К тому же учителям и ученикам приходилось самим заготавливать дрова, следить за чистотой, решать все другие хозяйственные вопросы. В июне 1942 г. в классах, где занятия не прекращались, были проведены весенние испытания. Требования были высокими, но большинство школьников получили отличные и хорошие оценки и были переведены в следующий класс. Из 542 выпускников 10-х классов 70 получили аттестаты с отличием, или, как тогда говорили, с "золотой каемочкой". 3 июля для выпускников средних школ во Дворце пионеров был устроен общегородской праздник. Каждый из них получил подарок и книгу с надписью: "Окончившему полный курс школы №... в Ленинграде в 1941/42 году в годы Отечественной войны и блокады".

Увеличение поставок продовольствия дало возможность с 11 февраля не только обеспечить его регулярную реализацию всем категориям населения, но и существенно повысить нормы. Для детей они составляли (г в месяц): крупа и макароны - 1 200, сахар - 500, мясо - 400, жиры - 400. Иждивенцы получали на 200 г меньше крупы и на 100 - сахара. [10, с.9]

Улучшение продовольственного снабжения города позволило Ленгорисполкому принять 21 апреля 1942 г. решение о возобновлении работы школ. В основу учебного процесса было положено повторение материала предыдущего года, военно-физическое и общественно-политическое воспитание. В различных местах были расклеены объявления, что учащиеся, желающие продолжить обучение, должны до 25 мая зарегистрироваться в школах своего микрорайона. Ослабленных детей, которые не могли заниматься, зачисляли в школы с временным освобождением от занятий.

В итоге с 4 мая за парты 148 школ Ленинграда и Кронштадта сели около 64 тыс. учащихся. Они были поставлены на котловое довольствие, нормы по которому были значительно выше, чем по детским карточкам. Из расчета на день учащиеся с 1-го по 4-й класс получали по 300, а с 5-го по 10-й - по 400 г хлеба, крупы и макарон - 100 г, мяса - 50, жиров - 30, сахара - 30 г. Кроме того, школьники получали по 10 г чая и по 50 г кофе в месяц . Дополнительно по своим карточкам учащиеся выкупали по 200 г масла и по 300 г сахара в месяц. Перед началом занятий дети завтракали, а после уроков обедали. Педагогические и родительские комитеты установили строгий контроль за работой столовых, поскольку были выявлены случаи обворовывания учащихся. Так, в результате одной из проверок было установлено, что в столовой при школе № 239 Октябрьского района учащиеся недополучали половину причитавшегося им масла, треть крупы и часть хлеба.

Поскольку дети физически были ослабленными, в младших классах проводилось по 3, а в старших - не более 5 уроков в день. На каникулы - а они начались с 30 июня - все ученики 5-10-х классов выехали в совхозы и подсобные хозяйства предприятий и учреждений. Так, учащиеся 239-й школы трудились в Пери - подсобном хозяйстве завода "Судомех". Жили в сарае. После завтрака работали на прополке овощей, а с конца августа - на их уборке. В общей сложности школьники города обработали 30% посевной площади совхозов и подсобных хозяйств, ими было прополото 1 836 га посадок огородных культур и окучено 80 га картофеля. За лето дети окрепли, избавились от дистрофии и цинги, так как в рацион их питания входили редис, морковь, свекла. Особенно они любили турнепс, называя его блокадным бананом.

3.2. 1942-1943 учебный год

Летом 1942 г. во всех районах города была проведена серьезная работа по учету детей школьного возраста. За лето многие из них были эвакуированы. Существенно изменилось расселение жителей города - из прифронтовой зоны и домов, разобранных на дрова, большая часть ленинградцев переехала в центр или во Ржевку. На 1 сентября было учтено почти 15 тыс. ребят, подлежащих обучению в начальной школе. В связи с резким уменьшением количества учащихся многие школы из разряда средних были преобразованы в неполные средние или начальные. В общей сложности действовало 14 средних, 65 - неполных средних и 15 начальных школ. С помощью воинских частей и шефских организаций в школах был произведен косметический ремонт, приведены в порядок крыши, двери, восстановлены системы водоснабжения и канализации. Паровое отопление было заменено печным. Для обогрева помещений было поставлено более 10 тыс. куб. м дров. Активное участие в этой работе принимали учителя и учащиеся. Только в Октябрьском районе в воскреснике, состоявшемся 8 ноября, участвовало 1200 ребят.

Занятия в младших классах начались 15 сентября. В результате дальнейшей работы по выявлению детей школьного возраста удалось привлечь к обучению еще 6 тыс. ребят в возрасте до 14 лет, уже работавших на производстве. Они получили возможность продолжить образование в вечерних школах. По состоянию на 31 декабря количество учащихся в начальных классах было доведено почти до 21 тыс. С 15 октября после возвращения с сельскохозяйственных работ к занятиям приступили 6 тыс. учащихся 5-10-х классов. [11,с. 9-15]

Для всех школьников было введено 3-разовое питание. Домашние задания выполнялись в школе. Учебной и художественной литературой школы были обеспечены. Сложнее было с тетрадями. Поэтому для черновиков использовали некачественную бумагу, а чаще газеты или листы из старых журналов и книг. В связи с сокращением сроков обучения учебный план 5-10-х классов был сокращен на 85 часов в год, но было увеличено количество занятий по физкультуре и военному делу. По ряду предметов были внесены частичные изменения в программу. Так, учащихся стали знакомить с литературой об Отечественной войне. При изучении гуманитарных наук большое место уделялось воспитанию патриотизма. В преподавание математики, физики и химии были введены элементы военных знаний. [2, с.8-15]

Во вторую блокадную зиму школы работали без перебоев. Однако трудностей было достаточно, поскольку многие дети еще не оправились от последствий первой блокадной зимы. Болезни, лечение в стационарах, уход за больными членами семьи, работа на огородах отрицательно сказывались на посещаемости занятий и успеваемости. Выжив, значительная часть детей на какое-то время утратила интерес ко всему происходившему. Они были замкнуты, неразговорчивы и малоподвижны. Однако, преодолевая слабость, они постепенно включались в активную школьную жизнь. В немалой степени этому способствовало то, что в декабре 1942 г. для ослабленных детей в возрасте от 3 до 13 лет были открыты столовые усиленного детского питания (УДП). При этом дети из семей военнослужащих и инвалидов имели право на получение бесплатного питания или частичную его оплату. С 1 января 1943 г. к столовым УДП стали прикреплять на 3-разовое питание всех ослабленных школьников вне зависимости от возраста. Нормы основного и усиленного детского питания постоянно увеличивались.

В ноябре 1942 года руководством Радиовещания был обсужден вопрос о содержании молодежных радиопередач. Тогда же была создана редакционная коллегия молодежного радиовещания из активистов города.

По радио чаще стали звучать сообщения о школьной жизни. Часто микрофон был предоставлен самим ребятам.

Школьники могли посещать театры и кинотеатры. В Ленинграде в 1941 году работали театры: Театр Музыкальной Комедии, Государственный симфонический оркестр, Хор и оркестр народных инструментов Радиокомитета, ансамбли Ленгосэстрады. К январю 1942 года в городе работают пять театров: им. Ленсовета, им. Ленинского Комсомола, Музкомедии, Кукольный театр под руководством Деммени и 2-й Кукольный театр. В феврале 1942 года после эвакуации коллективов театров в городе остается один Театр Музыкальной Комедии, который работает в помещении Драматического театра им. А.С. Пушкина, т.к. помещение театра Музкомедии было повреждено бомбой.

В дни зимних каникул были проведены новогодние праздники. Еще 20 ноября 1942 года Ленгорсовет принял решение, по которому райисполкомы, отделы народного образования должны были принять меры к организации новогодних праздников в школах и театрах города. Городской отдел народного образования 10 декабря 1942 года издал приказ о проведении в Ленинграде детского праздника новогодней елки. Праздники организовывались в школах, детских домах и садах. Для учащихся 8 – 10-х классов, для отличников учебы и актива пионерских дружин школ города (на 1500 чел.) – во Дворце пионеров. Всем детям школьного и дошкольного возраста подарки выдавались бесплатно. Трудно переоценить значение организации и проведения новогодних елок в блокадном городе.

В соответствии с постановлением Ленгорсовета и бюро Ленинградского горкома ВКП(б) от 29 апреля 1943 г. 8 685 учащихся с 4-х по 10-е классы на период летних каникул были мобилизованы на прополку, поливку овощей и уборку урожая в совхозах и подсобных хозяйствах Ленинграда и области. В целях лучшей организации труда и отдыха в совхозах и подсобных хозяйствах были созданы лагеря по типу пионерских. Отряд включал несколько звеньев-бригад, которые комплектовались отдельно из мальчиков и девочек. Ответственность за работу лагерей несли директора школ или назначаемые ими лица. Рабочий день и нормы выработки для учащихся 9-10-х классов были установлены наравне с рабочими совхозов и подсобных хозяйств. Для учащихся 4-8-х классов был введен менее напряженный режим рабочего дня. Как и все, начиная рабочий день в 8 часов 40 минут, учащиеся 4-6-х классов заканчивали работу в 11 часов 40 минут, 7-8-х классов - в 13 часов 40 минут. Далее следовал обед и послеобеденный отдых. После чая, в 17 часов, дети снова приступали к работам, которые продолжались до 20 часов. После ужина проводилась военно-физкультурная подготовка, кружковая работа, отрядные и звеньевые мероприятия. В 22 часа 30 минут ребята шли спать.

Оплата труда производилась сдельно по существовавшим в хозяйстве тарифам за норму выработки, установленную для школьников. Для учащихся 4-х классов она была на 50% ниже, чем для рабочих хозяйства, 5-6-х классов - на 40%, 7-8-х классов - на 20%. При этом для учителей и школьников, работавших в совхозах и подсобных хозяйствах, применялись все меры поощрения, установленные для работников совхозов. Стоимость питания школьники оплачивали из своего заработка (в зависимости от возраста от 4 до 6 руб. за суточный рацион.

3.4. 1943-1944 учебный год

В конце сентября учащиеся возвратились с сельскохозяйственных работ, и с 1 октября начался новый учебный год. В соответствии с постановлением Ленгорсовета и Ленинградского горкома ВКП(б) от 3 октября 1943 г. для физически слабых учащихся неполных средних и средних школ, сдавших в школы свои продовольственные карточки, были установлены следующие дневные нормы усиленного питания: 500 г хлеба и 200 г овощей и картофеля. Кроме того, в месяц они получали: крупы и макарон - 2 300 г, мяса - 1 600, жиров - 700, сахара - 800, муки пшеничной - 750, муки картофельной - 300, сухофруктов - 600, чая - 12, кофе - 300, галет из белковых дрожжей - 200, варенья, кефира, суфле - 6 000, молока соево-миндального - 2 000, желе и киселя из соевого молока - 2 000, повидла овощного - 1 000, сметаны казеиновой - 750, молока солодового - 2 000 г. Поскольку большинство ленинградцев имели огороды, дети получали питание и дома. Все эти факторы положительно сказывались на их здоровье и успеваемости, 27 тыс. учеников успешно закончили учебный год. В основном это были учащиеся с 1-го по 7-й классы. Старшеклассников было мало. Во всем городе имелось только 54 класса последних трех лет обучения, где занимались 733 учащихся. [12,с. 8-15]

В школах и жилых домах действовали водопровод и канализация, было восстановлено электрическое освещение. Не стало проблем с дровами. И хотя город все еще находился в осаде, для детей это был нормальный год с полной учебной программой. После снятия в январе 1944 г. блокады началась реэвакуация населения. Вместе с взрослыми возвращались и дети. Открывались не только новые классы, но и ранее закрытые школы. Было восстановлено всеобщее обязательное обучение, возобновлена работа Дворца пионеров и районных домов пионеров и школьников. Открывались детские библиотеки. С лета 1944 г началось массовое возвращение ленинградцев в родной город. Если осенью 1944 г. к занятиям приступило 90 тыс. школьников, то к началу 1945 г. их было уже более 120 тыс. Для вновь прибывших открывались дежурные классы, вводились вторые смены. Начальные и неполные средние школы преобразовывались в средние, поскольку особенно быстро шел приток учащихся старших классов. К лету 1945 г. в Ленинграде действовали 7 начальных, 102 семилетних и 82 средних школы.


3.5. Ремесленные училища

А.Н. Косыгин в январе - июле 1942 г. занимался организацией снабжения осажденного города и эвакуацией его населения. В связи с массовой смертностью учащихся ремесленных училищ он лично проверил положение с питанием в одном из них. Сохранилось письмо А.Н. Косыгина А.А. Жданову о результатах проверки ремесленного училища №33 от 16 февраля 1942 г. [27]. Учащиеся жаловались на то, что в столовой вместо супа выдавалась жидкая бурда, котлеты весили 35 г вместо положенных 50, сахар воровали, а жиры в течение 4-х дней вообще не отпускались. Контроль администрации училища за столовой отсутствовал, что открывало возможность неограниченного воровства продуктов. В результате ученики оказались на голодном пайке, их состояние ухудшалось. (см.рис.4, приложение 3)

А.Н. Косыгин потребовал установить обязательный контроль за питанием ремесленников со стороны администрации училища, а закладку продуктов в котел производить при обязательном присутствии администрации училища и представителя учащихся. Материалы проверки училища № 33 были направлены А.Н. Косыгиным городскому прокурору. По решению суда директор столовой училища был приговорен к одному году исправительных работ, повар - к двум годам лишения свободы.

В первую голодную зиму в Ленинграде функционировал не один десяток ремесленных и фабрично-заводских училищ. Радикальные меры, принятые по улучшению питания и наведению порядка в училище № 33, положительно отразились на питании, бытовом обслуживании учащихся и в других учебных заведениях. [6]


^ Глава 4. Блокада в детской памяти

(воспоминания Н.Н. Березиной)


Уходят люди… Все меньше тех, кто расскажет внукам и правнукам о войне так просто и доходчиво, как может сделать это только участник событий. Цифры и факты учебников, книги и фильмы, безусловно, важны. Но все же живая речь человека, смотревшего в глаза смерти в те страшные годы, гораздо убедительней.

Что может помнить ребенок в возрасте от двух до четырех лет? И может ли он, сейчас уже человеком преклонного возраста, вспомнить происшедшее с ним десятки лет назад? Но в памяти Березиной Натальи Николаевны отчетливо всплывают образы, звуки, цвета, запахи, вкус … Детская память — это в основном эмоциональная память.

«Если память взрослого человека — это зеркало прожитого, то детская память — это разбитое зеркало, калейдоскоп, в котором происходившее еще не имеет целостности, расколото на мелкие кусочки, каждый из которых расцвечен разными и странными красками». [6]

Березина Наталья Николаевна, 1940 года рождения, родилась в Ленинграде, закончила 183 школу в 1957 г.. Проживала по адресу ул. Радищева, д. 42, кв.38 (в нынешнее время кв. 4, т.к. раньше была коммунальная квартира). (см. рис.5, приложение 3)

Во время войны, все 900 блокадных дней её семья находилась в Ленинграде. Когда началась война, Наталье Николаевне был всего 1 год. Но до сих пор в её памяти сохранился, тот страх, который овладевал ею во время бомбежек, обстрелов города. Во время войны ее мать, Березина Елена Андреевна, потеряла слух, после чего она не слышала, что передавали по радио, Наталье Николаевне приходилось объяснять, что происходит. Семья Натальи Николаевны не сумела эвакуироваться, не успели: когда мама повела ее на вокзал, начался обстрел, из-за этого им пришлось вернуться. 1942 году, 20 апреля, умер от голода ее отец, Березин Николай Петрович. Его похоронили на Охтинском кладбище. После этого их жизнь превратилась в ад. (см.рис.6, приложение 3)

Когда ей было 2,5 года, в их квартире жила женщина, которая работала в ГЕДУВе (институт усовершенствования врачей, нынешнее МАПО), в столовой, но войти туда было нельзя. Мама приводила её с бидоном к столовой, приходилось искать путь в темном коридоре. Заходя в столовую, она открывала рот, а люди, сидевшие за столами, кидали ей еду. Этот бидон делился на всю их коммунальную квартиру. Иногда, вспоминает Наталья Николаевна, их пускали туда мыться. На территории этого учреждения находились огороды.

Наталья Николаевна вспоминает, что люди были очень добры и внимательны к ней. Она объясняет это тем, что была очень маленькой, и в этот период в городе было очень мало детей, такого же возраста, как она. По этой же причине, мама всегда крепко держала ее за руку, потому что были страшные случаи, когда ребенка вырывали прямо из рук.

Многие люди, встречая ее на улице, с мамой, всегда старались подбодрить, дарили игрушки и подарки. Она вспоминает, как они с мамой шли домой через двор на Кирочной улице, а там лежал труп, но мама сказала ей, чтобы она не останавливалась, переступала и, не оборачиваясь, шла дальше.

Во время войны Елена Андреевна работала швеей, на Басковом переулке, брала работу на дом и шила одежду, игрушки. Однажды их засыпало в бомбоубежище, после чего они больше туда не ходили. Прятались они в своей квартире, около стены. Один раз, они сидели около суток, мама не могла даже взять воды. Наталья Николаевна помнит, как на улице Фурштатской, там, где ныне находится поликлиника, росла высокая трава, и мама всегда одевала на нее что – то яркое, чтобы она не пропала из виду. Но однажды во время прогулки, она побежала в эту траву и через некоторое время, мама, перестав ее видеть, побежала за ней. Оказалось, что Наталья Николаевна упала в люк, высотой 2 метра, и не могла оттуда выбраться. В то время началась бомбежка. Один штатский человек увидел это, остановился, достал пистолет и начал угрозами останавливать мужчин. Собралось 3- 4 человека, они все повисли над люком и помогли ей вылезти. Ее мама хотела отдать все: драгоценности, хлеб, но никто ничего не принял. Она помнит, как они ходили за водой, но перед самым порогом она разливалась, приходилось возвращаться обратно. Однажды ее мама провалилась под лед, она была вся заледеневшая, отогревали ее утюгами.

У Натальи Николаевны остались воспоминания о дне снятия блокады. Они с Леночкой, так Наталья Николаевна ласково называла свою маму, пришли на Марсово поле, там стояло 300 зениток, был салют, немыслимый грохот. В День Победы они с мамой находилась на углу Жуковского и Лиговки, был теплый день, шли танки, на них сидели люди, все обнимались, плакали, а с танков падали лилии. Во время войны все родственники, кроме мамы умерли. Мама умерла в 1996 году, в возрасте 86 лет.

Муж Натальи Николаевны – Даринский Алексей Борисович (см. рис.7, приложение 3) прожил в Ленинграде всю войну, и лишь в конце 1944 года эвакуировался. К началу войны ему было 6 лет. Письма, поделки, открытки, которые он посылал маме, трогают до слёз. (см.рис.8, 9, приложение 3) Маленький ребенок, понимающий все, что происходит вокруг, думает о маме, жалеет ее. Алексей Борисович трагически погиб в 2000 году.

Память — это не только хранилище событий, всего, что прожито человеком, но, прежде всего, способность сохранять восприятие пережитого. О блокаде Наталье Николаевне напоминают вещи, письма, фотографии, детские книжки и игрушки, которые она бережно хранила все эти годы.(см.рис. 10, приложение 3)


Заключение

В 1945 году за героизм и мужество, проявленные жителями Ленинграда во время блокады, городу был присуждёно звание Города-героя.

На 1985 год медалью «За оборону Ленинграда» награждено около 1470000 человек. Среди награждённых ею 15 тысяч детей и подростков.

За годы блокады погибло по разным данным от 400 тыс до 1 млн человек (на Нюрнбергском процессе фигурировала цифра 632 тыс). Причем только 3% из них от бомбёжек, артобстрелов и т.д., а остальные 97% от голода.

Хуже всего приходилось детям. Неисчислимые горести выпали на долю детей блокадного Ленинграда. Когда умирают взрослые - это тяжело, но понятно. А смерть детей сознание принимать отказывается. Среди обвинительных документов, представленных на Нюрнбергском процессе, была и маленькая записная книжка, которую вела двенадцатилетняя ленинградская девочка Таня Савичева. Тани Савичевой я посвятила одну из глав реферата прошлого учебного года.

Началом блокады считается 8 сентября 1941 года, когда была прервана сухопутная связь Ленинграда со всей страной. Однако жители города потеряли возможность покинуть Ленинград двумя неделями раньше: железнодорожное сообщение было прервано 27 августа, и на вокзалах и в пригородах скопились десятки тысяч людей, ожидавших возможности прорыва на восток.    

К началу блокады в городе оставалось около 400 тыс. детей, затем их количество увеличилось за счет эвакуированных из захваченных районов области. Несмотря на свой возраст они участвовали в обороне города: рыли окопы, тушили зажигательные снаряды, работали на военных заводах, собирали металлолом. Ребята ухаживали за раненными бойцами в госпиталях, выступали в составе агитбригад перед войнами Ленинградского и Волховского фронтов, выращивали овощи на блокадных огородах. Тимуровские отряды помогали самым слабым, шили одежду, разносили кипяток по квартирам, собирали детей в вымерших квартирах. За эти заслуги детей награждали, о них писали в газетах.

Во время блокады в Ленинграде день ото дня увеличивалось число детей, оставшихся без родителей. Имевшиеся в городе детские дома не могли вместить всех детей-сирот, и начиная с января 1942 г. один за другим открываются новые детские дома. За пять месяцев 1942 г. в Ленинграде было открыто 85 детских домов, приютивших 30 тыс. детей. Партийные и комсомольские организации широко развернули работу по выявлению безнадзорных детей и определению их в детские дома. Сироты-подростки определялись в ремесленные училища, спецшколы и другие учебные заведения.

В блокадном городе в самую страшную зиму 1941/42 г. работало 39 школ. Удивительно, но многие продолжали учиться в холодном, голодном, окруженном врагами городе. Это было настоящим подвигом.

Тем, кто родился после войны, сложно понять то, что пережило военное поколение. Можно только слушать рассказы тех, кто выжил, и постараться осознать, попытаться почувствовать, что они пережили, и сохранить это в памяти... И отдать дань вечного уважения и вечной благодарности.

От всего сердца я благодарю Наталью Николаевну Березину за её воспоминания, представленные документы, письма, детские книжки, игрушки, которые вместе с ней пережили блокаду.

Те, кто пережил блокаду, были обычными людьми. Они сумели совершить невозможное - пережить ледяной ад. И не только пережить, но и остаться людьми. Они уходят, и вместе с ними уходит история. От нас зависит, чтобы она не ушла навсегда.


Список источников


  1. Андреев А. Дети города – героя: сборник/ А.Андреев.- Л.: Ленинздат,1974.- 286с.

  2. Белова Л.Н. Блокада//Санкт – Петербург. Петроград. Ленинград. /Ред. А.Я.Дектярев, Г.Н. Булгаков. - М.: Большая Российская Энциклопедия,1992.- С. 321-327.

  3. Блокада Ленинграда. [Электронный ресурс]. – Текстовый документ. Режим доступа: http://wikipedia.ru

  4. Гранин Д. Блокадная книга/ Д. Гранин, А. Адамович. – СПб.: Ленинград, 1989.

  5. Данилов П.П. Промышленность Ленинграда в годы блокады/П.П.Данилов// Отечественная история.-2003.-19 фев.(№3). – 13

  6. Ильинский И.М. Блокада Ленинграда: проблески детской памяти на фоне великой трагедии. [ Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.ilinskiy.ru/biography/bloklen.php

  7. Колпакова Д. Был город – фронт, была блокада/ Д. Колпакова, В.Суслов. – Л.: Детская литература,1984. - 188 с.

  8. Котов С. Детские дома блокадного Ленинграда/С. Котов. - СПб.: Политехника, 2002.- с.17-35

  9. Левшов В.Е. Будни подвига: блокадная жизнь ленинградцев в дневниках, русских документах/ В. Е. Левшов. – СПб.: Лик, 2006.

  10. Лихачев Д. С. Воспоминания/Д.С. Лихачев. – СПб.: Logos, 1999.

  11. Операция “Север”. [Электронный ресурс]. – Тестовый документ. Режим доступа: http://wikipedia.ru

  12. Ползикова – Рубец К. Они учились в Ленинграде/ К.Ползикова – Рубец.- Л.:Просвещение,1954. - 166 с.

  13. Селиванов В.Н. Стояли как солдаты: Блокада. Дети. Ленинград. / В.Н.Селиванов. –Л.:Эго,2002. - 217 с.

  14. Солсбери Г. 900 дней/ Г.Солсбери. – М.: Прогресс, 1994. - 563 с.

  15. Эхо блокады Ленинграда. [Электронный ресурс]. – Режим документа: http://memorial.ru

  16. Юра Рябинкин и Анна Франк. [Электронный ресурс]. - Текстовый документ. - Режим доступа: http://jurarjabinkin.narod.ru



Приложение 1.


Памятники юным ленинградцам – блокадникам


Смоленское кладбище


Памятник детям, погибшим 9 мая 1942 года. Васильевский остров, Камская ул., 24.

Стела. Рельеф. Гранит. 1966 год. Архитекторы Л. Н. Линдрот, Н. Г. Эйсмонт. Скульптор В. И. Гордой. Художник О. И. Кузнецов. На памятнике высечена надпись: «Здесь лежат дети. 9 мая 1942 года их жизнь оборвал фашистский снаряд. Люди, берегите мир!»


Цветок жизни

Цвето́к жи́зни — мемориальный комплекс, входящий в Зелёный пояс Славы. Расположен во Всеволожском районе Ленинградской области. Открыт 28 октября 1968 года. Архитектор — Мельников Павел Иванович (1929—неизв.). Создан в память о погибших детях блокадного Ленинграда. В состав мемориала входят памятник «Цветок жизни» (высота 15 м, 1968), аллея Дружбы (1970) и траурный курган «Дневник Тани Савичевой» (1975).

На лепестках цветка изображены лицо улыбающегося мальчика и слова «Пусть всегда будет солнце». Рядом находится плита, на которой надпись: «Во имя жизни и против войны. Детям — юным героям Ленинграда 1941—1944 годов».

Памятник “Юным героям обороны Ленинграда”

В Таврическом саду, в 1962 году был открыт памятник "Юным героям обороны Ленинграда", который был сооружен по инициативе школьников города на общественные средства. Скульпторы И. Н. Костюхин и В. С. Новиков, архитекторы А. И. Алымов и Ф. А. Гепнер.


Приложение 2.


^ СПИСОК ШКОЛ, КОТОРЫЕ РАБОТАЛИ ВО ВРЕМЯ БЛОКАДЫ


25-я средняя школа – на Седьмой линии Васильевского острова, в доме № 52.

27-я средняя школа – на Восьмой линии Васильевского острова, в доме № 17.

33-я средняя школа – на Двенадцатой линии Васильевского острова, в доме № 13.

47-я средняя школа – на улице Плуталова, в доме № 24.

50-я средняя школа – на Пионерской улице, в доме № 25.

85-я средняя школа – на Петроградской набережной, в доме № 2/4.

90-я средняя школа – на Зверинской улице, в доме № 35/37.

98-я неполная средняя школа – на улице Елизарова, в доме № 3.

105-я средняя школа – в Бабурином переулке, в доме № 5.

110-я средняя школа – на Костромском проспекте, в доме № 50/52.

114-я средняя школа – на Большой Озерной улице, в доме № 32.

122-я средняя школа – на улице Раевского, в доме № 32.

132-я средняя школа – на Покровской улице, в доме №14.

148-я средняя школа – на улице Панфилова, в доме № 31.

155-я средняя школа – на Греческом проспекте, в доме №21.

166-я средняя школа – на Прудковском переулке, в доме № 1/8.

205-я средняя школа – в Кузнечном переулке, в доме №20.

206-я средняя школа – на набережной реки Фонтанки, в доме № 62.

207-я средняя школа – на улице Маяковского, в доме № 1.

216-я средняя школа – на набережной реки Фонтанки, в доме № 48.

221-я средняя школа – на улице Плеханова, в доме № 7.

222-я средняя школа – на улице Софьи Перовской, в доме № 5.

236-я средняя школа – на набережной реки Мойки, в доме № 108.

239-я средняя школа – на проспекте Рошаля, в доме № 12.

249-я средняя школа – на улице Союза Печатников, в доме № 26а.

251-я средняя школа – на проспекте Майорова, в доме № 40.

252-я средняя школа – на Крюковом канале, в доме № 15.

272-я средняя школа – на 1-й Красноармейской улице, в доме № 3/5.

280-я средняя школа – на Лермонтовском проспекте, в доме № 52.

316-я средняя школа – на Предтеченской улице, в доме № 30.

317-я средняя школа – на Мало-Детскосельской улице, в доме № 34.

319-я средняя школа – на Чернышовом переулке, в доме № 11.

321-я средняя школа – на Социалистической улице, в доме № 7.

329-я неполная средняя школа – на Смоленской улице, в доме № 20.

331-я средняя школа – на улице Бабушкина, в доме № 7.

333-я средняя школа – на Слободской улице, в доме № 3/5.

338-я средняя школа – на правом берегу Невы, в доме № 178/182.

356-я средняя школа – на Заставской улице, в доме № 9.

367-я средняя школа – на Тамбовской улице, в доме № 17.1


Приложение 3.





Рис.1. Ленинград в блокадном кольце






Рис.2. Эвакуация детей из Ленинграда





Рис.3. Воспитанники детского дома блокадного Ленинграда





Рис.4. Учащиеся ремесленного училища № 21











Школа в бомбоубежище.
















Рис.5 Наталья Николаевна после войны





Рис.6. Справка, выданная Березиной Е.А.





Рис.7. Фото мужа Натальи Николаевны - Даринского Алексея Борисовича





Рис.8. Письмо Алексея Борисовича его маме из эвакуации





Рис.9. Письмо Алексея Борисовича его маме из эвакуации





Рис.10. Игрушки, пережившие с Натальей Николаевной всю блокаду


Приложение 4.


Список детских книг из личной библиотеки Н.Н. Березиной

  1. Marshak S. Fire/Translated from Russian. Drawing by V. Konashevich. – Moscow, Mejdunarodnaya Kniga, 193?

  2. Андерсен Г.Х. Сказки/Рис. В. Конашевича. – Л.: Худлит, 1943.

  3. Барто А. и П. Девочка чумазая /Рис. А Боровской. – М.: Детиздат, 1938. – (Для маленьких)

  4. Бельшев И. Рома-лентяй/Худ. Н. Муратов. – Л.: Пионер, 1940.

  5. Благинина Е. Вот какая мама/Рис. А. Боровской. – М.: Детиздат, 1939.

  6. Гаршин В. Лягушка-путешественница/Рис. Г. Никольского. - М.-Л.: Детиздат, 1937. - (Книга за книгой)

  7. Друзья. Арабская сказка/Пересказ М. Муратова; рис. Е. Рачева. – М.-Л.: Детиздат, 1938.

  8. Ежик и такса. – М.: Кооп. т-во «Сотрудник», 1941.

  9. Как петухи поймали лису/рис. А. Уманской. – Харьков, Художник, 193?.

  10. Киплинг Р. /Новый пер. К. Чуковского; стихи перевел С. Маршак; рис. и обложка В. Курдова. - Л.: ОГИЗ-ДЕТГИЗ, 1934.

  11. Кошкин дом/ Текст С.З. Федорченко; рис. Денисова. – М., Издание Московского зоопарка, 1943.

  12. Сетон-Томпсон. Рваное ушко/Пер. Н.Чуковского; рис. Г. Никольского. – М.-Л.: Детлит, 1936. – (Книга за книгой)

  13. Лебедев В.В. Охота. – Л.? – Радуга, 1925.

  14. Лебедев-Кумач В. Про умных зверюшек/ Рис. худ. М. Храповского. – М.: Мосгорлит, 1937.

  15. Маршак С. Вчера и сегодня/рис. В. Лебедева. – 6-е изд. - Л.: ОГИЗ-ДЕТГИЗ, 1935.

  16. Маршак С. Дом, который построил Джек: народные песенки и стихи для детей (с английского)/Рис. В. Конашевича. - М.-Л.: Детиздат, 1940. – (Маленькая библиотека)

  17. Маршак С. О глупом мышонке/Рис. К Кузнецова. – М.: Детиздат, 1938. – (для маленьких)

  18. Маршак С. Петя-попугай/Рис. В. Конашевич. – Л.: Детиздат, 1938. - (для маленьких)

  19. Маршак С. Теремок /Автолитографии Ю. Васнецова. – Л.: Детиздат, 1940.

  20. Маршак С. Усатый полосатый/ Рис. В. Лебедева. - Л.: ОГИЗ-ДЕТГИЗ, 1935.

  21. Михалков С. Веселые стихи. - М.-Л.: Детиздат, 1940.

  22. Михалков С. Так. /Рис. А. Пахомова. – Л.: Детиздат, 1940.

  23. Петушок, мышка и курочка. Английская сказка/Пересказ текста А. Колтыпиной и О. Галаниной. Литографии по рисункам Тони Сарг. – М.: Детиздат, 1938. – (для маленьких)

  24. Путаница/Рис. Л. Каплана. – Харьков, Художник, 1941.

  25. Сенкевич Г. Янко-музыкант./Пер. М. Сандомирского; рис. П. Митурича. - М.-Л.: Детиздат, 1937. - (Книга за книгой)

  26. Снежкова Н. Заинька в лесу. – Днепропетровск, Днепропетровское обл. отд. Союза сов. Писателей, 1939.

  27. Чехов А.П. Каштанка. /Рис. Г.Никольского. – М.-Л.: Детиздат, 1940. - (Книга за книгой)

  28. Чуковский К.И. Сказки. Путаница. Лимпопо. Бармалей. Телефон. Краденое солнце. Федорино горе. Тараканище.. Муха Цокотуха/Ил. К. Кротова. – М.: ОГИЗ-ДЕТГИЗ, 1935.




1 Названия улиц, нумерация школ – довоенные.







Скачать 434.67 Kb.
оставить комментарий
Т.М. Кашурникова
Дата28.09.2011
Размер434.67 Kb.
ТипРеферат, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

отлично
  8
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2014
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх