Стенограмма заседания Центра социально-консервативной политики Газетный пер., д. 3-5, стр. 1 icon

Стенограмма заседания Центра социально-консервативной политики Газетный пер., д. 3-5, стр. 1


Смотрите также:
Стенограмма заседания Центра социально-консервативной политики Газетный пер., д. 3-5, стр. 1...
Стенограмм а заседания «круглого стола» Центра социально-консервативной политики Центр...
Стенограмма заседания Центра социально-консервативной политики Газетный пер., д. 3-5, стр. 1...
Стенограмма совещания в Центре социально-консервативной политики Газетный пер., д. 3-5, стр. 1...
Стенограмм а заседания Государственно-патриотического клуба партии «Единая Россия» Центр...
«Роль спорта в патриотическом воспитании» Центр социально-консервативной политики Газетный пер....
«Патриотизм: история Великой Победы и основа будущего успеха страны» Центр...
8 июля в Киеве прошло очередное заседание Центра социально-консервативной политики Украина...
Стенограмм а всероссийского семинара-совещания Центра социально-консервативной политики...
Законодательного Собрания Красноярского края...
Расписание циклов лекций научный лекторий гмии им. А. С...
Стенограмма заседания эг5 от 14102011, «Форсайт»...



Загрузка...
скачать
СТЕНОГРАММА

заседания Центра социально-консервативной политики


Газетный пер., д. 3-5, стр. 1

3 октября 2008 года. 14:50 часов.


Председательствует Ю.Е.Шувалов


Председательствует Ю.Е. Шувалов.


Шувалов Ю.Е. Добрый день, уважаемые коллеги!


Я хочу поздравить Андрея Константиновича с прошедшим Днем рождения! (Аплодисменты.)


Коллеги, сегодня я, к сожалению, не смогу быть все наше обсуждение, но, мне кажется, мы могли бы провести наше обсуждение в режиме координационного совета клубов, потому что сегодня вынесена такая тема, которая, безусловно, не может быть завершена. Она потребует обсуждения внутри клубов, потребует определенной дискуссии и потребует того решения, которое нам надо будет принять до съезда, потому что мы говорим о том, нужна ли новая Программа партии, подразумевая, что если вывод будет, что нужна, то эту Программу надо будет еще и написать, и для этого нужно время. Хотя понятно, что все работы в интеллектуальных центрах партии были направлены на поиск новых решений, новых подходов, в том числе к идеологии. Для меня, в частности, важна всегда была идеология. Поэтому я просто в постановочном порядке хотел бы задать некоторые вопросы, на которые попросил бы представителей клубов сейчас дать ответы, понять линию дискуссии реальной и напряжения, которое существует, и договориться о дальнейшей работе.


Какие могут быть вопросы? Если мы говорим о том, что сегодняшняя предвыборная Программа, которая принята и работает, она обеспечивает горизонт в 4 года, и он фактически закрыт бюджетом, который мы сейчас уже приняли в первом чтении, бюджет 2009-11 гг., то эта среднесрочная Программа развития страны у нас есть. В партийном понимании там прописана реализация партийных проектов практически по всем основным направлениям развития. Сейчас начинает бурно обсуждаться программа на 12 лет, поэтому, если говорить о том, какая нам программа нужна, нам нужна программа, которая накрывает период 12-летний. И в этом смысле есть первый вопрос. Надо ли нам разрабатывать программу, которая будет говорить о долгосрочном развитии и развитии партии на этот период?


Второй вопрос – это вопрос о том, насколько мы готовы сформулировать нашу идеологию партии, насколько мировоззренчески глубоким должен быть этот документ? У меня есть личное мнение. Я считаю, что мы созрели, мы готовы, несмотря на наше многообразие, мы могли бы прийти к четкому формулированию нашей идеологии, но это лишь моя пока точка зрения.


И третий вопрос, который бы я сегодня хотел поставить, насколько мы должны соотносить нашу программу с тем документом, который сейчас заявлен, и в какой форме он будет принят Правительством РФ, с условием того, что Правительство возглавляет лидер партии, и документ, безусловно, будет принят, и насколько мы должны опираться на этот документ, или по качеству наш документ должен быть другим? Ну, вот как у нас это произошло с 4-летней Программой. Насколько детализированным должен быть документ, который мы называем Программой партии, если мы договоримся, что новая редакция Программы партии должна появиться?


Вот три основных вопроса, которые я хотел бы поставить. И единственное предложение от себя. Мы давно говорили о необходимости партийного контроля за работой органов исполнительной власти. В регионах в ряде отраслей мы уже добиваемся, неофициально вводя эту систему партийного контроля. Имея реально парламентское большинство практически везде – и на федеральном, и на региональном уровнях, мы несем прямую ответственность за ситуацию в стране. Поэтому я бы предложил ввести понятие «партийный кабинет» как партийную структуру, в которой бы мы имели возможность собрать профессионалов с партийными билетами, которые бы работали параллельно с Правительством и отвечали в партии за понимание того, насколько эффективно Правительство реализует цели и задачи поставленные. И в оперативном порядке могли бы вводить предложения к обсуждению и изменению тех или иных реформ, которые проводятся. Это наша старая идея, которую мы давно обсуждаем, но сейчас, мне кажется, партия настолько сильна, что она могла бы это предложение реализовать.


Теперь я хотел бы перейти к выступлениям от клубов. Пожалуйста, Андрей Константинович.


Исаев А.К. На самом деле вопросы, которые поставлены, крайне важны. Я думаю, что говорить о принципиально новой программе, наверное, было бы неправильно. Во-первых, мы консервативная все-таки партия, это партия, которая не отказывается от своих корней и от того, что мы сделали. Во-вторых, мы реально можем опираться на тот программный документ, который был принят нами на 1-м съезде партии, и который идеологически в целом правилен и во многом определил вектор того, что мы делали все эти годы. Но в то же время мы не можем не обновлять этот документ по простым и ясным причинам. Этот документ был принят до того, как произошла серьезная трансформация нашего политического строя, когда Путин перестал быть Президентом и стал национальным лидером – лидером партии. Этот документ был принят до того, как резко изменилась геополитическая ситуация, когда все разговоры о том, как относятся к России – хорошо или плохо, они все реально вылились в лобовое столкновение, лобовое противостояние, в котором нам приходится сегодня жить. Этот документ, хотя он и тогда говорил о непризнании нами однополярного мира, но он был принят до краха этого однополярного мира, финансового краха, который сегодня происходит прямо на наших глазах. Этот документ был принят до того, как партия приняла решение о дискуссии, о легализации и о структурировании клубов, и это был тоже для нас крайне важный момент. Этот документ был принят до принятия Программы-2020, когда говорить вообще о программировании неких экономических и социальных процессов считалось чуть ли не большой ересью, и в этом документе слабые намеки на то, что мы будем пытаться это делать.


Естественно, что очень много воды утекло, многое изменилось, поэтому я согласен с тем, что новая редакция программного документа необходима. Она необходима еще по одной причине. Много велось споров в нашей партии о том, кто мы – консерваторы, либералы, социал-демократы и т.д. На самом деле сегодня, по-моему, всем все понятно. Даже социальное крыло партии отделяет себя от социал-демократии, Социалистического интернационала, потому что мы понимаем, что это не наш путь. Мы видим тупик, в который плавно, но последовательно заходит Западная Европа по лекалам Социнтерна. Мы понимаем, что к 40-му году работать будет 13% населения, все остальные будут сидеть на пособиях, пенсиях, выплатах и т.д. Мы понимаем, что это катастрофа и это тупик. Точно так же, как люди выдающиеся, на мой взгляд, яркие личности либеральные, которые отстаивают идеалы свободы, они вошли в нашу партию, но если вы скажете, что они являются классическим либералами, они обидятся, потому что они прекрасно понимают, что классический либерализм в России сегодня – это недоделанный трусливый анархизм. То есть, как бы люди ненавидят государство, но сказать об этом открыто они боятся. Вот я не боялся в свое время такое говорить, а эти люди боятся. И по сути они делают все, как должны делать настоящие анархисты, даже более последовательны, чем был я в свое время, но так себя не называют. Вот наши либералы, либеральное крыло это совершенно другое. Это понимание необходимости сильного государства как гаранта свободы личности в нашей стране, как гаранта свободы и защиты меньшинств в нашей стране (сильное государство – иного гаранта не существует, мы это прекрасно понимаем), и умение выстроить политику в этом ключе и в этом крыле. Поэтому на сегодняшний день нет, наверное, никого в партии, кто бы идеологически задумывался и не признавал бы, что мы являемся центристской партией, и мы являемся в этом смысле консервативной партией. И поэтому ни одного протеста не вызвало решение о нашем вступлении в Центристский интернационал. Мы в нем состоим. На сегодняшний день об этом надо говорить, об этом должно быть сказано в наших программных документах, что мы себя такими числим, что мы себя таковыми понимаем. На самом деле это для нас крайне важный момент, поэтому это должно быть отражено в программном документе партии, а где это еще может быть отражено?


Опять таки настал период, когда мы должны поговорить и, может быть, постараться осмелиться высказаться по поводу российского консерватизма. До недавнего времени слово консерватизм воспринималось в России, ну, в лучшем случае ассоциация с консервами, в худшем случае – это ретрограды, то есть те, кто мешает позитивному развитию, движению вперед и т.д. Сейчас ситуация меняется. И еще один важный момент, который мы должны и не можем не осмыслить и не сказать. Консерватизм для англосаксонских народов, для англичан – это идеология элиты, когда есть аристократия, которая глубоко консервативна, а дальше она просто берет за счет доверия, что ей доверяют как очень осмысленной элите, служащей национальным интересам, зарекомендовавшей себя хорошо, и поэтому за нее голосуют. Консерватизм в истории России – это совершенно иное. Это глубинный консерватизм, который опирается на российское крестьянство, на средний класс городов, который глубоко консервативен по своему составу. Консерватизм в России – это новая народная идея по существу своему. Она была таковой, она бы стала таковой, если бы не искусственно прерванное развитие в октябре 17-го года. И именно такой консерватизм мы должны дать, мы должны сделать. В свое время в Швеции долгое время у власти находилась социал-демократическая партия. Мы с ней дружили, ездили в гости, удивлялись им, радовались и т.д., но все равно чувствовали себя отчасти чужими. Проигрывали постоянно консерваторы в Швеции на выборах, пока они не вышли на выборы с лозунгом: «Консерваторы – новая партия для рабочих!». Они победили с этим лозунгом. Они доказали, что на самом деле новая партия для рабочих – это консерваторы, что они способны предложить такие подходы, которые для рабочих Швеции будут лучше, чем то, что предлагают социал-демократы. И они победили только голосами трудящихся. Нам надо учиться это делать и об этом говорить.


Мне кажется, что сама по себе работа над программным документом была бы крайне важна и очень нужна. Нам нужен этот программный документ, мы должны двинуться в этом направлении. Этот программный документ должен содержать серьезный идеологический раздел. Он должен содержать оценку нашего положения в мире, нашего понимания положения в мире. Он должен содержать оценку новой политической ситуации, которая сложилась в России. Извините меня, но это уже некоторая закономерность, если второй созыв подряд у нас четыре одни и те же партии проходят в Государственную Думу. Это значит, что устоялась система. Значит, мы должны дать оценку этой устоявшейся системе, понять, кто отражает какие тенденции, почему мы занимаем нынешнюю лидирующую позицию, сколько мы собираемся еще ее занимать. Я так думаю, что до конца реализации Плана-2020 мы просто обязаны в кровь разбиваться, но сохранять за собой лидирующие позиции, у нас другого варианта нет. Мы должны довести страну до определенного состояния. А дальше пускай избиратели оценивают, доверить нам дальше или нет, но завоевывать это право мы можем только демократическим путем, поэтому нужна программа, нужно объяснение с населением. Это крайне важно для нас. И я предложил бы считать это новой редакцией программного документа.


Я предложил бы от имени клубов обратиться к Президиуму Генерального совета с нашим предложением эту новую редакцию разработать, создать рабочую группу, которая бы после выборов 12 октября уединилась хотя бы на день-два в лучших традициях написания партийных программ, и провела бы серьезный, существенный, важный разговор. Программа должна быть, с одной стороны, достаточно сложна, потому что она должна ответить на самые важные вопросы, реперные точки, которые обозначены. Мне кажется, что Юрий Евгеньевич их правильно обозначил, и мы будем стараться это сделать. И в то же время она должна быть написана достаточно простым и понятным языком для того, чтобы любой человек, мало-мальски интересующийся партийной программой, получил на сложные вопросы простые, может быть, не по сущности, а простые по понятности ответы. Это должно быть. Это серьезная работа, которую нам предстоит проделать для того, чтобы получить новый программный документ. Мне кажется, что он партии необходим, и мы от клубов можем об этом сказать.


Еще важный вопрос, который поднял Юрий Евгеньевич, это вопрос «партийного кабинета». Я содержательно согласен. Мы должны иметь партийного эксперта, отвечающего за каждое направление. Каждый министр должен знать, что есть комиссар от партии, который это направление ведет, и который будет добиваться проведения определенной линии. Я бы избегал при этом названия «кабинет», потому что «теневой кабинет» - это все-таки принадлежность оппозиции, а мы таковой не являемся содержательно, потому что лидер нашей партии возглавляет Правительство. Я бы, может быть, назвал это, например, экспертным советом, высшим экспертным советом, центральным экспертным советом. Можно как угодно это называть, но смысл понятен. На сегодняшний день кроме действующего министра должен быть человек в партии, который это направление от начала до конца курирует, который к этому министру может приехать и сказать, что наша позиция такова. В этом есть своя логика. Я не хочу уподобляться ЦК КПСС, мы не руководим Правительством, так как руководил ЦК КПСС, и никогда не будем руководить, этого никогда не произойдет. Но, тем не менее, там был некий дубляж, заведующий отделом ЦК, который курировал соответствующего министра. У нас, конечно, такого абсолютного дубляжа быть не должно. Это не должен быть отдел, который курирует, спускает указания, но это должен быть крупный специалист, эксперт по данному направлению, который работает с министром. Он освобожден от административной нагрузки, от текучки, он сосредоточен на политических решениях и он это направление ведет. Очень, на мой взгляд, удачное решение. Только очень важно, что это ни в коей мере не «теневой кабинет», потому что лидером Правительства и нашим лидером является один и тот же человек, в поддержку которого во многом была создана наша партия.


Я бы даже назвал такого человека не комиссаром. Это человек, который оторван от текущих вопросов, от текущего командования и проводит определенную линию. Вот он следит, условно говоря, когда принят некий проект, и дальше он рассыпается на кучу маленьких подпроектов, и в этом закапывается любой министр. Должен быть человек, который всегда все равно видит целое, не отвечает за административную составляющую, но видит целое, поправляет и находится в постоянном диалоге. И, я думаю, что это не обязательно должны быть члены нашей партии, это должны быть весомые эксперты, готовые от имени партии говорить, и платформой для них как раз должна стать новая Программа партии, Программа-2020, на основании которой они будут выстраивать этот диалог с министром.


Яровая И.А. Уважаемые коллеги, я думаю, что нет смысла повторяться и говорить о том, почему сегодня нужно рассматривать в принципе вопрос о формировании новой редакции Программы партии. Совершенно очевидно, что временной фактор и содержательный сегодня требуют того, чтобы подойти к новому осмыслению предвыборной Программы партии. Собственно говоря, она и называлась-то «предвыборная». И, наверное, в этом и есть глубокий скрытый смысл, определяющий то, что выборы прошли, и что сегодня есть новые постановочные задачи, и очень многие проблемы, которые мы обозначали как значимые, качественно преобразовались. И соответственно партия должна найти новые качественные решения ранее обозначенных проблем. Совершенно очевидно, что мы не отказываемся от принципиально обозначенных вещей. За такой короткий период принципиальные вещи не могли измениться. Но совершенно очевидно, что экономическая ситуация в мире серьезным образом влияет, очевидно, что постановочные задачи Стратегии-2020 тоже на это влияют.


Но возникает ряд вопросов, на которые мы действительно должны дать ответ. И первый, на мой взгляд, самый главный вопрос – это вопрос идеологии. Совершенно очевидно, что и предвыборная Программа партии, и программные заявления не содержали четких идеологем. Хотя я должна сказать, что когда еще раз перечитываешь документы, понимаешь, что все эти документы пронизаны духом государственности и патриотизма. И совершенно очевидно, что именно на этом фундаменте партия прошла успешно избирательную компанию и подтвердила доверие избирателей. И, собственно говоря, национальный лидер, который позиционирует на основе безусловного приоритета национальных интересов, сохраняет высочайшее доверие граждан Российской Федерации именно потому, что транслирует дух государственничества, дух патриотизма, дух уважения к гражданам России.


На мой взгляд, говоря о консерватизме как об идеологии партии «Единая Россия», мы совершенно четко должны обозначить, является ли это отказом от суверенной демократии, или суверенная демократия укладывается в алгоритмы консервативной политики? Безусловно, и то, и другое есть признание национальных особенностей России и нашего собственного пути развития. Это совершенно очевидно. И когда мы говорим о консерватизме, мне думается, что мы четко должны обозначить, что консерватизм для России, для партии «Единая Россия» - это традиции, это стабильность и это развитие. Потому что, говоря только о консерватизме как о признании традиций и каких-то фундаментальных незыблемых основ как сохранении лучшего, мы должны гражданам сегодня предъявить, конечно же, программу развития. Поэтому, говоря о консервативной идеологии, мы должны обязательно говорить, что это традиции, стабильность и развитие.


Но при этом, я думаю, что нам нет смысла отказываться от обозначения того, что демократическое устройство России, наше государственное устройство – это все-таки основы суверенной демократии. Почему это особенно важно сегодня? Это важно именно сегодня, потому что в условиях глобального конкурентного мира, когда мы прошли определенные испытания, мы убедились в том, что именно суверенитет государства сегодня имеет высочайшую ценность. Высочайшую ценность и с точки зрения того, чтобы защитить свои национальные интересы и права, и чтобы выстраивать успешную экономическую политику в мире. И сегодня тот в большей степени конкурентен и тот в большей степени услышан в мировом сообществе, кто сохранил свой суверенитет. И Россия как нельзя лучше сегодня это доказывает. По этому поводу может быть много споров, но сегодня, на мой взгляд, для нас должен быть неоспоримым тот факт, что именно на основе доверия государству граждане Российской Федерации проголосовали за партию «Единая Россия», на основе признания нашей суверенности, нашей национальной идентичности. И принципиально важно, чтобы это было отражено в нашей программе и далее.


Вы знаете, самый странный вопрос и самый больной вопрос был для партии, когда очень многие журналисты говорили: сформулируйте в одном предложении вашу идеологию. Вот вчера смотрим пресс-конференцию либералов. Они сформулировали в одном предложении. «Мы – партия предпринимателей, мы – партия бизнеса», - говорил господин Титов. Я думаю, что такой вопрос будут задавать и нам. И мы должны на него найти очень четкий и емкий ответ. И я полагаю, что наша особенность как раз заключается в том, что мы не партия бизнеса, мы не партия отдельно крестьян, мы не отдельно партия учителей и врачей. Я думаю, что партия «Единая Россия» должна позиционировать себя как партия национального единства. И я полагаю, что это совершенно четкая идеологема, которая обозначает, что сегодня партия национального единства направляет свои усилия на то, чтобы система государственного устройства, все общественные институты, правовые институты в России обеспечивали объединение национальных интересов и реализацию развития России в балансе всех интересов, которые существуют у граждан Российской Федерации. На мой взгляд, это важно и принципиально подчеркивать, потому что, говоря о сильном государстве, мы всегда подчеркиваем, что сильное государство не обслуживает корпоративные интересы, что оно не может быть ни государством опеки, ни государством корпораций. Что сильное государство сегодня, используя тот инструментарий и те правовые рычаги, которые у него имеются, обязано защищать в равной степени интересы всех граждан и выстраивать грамотную экономическую и правовую политику для того, чтобы обеспечивать национальные интересы развития.


Кстати говоря, Стратегия-2020 в этом смысле абсолютно точный ориентир для того, чтобы обеспечить идеологию реализации этой стратегии. Стратегия-2020 – это общий национальный документ развития. А следовательно обеспечить реализацию общей национальной стратегии развития может только партия национального единства. Не партия отдельных корпоративных интересов и групп, а партия, объединяющая интересы всех. И, я думаю, что эти базисные вещи должны найти отражение в нашей программе.


Возникает вопрос сроков: вчера, сегодня, завтра – когда нужно? Безусловно, нет смысла затягивать это на далекую перспективу. Уже сегодня у нас есть основания осмыслить очень многие вещи из программного заявления партии и предвыборной Программы партии. Но есть и другой момент. Должна ли партия дублировать Стратегию-2020? На мой взгляд, принципиально нет, потому что Стратегия-2020 – это будет четкий выверенный экономический документ, предполагающий четкую постановку конкретных задач и механизмов реализации. Я полагаю, что программа партии – это в большей степени документ все-таки идеологический, который должен давать содержательные ответы на то, каким образом будет реализована Стратегия-2020. Не переписывать Стратегию-2020, а дать ответ, что партия может предложить в качестве средств, инструментов решения сегодня этой важной постановочной задачи, объединяющей все общество.


Поэтому, говоря о программе партии, я думаю, что мы подошли к тому моменту, когда можем очень осмысленно и четко сформулировать, определить обществу идеологию партии «Единая Россия». На мой взгляд, она сегодня подтверждена и выборами, которые прошла партия, и тем доверием, которое сегодня сформулировано и к нашему лидеру партии, и в целом к партии, а самое главное, она абсолютно выверена с точки зрения стратегических постановочных задач развития России и самой партии.


Макаров А.М. Я думаю, что на самом деле единственный, кто мог бы помешать этому братанию клубов, которое наметилось сегодня, это либералы. Поэтому перед тем, как приступить к своему выступлению, я позволю себе два замечания на абсолютно отвлеченные темы.


Первое. Я хотел бы напомнить слова Ходжи Насреддина, в чем состоит постоянная и каждодневная обязанность придворного. Он утверждал, что каждодневная обязанность придворного состоит в каждодневной тренировке спинного хребта для того, чтобы иметь возможность в любую минуту выразить свое отношение к своему повелителю. Это первое.


И второе, что хотелось бы сказать, у меня жуткий радикулит. Вот это два замечания, с которых хотелось бы начать.


Теперь по поводу программы партии. Вот тут мы слились в экстазе. Понятно, что программа партии нужна, думаю, что тут даже спорить бессмысленно. Второй вопрос. А есть ли, и была ли у нас программа партии? Тут я готов согласиться с Юрием Евгеньевичем, когда он говорит, что у нас была Программа предвыборная, то есть иными словами мы всегда решали тактические задачи: победа на выборах, создание партии, получение авторитета в обществе и т.д. Это всегда были тактические, а не стратегические задачи. Я полностью с Вами согласен, Юрий Евгеньевич, сегодня наша предвыборная Программа – это 3-летний бюджет, который мы сейчас приняли, и основная задача партии в этом направлении – это контроль за тем, как будут расходоваться эти деньги, чтобы их в очередной раз не разворовали, чтобы они пошли на то, на что мы сказали, и посмотреть, какие результаты мы получим в результате этого бюджета. Кстати, смотреть будем не только мы, но и люди, которые оценят нашу работу на следующих выборах. Все, сделали – забыли.


Теперь от тактики к стратегии. Я воспитанник старой школы КПСС, не потому, что я разделял ее взгляды, а потому что когда нас принимали в КПСС, нам приходилось учить устав и программу, я ее почти наизусть помню. И, простите, может не нравиться КПСС, но программа КПСС давала любому человеку, который ее читал, ответы на все вопросы, которые у него возникали.


Исаев А.К. Вплоть до Морального кодекса.


Макаров А.М. Вот отношение к Моральному кодексу у нас может быть разное. Возьмите страны шариата. Там многоженство – это совершенно нормально, а у нас почему-то.. Не хотелось бы обсуждать этот вопрос. (Смех в зале.)


Итак, коллеги, программа партии. Я сегодня не хотел бы говорить о том, кем мы должны быть – центристами, не центристами. Конечно, центристы, это все понятно. Мне кажется, что сегодня надо не отвечать на вопросы, а надо ставить вопросы. А, как известно, это второй постулат, на который я хотел бы обратить внимание, один дурак может задать столько вопросов, что сто умных не смогут на них ответить. Вот я сейчас попробую выступить в этой роли. Итак, какой должна быть программа партии, и в состоянии ли Стратегия-2020 стать программой партии? На мой взгляд, нет. Потому что Стратегия-2020 – это дискуссионная площадка, а программа партии – это, если хотите, партийная библия. Это на самом деле то, что мы выходим и говорим, вот наши ответы на те вопросы, которые вас, граждане, интересуют. И поэтому включать она должна все. Кстати, если мы говорим о Стратегии-2020, там обсуждались такие вещи, сегодня вроде не так много времени прошло, а уже ответы совершенно другие почему-то, а не то, как это обсуждалось. Черт его знает, почему? То ли неактуальны оказались, то ли приоритеты сменились.


Но какой мы видим экономику? Должны быть эти ответы? Понятно, что должны. Но первично это или нет? Да нет, конечно. Какой мы видим политическую систему страны? Должны быть ответы или нет? Скажем, смена выборов губернаторов. Мы будем к этому вопросу возвращаться или мы считаем, что этот вопрос закрыт? На самом деле люди ждут ответа на этот вопрос, и мы все равно должны высказать по нему свою позицию, какой бы она ни была. Политическая система выборная, вся избирательная система, мы будем ее менять? Как мы ее видим? Мы должны на эти вопросы ответить? Должны.


Следующий вопрос. Когда мы говорим об идеологии. Мы все время говорим: есть идеология, нет идеологии. Нас всегда обвиняли в отсутствии идеологии. Но ведь на самом деле, давайте упростим, уйдем от теории, что такое идеология. Идеология – это ответы для людей на те вопросы, которые их интересуют, в том числе и ответы на вопросы из нашей с вами собственной истории. Скажем, у нас совсем недавно был юбилей красного террора. И мы не ответили на этот вопрос, должна ли была партия «Единая Россия» каким-то образом прореагировать на это? Мы обсудили здесь с вами внутри, это правда. Но должны ли мы были донести до людей свою позицию по этому поводу? Можно обсуждать, что кому-то нравится одна позиция, кому-то другая, что это не очень удобно, мы можем своей позицией кому-то понравиться, кому-то не понравиться, но если мы пишем программу партии, мы должны ее написать не потому, что это кому-то понравится, а кому-то не понравится, а потому что по тем вопросам, на которые общество ждет ответа, мы должны дать свою честную позицию. То есть, если мы не готовы дать ответы по истории собственной страны.. Как говорят, Россия – это единственная страна с непредсказуемой историей. Мне бы очень хотелось, чтобы наша страна перестала быть страной с непредсказуемой историей. Я думаю, красный террор, наверное, тут надо ответить. Я думаю, что это актуально будет всегда, иначе очень большая часть нашего населения генетически будет ждать, может это вернуться или не может вернуться. У меня когда в 12 часов ночи лифт на площадке останавливается, я вздрагиваю. У нас это генетически заложено. Вы просто моложе немножко, вы просто этого не застали. А я очень хорошо знаю, как там, в зоне, и кто там сидит. Поэтому я еще раз говорю, мы должны дать ответы на вопросы, которые общество интересуют. И когда мы говорим о программе партии, мы должны это сделать.


Следующий вопрос, о котором мы говорим. Вот скажите, пожалуйста, где роль партии в принятии решений? Я согласен с тем, что там должны быть люди, которые хотя бы могут войти к министру и узнать, почему принимается то или иное решение, высказать мнение партии по поводу того, какую позицию министр занимает. Но вот мы узнали сейчас о том, какое решение было принято на последнем Правительстве. Мы посчитали это решение. Я не согласен с ним, простите. Я считаю, что принято ошибочное решение. Я хочу знать, будут механизмы влияния партии на принимаемые решения, или партия будет просто поставлена в ситуацию, когда она будет выполнять то, что ей скажут? Если мы говорим о том, что мы партия, представляющая 2/3 населения страны, значит, партия должна принимать участие в выработке решений. Вопрос пенсионной системы, вопрос налоговой системы – это вопросы обсуждения, а не междусобойчика нескольких человек. И я хочу понимать роль партии в государстве, и программа должна дать ответ на этот вопрос. Будем ли у власти сегодня мы, или завтра будет кто-то другой, это вопрос системный, это не вопрос сиюминутный, это вопрос системы власти, как она будет функционировать в нашей стране. И на все эти вопросы программа должна дать ответы. У нас на сегодняшний день программы партии нет. Когда нас упрекают в отсутствии идеологии, потому что в принципе она не сформулирована, это не значит, что у нас ее нет, но она действительно до настоящего времени не сформулирована. Следовательно, я готов полностью согласиться с нашими коллегами, что необходимо делать это. Но я хотел бы предостеречь от того, что можно сесть и за неделю, за месяц просто взять и написать программу. Это очень тяжелый труд, который требует как осмысления того, что сделано, как осмысления прошлого, так и реального анализа того, что нам предстоит сделать, я подчеркиваю, в экономике, в политике, в социальной сфере, строго говоря, во всех сферах нашей жизни. Вот в программе КПСС было написано: в области науки, в области образования и т.д. И каждый человек, который открывал эту программу партии, мог найти то, что его интересует. Я не предлагаю копировать КПСС, я просто предлагаю, если мы собираемся писать программу партии, дать ответы всем людям, кто ее когда-нибудь откроет, на все вопросы, которые их могут интересовать.


Исаев А.К. Мы все видели, что источником либерализма в Российской Федерации является программа КПСС. Я думаю, что на самом деле это действительно так, потому что она является источником практически всего.


Макаров А.М. Хорошо сказал, кстати. Кстати, сам понял, что сказал-то? (Смех в зале.)


Исаев А.К. Но, тем не менее, для того, чтобы как-то отвлечься от этого дела, я хотел бы предоставить слово Андрею Афанасьевичу Кокошину.


Кокошин А.А. Я тоже хорошо помню программу КПСС. Я не столь оптимистично ее оцениваю с точки зрения дать ответы на вопросы каждого слоя населения, как Андрей Михайлович. Я думаю, что она прежде всего давала ответы на вопросы той партийной бюрократии, которая ее делала, и то далеко не всей. Но документ работал до поры до времени идеологически, и даже практически были провязки между этой программой и реальными планами развития страны, а потом взаимодействие между этой частью планирования и реальным планированием полностью утратилось. Мы, кстати, должны это тоже иметь в виду, коллеги. Я считаю, что если говорить о программе нашей партии, то я бы главный упор сделал даже не на идеологические моменты, они уже более-менее ясны. Избиратель от нас ждет, чтобы мы решали конкретные проблемы, стоящие перед нашей страной. И, я думаю, что у нас есть решения съездов, где мы записывали ряд наших приоритетов в развитии промышленности, науки, экономики, связанные с высокими технологиями, это высокопроизводительные вычисления, это авиационная промышленность, это атомная энергетика, это судостроение. Кое-что мы здесь сделали, кое-чему помогли реализоваться, но очень много еще не сделано. Я являюсь активным сторонником того, чтобы в нашей программе были записаны такие узловые вопросы развития нашей страны в экономике, в промышленности, в науке, в сельском хозяйстве, те вопросы, которые должным образом не решаются, но должны быть решены. Один из первых вопросов – это увеличение доли обрабатывающей промышленности и в рамках нее наукоемкой промышленности в производстве ВВП. Вопрос пока решается не самым лучшим образом. Второй вопрос – это создание национальной банковской системы, достаточно устойчивой к внешнему воздействию. Это система обороны государства, мы тоже должны здесь сказать свое слово, не думая, что мы обойдемся здесь самыми общими вопросами. Это вопросы медицины. И вопрос очень крупный – вопрос социально-экономического неравенства, которое продолжает углубляться в нашей стране, и обойти эту тему стороной мы тоже не можем, я считаю, в нашей программе.


Поэтому за программу надо браться, но, может быть, у нас на выходе будет страниц 10, 20, 30, пока действительно у нас была программа предвыборная, но за этими 10, 20, 30 страницами должны быть тома исследований и разработок, и предложений более конкретного характера, которые потом на определенном этапе должны быть в какой-то степени агрегированы. Так реально работали над всеми программами у нас, и не только у нас, надо смотреть и на зарубежный опыт, как делались программы в различных западных, и не только западных странах. Очень советую обратить внимание на опыт Китая. Там была фантастическая аналитическая и политическая работа проделана при подготовке программы, при модернизации и ее модификации, и при подготовке решений каждого партийного съезда. Кстати, социологи работают, как это ни кажется странным, экономисты, психологи, создаются большие коллективы. Вот я бы предложил такие решения.


Исаев А.К. Мне кажется, что мы все уже начинаем выходить на некое детальное обсуждение документа. То есть мы понимаем его необходимость.


Я хочу дать слово Юрию Владимировичу Свердлову. Подготовиться Григорию Петровичу.


Свердлов Ю.В. Что бы хотелось сказать. Конечно, программа была не только предвыборная, потому что были обозначены роль и место России в мире. Это важнейший вопрос, потому что всегда программа обращена не только внутрь страны, но и за границу.


Что касается того, что сейчас мы переживаем не просто экономический кризис, а серьезную трансформацию экономической системы в мире. Того, какой она была, условно говоря, до 1 сентября 2009 года, и какая она стала после 1 сентября. И в этом вопросе, вот мы говорим, давайте посмотрим опыт Китая. Давайте сейчас посмотрим на этот опыт Китая после того, как доллар по отношению к юаню упадет в 2-3 раза, и мы посмотрим, насколько хорошо они все спланировали, спрогнозировали, как у них работали социологи и что у них будет. В этом смысле, когда мы готовили Программу-2020, в нее закладывались совершенно иные экономические тенденции. То есть в ней, скажем, самый пессимизм был рассматриваемый – это замедление мировой экономики. Замедление, но рост. Но никогда не рассматривались ни рецессия, ни спад. У нас имеется целый ряд партийных программ – по Дальнему Востоку, скажем, если взять по территориям. Можем мы так спокойно говорить, что давайте делать все то, что мы запланировали, как будто ничего вокруг нас не происходит? У нас в рамках Программы-2020 обсуждался целый ряд отраслевых программ, не только промышленных, а, например, связанных с транспортом, связанных с железной дорогой, в которых закладывались просто фантастические объемы инвестиций. Одни только железнодорожники планировали до 2020 года инвестировать 16 трлн. рублей. Жалко, нет Владимира Николаевича Плигина, который все время говорил: а из какой тумбочки мы все это будем брать? В этом смысле, безусловно, что касается концептуальной части, это кого представляет партия, как она видит развитие России, как она видит развитие экономики? Вряд ли что-то кардинально требуется изменить. Россия стоит в центре, патриотический настрой, развитие промышленности, развитие науки, повышение интеллектуального уровня – это все понятно. Но что касается пошаговых вещей, или уж тем более вопросов, связанных с развитием той или иной отрасли, то, что это подлежит пересмотру и корректировке, по моему мнению, это совершенно однозначно.


Теперь, что касается партийного Правительства. А какие у нас основания полагать, что наше Правительство не партийное?


Исаев А.К. Юрий Владимирович, речь не шла о создании партийного Правительства. Речь шла о создании некоего экспертного совета.


Свердлов Ю.В. Вот еще раз, давайте посмотрим наш Бюджетный кодекс. Он предполагает целый набор компетенций, которые даже не относятся к Думе, где сидят партийцы, а который полностью отнесен к компетенции Правительства. Это значит, грубо говоря, что мы на законном основании может узнать целый ряд вещей когда Правительство отчитывается об исполнении бюджета. Все остальное – это некий палеатив.


Макаров А.М. А нулевое чтение бюджета, простите? Не знаю, как насчет палеатива, у меня отпуска не было, я 2 месяца просидел вместе с Правительством, готовил бюджет. Ничего себе палеатив – без отпуска остаться!


Свердлов Ю.В. Андрей Михайлович, мы приняли бюджет в третьем чтении, так вот дальше в рамках этого бюджета у министерств, и у Правительства тем более, заложен целый ряд полномочий, на которые они у нас, у депутатов, согласия получать не обязаны.


Макаров А.М. Так об этом и идет речь. Нам нужен партийный контроль?


Свердлов Ю.В. Я задаю вопрос. Скажите, пожалуйста, у нас министр разве не член нашей партии?


Макаров А.М. Нет!


Свердлов Ю.В. Кто, назовите?


Исаев А.К. Кудрин, Голикова, Сердюков, министр внутренних дел. Вам достаточно? Кто Вам еще нужен?


Свердлов Ю.В. Остальным членам Правительства вы доверяете? Членам партии вы доверяете?


Исаев А.К. У нас членов партии в Правительстве меньшинство. Лидер партии его возглавляет. Мы доверяем лидеру партии. Мы доверяем кадровому подбору, который существует. Это его кадровый выбор, мы ему доверяем. Он нуждается в нашей поддержке. Я понимаю, что в русском языке есть такая поговорка «Доверяй, но проверяй», которая вызывает такие ассоциации – «Пожалей, но добей», «Подари, но назад забери». Это все понятно. Но, тем не менее, эта поговорка характеризует национальный менталитет. Поэтому мы доверяем, но это значит, что мы проверяем.


Свердлов Ю.В. Андрей Константинович, вопрос простой. Министр сельского хозяйства Гордеев, член нашей партии, член даже высшего органа. Мы его собираемся проверять или нет?


Исаев А.К. Да, конечно. Обязаны просто.


Свердлов Ю.В. Обязаны. Это значит, что мы должны иметь возможность реализовать каждое его решение, которое он принимает.


Макаров А.М. Это вопрос не исполнения, это вопрос политики.


Есть мнение партии, я думаю, что тут мы все одинаковы. Простите, есть политическая позиция, мы определяем политические цели. И бессмысленно в данном случае говорить о том, доверяем мы кому-то или не доверяем. Мы говорим о том, выполнены эти политические цели или нет, потому что мы эти политические цели заявили людям, и люди будут спрашивать с нас, достигнуты они или не достигнуты. И выбирать будут не Гордеева, а выбирать будут нас. Вот вся проблема!


Свердлов Ю.В. Андрей Михайлович, ну, опыт комиссарства уже был, его даже Иосиф Виссарионович отменил в 1943.


Макаров А.М. Я не предлагаю комиссара.


Свердлов Ю.В. Я не понимаю понятие «разноначалие».


Макаров А.М. Секундочку, а Вам нравится, когда до Вас доводят просто решение и говорят: а вот теперь вот это решение будет исполняться. Тогда зачем нужно 450 депутатов в Думе? Давайте тогда, пусть будет одна кнопка, которой будут голосовать!


Свердлов Ю.В. В этом плане могу сказать, есть понятие «дисциплина». Когда у меня есть руководитель, то я с ним спорю до какого-то момента. Когда он мне сказал, что он принял решение, я прекращаю с ним спорить и исполняю то, что он сказал. Иначе мне надо написать заявление и устроиться туда, где все делается, как я говорю. Поэтому, в этом плане, если Вы говорите, что мне вот это не нравится, я могу Вам только посочувствовать в этом плане. Есть у нас партия под названием «Партия политических лузеров».


Макаров А.М. Я не знаю, где Вы услышали слова «нравится» или «не нравится».


Свердлов Ю.В. Ну Вы же сказали: мне не нравится.


Макаров А.М. Я сказал: я не согласен. «Не согласен» и «не нравится» -это разные вещи. Нравиться может девушка. Вот мне очень нравится Ирина Анатольевна, но она мне не отвечает взаимностью. А вот с решением можно быть согласным или не согласным.


Свердлов Ю.В. Андрей Михайлович, вот на это я уж точно повлиять не могу, извините.


Тем не менее, могу сказать, что объективно очень часто бывает, вот я не согласен, я не обладаю полным набором информации, я никогда не буду обладать тем же набором информации, что министр сельского хозяйства, и никогда Вы не будете обладать той информацией, как министр финансов. Поэтому нам будет чрезвычайно трудно полноценно и компетентно работать как экспертам при том объеме информации, который в соответствии с российскими законами мы вправе получать. Вы вправе получить информацию о том, как конкретно размещены золотовалютные резервы Российской Федерации?


Макаров А.М. Более того, каждый год даже получаем, и даже изучаем. Вы будете смеяться, каждый год смотрим внимательно. Вы видите, от того, что Вы не знаете, это уже другой вопрос. Вот как раз говорить, что поскольку мы не можем профессионально оценить и мы не должны этого делать, на самом деле в этом случае не надо парламента. Потому что тогда вообще ничего не надо. Тогда тот, кто все знает, будет принимать решения. Вот и все. А говорить о том, что поскольку мы не можем получить всей полноты информации, поэтому мы не можем на это влиять, это смешно.


Свердлов Ю.В. Влиять можем, но оппонировать, когда решение принято, безусловно, нет.


Исаев А.К. Спасибо большое.


Пожалуйста, Ирина Анатольевна, короткая ремарка. Потом Григорий Петрович.


Яровая И.А. Уважаемые коллеги, я думаю, что ведь самая большая имиджевая проблема партии сегодня, что она воспринимается как партия чиновников, дорогие друзья, нравится нам это или нет. И вот ломать этот стереотип нужно, в том числе посредством осуществления общественного контроля. Не только парламентского, а общественного. А общественный контроль – это контроль партии, которой население, граждане России делегировали полномочия этого общественного контроля. Вот это золотая середина.


Ивлиев Г.П. Уважаемые товарищи, я полагаю, что программа, конечно, должна распространяться на весь исторический период, который имеет значение для нашей сегодняшней и будущей деятельности. Поэтому, конечно же, откуда произошла партия и как она оценивает исторические события – это принципиально важно для того, чтобы позиционироваться в современном мире. И, естественно, что не предвыборная Программа партии должна содержать соответствующие положения. Они очень сложны, но их нужно давать.


Кроме всего прочего, в 2020 году жизнь не закончится. И уже сейчас по Программе-2020 постоянный вопрос, который звучит: а что дальше? И если обращаться к партийной программе КПСС, цитируемой здесь, то даже формула, которая была создана про богатство, полившееся неиссякаемым потоком, она тоже должна быть, потому что это то, что называется социальным оптимизмом, и мы должны продумать, что мы говорим по будущему периоду. Тем более, что в науке прогнозы до 2050 года уже давным-давно имеются.


Для нас чрезвычайно важно говорить про глубокую идеологию, потому что национальное самосознание в стране есть, и оно всегда было, оно никуда не исчезает. Оно принимает те или иные формы или формулировки. У нас с вами, у членов партии, оно есть, а партия не формулировала, что оно есть. Я думаю, что мы вполне можем сформулировать национальное сознание. И даже я бы предложил в дискуссиях обсудить и назвать те имена, с которыми мы связываем нашу партийную идеологию. И, я думаю, совершенно не страшно, если мы назовем тех людей, которые пришли уже в историю со сложившимся сознанием, будь то Толстой, Достоевский или Иван Ильин.


По форме принятия очень важно, на мой взгляд, что наша программа – это программа взаимодействия с обществом. Все-таки не решения конкретных проблем, а она должна откликнуться на потребность общества. И мы должны сформулировать эту потребность и показать, как на нее нужно влиять. Я могу сказать, что в сфере культуры для нас принципиально важно определиться, как влиять. Все знают, что культура влияет на все. Но способы, методы, они совершенно непонятны, это «черный ящик». Мы увеличили сейчас значительным образом финансирование культуры, выход будет. А что происходит между выходом и вот этим финансированием, для нас это достаточно скрыто. Очевидно, мы могли бы это назвать.


Партийный контроль для нас принципиально важен. Я могу сказать, что по роду деятельности тоже знаком с деятельностью министерств, и мы можем получить все документы, в том числе организационно-финансовый план работы министерства, в котором 15 тыс. позиций. Но не в этом смысл контроля. Для нас смысл контроля все-таки и взаимодействие именно политическое. А министры у нас не проводят политическую позицию, они проводят другую позицию. Она тоже имеет право на существование. Но человек, освобожденный именно от повседневного взаимодействия с министерствами и ведомствами, он должен проводить просто партийную линию и в вопросах контроля, и в выработке позиции партийной по конкретным политическим проблемам, которые стоят перед министерством.

Свердлов Ю.В. Григорий Петрович, приведите пример.


Ивлиев Г.П. Пожалуйста, пример – создание национально-культурных центров духовно-нравственного воспитания.


Политическая задача – кто ее должен формулировать, как ее нужно сформулировать, какое должно быть содержание этой деятельности? Для меня программа патриотического воспитания. Мы сейчас получили проект программы, составленный из предложений министерств, где тоже сотни три мероприятий. Какой политический смысл во всем этом? 700 млн. рублей стоит бюджет. Кто продумал и кто сказал, что эта программа политически выверена, что она политически представляет наши цели?


Свердлов Ю.В. Представляет все-таки или не представляет?


Ивлиев Г.П. Мы получили проект позавчера. И кто это должен сделать: комиссар, не комиссар? Я оценю вопросы культуры. Макаров скажет, что 700 млн. – это много, а Ирина скажет, что мало. Но для нас политической оценки мы никакой не сформулируем. ФЦП «Культура России».


Макаров А.М. Вот смотрите. Нам присылают бюджет. Цифры социально-экономического развития закладываются в Минэкономразвития. Вот мы проверили цифры и считаем, что они где-то не совпадают. Простите, пожалуйста, что, мы должны заткнуться и сказать, что все классно? То есть на основе, на анализе цифр парламент принимает бюджет российский, и отвечать перед людьми за исполнение этого бюджета будем мы. Если они просчитались в темпах экономического роста, в темпах заработных плат, в расчетах цены на нефть, у нас что, пенсионер должен после этого сидеть и думать, какой будет цена на нефть, получит он пенсию или нет? Мы отвечаем за то, чтобы люди получили пенсию, чтобы государство выполнило свои обязательства. Да, мы будем проверять каждую цифру, но говорить, что мы не обладаем полнотой знаний министра экономического развития или министра финансов, или кого-то еще, простите, тогда зачем мы избирались сюда? Мы сказали людям, что мы придем, мы будем это выполнять. Поэтому говорить о том, что если там кто-то принял решение, а мы с ним не согласны, мы должны заткнуться и выполнять то, что нам сказали, тогда надо положить депутатские удостоверения и уйти, сказать, что мы не в состоянии выполнить то, что мы вам обещали.


Ивлиев Г.П. У нас совершенно корректные отношения с министерством, но у нас разные подходы. Министр приходит и начинает говорить о плохом состоянии сельских библиотек. А мы приходим и говорим: мы должны создать информационно-культурные центры – библиотеки нового поколения. Мы создаем Президентскую библиотеку, мы делаем ремонты в наших ведущих библиотеках, мы, в конце концов, просто выделяем фонды на формирование библиотек. И эти заходы совершенно разные, и здесь должен быть политик, который все это нам дает.


И последнее. Ответы на все вопросы. На все вопросы нельзя дать ответы. Не может быть такой программы, которая даст ответы на все вопросы, а вот иметь положения, исходя из которых мы можем находить эти ответы, это было бы гораздо лучше.


Свердлов Ю.В. Просто в этой ситуации выпадает вообще фигура министра. А кто такой министр? Потому что в других странах, например, есть некий статс-секретарь в министерстве, который на протяжении долгих лет работает в министерстве, а министр партийный. Победила партия, пришел министр и проводит в этом министерстве именно политическую линию. Но у нас ситуация другая. У нас ситуация, что председатель нашей партии – руководитель Правительства, министры – это его кадровые решения, и в этой ситуации, допустим, мы не согласны. В чем выражается тогда наше несогласие?


Макаров А.М. Я попробую ответить. Во-первых, вряд ли имеет смысл приводить в качестве примера одну Великобританию, потому что та система, о которой Вы сказали, есть только в Великобритании. Это первое.


Просто речь идет немножко о другом. Есть такое понятие, как разделение властей. Вот разделение властей – это основной показатель того, демократическое государство или не демократическое. И оттого, что руководитель Правительства является руководителем партии, ни демократию, ни разделение властей никто не отменял. Так вот, наша партия имеет сегодня конституционное большинство в законодательном органе власти. Это самостоятельная ветвь власти. Я хочу напомнить, что они равны по Конституции, исполнительная и законодательная. Они исполняют разные функции. Министр занимается исполнительной властью. Мы устанавливаем и пишем законы, как министр должен работать. Это гораздо более фундаментальный вопрос, чем то, как министр будет работать или кто и как будет за ним наблюдать. Поэтому мы говорим о том, как нам эффективнее осуществлять свою деятельность. Мы – законодательная ветвь власти!


Мединский В.Р. Я очень коротко, в формате реплики. Мне кажется, что если обсуждать программу партии, какой она должна быть, то надо все-таки понимать, что это программа не для участников вот этого совещания, высоколобых экспертов и т.д., а все-таки это программа, которая в идеале должна быть массовым продуктом, и которую хотя бы должны прочитать как минимум члены партии. Поэтому, на мой взгляд, программы даже должно быть две – большая и маленькая. Вот в большую программу мы можем вписать и нашу оценку красного террора, которую Макаров изложит, и общий подход, откуда партия взялась. Это все, наверное, правильно и должно быть в большой программе партии. Но маленькая программа партии, которая может регулярно меняться, обновляться и уточняться, должна, по большому счету, отвечать только на одни вопросы: какие цели ставит перед собой партия на ближайший предвыборный период и какие соцобязательства она берет перед избирателями. Это то, что блестяще абсолютно делает ЛДПР перед каждыми выборами. На одну страничку набор четких, понятных, простым языком изложенных обещаний. И уже вот по этим обещаниям мы всегда сможем сказать: вы знаете, мы вам коммунизм не обещали построить к 80-му году, но обещали ЕСН не повысить, а снизить, (хоть об этом не популярно сейчас говорить), НДС снизить, это сделать, здесь открыть, 300 библиотек построить, национальную запустить, Интернет везде сделать. И мы отжали Правительство, заставили их это сделать, эти вещи осуществлены – в рамках большой программы, движения и т.д. Вот если такой маленькой конкретики не будет, то мы опять породим с вами очень умный, очень грамотный документ, концептуальный, классический, который, наверное, каждый из нас с удовольствием поставит на полку и будет периодически к нему возвращаться. Но этот документ никогда не станет массовым продуктом и лицом нашей партии. Вот такое замечание.


Спасибо.


Хазин А.Л. Я боюсь, что либеральное крыло нашей партии скоро развалится, потому что мы все из любви к Ирине Анатольевне вступим в ее клуб.


Тем не менее, хотелось бы обратить внимание, что у нас есть действительно серьезная проблема, о которой стоит поговорить. К сожалению, последние решения Правительства, которые ассоциируются с нашей партией в первую очередь, дают не очень хорошие сигналы бизнес-сообществу. Между тем ситуация действительно кризисная. Вы прекрасно знаете, какие ставки по кредиту, вы прекрасно знаете, что лидер нашей партии, который является также Председателем Правительства, принял, на мой взгляд, серьезнейшее решение относительно выделения средств, дублирующих, замещающих возможности кредитования в заграничных кредитных учреждениях, что очень сильно, но, вместе с тем, подает не очень хорошие сигналы бизнесу. Я абсолютно согласен с коллегой Мединским. О каком повышении ЕСН можно вообще говорить сейчас? Это, на мой взгляд, нечто близкое к провокации.


Исаев А.К. ЕСН никто повышать не собирается. ЕСН уничтожается до нуля.


Хазин А.Л. Спасибо. Детали – это всегда сила наших коллег слева.


Так вот хотелось бы сказать, что, на мой взгляд, стоило бы действительно создать некоторые, может быть, не необходимые к использованию прямо сейчас, но некоторые резервные возможности, в том числе прописать их в наших партийных решениях на случай тех или иных ситуаций. Как совершенно справедливо говорил коллега Свердлов, у нас никто не мог предполагать еще полгода назад того развития ситуации. И что будут делать китайцы, совершенно справедливо, они-то, я боюсь, что как раз подумали. У них есть варианты на случай разного развития ситуации. У нас нет. Я не думаю, что мы можем себе позволить плыть по течению. Поэтому, мне кажется, что в рамках нашей большой ли программы партии, меньшей ли, и тут тоже очень разумные предложения были высказаны коллегой Мединским, стоит рассмотреть разные варианты развития ситуации, в том числе мировой. Мы – часть мировой экономической системы.

Исаев А.К. На самом деле, вчерашние решения, конечно, прозвучали, может быть, для нашего либерального крыла как гром среди ясного неба, но они были давно ожидаемы социальным крылом нашей партии. Мы считаем, что замена Единого социального налога взносами во внебюджетные страховые фонды – это правильное решение, за которое мы всегда выступали. Мы никогда не поддерживали идею ЕСН. Что касается процента, то одно дело платить налог, то есть безвозмездный платеж неизвестно куда, другое дело платить взносы в интересах своих работников, иметь возможность свободно этими взносами распоряжаться.

Макаров А.М. Каждого отдельного работника?


Исаев А.К. Всех вместе и каждого отдельно.


Макаров А.М. Ах, все-таки всех вместе. А тогда чем это отличается от налога?


Исаев А.К. Объясню. Тем, что это является возмездным платежом, то есть он конкретно адресован на конкретные цели, и есть возможность маневрирования в рамках этого платежа. Могу сказать, на сегодняшний день у нас есть страхование работников от несчастных случаев на производстве. Если предприятие соблюдает все требования, то до 20% этих средств могут быть оставлены на предприятии на цели профилактики профзаболеваний, на цели диспансеризации и пр. Вчера у меня был Сергей Вячеславович Калашников, мы обсуждали с ним поправку, предлагающую увеличить эту сумму до 40% процентов, чтобы до 40% оставалось на предприятии в том случае, если там никаких опасных случаев не произошло, но эти деньги целевым образом расходовались бы на вопросы, связанные с профзаболеваниями, с безопасностью труда, экологией и т.п. Мне кажется, что в этом принципиальное отличие взноса от безвозмездного платежа, каким является налог. Наша задача добиться того, чтобы эти взносы заработали именно как взносы. То есть принято важное принципиальное решение. Как любое решение оно может как стать кошмаром, так и стать благодеянием. Наша с вами задача добиться того, чтобы это решение стало благодеянием и не стало кошмаром.


Макаров А.М. Андрей Константинович, я просто исхожу из того, что было бы очень хорошо, что решения, перед тем, как они принимаются, становятся предметом обсуждения всей партии, а не отдельных ее членов или отдельных клубов. Мне кажется, это принципиально, мы же с вами сегодня обсуждаем Программу всей партии, а не программу Социально-консервативного клуба. Это разные вещи. Я думаю, что в своей программе вы можете написать все, что угодно.

А что касается того, что 40% оставлять на предприятии, я напомню, что речь идет о соцстрахе, то есть те, которые составляют из того, что будет, 2,15% из тех 34-х, которые устанавливаются. Это если уж говорить о точности цифр.


Следующий вопрос. Очень бы хотелось услышать о том, как это будет администрироваться, и кто это будет администрировать. Когда мы говорим о страховых взносах, очень бы хотелось услышать о том, кто будет страхователь и кто будет застрахованный. Может быть, если бы нам все это сказали сразу, не было бы такой реакции бизнеса. И потом очень неприятно, когда меняется тональность обсуждения от снижения налогов к тому, чтобы рассмотреть и принять меры постараться не увеличивать налоговую нагрузку. На самом деле я хотел бы обратить внимание на то, что наша партия заявила свою позицию о том, что она сторонник снижения налоговой нагрузки. Хотел бы заметить, что мы это заявили именно в Стратегии-2020. И если сейчас мы предлагаем что-то поменять, хотелось бы опять же, чтобы это было результатом какого-то обсуждения, а не доведение до информации. Это уже было. Кстати, КПСС, я думаю, и погибла, потому что там просто ставили в известность.


Исаев А.К. Спасибо, Андрей Михайлович. Просто следовало сказать, что налоговая нагрузка снижается. Единый социальный налог ликвидируется.


Макаров А.М. Войны не будет, но будет такая борьба за мир, что камня на камне не останется. Это понятно.


Мединский В.Р. Андрей Михайлович, я подбрасываю сразу идею социалистическому клубу. Налог на добавленную стоимость переименовать в добровольные добавленные взносы.


Исаев А.К. Уважаемые коллеги, во-первых, здесь нет социалистического клуба.


Во-вторых, все-таки есть разница между Налогом на добавленную стоимость, который не может не быть безадресным, и взносами на социальное страхование, которые могут носить только адресный характер. То есть это конкретные взносы за конкретного работника, уплаченные в Пенсионный фонд, в Фонд социального страхования, в Фонд обязательного медицинского страхования. И мы понимаем, что на самом деле бизнес, не доплачивая здесь, а он не доплачивал здесь в последние годы после принятия решения по ЕСН, вынужден был доплачивать через другие источники. Так или иначе он вынужден был это делать. Такого низкого процента отчисления на пенсии, который существовал в Российской Федерации, не существует ни в одной европейской стране, а у них пенсионный возраст существенно выше, чем у нас.


Макаров А.М. Андрей Константинович, спасибо большое от лица бизнеса, потому что, я так понимаю, что Ваше заявление к тому, что больше с бизнеса никто никогда ничего брать не будет.


Исаев А.К. Я буду за это бороться.


Макаров А.М. На самом деле это абсолютно программное заявление, мне кажется, его надо обязательно занести в программу партии. Это первое.


Второе. Есть ровно один нюанс, я вообще не понимаю, почему бизнес не выстроился и не пошел на демонстрацию в поддержку пока.


Исаев А.К. Еще пойдет. (Смех в зале.)


Макаров А.М. Куда пойдет бизнес, бог с ним. Проблема ведь предельно простая. Мы очень много сделали для того, чтобы уйти от зарплат в конвертах, и вы сами много для этого сделали, и все мы это прекрасно понимаем. Вот сегодня действительно обелялись зарплаты, хотя во многих учреждениях оставалась схема, когда через зарплату высокооплачиваемых, люди получали деньги, а в конвертах все-таки раздавали какие-то наличные деньги. Просто цена этой схемы была 15%. Теперь цена этой схемы стала 13%. Просто она уменьшилась на 2%, то есть она стала дешевле. А, исходя из тех цифр, которые названы, я хотел бы спросить, какой смысл теперь человеку зарабатывать больше, чем 18 тыс. рублей с точки зрении пенсии? Потому что на самом деле 18 тыс. – это пороговое значение, которое на самом деле на пенсию больше влиять не будет. В чем заинтересованность человека получать большую зарплату? Еще раз говорю, что наверняка у вас на все эти вопросы есть ответы. Вот если бы эти ответы были до того, как нам сообщили это решение, наверное, и вопросов было бы меньше.


Исаев А.К. Андрей Михайлович, это решение пока является неким вектором, который избрало Правительство. Разумеется, что окончательное оформление этого решения невозможно без нас, без депутатов Государственной Думы, без того обсуждения, которое состоится, и в ходе которого мы, конечно, зададим все эти вопросы. Конечно, как любое решение, озвученное вчера решение имеет ряд проблем, которые нуждаются в осмыслении и обсуждении. Я считаю, что вопросы, которые Вы задаете, очень многие существенно важны и должны быть, безусловно, учтены при окончательном оформлении этого решения. Поэтому я призвал бы только к одному. Это решение, которое принял лидер нашей партии после сложных консультаций, в первую очередь с социальными партнерами, это были и профсоюзы, и бизнес-сообщество, и Правительство как финансовый, так и социальный блоки. Общий вектор замены Единого социального налога на взносы, возврат к системе страхования, на наш взгляд, правильный вектор, абсолютно рыночный. Но при этом детализация, конечно же, нуждается в том, чтобы вместе поработали над этим вопросом.


Макаров А.М. Я с Вами полностью согласен, на самом деле вектор можно определять. Есть только одно «но». Мне кажется, что очень важно, чтобы эту тему сегодня начали мы обсуждать, не говоря о том (потому что сегодня, к сожалению, это прозвучало), что если лидер партии сказал, что это должно быть так, а никак не иначе, что, значит, мы должны заткнуться, молчать в тряпочку, и дальше уже все решат без нас. Вот если мы не будем участвовать в обсуждении, если мы сами не будем поднимать эти вопросы, которые, безусловно, волнуют и бизнес, и общество, и людей, то это сделают наши оппоненты. Вот мне кажется, что сейчас самое опасное, если партия займет позицию: раз нам сказали, что приняли – отдали честь и пошли выполнять строем.


Свердлов Ю.В. Кто именно из наших оппонентов?Макаров А.М. Вы считаете, что в стране уже оппонентов у нас не осталось? Тогда я беру свои слова обратно.


Свердлов Ю.В. Кто именно из наших оппонентов?


Исаев А.К. Сейчас будет создаваться новая правая партия, возможно, что она каким-то образом обозначится.


Макаров А.М. «Справедливая Россия», КПРФ.


Свердлов Ю.В. Вы считаете, что «Справедливая Россия» будет против того, чтобы повышать выплаты на пенсии? У нас те, кто отстаивает интересы населения, будут против этого, Вы считаете?


Исаев А.К. Уважаемые коллеги, депутаты Государственной Думы все больше и больше начинают втягиваться в профессиональный, важный и нужный спор. Это отдельная тема, которую наверняка надо обсудить на нашем межклубном совещании. Мы ждем, что к 1 декабря, край – в весеннюю сессию, будут внесены соответствующие законопроекты, над ними предстоит серьезная работа. И я предлагаю, наверное, каким должно быть социальное страхование сегодня, сейчас, когда уже заявлена позиция Правительства, эта дискуссия уже становится не теоретической, а практической, такую дискуссию межклубную провести. Это было бы крайне важным для нас для всех. И позицию постараться партийную по этому вопросу выработать. Во всяком случае, клубы должны предложить свою.


Возвращаясь к тому, с чего начал Юрий Евгеньевич, к сожалению, покинувший нас преждевременно на этом заседании, я хотел бы сказать, что мы сегодня начали с обсуждения двух важных вопросов.


Вопрос номер один. Это вопрос о том, нужна ли новая редакция программного документа? Мне показалось, что все выступившие здесь, сказали, что это действительно необходимо. Мы должны работать над новой редакцией программного документа. И, я так думаю, что в ближайшее время такую рабочую группу мы сформируем, в нее войдут представители клубов, мы подготовим некий документ, который на клубах обсудим, и потом будем предлагать партии в целом на предстоящем 20 ноября съезде, и соответствующий алгоритм выработаем.


Вторая важная тема, которую заявил Юрий Евгеньевич, нужен ли нам некий совет экспертов достаточно высокого уровня, который бы выступал не дублером, не параллельным центром, а неким именно экспертным советом, контролирующим от лица партии общее направление деятельности Правительства, отдельных его ведомств, министерств, и добивающийся проведения определенной последовательной линии в рамках тех решений или позиций, которые проводит Правительство? Здесь однозначной позиции не было. Здесь возник вопрос. Первое, насколько это будет эффективный орган, насколько нам нужен такой орган в условиях, когда Правительство возглавляет лидер нашей партии. И пока однозначного ответа здесь нет. Но, тем не менее, сама по себе тема заявленная достаточна важна и значима. Я предлагаю клубам еще раз этот вопрос обсудить, в том числе внутри себя, выработать некую позицию, которую мы могли бы в дальнейшем сформулировать. Я предложил бы клубам быть едиными в этой позиции и выйти на руководство партии. Еще раз подчеркну, что все выступавшие, в том числе и Юрий Евгеньевич, как инициатор этого обсуждения, подчеркивали, что это не «теневой кабинет». «Теневой кабинет» - это принадлежность оппозиции. Это клуб, объединение, совет или структура, который носит характер такого стратегического элемента. Общественный стратегический контроль, главная задача которого заключается в том, чтобы ведомства, министерства за деревьями лес видели. Потому что мы понимаем, что есть проблема. Никто не подозревает никого из членов Правительства. Мы считаем, что кадровый выбор, сделанный нашим лидером, главой Правительства, это априори выбор, который мы должны как минимум уважать. Но при этом мы понимаем, что для любого человека, как для каждого из нас, есть такая тенденция. Ты погружаешься в некую проблему, в ее детали, наступает момент, когда ты за деревьями не видишь леса. Данный экспертный совет, его задача – обеспечивать, чтобы лес за деревьями виден был, чтобы стратегические цели, которые поставлены, реализовывались, а не растекались по неким мелочам, которые иногда начинают подменять стратегические цели. Еще раз скажу, что это пока вопрос, который будет задан для обсуждения, однозначного ответа мы сегодня не услышали. В рамках клубов обсудим, я думаю, что придем к некой согласованной позиции.


Уважаемые коллеги, хотел бы сказать два последних слова. Сегодня исполнилось 15 лет со дня трагически событий 93-го года, когда Президентом Российской Федерации Борисом Николаевичем Ельциным был издан Указ № 1400 о роспуске Верховного Совета РСФСР, когда возникло противостояние между двумя ветвями власти, трагически закончившееся баррикадами, трагически закончившееся военными столкновениями в центре нашей столицы – Москве, в результате которых погибло значительное количество наших граждан. Среди погибших были молодые люди как с той, так и с другой стороны, которые были энтузиастами, каждый из них считал, что он защищает либо Конституцию, либо идеалы демократии. Досаднее и обиднее всего, что люди, которые привели к этим столкновениям, оказались вполне успешными, умеренными, нормально живущими. В свое время Александр Аркадьевич Галич написал такие слова: «Кто послал вас вместо пушек с песней, тот пока живой, поди на пенсии, он не поседел, умом не тронулся, вы ему не снитесь по ночам, самоварное разлилось золото по груди его и по плечам». К сожалению, так оно и произошло. Никто из тех, кто отвечал за это столкновение, никто из тех, кто призывал этих людей выйти на площади, на улицы не пострадал лично, они достаточно хорошо устроились в нашей России.


Бориса Николаевича Ельцина можно упрекать во многом, наверное, есть для этого основания, его можно упрекать в том числе в этих событиях, но его никто не может упрекнуть в мелкой мстительности. Он не наказал тех людей, которые тогда устроили эту вакханалию, с этой стороны. Точно так же, как и не были наказаны люди, которые были жесткие и проводили соответствующую позицию с другой стороны. Я думаю, что на сегодняшний день Россия сильно повзрослела за эти 15 лет. Речь идет не только о том, что у нас нет такого столкновения между законодательной и исполнительной властью на сегодняшний день, но и о том, что сегодня в российском истеблишменте, мы очень на это надеемся, нет политических сил, которые были бы готовы подобного рода методами решать свои мелкие сиюминутные амбициозные политические проблемы. И дай бог, чтобы таких людей не появилось.


Я знаю, что завтра КПРФ РФ будет проводить мероприятие, посвященное этим событиям. Я очень надеюсь, что это мероприятие будет носить скорее ритуальный характер, нежели попытка регенерации, восстановления чего-то подобного.


Я очень надеюсь, что в Российской Федерации сегодня нет сил, которые ради сиюминутного успеха, ради сиюминутного захвата власти готовы были бы подобных молодых людей бросить в топку, бросить в пасть, бросить под пули. И одна из заслуг «Единой России», на мой взгляд, состоит в том, что как бы нас ни упрекали, что мы бюрократическая партия, но мы очень здорово отодвинули Россию от подобного рода состояния. И наша задача сделать так, чтобы Россия никогда ни к чему подобному не вернулась.


Всем большое спасибо!




Скачать 433,89 Kb.
оставить комментарий
Дата17.10.2011
Размер433,89 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх